На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Международная ответственность физических лиц

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 23.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Введение 

     Актуальность  темы исследования. Проблема преступности как негативного социального феномена в настоящее время приобрела глобальный характер. Практически во всех странах мира преступность становится препятствием социально-экономическому развитию, существенно ущемляет фундаментальные права и свободы человека.
     Международное сотрудничество в борьбе с преступностью  представляет собой регулируемую нормами международного и внутригосударственного права деятельность по защите интересов личности, общества, государства и мирового сообщества от международных, транснациональных и имеющих транснациональный характер преступлений, посягающих на внутригосударственный правопорядок.
     Важное  значение также имеет определение  правовой помощи по уголовным делам, которая представляет собой основанную на внутреннем законодательстве деятельность компетентных органов запрашиваемого государства по исполнению, в соответствии с условиями международного договора, судебных и следственных поручений и иных компетентных органов запрашивающего государства о производстве на территории запрашиваемого государства процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий для получения доказательств по расследуемому в запрашивающем государстве уголовному делу.
     Взаимная  правовая помощь по уголовным делам  как юридический институт, сформировавшийся в основном в послевоенное время, характеризуется всеми указанными признаками: в рамках двух отраслей права - международного и уголовно-процессуального - она объединила нормы, регулирующие отношения в сфере взаимной правовой помощи по уголовным делам компетентных органов (национальных и зарубежных) друг с другом, а также с гражданами. Указанные нормы закреплены как в текстах международных договоров, так и в специальных разделах Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации1 либо в отдельных законах.
     Базовой характеристикой, отличающей правовую помощь по уголовным делам от других форм сотрудничества в сфере уголовного правосудия, согласно предлагаемому определению является частичная передача запрашивающим государством компетенции по собственному уголовному делу другому государству.
     Проводимые  ООН статистические исследования мировых  тенденций преступности показывают постоянный рост криминальной деятельности. Во многих регионах расширяется круг особо опасных транснациональных  преступлений. Среди них наибольшую распространенность получили: незаконный оборот наркотиков и психотропных веществ, оружия, радиоактивных материалов, терроризм, похищение и сбыт культурных ценностей, автомобилей, фальшивомонетничество и др. Многие из этих преступлений совершаются организованными группами, состоящими из граждан (физических лиц) нескольких государств и действующими на территории разных стран.
     Таким образом, объектом данного исследования является международная ответственность физических лиц.
     Целью представленной контрольной работы является исследование формирования международного уголовного суда в историческом и современном ракурсе; международной уголовной ответственности физических лиц, а также мер пресечения и международного сотрудничества правоохранительных органов в сфере международной уголовной ответственности физических лиц. 
     Методология работы заключается в исследовании и обобщении действующих правовых норм, юридической литературы и публикаций как отечественных, так и зарубежных авторов, позволяющих выделить общие направления в понимании  и осуществлении международного уголовного преследования физических лиц.
     Задачи  исследования:  раскрыть основания международной уголовной ответственности физических лиц.  В первой части – исследовать предпосылки формирования международного суда в историческом и современном ракурсе.  Во второй  части – рассмотреть институт международной уголовной ответственности физических лиц с точки зрения мер пресечения к лицам, совершившим международные преступления, а также формы сотрудничества правоохранительных органов в сфере пресечения преступных деяний физических лиц. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1. Формирование международного  уголовного суда 

