Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Военные режимы

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Оглавление
 
Введение
1 Понятие и сущность военных режимов
2 Виды военных режимов и их характеристика
3 Исторические примеры военных режимов в разных регионах мира
Заключение
Список литературы


Введение
 
Исторический опыт показывает, что ни одно правительство не может игнорировать военных, но это совершенно не равнозначно тому, чтобы допускать их до власти. Многие, говоря о европейских государствах, путают понятия «военная диктатура» и «тоталитарный» или «авторитарный» режим. В новейшей истории в западных странах военных диктатур не было, за исключением хунты «черных полковников» в Греции, которая продержалась недолго. В Европе давно установилось совершенно четкое правило: армия и силовые структуры выполняют свои конкретные функции, они отделены от политики. Безусловно, влияние на политику оказывает разведка, но это уже несколько иная сфера. Необходимость чёткого разграничения понятий и определения истинной сущности военных режимов определяют актуальность курсовой работы.
Следует также учитывать, что захват власти в стране военными еще не означает установления там военной диктатуры. Военная диктатура в строгом смысле слова - это прямая власть военных, когда все руководящие посты в государстве находятся в руках военных, а гражданские органы им подчиняются. Военная диктатура исключает какие бы то ни было демократические институты, такие, как парламент, выборы. Армия - вот единственный институт правления.
Объектом исследования в курсовой работе выступают составляющие элементы и условия существования военных режимов. Предметом исследования служат разновидности военных режимов и их особенности в различных частях мира.
Целью курсовой работы является изучение понятия, сущности и разновидностей военных режимов. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:
1 Определить понятие и сущность военных режимов.
2 Перечислить виды военных режимов и дать им характеристику.
3 Описать исторические примеры военных режимов в разных регионах мира.
Методами исследования являются: сравнение, сопоставление, описание, анализ литературного материала, исторический (ретроспективный) метод.
Научная новизна исследования заключается в том, что в курсовой работе предприняты попытки разграничения понятия и сущности военных режимов с теми понятиями, с которыми их зачастую путают. В третьей главе на примерах показаны ключевые отличия и критерии, по которым политический режим может быть отнесён к категории военных.
Структурно курсовая работа состоит из введения, основной части из трёх глав, заключения и списка литературы.
 

1 Понятие и сущность военных режимов
 
Авторитаризм обычно характеризуется как «тип режима, который занимает промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией».[1] Однако подобная характеристика не указывает на сущностные признаки явления в целом, даже если четко вычленить в нем черты тоталитаризма и демократии.
Сущностно значимым при определении авторитаризма является характер отношений власти и общества. Эти отношения построены больше на принуждении, чем на убеждении, хотя режим либерализирует общественную жизнь, и уже не существует четко разработанной руководящей идеологии. Авторитарный режим допускает ограниченный и контролируемый плюрализм в политическом мышлении, мнениях и действиях, мирится с наличием оппозиции.
Авторитарный режим — «государственно-политическое устройство общества, в котором политическая власть осуществляется конкретным лицом (классом, партией, элитной группой и т.д.) при минимальном участии народа».[2] Авторитаризм присущ власти и политике, но основания и степень его различны. В качестве определяющих могут выступать природные, прирожденные качества политического лидера ("авторитарной", властной личности); разумные, рациональные, оправданные ситуацией (необходимостью особого рода, например, состоянием войны, общественного кризиса и т.п.); социальные (возникновение социальных или национальных конфликтов) и т.д., вплоть до иррациональных, когда авторитаризм переходит в его крайнюю форму - тоталитаризм, деспотизм, создание особо жестокого, репрессивного режима. Авторитарным является всякое навязывание воли власти обществу, а не принятое добровольно и осознанное повиновение. Объективные основания Авторитаризм могут быть связаны с активной преобразовательной деятельностью власти. Чем меньше таких оснований и бездеятельнее власть, тем очевиднее выступают субъективные, личные основания авторитаризма.
В настоящее время во многих современных странах мира установились авторитарные политические порядки. Причем немало ученых, как в прошлом, так и в настоящем весьма позитивно оценивали и оценивают данный тип организации власти. Одной из её форм является военный режим.
