На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Человек в философии жизни

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 24.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ФИЛИАЛ НОУ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ»
«ИНСТИТУТ ИСКУССТВ И ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ»
 
 
 
 

Контрольная  работа

 
 
 
 
Предмет:    Философия.
 
Тема: «Человек в философии жизни».
 
 
 
 
 
                                       Выполнил:  студент  1 курса
группа №106з,
                                                                           заочное отделение,
специальность: СКД      
                                                         Петрова А.М.
Проверил: профессор  Кирьязева М.А.
 
 
 
 
 
 
Москва 2009г.
 
 
Содержание:
 
 
Введение………………………………………………….……………………….3
 
    Основные проблемы и категории……………………………………....…4
 
    Понимающая психология Вильгельма Дильтея……………………….…6
 
    Учение об интуиции Анри Бергсона……………………………………...8
 
    Культурологическая концепция Освальда Шпенглера…………………11
 
Заключение…………………………………………………………….…………14
 
Используемая литература……………………………………………………….15
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение:
 
ХХ век стартовал в области философии направлением, которое получило название «философии жизни» и которое столь безусловно доминировало в первой трети столетия, что сделалось предметом всеобщей интеллектуальной моды. В значительной мере под влиянием бурно развивавшейся тогда биологии (особенно дарвинистской ее ветви) понятия «жизнь», «живое», «переживание» прочно вошли в общественное сознание, заполнили страницы научных, социологических, литературных и искусствоведческих изданий, стали сердцем и душой многих интересных исканий и построений.
    Философия жизни — философское течение конца XIX — начала XX веков, которое выдвинуло в качестве исходного понятия «жизнь» как интуитивно постигаемую целостную реальность, не тождественную ни духу, ни материи. Одной из предпосылок к её возникновению был отказ некоторых философов от гегельянства и даже, как следствие, возврат к философии Канта. [http://ru.wikipedia.org]
    Философия, мучительно преодолевавшая к тому времени односторонность и ограниченность своей методолого-гносеологической ориентации, остро нуждалась в новом ключевом понятии, способном стать центром кристаллизации новых мировоззренческих построений. В подобных условиях биология оказалась мощным эвристическим началом в развитии философско-мировоззренческих исканий.  При этом сами создатели философии жизни связывали с обращением к понятию «жизнь» надежды на преодоление тех противоречий и тупиков классической философской мысли, в которые их заводило игнорирование этой, казалось бы, совершенно очевидной реальности.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
I.                    Основные проблемы и категории.
 
