На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Боевое применение артиллерии в современных военных конфликтах и локальных войнах

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


          
Долг, Честь, Родина!
 
ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
 
 
 
 
 
 
 
 
РЕФЕРАТ
Тема: Боевое применение артиллерии в современных военных конфликтах и локальных войнах.
.
 
 
 
 
Выполнил: слушатель 212 учебной группы
КШФ УО «ВА РБ»  майор А.В. Неверко
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
г. Минск
2011 г.
 
Невзирая на общее потепление международных отношений, в последнее  десятилетие наблюдается тенденция  к росту количества, размаха и  интенсивности локальных войн и  вооруженных конфликтов. Как показывает исторический опыт, практически во всех таких "малых войнах" заметную роль в решении задач огневого поражения противника играли ракетные и артиллерийские формирования.  
           Высокая насыщенность соединений  и частей артиллерией и минометами всегда была сильной стороной группировок войск, создаваемых для ведения локальных войн или локализации и свертывания вооруженных конфликтов, причем,  удельный вес артиллерии в составе группировок войск непрерывно возрастал. Малочисленность артиллерии на начальном этапе приводила к излишним потерям из-за недостаточной огневой поддержки общевойсковых подразделений в ближнем бою. Командование МНС в ходе войны в зоне Персидского залива учло этот опыт и к началу наземной наступательной операции сосредоточило в указанном районе около 3700 орудий, минометов и боевых машин РСЗО при почти в два раза меньшей, чем во Вьетнаме, группировке войск. Справедливость этого подтвердил и опыт ведения боевых действий в Чечне. Так, если до начала января 1995 года предпочтение отдавалось средствам ближнего боя, то в последующем действиям федеральных войск против незаконных вооруженных формирований обязательно предшествовала непродолжительная артиллерийская подготовка, что потребовало увеличения численности артиллерии более чем в 1,5 раза.
            Таким образом, можно говорить о необходимости создания достаточно сильной группировки артиллерии к началу боевых действий при средней норме не менее одного орудия (миномета, БМ РСЗО) на 100—150 человек общей численности личного состава группировки войск.
 