Достаточно массовой разновидностью авторитарных режимов являются военные режимы. Они стали возникать после Второй мировой войны в развивающихся странах. Это был период освобождения их от колониальной зависимости и формирования национальных государств. Военные оказывались в традиционных обществах наиболее сплоченной и просвещенной социальной группой, способной объединить общество на основе идеи национального самоопределения. Поведение военных после захвата власти было различным. В одних странах они отстраняли от власти коррумпированную гражданскую политическую элиту и проводили политику в интересах национального государства (как, например, в Индонезии, на Тайване). В других случаях сами военные оказывались исполнителями воли более могущественных финансовых групп и государств (так, большинство военных режимов в Латинской Америке финансировалось США).[3]
В современное время военные режимы, как правило, возникают в результате переворотов, заговоров и путчей. Наибольшее число примеров установления военных режимов дали страны Латинской Америки, Африки, а также Греция, Пакистан, Турция. Такие политические порядки отличаются подавлением значительной части политических и граждан­ских свобод, широким распространением коррупции и внутренней нестабильностью. Государственные ресурсы используются в основном для подавления сопротивления, снижения социальной активности граждан. Заданные правила игры поддерживаются угрозами и принуждением, не исключающим использование физического насилия.[4]
В отличие от однопартийных, военные режимы чаще всего возникают в результате государственных переворотов против осуществляющих управление гражданских лиц. В политической науке пользуется известностью также наименование этих режимов как «преторианских».
Дэвид Раппопорт выделяет четыре основных характеристики «преторианского общества»:[5]
1) Серьезный недостаток консенсуса в отношении основных функций и методов правления. Иначе говоря, в обществе отсутствуют правила игры среди политических акторов.
2) Борьба за власть и богатство принимает особенно острые и грубые формы.
3) Сверхбогатые меньшинства сталкиваются с огромными нищающими слоями общества почти так же, как это описано у Маркса при характеристике им завершающей ступени капитализма.
4) Существует низкий уровень институциализации политических и административных органов, ибо уровень легитимности власти крайне низок, а уровень нестабильности очень высок. Упадок общественной морали, коррупция и продажность приводят к дискредитации политической жизни и ее последующему прерыванию. У военных возникает сильный соблазн вмешаться, руководствуясь либо стремлением положить конец слабому и коррумпированному гражданскому режиму, либо жаждой получить большую по сравнению с имеющейся долю в управлении обществом и распределении общественного богатства. Формирующийся военный режим чаще всего осуществляет власть на доставшемся ему в наследство институциональном основании, управляя либо коллегиально (как хунта), либо периодически передавая главный правительственный пост по кругу высших генеральских чинов.
В задачи Преторианской Гвардии, существовавшей при императорах в последние дни Римской Империи, входила охрана их безопасности. Сверхбогатые меньшинства сталкиваются с огромными нищающими слоями общества почти так же, как это описано у Маркса при характеристике им завершающей ступени капитализма. Существует низкий уровень институциализации политических и административных органов, ибо уровень легитимности власти крайне низок, а уровень нестабильности очень высок. Упадок общественной морали, коррупция и продажность приводят к дискредитации политической жизни и ее последующему прерыванию. У военных возникает сильный соблазн вмешаться, руководствуясь либо стремлением положить конец слабому и коррумпированному гражданскому режиму, либо жаждой получить большую по сравнению с имеющейся долю в управлении обществом и распределении общественного богатства. Формирующийся военный режим чаще всего осуществляет власть на доставшемся ему в наследство институциональном основании, управляя либо коллегиально, либо периодически передавая главный правительственный пост по кругу высших генеральских чинов.[6]
Огромное количество практических примеров военного правления в Латинской Америке, Африке, Греции, Турции, Пакистане, Южной Корее и других странах, с одной стороны, уже позволило создать достаточно разработанную теорию взаимоотношений между военными и гражданскими лицами. Важнейшие составляющие этой теории - классификация военных переворотов и вызвавших их причин, анализ особенностей ментальности и этических ценностей военных, отношение военных к модернизации и их потенциал в ее осуществлении. С другой стороны, многосторонний исторический опыт постоянно требует развития этой теории и внесения в неё дополнительных корректив.