Философия жизни – направление, сложившееся во второй половине ХIХ в. В Германии и Франции и существующее и поныне. Оно начинается с философии Ф. Ницше и развивается такими известными учеными, как В. Дильтей, А. Бергсон, О. Шпенглер, Г. Зиммель и многие другие философы. Начальный толчок развитию философии жизни дало осмысление идей А. Шопенгауэра, изложенных в его сочинении «Мир как воля и представление». В данной работе предпринималась попытка выйти за рамки панлогизма, классического рационализма и культурно-исторического оптимизма. Представления Шопенгауэра о воле как основе мира, о мире как представлении, о жизненной силе как детерминанте человеческого бытия оказали существенное влияние на становление философии жизни[6,15].
     Можно сказать, что для этого направления отправной точкой мышления были не бог, дух, идеи, но «действующий человек». В рамках данного направления была предпринята попытка объяснить мир из человека, из особенностей его экзистенции и ценностных ориентаций. Такая установка определила круг проблем, наиболее значимых для философии жизни: вопросы антропологии, культорологии, философское осмысление жизни в творчестве. Ведущими категориями данного направления являются «жизнь» и «воля», которые, фактически, заменяют собой категорию бытия. Жизнь трактуется как первичная реальность, понимаемая как целостный процесс, непрерывное творческое становление «живого». Жизнь противостоит нежизни, всему неорганическому, неразвивающемуся, застывшему.
   Поскольку «жизнь» находится в постоянном движении и противоречии, наука не может быть эффективным средством ее познания. Наука и лежащий в ее основе рассудок пользуются аналитическим методом, разлагающим явления жизни на отдельные части. Связи между предметами действительности наука в состоянии выяснить, а поэтому она может изменить мир в пользу человека. Но понять сущность мира наука, как и вообще разум, бессильны. [6,15]Разум всегда ориентирован, он ставит цели, тогда как «жизнь» выше любой целесообразности. Поэтому на первое место в философии жизни выходят не рациональные, а интуитивные формы познания (интуиция, понимание, миф, формы символического, образного познания, например, искусство и пр.)
     Поскольку такие явления, как интуиция, понимание, вживание и др., протекают в сознании личности и не могут быть доступны каждому человеку, возникает проблема «аристократизации» познания. Но познание истины доступно каждому в процессе обучения. Человек реализует себя как личность в истории и культуре. Его творчество соответствует «жизни», он есть процесс и одновременно результат биологической и социальной приспособляемости. Человек живет в истории, но не имеет объективных законов, а имеет судьбу, и человек имеет судьбу. О. Шпенглер пишет, что общая история людей – это фикция. Культура и цивилизация всегда локальны, имеют свою судьбу. Они возникают, развиваются и рушатся. Цивилизация и культура настолько своеобразны, что не может быть и речи о полном понимании и серьезном влиянии их друг на друга[6,c.54]. Следовательно каждая цивилизация и культура имеют свои ценности, которые меняются. Но есть ли такие ценности «жизни», которые безотносительны к специфике культур? Да, есть. Например, Ф. Ницше утверждал, что эти ценности зафиксированы на этапе античной цивилизации в Древней Греции: стремление к жизни, отсутствие страха смерти, желание быть сильнее других, воля к власти, благородство и аристократизм духа – вот основные, новые установки и ценности философии жизни.
    Философия жизни изначально была нацелена на критическое переосмысление всей прошлой философии, исходя из примата жизни над истиной. При этом утверждалось, что как нет ни одной, безусловно, ценной истины, так нет и ни одной безусловно истинной ценности. Истина – лишь одно из средств, ступень в процессе актуализации ценностей, создаваемых нашей волей. При таком понимании гносеология и онтология обретали смысл лишь в своей соподчиненности с этикой. Интеллект в философии жизни выступает как орудие воли, а познание – как специфическое проявление воли к власти. Конечной целью человека является не истина, польза, красота, благо, а сама жизнь, которая в данном философском направлении трактуется как единственная цель воли. При этом идея прогресса, как идея совершенствования жизненных форм, отвергается, заменяясь идеей воли к власти, понимаемой, в том числе и как методологический принцип истолкования процессов становления жизни. Жизнь, являясь творческим процессом, бесконечно разрушает уже ставшее.
   Специфика жизни, как бесконечно становящегося, исключает возможность ее адекватного познания. Отсюда антисциентизм (неокантианство, экзистенциализм, персонализм) представителей философии жизни: научно знание трактуется ими только как практически-утилитарное, рецептурно-целесообразное. Схватить суть жизни можно не при помощи логических рассуждений – понятий, категорий, рассудочной деятельности, а благодаря интуиции, символизации, иррациональным прозрениям. Познать жизнь – значит не объяснять ее, а понять, почувствовать, погрузившись в ее становление и изменение. Разум, язык только скрывают истинное звучание жизни. Культура же, связанная с рациональным оформлением жизненной стихии, требует, прежде всего, словесной фиксации, и, следовательно, должна стать предметом критической философской рефлексии в первую очередь. Такая ориентация ставила в центр интересов данного направления вопросы культурного бытования языка, мифа, символа[9,c.92].
   
