На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Библия как памятник художественной культуры

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    План 
 

    Введение

 
    Библия  является памятником древнееврейской литературы (Ветхий завет) и раннехристианской литературы (Новый завет). В Ветхий завет включены хроникально-законодательные книги, сочинения народных проповедников, а также собрания текстов, относящихся к различным поэтическим и прозаическим лаврам - религиозная лирика, размышления о смысле жизни (книги Иова и Екклезиаста), сборник афоризмов (книга Притчей Соломона), свадебные песни, любовная лирика (книга «Руфь» и книга «Есфирь»).
    В Библии нашли отражение жизнь  народов Древнего Средиземноморья - войны, соглашения, деятельность царей и полководцев, быт и нравы того времени. Поэтому Библия является одним из крупнейших памятников мировой культуры и литературы. Без знания Библии многие культурные ценности остаются недоступными. Большую часть художественных полотен эпохи классицизма, русскую иконопись и философию невозможно понять без знания библейских сюжетов.
    Целью данной работы является изучение Библии как памятника художественной культуры.
    Задачи  работы:
    - определить особенности Библии как памятника художественной культуры;
    - найти  отражение библейских  сюжетов в творчестве художников.

    1. Особенности Библии как памятника художественной культуры

    Библия [греч. ?? ?????? — книги] — название собрания произведений религиозной  литературы, признаваемого в христианской и иудейской религиях священным (название ?? ?????? заимствовано из вступления к книге Премудрости Иисуса сына Сираха, где этим именем обозначено собрание еврейских священных книг). Различаются христианская и еврейская Библия; первая, кроме книг, входящих в состав еврейской Библии, содержит еще ряд произведений древнехристианской литературы (так называемый Новый завет; еврейская часть христианской Библии называется Ветхим заветом). Здесь специалисты имеют в виду еврейскую Библию. Как целое Библия представляет собой сборник, состоящий из разносторонних частей и написанный в разные времена, в котором представлены почти все литературные жанры (ритуальные и юридические трактаты, хроники и космогонические мифы, саги и народные песни, религиозная и эротическая лирика, собрания притч и изречений и т. д.). Объединяющим началом для отдельных частей Библии является одна общая религиозная идея и та основная тенденция, которую старались придать Библии ее последние редакторы1.
    История литературы древнего Израиля и литературно-художественная трактовка его древнейшей письменности - Библия - недавнего происхождения. Эта молодая дисциплина начала формироваться тогда, когда «библейской критикой» уже были решены самые главные и сложные проблемы текстуального анализа библейского «канона». Правда, в набросках Гердера о «Древнейшем памятнике человечества» и «О духе гебраистской поэзии» была уже поставлена задача эстетического и, следовательно, историко-литературного подхода к произведениям древнееврейской письменности. Но в его время научное литературоведение делало только свои первые шаги, и поэтому неудивительно, что замечательные мысли Гердера о Библии, как о «национальном эпосе» еврейского народа, не были обоснованы углубленным анализом библейского текста. Только с того момента, как литературно-историческое изучение библейской письменности сделалось предметом исследования целой плеяды ученых, образовавших особое направление или школу в недрах общей библейской науки, — вопросы, связанные с Библией как литературным памятником, начали разрабатываться систематически и планомерно.
    Метод литературно-художественного исследования библейской письменности - метод общего литературоведения и истории литературы. Литературно-историческую школу интересует не библейский канон сам по себе и не отдельные «источники», из которых канон этот исторически образовался. Ее задача — прежде всего, проследить развитие отдельных литературных жанров Библии, выделить из общей смеси различных отрывков и целых произведений («книг»), из которых состоит библейская письменность в закрепленной традицией редакции, те литературные единицы, сравнительное изучение и освещение которых послужит основой для правильной теории и истории жанров2.
