Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Филосовия

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 24.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?25
 
Министерство образования                  
Российской Федерации
 
ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ (ТУСУР)
 
 
 
 
 
 
 
 
ВтоРое задание
 
 
 
Тематический реферат
по дисциплине «Философия»
 
 
                                                                            Студент гр. Х – ХХХ – ХХх
                                                                                                   Ххххххххххх Х.Х.   
                                                                                      ХХ.ХХ.ХХХХ                
 
              Руководитель
              Профессор кафедры КС,
              д-р филос. наук
                                                          ________  ________И.К. Сидоров
                                                                            ________
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2002
 

Содержание

 
Основные разделы философии…………………………………………3
Философское учение о сознании………………………………………..8
Единство и многообразие в развитии общества…………………….13
Глобальные проблемы современности……………………………….21
Дедукция……………………………………………………………………25
Миф………………………………………………………………………….29
Аксиология………………………………………………………………….30
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Основные разделы философии

 
ФИЛОСОФИЯ, стремление постичь, посредством систематического размышления, последнюю природу вещей. Греческое слово «философия» переводится буквально как «любомудрие». Иногда оно используется для обозначения системы отвлеченных идей, иногда – каких-то убеждений, касающихся важных для человека вещей. В последнем смысле у каждого человека, по-видимому, есть философия, сознает он это или нет. Однако философия не является набором готовых истин, поскольку не существует заключений, с которыми были бы согласны все философы. Кроме того, философия не имеет, как та или иная наука, собственной предметной области или особого объекта изучения. Иначе говоря, философия – не какое-то специальное знание, но своего рода деятельность; по словам У.Джемса, это – «особое упрямство в том, чтобы мыслить ясно»; систематическое приближение к пониманию изначальной природы вещей. Философия может начинаться с чего угодно. Попытки разума постичь природу камней, идей или Божества в равной степени относятся к философии, если приводят к фундаментальным заключениям.
Такая деятельность имеет много общего с другими проявлениями человеческого духа, особенно с поэзией, религией и наукой. От поэзии она отличается тем, что опирается только на разум. Как и от религии, которая апеллирует к мистическому опыту, откровению и вере. Акцент на разуме, по-видимому, сближает философию с наукой.
Философия и наука. Во-первых, философия логически предшествует науке; во-вторых, философия является завершением науки. Ученый в своей повседневной работе вынужден использовать множество понятий, которые остаются довольно неопределенными; это – понятия времени, пространства, движения, причины, числа, доказательства, истины. Он использует их, как правило, не задаваясь вопросом об их значении или адекватности, и имеет на это все практические основания. Но, пока нет уверенности в их надежности, полученные ученым результаты остаются без фундамента. Философия ставит целью исследование этих понятий, определение их смысла и оценку адекватности. Ученый также некритически использует многие важные общие принципы. Он принимает логику как нечто собой разумеющееся; полагает, что в одинаковых условиях вещи всегда будут вести себя одинаково, а наблюдение обеспечивает доступ к независимо существующему материальному миру. Здесь также его допущения имеют практическое оправдание. Однако они далеко не бесспорны, и дело философа – подвергать их сомнению. Философия, таким образом, занимается исследованием предпосылок науки. Рассмотрим примеры.
Физика исходит из принципа, что вся материя подчиняется законам механики. В то же время высшие (и не только высшие) организмы не похожи на машины, порой они явно ведут себя как преследующие определенные цели. Из этих наблюдений возникает древняя проблема соотношения механистического и телеологического подхода к объяснению природы. Точно так же физиолог обычно убежден, что все телесные изменения вызваны предшествующими физическими изменениями. Однако это приводит к явному конфликту со здравым смыслом, который подсказывает нам, что наши чувства и убеждения воздействуют на поведение тела. Так возникает проблема соотношения тела и разума. Далее, психолог полагает, что происходящие в нашем сознании события, как и всякие другие события, подчиняются законам и что каждое событие вызывается предшествующими событиями. Но многие занимающиеся этикой считают, что понятия правильного и неправильного теряют смысл, если мы не обладаем свободой воли, т.е. если наше поведение обусловлено событиями, которые случились в прошлом. Отсюда возникает древняя проблема соотношения свободы и детерминизма. Ни одна наука не занимается такого рода проблемами, ибо они не признают границ между научными дисциплинами, входя в сферу компетенции философии.
