На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Беларусь в годы первой мировой войны

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 16.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


              СОДЕРЖАНИЕ
 

ВВЕДЕНИЕ

     Изучение  первой мировой войны не утратило своей актуальности и в наши дни, ибо оно непосредственно связано с решением одной из самых важных проблем современности - проблемой войны и мира.
     Политика  германского империализма в Беларуси является одной из малоизученных сторон "Дранг нах Остен" (натиска на восток) в годы первой мировой войны. Именно в годы первой мировой войны были обнажены  захватнические планы кайзеровской Германии, в частности, проекты колонизации белорусских земель, и предпринята попытка осуществления их на захваченной территории Беларуси. Но октябрьская революция в России, борьба белорусского народа против немецких захватчиков и поражение Германии в мировой войне сорвали ее планы превратить Беларусь в аграрно-сырьевой придаток кайзеровской империи. Сущность и особенности германского империализма, основные направления его агрессивной политики в конце XIX  - начале XX вв. получили впоследствии освещение в трудах видных историков
     Несмотря на то, что тема отношений Германии  и Беларуси в первой мировой войне относительно всесторонне исследовалась отечественными  историками,   достаточно малоизученным    является    начальный    период аннексионистской политики германских империалистов на территории западных областей Беларуси. Исследование этой темы в отдельных трудах ограничено анализом некоторых событий и интервенционистских акций германских войск в 1918 г., борьбы народа против оккупационного режима.
     С   другой   стороны,   исследование   политики   германского империализма на оккупированной территории Беларуси затрагивалось в общих трудах, посвященных истории Беларуси, истории октябрьской революции, гражданской войны и борьбы белорусского народа против интервентов, социалистических преобразований в Беларуси.
     Используя   вышеназванные   документальные   публикации   и историографические издания, целью настоящей работы является вскрыть корни и причины Первой мировой войны и ее трагические итоги для белорусского народа. Из поставленной цели исследования вытекают задачи: установить причины первой мировой войны; проследить первые боевые действие на территории Беларуси; проанализировать  основные  направления и цели  германской экономической политики в Беларуси накануне первой мировой воны; раскрыть аннексионистские планы кайзеровской Германии в Беларуси в 1914-1918 гг. и разоблачить оккупационную политику немецких агрессоров на захваченной территории Беларуси. Необходимо также рассмотреть военную компанию 1917-1918 гг. и основные итоги Первой мировой войны для Беларуси.
     Актуальность исследования данной работы состоит в том, что несмотря на большое количество исторических источников, тема Первой мировой войны и ее последствий для Беларуси в современной историографии изучается хуже, чем хотелось бы, основное внимание историков-милитаристов привлекает Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Настоящая работа не претендует на всеохватывающую полноту исследования, она направлена на поиск и исторический анализ  тех событий Первой мировой войны, последствия которых имели наибольшее влияние на историю Беларуси.
     Почему-то в современном обществе принято  считать, что Первая мировая война к Беларуси имела отдаленное отношение, так как велась Российской империей,. Между тем, именно Беларусь стала ареной боевых действий в 1915-1918 гг., на ее территории долгое время находились немецкие интервенты, которые осуществляли страшную эксплуатацию источников сырья, рабочей силы, материальных ценностей.
     Именно  территория Беларуси являлась разменной монетой в территориальных спорах сначала Российской империи, а потом и Советской России, с Германией – две страны, которые делили земли белоруского народа, пне интересуясь мнением его представителей.
     Именно  из-за оккупации немецкими войсками провозглашение БНР как независимого государства во многом так и осталось формальным декларативным актом.
     Из  всего вышесказанного можно сделать  вывод, что последствия Первой войны  в истории Беларуси вряд ли могут быть переоценены, что и обусловливает актуальность настоящей работы.
     Цель  курсовой работы: осветить ход военных действий и их последствия для Беларуси
     Задачи  курсовой работы:
     1) Проследить ход военных действий на территории Беларуси.
     2) Рассмотреть военную кампанию 1916 – 1917 гг..
     3) Подвести итоги Первой мировой  войны для Беларуси.  
I ИСТОРИОГРАФИЯ
     Источники. Говоря об источниках по истории Первой мировой войны и ее последствий для Беларуси, прежде всего необходимо упомянуть документальные материалы, раскрывающие сущность внешней политики стран-участниц Первой мировой войны, в том числе Германии, по отношению к Беларуси и особенности оккупационного режима на территории Беларуси представлены в ряде опубликованных сборников документов [1-7],изучение и анализ которых позволяет сделать вполне обоснованные и наукоемкие выводы.
     Надо  отметить, что большинство опубликованных в основном в советский период сборников документов содержат материалы, односторонне раскрывающие сущность проблемы. Так например, в сборнике документов "Борьба за советскую власть в Беларуси 1918-1920 гг." [1] представленные документы призваны показать решающую роль Октябрьской революции и ее влияние на итог Первой мировой войны. Во многом заидеалогизированное  содержание прослеживается и в ряде других документальных сборников, например, великая Октябрьская социалистическая революция в Беларуси" [2]. Данный недостаток в подборке документов частично прослеживается и в сборнике «Документы внешней политики СССР», где подчеркивается решающая роль правительства большевиков в подписании перемирия с Германией, при этом преступный мирный договор, который разделили Беларусь пополам, рассматривается как выдающиеся достижение советской внешней политики. Оправданием ему служит утопическая доктрина того времени о скорой и неизбежной победе пролетарской революции во всем мире, также представленная в этом сборнике документов [3].