 
           В современных условиях огневое поражение приобретает особое значение в разгроме противника и достижении определенной цели ведения боевых действий, операций. Учитывая стремление большинства стран мира к запрещению оружия массового поражения, объем заданий, который полагается на обычные средства огневого поражения войск в боях, битвах, операциях, значительно растет. Реально огневое влияние на противника, максимальное снижение его потенциальных возможностей, подрыв военно-экономического потенциала, задания значительных потерь группировкам войск, резервам и тылам еще к началу наиболее активной наземной фазы действий сил, сегодня не только остается важным, но и приобретает все большую актуальность. Не случайно, что в сравнении с войнами 50-80-х годов, насыщенность артиллерией группировок войск, которые принимают участие в военных конфликтах конца ХХ - началу ХХІ веков, выросла в четыре раза. 
          Сегодня ракетные войска и артиллерия - это основа огневой мощи общевойсковых группировок. При всем разнообразии локальных войн и вооруженных конфликтов, у них есть немало общего в вопросах организации огневого поражения противника.
           Во время войн в Корее (1950-1953 гг.) и Вьетнаме (1964-1975 гг.), как правило, применялись те формы и способы боевых действий, которые были выработаны в период Второй мировой войны. В наступательных и оборонных операциях наносились массированные авиационные и артиллерийские удары. Особенно широко, в сравнении с другими родами войск, артиллерия применялась во Вьетнаме. Вне пределов досягаемости ее огонь американские войска боевых действий практически не вели. Войны в Корее и во Вьетнаме обнаружили тенденцию к росту удельного веса самоходной артиллерии, численность которой в современных локальных войнах доходила до 75%. Опыт этих войн подтвердил, что самоходная артиллерия обладает высокой мобильностью и в большей степени соответствует маневренному характеру боевых действий. Эта тенденция обнаружилась при проведении специальной операции в Чечне, где свыше 70% артиллерии было самоходной. Вместе с тем использование легких формирований (в том числе аэромобильных, десантно-штурмовых, воздушно-десантных), особенно в горах, джунглях и других специфических условиях, потребовало увеличения численности легкой авиатранспортабельной артиллерии. Так, в ходе войны во Вьетнаме более 60% дивизионов армии США были вооружены 105-мм гаубицами, которые при необходимости доставлялись на огневые позиций транспортными вертолетами.
 В то же время  обе этих войны засвидетельствовали:  необходимость поиска новых способов  вооруженной борьбы, которые отвечают  условиям обстановки, а также  последующего усовершенствования  вооружения и военной техники;  невозможность решение поставленных  задач только военно-воздушными  и военно-морскими силами. 
            Особенностями боевого применения ракетных войск и артиллерии в Афганистане были горная местность и погодные условия. Общим заданием было уничтожение, подавление, минирование объектов (целей), истощения личного состава, нарушения управления войсками и оружием. Боевое применение ракетных войск и артиллерии, как правило, отвечало требованиям советских боевых уставов и особенностям, которые были предопределены пустынной и горной местностью. Вместе с тем, особенности ведения боевых действий моджахедами требовали выбору наиболее эффективных способов борьбы с ними.
           Исходя из этого, к основным способам ведения боевых действий артиллерии в данных условиях, можно отнести: участие ее в рейдовых действиях частей и подразделений; в прочесе отдельных районов; в одновременном нанесении ударов по нескольким группировкам противника, которые располагаются на разной глубине; в одновременном нанесении ударов на всю глубину расположения объектов противника на большой плоскости; во время действий подразделений в зонах общего района боевых действий; при окружении группировки противника на большой плоскости с одночасовым ее расчленением и уничтожением; в блокировании городов, отдельных районов, и их прочесе; во время уничтожения небольших группировок с применением тактических воздушных десантов; оборудование засад; в боевых действиях по овладению перевалами и междугорьем; по захвату штабов, составов или их уничтожению; в боевых действиях в составе сторожевых постов.  