РАЗДЕЛЫ ФИЛОСОФИИ
Существует три главных раздела философии: методология, метафизика и теория ценностей.
Методология. Поскольку философия есть поиск знания о последних вещах, одним из ее главных предметов была природа самого знания. В ходе его исследования встают четыре основных вопроса: 1) что является источником знания? 2) какова природа истины и в чем ее критерий? 3) каково отношение между восприятиями и вещами? 4) каковы формы правильного рассуждения? Первые три вопроса относятся к эпистемологии (теории познания), четвертый – к логике.
По вопросу об источнике знания философы разделились на две школы – рационалистов и эмпиристов. Ответ представителя эмпиризма заключается в том, что все знание имеет своим источником чувственный опыт; ответ рационалиста – что по крайней мере некоторые виды знания (например, самоочевидные суждения логики и математики) имеют своим источником свет самого разума. Многие философы, в частности Кант, пытались достичь компромисса между этими подходами.
Ответы на второй вопрос, касающийся природы истины, достаточно близки к ответам на первый вопрос. Эмпирик скорее всего сочтет, что истина состоит в соответствии между идеями и данными чувств. Рационалист склонен усматривать ее либо во внутренней необходимости и самоочевидности самого суждения, либо в его совместимости с другими суждениями, составляющими некое связное целое. Еще одним подходом, отличающимся от этих двух, является прагматизм, согласно которому истинность того или иного верования заключается в том, насколько успешно оно «работает» в практической деятельности.
На вопрос об отношении восприятий и вещей имеются три основных ответа, соответствующие позициям реализма, дуализма и идеализма. Последовательный реалист считает, что когда мы видим столы и стулья, камни и деревья, то ощущаем сами физические объекты, которые существуют «вне нас», независимо от того, воспринимаем мы их или нет. Дуалист, соглашаясь с реалистом, что физические вещи существуют независимо от нас, считает, что мы не ощущаем их непосредственно; воспринимаемое нами есть лишь совокупность изображений или символов вещей «вне нас». Идеалист полагает, что вообще нет вещей, независимых от опыта, все вещи можно свести к опыту без остатка.
На вопрос о природе и формах правильного рассуждения отвечает отдельная философская дисциплина – логика. Спорящими сторонами здесь также являются рационалисты и эмпирики. Первые считают, что рассуждение идет по пути, проложенному объективной необходимостью; оно следует за связью признаков и суждений, которая для разума самоочевидна. Вторые, вместе с Миллем, полагают, что эта необходимость есть не что иное, как установившаяся привычка, возникающая из наблюдения постоянного соединения признаков. Большинство логиков склонялись к рационалистической точке зрения.
Метафизика. Это – центральная философская дисциплина. Метафизика занимается природой и структурой реальности, ее основные проблемы – онтологическая и космологическая. Онтология – философская дисциплина, исследующая вопрос об общей основе, или субстанции, всех вещей. Те, кто полагает, что существует только одна такая субстанция, называются монистами. Те, кто полагает, что существует две или более субстанции, называются плюралистами. Наиболее глубоко различаются по своей природе материя и сознание, и монизм, как правило, занимался сведением одной из этих субстанций к другой. Тех, кто сводит сознание к физическому миру, называют материалистами; среди них – Демокрит, Гоббс, а в недалеком прошлом бихевиористы. Тех, кто сводит материю к сознанию или опыту, относят к идеалистам; примерами могут служить Беркли и Юм. Декарт и многие другие философы были убеждены, что эти две формы существования несводимы друг к другу и одинаково реальны; таких философов называют представителями онтологического дуализма.
Вторая основная проблема метафизики – космологическая проблема, или проблема устройства природы. Различные решения этой проблемы отражают различие взглядов в сфере онтологии. Материалисты, как правило, придерживаются механистических взглядов, т.е. полагают, что законы, «скрепляющие» Вселенную в единое целое, являются чисто механическими законами того типа, с которым мы встречаемся в физике. Идеалисты отвергают такое миропонимание, для них Вселенная – это совокупность духов или, по Гегелю, один всеобъемлющий дух (разум): мы могли бы увидеть, если бы обладали достаточным знанием, что его части образуют единую умопостигаемую систему. Дуалисты, как и следует ожидать, имеют не столь стройное мировоззрение. С их точки зрения, мир разделен на царство механических законов и царство целей. В одном из западных религиозных учений сочетаются представления о материальном царстве, управляемом физическими законами, и представления о том, что само это царство создано и контролируется духовным существом, которое упорядочивает все сущее в соответствии со своими собственными целями. Такое учение называется теизмом.