     1.1. Исторические предпосылки современной системы международной юстиции 

     Международное уголовное право - "поздний ребенок" системы международного права. До конца XIX в. его нормы были редким гостем в доктрине, а также среди объектов международно-правовых договоров и международно-правовой практики.
     В первую очередь, это объяснялось отсутствием возможностей для их применения: по окончании вооруженных конфликтов на основании оговорок об амнистии в мирных договорах или фактической амнистии уголовное преследование не осуществлялось. Во всяком случае, на основании норм международного права или международных договоров, либо правосудие по делам о преступлениях, которые ныне признаны международными, осуществлялось военными судами победившего государства, оккупировавшего территорию побежденного.
     На  доктринальном уровне, достаточно детально обосновав вносимое предложение  об учреждении Международного уголовного суда, после окончания Франко-прусской войны 1870 - 1871 гг., впервые выступил в 1872 г. Президент Международного комитета Красного Креста – Гюстав Муанье.
     Он  считал чисто моральные санкции  недостаточными, т.к. обе стороны  обвиняли друг друга в нарушениях норм военного права. Учреждение международного суда по уголовным делам, под юрисдикцию которого подпадали бы нарушения Женевской конвенции об улучшении положения больных и раненых в воюющих армиях от 22 августа 1864 г.2, должно было обеспечить возможность объективной проверки обвинений, осуждения и наказания лиц, виновных в ее нарушениях, силами нейтральной судебной инстанции.
     Муанье  предложил проект Конвенции об учреждении международного судебного органа для  привлечения к ответственности  лиц, виновных в нарушениях Женевской конвенции об улучшении положения больных и раненых в воюющих армиях, от 22 августа 1864 г.
     Предложения Муанье оказались явно преждевременными. В эпоху существования национальных, преимущественно монархических, государств невозможно было представить, чтобы действия суверенной страны могли бы преследоваться в уголовно-правовом порядке.
     Однако, несмотря на очевидную неудачу, предложение  Муанье представляет собой не что иное, как первый опыт обоснования доктрины учреждения Международного уголовного суда, и знаменуют собой начало длительной и упорной борьбы за его создание.
     Первым  и беспрецедентным по своей основательности  научным произведением, посвященным всестороннему обоснованию идеи международного суда, в т.ч. специального международного уголовного суда, в литературе по международному праву явилась защищенная в 1881 г. докторская диссертация российского правоведа Л.А. Камаровского "О международном суде", изданная в том же году в виде отдельной книги3.
     Л.А. Камаровский исследовал идею международного суда в связи с проектами всеобщего и вечного мира. По его мнению, хотя эта идея и призвана служить воплощению таких проектов, она отделилась от них и стала самостоятельной идеей. "Не мир сам по себе или во что бы то ни стало, но мир юридически организованный и обеспеченный - ее идеал", - писал Камаровский о соотношении идеи международного суда с проектами вечного мира.
     Завершая  свое исследование, Л.А. Камаровский  пришел к выводу о том, что "вопрос о международной юстиции есть вопрос времени. Не теоретические только, а гораздо более практические потребности вынудят государства вступить на путь ее осуществления".
     Таким образом, работы Муанье и Камаровского явились этапными вехами в зарождении доктрины международного уголовного правосудия.
     Одна  из первых попыток создать международный суд для привлечения к уголовной ответственности физических лиц, была предпринята после убийства в г. Марселе 9 октября 1934 г. короля Югославии Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту. Лигой Наций были разработаны и 16 ноября 1934 г. открыты для подписания Конвенция о предотвращении и наказании терроризма и Конвенция о создании Международного уголовного суда4.
     Первая  из названных Конвенций формировала  материальную международно-правовую основу уголовной ответственности за террористический акт, которым определила "умышленное убийство, причинение тяжких телесных повреждений, похищение глав государств, их супругов, иных государственных и общественных деятелей, если покушение было связано с их общественной деятельностью, а также любые умышленные действия, ставящие под угрозу жизнь людей или наносящие ущерб государственной или общественной жизни" (ст. 2).
     Конвенция предусматривала принятие ее участниками  на себя обязательства выдавать лиц, совершивших террористические акты (ст. 8), осуществлять их уголовное преследование в своих национальных судах или передавать их с этой целью Международному уголовному суду (ст. ст. 9 - 11).
     В соответствии со ст. 2 Конвенции о  создании Международного уголовного суда от 16 ноября 1934 г. при рассмотрении дел суд должен был применять либо уголовное законодательство страны, на территории которой совершено преступление, либо уголовное законодательство государства, которое передало обвиняемого суду. Выбор применимого права определялся в пользу законодательства, предусматривавшего более мягкие меры наказания. 