    Теория  библейских жанров тесно связана  с их историей. Изучение отдельных  литературных жанров Библии ясно показывает, что древнейшие мотивы или сюжеты народной поэзии Израиля часто подвергались переработке. Так, например, очень древняя «Песнь Мириам» (Исх., 15, 21) о гибели фараонова войска первоначально состояла из одного только стиха. В этом виде она передавалась из поколения в поколение, пока сюжет этой старинной победной песни не был подхвачен одним из видных поэтов, быть может, автором хвалебных гимнов (какие во множестве можно найти в сборнике хвалебных гимнов — Псалтыри), который «развил» заложенный в ее основе старинный мотив. Таким образом, получилась знаменитая «Песня у моря», приписываемая Моисею, брату Мириам (Исх., 15, I и след.).
    Точно так же «походный» (или «сигнальный») гимн («Восстань, о Иагве» и т. д.), который очевидно произносился как боевой клич в прежние времена (Числа, 10, 35), впоследствии был использован для более «мирной» — культовой цели и переработан в хвалебный гимн — в «псалом», который и нашел место среди других подобных ему гимнов в Псалтыри (Пс., 68, I). Подобно этому «торжественный гимн на освящение храма» (1/III Цар., 8, 12–13): «Иагве думал было обитать в облаках» — первоначально состоял из двух стихов; в этом виде он нашел себе место в рассказе о построении храма Соломоном. Но рядом дано значительное «расширение» первоначального мотива этого гимна, и следы такой спайки первоначального мотива с позднейшей его редакцией можно и сейчас еще различить в сильной ретушировке редактора (1/III Цар., 8, 14 и след.).
    Из  других жанров — прозаических —  часто народное сказание переходит  в более зрелую «новеллу» («Продажа Иосифа», «Восстание Авессалома»), а  краткое устное предание разрастается в историческое повествование, не только воспевающее прошлое, но и сообщающее о фактах, имевших место в действительности.
    Приведенные примеры крайне важны для понимания  внутреннего развития библейской письменности. Здесь совершается переход от примитивной литературы к высшим ступеням литературного творчества, а в самом поэтическом творчестве — от старинной народной поэзии (Volkspoesie), уходящей в глубь веков и даже тысячелетий, к тому, что принято называть «художественной поэзией» (Kunstpoesie), зарождающейся уже при свете исторического дня, когда наступает знаменательный процесс диференциации первобытной литературы, и на историческую сцену выступают индивидуальные поэты-творцы.
    Однако  наличие литературных жанров еще далеко недостаточно для того, чтобы построить библейскую литературную историю. Литературные жанры сами по себе дают только сырой, в большинстве случаев разрозненный материал. Истинное социологическое значение они приобретают лишь тогда, когда на основе обильных указаний, которые дает библейская письменность, можно установить их сущность. Более детальное изучение библейских жанров раскрывает нам две их характерные особенности. Во-первых, мы узнаем, что большая часть жанров создается в определенных кругах или слоях населения. Так правовой оракул изрекает судья или жрец при святилище, победную песнь распевают девушки при возвращении войск, над трупом умершего причитают плакальщицы, а торжественный гимн воспевает левит. Часто носителем литературного жанра является определенное сословие, которое охраняет его чистоту. Так, «тора» (законодательство) передается из поколения в поколение жреческим сословием, «предсказывание» будущего является делом прорицателей или пророков. В Библии упоминаются даже пророческие гильдии или школы (так называемые «сыны пророков» или «группы пророков»)3.
    Второй  особенностью библейских жанров —  и не только их одних — является то, что они по большей части  отличаются крайним консерватизмом формы, известной типологией, которая ревностно охраняется литературной традицией. И эта их устойчивость в значительной мере компенсирует отсутствие надежных биографических и хронологических данных. Вот почему в Библии часто находят стереотипные формы зачина отдельных жанров. Так, древнеизраильская хвалебная песнь (или гимн) обыкновенно начиналась словами: «Воспойте Иагве»; траурная или погребальная песни — словами: «Ах, как...»; для законодательного постановления характерна была вступительная (казуистическая) формула «Если...»; для обличительной речи пророка — «О вы, которые...»; историческое повествование начиналось словами: «И было в дни...»; а пророческая речь — словами: «И будет...» и т. д. По этим и другим стилевым признакам и узнаются основные жанры библейской письменности.
