На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Лексика Куприна

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План
 
7
    Введение
    Различные подходы к анализу эмоциональной оценки лексики
    Семантика
    Словообразование
    Заключение
    Список литературы

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.Введение
 
В лексикологии слова изучаются  с точки зрения их значений, стилистической окраски, употребления в речи и происхождения. В зависимости от цели общения  мы выбираем из всего многообразия языковых средств наиболее действенные, выразительные. Происходит своеобразный отбор языкового материала, его  организация, а это приводит к  появлению в языке определенных стилей.
Если посмотреть определения  понятий, то эмоция — чувство, переживание, эмоциональный — насыщенный эмоциями, выражающий эмоции, экспрессия — сила выражения, проявления каких-либо чувств, переживаний, экспрессивный — обладающий экспрессией, выразительный.
Эмоционально-экспрессивная  окраска и функционально-стилевая принадлежность слов - различные по природе стороны одного явления. Различие их выражается в том, что  слова, характеризующиеся определенной функционально-стилевой принадлежностью, могут быть лишены эмоционально-экспрессивной  окраски.
Выявление функционально-стилевой принадлежности слова, как правило, бывает тесно связано с определением его экспрессивной роли (лат.—  выражение), т. е. выразительности его  эмоциональных свойств и других особенностей, которые в целом  нередко называются стилистической окраской слова или его собственно коннотативным созначением. Однако коннотативность может быть обусловлена  не только экспрессивно-эмоциональными (собственно стилистическими) оттенками. Она присуща и словам, функционально  более или менее четко закрепленным, употребляемым преимущественно  в каком-то одном из стилей. В этом случае некоторые исследователи  говорят о функционально-стилевой коннотации, или «функционально окрашенной»  лексике. Дополнительная оценочность, особая экспрессивно-эмоциональная  окраска слов выражается в семантическом  составе слова по-разному.[12,32]
Лексика современного русского языка стилистически неоднородна: одни слова носят общеупотребительный  характер, другие - используются в определенной речевой ситуации. Поэтому одну и  ту же информацию можно передать разными  лексическими средствами.
        Эмоционально-экспрессивная окраска слова и его принадлежность к определенному функциональному стилю в лексической системе русского языка, как правило, взаимообусловлены. Нейтральные в эмоционально-экспрессивном отношении слова обычно входят в пласт общеупотребительной лексики. Исключение представляют термины: они всегда стилистически нейтральны, но имеют четкую функциональную закрепленность.
         К просторечной лексике принадлежат резко сниженные слова, которые находятся за пределами литературной нормы. Среди них могут быть формы, содержащие положительную оценку называемых понятий (работяга, башковитый), но гораздо больше форм, выражающих отрицательное отношение говорящего к обозначаемым понятиям (левачить, рехнуться, хлипкий, дошлый и под.).
          Особенностью эмоционально-оценочной лексики является то, что эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему, функция чисто номинативная осложняется здесь оценочностью, отношением говорящего к называемому явлению.
        Изображение чувства в речи требует особых экспрессивных красок. Экспрессивность (от лат. еxpressio - выражение) - значит выразительность, экспрессивный - содержащий особую экспрессию. На лексическом уровне эта лингвистическая категория получает свое воплощение в «приращении» к номинативному значению слова особых стилистических оттенков, особой экспрессии. Экспрессивная окраска в слове наслаивается на его эмоционально-оценочное значение, причем у одних слов преобладает экспрессия, у других - эмоциональная окраска. Поэтому разграничить эмоциональную и экспрессивную лексику не представляется возможным. Положение осложняется тем, что «типология выразительности пока, к сожалению, отсутствует». С этим связаны затруднения в выработке единой терминологии.
Объединяя близкие по экспрессии слова в лексические группы, можно  выделить:
    слова, выражающие положительную оценку называемых понятий,
    слова, выражающие их отрицательную оценку.
      В первую группу войдут слова высокие, ласкательные, отчасти шутливые; во вторую - иронические, неодобрительные, бранные и др.  