В то время как большинство политических систем формируется под воздействием той или иной комбинации политических, экономических, культурных и идеологических факторов, в мире остаются и такие режимы, которые опираются на чисто военную силу, систематическое принуждение и репрессии, — военные режимы. Их относят к более широкой категории «авторитарных». Авторитаризм военного образца всегда был распространен в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в Африке и Юго-Восточной Азии. В период после Второй мировой войны военные диктатуры также образовались в Испании, Португалии и Греции. Как правило, в военном режиме власть переходит в руки военных в соответствии с их положением в иерархии военного командования; при этом действие традиционных политических и конституционных учреждений приостанавливается, а все институты, через которые может быть выражена публичная оппозиция, такие, как парламент и пресса, подвергаются ослаблению или запрету.[7]
Хотя все формы военного правления глубоко репрессивны, между ними есть и свои различия. В некоторых диктатурах армия присваивает себе прямой контроль над правительством. Классическим выражением этой разновидности является военная хунта (junta). Как показывает история Латинской Америки, это форма коллективного военного правления, где все решается советом командования, обычно представляющего три рода войск (сухопутные, морские и военно-воздушные). Подчас для хунт характерно соперничество как между этими родами войск, так и между их представителями, вследствие чего власть часто может переходить из рук в руки.
Другая форма военного режима — это личная диктатура при военной поддержке. В такого рода случаях в хунте или режиме выделяется один человек; часто при этом имеет место культ личности и стремление сформировать власть харизматического толка. Примерами могут служить генерал Пападопулос в Греции периода 1974— 1980-х годов, генерал Пиночет в Чили после военного переворота 1973 г. и генерал Абача в Нигерии периода 1993—1998 годов. Наконец, мы видим военные диктатуры, где главным фактором является общая позиция армии, сам же генералитет предпочитает оставаться в тени и лишь «дергать за ниточки». Именно такую картину, к примеру, являла собой Бразилия после Второй мировой войны, где армия, дабы придать системе большую легитимность, предпочла сохранить деление на политические и военные органы власти. (в таких случаях, правда, есть вероятность того, что в обществе зародится стремление вернуться к обычному гражданскому управлению и диктатура в конце концов уступит свои позиции, освобождая место для процессов демократизации).[8]
Итак, военные режимы – разновидность авторитарных, в которых власть принадлежит либо военным, либо в действительности осуществляется верхушкой военных за «фасадом» гражданского правительства. Характерной чертой военных режимов является сильная персонализация власти. Таковы режимы генерала Зия уль Хака в Пакистане, Амина в Уганде. Военные или «преторианские» режимы возникают чаще всего в результате государственных переворотов.
Установление военных диктатур, как правило, сопровождается отменой прежней конституции, роспуском парламента, полным запретом любых оппозиционных сил, концентрацией законодательной и исполнительной власти в руках военного совета. Подобные режимы существовали во многих странах Африки, Востока, Латинской Америки. Отличительной чертой военных диктатур является широкий размах террористической деятельности, которая осуществляется армией, полицией и спецслужбами. Как правило, военные режимы оказываются не в состоянии обеспечить экономическую эффективность. Для них характерны хроническая инфляция, экономическая неуправляемость, политическая коррупция. Чаще всего военным режимам не удается мобилизовать массы на решение социальных проблем, обеспечить себе поддержку, решить проблемы, связанные с институционализацией и легитимацией власти. Политологи отмечают, что наиболее слабыми местами этого режима наряду с неэффективностью и нелегитимностью является административный стиль принятия решений.

2 Виды военных режимов и их характеристика
 
Как мы уже выяснили, военные режимы – разновидность авторитарных, в которых власть принадлежит либо военным, либо в действительности осуществляется верхушкой военных за «фасадом» гражданского правительства. Характерной чертой военных режимов является сильная персонализация власти. Таковы режимы генерала Зия уль Хака в Пакистане, Амина в Уганде. Военные или «преторианские» режимы возникают чаще всего в результате государственных переворотов.
