На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Рентные источники инновационной модернизации. Избыток капитала, инновационный потенциал. Ограничения ВТО, условия инновационного развития экономики России. Инновационно ориентированное развитие промышленных предприятий. Цели политики экономического роста.

Информация:

Тип работы: доклад. Предмет: Менеджмент. Добавлен: 12.06.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


125
Содержание
    1. Инвестиционные и рентные источники инновационного прорыва
      Рентные источники инновационной модернизации
      Избыток капитала и инновационный потенциал
      2. Ограничения вто и условия инновационного развития российской экономики
      Основные цели политики экономического роста
      Справедливая оплата труда
      Природная рента - нереализованный резерв
      Преодоление бюджетного кризиса
      Стимулирование роста производства
      Агропромышленная политика
      Лесопромышленный комплекс
      Отношения собственности и общенациональное достояние
      Денежное обращение
      Повышение эффективности естественных монополий
      Региональная политика
      Планирование развития
      3. Инновационно ориентированное развитие промышленных предприятий
      Общая характеристика работы
      Основные положения
      Литература

1. Инвестиционные и рентные источники инновационного прорыва

Рентные источники инновационной модернизации

Под инновациями (нововведениями) понимается использование человеческого ума (открытий, изобретений, научных и конструкторских разработок и т.п.) для повышения эффективности деятельности в той или иной сфере.

Природная рента - нереализованный резерв.

Россия имеет крупнейшие запасы полезных ископаемых, их прогнозный потенциал оценивается свыше 140 трлн. долл. В основном это твердое топливо - 80%, газ - 7%, нефть - 7%. По объемам речного стока Россия занимает второе место в мире после Бразилии. По обеспеченности пахотными землями на душу населения мы превосходим весь мир в 7 раз, по запасам древесины в 14 раз.

По оценкам Мирового совета по энергии, на территории нашей страны сосредоточено около 60% мировых запасов не возобновляемых природных ресурсов, в том числе 20% запасов нефти, 35% - газа, 12% - угля. Значительны запасы золота, алмазов, железных руд, цветных и редких металлов. Это означает, что Россия, обладая таким колоссальным природно-ресурсным потенциалом, может дать благосостояние каждому гражданину.

Практически все уважающие себя и свой народ государства изымают чистый доход от использования природных ресурсов в бюджет и тратят на общенациональные цели. В экономической теории этот чистый доход, не зависящий от деятельности предпринимателей и работников, называется рентой. По оценке Национального Комитета по защите прав граждан на общенациональные ресурсы ученых РАН ежегодный объем природной ренты достигает 50 млрд. долларов в год в зависимости от конъюнктуры цен.

В частности, по нефтегазовому комплексу объем ренты в 2002-2003 гг. составляет 35-39 млрд. долл., по металлургическому комплексу 0,5-5 млрд. долл. Использование ее на благо каждого члена общества привело бы к достижению оптимального уровня социальной стабильности и благосостояния.

Однако в современной России небольшая группа людей присвоила общественный доход от эксплуатации природных ресурсов. Мы видим в этом вопиющую несправедливость и историческую безответственность перед настоящим и будущим России. Природные богатства дарованы нам природой и должны принадлежать всему обществу. Это предполагает сохранение государственной собственности на месторождения природных ресурсов общефедерального значения - газа, нефти, угля, металлических руд, химического сырья, драгоценных металлов и камней, лесных массивов и водных пространств.

Для реализации монопольного права государства и в его лице общества на недра и другие природные ресурсы мы намерены использовать плату за недра и загрязнение окружающей среды, налог на сверхприбыль от эксплуатации месторождений, механизм аукционной продажи прав на разработку месторождений и уникальных природных объектов, плату за пользование водохранилищами, экспортные пошлины на вывоз сырьевых товаров и другие инструменты, успешно применяемые в мировой практике. Только за счет природной ренты федеральный бюджет в ближайшее время может быть увеличен минимум в полтора раза. Разработанный нами проект закона о введении дополнительного налога на недропользователей направлен на возвращение государству права на изъятие природной ренты в доход всего общества.

Разработанный механизм предполагает дифференцированный подход к месторождениям и предусматривает вычитание из налогооблагаемой базы тех средств, которые вкладываются в развитие производства, разработку месторождений или экологические мероприятия. Это станет стимулом для предприятий добывающей промышленности по-хозяйски относиться к природным ресурсам и ответственно относиться к охране окружающей среды.

Если рассматривать в чисто теоретическом плане, то основных источников для инноваций (и инновационных инвестиций) всего два: амортизация и прибыль (включая и ту ее часть, которая изымается в бюджеты разных уровней в виде налогов, таможенных и прочих платежей). Однако прибыль сама по себе неоднородна. Следует различать нормальную прибыль которая необходима для развития предприятия, и сверхприбыль, которая существенно превышает нормальный уровень прибыли и может вызываться как временными, конъюнктурными колебаниями цен, так и сравнительно устойчивыми факторами, вызванными дифференциацией используемых ограниченных факторов производства - природных, экологических, технологических, интеллектуальных, финансовых и т.п. Во втором случае можно говорить о рентных доходах, сердцевина которых - сверхприбыль от использования сравнительно устойчивых благоприятных факторов производства.

Предлагается следующая классификация Рентных доходов:

1. Природная рента - сверхприбыль, возникающая при использовании разнокачественных ограниченных природных ресурсов. Ее разновидностей столько, сколько видов ограниченных природных ресурсов используется в процессе воспроизводства:

земельная рента - самая древняя рентная категория, возникшая в конце эпохи неолита, когда использующие лучшие по плодородию земли и пастбища земледельческие и скотоводческие племена получали дополнительный продукт в натуральной форме, частично обменивались излишками своих продуктов;

водная рента возникла в раннеклассовой цивилизации, примерно в III тысячелетии до н.э., когда первые цивилизации, базировавшиеся в долинах великих рек (Нила, Тигра и Евфрата; Инда и Ганга; Янцзы и Хуанхе), получали сверхдоходы (в натуральной и в стоимостной форме) от использования водных ресурсов в оросительных системах и торговли излишками сельхозпродукции; в XX в. водная рента дополнилась гидроэнергетической;

горная рента сформировалась тогда, когда были вовлечены в разработки лучшие месторождения полезных ископаемых и развивался обмен минералами; в современных условиях это нефтегазовая, горнорудная и т.п. рента;

лесная рента появилась при использовании лучших лесных массивов и торговле лесом и лесоматериалами;

строительная (городская) рента - сверхприбыль, присваиваемая собственниками лучших, благоприятно расположенных участков городской земли и расположенной на них недвижимости;

транспортная рента появляется при использовании более эффективных транспортных путей, снижающих транспортные издержки, и в древности (Великий шелковый путь, путь "из варяг в греки" и "из варяг в персы" и т.п.), а также при использовании более эффективных средств передвижения (пароходов, автомобилей, самолетов и т.п.);

туристская (рекреационная) рента возникает вследствие более благоприятных условий для отдыха, лечения и туризма.

Наука различает несколько форм природной ренты (хотя на практике они трудно различимы).

Дифференциальная рента обусловлена разнокачественностью, разной продуктивностью вовлеченных в производство природных ресурсов. Это дифрента I рода, связанная с разным плодородием сельхозземель; неодинаковым объемом запасов, мощностью пластов (рудных тел) и другими горно-геологическими условиями разработка месторождений полезных ископаемых, естественным качеством; сортовым составом лесных массивов; географическим местоположением используемых природных ресурсов, их отдаленностью от рынков сбыта, насыщенностью транспортными магистралями и т.п. Изъятие дифренты I рода собственником природных ресурсов (чаще всего государством) ставит хозяйствующих субъектов в равные конкурентные условия.

Другое дело - дифрента II рода, которая выражает сверхприбыль, полученную в результате более эффективного использования эксплуатируемых природных ресурсов за счет применения совершенных технологий. Такая сверхприбыль по сути дела является инновационной квазирентой и в основной своей части должна оставаться у предпринимателей, вознаграждая их за инновационную активность.

Мы выделяем также дифренту III рода - межпродуктовую или межотраслевую. Она выражает сверхприбыль, получаемую производителями более эффективных продуктов по сравнению с взаимозаменяемыми продуктами, служащими удовлетворению одной и той же потребности. Например, на энергорынке выступают разные природные носители - уголь, нефтетопливо, газ, сланцы, торф, уран. Общественная стоимость и рыночная цена призваны обеспечить условия воспроизводства для наименее эффективного, замыкающего вида топлива. В этом случае все поставщики на рынок более дешевого топлива, например газа, по сравнению с энергетическим углем получают сверхприбыль; она может частично присваиваться и потребителями, если цена на газ на внутреннем рынке ниже цен на другие виды топлива. Конечно, соотношение цен взаимозаменяемых природных ресурсов диктуется разными факторами, но тем не менее дифрента III рода по взаимозаменяемости - вполне реальная экономическая категория.

Другая форма природной ренты - абсолютная. Ее получают собственники всех вовлеченных в эксплуатацию природных ресурсов, даже худших: без этого собственнику нет смысла включать эти ресурсы в экономический оборот. По сути это дань, которую общество платит собственникам земли и других природных ресурсов. К. Маркс и В.И. Ленин, исследовавшие земельную ренту, отмечали, что с национализацией земли, недр и других природных ресурсов эта форма ренты упраздняется, что ведет к удешевлению продукции природоемких отраслей.

Наконец, гораздо реже в хозяйственной жизни встречается третья форма природной ренты - монопольная. Она возникает в том случае, если владелец уникального природного ресурса может повысить цены до такого уровня, который позволяет сверх дифференциальной и абсолютной ренты присваивать монопольную сверхприбыль. В таких случаях оправдано стремление государства изымать эту монопольную надбавку к цене.

2. Экологическая антирента - сравнительно молодая экономическая категория, значимость которой возрастает в условиях обострения экологических проблем. Стоимостное содержание антиренты - сверхприбыль, полученная за счет двух возможных источников:

хищнической эксплуатации используемых природных ресурсов - выборочной обработки лучших, наиболее продуктивных участков месторождений нефти или рудных месторождений (что ведет к падению нефтеотдачи пластов и сверхнормативным потерям руд черных и цветных металлов и т.п.), вырубке лучших лесных массивов без их восстановления и т.п. (экологическая антирента I poдa). Эта сверхприбыль должна полностью (а может быть, и с превышением) изыматься государством, чтобы хищническая эксплуатация природных ресурсов была невыгодной предпринимателям;

невыполнения установленных нормативов по уровню загрязнения окружающей среды, вредным выбросам в атмосферу, водные источники, радиоактивным загрязнением и т.п. (экологическая антирента II рода). С помощью платежей за вредные выбросы с учетом экологического ущерба эта сверхприбыль также должна изыматься у предпринимателей и направляться на осуществление экологических программ и проектов, на реализацию экологических инноваций.

3. Квазирента - сверхприбыль, устойчиво (но на ограниченный период) получаемая при использовании воспроизводимых, не связанных с эксплуатацией природных ресурсов факторов воспроизводства: технологических, по сути - инновационных в период распространения новых, более эффективных технологий (технологическая квазирента); ее нет в период освоения новшества, и она исчезает, когда оно становится общераспространенным, определяющим общественно-нормальный уровень издержек и цен; интеллектуальных - у собственников патентов на изобретения, субъектов других видов интеллектуальной собственности - если она получила широкое распространение и приносит сверхдоходы (интеллектуальная квазирента); при использовании более эффективных форм организации производства и управления (организационно-управленческая квазирента); в результате применения труда работников с высоким уровнем образования {образовательная квазирента); вследствие удачных финансовых операций на фондовом рынке (финансовая квазирента) и т.п.

Такая сверхприбыль является результатом творческого труда, таланта и инициативы ученых, изобретателей, инженеров, менеджеров, предпринимателей, которые вправе претендовать на основную часть сверхприбыли. Она служит главным стимулом, побудительным мотивом для инновационной активности. Но и общество (государство) имеет основания для присвоения существенной части этой сверхприбыли, которая возникает в результате развития общественного разделения труда при регулирующей роли государства. Обычно это присвоение происходит путем использования прогрессивного дохода на прибыль либо специального обложения сверхприбыли.

Перечисленные выше три вида рентных доходов являются важным источником инноваций - как для предпринимателей, направляющих часть дифренты II и III рода и квазиренты на финансирование инновационных проектов, чтобы поддерживать конкурентоспособность своей продукции и технологии, так и для государства, которое обязано направлять основную часть присваиваемой Дифренты I рода, часть дифренты III рода, изымаемые полностью монопольную ренту и экологическую антиренту, часть квазиренты на инновационное воспроизводство используемых ресурсов - как природных, так и интеллектуальных и т.д.

