На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


практическая работа Эклектика в Англии

Информация:

Тип работы: практическая работа. Добавлен: 21.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?XIV. 1.Эклектика в Англии Промышленный переворот повлек за собой появление новой,   очень   острой социальной     проблемы — расселения     рабочих масс.  Вслед   за   строительством    крупных промышленных предприятий в городах стихийно  возникают  целые  кварталы   жилых домов трущобного типа,   с   беспорядочной планировкой, лишенных самого элементарного благоустройства, с общими уборными во дворах, с плохо освещенными и холодными жилыми   помещениями.   Трущобные кварталы   наводнили   Лондон,   другие .-английские города. Очень часто семьи ра­бочих ютились в подвалах и полуподвалах, страдая не только от холода, но и от сырости. Благодаря плотности заселения этих квартир владельцы домов ухитрялись взимать с жильцов плату, превышающую обычную стоимость арендной платы в благоустроенных домах. скопление неблагоустроенных антисанитарных жилищ периодически приводило к распространению всякого рода заболеваний. Поэтому в 1875 г. парламентом был принят законопроект об улучшении жилой застройки для рабочих. После этого закона начали появляться новые кварталы так называемой «упорядоченной» застройки. В этих кварталах длинные корпуса отделялись друг от друга лишь узкими двориками-щелями, в которых размещались уборная, сараи для угля и другие подсобные хозяйственные сооружения. Грязные, лишенные сквозного проветривания и солнца, эти дворы, вместе с узкими проезжими улицами были единственным местом игр для детей рабочих.
Политика   предоставления   улучшенных жилищных условий верхушечной части рабочего класса породила строительство  небольших домов-коттеджей  с приусадебными участками  в   предместьях   крупных   промышленных   центров. С  целью удешевления строительства здесь применялись и парные коттеджи, имеющие общую  внутреннюю  стену.   Использовалась и блокировка домов, создающая сплошной фронт застройки улицы.
Эклектика, характерная для английской архитектуры XIX в., господствовала и в композиции фасадов жилых домов, и во внутренней их отделке, которые выполнялись в различных исторических стилях.
В очень сложной картине развития ар­хитектуры жилища XIX в. можно проследить некоторые закономерности. Уже в конце первой четверти XIX в. увлечение палладианскими виллами прошло. Свободная живописность готических замков стала казаться более интересной и удобной. Главные помещения дома приобрели в плане усложненную форму, обогащенную выступами, расположенными то на продольных стенах, то в углах. Большое внимание уделяли ориентации главных парадных поме­щений. Окна стремились расположить таким образом, чтобы из них открывались наиболее привлекательные перспективы.
Во внутренней организации богатых особняков выделялась группа парадных по­мещений—холл, который нередко занимал в высоту два этажа (с внутренней лестницей, идущей наверх), гостиная и столовая, обычно составлявшая центральное ядро здания. Помимо группы парадных и спальных комнат в состав богатых домов-особняков входили многочисленные обслуживающие помещения: кухни, буфетные, кладовые, комнаты для прислуги, конюшни, каретные сараи и т. д.
Во внешнем облике особняков появились мотивы Тюдоровской готики. Большим успехом пользовались архитектурные формы приходских жилых зданий этой эпохи. Щипцовые крыши с большим свесом, высокие кирпичные трубы, простота и суровость каменных стен, прорезанных небольшими окнами, вновь возродились во многих особняках XIX в.
К числу виднейших архитекторов Англии, много работавших над композицией большого дома- особняка, следует отнести Нормана Шоу (1831 —1912), одного из наиболее популярных английских зодчих середины XIX столетия. Большой известностью пользовался созданный им крупный дом-особняк в Лензвуде (Сассекс), построенный в 1869 г. Все помещения этого дома сгруппированы вокруг полузамкнутого внутреннего двора. Основное ядро композиции его плана — парадные помеще­ния—гостиная, библиотека, столовая, размещенные вокруг холла, где находится открытая трехмаршевая лестница. Спальные комнаты для хозяев и гостей размещены во втором этаже этого основного композиционного узла здания; вспомогательные поме­щения— в более узкой части дома, огибающей двор. При доме имеются конюшни с каретными сараями.
