На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Учения Аристотеля

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 19.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                                                                                                                                       Михайлова Евгения
                                                                     
                                                                      Учения Аристотеля.
1) Учение о мимесисе.
 
        Эпическая  и   трагическая   поэзия,   а   также   комедия   и   поэзия дифирамбическая,  большая  часть  авлетики  (искусство   игры   на   духовом инструменте вроде флейты) и кифаристики (искусство игры на кифаре) -  все
это, вообще говоря, искусства подражательные; различаются  они друг от  друга в трех отношениях: или тем, в чем  совершается   подражание ,  или тем,  чему подражают, или тем, как подражают, что не всегда одинаково.  

      Подражание происходит в ритме, слове и гармонии, отдельно или вместе.  Так, гармонией и ритмом  пользуются  только  авлетика  и кифаристика  и другие музыкальные искусства,  например  искусство игры  на   сиринксе  (духовой инструмент вроде свирели).  А при помощи  собственно  ритма,  без гармонии, производят  подражание некоторые  из  танцовщиков,  так  как   они   именно посредством  ритмических  движений  воспроизводят   характеры,   аффекты   и действия. А та поэзия, которая пользуется только словами, без ритма или с метром,  притом  либо  смешивая  несколько размеров  друг  с другом,  либо употребляя один какой-нибудь из них, до сих пор остается  без определения: ведь мы не могли бы дать общего имени мимам (мим -  народная  театральная сценка). 

      Различие видов поэзии в зависимости от предметов подражания. Так как поэты изображают лиц действующих, которые непременно бывают или хорошими, или дурными, - нужно заметить, что характеры почти всегда соединяются только с этими чертами, потому что все люди по своему характеру различаются порочностью или добродетелью, - то они представляют людей или лучшими, или худшими, или такими же, как мы. То же делают живописцы. Полигнот изображал людей лучшими, Павсон худшими, а Дионисий похожими на нас. Ясно, что все указанные виды подражания будут иметь эти отличительные черты, а различаться они, таким образом, будут воспроизведением различных явлений. Эти различия могут быть в танцах, в игре на флейте и на кифаре, и в прозе, и в чистых стихах. Например, Гомер изображал своих героев лучшими, Клеофонт похожими на нас, а Гегемон Тазосский, составивший первые пародии, и Никохар, творец "Делиады", - худшими. В этом состоит различие трагедии и комедии: одна предпочитает изображать худших, другая лучших, чем наши современники.   

        К этому присоединяется еще третье различие, различие видов поэзии в зависимости от способов подражания: а) объективный рассказ (эпос); b) личное выступление рассказчика (лирика); с) изображение событий в действии (драма). Вопрос о месте возникновения трагедии и комедии. Этимологическое объяснение термина "комедия". Есть еще третье различие в этой области - способ воспроизведения каждого явления. Ведь можно воспроизводить одними и теми же средствами одно и то же, иногда рассказывая о событиях, становясь при этом чем-то посторонним (рассказу), как делает Гомер; или от своего же лица, не заменяя себя другим; или изображая всех действующими и проявляющими свою энергию.
Вот этими тремя  чертами - средствами подражания, предметом  его и способом подражания - различаются виды творчества. 

2) Учение о катарсисе. 

        Подобно большей части систематических трактатов Аристотеля, "Поэтика" дошла до нас в сжатой, почти конспективной форме, которая не предназначалась для опубликования. Толкование некоторых мест "Поэтики" представляет значительные трудности. К числу таких трудных вопросов принадлежит учение о катарсисе.
В 6-й главе "Поэтики" Аристотель дает определение трагедии и, наряду с прочими ее признаками, указывает, что она "посредством  сострадания и страха производит катарсис соответствующих аффектов".  

      Учение о катарсисе вызвало много толкований, которые можно свести к двум основным направлениям.
       Одно направление истолковывает понятие катарсиса в нравственном смысле. Трагедия "очищает", т. е. облагораживает чувства. В "Поэтике" неоднократно, говорится об удовольствии, которое создается, благодаря возбуждению чувства страха и сострадания, но нигде нет речи об их непосредственном нравственном влиянии. 