    То, что можно назвать «литературой» (художественная и религиозная литература), достигло у древних евреев значительной степени совершенства задолго до возникновения письма и в течение долгого периода жило и развивалось исключительно в устной форме. Фрагменты древнейшего героического эпоса, которые сохранились в Библии из упоминаемых в ней двух утерянных сборников — «Книг и войн Иагве» и «Книги Доблестного» [Числа, 21, книга Иисуса Навина, 10, 13, II Сам. (Царств), 1, и 18 и след. и т. д.] — носят на себе явную печать подлинного народного творчества, которое долгое время передавалось устно, пока оно не было зафиксировано в письменной форме, по всей вероятности, в царствование Соломона. Сам царь Соломон в рассказе 1/III кн. Царств (гл. 5, 12–13) изображался как автор «трех тысяч машалов» — притч и парабол — и естественно должен был интересоваться произведениями раннего народного творчества и заботиться об их сохранении (Будде).
    Значительно позже, чем продукты песенного творчества начали собираться народные сказания, или «саги»; это — лучшие образцы библейского народного (и героического) эпоса, которые культивировались и передавались из поколения в поколение почти исключительно в прозаической форме. Будучи записаны авторами «источников», которых в библейской науке принято обозначать именами «иагвиста» и «элогиста», они однако не им обязаны своим возникновением. Иагвисты и элогисты скорее были собирателями, нежели авторами этого рода литературы. В деле выяснения этого наиболее спорного пункта в современной библейской науке литературно-историческая школа имеет особенно большую заслугу.
    Народная  песня представлена в Библии в различных ее видах: победная песня, погребальная, хвалебная (гимны), сатирическая песня, а также притча, пословица, загадка, басня и т. д. Сравнительно рано появились «поэты», так называемые «мошелим», песенники или сказители этих весьма распространенных в народе в различных формах песен. Певцы эти были тесно связаны со своим коленом или родом и отражали его интересы, взгляды и настроения. Весьма распространенной и излюбленной песенной формой в древнем Израиле была сатирическая песня, которая принимала то форму обличительной «притчи» или «параболы», то форму близко стоящей к ней политической басни («машал»), откуда и название этих певцов или «стихотворцев» — «мошелим» (Числа, 21, 27 и Иезек., 18, 1, а также Исаии, 28, 12). Наиболее древними из сохранившихся в Библии народных песен надо считать: «Песнь Мириам» (Исх., 15, 21), «Песнь о колодце» (Числа, 21, 17–18), а также сатирическую песню о «Гибели Хесбона» (в русск. перев. - Есеван) (Числа, 21, 27–29). Все они восходят к периоду странствования по пустыне и во всяком случае предполагают кочевой быт, который был характерен для израильских племен до завоевания Ханаана. Две из них указывают на источники, из которых они были взяты — на старые сборники героического эпоса, о которых упоминалось выше. Для них уже характерны две отличительные особенности библейской поэзии: параллелизм периодов и известный внутренний ритм (акцентирующий). «Песнь Мириам» является типичной победной песнью, которая в дальнейшем своем развитии принимала черты «хвалебных гимнов», каковых мы имеем большое количество в сравнительно поздно составленной Псалтыри. Древнейший памятник — «Песнь Деборы» (Суд., 5, 2) также носит на себе печать героического эпоса, прославляющего героев и воинственного Иагве, борющегося в первых рядах своего народа. «Басня Иофама» восходит к периоду ранних судей и отличается своей едкой сатирой, которая не чужда израильтянам уже на первых ступенях их политического развития.