Развитию эмоционально-экспрессивных оттенков в слове способствует его метафоризация. Окончательно определяет экспрессивную окраску контекст: нейтральные слова могут восприниматься как высокие и торжественные; высокая лексика в иных условиях приобретает насмешливо-ироническую окраску; порой даже бранное слово может прозвучать ласково, а ласковое - презрительно. Появление у слова в зависимости от контекста дополнительных экспрессивных оттенков значительно расширяет изобразительные возможности лексики
Экспрессивная окраска слов в художественных произведениях отличается от экспрессии тех же слов в необразной речи. В условиях художественного контекста лексика получает дополнительные, побочные смысловые оттенки, которые обогащают ее экспрессивную окраску. Современная наука придает большое значение расширению семантического объема слов в художественной речи, связывая с этим появление у слов новой экспрессивной окраски. [11,21]
Изучение эмоционально-оценочной  и экспрессивной лексики обращает нас к выделению различных  типов речи в зависимости от характера  воздействия говорящего на слушателей, ситуации их общения, отношения друг к другу и ряда других факторов.
Эту тему я выбрала потому, что при изучении на занятиях литературных произведений столкнулась с тем, что перевод их на другой язык не всегда отражает именно ту мысль, которую  хотел сказать автор переводимого текста. Я заинтересовалась этой проблемой.
Вопросами лексикологии занимались В.Д.Старичёнок, Д.Э.Розенталь, М.И.Фомина, П.П.Шуба, В.Н.Ярцев и др. Часто  они не сходятся во мнениях по поводу классификации стилей и лексики.
Цель курсовой работы-выявить  эмоционально-оценочную лексику  и ее характеристики.
Задачи:
Изучить лингвистическую  литературу по данной теме
Выбор концепта анализа
Подбор языкового материала
Классификация отбора материала  по результатам лингвистического анализа
Подведение итогов по работе, формирование выводов
 
 

2.Различные подходы  к анализу эмоциональной оценки  лексики
 
Отдельно эмоционально окрашенную (экспрессивную) лексику вне её стилистическом отношении выделяет только В.Н.Ярцев в книге «Языкознание. Большой энциклопедический словарь». Приводим цитату: «Лексический состав языка неоднороден, стратифицирован. В нём выделяются категории лексический единиц по разным основаниям: по сфере употребления – лексика общеупотребительная (межстилевая) и стилистически отмеченная, используемая в определённых условиях и сферах общения (поэтич., разг., научная, профессиональная, просторечие, арготизмы, регионализмы, диалектизмы), по эмоциональной окраске – нейтральная и эмоционально окрашенная (экспрессивная) лексика; по исторической перспективе – неологизмы, архаизмы…». [2,260].
Филин Ф.П. в  книге «Русский язык: Энциклопедия» пишет так: «Различаются общеупотребительная, нейтральная в стилистическом отношении лексика (составляет основу словаря) и лексика, применение которой ограничено определёнными условиями речевого общения (специальная научная и техническая лексика, разговорная и просторечная, официально-деловых документов и т.д.)» .
В «Современном русском языке» под редакцией В.Д.Стариченка лексика подразделяется на стилистически закрепленную и межстилевую, которая в свою очередь подразделяется на книжную и разговорную лексику: «В зависимости от степени сниженности разговорную лексику делят на 2 группы — собственно разговорную и просторечную.
К собственно разговорной лексике относятся слова, придающие речи оттенок неофициальности, непринужденности, но не выходящие за пределы литературного языка. Просторечная лексика находится на грани или за пределами строго нормированной литературной речи и отличается большей стилистической сниженностью по сравнению с лексикой собственно разговорной, хотя границы между этими разрядами разговорной лексики зыбки и подвижны и не всегда четко определены даже в словарях».[6,151].
В книге «Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц» Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. рассматривают эмоционально окрашенную лексику через ее отношение к стилю: «Функционально-стилевая принадлежность слова тесно связана с его экспрессивно-эмоционально-оценочными коннотациями. Определенные экспрессивно-оценочные средства характеризуют тот или иной стиль, но общее понятие стиля определяется сферой употребления языковых средств в речи.
Просторечная лексика находится вне сферы литературного языка и употребляется для сниженной, грубой или грубоватой оценки предмета реальности. Слова просторечной лексики эмоционально окрашены, входят в состав художественной речи и приобретают там роль функционально-экспрессивной дифференциации в именовании того или иного явления». [7,112].