При этом, однако, следует отличать от рентных доходов ту часть дохода от реализации продукции предприятий, которая обусловлена необходимостью обеспечения воспроизводства природных ресурсов, т.е. по сути является их амортизацией, частью себестоимостью продукции. Речь идет о затратах на мелиорацию и рекультивацию земель и сохранение плодородия почвы, на поиски и разведку месторождений полезных ископаемых, на лесное, рыбное, водное хозяйство, на мониторинг окружающей среды. Ошибочно считать эти затраты прибылью, изымать у предприятий и растворять в доходах бюджета. Следует учитывать, что часть расходов по воспроизводству природных ресурсов несут предприятии, и нужно возмещать эти затраты; но значительную часть этих расходов несет также государство, и оно должно концентрировать поступающие платежи в специальных фондах (геолого-разведочных работ, лесного и водного хозяйства, экологических фондах), чтобы осуществлять финансирование расширенного воспроизводства и инноваций в природовоспроизводственных и природоемких отраслях и интеллектуально-инновационных ресурсов во всех отраслях.

Относительно расчетов ренты необходимо отметить следующее:

Во-первых, основные природоэксплуатирующие отрасли - добывающая промышленность, сельское и лесное хозяйство - составили в 2002 г. 20% валовой добавленной стоимости в основных ценах; даже если добавить к ним мировую рентy то и тогда вряд ли получится более четверти ВВП. К тому же cледует учитывать, что часть добывающих отраслей (угольная промышленность) и находящееся в упадке сельское хозяйство вряд ли способны приносить сколько-нибудь заметный объем сверхприбыли. Естественно, что эти отрасли не могут служить главным источником богатства. Тем более не стоит недооценивать роль труда и интеллекта.

Во-вторых, и сама рента в значительной мере является результатом труда и интеллекта, приложенных к эксплуатации природных ресурсов. Часть сверхприбыли от инновационно-эффективного использования природных ресурсов должна доставаться предпринимателям и работающим, побуждая их к таким инновациям.

Общая сумма рентного дохода по четырем ведущим отраслям энергосырьевого сектора определена в 1056 млрд. руб. - 72% полученного ими дохода и 2% произведенного в стране в этом году ВВП, а это основные рентоносные отрасли страны. Однако из этой суммы нужно исключить затраты на воспроизводство минерально-сырьевой базы - по сути часть себестоимости, амортизацию эксплуатируемых месторождений полезных ископаемых.

Сложнее определить уровень сверхприбыли для оценки величины квазиренты, тем более что рентабельность продукции и активов по годам резко колеблется, прежде всего под влиянием динамики цен, уровня инфляции.

По отдельным отраслям промышленности также наблюдает ся резкая дифференциация уровня рентабельности продукции: в 2002 г. он составил по электроэнергетике 11,3%, по топливной промышленности - 21,2 (в том числе в нефтедобыче - 20,6, нефтепереработке - 15,5, газовой промышленности - 47, угольной - 4,7), по черной металлургии - 16,5, цветной - 29,8, химии и нефтехимии - 8,8, машиностроению и металлообработке - 11,3, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности - 9,2, промышленности стройматериалов - 9, легкой промышленности - 2,1, пищевой - 10,6, медицинской - 11,8%

С учетом дифференции показателей по отраслям и периодам, изменчивости внутренних и экспортных цен трудно определить подлинный уровень и динамику прибыли и сверхприбыли, объемы и порядок распределения рентных доходов. Тем не менее двигаться в этом направлении необходимо, чтобы активнее использовать эту мерцающую, колеблющуюся, то появляющуюся, то исчезающую категорию для финансирования инноваций. Сближение технологического уровня и повышение экономической стабильности предприятий и отраслей создают более устойчивую среду для формирования рентных доходов и их эффективного использования в качестве одного из весомых источников инновационного обновления экономики.

Чтобы сделать рентные доходы источников инновационного прорыва, необходимо, во-первых, правильно оценить их объем и структуру, отделив от возмещения затрат на воспроизводство природных ресурсов; во-вторых, обоснованно распределить между предпринимателями и государством; в-третъих, целенаправленно использовать полученную государством и корпорациями сверхприбыль (рентные доходы) на нужды воспроизводства, а инвестиции и инновации - и на экологические и социальные цели.

С этой точки зрения представляет интерес внесенный Минэнерго России проект изменения налогообложения в нефтяной отрасли, сведения о котором опубликованы в "Российской газете" (2004.16 февр). Предлагается повысить и дифференцировать ныне Действующий налог на добычу полезных ископаемых, сохранив минимальный его размер для месторождений, расположенных в новых Районах и удаленных от магистральных трубопроводов, а также Месторождений, запасы которых выработаны более чем на 80%, и малых месторождений с объемом до 100 тыс. т добычи в год. Это привело бы, по расчетам Минэнерго, к росту сбора налога на 7,5 млрд. долл. в год, снижению рентабельности отрасли с 40 до 28% создаст более благоприятные условия для разработки малых, новых и затухающих месторождений.

Возможны и иные методы дифференциации и изъятия рентных доходов, но важно, чтобы они не растворялись в прибыли предприятий и доходах бюджета, а шли на инвестиции и инновации

Мировые рентные доходы как источники инновационного развития

В условиях глобализации экономики возрастает роль мировой природной ренты, экологической антиренты, технологической и финансовой квазиренты Их суть, количественная оценка, механизм присвоения и распределения рассмотрены в докладе на заседании круглого стола гражданского форума Всемирной встречи по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (2002 г) и в монографии "Рента, антирента и квазирента в глобально-цивилизационном измерении", опубликованной в 2003 г. на русском и английском языках. Какие выводы для инновационной стратегии можно сделать из этих исследований?

1. Мировые рентные доходы формируются у участников мирового рынка, экспортирующих товары и услуги. Поскольку внешняя торговля растет опережающими темпами, то и объем мировых рентных доходов увеличивается, особенно при скачках мировых цен.

2. Динамика мировых рентных доходов неравномерна во времени и в пространстве. В периоды резкого изменения ценовых соотношений (например, в 70-е годы) опережающими темпами росли цены нефти и других сырьевых товаров, что привело к росту массы и доли природной ренты. Однако общей тенденцией является ускоренный рост технологической квазиренты (табл 9 6), ее доля выросла с 66% в 1960 г. до 83% в 2000г.

Наблюдаются значительные колебания рентных доходов по годам, что связано, прежде всего, с изменениями экспортных цен и объемов экспорта.

Трудно предсказуемые изменения экспортных и внутренних цен и валютных курсов определяют значительные колебания объемов мировой ренты от экспорта энергосырьевых товаров. Так, в 1998 г. наблюдалось значительное падение экспортных цен на топливо, металлы и лесоматериалы, что привело к значительному уменьшению валютных поступлений и еще более значительному падению мировой ренты; по некоторым товарам она вообще исчезла. Повышение средних экспортных цен в последующие годы в совокупности с четырехкратной девальвацией рубля укрепило позиции экспортеров и многократно увеличило объем мировой природной ренты, присваиваемой государством и экспортерами. В дальнейшем экспортные цены стабилизировались. Валютная выручка и рента росли за счет расширения физического объема экспорта

Для определения суммы мировой природной ренты нужно сопоставить средние экспортные цены по конкретным товарам с внутренними ценами и издержками (включая транспортные) по этим товарам. При использовании текущих экспортных цен и их сопоставлении с внутренними ценами обычно допускается ошибка, ведущая к завышению размеров ренты. Так, сопоставимый уровень цен (отношение паритета покупательной способности к валютному курсу доллара США) в 1999 г. составил 22%, в 2002 г. поднялся до 30%. Это привело к увеличению размеров природной ренты, присваиваемой экспортерами топлива и с помощью налога на прибыль и таможенных платежей - государством. Однако лишь часть полученной прибыли и сверхприбыли была направлена на инвестиции и инновации. За 2001 г. топливная промышленность, черная и цветная металлургия получили прибыль (за вычетом убытков) в 328 млрд. руб.; все затраты на технологические инновации в горнодобывающей промышленности составили 7,4 млрд. руб.; по топливной промышленности и металлургии в 2002 г. на импорт технологий было затрачено 488 млн. руб., а получено от экспорта технологий всего 38 млн. руб. - почти в 129 раз меньше.

3. Кто присваивает мировую природную ренту? Основных ее получателей два: компании - экспортеры природного сырья и топлива и государство, которое является, как правило, собственником основных природных ресурсов и присваивает ренту с помощью роялти, налога на прибыль, таможенных платежей и т.п. В современной России таких каналов два: налог на добычу полезных ископаемых и ставки таможенных платежей при экспорте природного сырья. Причем государство стремится к установлению единых, унифицированных ставок, плоской шкалы налога; в результате предприниматели, использующие лучшие природные ресурсы, присваивают основную часть сверхприбыли (т.е. на деле становятся собственниками природных ресурсов).

Оценку объема, динамики и распределения по воспроизводственным секторам мировой природной ренты можно произвести на основе данных межотраслевого баланса России, перегруппировав отрасли по структуре воспроизводственно-цикличной макромодели. При этом доля мировой ренты оценена условно в размере от 20 до 60% стоимости экспорта (максимально - для экспорта нефти и газа).

Исходя из приведенных оценок, общая сумма мировых рентных доходов, полученных Россией в 2000 г., составила 1840 млрд. руб., или 67 млрд. долл. по официальному валютному курсу того года. Основным "рентоносным" сектором для российской экономики был энергосырьевой - 1665 млрд. руб. рентных доходов; лидерами - нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность - 851 млрд. руб. (30,2 млрд. долл), газовая - 284 млрд. руб. (10,3 млрд. долл) и цветная металлургия - 162,2 млрд. руб. (5,9 млрд. долл). К природной ренте можно также отнести сверхприбыль от экспорта продовольствия, но он занимал незначительную долю в экспорте и ренте. Основным источником технологической квазиренты был экспорт продукции машиностроения - 91,4 млрд. руб. (3,3 млрд. долл), или 5% рентных доходов. К этому следует добавить сверхприбыль от экспорта вооружений.

Следовательно, главным источником рентных доходов для России служит мировая природная рента. Однако она значительно колеблется по годам в зависимости от изменения мировых и экспортных цен. Что касается мировой технологической квазиренты, то здесь поступления небольшие, не отвечающие реальному научно-техническому потенциалу страны. По данным Всемирного банка, в 1999 г. доля экспорта вооружений в общем экспорте России составила 4,2% [17. Р.288], или около 3 млрд. долл.; долю технологической (военно-технической) квазиренты можно оценить в 40% экспорта - 1,2 млрд. долл. В 2003 г. экспорт вооружений из России достиг 5,1 млрд. долл; можно оценить объем военно-технической ренты в 2 млрд. долл.

Как было отмечено выше, основными получателями мировой природной ренты и технологической квазиренты являются предприятия-экспортеры и государство. В 2000 г. доля предприятий была преобладающей. Однако ужесточение налогового бремени привело к тому, что доля государства значите

Главным инструментом распределения мировой ренты между государством и предпринимателями-экспортерами служат ставки экспортных пошлин. Однако установление твердых ставок без учета колебаний экспортных цен (либо изменение их с запозданием после изменения цен, как это делается по нефти и нефтепродуктам) ведет к тому, что последствия таких колебаний перекладываются на плечи экспортеров. Они могут получить огромную сверхприбыль при скачкообразном повышении цен или оказаться в убытке при их резком снижении. Вряд ли это оправданно. Более обоснованным будет установление ступенчатой шкалы таможенных пошлин в зависимости от уровня экспортных цен. Тогда мировая рента при ее колебаниях более равномерно распределяется между предпринимателями-экспортерами и государством. Это усилит требования к уровню квалификации работников налоговых, финансовых и таможенных органов, благотворно скажется на экономике в целом.

При этом потребуется решить и давно назревшую проблему с заниженными трансфертными ценами, по которым некоторые крупные компании рассчитываются со своими дочерними предприятиями за рубежом или посредниками, присваивая затем основную часть мировой ренты в обход отечественной системы налогообложения. Впрочем, информация о мировых ценах сырьевых товаров, принимаемых за основу при определении экспортных цен, широко известна.

Избыток капитала и инновационный потенциал

Удивительный парадокс экономической динамики последних нескольких лет состоит в том, что ручеек ресурсов на осуществление инноваций наблюдается на фоне избытка капитала в национальной экономике и значительных масштабов его вывоза по всем каналам.