 
 
 
 
II.                 Понимающая психология Вильгельма Дильтея
 
Вильгельм Дильтей (1833-1911), немецкий историк культуры и философ, представитель «философии жизни», основоположник понимающей психологии и школы «истории духа» (истории идей) в немецкой истории и культуре, определял жизнь, прежде всего как культурно-исторический феномен. Человек и история – это не нечто разное, а сам человек и есть история, в которой и рассматривается сущность человека. Дильтей резко отделял мир природы от мира истории, выделяя два аспекта понятия «жизнь»: взаимодействие живых существ – это применительно к природе; взаимодействие, существующее между личностями в определенных внешних условиях, постигаемое независимо от изменений места и времени, - это применительно к человеческому миру. Понимание жизни (в единстве двух указанных аспектов) лежит в основе деления наук на два основных класса. Одни из них изучают жизнь природы, другие («науки о духе») – жизнь людей. Дильтей доказывал самостоятельность предмета и метода гуманитарных наук по отношению к естественным.
  Согласно Дильтею, постижение жизни, исходя из нее самой, - основная цель философии и других «наук о духе», предметом исследования которых является социальная действительность во всей полноте своих форм и проявлений. Поэтому главная задача гуманитарного познания – постижение целостности и развития индивидуальных проявлений жизни, их ценностной обусловленности. При этом Дильтей подчеркивает: невозможно абстрагироваться от того, что человек суть сознательное существо, а это значит, что при анализе человеческой деятельности нельзя исходить из тех методологических принципов, из которых исходит астроном, наблюдая звезды [2, c.137].
   Для постижения жизни мыслитель предлагал использовать метод самонаблюдения и метод понимания («Природу мы объясняем, духовную жизнь мы понимаем»),[2,c.109] как непосредственного постижения целостного переживания по поводу какого-либо объекта и метод самонаблюдения. Трактуя культуру как уже ставшее, как застывшую жизнь, Дильтей начал разрабатывать метод герменевтики, который он определял как искусство понимания фиксированных проявлений жизни.
   Философ выделяет два вида понимания: понимание собственного внутреннего мира, достигаемое с помощью самонаблюдения; понимание чужого мира – путем вживания, сопереживания, эмпатии. Дильтей рассматривал способность к эмпатии как условие возможности понимания культурно-исторической реальности. Наиболее «сильная форма» постижения жизни, по его мнению, - это поэзия, ибо она «каким то образом связана с переживаемым, или понимаемым событием». Один из способов жизни – интуиция. Важными методами исторической науки Дильтей считает биографию и автобиографию.
     Из размышлений о жизни, по его мнению, возникает «жизненный опыт». Отдельные события, порожденные событием наших инстинктов и чувств в нас с окружающим и судьбой вне нас, обобщаются в этом опыте знания. Как человеческая природа остается всегда одной и ой же, так и основные черты жизненного опыта представляют собой нечто, общее всем. При этом Дильтей отмечает, что научное мышление может точно формулировать и обосновывать свои положения. Другое дело – наше знание жизни: оно не может быть проверено, и точные формулы здесь невозможны. [2, 34]
   Немецкий философ убежден, что не в мире, а в человеке философия должна искать «внутреннюю связь своих познаний». Жизнь, проживаемую людьми, - вот что, по его мнению, желает понять современный человек. При этом, во-первых, нужно стремиться к тому, чтобы объединить жизненные отношения и основанный на них опыт «в одно стройное целое». Во-вторых, необходимо направить «полный противоречивый образ самой жизни» (жизненность и закономерность, разум и произвол, ясность и загадочность и др.). В-третьих, исходит из того, что образ жизни «выступает из сменяющихся данных опыта жизни».
     В связи с этими обстоятельствами Дильтей подчеркивает важную роль идеи (принципа) развития для постижения жизни, ее проявлений и исторических форм. Философ отмечает, что учение о развитии по необходимости связано с познанием относительности всякой исторической формы жизни. Перед взором, охватывающим весь земной шар и все прошедшее, исчезает абсолютное значение какой бы то ни было отдельной формы жизни.
     Развивая антитезу «наук о природе» и «наук о духе», Дильтей видит опору в психологии, но не в «объяснительной», экспериментальной, действующей рациональными методами и использующей понятие причинности, а в «понимающей» психологии, способной постичь «Основную душевную связь» с помощью переживания. [2 c.102]
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
III.              Учение об интуиции Анри Бергсона
 