    Народные сказания делятся на космогонические и генеалогические мифы и на собственно исторические сказания. Такие саги разбросаны по всем книгам Пятикнижия, в книге Судей, Самуила (Царств, I, II), Царей (Царств, III, IV) и т. д. При дальнейшем развитии они принимают вид целых «новелл», как напр. сказание о «Продаже Иосифа», о «Восстании Авессалома» и т. д. К этому разряду относится также книга «Руфь» — новелла-идиллия, которая однако окрашена известной тенденцией (борьба с националистами — противниками смешанных браков) и, которую, поэтому, следует отнести к более позднему времени. Такую же новеллу с более поздней тенденцией мы имеем и в книге Ионы: автор использовал старые сказочные мотивы, приспособив их к своим специальным целям. Эту новеллу обыкновенно рассматривают как религиозную легенду, очевидно довольно позднего происхождения. Книга «Эсфирь», в которой мы имеем зачатки «романа» как по языку, так и по своей тенденции, уже носит следы полного литературного эпигонства, о чем, между прочим, свидетельствует ее крайне националистическая устремленность.
    Близко  к исторической легенде и раннее израильское правовое творчество — законодательство. Жреческо-правовой оракул на первоначальной стадии своего развития был весьма краток и лаконичен. Он давал с одной стороны ответ на поставленный конкретный вопрос («вопрошание Иагве»), причем вопрошающими были либо судья, царь, либо простой мирянин (1, Сам. 14, 37–42, 23, 2–12). С другой стороны, обычные судебные решения произносились в виде правового оракула жрецами при обслуживаемых ими святилищах. Как эти жреческие оракулы, так и пророческие, вначале были очень краткими, поэтическими изречениями, которые обыкновенно произносились «прорицателями» или пророками в состоянии крайнего экстаза. Пророческие «гильдии» уже в раннюю эпоху судей обходили страну целыми толпами с музыкой и пением и в этом состоянии «прорицали». Весьма древний отпечаток носят на себе рассказы о пророческих деяниях пророка Илии. Со времени великих пророков (Амос, Исаия, Иеремия и т. д.) пророческий жанр постепенно разрастается, принимает часто форму увещевательных или обличительных речей, которые отчасти записывались самими пророками, отчасти были сохранены для потомства их непосредственными учениками и последователями. Язык этих пророков в большинстве случаев поэтический, торжественно приподнятый. Принято говорить о «пророческом стиле», имеющем ряд характерных особенностей, как в отношении формы, так и содержания.
    Мы  переходим к тому периоду в  истории библейской литературы, который носит все признаки эпигонства. Литературное творчество не прекращается, наоборот, как раз в эту эпоху, — время, последовавшее за национальной катастрофой и возвращением из плена, — еврейская письменность обнаруживает необыкновенную продуктивность не только в области законодательства и историографии (окрашенных ярко выраженной религиозной тенденцией), но и в области других видов литературы. Однако по форме и художественной ценности произведения эти значительно уступают литературе предшествующего классического периода. Замечается известная усталость и признаки упадка. Это выражается, прежде всего, в сильном смешении жанров и некоторой напыщенности стиля. Язык этого периода уже не чист и изобилует большим количеством арамеизмов. Хотя отдельные произведения отличаются более крупным литературным замыслом и умелой разработкой темы (Книги «Эсфирь», «Иов» и т. д.), в них нет уже той строгой чеканки и выдержанности стиля, которыми отличаются произведения предыдущей эпохи. Характерно, что уже автор книги «Екклезиаста» едко высмеивает «многословие, утомляющее плоть», и «делание книг без конца» (Еккл., 12, 12). Появляется книга «Пророка Даниила», которая служит переходом к апокалиптической литературе, не вошедшей в библейский канон и образующей группу книг из области «апокрифов». Книга «Эсфирь», представляющая собой своеобразный «роман», по аналогии с другими литераторами того времени имеет очень много сходных черт с книгами «Товит» и «Юдифь», нашедших место в апокрифах. Все это свидетельствует о том, что резкую грань между «Писаниями», вошедшими в канон Библии, и теми произведениями, которые остались вне этого канона, провести очень трудно, и мотивы, которыми руководствовались последние редакторы Библии, в общем остаются не выясненными. В последнее время в библейской науке замечается тенденция рассматривать бо?льшую часть книг, относящихся к группе «Писаний», как цельные произведения, особенно книги Иова, Песнь Песней и Екклезиаста. За обоснование этого взгляда принялся известный библейский критик М. Тило, приведший ряд новых аргументов историко-литературного и стилистического характера. Однако полное единомыслие в этом вопросе еще до сих пор не достигнуто, если не считать книги Иова, которая почти всеми учеными рассматривается как одно цельное произведение с большим религиозно-философским охватом и замыслом.