Метафизика не всегда ставит проблемы космического масштаба. Предметом ее анализа может стать какая-то конкретная структура или конкретное отношение в рамках целого. Например, одной из наиболее известных метафизических проблем является проблема причинности: что мы имеем в виду, когда говорим, что A – причина B? На этот вопрос давались самые разнообразные ответы: согласно Юму, представление о причине возникает вследствие единообразного повторения явлений; некоторые рационалисты вроде Спинозы видели в причинности логическую необходимость, подобную той, что мы находим в геометрии. Метафизиков также интересовали проблемы, связанные с пространством и временем. Бесконечны они или имеют пределы? В любом случае мы сталкиваемся с серьезными трудностями. Являются ли пространство и время структурами, принадлежащими внешнему миру, или это просто формы, в которые разум облекает наши представления? Реалисты считают верным первое, Кант – второе. Далее, каково место человеческого Я в мире? Может быть, Я – это просто приложение к телу, исчезающее вместе с его смертью? Или Я способно к собственной независимой жизни? Задавать такие вопросы – значит погружаться, через один-два шага, в проблемы отношения тела и души, свободы воли и бессмертия, обсуждавшиеся на протяжении всей истории метафизики.
Теория ценностей. Человечество традиционно признавало три фундаментальные ценности: истину, благо и красоту. Строго говоря, философия есть поиск истины; она оставляет стремление к благу морали, а постижение прекрасного – искусству. Когда философия начинает заниматься благом и красотой, то делает это только для того, чтобы найти истину, связанную с этими ценностями. Философы считали, что такая истина имеет первостепенное значение, поскольку неправильное ее понимание способно направить жизнь человека по ложному пути.
Раздел философии, разрабатывающий теорию благой жизни, называется этикой. Этика занимается исследованием двух главных проблем: 1) какова цель жизни, какого рода опыт имеет наивысшую ценность в жизни? 2) на каком основании мы считаем данное поведение правильным? Различные ответы на первый вопрос дают две главные школы. С точки зрения гедонизма, единственным подлинным благом, единственным свойством, придающим ценность всему остальному в жизни, является наслаждение. Этот взгляд пользовался популярностью со времен Древней Греции и до наших дней. Но среди этиков он не слишком распространен. Большинство из них считают, что существует множество подлинных ценностей; что знание, красота и любовь, например, обладают своей собственной ценностью, не сводимой к наслаждению, которое может их сопровождать. Некоторые философы стремились привести эти разнообразные блага к единому принципу, рассматривая их все как формы самореализации, способы развития или выражения данных человеку от природы сил.
На второй существенно важный этический вопрос – на каком основании мы считаем данное поведение правильным или ошибочным? – отвечают также две главные школы. С точки зрения утилитаризма, если имеется ответ на первый вопрос – что есть внутренне значимое благо? – то легко дать ответ и на второй вопрос: правильным является тот поступок, который, из всех возможных поступков, приносит наибольшее количество блага, как бы мы ни трактовали смысл самого блага. Этот взгляд пользовался наибольшей популярностью среди этиков 19 в. Однако наряду с ним существовал и совершенно другой взгляд, а именно, что правильность или ошибочность поведения заключается в чем-то, присущем самому поступку, а не в его последствиях. Эта точка зрения называется интуитивизмом. Ее разделял Кант, считавший, что правильность поступка обусловлена подчинением закону разума: «Поступай так, чтобы правило твоего поведения могло стать правилом поведения для всех». Это – иная формулировка этики Нового Завета, согласно которой праведность поведения заключается не столько в последствиях, сколько в мотиве или чувстве, лежащем в основе того или иного поступка.
Еще одним разделом теории ценностей является эстетика – дисциплина, не столь хорошо развитая, как этика. Главные ее темы, обсуждавшиеся в прошлом, – природа красоты и цель (назначение) искусства. Поскольку по тому и другому вопросу предлагалось великое множество теорий, мы здесь отметим лишь по одной современной тенденции в каждой из тем. Благодаря влиянию Б.Кроче красоту многие стали анализировать в терминах выразительности, так что отталкивающая или хаотическая сцена может все же, если в ней тонко выражены определенные чувства, быть названа прекрасной. С другой стороны, с точки зрения формалистов и их защитников, назначение искусства – творение форм или образцов, удовлетворяющих эстетическому чувству независимо от того, обладают ли они сходством с оригиналом и передают ли какой-то иной смысл.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ О СОЗНАНИИ.