Избыток капитала имеется в предпринимательском секторе. Сальдированный финансовый результат основных отраслей экономики за 2000-2002 гг. составил 3248 млрд. руб.; инвестиции за счет прибыли, остающейся в распоряжении организаций, - 994 млрд. руб. - всего 30,8% прибыли, за вычетом убытков. К этому следует добавить, что далеко не весь амортизационный фонд расходуется на инвестиции, - значительная часть его проедается, идет на иные нужды; в результате амортизация составляла в эти годы лишь 18,1-23,5% общего объема инвестиций

По расчетам журнала "Форбс", совокупный капитал 25 российских миллиардеров составил 72,2 млрд. долл. Это в основном накопленная природная рента, которая в малой степени направляется на инновации в отечественной экономике и в основном оседает за рубежом.

Избыток капитала наблюдается в банковском секторе. В общей сумме предоставленных банками за 2000-2002 гг. кредитов - 4453 млрд. руб. [Там же. С.554] - лишь небольшую долю составляют долгосрочные кредиты, связанные с инвестициями. Банки отчисляют часть ресурсов в резервы Центробанка, направляют их на депозитные счета в Центробанк, приобретают государственные и зарубежные ценные бумаги - но не вкладывают в развитие реального сектора экономики, его технологическую модернизацию, инновационное обновление.

Избыток денег наблюдается у населения, которое направляет его на сбережения, покупку валюты, хранит у себя. По расчетам Госкомстата России, сбережения населения за 2001-2002 гг. составили 1484 млрд. руб., затраты на покупку валюты - 930 млрд. руб.; объем вкладов физических лиц в кредитных организациях вырос с 216,9 млрд. руб. в 1998 г. до 1046,6 млрд. в 2002 г. - на 830 млрд. Руб. Часть сбережений идет на челночные операции, приобретение жилья, расходы домашнего хозяйства, а часть - в инвестиции (на строительство дач, гаражей, приобретение техники для подсобного хозяйства).

Значительный избыток капитала наблюдается у государства. Здесь две основные формы избытка капитала: валютные резервы Центробанка (на начало февраля 2004 г. они достигли 84 млрд. долл. (это значительно превысило объем инвестиций в российскую экономику за счет всех источников в 2003 г) и стабилизационный фонд. Оба накопленных государством фонда по существу являются изъятой из экономики частью мировой природной (в основном, нефтегазовой) ренты, т.е. частью дохода от государственной собственности на недра, но не служат развитию своей экономики, а являются своеобразным страховым фондом.

Поскольку процесс эффективного воспроизводства на собственной национальной базе не налажен, существует немало угроз обесценения или утраты накопленного капитала и сбережений населения (в результате высокой инфляции в 90-е годы, дефолта 1998 г., погубившего многие лидировавшие банки, "наездов" государства и т.п.) - капитал в целях самосохранения стремится за рубеж. Масштабы вывоза (а точнее - утечки) капитала впечатляющие: они достигали 20-24 млрд. долл. в год, хотя и снижаются в последнее время. Это и помещение денег предпринимателей и банков в зарубежные банки, размещение в западных ценных бумагах, отмывание "грязных" денег. Сюда можно отнести и скупку предприятиями, банками, населением и государством иностранной валюты, прежде всего долларов - штампуемых в США зеленых бумажек, которые сами по себе никакой ценности практически не имеют и за которые США никакой ответственности не несут.

Пожалуй, наиболее крупной формой утечки капитала за рубеж является размещение основной части золотовалютного резерва Центробанка и стабилизационного фонда в зарубежные (в основном, американские) банки под небольшой процент. В условиях растущего обесценения доллара это приводит к весьма ощутимым потерям для страны. Тем самым накопленная часть богатства России, которая могла быть источником инноваций и инвестиции, затрат на социальные и экологические цели, фактически служит укреплению американской экономики. Это яркий пример расточительного использования государством весомой части принадлежащего народу богатства.

Как же изменить эту пагубную для экономики страны тенде цию, использовать эмигрирующий ныне капитал в интересах ин новационного обновления российской экономики и повышения эффективности?

Можно предложить разные пути решения этой стратегической проблемы. Мы рекомендуем остановиться на следующих (хотя возможны и другие рекомендации).

1. Государство создает мощный - на несколько десятков миллиардов долларов - федеральный инновационно-инвестиционный фонд. Его основными учредителями могут стать Центробанк (за счет части резервов и резервных взносов коммерческих банков), стабилизационный фонд, а также пенсионные и иные фонды, Сбербанк, Внешэкономбанк и заинтересованные частные инвесторы. Возможна и концентрация ресурсов в Бюджете развития или Российском банке реконструкции и развития. Средства фонда направляются:

на выдачу при умеренных процентах кредитов на инвестиционные проекты, направленные на реализацию стратегических инновационных приоритетов;

прямые инвестиции по важнейшим инновационным проектам в нерыночном секторе экономики, а также при стартовом освоении новых поколений техники (там, где государство выступает в качестве стратегического инвестора);

поддержку инновационных проектов, направленных на им-портозамещение и расширение экспорта высокотехнологичной продукции, конкурентоспособной на мировом рынке;

выдачу государственных гарантий по важнейшим инновационным проектам с участием как отечественного частного, так и иностранного капитала;

участие в межгосударственных инновационных программах и проектах в рамках СНГ, ЕврАзЭС и Союза Беларусь-Россия.

Решение о предоставлении государственной поддержки тому или иному инвестиционному проекту принимается по результатам инновационно-технологической экспертизы, как правило, на конкурсных началах.

2. Создается государственная страховая инновационно-инвестицонная компания с капиталом в несколько миллиардов долларов, функция которой - страхование инновационных рисков по проектам, прошедшим инновационно-технологическую экспертизу и направленным на реализацию стратегических инновационных приоритетов. Страхование может распространяться и на проекты с участием иностранного капитала, что будет способствовать его привлечению и репатриации части ранее вывезенных капиталов.

3. Создание межрегиональных венчурных фондов в федеральных округах для финансированшя проектов межрегиональных инновационных программ и инновационных проектов малого и среднего бизнеса. Источниками эт'их фондов могут быть средства как федеральною инновационно-инновационного фонда, так и регионов, коммерческих банков, пенсионного фонда (на начало 2002 г. на его счетах накопилось 115,6 млрд. руб), а также зарубежных фондов и международных: финансовых организаций Это даст реальную возможность повернуть инициативу малого и среднего бизнеса в сторону инновационных проектов, приносящих наибольший эффект, несмотря на высокий уровень риска.

4. Формирование аналогичных инновационных институтов в субъектах Федерации для реализации узкого круга их инновационных приоритетов. Возможности государственного участия в поддержке инноваций здесь гораздо меньше, чем на федеральном уровне, зато больший простор для привлечения капитала предприятий и местных коммерческих банков.

Предлагаемые меры сами по себе являются радикальными инновациями в направлении выработки эффективного механизма государственной поддержки инноваций, использования избытков капитала для инновационного обновления экономики, сокращения утечки как частного, так и государственного капитала за рубеж и возвращения части эмигрировавшего российского капитала, укрепления инновационного потенциала страны.

Проблемы ускоренного перехода экономики России на инновационный путь развития находятся в центре внимания научных кругов и определяют главную тему партнерства отечественной науки с властью и бизнесом. Ширится поток серьезных научных публикаций по важнейшим аспектам инновационного развития, проводятся многочисленные конференции, формируются институциональные и правовые основы инновационной деятельности, многие научные коллективы участвуют в реализации инновационных программ в различных отраслях экономики.

Название книги: "Россия - 2050…" одновременно возбуждает своей смелостью и настораживает амбициозностью. Почему авторы избрали почти полувековой горизонт для выбора национальной стратегии? Ответ дается на первых же страницах книги: "Это период становления постиндустриальной гуманистически-ноосферной мировой цивилизации и интегрального социокультурного строя, период зарождения, освоения, распространения и зрелости шестого Кондратьевского цикла, период, когда поколению 20-х гг. наступившего столетия предстоит осуществить стратегический выбор, отвечая на вызовы эпохи. Первая половина XXI в. - это эпоха радикальных инноваций, преобразующих лицо мира".

Книга члена-корреспондента РАН Б.Н. Кузыка и академика РАЕН Ю.В. Яковца занимает особое место в научной литературе об инновационном развитии России благодаря своему комплексному содержанию. Авторы подробно раскрывают и синтезируют теоретические принципы инновационного развития, сформировавшиеся в отечественных и мировых научных школах. С этих теоретических позиций оценивается современное экономико-технологическое состояние России и ее конкурентные возможности в условиях глобализации инноваций. Новаторское ядро монографии образует прогноз инновационного развития России до 2050 г., включающий долгосрочные прогнозы развития важнейших секторов экономики.

Логическим завершением фундаментального труда является обоснование возможностей и условий реализации предлагаемой стратегии инновационного прорыва. Несомненно, что характерные черты книги обусловлены сплавом уникальных знаний и опыта авторов: Б.Н. Кузыка - президента Института экономических стратегий, признанного специалиста по проблемам высокотехнологичного комплекса и Ю.В. Яковца - президента Международного института Питирима Сорокина - Николая Кондратьева, теоретика циклического развития и взаимодействия цивилизаций. Повышенный спрос на книгу обусловил быстрый выход второго издания, куда авторы внесли существенные дополнения и корректировки.

Теоретический фундамент монографии можно определить как сочетание метанаучных концепций общественного развития, теорий инновационных циклических процессов, методологических принципов долгосрочного социально-экономического прогнозирования. Наибольшее влияние на мировоззрение и методологию авторов оказывают, как мне представляется, теория больших циклов ("длинных волн") Н.Д. Кондратьева и идеология гуманистически-ноосферной цивилизации В.И. Вернадского, П.А. Сорокина, Н.Н. Моисеева. Из собственных усиливающих теоретических идей Б.Н. Кузыка и Ю.В. Яковца можно выделить в первую очередь цивилизационный подход к трактовке мировой инновационной динамики и концепцию генерирования и использования инновационной ренты.

Наступивший этап развития человечества авторы называют эпохой инноваций, суть которой - глубокая трансформация всех сторон жизни общества, определяющая судьбу и облик человечества "на ближайшие пару столетий - до следующей эпохи инноваций". Главная же трансформация на ближайшие десятилетия - это переход от индустриального к постиндустриальному обществу. В отличие от узкой производственно-технологической трактовки нового общества (в чем отчасти "виноват" неточный термин "постиндустриальное", порождающий иллюзию, что в будущей экономике промышленность заменяется сферой услуг) авторы понимают его как новую мировую цивилизацию - гуманистичную, ноосферную, социально гармонизированную. При этом они поясняют, что новое общество "…будет ближе к тому типу общественного строя, который часто называют "шведским социализмом"" (с. 20). Сильно сомневаюсь в полноте и точности указанной аналогии.

Наступившая эпоха не обещает идиллий. Человечеству необходимо найти ответы на демографический и природно-экологический вызовы, предотвратить глобальные социальные и политические потрясения, создать надежную систему безопасности. По убеждению авторов, главный рычаг прогрессивных трансформаций мирового сообщества - это радикальные инновации, или верхний уровень предлагаемой классификации инноваций.

Под инновациями (нововведениями) понимается использование человеческого ума (открытий, изобретений, научных и конструкторских разработок и т.п.) для повышения эффективности деятельности в той или иной сфере. Соответственно, различают инновации технологические, экономические, экологические, управленческие, военные, политические, социокультурные, государственно-правовые и т.п. Мир инноваций столь же многолик, сколь разнообразны виды человеческой деятельности (с.45). Авторы принимают классификацию Герхарда Менша, по которой технологические инновации разделяются на три типа: базисные инновации направлены на освоение новых поколений техники и технологических укладов; улучшающие инновации способствуют распространению этих поколений и укладов с учетом специфических требований разных областей их применения; псевдоинновации служат продлению срока жизни устаревших поколений техники и технологий, когда их потенциал в основном исчерпан. Саймон Кузнец ввел понятие "эпохальные инновации", создающие масштабные прорывы в развитии человеческого знания и новые источники долгосрочного мирового развития.

Ю.В. Яковец предложил интересное понятие "антиинновации" - инновации, направленные на возврат к прошлому, движение вспять. Переход 1990-х гг. в России как раз характеризовался, как считают авторы, волной радикальных антиинноваций.