В целом дом в Лейзвуде с его обширным двором и башнями сильно напоминает богатые  помещичьи  дома  XV—XVI  вв.   В архитектурной композиции фасадов бросается в глаза умело примененный архитектором контраст  между глухими массивными стенами и большими окнами. Выступающая в сторону двора и завершенная фронтонной крышей стена   имеет   фахверковый характер обработки. Окна тянутся  во всю шнрину  выступа  и  имеют  неожиданно  современный характер. Высокие и сложно обработанные трубы вместе с крутыми кровлями выполнены   в   соответствии   с   традициями готической архитектуры.
В середине  XIX   в.   назрела   необходимость создания более скромного типа особняка для представителей   художественной и технической интеллигенции. Большое значение в  развитии этого типа домов имели работы арх. Филиппа Уэбба  (1831 —1915). Известный английский художник, активный участник   социалистического   движения   в Англии. Уильям. Моррис  (1834—1896)  привлек   Уэбба   для   постройки   своего   дома.
Моррис был одним из наиболее ярких пред­ставителей романтизма в английском искусстве. Яростно ненавидя машинную индустрию, выпускающую штампованные безвкусные бытовые изделия. Уильям Моррис пропагандировал    возврат   к   средневековому  ремеслу, дающему простор для индивидуального  творчества.  Уильям  Моррис  пропагандировал функционально продуманные, тесно связанные с жизнью и бытовыми потребностями произведения ремесла средневековых  мастеров,   часто поднимающихся до   степени   высокого   искусства.   Уильям Моррис основал мастерскую, где по его рисункам изготовлялись бытовые предметы, мебель, обстановка.
. Дом Морриса построенный Ф. Уэббом в 1859 г., имеет в плане форму буквы Г. В планировке его бросается в глаза отсутствие стремления подчеркнуть парадные помещения дома, как это делалось раньше, простота плана, удобная связь между главными и вспомогательными помещениями посредством очень небольшого и хорошо освещенного коридора. Внешний облик этого дома также очень непритязателен. Гладкие стены из красного кирпича (этому материалу дом обязан своим названием «Красный дом»), высокая крыша из черепицы, окна хороших пропорций, отсутствие какой бы то ни было стилизации, органичная связь с участком и окружением, простая и рациональная обстановка, выполненная по рисункам Морриса, — все это резко выделило «Красный дом» из общей массы эклектичных и претенциозных жилых зданий того времени.
Учет индивидуальных потребностей семьи и условий профессиональной работы заказчика был новшеством в архитектуре особняков, которая раньше отличалась повышенной парадностью и монументальностью. Развитие более скромного дома-особняка, имеющего целью прежде всего создать удобное   жилище   для   владельца,   многим обязано творчеству арх. Ч. Войси  (1857—1941), работавшему в конце XIX — начале XX вв. Очень известным сооружением Войси является   особняк   на   озере   Уиндермир в Бродлейсе,   построенный   в   1898—1899 гг. Композицию главного фасада определяют три полукруглых остекленных эркера, выходящих в сторону открытой террасы, обращенной   к   озеру.   Стены   выложены   из   местного камня. Бросается в глаза прием подчеркивания       горизонтальных      членений. Оконные проемы образуют горизонтальные пояса. Этот   мотив,   хорошо   связывающий композицию дома  с  горизонтальными  линиями  открытой  террасы  и   полос стриженого  кустарника,  уступами  спускающихся к озеру,  в   свое   время   привлек  внимание своей новизной и свежестью. В полной мере его оценили уже на новом этапе развития европейской архитектуры.
Стремление к «свободной архитектуре», исходящей из потребностей и запросов современного человека, — яркая черта развития английской архитектуры жилища  конца XIX — начала XX вв. Оно выразилось как в сооружении   домов-особняков,   так   и   в строительстве   бесчисленного множества не-больших коттеджей, построенных в это вре­мя в предместьях крупных городов и в новом конца XIX —начала XX вв., работавшие в области коттеджного строительства, стремились к простоте, удобству и экономичности планировки. Основой композиции фа-садов были хорошо найденные пропорции окон, эркеры, скромная обработка входов. Привлекательность коттеджной архитектуры во многом определилась прекрасным озеленением небольших площадок перед домом. Английские архитекторы разработали великолепные комбинации стриженой и свободно растущей зелени, кустарников, высоких деревьев с различными кронами, газонов и посыпанных песком дорожек. Эти приемы в лучших своих образах достигли высокого совершенства.