    Санкционирование  канона произошло во II в. христианской эры, после продолжительного обсуждения вопроса, какие книги должны быть включены и какие изъяты. Характерно, что тогдашнее еврейство высказалось за изъятие или «скрытие» таких книг, как Песнь Песней, Екклезиаст и даже книги пророка Иезекииля; последней — потому, что «слова ее противоречат словам закона», то есть отдельным ритуальным постановлениям Жреческого кодекса, от которых отступает вымышленный ритуал, начертанный этим пророком-жрецом в своем плане будущей реставрации. Победило более либеральное направление среди последних редакторов Библии; им-то мы обязаны тем, что эти ценные книги нашли место в библейском каноне.
    Значение  результатов, достигнутых всесторонним изучением библейских памятников, выходит далеко за пределы собственно науки о Библии. Исследования литературно-исторической школы имеют большое значение для общего литературоведения, особенно «сравнительного». Библейская письменность представляет собой литературное явление, которое развивалось в течение целого тысячелетия, а теми частями своими, в которых представлено народное творчество, долго жившее в устном предании, восходит к глубокой древности (серед. II тысячелетия до христ. эры). Добытые в этой области результаты имеют огромное значение особенно для изучения первобытного творчества. Углубление в исследование форм библейских народных песен, первобытного героического эпоса, далее — басен, притч и загадок, хвалебных песен и религиозных гимнов — пролило и прольет в будущем еще больше света на необъятную область фольклора и вообще сравнительного литературоведения. Что касается народных сказаний или «саг», то достижения в этой области имеют большую ценность для выяснения проблемы, сильно интересующей в настоящее время историков культуры. Исследование этой древнейшей ступени в развитии израильской, и отчасти мировой, литературы возбудило общий вопрос о значении заключающегося в этих памятниках материала для историографии, т.е. вопрос о доле исторической достоверности в произведениях коллективного или народного вымысла.

    2. Отражение Библейских  сюжетов  в  художественных произведениях

    2.1. Библейские сюжеты в искусстве эпохи Возрождения

    Огромный  вклад в религиозную культуру внесли художники эпохи Возрождения, ибо сюжетами их произведений продолжали оставаться библейские темы. Жизнь людей эпохи Возрождения тесно связана с искусством. Искусство было для них тем, чем до сих пор была религия, а в Новое время стали наука и техника. Живописцы и скульпторы воспевали красоту тела человека, одухотворенность его лица, индивидуальные особенности. Архитекторы стали строить преимущественно светские здания, дворцы, изменилась и церковная архитектура. Если готический собор в силу его гигантских размеров трудно обозреть, то здания Возрождения можно охватить единым взглядом, что позволяет оценить удивительную пропорциональность их частей.
    Внимание  художников Возрождения привлекал  реальный земной мир. Они понимали природу  и изображали ее, пользуясь научными достижениями (например, применяя закон перспективы, открытый Брунеллески). В человеке их интересовала индивидуальность.