           Нетрадиционный характер боевых действий общевойсковых соединений, частей и подразделений, требовали от артиллерийских начальников и командиров соответствующих способов организации боевого применения ракетных войск и артиллерии, согласованных по объектам, месту, времени, и способах выполнения заданий огневого поражения. В организации боевого применения артиллерии были характерные ошибки общевойсковых командиров, которые приводили к значительным потерям и невыполнению боевых заданий. Применение ракетных войск было ограниченным и носило эпизодический характер. Поэтому со временем ракетные войска были выведены из ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Ракетная бригада кратковременно вводилась на территорию Афганистана для выполнения отдельных заданий. Огневое поражение противника полагались по большей части на артиллерию (до 70%), а также на армейскую авиацию (вертолеты). В ближайшей тактической глубине частичное участие артиллерии достигало 80% общего объема огневых заданий
           Применение ракетных войск и артиллерии в Чечне, определенным образом, продолжало и развивало опыт советских войск в Афганистане. На ход и результат каждой операции, что проводились федеральными войсками России в Чечне, определенным образом влияла качественная характеристика ракетных войск и артиллерии. В составе федеральных войск количество вооружения постоянно изменялось в соответствии с заданиями, которые относились, и на отдельных этапах вооруженных конфликтов составляло: адн (реадн) - до 40; пусковых установок оперативно тактических ракет - 12-18 од.; тактических ракет - 18-24 од.; артиллерийских систем - свыше 500 од. Важную роль играла реактивная артиллерия. Особенностью ее приложения стало ведение огня не только залпами (залпами по целям в тактической глубине обороны противника), но и одиночными выстрелами (по целям небольшой плоскости). Использовались также снаряды с объемно-детонирующими боевыми частями, радиус зоны сплошного поражения газообразного взрывчатого вещества которых достигал несколько сот метров.
           Боевые действия на Северном Кавказе по содержанию, формами и способами применения ракетных войск и артиллерии были во многом подобны войне в Афганистане: они отвечали огневому характеру боевых действий; расширенному полю боя с размытыми пределами между фронтом и тылом; такая же тактика набегов иррегулярных формирований, те же приемы борьбы - кинжальные огневые удары из близкого расстояния, внезапные нападения на военные колонны, сторожевые засады и гарнизоны, засады на дорогах, массовое минирование, широкое применение снайперов. 
           Русское федеральное командование пыталось часто решить все задания, которые стояли перед войсками, средствами дальнего огневого поражения: ракетно-бомбовыми ударами штурмовой авиации, огнем реактивной и дульной артиллерии. Основной способ применения ракетных войск и артиллерии представлял собой нанесение групповых ракетных ударов высокоточными комплексами по центрам управления, хранилищам горюче-смазочных материалов, электроподстанциям, радио- и телецентрах, а также ведение сосредоточенного (массированного) огня артиллерии с целью уничтожения группировок боевиков, баз подготовки и узлов сотовой телефонной сети, и другое. Огневое поражение противника ракетными частями в ходе выполнения заданий по изоляции района боевых действий на всю операционную глубину, осуществлялось групповыми ракетными ударами в сочетании с авиационными ударами. В основном поражались стационарные и малоподвижные объекты инфраструктуры и коммуникаций, а также обнаруженные отряды боевиков, в районах сосредоточения и в колоннах во время движения.  
            Сравнительный анализ возможностей подразделений ракетных войск и артиллерии с возможностями авиации показал, что время реакции подразделений артиллерии меньше, чем в армейской авиации в 2,5-4 раза. Время реакции подразделений вертолетов Ми-24 составляло 13-24 минуты, а время реакции дивизиона 152 мм СГ 2С19 - 5-6 минут. Кроме того, армейская авиация не имела такого важного для средств огневого поражения фактора, как внезапность применения: шум авиационных двигателей слышать за несколько десятков километров, что дает возможность живой силе спрятаться и приготовиться к отражению воздушного нападения. Следует отметить, что в Чечне, например, с декабря 1994 по март 1995 года, когда авиация практически не принимала участия в огневом поражении противника, артиллерия выполняла до 90% огневых задач. 