В книге Фоминой М.И. «Современный русский язык. Лексикология» лексика делится на межстилевую (стилистически нейтральную), лексику книжных стилей и лексику разговорных стилей и в рамках последней рассматривается просторечие: «К обиходно-бытовому просторечию могут быть отнесены слова, которые по своей семантике и дополнительной экспрессивно-стилистической оценочной сущности более снижены. Сфера их распространения уже, чем разговорно-бытовой лексики. В понятии «просторечие» соединяется указание на принадлежность к особой стилевой группе и на стилистическую окраску. Просторечие (если оно не грубое, вульгарное или бранное) в целом не является ярко выраженным нарушением норм разговорной речи. Поэтому подгруппу обиходно-просторечной лексики с трудом можно отнести к разговорной. Любопытно, что с точки зрения содержательной разговорно-бытовые слова и обиходно-бытовое просторечие, как правило, конкретны».
Д.Э.Розенталь в рамках общенародной лексики выделяет 3 группы: нейтральную (межстилевую), лексику  письменной речи и лексику устной речи (лексика разговорная и лексика  просторечная). «К разговорной лексике  относятся слова, придающие речи оттенок неофициальности, непринужденности (но не грубые). Лексика просторечная «ниже» по стилю, чем разговорная, и  находится за пределами строго нормированной  литературной речи».
Таким образом, можно заметить разность подходов к эмоционально окрашенной лексике.
Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. считают, что эмоциональная оценка связана с выражением чувств, волевых побуждений, чувственных или интеллектуальных сравнений, отношения к действительности: домишко, кляча, стиляга, прехорошенький. Оценочность, которая представляет соотнесенность слова с оценкой, и эмоциональность, связываемая с эмоциями, не составляют обособленных компонентов в значении слова. Положительная оценка передается лишь через положительную эмоцию: ласку, похвалу, восторг, одобрение и др.; отрицательная оценка связана с отрицательными эмоциями: осуждением, неприятием, неодобрением, презрением, иронией и др. Просторечная лексика находится вне сферы литературного языка и употребляется для сниженной, грубой или грубоватой оценки предмета реальности. Слова просторечной лексики эмоционально окрашены, входят в состав художественной речи и приобретают там роль функционально-экспрессивной дифференциации в именовании того или иного явления.
Старичёнок  В.Д. предлагает такой подход: признаки разговорного стиля определяются условиями его использования. Это стиль повседневного, бытового, неофициального общения. Реализуется он в форме непринужденной, неподготовленной диалогической или монологической речи на бытовые темы, а также в форме частной, неофициальной переписки. Непринужденность и неофициальность, неподготовленность и эмоционально-экспрессивная окрашенность - экстралингвистические признаки разговорного стиля. Большую роль при устном общении играют жесты, мимика, поза, интонация. Лексика разговорного стиля богата и разнообразна. Она включает обширный пласт слов, имеющих нейтральные или разговорные синонимы, уменьшительно-ласкательные и увеличительно-пренебрежительные слова, допускаются "нелитературные лексические элементы": просторечные слова, диалектизмы, профессионализмы.
На принадлежность слова  к разговорной лексике указывают следующие признаки: аффиксы по, -ива(тъ), за-, -ся, -нача(ть), -ича(ть) у глаголов (попискивать, покрикивать, заработаться, заговориться, жадничать, жульничать, ехидничать, садовничать); суффиксы -ун, -унь(я), -ш(а), -яг(а) у существительных (ворчун, ворчунья, говорун, говорунья, игрун, контролерша, майорша, докторша, работяга, деляга); суффиксы -к(а), -лк(а), служащие заменой неоднословных наименований (читалка, электричка, попутка, "Вечерка"), уменьшительно-ласкательные или увеличительно-пренебрежительные суффиксы (кисленький, добренький, порядочек, матерьялъчик, злющий, домище) и т. д. Именно в разговорном стиле многие слова имеют переносные, специфические значения: хвост — задолженность, пара — 2 академических часа, брать — покупать, давать — продавать. [3,23]
Д.Э.Розенталь считает, что  разговорная и просторечная лексика при передаче прямой речи действующих лиц служит одним из средств их речевой характеристики. Все же гораздо чаще грубовато-экспрессивная и грубопросторечная лексика употребляется для осуждения. Можно сказать, что выражение отрицательного отношения — основная функция таких слов в речи.