      Основоположник  нового направления в европейском  изобразительном искусстве - Джотто (1266- 1337). Порвав со схематизмом венецианской школы, Джотто заменил условную плоскость картины трехмерным пространством и, пользуясь светотенью, стал писать фигуры объемными. Ему принадлежат росписи церкви в Ассизи на сюжеты из Евангелия, и также из жизни св. Франциска Ассизского. В скупых пластических формах Джотто передавал глубину переживаний человека и новое ощущение человеческого достоинства, что так характерно для живописи Раннего Возрождения. Джотто, с именем которого связано начало новой эпохи в живописи, принадлежат фрески в церкви Санта Кроче, фрески «Страшный суд», «Благовещение», «Поцелуй Иуды» в капелле дель Арена в Падуе и др.
    Художник  изображал святых реальными людьми, наделяя их выразительностью. На одной из фресок он изобразил вифлеемскую звезду в виде кометы (Комета Галлея появилась на небе за два года (1303) до завершения фресок)4.
     Один  из основоположников искусства Раннего  итальянского Возрождения - Мазаччо (1401-1428). Его фрески в церкви Санта-Мария дель Кармине во Флоренции свидетельствуют о решительном разрыве с готической традицией. Он первым применил в живописи научные законы перспективы, открытые Брунеллески. Его фрески отличаются монументальностью, лишены готического декора, а изображенные на них фигуры объемны. Классическим образом алтарной композиции стала его «Троица», созданная для церкви Сайга-Мария Новелла во Флоренции. Величавая отрешенность образов сочетается здесь с невиданной до тех пор реальностью пространства, с объемностью фигур, выразительной портретной характеристикой лиц донаторов и с удивительным по силе сдержанного чувства образом Богоматери.
     Строгие законы перспективы применял в своих  работах скульптор Донателло (386-1466), например «Св. Георгий, убивающий дракона». Его грациозная статуя юного Давида считается первой со времен античности свободностоящей обнаженной скульптурой в полный рост.
    В этот период в архитектуре проявился  интерес к созданию гармонических конструкций в противовес устремленным в духовные выси контурам готических храмов. С именем архитектора Брунеллески (1377-1446) связывают смелую ломку средневековых стереотипов и пропорций и обращение к традициям античного ордерного зодчества. Простые геометрические формы и творчески переосмысленные античные принципы придают внешнему виду зданий Брунеллески величавое спокойствие. Во Флоренции им построены капелла Нации и Оспедаледельи Инногенти (воспитательный дом).
    Это время наивысшего расцвета гуманистической  культуры Италии. Именно тогда с  наибольшей полнотой и силой были высказаны идеи о чести и достоинстве человека, его высоком предназначении на Земле. Титанами Возрождения назовет человечество Леонардо да Винчи, Рафаэля Санти и Микеланджело Буонаротти.
    Леонардо  да Винчи (1456-1519), один из самых замечательных людей в истории человечества, обладающий разносторонними способностями и дарованиями. Он был художником, теоретиком искусства, скульптором, архитектором, математиком, физиком, астрономом, физиологом, анатомом, но и это не полный перечень основных направлений его деятельности; почти все области науки он обогатил гениальными догадками.
    Одна  из важнейших его художественных работ - «Тайная вечеря» - фреска в миланском монастыре Санта-Мария делла Грацие, на которой изображен момент вечери после слов Христа «Один из вас предаст меня». Внутреннее напряжение, драматизм картине придает контраст между возбужденными учениками и возвышенно-спокойным Иисусом Христом, просветленность которого подчеркивают ясные тона пейзажа на заднем плане. Всемирно известен еще один шедевр мастера - портрет молодой флорентинки Моны Лизы, имеющий еще одно название - «Джоконда», по имени ее мужа Джоконде. Необычайная глубина и значительность сделали «Джоконду» символом эпохи Возрождения.
     Великому  живописцу Рафаэлю Санти (1483-1520) принадлежит величайшее произведение мировой живописи - «Сикстинская мадонна»: юная мадонна, легко ступая босыми ногами по облака» несет людям своего крошечного сына, младенца Христа, предчувствуя его гибель, скорбя об этом и понимая необходимость принесения этой жертвы во имя искупления грехов человечества.