 
Человек владеет прекрасным даром - разумом с его пытливым полетом, как в отдаленное прошлое, так и в грядущее, миром мечты и фантазии, творческим решением практических и теоретических проблем, наконец, воплощением самых дерзновенных замыслов. Уже с глубокой древности мыслители напряженно искали разгадку тайны феномена сознания.
Сознание - это высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и к самому себе, который представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия и определяется не непосредственно его телесной организацией (как у животных), а приобретаемыми только через общение с другими людьми навыками предметных действий. Сознание состоит из чувственных образов предметов, являющихся ощущением или представлением и поэтому обладающих значением и смыслом, знания как совокупности ощущений, запечатленных в памяти, и обобщений, созданных в результате высшей психической деятельности, мышления и языка. Таким образом, сознание является особой формой взаимодействия человека с действительностью и управления ею.
В течение многих веков не смолкают горячие споры вокруг сущности сознания и возможностей его познания. Богословы рассматривают сознание как крохотную искру величественного пламени божественного разума. Идеалисты отстаивают мысль о первичности сознания по отношению к материи. Вырывая сознание из объективных связей реального мира и рассматривая его как самостоятельную и созидающую сущность бытия, объективные идеалисты трактуют сознание как нечто изначальное: оно не только не объяснимо ничем, что существует вне его, но само из себя призвано объяснить все совершающееся в природе, истории и поведении каждого отдельного человека. Единственно достоверной реальностью признают сознание сторонники объективного идеализма.
Если идеализм вырывает пропасть между разумом и миром, то материализм ищет общность, единство между явлениями сознания и объективным миром, выводя духовное из материального. Материалистическая философия и психология исходят в решении этой проблемы из двух кардинальных принципов: из признания сознания функцией мозга и отражением внешнего мира.
Гельвеций говорил:
“Чувства составляют источник всех наших знаний... Мы располагаем тремя главными средствами исследования: наблюдением природы, размышлением и экспериментом. Наблюдение собирает факты; размышление их комбинирует; опыт проверяет результат комбинаций...
...всякое наше ощущение влечет за собой суждение, существование которого, будучи неизвестным, когда оно не приковало к себе нашего внимания, тем не менее реально”[1].
 