Создание военных диктатур, зачастую, сопровождается отменой прежней конституции, роспуском парламента, полным запретом любых оппозиционных сил, концентрацией законодательной и исполнительной власти в руках военного совета. Подобные режимы существовали во многих странах Африки, Востока, Латинской Америки. Отличительной чертой военных диктатур является широкий размах террористической деятельности, которая осуществляется армией, полицией и спецслужбами. Как правило, военные режимы оказываются не в состоянии обеспечить экономическую эффективность. Для них характерны хроническая инфляция, экономическая неуправляемость, политическая коррупция. Чаще всего военным режимам не удается мобилизовать массы на решение социальных проблем, обеспечить себе поддержку, решить проблемы, связанные с институционализацией и легитимацией власти. Политологи отмечают, что наиболее слабыми местами этого режима наряду с неэффективностью и нелегитимностью является административный стиль принятия решений.
Разновидностью военного режима считается авторитарно-бюрократический режим. Его особенности были подробно проанализированы Г. О’Доннеллом. С его точки зрения власть при авторитарном бюрократическом режиме осуществляется блоком, состоящим из трех политических сил: бюрократии, преобладающее место в которой занимают технократы; национальной буржуазии, контролирующей крупнейшие национальные компании и одновременно связанной с международным капиталом, и военных.
Вообще военные режимы бывают трех видов:[9]
а) обладающие строго диктаторской, террористической природой и персональным характером власти (например, режим в Уганде);
б) военные хунты, проводящие структурные реформы (например, режим генерала Пиночета в Чили);
в) однопартийные режимы, существовавшие в Египте, в Перу и т. д.
Хунта (исп. junta — «собрание, комитет») — в Испании и испаноязычных странах этим словом обозначаются различные органы государственного управления, в том числе гражданские. Например, хунта Пиночета. Когда речь идёт о португалоязычных странах, употребляется термин «жу?нта» (порт. junta).
В современном русском языке (как и в ряде других языков мира) слово хунта используется в основном для обозначения военной диктатуры, установившейся в результате государственного переворота, причём не обязательно в испаноязычной стране — греческая военная хунта («чёрные полковники») или хунта Мьянмы.
Наиболее известные военные хунты:[10]
1. Первая и вторая бразильские хунты (1930 и 1969).
2. Нигерийская хунта (1966—1979 и 1983—1998).
3. Греческая хунта, «Чёрные полковники» или «Режим полковников» (1967—1974).
4. Перуанская хунта (1968—1980).
5. Правительственная хунта Чили (1973—1990).
6. ДЕРГ в Эфиопии (1974—1987).
7. Хунта Национального возрождения в Никарагуа (1979—1985).
8. Военный совет национального спасения в Польше (1981—1983).
По мнению некоторых независимых наблюдателей, современная российская государственная власть имеет признаки коррупционно-криминальной хунты, пришедшей к власти в результате государственного вооруженного переворота 1993 года. Значительное количество руководящих мест в государственном аппарате Российской Федерации занимают бывшие сотрудники силовых ведомств, часто использующие свое положение для личного обогащения.[11]
Диктатура (лат. dictatura) — форма государственного правления, при которой вся полнота государственной власти принадлежит только одной политической позиции — правителю (диктатору), правящей партии, правящей группе лиц, правящему союзу или правящему социальному классу.
C точки зрения политологии, диктатура — форма осуществления власти, при которой правящая группа, вне зависимости от формы власти, вне зависимости от формы отношения к власти, осуществляет своё правление прямым, директивным путём. Независимость данной формы осуществления власти от формы власти и формы отношения к власти ярко показывает пример политической системы, возникшей в результате Великой французской революции: форма власти — республика, форма отношения к власти — демократия, форма осуществления власти — диктатура.
Военная диктатура - форма правления, в которой всей властью обладают военные, как правило, захватившие власть в результате государственного переворота.[12]
Виды военной диктатуры:[13]
1. В Латинской Америке военная диктатура как правило представляет собой комиссию из нескольких старших военачальников, которую называют Хунта.
2. Для стран Азии и Африки более характерна единоличная диктатура, возглавляемая одним человеком, который создаёт свой культ личности, хотя военный переворот в Таиланде совершала именно группа военных, которая оставила монархию.