Успехи промышленности строительных материалов, большое профессиональное мастерство английских каменщиков и мастеров отделочных работ также отразились на жилищном строительстве Англии. Английское малоэтажное строительство оказало большое влияние на архитектуру других европейских стран. Опыт английских архитекторов в этой области стал предметом тщательного изучения и использования зодчими Германии, Франции, Швеции и многих других стран континента.
В конце XIX —начале XX вв. начал развиваться и тип многоэтажного доходного дома, где объединяется большое число квартир, связанных или лестничными клетками, или открытыми галереями, сообщающимися между собой также посредством лестниц. Однако все же этот тип жилища не являлся характерным для Англии рассматриваемого периода; малоэтажное строительство в Англии имело бесспорно наибольшее распространение.
Помимо изменений в типологии общественных зданий, расширения номенклатуры этих сооружений очень яркой и характерной особенностью XIX в. явилось стилизаторское отношение к архитектурной компози­ции. Архитекторы искали вдохновения в прошлом. Источники, которыми питалось художественное творчество, изменились. Смена стилей начала напоминать смену
мод.
Для первой четверти XIX в. характерно увлечение античными формами, начавшееся еще в конце предыдущего века. Греческая классика пришла на смену увлечению римской античностью.
Ведущие фигуры в архитектурной жизни Англии начала XIX в. — архитекторы Джон Соун (1753—1837), Джон Нэш (1752—1835) и Роберт Смерк (1780—1867).
Наиболее значительное произведение Соуна — здание Английского банка в Лондоне. Соуна нельзя причислить к стилизаторам чистого типа. В композиции здания Английского банка он проявил много самостоятельности, стремясь к простоте и ясности композиции интерьеров.
Его творчество восходит корнями к тому периоду XVIII в., когда английские ар­хитекторы в композиции современных зда­ний старались использовать опыт римской архитектуры. Это освоение опыта римской античности сказалось прежде всего в операционных залах Английского банка с их купольными перекрытиями. Однако и здесь можно  отмстить  внедрение   в композицию новых стилистических элементов, в частности в «отделении консолей» относящемся к 1794 г. В переходе от пандативов к куполу Соун применил кариатиды, поддерживающие пояс, на котором покоится остекленная часть купола. В этом сказался тот интерес к греческой архитектуре, который так широко распространился в начале XIX в. во всех европейских странах.
Обращение к архитектуре Древней Греции вполне отчетливо проявилось в творчестве другого крупного английского архитектора начала XIX в. — Джона Нэша. В част­ности, он широко использовал стройный и женственный   ионический   ордер.   Этот  излюбленный   Нэшем   архитектурный   мотив господствует  в  его  знаменитых  террасных дворцах в Риджент-парке (террасы Нэша) (рис. 23). Особенно ясно сказалось увлечение Нэша ионикой в Кумберлендской террасе, построенной в 1826—1827 гг. Большое дворцовое сооружение, состоящее в плане из  ряда   расположенных   амфитеатром  залов, выходит в сторону парка открытыми террасами, поднятыми на цоколь и скомпонованными в виде открытых портиков ионического ордера. Нэш с большим мастерством использовал этот мотив, создав сложную     композицию    с    развитым    центром, увенчанным     фронтоном,   боковыми   ризалитами    и   въездом,   спроектированным   в вице триумфальной арки.
Все же несмотря на виртуозную тон-кость прорисовки деталей ионического ордера, композиция террасных дворцов Нэша
Стремление придать современному зданию образ греческого храма с наибольшей яркостью сказалось в композиции южного фасада Британского музея в Лондоне (рис. 24). Строительство этого здания по проекту Сиднея и Роберта Смерк Все помещения музея сгруппированы вокруг большого прямоугольного двора. Главные экспозиционные залы охватывают внутренний двор. Здесь применен обычный для музеев анфиладный прием. В процессе строительства и после его окончания основной массив сооружения оброс различными пристройками. Сложная структура плана Бри­танского музея, естественно, была далека от простоты плановых схем греческих храмов, которыми, несомненно, вдохновлялись авторы. Однако они попытались объединить хотя бы главный фасад единым мотивом ионической колоннады с двумя выступающими ризалитами. Восьмиколонный портик в центре завершен фронтоном, тимпан которого украшен сложной скульптурной композицией, навеянной горельефами Парфенона. Все трудности сочетания элементарно простой и ясной архитектуры греческой классики со сложной плановой композицией современного здания выступают в этом произведении с очень большой очевидностью.