Данный фрагмент может служить иллюстрацией теории ассоциаций, приверженцем которой являлся Гельвеций и на основе которой он объяснял природу сознания. Ее суть: последовательно возникающие в мозгу ощущения накладываются друг на друга и образуют “пучок ощущений”. Эти ощущения являются образами объективной действительности, а возникающий на их основе логический мыслительный процесс закономерно отражает объективную причинную связь вещей и явлений.
Мнение З.Фрейда:
“Быть сознательным - это прежде всего чисто описательный термин, который опирается на самое непосредственное и надежное восприятие. Опыт показывает нам далее, что психический элемент, например, представление, обыкновенно не бывает длительно сознательным. Наоборот, характерным является то, что состояние сознательности быстро проходит; представление в данный момент сознательное, в следующее мгновение перестает быть таковым, однако может вновь стать сознательным при известных, легко достижимых условиях. Каким оно было в промежуточный период, мы не знаем; можно сказать, что оно было скрытым (латент), подразумевая под этим то, что оно в любой момент способно было стать сознательным. Если мы скажем, что оно было бессознательным, мы также дадим правильное описание. Это бессознательное в такое случае совпадает со скрыто или потенциально сознательным...
Понятие бессознательного мы, таким образом, получаем из учения о вытеснении. Вытесненное мы рассматриваем как типичный пример бессознательного. Мы видим, однако, что есть двоякое бессознательное: скрытое, но способное стать сознательным, и вытесненное, которое само по себе и без дальнейшего не может стать сознательным... Скрытое бессознательное, являющееся таковым только в описательном, но не в динамическом смысле, называется нами предсознательным; термин «бессознательное» мы применяем только к вытесненному динамическому бессознательному; таким образом, мы имеем теперь три термина: «сознательное» (Bw), «предсознательное» (Vbw) и «бессознательное» (Ubw)”[2].
 