     1.2. Современные этапы формирования международного уголовного суда 

     Рассматривая  вопрос о реализации международных  стандартов на современном этапе, важно отметить наличие международной практики уголовной ответственности военных преступников и иных лиц, совершивших преступления против человечества. Подобная практика предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности физических лиц, в том числе посредством международных трибуналов, создаваемых по принципу "ad hoc", т.е. по специальному полномочию.
     Речь  в данном случае идет не только о  Нюрнбергском и Токийском международных  военных трибуналах, но и о созданных  в современный период по решению Совета Безопасности ООН Международных трибуналах по бывшей Югославии (1993) и Руанде (1994) для уголовного преследования лиц, совершивших преступления против мира и человечности. Теоретико-правовой основой для создания и деятельности этих трибуналов, помимо известных международно-правовых документов, стал проект Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества (ПМБЧ), на протяжении ряда лет разрабатываемый Комиссией международного права ООН5.
     В настоящее время свою деятельность осуществляет Международный уголовный суд, созданный на Римской дипломатической конференции государств-участников в 1998 г. Этот Суд действовует на постоянной основе и предназначен для рассмотрения дел, а также привлечения к уголовной ответственности физических лиц, причем как частных, так и официальных, совершивших наиболее опасные преступления против прав человека, мира и безопасности человечества.
     Согласно  ст. 5 Статута Международного уголовного суда под непосредственную юрисдикцию этого Суда подпадают:
     а) преступление геноцида;
     b) преступления против человечности, в круг которых согласно ст. 7 Статута входят наиболее опасные  преступления против прав и  свобод человека (убийство, истребление, порабощение, депортация, пытки и др.);
     c) военные преступления, которые согласно  ст. 8 Статута включают разнообразные  насильственные посягательства  против мирного населения в  период международных и немеждународных  (внутренних) вооруженных конфликтов.
     Таким образом, можно сделать вывод  о том, что хотя Международный уголовный суд дополняет юрисдикцию национальных судов, согласно ч. 2 ст. 4 Статута Суд может осуществлять свои юрисдикционные полномочия на территории любого государства-участника и, по специальному соглашению, на территории любого другого государства6. Это обстоятельство, на наш взгляд, способствует усилению гарантий уголовно-правовой охраны прав и свобод человека. А именно, путем реализации универсального принципа действия уголовного закона международной уголовной юстиции, на основе общепризнанного принципа "aut dedere, aut judicare" (или выдай, или суди). 
 
 
 

     2. Международная уголовная ответственность физических лиц 

     2.1. Меры пресечения в сфере международной уголовной ответственности физических лиц 