    Великим представителем культуры Высокого Возрождения был Микеланджело Буонаротти (1475-1564) - скульптор, живописец архитектор и поэт, создатель знаменитой статуи Давида, скульптурных фигур «Утро», «Вечер», «День», «Ночь», выполненных для гробниц в капелле Медичи.
    Микеланджело  расписал потолок и стены Сикстинской капеллы Ватиканского дворца; одна из самых впечатляющих его фресок - сцена Страшного суда. В творчестве Микеланджело более отчетливо, чем у его предшественников - Леонардо да Винчи и Рафаэля Санти, - звучат трагические ноты, вызванные осознанием того предела, который положен человеку, пониманием ограниченности человеческих возможностей, невозможностью «превзойти природу»5.
    Замечательным художником Возрождения был Джорджоне (1477- 1510). В знаменитых полотнах «Юдифь», «Спящая Венера», «Гроза» он показал единство человека и природы.
    Жизнеутверждающая красота человека и природы стали  главной темой творений другого выдающегося художника эпохи - Тициана (1477- 1576), использовавшего в своих картинах мифологические сюжеты («Даная», «Венера перед зеркалом», «Венерам Адонис»).
    На  мифологические темы также писал  свои полотна Боттичелли (1445- 1510). Созданные им поэтически обобщенные чувственные языческие образы проникнуты возвышенной одухотворенностыо («Весна», «Рождение Венеры»).     
      Итак, творчество итальянских художников сравнительно короткого по времени золотого века Возрождения пронизано верой в творческие силы человека, его высокое предназначение. Художники обращаются к проблемам гражданской ответственности, высоких нравственных норм, гармоничного развития человека.
      Леонардо  да Винчи, Рафаэль, Микеланджело создали величайшие произведения, в которых через религиозную тему раскрыли вечные человеческие вопросы - любви и ненависти, преданности и предательства, самоотверженности и корыстолюбия. Это «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи, отражающая реакцию 12 апостолов Христа на его слова «Истинно говорю вам, один из вас предаст меня», «Сикстинская мадонна» Рафаэля, где передан трагизм молодой матери, отдающей сына-бога во искупление грехов человеческих. Это «Сотворение мира» и «Страшный суд» (Сикстинская капелла в Ватиканском дворце) Микеланджело, в которых воплощены торжество и трагизм человеческого рода6.
    Замечательные произведения - памятники религиозной культуры оставили человечеству Ван Дейк («Распятие св. Петра», «Отдых на пути в Египет», «Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист»); Альбрехт Дюрер («Мария с младенцем», «Четыре апостола», «Поклонение Троице», «Поклонение волхвов»); Лукас Кранах («Распятие», «Алтарь св. Екатерины»); Рембрандт («Снятие с креста», «Христос, исцеляющий больных», «Святое семейство»); Пауль Рубенс («Водружение креста», «Снятие с креста», «Страшный суд»).                       

    2.2. Иконопись

      Памятниками религиозной культуры являются иконы - изображения Иисуса Христа, Богоматери и святых, которым приписывается священное значение. Широкое распространение иконопись получила в Византии, в период перехода от античности к Средневековью, обусловивший исчезновение одних и появление других форм и жанров изобразительного искусства. Одна из первых икон византийской иконописи - «Сергий и Вакх» (VI в.), хранится в Киевском музее западного и восточного искусства.
      По  учению Церкви, иконный образ восходил к первообразу, т.е. представлял собой  не личное восприятие художником ветхозаветных и евангельских лиц, событий и откровений, а как бы запечатленную духовную истину. Поэтому художник (изограф) должен был следовать приемам иконографии, гарантировавшим верность изображенного Священному Писанию и соборному опыту Церкви.
      Древнерусские иконописцы использовали устойчивый набор сюжетов, типы изображения и композиционные схемы, утвержденные традицией и Церковью, - канон7.
      К константинопольской школе иконописи, разработавшей общие принципы византийской живописи, относится икона, отличающаяся глубиной человеческих чувств - «Владимирская Богоматерь»
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.