На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Национальная картина мира и язык

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 23.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Московский  Государственный Лингвистический  Университет 

Кафедра русского языка 

Реферат по стилистике русского языка и культуре речи 

Национальная картина мира и язык 
 
 
 
 

                    Студентки 203 группы
 факультета  ГПН
Дрозд Д.В. 

Преподаватель – Яковлева М.П. 
 
 
 
 
 

            Москва 2011 

I.         Реферируется:
Картины русского мира: аксиология в языке и тексте/ Л.П, Дронова, Л.И. Ермоленкина, Д.А. Катунин  и др.; Издательство Томского университета, 2005. – 354 стр. – (Серия «Монографии»; вып. 13)
II.        Тема реферата интересна тем, что проблематика языковой картины мира входит в число наиболее актуальных в современном российском языкознании, что во многом определяется активно проявляемой общей тенденцией к эспланаторности лингвистических исследований, к выходу в поиски внешних детерминаций различных сфер языкового существования, с одной стороны, и с другой- к возвращению языка в позицию средства исследования, материала постижения феноменов, ему в определённой степени внеположенных.
    Содержание излагается по следующему плану:
Лексические модели формирования русской ценностной картины мира
История становления общеоценочной  лексики русского языка: семантика  положительной оценки.........................................................................3
Метафорические  модели русской ценностной картины мира……..3
Метафорические  модели этико-эстетической оценки……………...3
Метафорические  модели времени…………………………………...8
Метафорические  модели звучания…………………………………13 
 
 
 
 
 
 

Лексические модели формирования русской ценностной картины мира
История становления общеоценочной лексики русского языка: семантика положительной оценки 

Категория оценки рассматривается как сложная  многоэлементная структура, которая  включает в себя такие основные компоненты, как субъект оценки, объект оценки, сами оценки, основание оценки. Объективная оценка характеризует прежде всего объект оценки (оценивается степень его соответствия определённому стереотипу, ср. годный, подходящий , правильный и т.д.). Субъективная оценка характеризует скорее всего субъект оценки, выражает его эмоциональное отношение к объекту оценки.
В выражениях естественного  языка, которые приписывают объекту  те или иные свойства, оценочный (субъективный) и дескриптивный (объективный) компоненты неразрывно связаны и во многих случаях неразделимы.
Метафорические  модели русской ценностной картины мира.
           Метафорические модели  этико-эстетической  оценки.
Будучи настроенной  на человека, метафора неизбежно попадает в серу оценки, формируется ею, содержит её и выражает ценностное отношение к субъекту метафорической интерпретации.
Главный принцип образования  метафоры - перенос из когнитивного источника информации о мире в область сублимированных представлений о человеке. Области этих смыслов- конкретных знаний, физических, сенсорных ощущений и т.п.абстрактных, гуманизированных представлений отражаются в исходном и результативном значениях метафоры, которые рассматриваются в аспекте взаимодействия дескриптивных и оценочных смыслов.
При исследовании аксиологической деятельности человека, отраженной в метафорических наименованиях, авторы монографии опираются на следующую классификацию частнооценочных значений:
1) сенсорно-вкусовые/гедонистические
2) психологические:
а) интеллектуальные оценки (интересный, увлекательный, захватывающий, глубокий, умный)
б) эмоциональные оценки (радостный - печальный, приятный - неприятный)
3) утилитарные (полезный - вредный)
4) нормативные (стандартный  - нестандартный,  бракованный - доброкачественный)
5) телеологические  оценки (эффективный  - неэффективный,  целесообразный- нецелесообразный)
6) эстетические оценки
7) этические оценки (добрый  – злой, добродетельный  – прочный и  др.)
Выделяются  два основных ряда метафорических наименований с этической оценкой человека:
  Первый разряд метафор представляют наименования человека, этическая оценка которого базируется на сенсорно-вкусовых, гедонистических и практических оценках, актуализированных в исходном значении.
Во второй разряд входят метафорические наименования с этической оценкой человека, мотивированной практическими оценками, актуализированными в исходном значении.
На основании  структурной дифференцированности этой понятийной области авторы монографии выделяют следующие модели метафорического переноса:
    метафоры, в исходном значении которых актуализированы семантические признаки «сенсорно-вкусовая информация».
    метафоры с исходной семантикой «тактильная информация»
    метафоры с исходной семантикой «звуковая информация»
    метафоры с исходной семантикой «визуальная информация».
 