     В действующем уголовно-процессуальном законе вопросам избрания меры пресечения в сфере международного сотрудничества посвящена ст. 466 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ). Согласно ч. 1 указанной статьи, при получении от иностранного государства запроса о выдаче лица для осуществления уголовного преследования или исполнения приговора, если при этом не представлено решение судебного органа об избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу, прокурор в целях обеспечения возможности выдачи лица решает вопрос о необходимости избрания ему меры пресечения в порядке, предусмотренном УПК РФ. Если к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа государства о заключении лица под стражу, то прокурор вправе подвергнуть это лицо домашнему аресту или заключить его под стражу без подтверждения указанного решения судом Российской Федерации (ч. 2 ст. 466 УПК РФ).
     Нормативное регулирование рассматриваемого вопроса  в национальном российском законодательстве не отличается полнотой, что вызывает многочисленные вопросы в ходе применения судами и органами прокуратуры положений ст. 466 УПК РФ. Одним из таких вопросов является порядок исчисления сроков, в течение которых действует избранная мера пресечения, так как предельный срок содержания лица под стражей специальными нормами ст. 466 УПК РФ не устанавливается.
     Согласно  правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении  от 4 апреля 2006 г. N 101-О7, положения ст. 466 УПК РФ не могут расцениваться как предполагающие возможность применения к лицу, в отношении которого решается вопрос о выдаче для привлечения к уголовной ответственности, меры пресечения в виде заключения под стражу вне предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков. При исполнении поручений об оказании правовой помощи необходимо руководствоваться нормами главы 13 "Меры пресечения" УПК РФ, действие которых, как общих норм, распространяется на все стадии и формы уголовного судопроизводства.
     Применение  на практике данной правовой позиции  является затруднительным. Кроме того, рекомендуемый Конституционным Судом РФ порядок исчисления и продления срока содержания под стражей рассматриваемой категории лиц может поставить под угрозу само исполнение международных обязательств Российской Федерации, так как соответствующие нормы главы 13 УПК РФ не рассчитаны на их буквальное применение в рамках исполнения поручений об оказании правовой помощи8.
     Согласно  ст. 109 УПК РФ продление срока содержания под стражей обвиняемого допускается  только при невозможности окончания  расследования уголовного дела в ранее установленный срок. Возможность продления данного срока, свыше шести месяцев, зависит от тяжести инкриминируемого обвиняемому преступления и сложности расследования уголовного дела. Рассмотрение же полномочным органом Российской Федерации запроса иностранного государства о выдаче лица не связано со сроками предварительного следствия в запрашивающем государстве (в ряде государств такого понятия просто не имеется), тяжестью преступления, личностью обвиняемого и другими вопросами, от которых зависит возможность принятия решения о продлении срока содержания под стражей обвиняемым в порядке ст. 109 УПК РФ.
     Представляется  ошибочным и утверждение Конституционного Суда РФ о распространении действия норм главы 13 УПК РФ на "все стадии и формы уголовного судопроизводства". В ст. 109 УПК РФ, как и в других статьях данной главы Кодекса, не имеется норм, регламентирующих правила  продления срока содержания под  стражей осужденным. Вместе с тем  значительное количество запросов о выдаче поступает в отношении лиц, приговоренных судами иностранных государств к длительным (в ряде случаев до 7 - 10 и более лет) срокам лишения свободы. Применение в отношении указанной категории лиц норм главы 13 УПК РФ по аналогии недопустимо, так как наличие вступившего в законную силу приговора суда исключает необходимость исследования тех обстоятельств, наличие которых является условием принятия решения об избрании меры пресечения или продлении срока содержания под стражей обвиняемого.