В монографии важная роль придается циклично-генетическим закономерностям инновационного развития. Каждый инновационный цикл включает фазы зарождения инновационных идей, их освоения, распространения, зрелости и затухания. Эти фазы характерны не только для отдельных инноваций. Одним из фундаментальных открытий XX в. явилось эмпирическое выявление и теоретическое обоснование нескольких типов инновационных циклов в мировом масштабе. Малые инновационные циклы повторяются каждые 3-4 года; средние - каждые 9-11 лет; большие - каждые 20 лет (циклы Кузнеца) и 45-55 лет (циклы Кондратьева). Обращается внимание на то, что сейчас мы находимся на понижательной стадии пятого Кондратьевского цикла (надо понимать, это не лучший момент для ускорения экономического роста). Становление очередного (шестого) Кондратьевского цикла будет происходить уже в 10-20-е гг. наступившего века, а следующего - в 50-60-е гг.

Принцип цикличности авторы распространяют на динамику изобретательской активности, анализируют связи волн инноваций и изобретений. Крупнейшие изобретения инициируют эпохальные инновации, возникновение новых технологических укладов, новых отраслей и рынков, крупные изобретения - базисные инновации, новые поколения техники (технологии), рыночные ниши для принципиально новых продуктов и т.п.

Волне базисных инноваций предшествуют и сопутствуют, как полагают авторы, переворот в науке и формирование новой научной парадигмы. "Объединение этих двух потоков определяет сущность научно-технического переворота в мире и в России в первые десятилетия XXI в., когда формируются научная парадигма и технологический способ производства, адекватные постиндустриальному обществу, очередной мировой цивилизации"

Теория предвидения и методология перспективного планирования Н.Д. Кондратьева, по мнению авторов, и сейчас плодотворны для обоснования новой стратегии России. Отмечу убедительные схемы, характеризующие сущность указанной теории и методологии (с.93) и раскрывающие связь закономерностей статики, циклической динамики и социогенетики в долгосрочном прогнозировании (с.95). Б.Н. Кузык и Ю.В. Яковец формулируют идею создания государственной системы прогнозов и стратегических планов, учитывающей советский опыт и новые российские политические и экономические реалии начала ХХI в.

Отдавая должное теоретическому оснащению обсуждаемой монографии, рискну сделать критическое замечание. Трудно представить, что продолжительность циклов и их фаз (включая Кондратьевские) и скорость их межстранового распространения не будут существенно изменяться (в отличие, например, от циклов движения планет) под влиянием разнообразных факторов (экономических, социальных, политических и других), включая и сознательное воздействие общественных сил. Прогнозирование инновационных циклов, как и любое долгосрочное прогнозирование результатов человеческой деятельности, по-видимому, необходимо осуществлять с учетом стохастики и неопределенности, что должно усилить теоретико-методологические позиции авторов и качество выполняемых ими инновационных прогнозов.

Динамика инновационной ситуации. Прежде чем углубиться в обоснования национальной стратегии инновационного прорыва, авторы оценивают стартовые позиции России. Диагноз тревожный. Процессы, происходившие в 1990-х гг., характеризуются как четвертая за тысячелетие национальная катастрофа (после монгольского нашествия и распада Киевско-Новгородской Руси в XIII в., Смутного времени начала XVII в., распада Российской империи и Гражданской войны в начале XX в). Поскольку по новейшей российской социально-экономической истории опубликовано уже много работ, выделю в книге только некоторые сюжеты, непосредственно относящиеся к поставленной авторами сверхзадаче.

С точки зрения предпосылок долгосрочного роста наибольшие препятствия и угрозы создал технологический кризис, проявившийся одновременно по ряду направлений. В отраслевой структуре производства в течение 1990-х гг. происходило вытеснение высокотехнологичных и наукоемких видов продукции. Доля современного пятого технологического уклада сократилась в три раза (!), зато возвратились из прошлого раннеиндустриальные и даже доиндустриальные уклады; как следствие - усилилось технологическое отставание от передовых стран. Физический износ машин и оборудования из-за многократного замедления их обновления и модернизации достиг предельного уровня. Не только упало число инноваций во всех секторах экономики, но и ухудшилась их структура. По статистическим данным, приводимым в книге (с.75), в 2002 г. из 727 созданных передовых производственных технологий лишь 9,6% были принципиально новыми, только 27,2% обладали патентами на изобретения и 32% - патентной чистотой.

Главными причинами произошедшей технологической деградации авторы считают обвальное разрушение плановой инновационной системы, фактический уход государства от поддержки инноваций и выполнения стратегически-инновационной функции, формирование антиинновационного климата в экономике, паразитический характер первоначального накопления капитала, слабость инновационной активности бизнеса, экспансию ТНК, которые захватывают российский несырьевой рынок, подавляя отечественных конкурентов. Современная технологическая ситуация усугубляется тем, как считают авторы, что "…уровень инновационности населения, романтика технического творчества, тяга к изобретениям и радикальным инновациям во многом угасли" (с.78). Вероятно, покажутся дискуссионными оценки авторов созданного в различных науках потенциала прорыва XXI в. Лучше, по их мнению, положение в области общественных наук, где "…взрыв научного творчества пока мало известен в стране и в мире, он происходит в основном вне официальной науки, но тем не менее Россия имеет шанс занять лидирующее место в формировании постиндустриальной парадигмы обществоведения".

Оживление экономики России, начавшееся с 1999 г., казалось бы, порождает надежду на ускорение экономического развития. Однако многие эксперты, с которыми солидаризируются и авторы книги, подчеркивают невысокое качество макроэкономического роста, который достигается благодаря в основном внешнеэкономической конъюнктуре, макроэкономической стабилизации и росту инвестиций без усиления их инновационного содержания. Диагностика стартовых позиций российской экономики приводит авторов к выводу, что стратегия инновационного прорыва не может стать продолжением сложившихся тенденций даже относительно благополучного последнего десятилетия.

Базовые варианты стратегии до 2050 г. Главная задача, которую ставят в своей книге Б.Н. Кузык и Ю.В. Яковец, - обосновать контуры стратегии развития России до 2050 г., - выглядит весьма амбициозной, особенно на фоне затянувшейся стратегической пассивности государства и распространившегося в обществе скептицизма относительно всякого рода долгосрочных прогнозов и программ. Мало кто теперь верит долгосрочным намерениям и обещаниям, за которыми не стоит ответственность власти за их выполнение. Трудно убеждать в надежности оптимистических долгосрочных прогнозов, когда Правительство систематически ошибается даже в годовых прогнозах, которые оно корректирует чуть ли не каждый месяц, имитируя напряженную прогностическую деятельность и оправдывая свои прогнозные ошибки большой сложностью оценок влияния на национальную экономику многих факторов.

Авторы всесторонне рассматривают два базовых варианта развития России до 2050 г.

Первый базовый вариант - инерционно-рыночный. (Название, как мне кажется, не слишком удачное, поскольку на самом деле инерционное развитие российской экономики с сохранением сырьевой специализации и зависимости от импорта высоких технологий и инновационных продуктов несовместимо с созданием полноценного рынка, интегрирующегося в мировой рынок без ущерба для стратегических национальных интересов) Этот гипотетический вариант подвергается сокрушительной критике и отвергается в целом. Однако проведенный анализ компонентов этого варианта важен с точки зрения оценки последствий отклонений от оптимального варианта стратегию.

Второй вариант стратегии до 2050 г., который обосновывают и защищают авторы, - это и есть стратегия инновационного прорыва. Сформулированные семь принципов данной стратегии носят достаточно общий характер и вполне годятся для стратегий иного рода, однако часть из названных принципов отражает главные особенности концепции книги. Это: а) инновационное обновление технологий и производимой продукции как основа экономического роста; б) неизбежность неравномерно-цикличного инновационного развития; в) первоисточниками инновационно-технологического развития должны стать наука и изобретения; г) в рыночной экономике инновационный прорыв должен осуществляться на основе партнерства государства, предпринимателей, творческих личностей и общества. Разумеется, научную новизну представляют не сами формулировки принципов, а раскрытие механизмов их действия.

Так, исходя из приближения очередного большого инновационного цикла, надо быть готовым к тому, что авангардные страны начнут интенсивно осваивать шестой технологический уклад, который будет определять конкурентоспособность все возрастающего множества товаров и услуг на мировых рынках. "Чтобы не оказаться на периферии этого технологического переворота и не потерять конкурентоспособность своей продукции, перспективной инновационной политике России следует ориентироваться на распространение современного пятого уклада и пионерное освоение отдельных направлений перспективного шестого уклада" (с.108-109). В государственной научной политике предлагается поддерживать прежде всего научные школы, формирующие постиндустриальную научную парадигму, закладывающие фундаментальные основы и конструкторскую базу для освоения и распространения шестого технологического уклада, а также для решения назревших социально-демографических и экологических задач. Принцип партнерства в инновационной деятельности конкретизируется путем прописывания ключевых партнерских функций и их взаимодействия.

С наибольшей энергией аргументируется необходимость активизации инвестиционной политики государства. "Необходимо отказаться от порожденной рыночным фундаментализмом концепции невмешательства государства в инновационно-инвестиционные процессы, выделять существенную часть бюджетных расходов на поддержку базисных инноваций, модернизацию ключевых отраслей экономики и формирование новых отраслей, реализующих прорывные направления шестого технологического уклада…"

Основные факторы инновационного развития. В книге анализируется взаимодействие восьми групп факторов, которые будут в наибольшей мере определять развитие России до 2050 г.: это цикличность, демографический, природно-экологический, технологический, экономический, государственно-правовой, социокультурный и внешний факторы.

Предлагаемая стратегия позволяет проходить кризисные фазы экономических циклов (примерно раз в десять лет) с меньшей амплитудой колебаний, в более сжатые сроки, поскольку они сочетаются с повышательной волной шестого Кондратьевского цикла. Однако с приближением 2050 г., когда начнется понижательная волна указанного цикла, необходимо включить дополнительные компенсаторы замедления темпов экономического роста.

В оценках демографического фактора обращается внимание на возможное снижение инновационной активности населения из-за ухудшения его возрастной структуры; это негативное влияние может усилиться в случае продолжения эмиграции квалифицированной и талантливой молодежи и возрастающей иммиграции неквалифицированной рабочей силы.

Важнейший элемент анализа технологического фактора - прогноз распространения технологических укладов. По сценарию инновационного прорыва с 2000 по 2050 г. доля первых трех укладов понижается с 44 до 5%, доля четвертого - с 48 до 15%, зато доля пятого уклада увеличивается до 44%, а шестого - до 38%. С 2040 г. появляется седьмой уклад, достигающий к 2050 г.5% в общем выпуске товаров и услуг. Интегральный технологический уровень (средневзвешенная величина технологического уклада) возрастает за 2000-2050 гг. с 3,37 до 5,51. Здесь уместно критическое замечание. Видимо, не все читатели знакомы с тем, как измеряются технологические уклады производимых товаров и услуг. По этому вопросу целесообразно было бы дать справочное приложение, а заодно пояснить методику прогнозирования распространения технологических укладов, особенно новейших.

Важным фактором предлагаемой стратегии является активное выполнение государством своей стратегически-инновационной функции, направление растущей доли государственных расходов на стартовую поддержку базисных инноваций в рыночном секторе экономики, финансирование базисных и улучшающих инноваций в нерыночном секторе. Для этого необходимо новое федеральное законодательство об инновационной деятельности и государственной поддержке инноваций.

Свою роль должна сыграть и отечественная наука, в том числе общественные и гуманитарные науки. Сейчас Россия по объему затрат на науку отстает в 36 раз от США, в 15 раз - от Японии, в 4 раза - от Китая, в 2 раза - от Индии. Авторы обосновывают свое видение стратегии реструктуризации научного потенциала, опирающейся на долгосрочный прогноз научно-технического, инновационно-технологического, социально-экономического и экологического развития в стране и мире, включающей отбор научных приоритетов, оптимальное распределение ресурсов между фундаментальными и прикладными исследованиями, реальную интеграцию науки и образования, международную научную интеграцию.