В южном фасаде Британского музея (закончен в 1847 г.) особенно сказывается увлечение греческой античностью.
На смену подражанию античности пришло увлечение готикой.
В середине же столетия неоготика начинает занимать доминирующее положение в развитии английской архитектуры. Крупнейшим сооружением, относящимся к первой стадии развития этого стиля (ранней викторианской готики), является Английский парламент, построенный по проекту арх. Чарльза Барри в сотрудничестве со страстным приверженцем и пропагандистом готики — архитектором и художником А. Пэджином.  Барри под влиянием националистически настроенных заказчиков и своего сотрудника Пэджина счел уместным прибегнуть к мотивам готики в ее позднем тюдоровском варианте («перпендикулярный стиль»).
Творческая раздвоенность Барри очень отчетливо сказалась на композиции здания. Проектируя сложный архитектурный организм парламента, Барри стремился по мере возможности соблюсти симметрию и регулярность классических построений В плане здания сильно выделен центральный холл, расположенный на пересечении продольной и поперечной осей. Симметрично справа и слева от центрального холла размещены главные парламентские помещения: палата лордов и палата общин. Также Однако   полностью   соблюсти   симметричную композицию было невозможно. Этому препятствовало и огромное многообразие помещений парламента, и наличие на участке   старинного   здания   Вестминстер-холла — одного  из  старейших  лондонских сооружений  В силу этого Барри пришлось пойти на компромисс. Часть здания, выходящая на набережную Темзы, спроектирована с соблюдением почти точной симметрии. Противоположная же сторона, связанная с пестминстер-холлом,  асимметрична. Вынужденный   элемент   асимметрии   подчеркнут в объемном построении и силуэте не только наличием Вестминстер-холла, но и двумя башнями, различными по своей высоте и объемам: Викторией и Часовой со знаменитым часовым колоколом Биг-Беном.
Неоготика была особенно популярна в церковном строительстве. Поощряя этот стиль, церковные заказчики имели в виду, очевидно, преемственную связь неоготики с английским церковным зодчеством средневековья.
Неоготика была доминирующим, но не единственным стилистическим направлением в Архитектуре Англии середины 19 в.. Она решительно господствовала лишь в церковном зодчестве. Среди официальных правительственных сооружений и построек, возводившихся на средства частных заказчиков или общественных организаций во второй четверти столетия, начали появляться здания, стилизованные в духе итальянского ренессанса.
Как уже упоминалось, одним из инициаторов этого нового течения  в  английской архитектуре был автор неоготического парламента Чарльз Барри. В 1830—1832 гг. по его проекту было построено здание Клуба путешествий во внешнем облике которого чувствуется непосредственное воздействие архитектурного образа знаменитого флорентийского палаццо Пандольфини. Рядом с этим зданием тот же автор в 1837—1840 гг. построил здание Клуба  реформ  (рис. 26), в котором еще более ясно проявилось  увлечение   автора творчеством итальянских мастеров Высокого ренессанса (в частности, палаццо Фарнезе в Риме).
Сложность общей картины развития ан­глийской архитектуры в середине XIX в. увеличивается еще и появлением новых типов зданий. Функциональные требования, предъявляемые к выставочным сооружениям и железнодорожным вокзалам, торговым галереям ц т. д., входили в резкое противоречие с традиционными методами композиции и методами строительства. В то же время рост металлургической и металлообрабатывающей промышленности, наличие прокатного металла различных профилей открывали перед строителями обще­ственных зданий совершенно новые возможности. Приверженность архитекторов и заказчиков к традиционным формам и композиционным приемам в сильнейше степени препятствовала широкому использованию этих возможностей. Не случайно поэтому первое крупное здание, выстроенное целиком из новых материалов (железа и стекла), было сооружено по проекту представителя совершенно другой специальности. Это первое крупное, поистине новаторское, здание — павильон Англии на первой Всемирной выставке в Лондоне в Гайд-парке 1851 г. (рис. 27). На конкурсе объявленном на проект этого здания, были представлены обычные стилизаторские композиции, выполнение которых требовало много времени и средств. Тогда со своим предложением выступил ученый садовод Джозеф Пэкстон. Он предложил выставочному комитету выстроить павильон из легких стандартизованных сборных металлических конструкций с заполнением каркаса стеклом. По проекту Пэкстона все конструктивные элементы могли быть изготовлены фабричным способом и здание собрано в короткий срок. Так как при этом достигался огромный выигрыш во времени, тс предложение Пэкстона преодолело груз предрассудков и привычных архитектурных представлений. Оно было принято к ос-ществлению.