     Не  вполне понятно, каким образом должно производиться продление срока  содержания под стражей после  принятия решения о выдаче лица. Со дня принятия такого решения Генеральным  прокурором РФ или его заместителем до фактической передачи выдаваемого лица иностранному государству может пройти несколько месяцев (в случае обжалования данного решения в порядке ч. 6 ст. 462 УПК РФ лицом, в отношении которого оно принято, длительного этапирования лица в место передачи из отдаленного субъекта Российской Федерации и т.п.).
     К сожалению, не смог внести ясность в  решение рассматриваемого вопроса и сам Конституционный Суд РФ, который Определением от 11 июля 2006 г. N 158-О отказал в удовлетворении ходатайства Генерального прокурора РФ об официальном разъяснении Определения от 4 апреля 2006 г. N 101-О, в том числе в ответе на вопрос, на основании каких правовых норм и в каком порядке должно осуществляться продление сроков содержания под стражей лиц, к которым содержание под стражей как мера пресечения применено в соответствии со ст. 466 УПК РФ9.
     В настоящее время, суды общей юрисдикции и органы прокуратуры при рассмотрении вопросов, связанных с выдачей лиц иностранным государствам, отдают приоритет над национальным законодательством положениям многосторонних и двусторонних международных договоров Российской Федерации. Например, Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной между государствами - членами СНГ в г. Минске 22 января 1993 г.10. Однако необходимость продления сроков избранной меры пресечения, в соответствии с указанными договорами, а также предельные сроки действия такой меры не устанавливаются. Лица, в отношении которых поступил запрос (требование, ходатайство) о выдаче, содержатся под стражей в течение срока, необходимого для принятия решения об их выдаче иностранному государству и осуществления передачи запрашивающей стороне. Продление сроков содержания под стражей данной категории лиц также не производится11.
     Таким образом, имеются существенные пробелы  в законодательном регулировании порядка содержания под стражей лиц в целях обеспечения их возможной выдачи в рамках международного сотрудничества, а также принципиальное несоответствие практики применения норм ст. 466 УПК РФ правовой позиции Конституционного Суда РФ.
     На  наш взгляд, представляется целесообразным подробное закрепление порядка и условий избрания меры пресечения лицам, в отношении которых поступил запрос о выдаче, в специальных нормах гл. 54 "Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора" УПК РФ. В том числе, возможно дополнение закона нормой, согласно которой лицо может содержаться под стражей в течение срока, необходимого для принятия решения о его выдаче иностранному государству и осуществления передачи. Судебный контроль за соблюдением необходимых и разумных сроков рассмотрения запросов о выдаче, в данном случае, может быть осуществлен по инициативе заинтересованного лица путем обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ бездействия Генерального прокурора РФ о непринятии решения о выдаче (отказе в выдаче) либо затягивании передачи и, следовательно, содержании под стражей в течение длительного срока.
     Иной  путь регламентации сроков содержания под стражей лиц в сфере  международного сотрудничества, который  может быть использован и российским законодателем в ходе совершенствования УПК РФ, предложен в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной 7 октября 2002 г. в г. Кишиневе на заседании глав государств СНГ (далее - Кишиневская конвенция)12.
     В отличие от УПК РФ, по смыслу ст. 466 которого суд или прокурор вынуждены  избирать (подтверждать) меру пресечения по уголовному делу, расследуемому  другим государством, избрание меры пресечения и продление срока содержания под стражей в соответствии со ст. ст. 72 и 73 Конвенции производится компетентными органами запрашивающей  стороны, которая направляет удостоверенную копию решения об этом учреждению юстиции запрашиваемой стороны. В этом случае компетентные органы запрашиваемой стороны лишены необходимости проверять имеющееся решение с использованием соответствующих критериев, установленных национальным законодательством. Облегчается и судебный контроль за законностью содержания лиц под стражей, так как основное внимание будет уделено проверке соблюдения процедурных положений (поступили ли ходатайство о задержании и копия решения о заключении под стражу, продлении срока содержания под стражей, соблюдены ли сроки содержания и т.п.). 