Макроэкономический прогноз и структурные сдвиги в экономике. Анализ экономических факторов развития в России в первой половине XXI в. приводит авторов к прогнозу основных макропоказателей - ВВП, инвестиций в основной капитал, коэффициента обновления основных фондов, реальных доходов населения, общего экспорта и импорта и т.п., а также структуры ВВП по воспроизводственным секторам и экономическим укладам. Об этой составляющей долгосрочной стратегии следует сказать более подробно. Результаты макроэкономического прогноза умещаются в одной таблице. Большинство их находится в интервале сложившихся представлений о желательной (в меру амбициозной) экономической динамике. Так, среднегодовые темпы прироста ВВП составляют в инновационно-прорывном сценарии по десятилетним отрезкам 5,2-7,0%, темпы инвестиций в основной капитал - 6,5-10,2%, темпы располагаемых реальных доходов - 5,4-6,5%. Авторы дают возможность сопоставить свои оценки с прогнозами до 2015 г., выполненными институтами РАН, а совсем недавно - Министерством экономического развития и торговли РФ. Сомнения вызывает, пожалуй, в большей степени прогнозируемое отношение товарного экспорта к импорту - от 150 до 182% (не объясняется, для чего может и должна использоваться чистая внешнеторговая валютная выручка) и реальность снижения децильного коэффициента доходов населения (с 14 до 6 раз). Отличия инновационного от "инерционно-рыночного" сценария проявляются в прогнозируемых соотношениях экономических укладов: эти соотношения за 50 лет в общих сценариях плавно изменяются, но в противоположных направлениях. Инновационный сценарий предусматривает снижение доли государства - с 40 до 30%, небольшое увеличение крупного частного и смешанного уклада - с 27 до 29% и существенное увеличение доли мелкотоварного уклада - с 18 до 29%.

Высокотехнологичный комплекс отраслей производства (ВТК), по концепции Б.Н. Кузыка и Ю.В. Яковца, будет локомотивом модернизации российской экономики и ее конкурентоспособности в глобализирующемся мире. Задача эта чрезвычайно сложная, усугубившаяся провалами 1990-х гг. Сейчас доля России на мировом рынке высокотехнологичных продуктов - только 0,3%, общий объем производства в отраслях ВТК по сравнению с 1990 г. сократился в 2,5 раза, из 12 укрупненных научно-технологических направлений Россия только по двум находится на "высшем мировом уровне", а по другим отставание превышает 5-10 лет и даже оценивается как "безнадежное"

В последние годы выполнен ряд серьезных исследований по долгосрочной перспективе развития энергетики России; принята государственная Энергетическая стратегия на период до 2020 г. Воспринимая и критически осмысливая эти разработки, авторы сосредоточиваются на одной проблеме: инновационная стратегия в энергосекторе.

Анализ энергетических циклов, тенденций экономического роста и экологических нагрузок подводит к выводу, что человечество подошло к новому энергетическому порогу, преодолеть который невозможно посредством традиционных энерготехнологий. Необходимы качественно новые базисные энергоинновации.

Инновационное обновление энергосектора в течение ряда десятилетий осуществляется в основном по таким направлениям, как переход к энергосберегающим технологиям и технологический прогресс в добыче, переработке и транспортировке энергоресурсов. Главным направлением инновационного прорыва в XXI в. станет переход от использования преимущественно ископаемого топлива (сейчас оно дает до 85% мирового производства энергии) к возобновляемым источникам энергии. В подтверждение этого тезиса сопоставляется ряд глобальных энергоэкономических прогнозов. Так, Международное энергетическое агентство в одном из сценариев прогноза на саммите в Йоханнесбурге (2002 г) показало, что к 2100 г. доля ископаемого топлива может сократиться до 19%, а доля возобновляемых источников многократно возрастет: солнечной энергии - до 38%, биомассы - до 26%. Есть и более радикальные структурные прогнозы, предусматривающие доведение доли возобновляемых, экологически чистых источников энергии до 90% уже к 2070 г.

Сопоставляя возможности атомной энергетики (странно, что без термоядерной технологии), энергии солнечного излучения (включая строительство космических солнечных электростанций), ветра, подземного тепла, авторы отдают безусловный приоритет водородной энергетике - производству водорода из воды и органических топлив и его использованию на основе топливных элементов в основных отраслях экономики.

Во второе издание монографии включен новый параграф "На пути к водородной энергетике" (6.5), обобщающий первые результаты крупного исследовательского проекта, осуществляемого под руководством Б.Н. Кузыка. Позиция авторов монографии находится в русле комплексной программы по водородной энергетике и топливным элементам, которая разработана по совместному постановлению Президиума РАН и компании "Норильский никель". В монографии обосновывается необходимость создания национальной программы "Водородная энергетика", предлагается структура такой программы, схема управления программой и ее финансирования. Неотложность принятия указанной программы подстегивается впечатляющими масштабами государственного финансирования разработок по водородной энергетике в США, Евросоюзе, Японии.

Концепция инновационного прорыва важную роль отводит потребительскому сектору, функции которого включают не только удовлетворение сложившихся потребностей населения, но и развитие человеческого потенциала, в том числе через формирование и удовлетворение потребностей в новых товарах и услугах. В XX в. в потребительском секторе прошли три волны базисных инноваций; последняя - это домашние компьютеры, мобильная связь, Интернет. Авторы предсказывают приближение новой волны на базе шестого технологического уклада, однако не удовлетворяют естественного любопытства: какими же будут еще не существующие потребительские блага? В книге приводятся интересные данные о потенциальных инновационных трансформациях и конкурентной борьбе в производстве электронной техники, лекарств и медтехники, легкой промышленности, жилищно-коммунальном хозяйстве. Этот анализ удачно сочетается с тенденциями информатизации образования, здравоохранения, культуры и технологической модернизации туризма.

Очевидно, что многие производства в потребительском секторе становятся все более технологичными и все чаще - лидерами в освоении высшего технологического уклада. Поэтому граница между "высокотехнологичным" и "потребительским" секторами становится все более условной, что должно приниматься во внимание в программах реализации инновационного развития всей экономики. Сравнивая перспективы трех ведущих инновационных секторов российской экономики и их различные роли в концепции инновационного прорыва, важно подчеркнуть взаимодополняемость секторов и невозможность отказа от форсированного развития ни одного из секторов в исключительную пользу какого-либо другого. Разумеется, на каждом этапе реализации национальной стратегии нужно оптимизировать распределение национальных ресурсов (и государственных, и частных) между конкурирующими альтернативами.

Несомненным достоинством монографии является рассмотрение принципиальных положений национальной инновационной стратегии и возможностей ее реализации в контексте процессов глобализации инноваций. В трактовке воздействия глобализации на экономику России авторы, на мой взгляд, удерживают "золотую середину" между потенциальными выигрышами и угрозами.

Россия пока слабо участвует в международной кооперации по созданию и распространению базисных инноваций и тем самым обрекает себя на отставание. Более того, она несет ощутимые потери из-за происходящего нерегулируемого оттока капитала и интеллектуальных ресурсов (работает "дьявольский насос", по выражению Н.Н. Моисеева). Есть ли у России шанс отстоять ведущее место в мировом инновационном развитии? Позиция авторов формулируется четко: "…стратегия инновационно-технологического прорыва - если она будет своевременно принята и последовательно реализована при крупномасштабной поддержке государства - даст России последний шанс изменить траекторию падения в технологическую пропасть… Речь идет, конечно, не о том, чтобы она стала лидером мирового научного, а тем более технологического прогресса. Но она пока сохраняет возможности занять лидирующие позиции в отдельных (пусть узких) направлениях научно-технологического переворота первых десятилетий XXI в."

Для достижения указанных еще реальных рубежей выделяется 7 ударных направлений сотрудничества и конкуренции в глобальном инновационном развитии. Неоднозначность перспектив России в предстоящем соревновании демонстрируется на примере двух областей: космических программ и проектов (где Россия еще отчасти сохраняет лидерство) и микроэлектроники и информатики (где конкурентоспособность России существенно ослабла по сравнению с 50-60 гг. прошлого века).

Самая трудная составляющая масштабных и тем более радикальных общественных проектов, к которым, безусловно, относится выдвинутая стратегия инновационного прорыва, - это обоснование путей реализации. Основательную проработку этой проблемы следует отнести к важным достоинствам монографии. Здесь выделяются три аспекта:

1) ресурсное обеспечение;

2) взаимодействие основных участников стратегии (партнерство государства, бизнеса, науки и общества);

3) организация процесса реализации. Опровергая распространенные сомнения по поводу осуществимости в современной России ускоренного инновационного развития из-за нехватки ресурсов, авторы утверждают: "…такая позиция - самообман. Ресурсы для инновационного прорыва есть, их достаточно, но используются они бездарно в силу стратегической близорукости и безответственности перед настоящим и будущим поколениями" (с.375).

В монографии раскрываются значительные резервы двух основных инновационных ресурсов: интеллектуального потенциала и инновационных инвестиций. Авторы поддерживают распространенную среди академических экономистов точку зрения об использовании разных форм рентных доходов (в основном в топливно-сырьевых отраслях) для инновационных инвестиций, особенно государственных. Новизной является распространение этого подхода на использование технологической квазиренты, получаемой в период распространения новых технологий и создаваемых ими товаров и услуг. В мировой экономике, по данным Б.Н. Кузыка и Ю.В. Яковца, доля технологической квазиренты в общей величине рентных доходов - 83%, а в России - только 5%. Отсюда следует, что создание и экспорт высоких технологий и высокотехнологичных продуктов, обеспечивающих получение мировой квазиренты, в России может постепенно становиться главным источником самофинансирования инноваций. Для поворота потока свободного капитала в сторону инновационного инвестирования предлагается создать федеральный инновационно-инвестиционный фонд, государственную страховую инновационно-инвестиционную компанию, международные венчурные фонды. Эти предложения нуждаются в обсуждении и доработке; очевидно, потребуются значительные усилия по осуществлению вышеизложенных замыслов.

В рецензируемой монографии развивается идея партнерства государства, предпринимателей, науки и общества в инновационном развитии. Каждая из этих сил имеет свои интересы, выполняет специфические функции и должна получать свою долю в реализуемом инновационном эффекте; при этом конкретно прописываются роли институциональных участников инновационной деятельности, особенно инновационно-стратегические функции государства (схема на с.416). Следует жесткий вывод: "Если государство не выполняет эти функции, оно становится опасным и для общества, и для предпринимателей". Как организовать реализацию предлагаемого проекта стратегии инновационного прорыва? Тщательность и полнота характеристик излагаемого механизма реализации программы, пожалуй, соответствует требованиям проектной документации, но для академической монографии - это редкость. Рекомендуемый механизм включает в себя: систему новых федеральных законов о регулировании инновационного развития; долгосрочные прогнозы; стратегические планы и программы развития науки, техники и технологий; многоканальное финансирование (в том числе посредством новых финансовых институтов); создание специальных организационных структур; подготовку кадров. В насыщенной и многоплановой монографии Б.Н. Кузыка и Ю.В. Яковца есть немало спорных прогнозов и рекомендаций, методических и информационных недоработок. Судя по быстроте выхода второго переработанного издания монографии, авторы продолжают интенсивную работу в избранном направлении.

Главный итог монографии - фундаментальный задел для разработки и последующей реализации государственной долгосрочной стратегии инновационного развития России. Очевидно, что продолжение начатой работы до логического завершения требует принятия государственных решений и объединения значительных интеллектуальных сил. Полагаю, что РАН могла бы возглавить создание такой государственной стратегии, как это было в 1970-1980-х гг. при разработке Комплексной программы научно-технического прогресса - главного документа стратегического планирования.

2. Ограничения вто и условия инновационного развития российской экономики

Переговоры по присоединению России к ВТО постепенно приближаются к заключительной стадии, и в ближайшей перспективе ожидается принятие России в члены этой организации. Хотя все политические решения уже приняты, в российском деловом и научном сообществе не прекращаются сопоры о целесообразности этого шага при нынешнем состоянии российской экономики. В свете недавно объявленной главой государства новой экономической стратегии, предполагающей перевод российской экономики на инновационный путь развития, возникают новые опасения - не станет ли членство в ВТО препятствием к осуществлению этой стратегии?

Присоединение к ВТО предполагает получение не только преимуществ, но и принятие на себя обязательств. С одной стороны, создаются равные условия для российского бизнеса на рынках иностранных государств, появляются инструменты устранения дискриминационных ограничений в отношении экспорта российских товаров и услуг. А с другой стороны, Российское государство гарантирует соблюдение правил и норм ВТО, предусматривающих открытие отечественного рынка для зарубежных компаний и существенное ограничение возможностей государственной поддержки отечественных товаропроизводителей. Сможем ли мы, соблюдая эти ограничения обеспечить перевод российской экономики на инновационный путь развития, требующий существенной активизации мер государственного стимулирования инновационной и инвестиционной активности?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим ожидаемые последствия присоединения России к ВТО. Последствия присоединения России к ВТО коснутся не только внешнеэкономической и торговой сфер; они отразятся на дальнейшем развитии всех отраслей промышленности и экономики в целом. Для разных отраслей и видов деятельности они будут разными. Одни отрасли, способные успешно развиваться без государственной поддержки и защиты внутреннего рынка (например, металлургия и топливно-энергетический комплекс), получат дополнительные возможности продвижения своей продукции на внешний рынок. Другие, зависимые от государственной поддержки и нуждающиеся в защите от иностранных конкурентов (например, машиностроение), могут столкнуться с ухудшением условий функционирования вследствие снижения государственной поддержки и защищенности внутреннего рынка. Из этого следует, что оценку баланса отрицательных и положительных последствий присоединения России к ВТО следует проводить дифференцированно по каждой отрасли в зависимости от соотношения выгод и уступок, приобретаемых отечественными товаропроизводителями по планируемым условиям присоединения.