«Тухлый».Для  метафорического переноса в область  этических оценок человека в когнитивном источнике сенсорно-вкусовая информация актуализируются представления о пищевых продуктах, природном сырье с неприятным запахом и вкусом.
Уподобление этических качеств человека тактильным впечатлениям. При метафоризации через исходные признаки тактильных впечатлений «неровный», «твёрдый», «негибкий» осмысляются такие негативные проявления, как своеволие, непреклонность, гордость:
каляный «твёрдый, жесткий» -> каляный «упрямый, самонадеянный человек»: ну и каляный же ты» (Бурят.). 

Самым многообразным  с точки зрения предоставляемой  для процесса метафоризации информации является когнитивный источник звучания. На основании актуализированности в исходном значении дескриптивных признаков выделяются следующие группы:
1) метафоры с исходным значением «крик животного»
2) «звучание музыкальных  инструментов»
3) «звучание, производимое  предметами»
4) «голос человека».  Самая многочисленная группа. Делится на:
-метафоры  с исходным значением  «резкий, громкий  голос»:
алалакать «говорить неразборчиво, невнятно» -> алалакать «говорить вздор, чепуху»
вякать  «медленно, неохотно делать что-либо» (Влад.).
-метафоры, ассоциируемые с  образом животного  крика:
блекотать «блеять» -> блекотать «невнятно говорить»,
разрюхаться «расхрюкаться» -> разрюхаться «начать выражать недовольство, сильно разворчаться на кого-нибудь: вчера свекровка на мене як разрюхалась, а сегодня и рыла ко мне не воротит. (Смол.)
-метафоры, ассоциируемые со  звучанием колокола.
Ассоциативная связь этических проявлений человека со звуком, издаваемым сигнальным инструментом, устанавливается по акустическому параметру силы звучания и по исходному признаку «однообразие движений колокольного языка», нарастанию силы звука:
бурло «самый большой колокол на колокольне ->  бурло «тот, кто шумит, кричит» (Перм.)
Одним из достаточно продуктивных источников метафорического  моделирования концепта «человек, сфера  его этических проявлений» является визуальная информация, отражённая в зрительных представлениях, передающих восприятие человеком светлого, затемнённого пространства и цвета, например:
меркотный «сумрачный»: день выдался меркотный: ни солнца, ни дождя меркотный «скучный, нудный»: от такого меркотного хоть глаза завязывай да беги» (Бурят.).
В визуальной метафоре зачернять буквальный план значения - «покрывать грязью, загрязнять» создает зрительный план впечатления - «делать чёрным», который выявляет эстетическую оценку и эмоциональную, фиксирующую признак «отталкивающий, вызывающий чувство неприятия». Метафорическое соотнесение исходного понятия «грязный» и переносного «оскорбление, унижение» позволяет увидеть того, кто унижает другого человека, как бросающего в него грязью, наносящего ущерб с точки зрения не только этической нормы, но и эстетической. 

Следующим когнитивным  источником информации, значимым для  переосмысления этических проявлений человека, является рационально-практическая информация о явлениях и предметах, наблюдаемых и используемых в бытовой жизни человека.
Чаще всего  в исходном значении для метафоризирования  этических проявлений человека актуализируются признаки повторяемости механических или ручных движений, совершаемых каким-либо инструментом, приспособлением или с их помощью, например:
мешалка «мутовка, деревянная палочка для взбивания, размешивания чего-либо» -> мешалка «болтливый легкомысленный человек»: вы этой мешалке не верьте! (Ср. Урал).
Для этической оценки человека в когнитивной  зоне функциональной информации актуализируются  представления:
    о вращательном движении какого-то механизма, предмета, приспособления: веретешка «самопрялка» - веретешка «о подвижной, непоседливой девушке, женщине»,
    о приспособлениях, с помощью которых что-нибудь подвергают обработке, при этом меняя структуру: колотовка «деревянное приспособление для взбивания масла, теста» ->  колотовка «болтунья, сплетница» (Влад.)
    о приспособлении для прессования чего-либо: зажим «тяжёлый пресс»-> зажим «жадный человек» (Перм.).
    о предметах, служащих опорой: надолба «подпорка» -> надолба «глупый человек, балда» (Ильмен.)
    об эффективно работающем механизме со сложным устройством : мотор «двигатель» -> мотор «о проворном, расторопном человеке» (Ильмень.).
Актуализация  этих компонентов дескрипции исходного  значения является семантической базой  для этически негативной оценки речевой  бессодержательности, суеты, обмана, легкомыслия.
Интерпретация этических проявлений человекапроисходит с точки зрения акциональной информации, тех представлений, которые связаны с действиями человека и процессами, происходящими независимо от него:
    через исходные признаки взбалтывания, перемешивания: мутовить «размешивать, мешать мутовкой» -> мутовить «хитрить, лукавить (Свердл.)
    с исходным значением разрыхления, вспахивания: бороздить «распахивать гряды» -> бороздить «говорить медленно, невнятно»
    с исходным значением быстрых, энергичных действий: брюхать «тереть при стирке» -> брюхать «говорить не то, что следует, болтать» (Карел.)
    с исходным значением запутывания чего-либо: нахомутать «спутать, перепутать нитки, пряжу» -> нахомутать «наделать ошибок, наговорить вздора, несообразностей» (Курск.).
Эстетическая  норма , приписывающая человеку не быть внешне походим на животного, реализуется  в следующих метафорических наименованиях:
  курдюк «овца особой породы с жировыми отложениями в хвосте» -> курдюк «толстяк» (Казан.);
мерин «большая, толстая лошадь» ->  курдюк «о высоком, толстом человеке» (Олон.) и т.п. 