      Анри Бергсон (1859-1941)  - один из крупнейших представителей философии жизни и интуитивизма, Нобелевский лауреат по литературе. Почитатели ставили его в один ряд с Декартом и Кантом. Бергсон создал оригинальную философскую и этико-религиозную концепцию. Оставаясь в целом в пределах философии жизни, французский философ создает динамическую картину эволюции мира и человеческого сознания. В качестве подлинной реальности он рассматривает жизнь, под которой понимается целостность, коренным образом отличающаяся как от материи, так и от сознания. Последние являются продуктами распада жизненного процесса. Жизнь не постижима сознанием, разумом. Это - удел интуиции.
    Интеллект имеет, по Бергсону, кинематографическую природу. Он делает моментальные снимки движения, которое потом пытается воспроизвести, суммируя их. Но сумма состояний покоя не может дать ничего большего, чем покой.  Мы получаем лишь имитацию мирового движения, а не образ того, чем оно является в действительности. Причиной того, что мир в аспекте становления обычно ускользает от нас, является практическая природа нашего интеллекта. Человек является животным, производящим орудия труда. И «интеллект, рассматриваемый в его исходной точке, является способностью фабриковать искусственные предметы, в частности орудия для создания орудия, и бесконечно разнообразить их изготовление» [1, с 154]. А так как производство орудий труда имеет дело с мертвой материей, твердыми телами, то и наш интеллект ориентируется легче всего в мире твердых тел. Он ясно представляет себе только прерывное, только неподвижное. Он не может мыслить истинную непрерывность, реальную подвижность, взаимную проникновенность, т.е. творческую эволюцию, которая и есть жизнь.
    «Творческая эволюция» мира, его жизнь, длительность, качественное становление ускользали бы от нас совершенно, если бы рядом с интеллектом не существовала бы интуиция – род интеллектуальной симпатии, путем которой субъекты познания переносятся внутрь предметов. Интеллектуальное познание утилитарно. Оно дает картину мира, обеспечивающее наше повседневное бытие. Интуитивное познание – бескорыстно. Оно открывает нам мир таким, каков он сам по себе.
    Интуиция действует через механизм восприятия. «Понимать», считает Бергсон, приходится тогда, когда уже нельзя «воспринимать». Обычное восприятие ухватывает мир в контурах нашего возможного действия на него, интуитивное – открывает нам мир, независимый от наших возможных действий. О том, что такое восприятие существует, свидетельствует искусство, творцы которого видят сами и заставляют видеть других то, что естественным образом мы не замечаем. Интуициями живет и подлинная наука, и подлинная философия[1; 109].
     Носителями интуиции являются, по Бергсону, люди у которых природа забыла соединить способность воспринимать, со способностью действовать, т. е. создала основную предпосылку неутилитарности сознания. У этих людей в действие вступает механизм, более древний, чем интеллект. Это – инстинкт. Соотношение интеллекта и инстинкта, согласно учению Бергсона, довольно сложно. Интеллект – знание формы, инстинкт – знание материи. Нет интеллекта, в котором не было бы следов инстинкта, но нет и инстинкта без проблеска интеллекта. Однако интеллект больше нуждается в инстинкте, чем инстинкт в интеллекте. Обработка материи для фабрикации орудий предполагает высокую степень организации живого существа. Подняться на эту высоту можно было только на крыльях инстинкта. В своей развитой форме интеллект определяет жизнедеятельность людей. Инстинкт – жизнедеятельность животных и, особенно, насекомых. Но в любом интеллекте существуют следы инстинкта. Этот след инстинкта в интеллекте и есть интуиция, т. е. инстинкт, преобразованный интеллектом в симпатию к предмету познания, позволяющую слиться в акте бескорыстного созерцания с качественной определенностью последнего, являющейся модификацией «чистой деятельности» [1,c.151].
   Как животный мир раздваивается на мир насекомых, в жизни сообществ которых господствует инстинкт, и мир позвоночных, в жизни высших представителей которых господствует интеллект, так и сообщества людей раздваиваются на «закрытые» и «открытые». «Закрытое» сообщество стремится к самосохранению и опирается на насилие и на подчинение авторитету. Для такого типа общества характерны статические мораль и религии, резко противопоставляющие «своих» и «чужих». На такие сообщества, враждующие друг с другом, раскалывалось и раскалывается современное человечество. Этот раскол представляется естественным состоянием человечества, неким императивом природы. Но во все времена существую люди, провозглашающие идеалы «открытого» общества, объемлющего все человечество, забывшего о разделении на «своих» и «чужих». Эти люди – святые, мистики. Они закладывают основы динамической морали и религии, главные принципы которых – любовь к человечеству, отказ от искусственных потребностей, от развития «тела» в ущерб «духу». В основе их религиозно-моральных прозрений лежит интуиция, которую можно назвать мистической. Прогресс человечества, по Бергсону, связан с деятельностью этих людей, с подготавливаемым ими переходом от закрытых сообществ к открытому обществу. Таким образом, реальным содержанием мировой истории является борьба с императивами природы. [1,c.310].
     Учение Бергсона в свое время было охарактеризовано как революция в философии. Она оказала большое влияние на интеллектуальную атмосферу Европы. Ее воздействие испытали Тейяр де Шарден, Тойнби, Уайтхед и др. Бергсон пользовался значительной популярностью и в России. Его размышления о природе сознания, об условиях возможности открытого общества не утратили интереса и в наши дни[6,c.50].
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
IV.             Культурологическая концепция Освальда Шпенглера.
 