     Документы о быте населения Беларуси в военных  и предвоенных условиях, беженстве, организации снабжения действующей российской армии, фортификационных работах и бунтах солдат на распределительных участках на территории Беларуси и т.д. представлены в сборнике «Документы и материалы по истории Белоруссии» [4].
     Документы, по которым можно проследить хронологию военных действий, представлены в  сборнике «Первая мировая война». В данном сборнике опубликованы отрывки из дневников солдат и офицеров, распоряжения и приказы военных властей различных держав [5]
     В сборнике документов «Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Раппальского договора» [6] напечатаны проект Брест-Литовского мирного договора, и различные  оценки его значимости, высказанные представителями двух враждующих сторон.
     Еще раз необходимо подчеркнуть, что  подбор документов в упомянутые сборники велся таким образом, чтобы возникала идея о главенствующей роли Октябрьской революции и сил, которые стояли за ней, в подписании мирного договора и окончании Первой мировой войны, при этом военные действия российской армии и все, что с ними связано, показываются в черном свете, подчеркивая «разложение» и «неорганизованность», «свидетельствующие о полном загнивании империалистической Российской империи». Но, несмотря на это, из документов, опубликованных в этих сборниках, можно извлечь ценную информацию об отношении к войне различных социальных слоев, организации военных действий и т.д.
     Литература.
     С первых лет существование советской власти и БССР, проблемы иностранной интервенции на территории Беларуси отражались в трудах советских историков, в том числе и белорусских. Существовал основной пункт зрения о первичных причинах интервенции, как о планах Антанты и Четвертного союза заключить с Советской властью в России, Украине, Беларуси, Прибалтике. Данной проблеме посвящена монография А.А. Ахтамзяна [8] «От Бреста до Киля».Исследование проблемы зарубежной военной интервенции против Беларуси в 1918 - 1920 г. стало для белорусских историков одной из актуальных задач. В довоенной белорусской историографии этой проблеме посвящены труд    "Барацьба беларускага народа супраць інтэрвентаў" [35]. В данном издании подробно, хоть и несколько тенденциозно показана история Беларуси в контексте Первой мировой войны. Особое внимание уделяется характеру власти, который был установлен в Беларуси после оккупации сначала немецкими, а потом польскими войсками, политика метрополии по отношению к вновь захваченным землям и т.д.
     Освещение проблемы эти авторы начинают из интервенции Германии против Советской власти на просторах былой Российской империи. Ее истоком они считают Первую мировую войну. Среди причин впадения отмечается не только желание борьбы с Советской властью, но и попытки улучшить свое продуктовое положение с помощью оккупации Советской России и получение стратегического сырья для германской промышленности.
     Данную  точку зрения разделяет и А.М. Бабков в своей кандидатской диссертации "Политика германского империализма в Беларуси в годы Первой мировой войны" [9] и в артикуле "'Ограбление кайзеровской Германией лесных богатств Беларуси в годы первой мировой войны [10].
     Показывая корни антисоветской интервенции  буржуазной Польши и В.К Щербаков и И. Ф. Лочмель отмечают органическую связь Антанты с режимом Пилсудского в борьбе против большевизма. С этой точки зрения страны Антанты и в первую очередь Франция, делали свой нажим на Польшу, и тем самым заставляли ее начать боевые действия против Советской России и Литовско-Белорусской ССР.
     Вопросу о причинах антисоветской интервенции  Германии и Польши уделяется большое внимание в трудах советских историков и в послевоенное время. Причины военной интервенции отражаются в трудах И.М. Игнатенко «Беднейшее крестьянство - союзник пролетариата в борьбе за победу Октябрьской революции в Беларуси" [20], "Великий Октябрь в судьбах белорусского народа" [21], В.А..Круталевича "Рождение Белорусской Советской Республики" [31].  
     О политике подталкивания странами Антанты  к военной интервенции Германии и Польши против Советской России говорится и в совместной работе многих белорусских историков "Иностранная военная интервенция в Беларуси 1917-1920" [24]. В ней глубоко и на высоком научном уровне рассматриваются вопросы истории иностранной интервенции на территории Беларуси в контексте истории Европы изучаемого периода, анализ социальной политики интервентов по отношению к различным слоям общества, внимание уделено и военным действиям на территории Беларуси. Авторы делают вывод о том, что Беларусь интервентами рассматривалась как аграрно-сырьевой придаток, а население – исключительно с точки зрения ресурса рабочей силы. Данное мнение особенно сильно по отношению к кайзеровской Германии, которая потеряла значительное количество живой силы в войне.