           Метафорические модели  времени 

Метафорическое  представление времени в языке  осуществляется посредством сочетания  обозначений времени или его  отрезков с переносными ЛСВ единиц разных частей речи.
Одним из самых  распространённых способов представления  времени в русском языке являются языковые метафорические модели движения времени (ЯММДВ).
Динамическая  ЯММДВ.
Время уподобляется:
-человеку: время идет, бежит;
-животным: время летит, ползет;
- водному потоку: течет, льется и т.д.
Для говорящего достаточно малозначимо объектное «движение» времени, а важно через то или иное обозначение движения времени выразить прежде всего воё отношение к обозначаемому моменту, фрагменту действительности. Это могут быть, например, временные «переживания», в которых актуализируется семантика интенсивности движения времени:
время идёт: медленно –  быстро – нейтрально;
может реализовываться  ощущение плавности, незаметности течения  времени:
время течёт, льётся;
Соответственно, говорящий может давать характеристику времени не только через использование собственно оценочных определений (например, хороший/ плохой день), но и посредством обозначающих движение времени метафорических ЛСВ глаголов движения.
Посредством метафоры остановки времени могут быть обозначены две ситуации:
отрезок времени стоит (такое сочетание употребляется только с обозначением какого-либо, чаще всего сезонного, отрезка времени).
    Выражается при помощи ЛСВ глагола стоять, употреблённого в сочетании с обозначением какого-либо отрезка времени. Такие словосочетания не выражают каких-либо оценочных смыслов:
Стояло  лето. Стоял полдень.
    Ко второй группе анализируемых метафорических выражений с актуализированным значением отсутствия движения относятся сочетания слова время с ЛСВ глагола остановиться.
Представляется  возможным выделить несколько наиболее типичных ситуаций, характеризуемых  посредством метафоры время остановилось, из которых в аспекте выражения  оценочных смыслов интересны  следующие:
Желаемая остановка времени предстаёт в метафорической номинации как отражение состояния человека, оцениваемого столь положительно, что ему хочется, чтоб это состояние длилось как можно дольше, вечно: От человека, аллес, ждать напрасно:/ «Остановись, мгновенье, ты прекрасно» (Бродский).
«Реальная»  ситуация интерпретируется как ситуация без движения времени или с остановившемся временем. Как «крайняя» форма обозначения «медленного» хода времени возможно гиперболическое сравнение: Время шло так медленно, что казалось, будто оно остановилось» (Чернов).
В статической модели движения времени оценочная окрашенность подобной ситуации проявляется следующим образом: движение вперёд оценивается положительно, а назад – отрицательно: Мы идём к светлому будущему;/ Мы идём, возвращаемся (!) к прошлому (тёмному, мрачному и т.п.). Сочетания с подобной семантикой характерны прежде всего для публицистических текстов.
В отличие от метафорических сочетаний предыдущей группы, большая часть синхронных моделей движения времени предназначена для оценки говорящим чьих-либо действий, позиции и т.д.: идти (шагать) в ногу со временем; идти рука об руку с веком; идти в хвосте у событий и т.д.
В этих сочетаниях время и человек метафорически  уподоблены субъектам, движущимся в  одном направлении, параллельно друг другу, синхронно. Время и человек представлены здесь как равноправные, сопоставимые величины, в отличие от других ЯММДВ, где либо время динамично, а человек статичен, либо наоборот.
Время в РЯКМ наделе способностью не только к передвижению, но и к совершению разного рода других действий, которые можно проследить на примере метафорических сочетаний, которые отражают изменения физического облика человека, этапы его старения приписываемые влиянию времени: Через много лет время стёрло с лица печать молодости и печать красоты (Искандер). Подобного рода действия времени оцениваются говорящим негативно. Однако здесь следует учитывать следующий момент: если действовать в сторону улучшения физической оболочки человека время действительно не склонно, то в ряде случаев оно может всё-таки быть снисходительным к человеку, что и выражается в отсутствии какого-либо воздействия на него: Время милостиво обошлось с Джолионом, ибо он был Форсайт.