Освальд Шпенглер (1880-1936) – последний классик философии жизни и один из основоположников современной философии культуры, предложивший миру, сразу после первой мировой войны, капитальный культур-философский труд «Закат Европы» как живой отклик на события «здесь и теперь». Шпенглер взывает не к рассудку и не к разуму, к которым традиционно обращались философы-академисты, но к эмоциональной, а потому отзывчивой сфере человека с целью мобилизации духа европейской культуры на осмысление апокалипсиса Европы. Такая нетрадиционность вполне естественно вытекала, во-первых, из-за мировоззренческих установок Шпенглера, который в то время избегал каких бы, то ни было отношений с представителями академической философии, не принимал и не признавал традиционные философские школы и направления. Во-вторых, эмоциональность самого Шпенглера, его непосредственные впечатления после нападения итальянской армии на Триполи в 1911 г., заставили задуматься и навеяли мысль о возможности мирового военного конфликта. Осмысление такой возможности приводит к переориентации первоначального политико-публицистического характера работы в русло историологии и философии культуры.
   «Закат Европы» является выражением собственных взглядов Шпенглера на европоцентризм и панлогизм. Мыслитель развивает идею обособленности культурных образований, работая одновременно в рамках двух традиций – органицизма и иррационализма. Центральная идея органицизма состоит в интерпретации любого культурного явления, исторического процесса, события из жизни отдельно взятого человека как биологического (органического), со всеми присущими живому признаками и закономерностями. Иррационализм, весьма популярный в то время благодаря работам Ницше, исходил из посылки, что культурное явление или событие из личной жизни лежат за пределами рационального объяснения, недоступны мыслительному анализу[6,c.52].
    Шпенглер реализует указанные традиции в анализе и объяснении явлений культуры. С одной стороны, он выстраивает концепцию морфологического органицизма, представляющего культуру как организм, обладающий своим строением (морфологией), с другой стороны, определяет основания культуры как дорациональные, выражающиеся в глубинных символах (как это делал Ф. Ницше, различая «дионисийскую» культуру, языческую и безличную, и «аполлонийскую», обостренно-личностную).
   Философ исходил из того, что развитие того или иного народа есть прежде всего развитие его культуры. Каждый народ представляет собой самостоятельный «культурно – исторический тип», непохожий на культурно-исторические типы других народов. Типы их культур абсолютно разнородны и нередко чужды друг другу. Каждая культура своеобразна, уникальна, неповторима и, по сути, замкнута в себе. Замкнутость и непроницаемость типов культур не дают возможности установить какое-либо единство мировой истории. Отсюда вытекает, что не существует ничего общечеловеческого, равно как и единого исторического процесса.
   В самом деле, пишет Шпенглер, до сих пор история представляла собою свод иллюстраций, в массе которых тонула целостная картина исторического бытия. При этом всегда затушевывался очевидный факт, о котором никто не потрудился задуматься: прикладные и точные науки не озабочены будущим, - они всегда имеют дело с готовыми пространственно обозримыми формами, не вдаваясь в смысл и символическое значение того или иного явления. Если предшествующая философия занималась поиском закономерностей истории, выявлением причин возникновения того или иного исторического явления, Шпенглер вплотную подходит к проблеме соотношения истории и культуры. «Вместо монотонной картины линейнообразной всемирной истории, - писал философ, - держаться за которую можно только закрыв глаза на подавляющее количество противоречащих ей фактов, я вижу феномен множества мощных культур, с первобытной силой вырастающих из недр породившей их страны, к которой они строго привязаны на всем протяжении своего существования».