     Крайне  интересной является статья С. Лапановича о беженстве в Беларуси в годы Первой мировой войны [33] Автор подробно рассматривает социальный и национальный состав беженцев, политику властей по отношению к ним в зависимости от этих факторов, условия жизни беженцев. С. Лапанович убедительно доказывает, что отношение властей к различным категориям беженцев была неоднозначной: чиновников и священников  эвакуировали за государственный счет и в эвакуации по возможности обеспечивали жильем и работой, а крестьянство было оставлено наедине со своими проблемами. Тоже самое наблюдается и в национальном плане – немцы, живущие вблизи театра военных действий, евреи и т.д. подвергались насильственной эвакуации, а представители  иных национальностей оставлялись по месту жителей, подвергаясь, впрочем, набору в строительные или иные хозяйственные отряды.
       Статья В. Лигуты посвящена военным действиям в 1915 г. возле Смаргони [34]. Научная ценность этой статьи прежде всего в том, что ее автор работал с первоисточниками – дневниками, записками и мемуарами русских офицеров, воевавших под Смаргонью. Автор показывает ход военных действий в хронологическом порядке, по дням. Язык изложения прост, но при этом вся сложная картина военных маневров, передислокаций, наступлений и отступлений показана четко и броско. В статье высказана идея о несправедливости забвения военной славы и доблести участников смаргонской операции.
     Залесский К.А. является составителем библиографического словаря, в котором имеются подробные сведения о представителях высшего командного состава всех стран-участниц Первой мировой войны. Кроме биографических данных, в словаре имеются фотографии этих офицеров в парадной и полевой форме, на передовой и в тылу [28].
     Головин Н.Н. является автором монографии «Военные усилия России
     в мировой войне». В монографии подробно рассмотрен ход военных действий, экономическое состояние стран- участниц войны, количество и виды вооружения, даются технические характеристики некоторых видов оружия. Кроме того, там представлены документы: телеграммы с театра военных действий, мемуары офицеров и воспоминания солдат, в том числе немецких, французских и т.д. монография изобилует статистическими данными, таблицами со сводными данными о количестве солдат разных стран в тот или иной момент войны [17].  
     Таленский Н.А. является автором статьи «Первая мировая война» в коллективной монографии «страницы боевого прошлого». В ней он рассматривает общий ход военных действий, анализирует правильность принимаемых полководцами и правителями решений, иногда пробует представить альтернативный вариант хода исторических событий [44].
     Во  многих исторических публикациях рассматривается  вопрос борьбы белорусского народа с интервенцией. Это в первую очередь монография академика И.И. Минца «Год 1918-й» [37]. И.И. Минц в данной монографии дает общую картину экономического, политического и военного состояния РСФСР в 1918 г. Автор резко подчеркивает стремление рядового населения страны к заключению мира, поэтому политику большевиков по отношению к военным действиям считает единственно верной. В  качестве доказательства он приводит факт, что экономика страны уже не могла поддерживать боеспособность армии – в стране царил голод, нищета, большинство предприятий военного назначения. Аналогичная точка зрения изложена и в монографии Майорова С.М. [36].
     Критике внешней политике кайзеровской германии посвящен целый ряд работ. Их авторы резко критикуют захватническую политику руководства Германии, которая впоследствии принесла «огромное горе миллионам жителям Европы», в т.ч. и жителям Беларуси. Во всех трудах подробно показывается отношение немецких оккупантов к захваченным землям и их обитателям как источнику обогащения. На захваченных землях немецкое командование восстанавливало «реактивные» порядки – восстанавливало власть помещиков, возвращало имущество, «украденное» крестьянами и т.д. Крайне резко критикуется отношение к населению белорусских земель как к «людям второго сорта»,  «дикарям», «азиатам». Принимая во внимание время написания этих монографий, простительны идеологические штампы и подходы. Историческая ценность этих монографий заключается исключительно в фактологии, особенно касающейся событий гражданской войны [13,14,18, 19, 22, 23, 32, 37, 39,40, 47 ].
     Проблема  иностранной интервенции, гражданской  войны и вопросов национального строительства рассматривается в коллективных монографиях, посвященных истории Беларуси в целом [15,16, 25, 26, 27]. Во всех изданиях советского периода деятельность функционеров БНР, как и сам факт ее создания, рассматривается с предвзято-негативной точки зрения. Руководство БНР рассматривается как националисты, которые преследуют исключительно собственные интересы. Всячески подчеркивается оторванность правительства БНР от народа, для чего приводятся многочисленные негативные высказывания представителей крестьянства и пролетариата о непризнании БНР и ее руководства, о искусственности этого государственного образования. С другой стороны, попытка сотрудничества с немцами и приветственная телеграмма правительства БНР в Берлин трактуются как факт предательства интересов России в угоду собственным, личным интересам функционером БНР. Всячески подчеркивается, что установление в Беларуси советской власти явилось оптимальным решением проблем как военных, так и политических. Из-за предвзятости мнения данные монографии интересны лишь с точки зрения фактологии.