 
3.Семантика
 
В книге «Современный русский  язык: Лексикология» М.И.Фоминой  предлагается такой подход: дополнительная оценочность, особая экспрессивно-эмоциональная  окраска слов выражается в семантическом  составе слова по-разному.
Во-первых, она создается  особыми словообразовательными  средствами — приставками, суффиксами, повтором однокоренных слов и т. д.; ср.: ругать — выругать; нос — носик, носище; крепко-накрепко. Этот способ — один из продуктивных в русском языке
Во-вторых, она присуща  самой семантике отдельных слов и соответственно объективирована (закреплена в современных толковых словарях). В-третьих, стилистическая окраска  может входить как элемент  в общую семантическую структуру  слова (наряду с его основной, предметно-логической соотнесенностью). Подобное наблюдается  в словах, обозначающих чувства (жалеть, любить, ненавидеть), переживания (волноваться, горевать, радоваться), признаки и качества (вкусный, горький, отличный, хороший).
К разговорно-бытовым (или разговорно-обиходным) от, которые имеют неярко выраженную отрицательную или положительную экспрессивно-эмоциональную оценку. В эту группу входят слова, разные по способу выражения стилистической окраски: и такие, в семантике которых уже заложена оценочность (типа — баламут, бедлам, кисляй, коняга, пижон, позер], и такие, оценочность которых создается аффиксами, сложением основ и т. д. (прихлебатель, прихвостень, сапожище, старичишка).
П. П. Шуба к просторечной лексике относит слова, находящиеся за пределами литературного языка. Одни из них имеют определенные отклонения от норм литературного языка Их иногда называют собственно-просторечными. Другие имеют яркий налет грубости, вульгарности. Разновидностью вульгарно-просторечной лексики являются вульгарно-бранные слова типа рожа, харя, хамло и т.п. Иногда в качестве бранных слов могут употребляться слова общенародной лексики, обычно не имеющие оттенка вульгарности.
Разговорный характер имеют  слова с суффиксами субъективной оценки: здоровенный, малюсенький, беленький, злющий, здоровущий, ножища, домина, сынуля и т.п.
Здесь также нет единого  подхода. В книге В.Д. Старичёнка предлагается такое деление просторечной лексики: в зависимости от степени  сниженности разговорную лексику  делят на 2 группы — собственно разговорную  и просторечную.
К собственно разговорной лексике относятся слова, придающие речи оттенок неофициальности, непринужденности, но не выходящие за пределы литературного языка. Просторечная лексика находится на грани или за пределами строго нормированной литературной речи и отличается большей стилистической сниженностью по сравнению с лексикой собственно разговорной, хотя границы между этими разрядами разговорной лексики зыбки и подвижны и не всегда четко определены даже в словарях. В составе просторечной лексики обычно выделяют 3 группы: собственно просторечия, грубовато-просторечные и вульгарно-бранные слова, хотя между ними нет четких границ.
ТИПЫ ПРОСТОРЕЧИЯ
Собственно просторечия — это слова, находящиеся за пределами литературного языка в силу отклонения от нормы: звонит, километр, квартал, бородастый, хочем, вдосталь, взаправду, делав, тудой, сюдой, коли-дор, лаболатория и т. п.
Грубовато-просторечные слова, обладая налетом грубости и некоторой вульгарности, используются при характеристике людей, явлений, действий в силу своей особой выразительности и своеобразной емкости при обозначении понятий: балбес, брехун, барахло, вертихвостка, забулдыга, зануда, жмот.
Вульгарно-бранные слова (вульгаризмы) характеризуются большой степенью грубости, вульгарности, что делает их недопустимыми в речи культурных людей: буркалы, зенки, харя.