Примеры современных военных диктатур:[14]
1. Фиджи — Военные захватили власть в декабре 2006 года.
2. Ливия — Группа офицеров организовала переворот 1 сентября 1969 года, и до августа 2011 г. находилась у власти.
3. Буркина Фасо — Военные под командованием капитана Блэза Компаоре захватили власть в 1987 году и до сих пор находятся у власти.
4. Египет — После отставки Хосни Мубарака 11 февраля 2011 года, Высший совет Вооружённых сил взял власть в свои руки.
Таким образом, мы рассмотрели основные разновидности военных режимов и дали им характеристику. В следующей главе мы рассмотрим исторические примеры военных режимов в разны регионах мира.

3 Исторические примеры военных режимов в разных регионах мира
 
Тема политики и армии была одно время весьма популярной в социологии развивающихся стран. Никто, вероятно, лет 10 назад не мог и предположить, что появится какой-либо повод рассуждать о военных режимах применительно к нашим реалиям.
Возникновение постсоветских государств резко изменило представления об армии, ее назначении. В этой связи представляется уместным напомнить об уже имеющемся опыте военного правления.
В период пятидесятилетнего независимого развития африканских стран (1960-2010) на континенте было совершено более 100 успешных военных переворотов. Западными политологами отмечалось, что только 18 стран из пятидесяти избежали военных режимов. При этом армия становилась не только орудием защиты государства, обеспечивающим его безопасность, но и силой, оказывающей непосредственное влияние на социально-политические процессы, перестройку социальных структур, выработку основных направлений внутренней и внешней политики государства. Это обуславливается прежде всего общенациональными кризисами африканских государств, где армейские круги под предлогом восстановления стабильности и порядка нередко берут власть в свои руки и устанавливают «военные режимы», добиваясь серьезных изменений в политическом курсе правящих гражданских структур. При этом влияние армии не ограничивается чисто политической областью, а, как правило, распространяется также на экономику, культуру, идеологию и религию. Противостояние военной и гражданской структур стало характерной чертой социально-политической жизни большинства государств Африки.[15]
Африканское общество, в отличие от уже сформировавшихся обществ других континентов, обладает многими специфическими социальными особенностями: незавершенность общеисторических, модернизационных процессов; относительно короткий исторический период завоевания политической независимости и ликвидации колониального господства; сложное переплетение различных типов экономических отношений - от общинно-патриархальных до господства в ряде стран капиталистического уклада, слабая социально-классовая дифференциация общества и остатки общинно-племенных отношений; широкий спектр идеологических воззрений народа - от традиционных африканских ценностей и религий до мусульманских, православных религий, буржуазных и социалистических идей; наличие острых глобальных и социальных проблем.
Для африканских стран характерна огромная политическая и экономическая зависимость от внешнего мира, особенно от стран Западной Европы и США, транснациональных корпораций и международных финансовых центров. Помимо данных условий формированию авторитарных военно-диктаторских режимов способствовало противоборство двух мировых систем - капитализма и социализма - в их борьбе за сферы влияния в Африке.
Внутренние и внешние противоречия и конфликты выступали постоянным условием и фактором, определявшими характер и результаты большинства процессов африканской социально-политической жизни. В ситуации непрекращающихся экономического кризиса и политической нестабильности сильная авторитарная власть, будучи неизбежной на первых порах национальной независимости, оказывалась незаменимой основой государственности, естественным выражением традиционализма консервативной в целом социальной структуры.
Власть диктатора, в условиях гражданского и военного режимов, опирается на три политических африканских института: государство, унаследованное от колонизаторов и осуществляющее жесткую централизованную власть по управлению обществом; однопартийную систему, которая в большинстве случаев создавалась самими национальными лидерами для получения поддержки со стороны народных масс; армию, которая в результате частых военных переворотов устанавливала власть руководящих армейских кругов и отстраняла от власти гражданских лидеров. Вместе с тем появление военных диктаторов, которых в Африке называют «бигменами», обусловлено особой ролью армии в постколониальном обществе. В глазах народа она остается гарантом и символом государственной независимости, организацией, способной установить и поддерживать справедливый порядок внутри страны и добиться равноправия с внешним миром. Причем такие представления весьма устойчивы несмотря на имеющийся негативный опыт военной власти.