     Попытка полного осмысления причин и итгов  первой мировой войны, наряду с подробным  анализом хода военных действий на территории стран-участниц войны имеется в монографиях Вережковского Д.В [12] Коблякова И.К.[30], Тарле Е.В.[45]. Эти авторы старались избегать идеологических штампов при создании монографий. Они занимают нейтральную позицию и просто, иногда с комментариями раскрывают накопление противоречий в европейской политике, подготовку государств к войне, ее начало и ход.
     Экономическое положение белорусских земель накануне Первой мировой войны анализируется  в коллективных монографиях «Экономика Белоруссии в эпоху империализма» [48], документы по этой же тематике имеются в книге «Белоруссия в эпоху капитализма» [11.
     Вопросам  подписания Брестского мира и его  губительным для белорусских  земель итогам посвящены труыд Панцова А.В. [38] и Платонова Р [41]. В них показано, как правительство большевиков, для того, чтобы добиться стабильности внутри государства и прекратить войну, решило пожертвовать частью белоруских земель. Тем самым Россия, которая имела все шансы окончить войну как государство-победитель, заключило сепаратный мир с Германией и была лишена дальнейшем на право компенсации военных расходов. Все это прикрывалось идей о грядущей всемирной пролетарской революции, нереальность которой прекрасно сознавало руководство большевиков.
     Использованная  при написании настоящей работы литература, как видно, имеет различную направленность – военно-историческую, экономическую, социально-политическую и т.д. Такой подход к подбору литературы был использована, чтобы придать настоящей дипломной работе многовекторность и широту исследования.

   
2.ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ В НАЧАЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

     8 июня в городе Сараево вблизи  границ Сербии был убит эрцгерцог
     Франц-Фердинанд.  Схваченные  участники  покушения  входили  в патриотическую группу «Млада Босна». На суде стрелявший в эрцгерцога Принцип говорил, что они борются за «объединение югославских народов...». В Вене не стали ожидать даже первых результатов следствия. Начальник австро-венгерского штаба генерал Конрад пришел в восторг оттого, что наконец-то возник повод для нападения на Сербию. В Берлин отправился специальный посланец Франца-Иосифа испрашивать санкции «старших партнеров». Вильгельм II рекомендовал «покончить с сербами». 23 июля Австро-Венгрия предъявила сербскому правительству ультиматум, включив в него требования, несовместимые с суверенитетом Сербии. Учитывая, что страна еще не оправилась от недавних войн, сербское правительство стремилось отстрочить столкновение с Австро-Венгрией и согласилось почти со всеми требованиями. Тем не менее, Австро-Венгрия 28 июля объявила Сербии войну [6, с.321].
     Маскируя  подготовку к агрессии, руководящие деятели Германии с начала июля отбыли «в отпуск». Но если общественность и была  дезориентирована, то правящие круги стран Антанты имели достаточно информации, чтобы быть настороже. Соотношение сил, как они полагали, позволяет надеяться на победу. Будучи в 20-х числах июля в Петербурге, президент Франции Пуанкаре всячески подчеркивал, что России надлежит помочь Сербии; а Франция, в свою очередь, будет «верна своему союзническому долгу». В России лето проходило в упорных социальных столкновениях, и царские министры больше всего заботились об отвлечении народных масс от внутренних проблем. Из Петербурга Белграду посоветовали проявить максимум уступчивости, но одновременно в России была начата подготовка к всеобщей мобилизации.
     В конце июля ход событий ускорился. Для обмана общественности каждая из держав предприняла ряд дополнительных маневров. Берлин,. например, начал уверять, что выходом из кризиса была бы «локализованная война» Австро-Венгрии с Сербией. С запоздалым «посредничеством», которое ничего уже не могло изменить, выступило английское правительство. 31 июля началась всеобщая мобилизация в России. В тот же день Германия ультимативно потребовала прекратить ее, а 1 августа объявила России войну. Поспешность этого шага определялась стремлением правительства скрепить уже наметившийся сговор с правыми лидерами социал-демократии, которые охотно поддерживали фальшивую версию о необходимости вести оборонительную войну против царизма. Тем временем немецкие войска концентрировались вдоль западных границ. Это происходило по уже введенному в действие плану, предусматривавшему в первую очередь разгром Франции.
      3 августа под вымышленным предлогом германское правительство объявило Франции войну. Одновременно оно предъявило Бельгии требование пропустить войска через ее территорию. Уверенный в победе, Бетман пренебрежительно сравнил договор о неприкосновенности Бельгии с «клочком бумаги». Нарушение же бельгийского нейтралитета послужило отличным предлогом для британских правящих кругов  4    августа    объявить войну Германии.
           В августе 1914 г. в Российской империи была объявлена мобилизация. Призыв происходил строго по территориальному принципу, и все военнообязанное мужское население белорусских губерний в возрасте до 43 лет на протяжение трех дней пополнило ряды армии.
           Стоит отметить, что рабочие и беднейшие крестьяне Беларуси выражали недовольство войной. Это недовольство ярко проявилось уже в дни мобилизации в июне и июле 1914 г. Несмотря на усиленную военно-полицейскую охрану призывных пунктов, а также помещичьих имений, мобилизация в Беларуси сопровождалась волнениями трудящихся. В Минской губернии антивоенными волнениями были охвачены пять уездов. Мобилизованные на фронт крестьяне 21 июня 1914 г. разгромили помещичьи имения Буды, Смоловичи, Новый Двор, Каролищевичи. В Мозырском уезде за 10 дней было разгромлено и сожжено девять помещичьих имений. Крупные антивоенные волнения происходили в Сенненском уезде Могилевской губернии.