Наиболее широко обсуждаемым требованием ВТО к России является снижение ставок импортных пошлин до уровня, существующего в развитых странах. В настоящее время средневзвешенная ставка ввозной таможенной пошлины по всей товарной номенклатуре оценивается в 12% по сравнению с 3-5% по странам - членам ВТО. Иными словами, в России уже достигнут достаточно высокий уровень открытости внутреннего рынка. Дальнейшее снижение импортного тарифа на несколько процентных пунктов, ожидаемое по условиям присоединения к ВТО, едва ли отразится существенным образом на конкурентоспособности большинства отечественных товаропроизводителей. По большинству групп товаров конечный уровень связывания импортного тарифа не превышает нынешний уровень. С учетом переходного периода влияние корректировки импортного тарифа по условиям присоединения России к ВТО будет меньше последствий колебаний курса рубля, который после трёхкратного снижения в 1998 году растёт в реальном выражении на 5-7% в год.

Как показывает анализ влияния снижения импортного тарифа на динамику производства, проведенный рядом исследовательских организаций, ожидаемые изменения объёмов промышленного производства в большинстве отраслей отечественной промышленности невелики. Наибольшее снижение производства вследствие вытеснения отечественных товаров импортными в связи с планируемым снижением импортного тарифа будет наблюдаться в машиностроении - до 3%. Согласно этим оценкам, незначительное снижение производства возможно в металлургии и в химической промышленности.

Следует также иметь в виду, что планируемое по условиям присоединения к ВТО снижение импортного тарифа до конечного уровня связывания будет растянуто во времени на согласованный с партнёрами по ВТО период, в течение которого уровень ставок может даже повыситься. Планируемое в дальнейшем снижение импортных пошлин может быть компенсировано защитными мерами, вводимыми в соответствии с правилами ВТО в случаях угрозы разорения отечественных товаропроизводителей вследствие резкого роста импорта или применения импортёрами недобросовестной торговой практики. Опыт применения таких мер по отношению к импорту металлургической продукции, мяса, птицы, ковров доказал свою высокую эффективность для защиты интересов отечественных производителей.

Гораздо большее влияние на российскую экономику окажет выполнение обязательных для всех членов соглашений по системным вопросам. В частности, каждая страна-член ВТО обязана соблюдать Многосторонние торговые соглашения. Исполнение требований по ним может привести к отмене или пересмотру таких реализуемых сегодня государством мер политики развития, как субсидирование процентных ставок по привлеченным кредитам, предоставление промышленным предприятиям ассигнований на разработку новых технологий и проведение научно-технических исследований по целевым программам, ассигнования на реструктуризацию отдельных отраслей промышленности, финансирование геолого-разведочных работ. Кроме того, под вопросом может оказаться практикуемое сегодня субсидирование части затрат промышленных предприятий посредством лизинговых фондов, целевых субсидии на конверсию оборонной промышленности, федеральных целевых программ. Не соответствующим нормам ВТО могут быть признаны меры бюджетной политики, направленные на финансовое оздоровление предприятий. В частности, это касается мер по реструктуризации долгов предприятий по налоговым обязательствам.

Партнеры по ВТО могут оспорить правомерность уже принятых и запланированных в рамках проекта Концепции социально-экономического развития России до 2020 года мер государственной политики стимулирования инновационной и инвестиционной активности. Под вопросом могут оказаться ассигнования на поддержку реструктуризации авиационной и судостроительной промышленности, льготы ряду предприятий автомобильной промышленности, финансируемые государством проекты по разработке новых летательных аппаратов и других видов наукоемкой техники.

Таким образом, выполнение обязательных для членов ВТО требований многосторонних торговых соглашений, в особенности соглашения по субсидиям и защитным мерам, может существенно осложнить реализацию намеченных планов по переводу российской экономики на инновационный путь развития. В случае выдвижения претензий со стороны членов ВТО некоторые из них придется пересматривать под угрозой экономических санкций. В разряд запрещенных попадут и некоторые практикуемые сегодня методы стимулирования роста производства наукоемкой продукции посредством государственных закупок. Согласно соглашению ВТО по правительственным закупкам, последние должны быть полностью открыты для участия иностранных конкурентов. Выполнение этого соглашения заблокирует один из важнейших механизмов развития наукоемкого машиностроения. Без приобретения контролируемыми государством корпорациями отечественной техники реанимация отечественной авиационной, судостроительной, станкостроительной, приборостроительной, электротехнической и ряда других отраслей наукоемкой промышленности будет невозможна. На сегодняшний день уже более половины вводов новой техники осуществляется за счет закупок импортного оборудования. Если финансово благополучные предприятия топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов не будут закупать отечественное оборудование, то восстановить отечественную технологическую базу не удастся, а, следовательно, не получится и переход на инновационный путь развития.

Еще более негативными последствиями может обернуться выполнение ранее выдвигавшихся членами ВТО требований о повышении цен на энергоносители и отмене экспортных пошлин. В случае выполнения последнего требования федеральный бюджет лишится пятой части дохода, которую не удастся компенсировать из других источников в силу общей политики государства по снижению налогов. Важным следствием отмены экспортных пошлин станет рост внутренних цен на энергоносители, которые будут стремиться к мировым за вычетом транспортных издержек. Принятие этих требований повлечет за собой соответствующий рост издержек и снижение конкурентоспособности производимых товаров. С учётом того, что вследствие климатических условий энергоёмкость производимых в России товаров в несколько раз выше, чем при производстве аналогичных импортных товаров, приближение внутренних цен на энергоносители к мировым станет системным фактором снижения конкурентоспособности российской промышленности. Для его преодоления потребуются крупномасштабные инвестиции в модернизацию производства, которое по своей энергоэффективности должно превзойти мировой уровень. Поскольку в рамках проводимой в России экономической политики источников для таких инвестиций (масштаб которых оценивается в сотни миллиардов долларов) не предвидится, приближение внутренних цен к мировым повлечет соответствующее снижение конкурентоспособности и свертывание выпуска отечественных товаров.

Между тем правила ВТО не запрещают, а только рекомендуют не применять экспортные пошлины. Навязываемое России предложение их отменить усугубляется еще более спорным требованием выравнивания внутренних и мировых цен на энергоносители. По сути, оно противоречит принципам рыночной конкуренции, так как производство энергоносителей в России государством не субсидируется. Относительно низкие цены на энергоносители являются естественным конкурентным преимуществом России, которое отчасти компенсирует столь же естественный недостаток, обусловленный суровым климатом.

В случае принятия условия о приведении внутренних цен на энергоносители в соответствие с мировыми, объем снижения производства во многих вполне конкурентоспособных сегодня отраслях российской промышленности может оказаться весьма значительным. В наибольшей степени пострадают наиболее энергоемкие отрасли: металлургическая и химическая промышленность, в которых издержки производства в этом случае превысят мировой уровень. Если учитывать, что в структуре материальных затрат предприятий химической промышленности 10% приходится на энергию, а для чёрной и цветной металлургии - 15%, то это не может не отразиться на ценах готовой продукции. Рост цен на металлы и химическое сырье еще более ухудшит положение в машиностроении, которое тоже весьма уязвимо по отношению к ценам на энергоносители. Общее снижение производства продукции, становящейся нерентабельной в случае выравнивания внутренних и мировых цен на энергоносители, может составить около половины от объема выпускаемой сегодня продукции металлургии и химической промышленности и до четверти продукции машиностроения, что будет иметь катастрофические последствия для многих успешно работающих предприятий. Тем самым будет "отключен" главный двигатель перевода экономики страны на инновационный путь развития - потребность предприятий в модернизации, финансируемой, главным образом, за счет собственных средств предприятий.

Кроме общеобязательных норм ВТО на развитие экономики окажут влияние добровольные соглашения, на присоединении к которым России настаивают некоторые влиятельные партнеры по переговорам. Это, в частности, касается, Соглашения по торговле гражданской авиатехникой. Данное Соглашение предусматривает ликвидацию всех тарифных и нетарифных барьеров, то есть отмену импортных пошлин и иных таможенных платежей при ввозе в страну воздушных судов гражданского назначения, а также комплектующих и других компонентов. Вследствие отсутствия механизмов кредитования производства отечественных самолетов за последнее десятилетие произошло снижение объема выпуска воздушных судов с 150-180 до 4-5 авиалайнеров. Без активной государственной поддержки лизинга авиатехники, научно-исследовательских разработок, кредитования поставок организовать крупномасштабное серийное производство предприятия не смогут. Выполнение обязательств данного Соглашения приведёт к стремительному вытеснению отечественных воздушных судов иностранными самолетами.

В случае подписания данного Соглашения России придется изменить механизм ценообразования гражданской авиатехники. Финансовая поддержка государства должна будет учитываться в цене самолетов, так же как и часть затрат, понесенных государством по военным авиастроительным программам, результаты которых использовались при производстве гражданских самолетов. Выполнение данного требования приведет к потере отечественной авиапромышленностью ее главного конкурентного преимущества - относительной дешевизны продукции. Практически все практикуемые сегодня и планируемые в будущем формы государственной поддержки отечественного авиастроения придется отменить.

Наряду с проанализированными выше вероятными негативными последствиями присоединения России к ВТО для ряда отраслей промышленности возникнут и новые возможности. Наиболее значимые из них связаны с возможностью устранения внешнеторговых барьеров, возведенных в других странах в отношении российского экспорта. Применяя нормы ВТО для защиты интересов отечественных товаропроизводителей на мировом рынке, российское правительство может добиться существенного расширения рынков сбыта российских металлов, химических удобрений и сырьевых товаров. Следует, однако, заметить, что доля экспорта в объеме производства этих товаров уже достигает 50-80%. Дальнейшее наращивание их производства и сбыта ограничено сырьевой базой и требует углубления степени переработки и расширения номенклатуры продукции. Кроме того, главные угрозы экспорту сырьевых товаров лежат не столько в сфере внешнеторговых ограничений, сколько в неопределенности ценовой конъюнктуры, находящейся за пределами регулирующих возможностей ВТО.

Баланс положительных и отрицательных последствий присоединения России к ВТО для отечественной промышленности оказывается несимметричным. Оно выгодно для топливно-энергетического комплекса и других сырьевых отраслей. Но при этом существенно усложняются условия развития высокотехнологических отраслей российской промышленности, доля которых на мировом рынке не превышает полпроцента. Без применения адекватных мер государственной экономической политики стимулирования НТП и освоения новых перспективных технологий присоединение России к ВТО может привести к закреплению сырьевой направленности развития экономики, свертыванию отечественного производства товаров с высокой добавленной стоимостью, деградации структуры отечественной промышленности и утрате имеющегося потенциала развития в наиболее перспективных направлениях. Сохранение и наращивание этого потенциала требует активной государственной политики с учетом ограничений, накладываемых обязательными для исполнения нормами ВТО. Ответа на вопрос, как это сделать у российского правительства, к сожалению, нет.

Несмотря на то, что переговоры о присоединении России к ВТО близятся к завершению, адаптация экономической политики государства к требованиям ВТО ведется весьма пассивно. За исключением внесения поправок в законодательство и чисто пропагандистских мероприятий по подготовке общественного мнения, правительство не предпринимает необходимых усилий по выработке адекватных требованиям ВТО мер промышленной и экономической политики.

С одной стороны, некоторые реализуемые и планируемые меры государственной политики по переводу экономики на инновационный путь развития входят в противоречие с нормами ВТО. Даже федеральный бюджет на 2008-2010 гг. составлен без учета планируемых условий присоединения России к этой организации. Некоторые из предусмотренных в нем мер поддержки отечественных товаропроизводителей и стимулирования экономического роста прямо противоречат нормам ВТО и могут быть оспорены после присоединения.