Эмоционально-экспрессивную  окраску имеет лексика:
возвышенная, торжественная (уместная в текстах, характеризующихся  приподнятым, торжественным тоном): година, отныне, соратники, всепобеждающий, гонитель;
сниженная, фамильярная, характеризующаяся  большой степенью непринужденности: бабуся, пичуга, орать, взбучка;
эмоционально-экспрессивная  лексика может быть оценочной  с положительной и отрицательной  характеристиками: плеяда, поборник, солнышко, голубушка, низкопоклонник, торгаш, святоша. Правда, оценочными могут быть и слова с нейтральной эмоционально-экспрессивной окраской (хороший, плохой, чуткий, злой, добрый);
В зависимости от способа  выражения в словах эмоционально-экспрессивного оттенка можно выделить несколько  групп:
    слова, эмоционально-экспрессивная окраска которых выражается аффиксами (чаще суффиксами): добряк, старикан, локоток, дельце;
    общеупотребительные слова, эмоциональность и экспрессивность которых возникает на основе метафорического переосмысления: ворона 'рассеянный, невнимательный человек'';
    слова, эмоционально-экспрессивная окраска которых выражается самим содержанием, смыслом слова. цаца, фифа, абракадабра.
Д.Э.Розенталь говорит, что  лексика просторечная «ниже» по стилю, чем разговорная, и находится  за пределами строго нормированной  литературной речи. В ней выделяет три группы:
1.Грубовато- экспрессивная  лексика грамматически представлена  существительными, прилагательными,  наречиями и глаголами: дылда, зануда, обормот; Экспрессивность этих слов, их емкость позволяют иногда кратко и выразительно показать отношение (чаще всего отрицательное) к какому-либо предмету, человеку, явлению.
2. Грубопросторечная лексика  отличается от грубовато-экспрессивной  большей степенью грубости: буркалы, мурло, харя и др. У этих слов сильнее экспрессия, способность передавать отрицательное отношение говорящего к каким-то явлениям. Но чрезмерная грубость делает эту лексику недопустимой в речи культурных людей. Граница между грубовато-экспрессивной и грубопросторечной лексикой нечеткая; возможны промежуточные, переходные случаи.
3.Кроме слов грубовато-экспрессивных  и грубопросторечных к просторечной  лексике относится некоторое  (сравнительно небольшое) количество  слов собственно-просторечных, нелитературность  которых объясняется не их  грубостью (они не грубы) и  не их бранным характером (они  не бранные), а тем, что они  не рекомендуются к употреблению  в речи культурных людей, в  научной и технической литературе  и т. п.: давеча, загодя, небось, отродясь, тятя и др. У подавляющего большинства таких слов есть нейтральные синонимы и нет экспрессии грубых слов.[8,62]
Фомина М. И. в  «Современном русском языке: Лексикология» относит просторечную лексику к лексике разговорного стиля. Она утверждала, что на общем фоне лексики межстилевой, нейтральной в экспрессивно-стилистическом отношении, резко выделяется так называемая разговорная лексика. Она является одной из основных частей лексико-семантической подсистемы функционального разговорного стиля. В ее состав входят следующие лексические группы: 1) собственно разговорные слова, т. е. литературно-разговорные и обиходно-разговорные, или разговорно-бытовые; эти слои образуют лексику относительно неограниченного употребления; 2) разговорные слова с некоторым ограничением сферы употребления — обиходно-бытовое просторечие, разговорно-терминологические; разговорно-профессиональные, или разговорно-жаргонные; 3) разговорные слова с явным ограничением сферы употребления — узкодиалектные, арготические и грубо-просторечные Третья группа образует так называемую внелитературную разговорную лексику, хотя, поскольку подобные лексические сродства используются в устной форме общения, они могут быть рассмотрены при характеристике общей лексической системы разговорных стилей речи.
Слова всех указанных групп  отмечены функциональной коннотативностью, т. е. на фоне собственно нейтральных (вне контекста, конечно) они воспринимаются как слова окрашенные, в данном случае своей стилевой принадлежностью. Поэтому лишь первая считается нормативно ярко выраженной. Во второй наблюдаются уже отклонения от норм (в том числе и лексических). А третья подчиняется своим внутренним закономерностям: социальным (арго), территориальным (диалектизмы) или экспрессивно-стилистическим (грубое просторечие).