Философия ставит в центр своего внимания как основной вопрос отношение материи и сознания, а тем самым и проблему сознания. Значение этой проблемы обнаруживается уже в том, что вид, к которому принадлежим мы, люди, обозначают как человек разумный. Исходя из этого, можно с полным правом сказать, что философский анализ сущности сознания исключительно важен для правильного понимания места и роли человека в мире. Уже поэтому проблема сознания изначально привлекала самое пристальное внимание философов при выработке ими исходных мировоззренческих и методологических установок.
При этом рассмотрение отдельных аспектов сознания как специфически человеческой формы регуляции взаимодействия человека с действительностью в рамках различных дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую установку в подходе и сознанию. Это придает решению вопроса о природе сознания с философских позиций особый, дополнительный смысл и значение. При этом философия, в отличие от других наук, исследует общую природу сознания, изучает его прежде всего под углом зрения своего основного вопроса.
Идеалистический подход фактически мистифицирует сознание, поскольку рассматривает его в качестве продукта души, превращая сознание в нечто таинственное и недоступное рациональному, с научных позиций исследованию. Материализм, напротив, снимает с сознания покров таинственности и исходит из того, что оно есть функция мозга, во-вторых, рассматривает сознание как отражение материи, отражение внешнего мира и, наконец, с материалистической точки зрения оно является продуктом развития материального мира. При подобном подходе оказывается, что сознание при всей его сложности вовсе не является чем-то абсолютно непостижимым и непознаваемым.
Действительно, значительный материал о физиологических основаниях сознания могут дать исследования физиологии высшей нервной деятельности, поскольку сознание органически связано с материальными, физиологическими процессами в мозгу, выступает как специфическая сторона. Обширные данные для понимания сознания дает исследование человеческой деятельности и ее продуктов, поскольку в них реализованы, запечатлены знания, мысли и чувства людей. Наряду с этим сознание проявляется в познании, вследствие чего и этот источник, изучение познавательного процесса, открывает различные стороны сознания.
Наконец, очень тесно можно сказать, органически связаны между собой сознание и язык, в силу чего и научный анализ такого явления, как язык во всей его многосложности, немаловажен для осмысления сущности, природы сознания. При этом главное, о чем следует постоянно помнить, состоит в том, что «нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит». Сознание, как и материя, это реальность. Но если материя это объективная реальность, характеризующаяся самодостаточностью и самообоснованностью, то сознание - это реальность субъективная, это субъективный образ объективного мира. Оно не существует само по себе, а имеет основание в ином, в материи. Иными словами, диалектико-материалистический подход к сознанию исходит из примата бытия по отношения к сознанию, что не только не исключает, а предполагает, что сам способ бытия человека в мире всегда предполагает сознание, что человеческая деятельность вся пронизана сознанием и без него не существует. Но бытие - более широкая система, и сознание выступает как условие и средство для того, чтобы человек мог вписаться в эту более широкую, целостную системы бытия.
Сознание, как определяемое бытием, и выступает прежде всего в качестве свойства высокоорганизованной материи и одновременно как продукт эволюции материи, усложнения форм отражения в ходе этой эволюции, начиная с самых элементарных форм и кончая мышлением. При этом сама эволюция форм отражения определяется не изнутри, а на основе определенных взаимоотношений носителей отражения с окружающей средой. У человека это взаимодействие реализуется в практически - преобразующей деятельности, осуществляемой в рамках определенных сообществ. Поэтому сознание - не просто функция мозга, оно - общественный продукт. Общественная природа сознания отчетливо видна в его органической связи с языком и в особенности - с практической деятельностью, в которой сознание, его продукты опредмечиваются и которая придает сознанию объективный характер, направленность на внешний мир с целью не только его отражения, познания, но и его изменения. К тому же сознание не только изначально формировалось в первичных формах общества, но и сегодня оно закладывается и развивается у каждого нового поколения только в обществе через деятельность и общение с себе подобными.