Сопоставление словарных значений (Пощадить ИЗ дать пощаду кому-либо, не причинить вреда кому-либо/ чему-либо. РЗ сохранить без изменений, уберечь от разрушения) уточняет понимания времени в РЯКМ: всё, что время может сделать хорошего для человека, - это не коснуться его, сохранить его состояние без каких-либо изменений, так как подавляющее большинство изменений, вносимых временем, пагубно отражаются на человеке как объекте такого воздействия.
Деструктивная функция времени может выражаться и с помощью таких метафорических сочетаний, как, например, ветер времени: Ах, ветер времени зловещий, / причина множества кручин!/ Ты изменяешь форму женщин/ и содержание мужчин. (Губерман).
В ряде случаев возможно и не столь однозначное осмысление подобного воздействия времени, согласно которому время, забирая физическое здоровье, взамен, в виде своего рода компенсации, увеличивает ментальные способности человека:
…голова моя уже седа – что придавало мне некоторое величие, наводя на мысль об опыте и разумном взгляде на вещи, что связывают, хоть порою ошибочно, со всеми знаками, налагаемыми на нас временем (Карпентъер, перевод Тыняновой)
В РЯКМ время  может интерпретироваться и как  некая сила, воздействующая не только на объекты физического мира, но и на сферу абстрактного. Например, оно способно разрушать и даже уничтожать разного рода социальные, эмоциональные, эстетические и т.д. явления, понятия, образы: По всем признакам, время расшатывало королевскую власть. Да, время в самом деле работало против Короля (Искандер).; Суров к подругам возраста мороз,/ выстуживают нежность ветры дней (Губерман).
Однако в ряде случаев время может быть интерпретировано и как субъект, вносящий положительно оцениваемые изменения в эмоциональную  сферу жизни человека, несущий  облегчение его страданиям: -Это у вас пройдёт, дорогой коллега. Время излечивает все, даже самые глубокие сердечные раны (Упит, перевод Глезера); - Когда-то я была помолвлена… только вот жениха моего убили на войне. – Время притушило боль этих слов (Маршалл, перевод Архангельской).
Кроме того, время  может вносить положительные  изменения и в ментальную сферу человека: Нынешний день еще больше укрепил меня в этом намерении (Сенкевич, перевод Лысенко).
Также время  в РЯКМ метафорически наделяется способностью побуждать человека к  действию. Согласно таким метафорам время может не ждать, не терпеть, поджимать и т.д.:- Не знаю, что с ним потом,- время не ждало, надо было ехать (Сергеев-Ценский).
В нашей культурной среде время особенно ценится. Метафора ВРЕМЯ-ДЕНЬГИ проявляется весьма многообразно. В такой интерпретации время может быть уподоблено:
-деньгам,  материальным ценностям: Пустая трата времени (Голсуорси, перевод Лорие); Хандра крадёт у нас радость, энергию и время (Максимова).
-ограниченным  запасам жидкости, которые либо расходуются  человеком, либо  уменьшаются сами  по себе: Истекал двухсотый год новой эры (Куприн); Времени у нас нет… мы его исчерпали (Хейли, перевод Обухова).
-тающим  веществам: Три недели остались и таяли с каждым часом (Ратушинская). При такой интерпретации «растаявшее» время понимается как полностью исчезнувшее, в отличие от исходного образа, когда вещество переходит в иную форму существования, а не исчезает бесследно.
-пище, чему-то съедобному: Он (телевизор) жрёт много времени, отнимает силы, нервы, а пользы почти что ноль (Песков).
-полотну,  ткани: Да и захочет вспомнить – времени выкроить не сможет: у него миллион дел (Амаду, перевод Богдановского).
В отличие от КММВ, остальные метафорические модели, которых время интерпретируется как пассивный объект воздействия, представляют собой периферийное явление, так как, во-первых, число этих метафор ограничено, а во-вторых, они не продуктивны.
В первую группу метафор входят сочетания ловить момент, захватить какое-то время, прихватить столько-то времени: Возил он (рожь) весь день с Марфой и прихватил ночь (Л.Толстой).
Втору группу метафор составляют слова со значением пространственной манипуляции со временем как с объектом: приближать, отдалять, отодвигать, оттягивать, перенести. К этому же разряду на основании сходства результирующих значений представляется возможным отнести и слова со значением изменения интенсивности движения времени: замедлять и ускорять:
Этот  день мы приближали, как могли (из песни); Отец хотел оттянуть подалее время отъезда (Аксаков). Кроме того, изменения в планах на будущее также метафорически уподобляется перемещению в физическом пространстве: - Час наступления отодвинут почему-то до половины шестого утра (Сергеев-Ценский). 