К литературно-разговорным  относятся такие слова, которые  имеют по сравнению с межстилевыми, с одной стороны, и книжными —  с другой (хотя такие синонимические параллели не всегда возможны), некоторый  оттенок сниженности, широко используются в разных жанрах газетно-публицистической речи Разговорно-бытовыми являются слова, используемые в повседневном обиходном  общении. Они, как и слова разговорно-литературные, не нарушают норм собственно разговорной  речи. Но среди них уже значительно  больше слов со сниженным значением, которые к тому же нередко обладают и дополнительной ярко выраженной стилистической окраской, например: неодобрительное, ироническое фамильярное, шутливое и т. д. Их употребление в других стилевых разновидностях литературного русского языка (например, официально-деловом  или научном) является неуместным. К разговорно-бытовым (или разговорно-обиходным) от, которые имеют неярко выраженную отрицательную или положительную экспрессивно-эмоциональную оценку. В эту группу входят слова, разные по способу выражения стилистической окраски: и такие, в семантике которых уже заложена оценочность (типа — баламут, бедлам, кисляй, коняга, пижон, позер], и такие, оценочность которых создается аффиксами, сложением основ и т. д. (прихлебатель, прихвостень, сапожище, старичишка).[5,23]
Нередко разговорное значение у слова развивается в результате семантического переосмысления основного, первичного значения.
К обиходно-бытовому просторечию могут быть отнесены слова, которые по своей семантике и дополнительной экспрессивно-стилистической оценочной сущности еще более снижены. Сфера их распространения уже, чем разговорно-бытовой лексики. В понятии «просторечие» соединяется указание на принадлежность к особой стилевой группе и на стилистическую окраску. К подобным словам относятся, например, батя (отец). Эти и многие другие слова иногда бывает нелегко отграничить от собственно разговорных, так как просторечие (если оно не грубое, вульгарное или бранное) в целом не является ярко выраженным нарушением норм разговорной речи. Данные трудности отражены и в словарях. Поэтому подгруппу обиходно-просторечной лексики с трудом можно отнести к разговорной. Любопытно, что с точки зрения содержательной разговорно-бытовые слова и обиходно-бытовое просторечие, как правило, конкретны. К разговорно-терминологическим относятся слова, которые не обладают признаками собственно терминов и, как правило, не отражены в соответствующих терминологических словарях (или даны с пометами — разг., жарг. и т. д.), однако употребляются в устной речи людей, объединяемых общими профессионально-социальными интересами. Такие слова образуются обычно на базе существующих терминов, по словообразовательным нормам разговорного стиля речи. В результате частого использования многие из них выходят за пределы разговорных вариантов терминологических систем, детерминологизируются и становятся менее ограниченными по употреблению. К разговорно-терминологической лексике относятся и усеченные формы, используемые в соответствующих сферах, например: кибер (робот, кибернетическая машина),
К разговорно-жаргонным (или разговорно-профессиональным) относятся слова, которые образуются не от слов, зафиксированных в терминологических системах, а от так называемых профессиональных наименований . Они, как правило, имеют узкоспециальное значение, хотя в процессе употребления нередко выходят за пределы тех или иных профессий. Подобные жаргонные наименования есть в каждой профессии. Сфера их распространения ограничена. Однако некоторые из разговорно-профессиональных становятся разговорно-бытовыми.
Наконец, в третьей группе выделяются слова, употребляемые в  устной форме общения и являющиеся весьма ограниченными по сфере распространения. Они выходят за пределы литературного  языка и относятся к числу  таких, которые нарушают нормы и  собственно разговорного стиля речи. Этими словами являются все грубопросторечные  типа: башка, облапошить; вдрызг и др. Они по своей экспрессивно-эмоциональной окраске бранно-вульгарные.
Семантико-стилистическая сущность этих слов особенно очевидна при сравнении  с собственно разговорными и межстилевыми: резко ограниченное употребление характеризует  и арготические элементы, используемые отдельными группами людей в устном общении. Они так же, как и грубое просторечие, нарушают общепринятые нормы  разговорной речи и являются внелитературными лексическими средствами.
Весьма ограничена сфера  распространения и последней  подгруппы внелитературной разговорной  лексики — узкодиалектной. Слова  этой подгруппы, как правило, используются лишь в устном общении коренных жителей  на определенной территории и за ее пределами непонятны.