     Мобилизованные  на фронт рабочие и крестьяне  под воздействием агитаторов, призывавших солдат к борьбе против помещиков и царского самодержавия, подожгли имение Ходцы, разгромили имения Быково, Гамишино, Скрыдлово. Только при помощи крупного карательного отряда могилевскому губернатору удалось подавить это волнение. Четыре участника
     антивоенных выступлений в Сенненском уезде  были повешены, многие
     подвергнуты телесным наказаниям.
     Особым  приказом минского губернатора, белорусские  губернии объявлялись на военном положении. Это привело к усилению репрессий против социал-демократов. Так, например, 15 июля 1914 г. полиция арестовала большинство членов Полесского комитета РСДРП, конфисковала несколько гектографов и политическую литературу. Разгрому были подвергнуты партийные организации и правдистские группы Минска, Могилева, Бреста, Витебска. Царское правительство запретило профсоюзы, больничные кассы и другие организации трудящихся. За распространение .политической литературы, организацию митингов, демонстраций, собраний и стачек рабочие предавались военно-полевому суду. Командующий Северо-Западным фронтом в самом начале войны предписывал «подавлять зарождавшиеся беспорядки и забастовки силою с такой быстротой, решимостью и беспощадной жестокостью, которая исключала бы всякую возможность их продолжения» [7, с. 156].
     Предприятия Беларуси были милитаризованы и поставлены под контроль военного ведомства. Работа на этих предприятиях считалась как особый вид военной службы, нарушение установленных на предприятиях «Особых правил» грозило рабочим отправкой в штрафные роты. Усиление репрессий и разгул военщины привели к резкому спаду революционного движения в Беларуси. Во второй половине 1914г. здесь состоялось только несколько непродолжительных стачек. Ослабление революционной социальной борьбы связано было и с тем, что Беларусь с самого начала войны оказалась в прифронтовой зоне, а с лета 1915 г. на ее территории начались военные действия.
     К сентябрю немецкие войска, наступавшие  по всему русско-германско-австрийскому фронту, дошли до линии Митово (Елгово) – Вильнюс, Гродно – Пинск.
     Стратегические планы германского командования в 1915 г. сводились к тому, чтобы вывести Россию из войны. С этой целью планировалось дальнейшее наступление. В том числе по направлению Вильнюс – Молодечно. Участок прорыва был выбран на север от Вильнюса между Западным и Северным фронтами русской армии. Западный фронт защищал направление Минск- Москва (командующий – генерал от инфантерии А.Е. Эверт), Северный – линию Рига – Петроград (командующий – генерал от инфантерии Н.В. Рузский). Германская группировка включала 4 пехотные дивизии (28 800 штыков, 320 пушек, 288 станковых и 216 ручных пулеметов) и 4 кавалерийские дивизии (14 400 сабель, 72 пушки и 48 пулеметов).
     9 сентября 1915 г. началось немецкое  наступление. Первоначально оно  шло успешно. Уступая в численности  противнику, русские кавалерийские части с боями отходили на восток. Разрыв между северным и Западным фронтом достиг 60 километров.
     11 сентября захватив в боя Свентяны, германские войска открыли себе путь для наступления в Вилейку- Молодечно – Смаргонь, где в районе между Западной Березиной и Вилией, удобном для обороны, решили дождаться своей пехоты, чтобы окружить русские войска.
     Решением  русского Верховного Главнокомандования, было создана новая, 2-я армия. В составе26-го, 27-го, 29-го и 36-го армейских, 4-го Сибирского корпусов. В ней было 31 633 штыка, 13 455 сабель, 227 пушек. 2-я армия должна была от линии железной дороги Вильнюс-Молодечно атаковать противника и прорвать фронт. Для прикрытия разворачивания 2-й армии был выделен 1-й кавалерийский корпус (20 000 сабель, 67 пушек, 56 пулеметов).
     На  Свентянском направлении русские  войска имели только этапный батальон Гвардейского корпуса, сотню забайкальских  казаков и несколько взводов из ополченских частей. Эти силы были объединены в отряд под командованием полковника П.И. Назимова, командира запасного батальона лейб-гвардии Семеновского полка Солдаты были вооружены карабинами и берданками, с запасом всего в 60 патронов.
     Тут не лишним будет упомянуть, что снабжении фуражом и боеприпасами в российской армии не заладилось с самого начала войны. В 1915 г. дефицит винтовок составлял 19 мил. а патронов к ним – 2 млрд. штук. Конкретно на Западном фронте эта число составляло 500 тыс. В запасных же частях (пунктах комплектования) одна винтовка вообще приходилась на 13 человек. Из-за этого дефицита в период только летних боев потери русских в живой силе были просто страшными. В армейских корпусах в строю оставалось несколько тысяч человек. Так, в Гренадерском боеспособными являлись  примерно 2400 человек, во 2-м Стрелковом – 5 тыс., в 15-м армейском около 8 тыс. человек. При этом штатное количество солдат и офицеров пехотного армейского корпуса составляло около 50 тыс. человек. Но. Несмотря на такие потери и отсутствие вооружения, царское правительство беспрерывно гнало фронт все новые и новые части. Так, по сведениям пунктов комплектования, с 15 августа по 9 сентября на западный фронт было направлено 590 невооруженных рот.