           Наиболее показательными и масштабными за последние десятилетия были действия ракетных войск и артиллерии в воздушно-наступательной операции "Буря в пустыне" и воздушно-наземной операции "Меч пустыни" в 1991 году. Как  было уже сказано, многонациональные силы имели в своем составе около 3700 пушек полевой артиллерии и минометов, Ирак существенно превосходил силы коалиции - за общим количеством пушек - около 8000, но современных систем - немного больше 4000. В настоящий момент уже общепризнанно, что решающую роль в достижении успеха многонациональных сил в войне сыграла их военно-техническое преимущество над иракской армией как по количеству, так и по качеству вооружения, а также в умении их применять. Артиллерийские подразделения многонациональных сил имели автоматизированные системы управления огнем и цифровые средства передачи данных. Для топогеодезического обеспечения использовалась наземная аппаратура космической навигационной системы "НАВСТАР". 
            С целью получения достоверных, точных и своевременных разведывательных данных, рядом с артиллерийскими средствами радиолокационной, звуковой и оптико-электронной разведки применялись вертолеты и беспилотные летательные аппараты. Во время планирования огневого поражения использовались данные, добытые космической, воздушной разведками и системы "ДЖИСТАРС". Артиллеристы многонациональных сил вели эффективную контрбатарейную войну практически в полигонных условиях. К началу наземной фазы боевых действий иракцы потеряли около половины всей артиллерии и в дальнейшем не могли эффективно поражать колонны танков и БМП. По данным открытых зарубежных изданий потери от артиллерии не превосходили 1-3%. Таким образом, низкая эффективность огневого поражения со стороны Ирака была связана с отсутствием автоматизированных систем управления огнем и эффективных средств разведки. Опыт войны в зоне Персидского залива подтвердил, что основой успеха многонациональных сил было тщательное планирование, эффективная организация и ведение поражения противника, с использованием высокоточного оружия, высокоэффективных средств разведки и управления.  
           В локальных войнах (вооруженных конфликтах), ведущихся регулярными войсками, группировки артиллерии создавались по направлениям с учетом емкости и доступности местности. Поскольку соединения и части первого эшелона вели боевые действия преимущественно на автономных направлениях, с открытыми флангами, то они получали на усиление артиллерии больше, чем в операциях крупномасштабных войн. Корпусные (армейские) артиллерийские группы создавались на тех направлениях, где в первом эшелоне могло действовать более одного соединения. Их состав был меньшим и составлял 2—4 дивизиона ствольной и реактивной артиллерии, а группы реактивной артиллерии, как правило, не формировались. Особое внимание уделялось усилению подвижных оперативных групп и рейдовых отрядов. При этом в первых создавались артиллерийские группы в составе 3—5 дивизионов самоходной (иногда реактивной) артиллерии, а вторые получали на усиление не менее дивизиона самоходной артиллерии. И хотя сосредоточение артиллерии на важнейших направлениях и массирование ее огня оставались важнейшими принципами боевого применения, чрезмерная централизация под единым командованием значительного числа дивизионов существенно (как, например, в Сирийской армии) затрудняла управление артиллерией и ее огнем.
Непосредственная огневая  поддержка тактических воздушных  десантов и подразделений, действовавших в отрыве от главных сил, осуществлялась, как правило, армейской авиацией, что иногда приводило к значительным потерям. В современных условиях появляется возможность непрерывной артиллерийской поддержки таких действий при глубине задач 20—35 км. При использовании противником аэромобильных формирований один-два дивизиона выделялись для действий в составе противодесантных резервов.