         Метафорические  модели звучания 

Авторы монографии отмечают, что восприятие звучания позволяет человеку проследить динамику изменений мира, а с этим напрямую связан уровень биологической и социальной адаптации. Звучание – процесс, характеризующий предмет, - может быть осмыслен как субстанция, обладающая определёнными признаками.
 Звук осмысляется  как явление (слуховое), которое  может быть охарактеризовано метафорически через лексику других сфер восприятия. Например, толстый голос, ровный голос яркий бас, тонкий звук, вибрирующий голос, стеклянный смех и др.
Подобные метафоры основаны на особом свойстве человеческой психики - синестезии,  явлении, согласно которому различные ощущения не изолированы друг от друга, а, напротив, тесно взаимосвязаны. Для оценки звучания привлекаются такие вспомогательные объекты и их свойства, которые способны раскрыть определённые параметры звучания и передать отношение к нему.
Звучание  может быть представлено как визуальная сущность, тактильная, обладающая объемом, формой, определённой поверхностью, весом, плотностью.
Итак, рассмотрим подробнее синестезические образы звучания:
    Визуальные образы звучания человеческого голоса
      Образы, связанные с восприятием поверхности предмета, состояния среды, обусловленные воздействием света
Звучание голоса может восприниматься и оцениваться  как материальный объект, обладающий поверхность. Голос человека может  быть осмыслен как предмет, способный излучать свет, об этом свидетельствует языковая метафора яркий голос – звонкий, звучный, хорошо слышимый, выразительный.
Другая метафора - светлый голос - связана с обозначением голоса ясного, чистого тембра. Эта метафора позволяет говорить о том, что звучание включено в нормативную шкалу архетипа "свет-тьма". Степень освещенности и яркость оказываются тесно связаны. Таким образом, создается противопоставленность комплексов признаков: тусклый, бесцветный, тёмный - яркий, цветной, светлый.
Звуки человеческого  голоса могут также метафорически  отождествляться с объектами, способными отражать свет. Голос может восприниматься как предмет, имеющий поверхность, способную плохо отражать свет: в словаре встречаются метафорически сочетания тусклый голос и матовый голос, но нет сочетания блестящий голос.
Создаются метафорические образы и на основе уподобления предметам, имеющим окрашенную/ неокрашенную поверхность: при этом голос, как правило, редко характеризуется посредством цветовых признаков (по крайней мере, узуально): бесцветный голос – неяркий, незвучный, невыразительный: Эти слова мне диктовала не /любовь и не Муза, но потерявший скорость / звука пытливый, бесцветный голос… (Бродский).
 Следующий  эпитет формально может быть  отнесен к цветовым характеристикам, но, по мнению авторов монографии, внутренняя форма этого слова вызывает ассоциацию, прежде всего, с названием металла: серебристый голос. Внутренняя форма прилагательного отсылает к образу металла и его звучанию.
1.2 Образы, связанные с фактурно-зрительным восприятием поверхности предмета
В этот разряд авторы монографии относят метафорические сочетания, основанные на восприятии голоса как объекта, обладающего поверхностью, но при этом речь идет о наличии/отсутствии на поверхности объекта чего-либо. Данный признак реализуется в языковой метафоре чистый голос.
Подобную этой метафоре характеристику даёт образ  ржавый голос. Метафора ржавый не просто характеризует звучание, но и передает дополнительные смыслы, признаки объекта – старый, давно не используемый, не работающий, испорченный. Ржавый голос - это прежде всего оценка человека с точки зрения его коммуникабельности, вербального взаимодействия с другими людьми.
Голос может  также быть охарактеризован как  предмет, обладающий структурной поверхностью. Такой образ создают метафоры ровный/неровный голос, характеризуя единообразие звучания голоса. Можно говорить о том, что мы имеем дело с традиционной метафорической моделью смешения пространственно-временных параметров: Я внимал бы ровному голосу, повествующему о вещах,/ не имеющих отношенья к ужину при свечах… (Бродский).
1.3 Образы, связанные с фактурно-зрительным восприятием материала
 Среди метафор,  характеризующих восприятие звучания  человеческого голоса, значительную  группу оставляют имена прилагательные, называющие материал, вещество.
Одна из распространённых моделей здесь – это модель «металл-голос»: медный бас, серебряный голос, стальной голос, чугунный голос, золотой голос.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.