Джозеф Пэкстон   имел   уже   некоторую практику в применении такого рода конст­рукций в сооружаемых им зданиях оранжерей. В частности, в 1850 г. Пэкстон применил сборную металлическую конструкцию в оранжерее в поместье   герцога   Девонширского в Чатсфорде. Оно было предназначено    для    знаменитых    тропических    лилий Виктория    регия.    Выставочный    павильон был  построен  в  рекордно   короткий   срок. Строительство.    точнее     монтаж     готовых элементов, велось с 26 сентября 1850 г. по 12 января 1851 г., т. е. меньше четырех месяцев. Размеры этого здания огромны. Так, например, длина основного нефа достигает 563 м, ширина здания  124 м, центральный продольный неф имеет высоту 19,5м. Здание  целиком   было  смонтировано  из изготовленных заранее конструктивных элементов – металлических стоек, металлических ферм, связывающих стойки между собой в единую пространственную систему, и железных рам со стеклянным заполнением.
Нельзя сказать,   чтобы   оценка эстетических качеств павильона была единодушной   Многие вообще отрицали за ним какие-либо эстетические достоинства, считая что сооружение лишь технической оболочкой    перекрывающей   внутреннее   экспозиционное пространство.   Другие   же   современники  ценили  эстетический  эффект  па­вильона очень высоко.   Необычайная   воздушность, обилие воздуха и света, поразительная легкость конструкции действовали на воображение. Это сооружение получило название Хрустального дворца, образно отражающее      производимое      им      впечатление.
После закрытия выставки Хрустальный дворец был разобран, перевезен из Гайд-парка в Сайденхем, где был вновь смонтирован и простоял до своей гибели — пожара в 1936 г. Единственное изменение, которое было осуществлено при сборке его в Сайденхеме, была замена деревянных сборных арок перекрытия нефа металлическими.
Сооружение Хрустального дворца из металла и стекла не было единичным случаем применения новых конструкций в английской архитектуре середины XIX в. Так, например, они оказались необходимыми при сооружении железнодорожных вокзалов с их перронными залами больших пролетов. Самое выдающееся сооружение этого типа — Кинг Кросс Стейшн, построенный Льюисом Кэббитом в 1851 — 1852 гг. (рис. 28). Два перронных зала первоначально были перекрыты при помощи сборных деревянных арок, опирающихся на чугунные башмаки. Однако воздействие дыма сказалось неблагоприятно на дереве. Угроза разрушения деревянных арок повлекла за собой замену их в 1869—1870 гг. металлическими, опирающимися на старые чугунные башмаки. Принятая конструкция позволила применить сплошное остекление. Функциональные преимущества ее были очевидными. Оценка эстетической выразительности легких. ажурных перекрытий пришла значительно позднее.
После таких серьезных достижений, казалось, можно было бы ожидать дальнейшего и быстрого развития новых архитектурных и конструктивных приемов в английской архитектуре. Однако получилось не так. Эти сооружения середины XIX в. остались лишь единичными эпизодами. В более поздних сооружениях архитекторы опять вернулись к прежним стилизаторским приемам. Эта реакция в известной степени была вызвана недостаточной устойчивостью железных конструкций против воздействияогня во время пожаров. Однако главная причина этого явления коренилась в консерватизме мышления основной массы архитекторов и заказчиков.
Немалую роль в развитии ретроспективных тенденций английской архитектуры второй половины XIX в. сыграла деятельность Джона  Рескина,  знаменитого   аиглийского писателя,  критика  и  искусствоведа.  Джон Рескин (1819—1908) был страстным апологетом средневекового   искусства.   В   своих многочисленных устных и печатных выступлениях Рескин воспевал творчество средневековых мастеров, в котором, по его мнению,    отражалась    радость    свободного   и вдохновенного труда. Он противопоставлял высокие художественные достоинства  ручных   изделий   средневековых   цеховых   мастеров пошлости и безвкусию машинной продукции бытовых предметов, «украшенных» штампованным орнаментом различных стилей, которые усилиями фабрикантов начали в это время заполнять рынок.