     Когда культура умирает, «ее кровь свертывается», она застывает и становится похожей на засохшее дерево. Все это характеризует процесс превращения культуры в цивилизацию. Последняя понимается как заключительная стадия развития соответствующей культуры. Шпенглер пишет, что цивилизации следуют за культурой, как смерть за жизнью, как неподвижность за развитием [8, с.659]. По его мнению, переход от культуры к цивилизации в Европе и вообще на Западе начался в ХIХ веке и продолжается в ХХ в.
  Культура, каким образом ее понимает Шпенглер, есть не что иное , как модель объяснения мира, средство описания структуры житейских отношений. Можно сказать, что культура, по его мнению, есть система допущений, принятых тем или иным социумом. Она являет собой гарант социального порядка, воплощающего на основе накопленного запаса наблюдений законы здравого смысла необходимые нормы собственной жизни. Благодаря анализу исторических форм жизнедеятельности людей различных эпох и географических мест, с помощью безоговорочного введения в научный оборот понятия «культура», мыслитель заложил основы строительства исторически новой онтологии – онтологии культуры, или «философии жизни культуры»; «жизни-в-культуре», - скажут после Шпенглера и определят культуру как форму спецификации жизнедеятельности исторического человека.[6,c.57]
     История есть история человека и человечества. Чтобы построить учение о человеческой истории, необходимо раскрыть, что такое история человека, следовательно, необходимо рассмотреть, что такое человек с точки зрения его природы. Человек – это биологический «поток», чистый поток существования, имеющий неповторимые черты. Последние и составляют природу человека, его суть, его сущность. [6, c.52] Эта суть человека, его природа, не просто неповторима, но каждый раз особенная в различные периоды жизни, - идея, напоминающая гераклитов поток. И это не случайно: за десять лет до написания первого тома «Заката Европы» Шпенглер защитил диссертацию о Гераклите, поэтому часто использовал гераклитовы образы и сравнения. [6, c.53]
     Природа человека, как считает Шпенглер, так же естественна, как природа муравья или бабочки. Природа человека «всецело вырастает из органического чувства. Ее даже не создают. Она обладает такой же внутренней необходимостью, как раковина моллюска, как пчелиный улей, как птичьи гнезда, и каждая черта первоначальных обычаев и форм существования, брачной и семейной жизни, племенного распорядка». Природа всех живых организмов, от моллюска до человека, однотипна: все живое подчиняется единым закономерностям. Все многообразие живого является «оформлением» природного начала. Очевидно, что под единой закономерностью Шпенглер подразумевает логос – принцип существования и развития органического мира (логос – термин, который впервые был введен в философский язык Гераклитом).
   Теория Шпенглера, с момента ее обнародования и по сей день неоднозначно воспринята философами, учеными и другими представителями интеллигенции. В частности, такие известные русские философы, как Н.А. Бердяев, Ф.А. Степун, с.П. Франк и др., отдавая должное эрудиции и публицистическому дару О.Шпенглера, указывали на принципиальную антинаучность его философского мышления, на то, что «его книга дышит полным презрением ко всем вопросам современной научной философии, к вопросам методологии и теории знания». Они подчеркивали, что мыслитель на место науки ставит «дух гадания и пророчества», указывали на бесплодность его теории, которая, однако, имеет своих сторонников и продолжателей.[3,c.341]
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Заключение:
 