Позиционные районы, районы огневых позиций выбирались, как правило, в местах, обеспечивающих быстрый маневр артиллерии на угрожаемое направление. В локальных войнах с участием государств, артиллерия которых обладала, как правило, большей, чем у противника, дальностью стрельбы, наблюдалось стремление занимать огневые позиции на большем удалении от переднего края, по возможности вне зоны досягаемости эффективного огня противника, что значительно снижало потери в контрбатарейной борьбе. При ведении обороны в труднодоступных районах (горах, джунглях) огневые позиции оборудовались на удалении до 8 км от переднего края своих войск. Это обеспечивало применение артиллерии при бое за удержание как первой, так и второй позиции без смены района ОП. Вполне вероятно, что разнообразные условия ведения боевых действий, стремление сократить потери артиллерии вынудят располагать огневые позиции на большем удалении, чем это рекомендуется боевыми уставами.
В тех случаях, когда общевойсковые  операции проводились с невысокой интенсивностью, а основу боевых действий составляли обмен огневыми ударами и дальние огневые бои (например, в ходе войны между Ираном и Ираком в марте-сентябре 1985 года), артиллерийские подразделения до получения огневой задачи обычно находились в укрытиях. С получением задачи они занимали заранее подготовленные ОП и после ее выполнения снова уходили в укрытие. Для каждой батареи подготавливались 3—5 позиций. Аналогичная тактика применялась и ракетными дивизионами Ирака, которые для нанесения ударов выдвигались на подготовленные стартовые позиции из выжидательных районов, удаленных на 40—60 км. Все перемещения и пуски ракет проводились только ночью, что в совокупности со скрытностью расположения и надежной охраной позволяло сводить потери к минимуму. В современных локальных войнах, для которых будет более характерна тактика дистанционного боя, способ выполнения огневых задач по принципу “маневр — удар (огневой налет) — маневр” может стать основным.
Роль артиллерии в огневом поражении противника (ОПП) определялась прежде всего масштабом и продолжительностью военного конфликта, удаленностью региона, охваченного боевыми действиями, от районов дислокации войск, а также составом и численностью противоборствующих сторон, наличием или отсутствием военно-технического превосходства
            Поскольку в локальных войнах наблюдается стремление ограничить непосредственное соприкосновение войск, добиваясь разгрома противника преимущественно в дистанционном бою, то действиям наземных группировок войск, как правило, будет предшествовать мощная огневая подготовка разной продолжительности: от нескольких десятков минут до нескольких часов. При проведении наступательной операции в зоне Персидского залива, которой предшествовало 38-суточное огневое воздействие, огневая подготовка продолжалась около двух часов.
 Это позволяет сделать  вывод: стремление к сокращению собственных потерь, особенно при наличии военно-технического превосходства над противником, неизбежно приведет к увеличению продолжительности периода комплексного огневого воздействия, предшествующего боевым действиям общевойсковых формирований. Можно полагать также, что основной формой ведения боевых действий артиллерии при этом станет участие в массированных огневых ударах, в ходе которых она может поражать войсковые средства ПВО в полосе пролета авиации, пункты управления войсками и оружием, артиллерийские и минометные батареи (взводы), полевые пункты хранения боеприпасов, важнейшие объекты группировки войск, действующих в полосе обеспечения и первом эшелоне дивизий противника.
Артиллерийская поддержка  наступающих войск осуществлялась преимущественно последовательным сосредоточением огня либо сосредоточенным огнем по объектам, оказывающим упорное сопротивление и препятствующим продвижению наступающих войск. Такие методы поддержки, как огневой вал и двойное ПСО, применялись крайне редко, что объяснялось относительно невысокой плотностью артиллерии.   
Часто противотанковые средства располагались вдоль долин и  дорог, эшелонированно на всю тактическую глубину, создавая своеобразный коридор, в который пропускали танки, а затем уничтожали фланговым огнем.
Таким образом, рассмотренные особенности  боевого применения артиллерии в локальных войнах (вооруженных конфликтах), ведущихся  регулярными войсками, требуют дальнейшего изучения и внедрения в практику войск.
 