     2.2. Международное сотрудничество правоохранительных органов в сфере пресечения преступных деяний физических лиц 

     Процессы  интернационализации преступности, т.е. возрастание в ней удельного  веса иностранных и международных  элементов, объективно обусловливают необходимость налаживания и развития международного, прежде всего межгосударственного, сотрудничества в правоохранительной сфере.
     Внутригосударственные нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы участия субъектов ОРД в международном сотрудничестве, могут иметь общий или специальный характер. К актам общего характера отнесены, например, Федеральный закон от 15 июля 1995 г. "О международных договорах Российской Федерации", Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в России", Указ Президента Российской Федерации от 12 марта 1996 г. N 375 "О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации"13 и договоры (соглашения) о разграничении полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами. Среди актов специального характера можно назвать, например, Положение о Национальном центральном бюро Интерпола, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. N 119014, или документы, принятые с целью обеспечения выполнения обязательств и реализации прав, вытекающих из конкретного международного договора.
     Особое  значение в международном сотрудничестве приобретают совместные действия или их координация по выявлению и задержанию преступников-иностранцев, скрывшихся от суда и следствия в различных странах, а также "борьбе с бандитизмом, терроризмом и международной преступностью"15. Сотрудники оперативно-розыскных органов - субъектов ОРД непосредственно столкнувшись с проблемами преступности иностранцев, вызванными процессами распада СССР, первыми пришли к выводу, что в борьбе с не признающей границ преступностью, нужны совместные усилия и координация действий. Поэтому меры по созданию договорной базы сотрудничества с коллегами из соседних государств были предприняты в первую очередь на межведомственном уровне16. Только за период 1992 - 1998 гг. по линии МВД России заключено 15 многосторонних и 20 двусторонних межведомственных соглашений с МВД стран СНГ по оперативно-служебной деятельности и 23 соглашения о взаимодействии с партнерами из 21 государства дальнего зарубежья17.
     Следует отметить, что сотрудничество федеральных  органов исполнительной власти - субъектов ОРД в борьбе с преступностью иностранцев получило достаточно интенсивное развитие на трех основных уровнях (двустороннем, региональном, многостороннем). Наибольшее распространение получили двусторонние соглашения по таким вопросам, как борьба с преступностью, в том числе ее организованными формами, по вопросам выдачи обоснованно подозреваемых в совершении преступлений, передачи осужденных, предотвращения угона гражданских судов, в области борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и психотропными веществами и их незаконным оборотом. В этих правовых актах в части, касающейся организованной преступности, регулируется порядок взаимодействия оперативных и судебных следственных органов двух стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами того государства, где ими были совершены преступления18.
     Помимо  двустороннего сотрудничества федеральных  органов исполнительной власти Российской Федерации, имеющих право на ведение оперативно-розыскной деятельности и выступающих от имени субъекта международного права, международное сотрудничество осуществляется на региональном уровне, что обусловлено расширением круга участников договорных отношений, совпадением интересов и характером отношений стран определенного региона. К такого рода организациям относится, в частности, Содружество Независимых Государств, в рамках которого сотрудничество оперативно-розыскных органов Российской Федерации с аналогичными структурами государств - стран СНГ развивается особенно динамично, учитывая общие границы, исторически сложившиеся связи между народами этих государств, политические, пограничные, экономические, военные, культурные, экологические интересы и т.д.
     Значительная  роль в организации в государствах - участниках СНГ борьбы с наиболее опасными видами преступлений, совершаемых  на территории государств - участников Содружества, принадлежит Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств - участников Содружества Независимых Государств, созданное на основании решения Совета глав правительств Содружества Независимых Государств от 24 сентября 1993 г. В функцию Бюро в качестве основного положения входит координация действий по подготовке и проведению оперативно-розыскных и комплексных операций, затрагивающих интересы нескольких государств - участников СНГ, содействие в осуществлении межгосударственного розыска и др.19 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Заключение 
 

     Сегодня нельзя не согласиться с тезисом о том, что рост транснациональной преступности - "глобальная" проблема современности. "Глобализация" как основная характеристика нынешней эпохи является предметом многочисленных исследований и основной причиной как положительных, так и отрицательных последствий для развития мирового сообщества.
     В этих условиях чрезвычайно важно  противопоставить новым вызовам  современности эффективное сотрудничество и координацию деятельности государств в рамках международных организаций.
     Особую  активность на данном направлении проявляет  Организация Объединенных Наций. На универсальном уровне в последние  годы был принят ряд международно-правовых актов, направленных на борьбу с международной преступностью. Среди них: Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 г.; Конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.; Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года и протоколы к ней; Конвенция ООН против коррупции 2003 г.; ведется разработка международной конвенции по борьбе с актами ядерного терроризма.
     На  региональном уровне большое значение по закреплению конвенционного механизма сотрудничества государств по борьбе с преступностью имеет деятельность Совета Европы, в рамках которого принят комплекс конвенций, регулирующих оказание правовой помощи по уголовным делам, вопросы выдачи преступников; проведена кодификация отдельных транснациональных преступлений; создан целый ряд рабочих органов.
     Наконец, опыт такой организации, как Европейский  союз, чрезвычайно важен для построения эффективной системы антикриминальных мероприятий, поскольку интеграционные процессы именно в рамках данного образования позволяют говорить о создании единого "европейского пространства свободы, безопасности и правосудия". "Созданные в ЕС механизмы представляют весьма продвинутый уровень взаимодействия государств и могут служить моделью для других европейских государств и субрегиональных объединений".
     Также известно, что борьба с преступностью  сегодня является одним из приоритетных направлений интеграционной политики государств. Ярким примером подобных действий является сотрудничество в области оказ
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.