С другой стороны, правительство почти не применяет предусмотренный ВТО арсенал методов защиты национальных интересов во внешней торговле в части защиты внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции из-за рубежа посредством антидемпинговых и компенсационных пошлин. Вместо того, чтобы выращивать свои локомотивы инновационного развития, правительство систематически снижает импортный тариф на наукоемкую технику и, в ущерб отечественным товаропроизводителями, предоставляет незаконные льготы по ее импорту. Утрачен контроль над качеством импортируемых товаров и одновременно ужесточены методы экспортного контроля, что ухудшает условия конкуренции российских производителей наукоемкого машиностроения по сравнению с зарубежными предприятиями. Слабо ведется работа по устранению дискриминационных для российских экспортеров барьеров на основе принятых в ВТО процедур разрешения международных торговых споров.

Хотя, как было показано выше, вступление в ВТО существенно ограничивает возможности использования мер торговой и бюджетной политики, у государства остается почти полная свобода применения мер денежно-кредитной, антимонопольной, налоговой, институциональной и структурной политики. В нынешней ситуации для развития отечественной промышленности особенно важно обеспечение благоприятных макроэкономических условий для роста производства и инвестиций, создание которых возможно без нарушения норм ВТО. Это, в частности:

снижение процентных ставок и создание механизмов рефинансирования производственной деятельности, приведение денежного предложения в соответствие со спросом на деньги со стороны производственной сферы;

снижение налогов на производственную деятельность и заработную плату, включая отмену НДС, освобождение от налогообложения доходов предприятий, направляемых на инвестиции в развитие производства, проведение НИОКР и освоение новых технологий с замещением выпадающих бюджетных доходов за счет введения дополнительного налогообложения рентных доходов от эксплуатации принадлежащих государству природных ресурсов;

регулирование цен на услуги естественных монополий и продукцию высокомонополизированных отраслей экономики в целях предотвращения инфляции издержек, пресечения злоупотреблений монопольным положением на рынке и обеспечения благоприятных ценовых пропорций для обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, строительства.

активизацию созданных институтов развития, включая Банк развития, инвестиционный и венчурный фонды, госкорпорации, способных обеспечить привлечение инвестиций в развитие производственной сферы при помощи государственных гарантий, кредитных ресурсов государственных банков, формирования каналов рефинансирования производственных инвестиций с участием Центрального банка;

создание современной информационной инфраструктуры научно - исследовательской и предпринимательской деятельности;

расширение государственных программ стимулирования инновационной активности при соблюдении обязательного в ВТО принципа неспецифичности.

Продолжающиеся споры в отношении целесообразности присоединения России к ВТО во многом являются отражением борьбы интересов, определяющих внутреннюю экономическую политику. С одной стороны, главы государства заявили о переводе экономики на инновационный путь развития. На этом пути нужно научиться обходить ограничения, диктуемые нормами ВТО и условиями присоединения России к этой организации. Но, с другой стороны, в прогнозе социально-экономического развития страны до 2020 года явно прослеживается иной, на словах отвергаемый, инерционный энергосырьевой путь развития. Об этом, в частности, свидетельствуют планы правительства о многократном увеличении тарифов на газ и электроинженерию, откладывание мер по кардинальному увеличению финансирования науки на вторую половину прогнозного периода, недооценка экономического эффекта от стимулирования инновационной и инвестиционной активности. Этот инерционный сценарий легко вписывается в нормы и требования ВТО. Вялость в адаптации государственной экономической политики к требованиям ВТО является составной частью инерционного сценария. Он предполагает дальнейшее усугубления энергосырьевой специализации российской экономики, которой способствует буквальное выполнение норм ВТО и обязательств России перед этой организацией.

Чтобы реально перейти на инновационный путь развития, необходимые для этого меры по стимулированию инновационной и инвестиционной активности должны быть защищены по отношению к возможному противодействию со стороны членов ВТО. Без этого они могут быть вскоре отменены к радости лоббистов продолжения энергосырьевого пути развития и отражающих их интересы правительственных чиновников, которые спишут провал президентского поручения о переходе на инновационный путь развития на ВТО. Подчас возникает подозрение, что именно они инициируют поспешное вступление России к ВТО, чтобы затем, прикрываясь международными обязательствами, сохранить статус-кво в распределении национального дохода в пользу энергосырьевых олигархов, тем самым заблокировав переход на инновационный путь развития.

Сергей Глазьев - Директор Института новой экономики, член-корреспондент РАН

Стратегические установки

Отвечающая жизненно важным интересам России стратегия экономического роста призвана обеспечить переход в кратчайшие исторические сроки к новому технико-экономическому укладу, основа которого - не хищническая эксплуатация невозобновимых сырьевых ресурсов, а знания, научный и культурный прогресс, развитие человеческого капитала страны.

Только экономический рост на основе знаний и новых технологий влечет за собой расширение занятости населения в различных сферах производительного высокооплачиваемого труда и повышение благосостояния народа. При этом необходимым условием развития “экономики, базирующейся на знаниях" является понимание государством экономического роста как основы решения социальных вопросов, в центре которых находится жизнь конкретных людей с их повседневными проблемами, интересами и стремлениями. Гармонично устроенные национальные экономические модели, учитывающие особенности и конкурирующие особенности страны, сочетающие планирование социально-экономического развития и механизмы рыночной конкуренции, дают устойчивый рост производства и общественного благосостояния. Об этом свидетельствует опыт преодоления хозяйственной разрухи и достижения высоких темпов экономического роста, накопленный как в нашей стране, так и в Китае, Германии, США, Японии, Франции, Индии и других странах. Наша социально-экономическая программа базируется на обобщении и творческой переработке собственного отечественного и мирового экономического опыта. Формирование экономической политики государства затрагивает интересы миллионов граждан и предприятий, определяет перспективы развития страны. Это слишком важный вопрос, чтобы доверять его исключительно субъективной воле государственных чиновников. Основные цели, направления и методы реализации экономической политики должны формироваться и осуществляться в рамках широкого демократического процесса под контролем парламента и утверждаться законодательно, как это принято во многих развитых странах.

Экономическая стратегия должна быть нацелена на решение основной задачи демократического государства - повышения благосостояния граждан. Не сам по себе рост ВВП, включающего утечку капитала, не повышение доходов населения вообще, включающих доходы нуворишей, теневиков и нелегальных иммигрантов, а обеспечение достойного уровня жизни всем законопослушным гражданам - вот в чем должна состоять главная задача правительства и законодателя. Экономическая политика государства должна обеспечивать достижение социально-экономических целей и задач, указанных в предыдущем разделе.

Имеющийся в стране научно-производственный потенциал позволяет выйти на ежегодный прирост ВВП не менее 10% при условии проведения государством целенаправленной экономической политики, предусматривающей структурную перестройку и модернизацию экономики на современной технологической основе, многократное повышение инвестиционной и инновационной активности. С учетом нынешнего состояния российского научно-производственного потенциала выйти на устойчивый экономический рост возможно только при условии прироста инвестиций на уровне не ниже 20% в год. В противном случае выбытие производственных мощностей будет существенно превышать ввод новых и продолжится разрушение производственного потенциала страны.

Объективные возможности роста капиталовложений значительны - объем сбережений, формирующихся в российской экономике, в полтора раза превышает объем инвестиций в развитие производства, что, наряду с колоссальными суммами нелегально вывозимого капитала и потерями в связи с долларизацией экономики, создает не менее чем трехкратный потенциал повышения объема капиталовложений в развитие нашей страны.

Для решения задачи кардинального повышения инвестиционной и инновационной активности необходима система мер государственной экономической политики, включая использование государственных гарантий под привлечение кредитов для финансирования перспективных проектов модернизации экономики, развертывание системы банков развития, реализацию целевых инвестиционных программ структурной перестройки экономики, переориентацию денежной политики на кредитование производственной сферы, прекращение нелегального вывоза капитала. При этом для удержания инфляции в заданных пределах необходимо кардинально повысить эффективность контроля за ценами на энергоносители, товары и услуги естественных монополий,

Основные цели политики экономического роста

Экономический рост необходим не ради темпов, структурных сдвигов или удовлетворения политических амбиций. Рост нужен для улучшения жизни граждан нашей страны. Объективные показатели уровня и качества жизни населения должны стать главным критерием оценки эффективности экономической стратегии государства и корпораций. Это - принцип и смысл экономики как системы жизнеобеспечения общества. В то же время, достойная жизнь, справедливая оплата труда, возможность получить образование, крепкое здоровье, реализация творческого потенциала - это и необходимые условия современного экономического роста.

Вопреки лукавым рассуждениям “в пользу богатых" о необходимости стимулирования экономического роста снижением государственных расходов, в действительности требования социальной справедливости не противоречат целям роста. Наоборот, современный экономический рост немыслим без обеспечения широкого набора социальных гарантий, достойной оплаты труда, справедливого распределения доходов.

Развитие социальной сферы - ключевой элемент инвестиционной политики, развития главной производительной силы современного экономического развития - человека. Поэтому наряду с целью удвоение ВВП к 2010 г. следует стремиться к опережающему росту уровня жизни и увеличению средней продолжительности жизни в России, как минимум, на 10 лет. Очевидно, такая цель повлечет за собой и иные приоритеты государственной политики - здравоохранение, иное качество заботы о пенсионерах, активизацию экологической политики, широкомасштабную борьбу с преступностью и травматизмом.

В основе современного экономического роста лежит творческая инициатива, развитие знаний, научно-технический прогресс. Кардинальное увеличение социальных расходов, повышение заработной платы, пособий, расходов на науку, здравоохранение и образование, послужит мощным стимулом развития экономики, роста занятости и производительности труда.

Для этого требуется, во-первых, обеспечить исполнение правительством действующих законов, установивших минимальные квоты бюджетных расходов на основные социальные нужды, и, во-вторых, устранить принципиальные недостатки проектирования социальной составляющей федерального бюджета.

Социальная составляющая должна стать исходным направлением проектирования федеральных бюджетов. Мировая практика и опыт ряда регионов России свидетельствует о необходимости и практической возможности законодательно регламентированного применения в бюджетном процессе широкого круга социальных индикаторов. В том числе важнейших социальных нормативов, включая уровни потребления продовольствия, медикаментов, бытовых, коммунальных и транспортных услуг гражданами; допустимые уровни бедности и безработицы и др. В отсутствие такого рода качественно-количественных показателей бюджет неизбежно теряет объективные критерии и ориентиры.

В системе государственного регулирования социально-экономического развития используются показатели доходов населения в целом, без разделения регистрируемых и нерегистрируемых, доходов российских граждан и доходов иностранцев, проживающих в России, в основном нелегально. Тем самым российские власти де-факто заботятся о росте доходов нелегально занимающихся предпринимательской и трудовой деятельностью многомиллионной армии резидентов-иностранцев, в то время как рост легальных доходов российских граждан не только не ставится во главу угла, но и вообще не является целевым показателем экономической политики.

Необходима подготовка и принятие федеральным парламентом законодательного акта о минимальных социальных стандартах жизни российских граждан и их финансовом обеспечении.

Основными целевыми ориентирами в развитии социальной сферы являются:

доведение доли заработной платы в структуре распределения национального дохода до уровня, принятого в развитых странах мира - не менее 70% по сравнению с нынешними 40%;

удвоение реальной оплаты труда и пенсий в течение 3-х лет за счет проведения соответствующей политики доходов, бюджетной политики, расширения прав трудовых коллективов во взаимоотношениях с работодателями, к 2010 г. повышение реальной оплаты труда в четыре раза, приведение заработной платы в соответствие с общенациональными стандартами;

преодоление вынужденной безработицы, в том числе среди молодежи, включая стимулирование создания новых рабочих мест, предприятий, развертывание системы повышения квалификации, переквалификации и трудоустройства безработных, в том числе путем организации общественно-полезных работ;

ликвидация острой бедности, в том числе - принятие программы чрезвычайных мер в “зонах социального бедствия", в том числе бесплатного нормированного распределения продуктов питания и предметов первой необходимости среди детей, стариков, инвалидов, других нуждающихся групп населения;

реализация мер полноценной поддержки семьи, материнства и детства, в том числе доведение размера пособия по уходу за ребенком до уровня прожиточного минимума;

полное исполнение федеральных законов, предусматривающих обязательства государства в социальной сфере и соблюдение социальных гарантий, включая такие законы, как “Об образовании", “О науке и государственной научно-технической политике", “Основы законодательства Российской Федерации о культуре", “О ветеранах”, “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”, др.;

принятие федеральных законов, необходимых для восстановления сбережений населения, обесценившихся по вине государства в Сбербанке; включение обязательств государства, предусмотренных Федеральным Законом “О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" в состав государственного внутреннего долга; разработка и принятие программы мер по восстановлению сбережений граждан;

освобождение от налогообложения доходов ниже двукратной величины прожиточного минимума, восстановление прогрессивной шкалы налогообложения доходов, превышающих эту величину;

восстановление права граждан на отапливаемое и электрифицированное жилье со всеми удобствами; отмена законодательных норм, предусматривающих принудительное выселение людей из квартир за неуплату коммунальных платежей; введение автоматической системы предоставления адресных дотаций на оплату коммунальных услуг, исходя из того, что затраты на эти цели не должны превышать 10% доходов семьи.