Сознание невозможно вывести из одного лишь процесса отражения объектов природного мира: отношение “субъект-объект” не может породить сознания. Для этого субъект должен быть включен в более сложную систему социальной практики, в контекст общественной жизни. Каждый из нас, приходя в этот мир, наследует духовную культуру, которую мы должны освоить, чтобы обрести собственно человеческую сущность и быть способными мыслить по-человечески.
Общественное сознание возникло одновременно и в единстве с возникновением общественного бытия. Природе в целом безразлично существование человеческого разума, а общество не могло бы без него не только возникнуть и развиваться, но и просуществовать ни одного дня и часа. В силу того, что общество есть объективно-субъективная реальность, общественное бытие и общественное сознание как бы “нагружены” друг другом: без энергии сознания общественное бытие статично и даже мертво.
Сознание реализуется в двух ипостасях: отражательной и активно-творческой способностях. Сущность сознания в том и состоит, что оно может отражать общественное бытие только при условии одновременного активно-творческого преобразования его. Функция опережающего отражения сознания наиболее четко реализуется в отношении общественного бытия, которое существенным образом связано с устремленностью в будущее. Это неоднократно подтверждалось в истории тем обстоятельством, что идеи, в частности социально-политические, могут опережать наличное состояние общества и даже преобразовывать его. Общество есть материально-идеальная реальность. Совокупность обобщенных представлений, идей, теорий, чувств, нравов, традиций и т.п., то есть того, что составляет содержание общественного сознания и образует духовную реальность, выступает составной частью общественного бытия, так как оно дано сознанию отдельного индивида.
Но подчеркивая единство общественного бытия и общественного сознания, нельзя забывать и их различие, специфическую разъединенность. Историческая взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания в их относительной самостоятельности реализуется таким образом, что если на ранних этапах развития общества общественное сознание формировалось под непосредственным воздействием бытия, то в дальнейшем это воздействие приобретало все более опосредованный характер - через государство, политические, правовые отношения и др., а обратное воздействие общественного сознания на бытие приобретает, напротив, все более непосредственный характер. Сама возможность такого непосредственного воздействия общественного сознания на общественное бытие заключается в способности сознания правильно отражать бытие.
Итак, сознание как отражение и как активно-творческая деятельность представляет собой единство двух нераздельных сторон одного и того же процесса: в своем влиянии на бытие оно может как оценивать его, вскрывая его потаенный смысл, прогнозировать, так и через практическую деятельность людей преобразовывать его. А поэтому общественное сознание эпохи может не только отражать бытие, но активно способствовать его перестройке. В этом и заключается та исторически сложившаяся функция общественного сознания, которая делает его объективно необходимым и реально существующим элементом любого общественного устройства.
Тот факт, что общественное сознание включает в себя разные уровни (обыденно-житейское, теоретическое, общественную психологию, идеологию и т.д.), и то, что каждым уровнем сознания общественное бытие отражается по-разному, как раз и составляет реальную сложность в понимании феномена общественного сознания. И поэтому нельзя рассматривать его как простую сумму понятий “сознание” и “общественное”.
Обладая объективной природой и имманентными законами развития, общественное сознание может как отставать, так и опережать бытие в рамках закономерного для данного общества эволюционного процесса. В этом плане общественное сознание может играть роль активного стимулятора общественного процесса, либо механизма его торможения. Мощная преобразовательная сила общественного сознания способна воздействовать на все бытие в целом, вскрывая смысл его эволюции и предсказывая перспективы. В этом плане оно отличается от субъективного (в смысле субъективной реальности) конечного и ограниченного отдельным человеком индивидуального сознания. Власть общественного целого над индивидом выражается здесь в обязательном принятии индивидом исторически сложившихся форм духовного освоения действительности, тех способов и средств, с помощью которых осуществляется производство духовных ценностей, того смыслового содержания, которое накоплено человечеством веками и вне которого невозможно становление личности.
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