     Итак, войска под командованием П.И. Назимова вступили в бой и сдерживали врага 17 часов, после чего организованно, под прикрытием казаков, отошли на восток.
     К 14 сентября немцы достигли озер Нарочь  и Свир и продолжали двигаться  вперед двумя колоннами: главная – в составе 1-й и 4-й кавалерийских дивизий вдоль о. Свир к переправе через Вилию в направлении Смаргонь – Солы, 3-я кавалерийская дивизия – через Вилейку на Молодечно. К концу дня немцы овладели Жодишками, их передовые отряды достигли железной дороги. Германская пехота, поддерживая кавалерию, вышла к Вилии и форсировала ее. Навстречу немцам двигались корпуса 2-й русской армии: 27-й армейский (8000 штыков, командир – генерал от инфантерии Д.В. Баланин) выгрузился на станции Молодечно; 4-й Сибирский, командир – генерал от инфантерии А.В. Сычевский. 36-й армейский (15 000 штыков, командир – генерал-лейтенант Н.Н. Короткевич) – к Ошмянам. 1-й кавалерийский корпус (командир- генерал от кавалерии В.А. Арановский) подошел к Солам и атаковал германскую пехоту, которая переправилась через Вилию возле Гервят.
     Несмотря  на попытку удержать линию фронта, в тылу Западного фронта началась паника. Тыловые и местные учреждения спешно эвакуировались, бросая имущество. Население отходило на восток. К 16.00 15 сентября после 8-ми часового боя немцы заняли Смаргонь.
     На  следующий день 4-я кавалерийская  дивизия немцев двинулась к р. Ошмянка для поддержки своих передовых частей. Подойдя к реке, германские кавалеристы решили атаковать конным строем, для чего выстроились в сомкнутый боевой порядок. Русская пехота, у которой не было боеприпасов, приготовилась к последнему бою. Но неожиданно для себя немцы попали под прямой обстрел 4-орудийной батареи, которая предназначалась для отправки во Францию и состояла из отборных бойцов и офицеров. Командир батареи, узнав немцев, с ходу развернул орудия и в буквальном смысле слова спас русской пехоте жизнь. Ночью с 17 на 18 ноября дивизии западного фронта по приказу верховного главнокомандующего  начали отход от Вильнюса. Мемуары немецких офицеров свидетельствуют о невероятной стойкости отступающих русских войск. Каждую ночь они делали пешие марши, с утра спешно строили укрепления и принимали бой, после чего вновь отходили. План немцев – окружить русскую армию – не осуществился. Их потери росли.
     К 20 сентября контратака русских войск  была нацелена на Смаргонь. Основная битва произошла между батальоном подпоручика Пигушина из 279-го Новоржевского полка 68 –й пехотной дивизии и 2-м конно-егерским батальоном немцев. После долгих боев германские войска были выбиты с позиций, в плен захвачено100 егерей, 8 офицеров и 9 пулеметов. В 272-м пехотном Гдовском полку 6 офицеров – командиры роты были награждены золотым оружием и орденами св. Георгия 4-й степени за мужество и героизм, проявленные в боях за Смаргонь.
     Беспримерную  стойкость на следующий день также  показали 2 батальон Кексгольмского полка 3-й гвардейской пехотной дивизии, которая не имела патронов, последовательно выбила немцев штыками из 4—х линий окопов.
     Несмотря  на то, что впереди все чаще появлялись заграждения из колючей проволоки, к 24 сентября войска 2-й и 3-й гвардейской пехотной дивизии заняли позиции в окраинах Смаргони.
     После этого до конца 1915 г. велась позиционная  война. В полках русской армии  пополняли запасы колючей проволоки до 300 пудов на полк, обе стороны создавали разветвленную сеть окопов, немцы бетонировали свои огневые точки и блиндажи, русские – строили их из бревен в 4-8 накатов.
       Тяжелое положение со снабжением фронтов обострялось еще сильным расстройством транспорта, организационной неразберихой в государственном аппарате, взяточничеством и казнокрадством, огромными злоупотреблениями всякого рода поставщиков, чиновников, интендантов.
     Царское самодержавие оказалось неспособным  успешно вести войну, .мобилизовать имеющиеся в стране материальные ресурсы. Оно не сумело провести эвакуацию материальных ценностей и населения из прифронтовой полосы. Почти все фабрично-заводское оборудование, хлеб, скот и сельскохозяйственный инвентарь оккупированных районов достались врагу. Из Бреста, например, было эвакуировано только 6 предприятий, из Гродно -3.