Артиллерийские  группы создавались редко, преимущественно на начальном этапе крупных операций. Их состав был значительно меньше, чем в операциях, ведущихся регулярными войсками. Так, в ходе Пандж-шерской операции (Афганистан) дивизионные артиллерийские группы имели по два дивизиона, в некоторых случаях в их состав включались реактивные батареи. Меньшими по составу были и полковые артиллерийские группы. При проведении операций в ограниченных районах группировки артиллерии создавались по направлениям. В некоторых случаях, при наличии огневого превосходства над противником, вся группировка артиллерии соединения сосредоточивалась в одном месте в пределах направления, что позволяло централизовать управление, обеспечение боеприпасами, более эффективно организовать охрану и оборону огневых позиций, особенно в ночных условиях. Такой порядок создания группировки артиллерии, на наш взгляд, сохранится и в дальнейшем.
Огневое обеспечение  выдвижения (ввода) войск в район  боевых действий осуществлялось огнем артиллерийских подразделений, выделенных в состав сторожевых застав и заблаговременно развернутых вдоль маршрута выдвижения. Для быстрого открытия огня артиллерийские подразделения готовили участки сосредоточенного огня по местам возможных засад или скопления боевиков, а также рубежи заградительного огня для прикрытия сторожевых застав и постов. На наиболее опасных участках вдоль маршрутов, о чем свидетельствует опыт боевых действий в Афганистане, может применяться и предупредительный, так называемый отсекающий огонь, представляющий собой заградительный огонь, ведущийся вдоль маршрута на удалении 300—400 м от дороги. При ведении огня несколькими артиллерийскими подразделениями по обеим сторонам дороги может быть создан огневой коридор.
В ходе восстановления контроля над районами, занятыми боевиками, на артиллерию возлагались разнообразные задачи: контрорудийная (контрбатарейная) борьба; артиллерийская подготовка и поддержка действий своих войск по направлениям; огневое окаймление (прикрытие) районов сосредоточения (рубежей блокирования) своих войск; огневое блокирование боевиков и огневое “прочесывание” блокированных районов; ведение огня на изнурение по позициям, занятым боевиками, а также предупредительного огня по районам, предназначенным для занятия своими подразделениями; освещение местности в интересах ведения разведки и контроля стрельбы ночью; уничтожение отдельных целей огнем прямой наводкой. Для ведения контрорудийной (контрбатарейной) борьбы на каждом направлении выделялись один-два дивизиона с техническими средствами разведки. Опыт боевых действий показал, что для засечки орудий (минометов) с наземных наблюдательных пунктов и контроля стрельбы на поражение от дивизиона целесообразно выделять несколько корректировщиков со средствами разведки и связи.
         Артиллерийская подготовка атаки укрепленных боевиками позиций в классической форме осуществлялась крайне редко. Поскольку оборона была, как правило, слабо насыщена ПТС, а основные огневые средства составляли орудия и минометы малого калибра и крупнокалиберные пулеметы, артиллерийская подготовка проводилась одним, реже двумя огневыми налетами на тех направлениях, где обойти или блокировать опорный пункт не представлялось возможным. Огневые средства, расположенные вне опорных пунктов, уничтожались огнем прямой наводкой либо огнем специально выделенных артиллерийских подразделений (комплексов) с применением высокоточных боеприпасов. В некоторых случаях для их уничтожения после подавления огнем артиллерии привлекалась армейская авиация. Атака оборудованных опорных пунктов без артиллерийской подготовки, на наш взгляд, недопустима.
        При овладении населенными пунктами, занятыми боевиками, перед началом штурма, как правило, проводилась артиллерийская подготовка штурма, в ходе которой поражались формирования боевиков в опорных пунктах и зданиях. При необходимости орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой, разрушали здания, приспособленные к обороне, уничтожая огневые средства, наблюдательные пункты и снайперов, находящихся в них. Оценка результатов ведения огня дает основание полагать, что для сокращения потерь среди мирного населения целесообразно более широко применять высокоточные боеприпасы, комплексы ПТУР с осколочно-фугасной боевой частью, а также боеприпасы с меньшим разрушающим воздействием. Как показал боевой опыт, с началом штурма огонь необходимо вести только по вызову штурмовых групп, а средствам, выделенным для стрельбы прямой наводкой, по мере приближения групп к объектам атаки следует переносить огонь по окнам и проломам в верхних этажах зданий.
После захвата важных объектов и перекрестков улиц на направлениях возможных контратак противника артиллерия участвовала в их закреплении, для чего осуществлялось так называемое огневое окаймление кварталов, занятых своими подразделениями. Его сущность заключалась в подготовке по всему периметру заградительного огня. На открытых пространствах (площадях, пустырях, вдоль широких улиц) подвижным заградительным огнем, ведущимся последовательно, начиная с ближнего рубежа, применялось так называемое огневое выдавливание боевиков. Если же по соображениям безопасности стрельба с закрытых огневых позиций невозможна, то вдоль улиц может готовиться огонь прямой наводкой с применением различных боеприпасов.
            Как отмечалось, основным способом ликвидации формирований боевиков в базовых районах является их блокирование с последующим прочесыванием и уничтожением. Одной из его форм в труднодоступных для пехоты районах было огневое блокирование, в ходе которого артиллерия готовила и при необходимости вела заградительный огонь на направлениях возможного прорыва противника, а также сосредоточенный огонь по узлам дорог, выходам из ущелий, перевалам и т.д. В ходе прочесывания при наличии у боевиков оборонительных позиций осуществлялась артиллерийская подготовка атаки, а в последующем — артиллерийская поддержка на всю глубину района. При проведении операции в лесистой местности перед прочесыванием общевойсковыми подразделениями целесообразно проведение так называемого огневого “прочесывания” — по сути огневого вала с меньшей, чем в обычных условиях, плотностью разрывов. Желательно, чтобы огневое “прочесывание” предшествовало продвижению общевойсковых подразделений даже в тех случаях, когда нет достоверных данных о наличии противника на направлениях их действий. Как показал опыт боевых действий в Афганистане, целесообразно, чтобы после завершения прочесывания часть артиллерийских подразделений находилась в готовности огнем по вызову прикрыть отход общевойсковых подразделений.
В контролируемой зоне для поддержки подразделений, выполняющих служебно-боевые задачи в составе караулов и блок-постов по охране и обороне административных центров, базовых районов, важных и экологически опасных объектов, коммуникаций, а также для реализации разведывательных данных, начиная с конца 50-х годов широко применялись сети артиллерийских баз огневой поддержки. Такие базы создавались МНС в Ираке и американскими войсками в Афганистане. Для обеспечения взаимной огневой поддержки артиллерийские базы располагались на удалении 10— 15 км одна от другой, что позволяло держать под огневым воздействием обширные районы. Базы могли быть постоянными или временными. На постоянных базах создавались капитальные инженерные сооружения, рассчитанные на длительную эксплуатацию. Для их охраны выделялось до роты пехоты. Временные базы располагались в районах блокирования, прочесывания и патрулирования. После выполнения боевых задач артиллерийские подразделения возвращались в места дислокации.
 
Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что  особенности применения артиллерии против иррегулярных вооруженных формирований не потеряли своего значения и в современных условиях, а их учет и использование в соответствии со сложившейся обстановкой будут способствовать успешному выполнению поставленных задач.
Именно согласованное  применение средств дальнего огневого поражения уже в начале операции позволяет дезорганизовать управление бандформированиями, нанести им значительные потери, захватить инициативу, а самое главное — существенно, по сравнению с прошлой кампанией (1994—1996 гг.), уменьшить потери в личном составе. Исходя из этого основными принципами организации огневого поражения должны стать:
·        переход от дуэльных ситуаций взаимного уничтожения к одностороннему огневому (радиоэлектронному) воздействию по объектам противника за счет применения дальнобойных огневых средств;
·        отказ от первоочередного поражения войсковых объектов, имеющих достаточно высокую степень защищенности, и смещение акцентов на поражение (уничтожение) подсистем обеспечения;
·        постепенный перенос усилий с поражения объектов, обеспечивающих защитные свойства группировки противника, и его дальнобойных огневых средств на огневые средства ближнего боя.
 
  В ходе боевых действий  югославских ВС в Косово и  Метохии (март 1998 г. - апрель 1999 г.) и македонских ВС (май 1999 г. - ноябрь 2000 г.) против албанских боевиков артиллерия решала задачи по огневому поражению противника в ходе проведения специальных операций.
  В боевых действиях ЮНА ракетные удары и огонь артиллерии играли большую, а часто и главную роль. Главной проблемой было недостаточное количество обученных артиллеристов. В ходе боевых действий артиллеристами изучалось то, что действительно было необходимо в настоящий момент.
  Главная задача артиллерии  противника заключалась в непосредственной  огневой поддержке войск, а  так же в ударах по югославским  войскам, сосредотачивающимся вдоль  дорог и около населенных пунктов,  причем приоритет отдавался действиям  орудий в составе огневого  взвода. Особо эффективно применялись  минометы противника, которые устанавливались  на машины, и вели беспокоящий  огонь по войскам ЮНА. В некоторых случаях огневые позиции артиллерии ЮНА размещались в радиусе досягаемости огневых средств противника, в особенности его минометов, что вело к потерям, но на сам ход боевых действий не влияло. Более того, слабость противника приводила к халатности в оборудовании огневых позиций. Фортификационное оборудование огневых позиций не проводилось, орудия устанавливались в одну линию, на расстоянии менее 10 метров, автомашины оставлялись у орудий совершенно открытыми, на позициях неорганизованно передвигались военнослужащие. Все это вело к потерям не только от огня противника, но и его диверсионных групп.
    Ведение огня  часто шло без учета правил  стрельбы, что приводило к неисправностям  орудий, а на некоторых из них  не были определены отступления  от средней скорости полета  снарядов.
  Огневые позиции не  менялись от нескольких дней  до нескольких месяцев, что  в первую очередь относилось  к РСЗО. Перемещения артиллерии  происходили без предварительной  разведки нового места дислокации. Так как водители были недостаточно  обучены, передвижение ночью приводило  к остановкам и потере времени,  и в связи с отсутствием  воздействия противника артиллерия  перемещалась днем по одному  направлению. Вследствие того, что  передислокация шла в один  этап, на дорогах нередко возникали  заторы.
  В ходе боевых действий  инженерное оборудование огневых  позиций улучшилось, но только  при угрозе нападения противника. Оборудовались, как правило, блиндажи  и укрытия для огневых средств.  Для этого использовались мешки  и ящики из-под снарядов, наполненные  грунтом. В ходе боевых действий  в артиллерии потребовались наличие  инженерно-строительных подразделений,  оснащенных техникой, для строительства  укрытий и для устройства дорог,  а также наличие тягачей для  вытаскивания застрявших машин  и орудий. Маскировка из-за отсутствия  средств, опыта и личной ответственности  велась неудо
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.