Актуальность философии жизни как одного из ответвлений более широкого направления – иррационализма – была исторически обусловлена. Появление иррационалистических взглядов в философии явилось как бы ответом на кризис в научных методах познания, естествознания. В основе рационалистического миропонимания лежало понятие материи как первоосновы всех вещей, и все процессы, происходящие в природе, объяснялись (точнее, могли бы быть объяснены) по естественным законам. Материализм, выступая от лица науки, претендовал на роль окончательного «научного мировоззрения». И хотя на его основе возник также и диалектический материализм, старательно не замеченный буржуазными критиками рационализма в ХIХ веке, но «кризис в физике» в этот период, хотя и давший последнему новые подтверждения, роковым образом сказался на некоторых сторонах гносеологии естественно - исторического материализма этого времени.
    В борьбе с материализмом «философы жизни» попытались использовать несводимость биологических явлений к законам классической механики. Понятие материи было заменено понятием «жизнь», «живая материя», которая в философском истолковании имеет значение психики, переживания. Рациональные субъективно-объективные отношения заменяются субъектно-субъектными, человек начинает рассматриваться как субъект общения. Таким образом, философия жизни, как и иррационализм, вообще, противопоставляет гносеологическому подходу рационализма аксиологический, в основе которого лежат установки антропологизма.
     Само понятие жизни многозначно и неопределенно, дает простор для различных трактовок. Оно понимается и в биологическом, и в космологическом, и в культурно – историческом планах. Философия жизни – это философское осмысление явления жизни в его феноменальной, онтологической данности. Это анализ того, как сам факт существования жизни влияет на формирование онтологических схем и объяснений, утверждение различных познавательных моделей в их конкретном историческом наполнении. Философия жизни была попыткой найти интегральные основания для многовариантной творческой реализации человечества, проявляющейся в разных формах существования, в разных типах культурной самобытности.
    К 50-м гг. ХХ в. философия жизни, дискредитировавшая себя откровенным иррационализмом и антинаучностью, теряет свое самостоятельное значение и влияние. Но она имеет важное значение как составная часть современного иррационализма и философии антропологии. [4,c.204] Можно сказать, что проблемы, поднятые философией жизни, и решения, ею предложенные, актуальны до сих пор и требуют разностороннего переосмысления. 
 
 
Используемая литература:
 
 
1.      Бергсон А. Творческая эволюция. М., 1998.
2.      Дильтей В. Описательная психология. СПб.,  Алетейя, 1996.
3.      История философии. Ростов-на-Дону, 2005.
4.      Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней.  СПб., 1997. Т.4.
5.      Современная западная философия. Словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000
6.      Суворова А.Н. Введение в современную философию. Электронная книга.
7.      Шпенглер О. Закат Европы. Ростов-на-Дону, 1998
8.      Швырев В.С. Рациональность как ценность культуры. Вопросы философии. М., 1992. № 6.

9.      [http://ru.wikipedia.org]

 

2

 




и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.