4.Словообразование
Лексика – самый богатый  и быстро изменяющийся пласт языка. Русский и белорусские языки, выделившиеся в процессе исторического  развития в самостоятельные из одного источника, характеризуются наличием значительного общего словарного фонда, рядом одинаковых черт в области  фонетической системы, орфографии, грамматического  строя, одним и тем же набором  морфем и словообразовательных аффиксов, совпадающих по выполняемой ими  роли в слове.[1]
Способы словообразования в  русском и белорусском языках совпадают, однако не все однокоренные слова образованы при помощи одного и того же способа. Т.о., в современных  русском и белорусском языках словообразовательные гнёзда не всегда аналогичны по компонентам, даже если они имеют одинаковые основы.
Словообразовательные системы  сопоставляемых языков обладают богатыми стилистическими возможностями. Особенно много стилистических вариантов  имеется при образовании слов суффиксальным и префиксальным  способами, поэтому не все однокоренные совпадающие по значению слова могут  быть переводческими эквивалентами. Полностью  или частично отсутствует стилистический параллелизм при образовании  уменьшительно-ласкательных форм.
В составе эмоциональной  лексики можно выделить следующие  три разновидности.
1. Слова с ярким оценочным  значением, как правило, однозначные;  «заключенная в их значении  оценка настолько ярко и определенно  выражена, что не позволяет употребить  слово в других значениях». К  ним принадлежат слова-«характеристики» (предтеча, провозвестник, брюзга, пустомеля,  подхалим, разгильдяй и др.), а  также слова, содержащие оценку  факта, явления, признака, действия (предназначение, предначертание, делячество, очковтирательство, дивный, нерукотворный,  безответственный, допотопный, дерзать,  вдохновить, опорочить, напакостить).
2. Многозначные слова,  обычно нейтральные в основном  значении, но получающие яркую  эмоциональную окраску при метафорическом  употреблении. Так, о человеке  говорят: шляпа, тряпка, тюфяк,  дуб, слон, медведь, змея, орел, ворона; в переносном значении используют  глаголы: петь, шипеть, пилить, грызть, копать, зевать, моргать и под. 
3. Слова с суффиксами  субъективной оценки, передающие  различные оттенки чувства: заключающие  положительные эмоции - сыночек,  солнышко, бабуля, аккуратненько, близехонько,  и отрицательные - бородища, детина, казенщина и т.п. Поскольку  эмоциональную окрашенность этих  слов создают аффиксы, оценочные  значения в таких случаях обусловлены  не номинативными свойствами  слова, а словообразованием.
Однако не все отглагольные существительные в русском языке  принадлежат к официально-деловой  лексике, они разнообразны по стилистической окраске, которая во многом зависит  от особенностей их лексического значения и словообразования. Ничего общего с канцеляризмами не имеют отглагольные существительные со значением лица (учитель, самоучка, растеряха, задира), многие существительные со значением  действия (бег, плач, игра, стирка, стрельба, бомбежка).
Многие слова не только определяют понятия, но и выражают отношение  к ним говорящего, особого рода оценочность. Например, восхищаясь красотой белого цветка, можно назвать его  белоснежным, белехоньким, лилейным. Эти  слова эмоционально окрашены: положительная  оценка отличает их от стилистически  нейтрального определения белый. Эмоциональная  окраска слова может выражать и отрицательную оценку называемого  понятая: белобрысый, белесый. Поэтому  эмоциональную лексику называют еще оценочной (эмоционально-оценочной). 
       В то же время следует заметить, что понятия эмоциональности и оценочности не тождественны, хотя и тесно связаны. Некоторые эмоциональные слова (например, междометия) не содержат оценки; а есть слова, в которых оценка составляет суть их смысловой структуры, но они не относятся к эмоциональной лексике: хороший, плохой, радость, гнев, любить, страдать.
Особенностью эмоционально-оценочной  лексики является то, что эмоциональная  окраска "накладывается" на лексическое  значение слова, но не сводится к нему: денотативное значение слова осложняется  коннотативным.
Повесть «Олеся», написанная А. И. Куприным в 1898 году, — одно из ранних произведений писателя, тем не мене
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.