     На  фронте все более обнаруживалась вопиющая неорганизованность и неподготовленность к войне, неслыханное казнокрадство и явное предательство, бессмысленность распоряжений царских властей и верховного главнокомандования. Крепость Новогеоргиевск с 85-тысячным гарнизоном была предательски сдана немцам, Брестская крепость оказалась совершенно непригодной к защите вследствие преступлений, совершенных ее строителями. И не случайно среди военного командования сложилось твердое мнение о том, что строители «укрепляли не Брест, а свои собственные карманы».
     Еще одно трагическое порождение Первой мировой войны на территории Беларуси – массовое беженство. Поскольку российское командование готовилось к наступательной войне, первоначально не было создано никаких институтов, которые занялись эвакуацией, снабжением и размещением беженцев [25, с.4].
     В западных прифронтовых губерниях взаимоотношения  между военными и гражданскими властями определялись «Правилами о местностях, которые объявлены на военном положении». Этот документ давал военным властям, а так же генерал-губернаторам право принятия чрезвычайных мер по обеспечению успешного ведения боевых действий, предупреждения нарушений государственной безопасности и гражданскому порядку. Военные власти полностью использовали свое право распоряжаться судьбой мирного населения Беларуси, выселяя и перемещая его с постоянного места жительства в глубину Российской империи. Опасные условия жизни на фронтовых и прифронтовых территориях также содействовали переселению жителей Беларуси в более безопасные районы Российской империи [25, с.6].
     Среди большого числа беженцев условно можно выделить несколько категорий. Первая – это государственные чиновники, служащие и православное духовенство и их семьи, эвакуацию которых  обеспечивало государство.
     Вторая  – это насильно высланные приказами  военных и гражданских властей  мирные жители. Эта категория складывалась из двух больших групп: во-первых, это депортированные представители недоброжелательных (с точки зрения царского правительства) национальностей – немцы, евреи, чехи и поляки. Во-вторых, это жители западных губерний военнообязанного возраста и вообще все население, выселение которого полиция сочла необходимым.
     Третью  категорию беженцев составляли мирные жители, которые по причине близости фронта и связанными с этим условиями жизни по собственной инициативе покидали свои дома и ехали во внутренние губернии Российской империи.
     Эвакуация первой категории проходила на основании своевременно разработанных положений. Правительственные заведения и их служащие эвакуировались в основном весной-осенью 1915 г. в Виленской, Витебской и Гродненской областях, в меньшей степени – в Минской и Могилевской. Стоит заметить, что при проведении эвакуации военные власти требовали проводить ее таким образом, чтобы до последней возможности продолжали работу почтовые и телеграфные учреждения. Полицейские власти были обязаны отходить вместе с войсками, ибо опыт показывал, что в населенных пунктах после эвакуации начинались пьянство, разбой и мародерство[25, c.7-8].
     В некоторых случаях эвакуация  госслужащих напоминала хаотичный  побег. В связи с этим в октябре 1915 г. была создана Эвакуационная комиссия с целью упорядочения и усовершенствования процедуры эвакуации ценных с государственной точки зрения учреждений  и предприятий, которые работают на оборону.
     С июля 1914 г. полиция  и военные уполномоченные стали арестовывать германских и  австро-венгерских подданных и под охраной высылать их в глубь державы. Армейское командование также необходимым считало усилить наблюдение за теми, кто избежал высылки, и денежными премиями поощряло тех, кто добровольно наблюдал за поведением представителей «недобронадежных» народов.
     Особенно  аресты и высылка немцев, чехов  и т.д. возросли летом-осенью 1915 г. во время отступления русской армии. Все немцы-колонисты, независимо от пола и возраста, должны были выехать из прифронтовой полосы по их выбору в местности вне театра военных действий и не находящиеся на военном положении. Забота о медицинской и пищевой помощи колонистам была возложена на земства. Всего за 1914-1917 гг. было интернировано около 53 тыс. человек
     Еврейскому  населению приходилось хуже. По инициативе начштаба Верховного Главнокомандующего Н.Н. Янушкевича, десятки, а потом  сотни тысяч евреев получили приказ под угрозой смертной казни переселиться на земли вне театра военных действий в 24 часа. Позже массовое выселение евреев было упорядочено – дети до 14 и старики после 60 лет не выселялись. Остальные оставались на месте жительства при поручительстве за них представителей общин, которые выступали в качестве заложников[25, С.12-13].
     Основную  массу беженцев составляли жители западных губерний, которых военные власти непосредственно или опосредовано вынудили переехать в глубь империи. Основной причиной миграции было практикование армейским командованием тактики «выжженной земли». Российское военное руководство решило создать в качестве препятствия многоверстную полосу опустошения, с которой должны были выселить местных жителей и уничтожить все имущество.