Справедливая оплата труда

Достоинство большинства граждан России унижено зарплатами, которые не обеспечивают нормального современного жизненного уровня. Затраты на заработную плату в стоимости единицы продукции в России в 4 раза меньше, чем в развитых странах. Труд российского человека стал самым дешевым в мире, а его эксплуатация является немаловажным источником сверхприбылей и обогащения властвующей олигархии.

Мы намерены добиваться законодательного закрепления в Трудовом кодексе и в других законах, относящихся к социальной сфере, реальных гарантий права на достойно оплачиваемый труд и на занятость. Необходимо законодательно установить нижний предел оплаты труда исходя из величины прожиточного минимума с региональной дифференциацией и с повышающими коэффициентами в зависимости от условий труда и режима работы, сложности труда (в том числе требований наличия специального и высшего образования), а также закрепить максимально допустимый уровень вынужденной безработицы не более 1% экономически активного населения.

Следует запретить прием на работу работников с заработной платой ниже установленных нижних ее пределов. При приеме на работу иногородних и иностранных граждан величина заработной платы должна обеспечивать аренду жилого помещения в пределах санитарных норм по рыночным ценам. Выполнение данного требования в отношении иностранцев и граждан, не имеющих жилья в данной местности, должны контролировать миграционные и налоговые органы. Прием на работу работников без соблюдения требований трудового законодательства, без официального оформления трудовых отношений или без уплаты налогов (включая социальный), должен преследоваться в уголовном порядке, а профсоюзы должны получить право требовать компенсации ущерба, нанесенного их членам недобросовестными работодателями.

Государство обязано гарантировать своевременность выплаты зарплат работникам госсектора, пенсий и других социальных выплат. Мы намерены добиться принятия законодательных норм, по которым любые задержки выплаты из бюджета зарплаты, пенсий, социальных пособий повлекут за собой полную индексацию задержанных средств на момент выплаты, а также строгое наказание виновных в этом должностных лиц.

Минимальная заработная плата и минимальная пенсия не могут быть ниже прожиточного минимума и, согласно требованиям закона должны полностью индексироваться каждый раз при повышении прожиточного минимума более чем на 6%. Мы не допустим продолжения политики обесценивания текущих доходов и сбережений граждан, на которых сегодня ложится основное бремя инфляции.

Мы выступаем за государственные гарантии сбережений граждан. Народно-патриотические силы введут жесткое регулирование деятельности банков, пенсионных фондов, страховых компаний и других организаций, работающих со сбережениями населения.

Мы уже добились принятия законодательного акта о восстановлении сбережений граждан и добьемся принятия законов о защите прав потребителей на рынках финансовых услуг.

Природная рента - нереализованный резерв

Россия имеет крупнейшие запасы полезных ископаемых, их прогнозный потенциал оценивается свыше 140 трлн. долл. В основном это твердое топливо - 80%, газ - 7%, нефть - 7%. По объемам речного стока Россия занимает второе место в мире после Бразилии. По обеспеченности пахотными землями на душу населения мы превосходим весь мир в 7 раз, по запасам древесины в 14 раз.

По оценкам Мирового совета по энергии, на территории нашей страны сосредоточено около 60% мировых запасов невозобновляемых природных ресурсов, в том числе 20% запасов нефти, 35% - газа, 12% - угля. Значительны запасы золота, алмазов, железных руд, цветных и редких металлов. Это означает, что Россия, обладая таким колоссальным природно-ресурсным потенциалом, может дать благосостояние каждому гражданину.

Практически все уважающие себя и свой народ государства изымают чистый доход от использования природных ресурсов в бюджет и тратят на общенациональные цели. В экономической теории этот чистый доход, не зависящий от деятельности предпринимателей и работников, называется рентой. По оценке Национального Комитета по защите прав граждан на общенациональные ресурсы ученых РАН ежегодный объем природной ренты достигает 50 млрд. долларов в год в зависимости от конъюнктуры цен.

В частности, по нефтегазовому комплексу объем ренты в 2002-2003 гг. составляет 35-39 млрд. долл., по металлургическому комплексу 0,5-5 млрд. долл. Использование ее на благо каждого члена общества привело бы к достижению оптимального уровня социальной стабильности и благосостояния. (см. Приложение 1)

Однако в современной России небольшая группа людей присвоила общественный доход от эксплуатации природных ресурсов. Мы видим в этом вопиющую несправедливость и историческую безответственность перед настоящим и будущим России. Природные богатства дарованы нам природой и должны принадлежать всему обществу. Это предполагает сохранение государственной собственности на месторождения природных ресурсов общефедерального значения - газа, нефти, угля, металлических руд, химического сырья, драгоценных металлов и камней, лесных массивов и водных пространств.

Для реализации монопольного права государства и в его лице общества на недра и другие природные ресурсы мы намерены использовать плату за недра и загрязнение окружающей среды, налог на сверхприбыль от эксплуатации месторождений, механизм аукционной продажи прав на разработку месторождений и уникальных природных объектов, плату за пользование водохранилищами, экспортные пошлины на вывоз сырьевых товаров и другие инструменты, успешно применяемые в мировой практике. Только за счет природной ренты федеральный бюджет в ближайшее время может быть увеличен минимум в полтора раза. Разработанный нами проект закона о введении дополнительного налога на недропользователей направлен на возвращение государству права на изъятие природной ренты в доход всего общества.

Разработанный механизм предполагает дифференцированный подход к месторождениям и предусматривает вычитание из налогооблагаемой базы тех средств, которые вкладываются в развитие производства, разработку месторождений или экологические мероприятия. Это станет стимулом для предприятий добывающей промышленности по-хозяйски относиться к природным ресурсам и ответственно относиться к охране окружающей среды.

Преодоление бюджетного кризиса

В настоящее время бюджет стал основным инструментом социально-экономической политики российского государства. Остальные либо демонтированы под нажимом международных институтов и отечественных олигархий, либо неэффективны в условиях коррупции и чиновничьего произвола. Поэтому бюджет должен обеспечивать решение приоритетных для граждан задач.

Между тем, правительственный проект федерального бюджета на 2004 г., как и в предшествующие годы, не решает острейших проблем российского общества: бедности, разгула преступности, технологической отсталости и неконкурентоспособности экономики, неэффективности государства, незащищенности страны перед лицом многочисленных внешних угроз.

Правительство не использовало десятки миллиардов нефтедолларовых сверхприбылей для перехода к экономическому подъему на основе технологической модернизации. Эти средства были вывезены из страны с нарушениями законодательства, а 60 млрд. долларов валютных резервов Банк России предоставил в кредит США и другим иностранным государствам. Фактически наша природная рента служит источником финансирования других стран, а не инвестиций в развитие российской экономики, столь остро в них нуждающейся. Сверхприбыль от эксплуатации недр, по закону принадлежащих государству, а значит, всем гражданам, должна поступать в бюджетную систему и служить источником финансирования расходов, предусмотренных законодательством. В этом суть предложений по кардинальному увеличению государственных доходов в целях преодоления бюджетного кризиса, представленных нами в концепции альтернативной бюджетной политики на 2004 г. и последующие годы. (см. Приложение 2) Ее осуществление позволит также снизить налоги на труд и производство, что обеспечило бы рост доходов и занятости граждан при свертывании теневого оборота и росте налоговых поступлений в бюджет. За счет этих мер можно было бы добиться увеличения доходов российских граждан и государства на 600-900 млрд. рублей, что позволило бы, в свою очередь, существенно увеличить спрос на продукцию отечественной промышленности, доходы предприятий, их работников и собственников, а следовательно - бюджетные доходы и расходы.

Поддержка экономического роста, стимулирования инвестиционной и инновационной активности, а также выполнения социальных обязательств государства требует существенного повышения расходов федерального бюджета. Так, непроцентные расходы федерального бюджета (без социального налога) должны составить не менее 16,6% ВВП. С учетом расходов на обслуживание государственного долга расходная часть федерального бюджета (без социального налога) составит не менее 18,5% ВВП, а с учетом социального налога - 21,3%.

Необходимое для этого повышение бюджетных доходов может быть достигнуто без увеличения налогов на труд и капитал - за счет изъятия в доход бюджета большей части природной ренты, пресечения нелегального вывоза капитала и уклонения от уплаты налогов по экспортно-импортным операциям, повышения эффективности использования госимущества и других контролируемых государством источников. Потенциал повышения бюджетных доходов по этим источникам сверх планируемой Правительством величины составляет свыше триллиона рублей (из них непосредственно в доходах федерального бюджета мы учитываем 523 млрд. руб). Сбор половины из этих доходов представляется вполне реальным уже в 2004 году. Дополнительные доходы сверх этой суммы должны распределяться исходя из приоритетов социально-экономического развития страны по законодательно установленной процедуре.

Детально направления наращивания бюджетных доходов рассмотрены в разработанной нами концепции альтернативной бюджетной политики. Основные направления пополнения доходной части бюджета включают увеличение: рентных доходов от эксплуатации природных ресурсов, изымаемых в доход федерального бюджета с помощью налогов на 260,3 млрд. руб., в том числе: за счет введения налога на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья (145 млрд. руб), увеличения поступлений налога на добычу полезных ископаемых, увеличения вывозных пошлин за счет приведения ставок пошлин на вывоз энергоемких сырьевых товаров в соответствие со ставками пошлин на вывоз энергоносителей (85,3 млрд. руб);

поступлений по налогу на прибыль на 21 млрд. руб. в связи со снижением нелегального вывоза капитала и возвращением части нерепатриированной ранее валютной выручки;

поступлений налога на добавленную стоимость по товарам, производимым на территории Российской Федерации на 92,2 млрд. руб. и 6,2 млрд. руб. по товарам, ввозимым на территорию Российской Федерации путем повышения собираемости налогов и пресечения теневого оборота товаров, незаконной предпринимательской деятельности и контрабанды;

поступлений от акцизов на этиловый спирт из всех видов сырья и спиртосодержащую продукцию, производимые на территории Российской Федерации на 4,5 млрд. руб. путем повышения ставки акциза, а также сокращения доли нелегально производимой продукции, ужесточения контроля за деятельностью предприятий отрасли, использующих производственные мощности ниже экономически оправданного уровня;

поступлений регистрационных и лицензионных взносов на 10 млрд. руб. путем замещения теневой (нерегистрируемой) экономической деятельности регистрируемой;

поступлений ввозных (импортных) таможенных пошлин на 34,7 млрд. руб. путем улучшения налогового администрирования и замещения необлагаемого ввоза облагаемым;

неналоговых доходов на 90,3 млрд. руб. в основном за счет роста доходов от использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, или от деятельности государственных и муниципальных организаций, а также за пользование невоспроизводимыми и уникальными природными ресурсами путем продажи прав на доступ к ним (включая радиочастоты, земельные участки, морские биоресурсы и т.п.);

поступающей в федеральный бюджет прибыли Центрального банка России на 18 млрд. руб.;

доходов от внешнеэкономической деятельности на 2 млрд. руб.;

поступлений налогов на прибыль на 12,6 млрд. руб. за счет улучшения собираемости налогов.

При этом не предполагается увеличения налогов на производственную деятельность; прирост доходов достигается за счет изъятия в доход государства природной ренты, налогообложения ранее сокрытых и незаконно вывезенных из России доходов, повышения собираемости налогов и эффективности использования государственного имущества.

Увеличение бюджетных доходов и исключение профицита позволяет обеспечить полноценное финансирование критически важных для будущего развития страны бюджетных расходов увеличив их на 606,4 млрд. руб. по следующим направлениям:

наука (66,9 млрд. руб), образование (89 млрд. руб), сфера культуры, искусства и кинематографии (25,7 млрд. руб), в том числе повышение уровня зарплат;

профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (1,1 млрд. руб);

восстановление программы расширения занятости на 4,5 млрд. руб.;

увеличение Фонда компенсаций, создаваемого для финансирования детских пособий, льгот ветеранам и инвалидам в целях исполнения соответствующих федеральных законов

увеличение Фонда софинансирования социальных расходов, создаваемого для предоставления жилищных субсидий и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.