Монополизация политической власти военными, как правило, вела к усилению консервативных, а в ряде случаев реакционных тенденций. Военно-диктаторские режимы в Африке с известной долей условности различаются как правоавторитарные и левоавторитарные. Наиболее реакционными формами авторитарного военно-диктаторского режима в Африке можно назвать существовавшие в годы независимого развития правления Ж.Б. Бокасса в ЦАР, Иди Амина Дада в Уганде, Муса Траоре в Мали. М.Х. Мариама в Эфиопии, X. Хабре в Чаде, Сиад Барре в Сомали. К этим режимам близки сохранившиеся до сих пор правоавторитарные военные режимы в Заире, Судане, Того, Либерии, Нигерии.
В качестве примера, иллюстрирующего реакционный правоавторитарный режим в Африке, можно взять военную диктатуру Ж.Б. Бокасса в ЦАР. В течение 13 лет, начиная с 1966 г., в Центральной Африканской Республике просуществовала его власть. За это время он успел путем террора и насилия объявить себя маршалом и пожизненным президентом ЦАР, затем провозгласил страну империей, а себя императором. Новоявленный император за годы правления всех неугодных лиц и потенциальных конкурентов смещал с постов, высылал из страны, подвергал арестам, средневековым истязаниям, казням. В апреле 1979 г. он лично руководил расправой над школьниками, протестовавшими против варварских порядков в стране.
После низложения императора-убийцы в октябре 1979 г. выяснилось, что ко всему прочему он был и каннибал. Другим не менее одиозным военным диктатором был Иди Амин Дада, который в течение восьми лет в 70-е годы стоял во главе государства Уганды и наводил ужас на 15-миллионное население страны, истребив 800 тысяч человек – от политических противников режима до совершенно невинных людей. Будучи безграмотным, этот самозванец присвоил себе звание «фельдмаршала», «водил за нос» крупных политических деятелей Востока и Запада, избирался председателем Организации Африканского Единства.
Общеизвестна коррупция верхушки африканских военных режимов. По сведениям американской печати, президент Заира маршал Мобуту Сесе Секо имеет в швейцарских банках накопления в более чем 5 млрд. долларов, а долг его собственной страны составляет 8 млрд. долларов. Другой военный диктатор, генерал М. Траоре, за время пребывания у власти перевел миллиарды долларов из Мали на банковские счета в Германию и Канаду. В коррупции была замешана и супруга Траоре, которая присвоила золотые слитки и другие драгоценности, взятые ею из национальной казны. Не отстают от них и нигерийские военные руководители. В апреле 1989 г. Христианская ассоциация Нигерии сообщила, что более 3 тысяч нигерийцев имеют счета в швейцарских банках, и они стоят практически в начале списка постоянных клиентов этих банков среди стран «третьего мира».
В конце 80-х годов и в начале 90-х начался новый этап в политическом развитии Африки, связанный с кризисом авторитарных военно-диктаторских и однопартийных систем и постепенным переходом к демократическим. Сильные президентские режимы, на которые возлагались большие надежды со стороны политических и армейских кругов, связанных с национальной консолидацией, эффективным национальным строительством и осуществлением модернизации, обанкротились. Нарастающее социально-политическое недовольство широких масс африканского общества породило «кризис власти».
В результате борьбы африканских народов за демократические преобразования сузилось поле деятельности авторитарных режимов в Африке. Одновременно начали возникать новые политические структуры с учетом тех исторических демократических традиций и культуры, общественных институтов, которые были известны до получения политической независимости Африки. При авторитарных режимах они были либо извращены, либо забыты.
К 1995 г. более трех десятков африканских государств перешли от авторитарных военно-диктаторских и однопартийных режимов к многопартийным системам. В этих странах были проведены общенациональные конференции, референдумы, пересмотрены старые конституции и приняты новые, изданы законы о партиях и выборах, которые в условиях политического плюрализма способствуют постепенной демократизации общества.