     Из-за недоверия к жителям западных губерний, ставка Верховного Главнокомандующего отдало приказ выводить вместе с отступающими русскими войсками всех мужчин в возрасте от 18 до 50 лет. Насильно выселенное мужское население двигалось в глубь империи вместе со своими семьями. Обеспечить такую массу людей транспортом, едой, медицинским обслуживанием стало проблемой для правительства. Среди беженцев царили голод и эпидемии. Вот отрывок из письма к минскому генерал- губернатору помещика Бобруйского уезда. «В моем дворе и садах помещается 30—40 тыс. несчастного народа, холодного и голодного, холера забирает ежедневно массу жертв, лежит падаль, которую никто не убирает, во флигеле десятки холерных больных, санитарной помощи никакой, воздух ужасный, народ уезжает, а новоприбывшие занимают их места в сплошной грязи и тут же умирают. Мертвых закапывают тут же на глубине в 3 вершка. Мои сады разорены. Я нищий. Умоляю Ваше В.Б. распорядится переселить их на опушку казенного леса, где они смогут найти себе хотя бы дрова, чтобы согреться» [З, с.52]
      19 июня 1915 г. генерал Н. Данилов  отдал приказ женщинам и детям  не покидать дома вместе с мужчинами, последних в возрасте 18-45 лет притягивать к принудительной работе в рабочих командах.
     5 сентября командующим фронтами было приказано «ликвидировать свюкую примету принудительного выселения жителей». Т.о., власть признавала, что не может справиться с этим бедствием. Чтобы хоть как-то упорядочить вывоз беженцев из прифронтовой полосы, 1 октября 1915 г. в Ставке было принято решение выделить для этой цели 200 поездов и 10 мил. р.
     Осенью 1915 г. фронт разделил Белоруссию на две части. Территория Беларуси запад от линии фронта оказалась оккупированной немецкими войсками. Оккупированную территорию немецкие империалисты подвергли страшному ограблению и опустошению. Промышленные предприятия Гродно, Бреста, Кобрина, Смаргони, Слонима и других городов и местечек почти полностью были уничтожены, а их оборудование вывезено в Германию. Села и деревни также подверглись грабежу и разрушению. Над населением захваченной территории немецкие войска чинили всевозможные зверства и насилия, убивали мужчин, насиловали женщин, чудовищным пыткам подвергали военнопленных, угоняли тысячи мирных граждан на каторжные работы в Германию. Кроме того, все население было обложено огромными налогами и подвергалось   всевозможным   штрафам.   Немецкое   командование неоднократно признавало, что «штрафы таят в себе богатую статью доходов» для германской империи [33, с.38]
     Таким образо, Россия вошла  в первую мировую войну практически неподготовленной - отсутствовало необходимое количество боеприпасов, продовольствия и фуража, и не было никакой возможности наладить должно сообщение армии в короткий срок. Союзники подталкивали ее к объявлению войны Германии и ее сателлитам, движимые при этом только одной целью – получить передышку и, по возможности, ослабить как Германию, так и Россию. Оставшись без поддержки союзников, российская армия быстро откатилась назад, где и завязла в позиционной войне на белорусских землях.
 

       3. ВОЕННАЯ КАМПАНИЯ 1916-1917 ГГ. И ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЬРЕСТСКОГО МИРА.
     С первых дней мировой войны и до конца 1916 - начала 1917 г. германские правящие круги проводили политику игнорирования Беларуси как исторически сложившегося национального целого. В конце 1916 г. германское командование Восточного фронта, разработало, а правительство поддержало проект  создания   "второй  пограничной  полосы.  Он предусматривал аннексию западных районов России и, в частности. территории Гродненской губернии вплоть до Брест-Литовска. Сторонники более скрытых форм аннексии в это время обсуждали план возрождения Великого княжества Литовского, а также план передачи белорусских земель буржуазной Польше.  Свои захватнические планы умеренные максимировали проведением тактики разжигания национальной вражды между народами, населявшими западные районы России. Они поддерживали территориальное притязания к Беларуси со стороны польских и литовских буржуазных националистов.
     В конце 1916 - начале 1917 г. значение Беларуси в германской восточной политике значительно возросло. В связи с этим от политики игнорирования Беларуси германские правящие круги перешли к демагогической белорусской политике. Берлин активизировал план возрождения Великого княжества литовского под эгидой Германии с обязательным включением в его состав Беларуси. Но основные очертания захватнической политики кайзеровской Германии на Востоке стали вырисовываться после смены имперского руководства в результате июльского кризиса 1917 г. На смену канцлеру Бетманольвегу и его окружению, планы  континентальных  захватов  которого  наиболее концентрированно были выражены в теории "Срединной Европы, пришла группировка империалистической Вильгельмовской Германии. Канцлер Г. Михаэлис был в тесной связи с милитаристскими кругами.
     Официально  имперское руководство, в частности, государственный секретарь о иностранным делам, всячески подчеркивали, что они продолжают политику своих предшественников без существенных изменений. В действительности это было не так. Опыт войны, положение на Западном фронте буржуазная, а затем социалистическая революция в России требовали внесения существенных изменений в планы захватов.
     В середине ноября 1917 г. в Минске, Гомеле, Витебске, Орше, Могилеве, Лунинце. Вилейке, Ветке, Бобруйске, Борисове, Жлобине, Мозыре, Слуцке, Речице, Ганцевичах, Рогачеве, Осиповичах и других городах и местечках Восточной части Беларуси государственная власть перешла в руки большевистских Советов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.