Рескин не признавал возможности творческого  использования  машинной техники в  прикладном   искусстве,   художественной выразительности новых конструкций и новых   материалов   в   архитектуре.   Высказывания  Рескина  содействовали  распространению отрицательного отношения   к   роли индустрии в области искусства. Идеи Рес­кина тормозили и развитие архитектурно-технического прогресса, который наметился в   таких   сооружениях,   как   Хрустальный дворец.
В зданиях    гражданских   смешивались различные по своему стилю архитектурные формы. Наряду с вариациями античных мотивов   и увлечением готикой в Англии все шире распространялись формы итальянского ренессанса. Эклектизм развивался в английской архитектуре в невиданных до сего масштабах, мотивы средневековой замковой архитектуры уживались    с    формами    итальянского  и французского ренессанса, «стилем Третьей империи», мотивами голландской архитек­туры XVI—XVII вв. и т. д. Очень часто одни и те же архитекторы работали в различных   стилях,   что   являлось   следствием несколько неустойчивости их творческих взглядов, но объяснялось и влиянием вкусов заказчиков. Характерным для английского зодчества конца последних десятилетий XIX в. мастером был Норман Шоу (1831 —1912), очень одаренный и плодовитый архитектор.  Он строил скромные жилые дома, богатые особняки, церкви, коммерческие здания, отели, общественные учреждения. По характеру архитектуры их трудно причислить к творчеству одного и  того   же   архитектора.   Шоу   использует то мотивы замковой архитектуры Шотландии,  то  итальянского  ренессанса, то приближается к барочной трактов
Однако, несмотря на стилистический разнобой, интересна попытка Шоу отразить в архитектуре фасадов новые функциональные требования. Такая попытка была предпринята им в здании Ново-Зеландской компании в лондонском Сити (1872—1873) (рис. 34). Основной композиционный мотив, продиктованный внутренним содержанием этого сооружения, - это остекленные эркеры   заполняющие  пролеты   между  массивными кирпичными пилонами. Таким образом    достигалась лучшая освещенность внутренних помещений. Новый и логичный архитектурный    прием    мог   бы    привести к очень    интересным    результатам,    если бы автор не пошел по пути стилизаторства в трактовке деталей. Шоу ввел в обработку верхнего этажа крутые фронтончики, напоминающие средневековые мотивы завершения здании, а в обработку главного портала и фасада — мотивы    «стиля   королевы Анны»     (относящегося    к   самому   началу XVIII в.). Эта стилистическая  маскировка современного и по существу   нового   архитектурного  замысла   сильно  снизила  эстетическое качество здания.
Творческая деятельность Шоу продолжалась в течение почти 35 лет. Самым значительным зданием, построенным по его проекту уже в начале XX в., был отель Пикадилли в Лондоне (1905—1908) (рис. 35). Основой композиции фасада отеля служат открытая парадная колоннада верхних этажей и ритм арочных проемов внизу. Торцы здания, резко меняющие характер основной части фасада, были добавлены позднее учеником Шоу арх. Р. Бломфилдом. Барочные мотивы — разорванный фронтон, угловые волюты — плохо вяжутся с ренессансным обликом основной части здания.
 
Из лекции
1.       реконструкция центра Лондона Джоном Уэббом Трафальгарская площадь
2.       1834 горит здание парламента на берегу Темзы – строят новое Чарльз Барри (1840-50)
Взял как тему – григорианскую готику очень повлияло на арх др стран (парл в Будапеште) Башня Виктории
3.       1851г Всемирная выставка в Лондоне соорудили павильон Хрустальный дворец стоечно-балочная система
4.       особняки – в традициях англ средневековья
5.       мостостроение
6.       Кенсингтонгский вокзал металлические конструкции
7.        
XIV. 2.Национальный романтизм в арх-ре Финляндии
После окончания русско-шведской войны в 1808 г. Финляндия находилась до 1917 г. в составе Российской империи на условиях административной и экономической автономии. Особое положение Финляндии обеспечило ей относительно быстрое экономическое и культурное развитие. Однако с середины 80-х годов царское правительство взяло курс на уничтожение особого статуса Финляндии. Реакцией на это был резкий подъем финского национального самосознания, что, в частности, выразилось в формировании широкого культурного течения — неоромантизма. Термин «неоромантизм» для обозначения новых явлений финской культуры впервые применил поэт Э. Лейно, который, наряду с композитором Я. Сибелиусом, живописцем А. Галлен-Каллелой и другими крупными мастерами финского искусства конца XIX — начала XX. в., олицетворял собой «золотой век> фин­ской художественной культуры.