      Другое толкование, намеченное еще в XVI в. и подробно развитое в 1857 г. Як. Бернайсом, ищет происхождения учения о катарсисе в медицинской сфере, в частности в области религиозного врачевания. Он указывает на приемы, применявшиеся при лечении "энтузиастических" (кликушеских) состояний. Таких больных лечили и "очищали", исполняя перед ними "энтузиастические" мелодии, которые вызывали повышение аффекта и последующее его разряжение. " Все люди в той или иной мере подвержены нарушающим душевное равновесие аффектам сострадания и страха, и трагедия, возбуждая эти аффекты в зрителе, производит их разряжение, направленное по безвредному руслу. Облегчение, которое зритель при этом испытывает, вызывает чувство удовольствия, и в этом специфика наслаждения, доставляемого трагедией. 

3) Учение о трагедии. 

       В «Поэтике» Аристотель дает ценные сведения о происхождении трагедии : трагедия произошла, по Аристотелю, из дифирамба.
В VI главе «Поэтики»  Аристотель дает свое знаменитое определение  трагедии: «...трагедия есть подражание действию важному и законченному, имеющему определенный объем, [подражание] при помощи речи, в каждой из своих  частей различно украшенной; посредством  действия, а не рассказа, совершающее  путем сострадания и страха очищение подобных аффектов» 

     
Внутреннее членение  трагедии : перелом, узнавание, страсть (Xl).
Внешнее членение  трагедии :  пролог, чередование эписодиев  (диалогических сцен), стасимы (хоровые песни), эксод  (исход)  (Xll). 

      В каждой трагедии Аристотель различает шесть составных элементов, благодаря которым она оказывается той или другой по своим качествам. Эти элементы следующие: фабула, характеры, мысли, словесные выражения, музыкальная композиция и  сценическая  обстановка.
     
 Но самое важное - состав происшествий, так как трагедия есть подражание не людям, но действию и жизни, счастью и злосчастью, а счастье и  злосчастье заключаются в действии, и цель  трагедии  -  какое-нибудь  действие,  а не качество; люди же бывают какими-нибудь по своему характеру, а по  действиям счастливыми или наоборот. Итак, поэты  выводят действующие лица  не  для того,  чтобы изобразить  их  характеры,  но,  благодаря   этим   действиям, захватывают и характеры; следовательно, действия и фабула  составляют  цель трагедии, а цель  важнее  всего.  Кроме  того,  без  действия  не  могла  бы существовать трагедия, а без характеров могла бы ...
    
        Итак, фабула есть основа и  как бы душа трагедии, а за  нею  уже  следуют характеры,  ибо  трагедия  есть подражание  действию,  а  поэтому  особенно  действующим лицам.
    
Третья часть  трагедии - мысли; это означает  умение  говорить  то,  что относится  к сущности и обстоятельствам  дела, что  в  речах  достигается  при помощи политики и риторики. А  характер  -  это  то,  в  чем  обнаруживается нравственный принцип (говорящего); поэтому не  изображают  характера  те  из речей, в которых  не ясно, что известное лицо предпочитает или чего избегает, или в которых  даже совсем нет того, что говорящий  предпочитает или избегает. Мысль  же есть то, посредством чего доказывают, что что-либо  существует  или  не существует, или вообще что-либо высказывают.
     Четвертая  часть, относящаяся к разговорам,  есть  словесное  выражение;  под ним, как выше сказано,  я разумею изъяснение посредством  слов, что  имеет одинаковое  значение как в метрической,  так и в прозаической  речи.  Из остальных частей  музыкальная составляет  главнейшее   из   украшений,   а сценическая обстановка, хотя увлекает душу, но лежит вне области (нашего) искусства и менее всего свойственна поэзии, так что сила трагедии остается и без представления и без актеров, к тому же в отделке декорации более имеет значение искусство декораторов, чем поэтов. 
 
 
 
 
 
 

4) Учение  о мифе (фабуле).
 
       Фабула – это подражание действию или «сочетание фактов». Именно «действия и фабула составляют цель трагедии» или ее «душу». Суть части фабулы – перипетии и узнавания. Фабула должна быть изображением одного и притом цельного действия, и части событий должны быть так составлены, что при перемене или отнятии какой-нибудь части изменялось и приходило в движение целое. 

      Простой фабулой Аристотель называет «такое непрерывное действие, в течение которого перемена  судьбы происходит без перипетии или узнавания»[12]. Из простых фабул и действий  эпизодические  -  самые  худшие, в которых эписодии  следуют друг  за другом без всякого вероятия и необходимости.  Подобные  трагедии  сочиняются плохими поэтами вследствие их собственной бездарности,  а хорошими  -  ради актеров: именно, устраивая состязание и поэтому растягивая фабулу  вопреки ее внутреннему содержанию, они часто бывают вынуждены нарушать  естественный порядок действия. 