Если в ряде африканских стран, таких как Бенин, Конго, Гвинея, Гана и некоторые другие проведение демократических преобразований, переход к многопартийной системе проводились без насилия и кровопролития, то в Эфиопии, Чаде, Либерии, Того, Мали, Заире они сопровождались большими человеческими жертвами, материальным ущербом, ростом беженцев. Не в последнюю очередь здесь сказываются численность и социально-политические позиции африканских армий.
По данным зарубежных источников, численность вооруженных сил стран Африки составляет около 2 миллионов человек.
Наиболее крупными из них являются армии Алжира, Анголы. Египта. Марокко, Нигерии, Судана, Эфиопии, ЮАР.
На современном этапе развития Африки однозначную оценку роли армии в процессе трансформации военно-диктаторских режимов в гражданские дать трудно. В одних странах она способствовала этому процессу, поддерживая демократические шаги новых политических структур, в других оказывала сопротивление, стремясь сохранить свою политическую власть, в третьих занимала нейтральные позиции, ожидая результатов борьбы политических сил и поддержку со стороны народных масс, этнических групп и т.д.
Прогрессивную тенденцию политической роли армии в Тропической Африке можно проследить в Бенине, Мадагаскаре, Гане, Гвинее и Мали, где трансформация военных режимов в гражданские прошла при непосредственном участии руководящих армейских кругов в первых шагах осуществления демократических преобразований. В Бенине, например, армия до последнего времени являлась единственной организованной силой после военного переворота 1963 г. Она все время находилась на переднем плане общественно-политической жизни. В условиях перехода от военного режима к гражданскому обществу и формирования правового государства руководители страны и прежде всего президент Н. Согло - представитель новой волны демократических перемен в стране - стремятся к установлению «политического нейтралитета» в вооруженных силах, возвращению военных в казармы, проведению реформ и сокращению армии.
В Демократической Республике Мадагаскар власть с 1975 г. осуществляла военная директория, а спустя несколько месяцев Верховный революционный совет во главе с капитаном II ранга Д. Рацираком, который был избран всеобщим прямым голосованием президентом страны и верховным главнокомандующим вооруженных сил. Демократизация затронула и эту страну в процессе формирования высшего органа власти по переходу к Третьей Республике в соответствии с первой статьей новой Конституции 31 октября 1991 г.
В результате острой многомесячной борьбы между военным и формирующимся гражданским правительством победу одержали гражданское правительство и президент - профессор Альбер Зафи. Адмирал Д. Рацираки, имея немало сторонников в армии, вынужден был уйти в отставку. Это объясняется тем, что как в ходе конституционного референдума, так и в ходе президентских выборов армия занимала нейтральную позицию, официально не поддерживала ни одну из сторон. Она лишь реагировала на волю народа, который в ходе проведения политических реформ поддержал начало демократических перемен в стране и избрал гражданского президента.
Несколько другая обстановка сложилась в Гане, где военные во главе с капитаном ВВС Джерри Роллингсом свергли коррумпированное прозападное правительство. В начале 1993 г. произошла торжественная церемония вступления Д. Роллингса в должность нового президента Республики Гана в результате всеобщих президентских выборов, где пять видных политических лидеров выдвинули свои кандидатуры на пост главы государства. «Метаморфоза» Д. Роллингса, которая означала трансформацию военного диктатора в гражданского демократически избранного лидера, по-разному освещалась западной прессой. Главным же, на наш взгляд, явилась поддержка его кандидатуры ганским народом и прежде всего, сельским населением, армейскими кругами, его бескомпромиссная борьба с коррупцией, гуманное отношение к оппозиционным партиям, предоставление амнистии всем гражданам страны, которые в свое время эмигрировали по политическим соображениям и, что особенно важно, стратегический курс экономической политики Д. Роллингса и его партии, направленный на подъем уровня жизни народа.
Военно-диктаторские режимы в Заире и Того, проведя под напором массового демократического движения в своих странах общенациональные конференции, в начале 90-х годов прервали процесс политического реформирования, опираясь на верные им армейские части. Президент Заира Маршал Мобуту Сесе Секо-Куку, который возглавлял военный режим в стране с 1967 г., в 1990 г. дал согласие на «опыт по установлению многопартийности» и в то же врем
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.