Идеология неоромантизма вообще, и финского национального романтизма в частности, выражала общекультурную тенденцию к синтезу различных видов искусств.
Впервые эти архитекторы заявили о себе сооружением финского павильона на Всемирной выставке 1900 г. в Париже. Право осуществить свой проект в результате конкурса получили архитекто­ры Э. Сааринен, Г. Гизеллиус и А. Линдгрен. Роспись плафона па­вильона и оформление отдела фабрики «Ирис» выполнил Галлен-Каллела. Финский павильон вызвал восторженные отклики в прессе, а его авторы встали в один ряд с наиболее известными архитекторами своего времени. Это здание, а также здание банка «Похьюола» в Гельсингфорсе и проект Националь­ного музея — произведения молодых мастеров, относящиеся примерно к одному времени, стали первыми зрелыми образцами финского национального романтизма в архитектуре.
Кроме возглавляемой Саариненом группы архитекторов и его соратников, крупным мастером национального ро­мантизма был Л. Сонк. Исходя из тех же культурно-идеологических посылок, опираясь на те же источники, Сонк самостоятельным путем пришел к стилистике, поразительно сходной со стилистикой произведений группы Сааринена. Этот факт подчеркивает закономерность и естественность возникновения в культурно-исторической ситуации Финляндии рубежа веков тех специфических черт, которые отличали архитектуру национального романтизма.
Первые эксперименты по созданию финского национального стиля относятся к 90-м годам. Это было время увлечения искусством «народа Калевалы», и в Карелии работали многочисленные этнографические экспедиции. Результаты этих экспедиции привлекли внимание архитекторов. появление таких значительных произведений финской архитектуры, как дом-студия «Виттреск» группы Саари­нена и построенная Сонком вилла Сибелиуса. «Виттреск» стал не только наиболее известным загородным соору­жением финского национального ро­мантизма, но, вероятно, и наиболее удачной постройкой в широко распространенном на севере Европы стиле бревенчатого загородного дома. Однако основные достижения финских архитекторов этого времени относятся к области строительства городских жилых и общественных зданий. Именно здесь был создан специфический и обладающий достаточно устойчивыми формальными признаками финский национальный стиль.
Одним из источников этого стиля была архитектура средневековых крепостей и церквей, которые сохранились в западной части страны. Еще будучи студентом, в 1892 г. Сонк принял участие в экспедиции, обследовавшей эти постройки. Они представляли собой сложенные из грубо отесанных камней сооружения, которые несли в себе крайне упрощенные черты готики. Именно в этих сооружениях лежат истоки нарочитого примитивизма и архаической тяжеловесности произведений ранней стадии национального романтизма
В поисках наибольшей выразителъности кладки из гранита — материала, который, по их мнению, должен выражать национальный дух финской архитектуры, архитекторы обратились к «баронскому стилю» Шотландии.Таким образом, стилистику финского национального романтизма весьма условно" можно назвать неороманской, однако суровый дух романской архитектуры все же преобладал здесь над всеми другими влияниями.
Церковь св. Иоанна, проект которой Сонк выполнил в 1899 г., была одним из ранних и наиболее выразительных произведений финского национального романтизма. Более чем в каких-либо других сооружениях Сонка здесь ощущается его увлечение местной средне-вековой архитектурой. Гипертрофированная монументальность сочетается с асимметричной композицией, которая построена на острых контрастах объемов, цвета и фактуры материалов. Церковь Каллио также обладает всеми стилистическими признаками нацио­нального романтизма. Однако в отличие от церкви св. Иоанна ее композиция строго симметрична, гранитная кладка стен более упорядочена, объемы подчинены упрощенной геометрической схеме.
В более поздних постройках, таких как здание банка в Гельсингфорсе, Сонк прямо прибегает к языку классики. Аналогичную эволюцию проделал и Сааринен. В ранних работах Сааринена и его группы симметричные решения встречаются относительно редко, и только после 1905 г., как отмечает М. Комонен, «тенденция к симметрии начинает набирать силу в творчестве Сааринена и становится важной чертой его архитектуры* [158, с. 26]. И хотя Сааринен не использует ордера, влияние классической традиции на его поздние работы периода национального ро­мантизма неоспоримо.
Наряду с национально-романтическим напра
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.