       Сплетенная фабула – такая, в которой «перемена происходит с узнаванием или перипетией или с тем и с другим вместе»[13]. Состав лучшей трагедии должен быть не простым, а сплетенным. Перипетия – это перемена событий к противоположному, притом по законам вероятности или необходимости. Узнавание обозначает переход от незнания к знанию, ведущей к дружбе или вражде, счастью или несчастью. Возможно также узнавание по отношению к предмету, действию. Третья часть фабулы – страдание, т.е. действие, причиняющее гибель и боль.
        «По объему» фабула разделена Аристотелем на следующие «подразделения»: пролог (целая часть трагедии до появления хора), эписодий (часть трагедии между цельными песнями хора), эксод (целая часть трагедии, после которой нет песни хора) и хоровая часть, разделяющаяся в свою очередь на парод ( первая целая речь хора) и стасим (хоровая песнь без анапеста и трохея). Коммос, входящий в последнюю часть, - общая печальная песнь хора и актеров. 

5)  Учение о словесном выражении.
 
         Грамматикой как таковой в свои зрелые годы Аристотель, конечно, не занимался, а кроме того, резко отрицательно относился к попыткам придать буквам какой-либо посторонний смысл. Не занимался он и лингвистикой в привычном для нашего времени смысле; однако именно языковая теория, созданная Аристотелем, легла в основание и позднейшей грамматики, и современной лингвистики, сохраняя свое значение до наших дней. Дело в том, что язык не рассматривался Аристотелем как нечто самоценное и достойное внимания само по себе (подобный взгляд, надо сказать, появляется только ближе к XIX веку); язык, речь — это, прежде всего, средство — средство для выражения мыслей. Но не любое применение языка интересует Аристотеля, а лишь то, которое требует определенного искусства. Едва ли бы ему пришло в голову исследовать обычный разговорный бытовой язык, которому человек обучается естественным образом и безо всякого искусства. Аристотеля интересуют лишь те сферы использования речи, которые ставят себе определенные, особенные задачи: «К [области] мысли относится все, что должно быть достигнуто словом; части же этой задачи — доказывать и опровергать, возбуждать страсти (такие как сострадание, страх, гнев и тому подобные), а также возвеличивать и умалять» — так Аристотель определяет сферы приложения трех основных словесных искусств. 

       Итак, первое — это диалектика, наука о доказательстве и опровержении; второе — это поэтика, наука о составлении сказаний, возбуждающих страсти: эпоса, трагедий, комедий и прочее— то, что теперь мы бы назвали художественной литературой; третье — риторика, наука о составлении речей, возвеличивающих одно и порицающих другое. Все эти три науки или искусства имеют непосредственное отношение к слову, к речи. Именно в рамках этих дисциплин Аристотель и развивает свою теорию языка. Причем поскольку диалектическое искусство выше поэтического и риторического, то и та теория, которая строится для нужд диалектики, кладется им в основание учения о речи применительно к поэтике и риторике. 
 
 
 
 
 
 
 

Деление частей речи в «Поэтике». 

            Речь в целом имеет следующие части: букву, слог, союз, член, имя, глагол, отклонение (падеж), высказывание», — так начинается 20-я глава «Поэтики». Буква определяется Аристотелем как неделимый звук, способный произвести звук осмысленный (неделимые звуки производятся и животными, но они не являются буквами); буквы делятся на гласные, полугласные и безгласные. Слог  - есть незначащий звук, сложенный из безгласной и гласной или полугласной буквы. Союз — незначащий звук, «который не мешает и не содействует сложению единого значащего звука. Член - есть «незначащий звук, показывающий начало, конец или разделение высказывания», или же «незначащий звук, который не мешает и не содействует сложению единого значащего звука из многих звуков и может ставиться и на концах, и в середине высказывания». 

     Следующие четыре части речи: имя, глагол, падеж и высказывание относятся уже к значащим частям речи; их определения подобны тем, что даны в «Об истолковании», но имеются и некоторые отличия. Так, имя определяется как «звук сложный, значащий, без признака времени и такой, части которого сами по себе незначащи». Глагол— «звук сложный, значащий, с признаком времени и такой, части которого сами по себе незначащи».  «Падеж имени и глагола — это когда они обозначают “кого?”, “кому?” и тому подобное», или же число, вопрос, просьбу или приказание . Наконец, речь  — «звук сложный, значащий и такой, части которого сами по себе значащий».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.