Единство и многообразие в развитии общества

 
 
Развитие – процесс длительных, накапливающихся, необратимых, поступательных изменений сложных системных объектов в достаточно больших интервалах времени. ( к таким процессам относят эволюцию литосферы, экосистем, организмов на протяжении жизни, историческое развитие человеческих сообществ, орудий и навыков труда, совершенствование человеческих знаний, научно – технический прогресс и т.д. Только одновременное наличие всех  указанных свойств выделяет процессы развития среди других изменений: обратимость изменений характеризует процессы функционирования: отсутствие закономерности характерно  для  случайных процессов катастрофического типа; при отсутствии направленности изменения не могут накапливаться, и потому процесс лишается характерной для развития единой, внутренне взаимосвязанной линии. В результате развития возникает новое качественное состояние объекта, которое выступает как изменение его состава или структуры (т.е. возникновение, трансформация или исчезновение его элементов и связей). Способность к развитию составляет одно из всеобщих свойств материи и сознания.
Существенную характеристику процессов развития составляет время: во-первых, всякое развитие осуществляется в реальном времени, во-вторых, только время выявляет направленность  развития.
Понятие развития выделяет из общей массы изменений такие, которые связаны с обновлением системы, с ее внутренним структурным и функциональным изменением, превращением в нечто новое, иное. Причем в случаях развития речь идет не одноразовых, а о нарастающих, развернутых во времени поступательных качественных трансформациях системы. Для характеристики того или иного процесса как развития, как правило, требуются довольно большие периоды времени, позволяющие судить о тенденциях, направленности изменений. Кумулятивный характер развития – накопление новообразований – необратимо уводит систему от её исходного состояния. Последующие, в том числе конечные, состояния развивающихся систем всегда качественно отличаются от исходных. В процессе развития последовательно сменяют друг друга фазы, ступени процесса, закономерно изменяется уровень организованности системы.
  Древняя философия и наука не знали идеи развития в точном смысле этого слова, поскольку время тогда мыслилось как протекающее циклически и все процессы воспринимались как совершающиеся по заданной «от века» программе. Для античного мировоззрения не существовало проблемы необратимых изменений, а вопрос о происхождении мира в целом и его объектов сводился главным образом к вопросу о том, из чего происходит нечто. Идея замкнутого, совершенного космоса, лежавшая в основании всего античного мышления, исключала даже постановку вопроса о направленных изменениях, порождающих принципиально новые структуры и связи.
Представления о времени и его направлении меняются с утверждением христианства, выдвинувшего идею линейного направления времени, которая распространялась им, однако, лишь на сферу духа. С возникновением опытной науки нового времени идея линейного направления времени в исследовании природы ведет к формированию представлений о естественной истории, о направленных и необратимых изменениях в природе и обществе. Переломную роль здесь сыграло создание научной космологии и теории эволюции в биологии и геологии. Идея развития прочно утверждается в естествознании и почти одновременно становится предметом философского исследования. Глубокую ее разработку дает немецкая классическая философия, в особенности Гегель, диалектика которого есть по существу учение о всеобщем развитии, но выраженное в идеалистической форме. Опираясь на диалектический метод, Гегель не только показал универсальность принципа развития, но и раскрыл его всеобщий механизм и источник – возникновение, борьбу и преодоление противоположностей.
Целостную научную концепцию развития построил марксизм. Развитие понимается здесь как универсальное свойство материи, как подлинно всеобщий принцип, служащий также (в форме историзма) основой объяснения истории общества и познания. Общей теорией развития выступает материалистическая диалектика, главные особенности процессов развития выражает содержание ее основных законов – единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные, отрицания. Основные идеи диалектико-материалистической концепции развития сформулировал В. И. Ленин; «Развитие, как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе ("отрицание отрицания"), развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии; – развитие скачкообразное, катастрофическое, революционное; – "перерывы постепенности"; превращение количества в качество; – внутренние импульсы к развитию, даваемые противоречием, столкновением различных сил и тенденций, действующих на данное тело или в пределах данного явления или внутри данного общества; – взаимозависимость и  теснейшая, неразрывная связь всех сторон каждого явления (причем история открывает все новые и новые стороны), связь, дающая единый, закономерный мировой процесс движения,– таковы некоторые черты диалектики, как более содержательного (чем обычное) учения о развитии».Диалектико-материалистическое учение о развитии составило философско-методологический фундамент теории революционного преобразования общества. Перерабатывая и углубляя гегелевскую диалектику, марксизм-ленинизм показал принципиальное различие и вместе с тем органичное единство двух основных типов развития – эволюции и революции.
Во второй половине 19 века идея развития получает широкое распространение. При этом буржуазное сознание принимает ее в форме плоского эволюционизма. Из всего богатства представлений о развитии здесь берется лишь тезис о монотонном эволюционном процессе, имеющем линейную направленность. Подобное же понимание развития лежит в основе идеологии реформизма. В то же время догматическая ограниченность плоского эволюционизма породила и его критику в буржуазной философии и социологии. Эта критика, с одной стороны, отрицала саму идею развития и принцип историзма, а с другой – сопровождалась появлением концепций так называемой творческой эволюции, проникнутых духом индетерминизма и субъективно - идеалистическими тенденциями.
История общества и развитие науки давали все более обширный материал, подтверждающий сложный, неоднозначный характер процессов развития и их механизмов. Прежде всего было опровергнуто характерное для позитивизма представление о развитии как о линейном прогрессе. Практика социальных движений 20 века показала, что общая восходящая линия развития общества есть результат диалектического взаимодействия множества процессов, в которых важнейшая роль принадлежит целенаправленной деятельности народных масс, опирающейся на познание объективных законов истории.
Расширились сами представления о развитии как в естественных, так и общественных науках. В 20 веке предметом изучения становятся прежде всего внутренние механизмы развития. Такая переориентация существенно обогатила общие представления о развитии. Во-первых, биология, а также история культуры показали, что процесс развития неоднороден. Если рассматривать крупные линии развития (такую, например, как органическая эволюция), то внутри них достаточно очевидно диалектическое взаимодействие разнонаправленных пенных процессов: общая линия прогрессивного развития переплетается с изменениями, которые образуют так называемые тупиковые ходы эволюции или даже направлены в сторону регресса (регресс - тип развития, для которого характерен переход от высшего к низшему). В современной науке разрабатываются специально-научные теории развития, в которых в отличие от классического естествознания, рассматривавшего главным образом обратимые процессы, описываются нелинейные, скачкообразные преобразования. Во-вторых, анализ механизмов развития потребовал более глубокого изучения внутреннего строения развивающихся объектов, в частности их организации и функционирования. В середине 20 в, наметилось известное обособление тех областей знания, которые заняты  изучением организации и функционирования развивающихся объектов. Возникли дискуссии о приоритете структурного или исторического подхода (особенно активно развернувшиеся в исторической науке, этнографии и языкознании, но затронувшие также и биологию). Практика современных исследований показывает, что как аспект развитие, так и аспект организации могут иметь самостоятельное значение при изучении развивающихся объектов. Необходимо только учитывать реальные возможности и границы каждого из этих двух подходов, а также тот факт, что на определенном этапе познания возникает потребность в синтезе эволюции и организации представлений об объекте (как это происходит, например, в современной теоретической биологии). Для реализации подобного синтеза важное значение имеет углубление представлений о времени: само по себе различение эволюционного и структурного аспектов предполагает и соответственно различение масштабов времени, причем на передний план выступает не физическое время, не простая хронология, а внутреннее время объекта – ритмика его функционирования и развития.
В общественном развитии идеи играют активную роль. Исторический материализм, указывая на первичность общественного бытия по отношению к общественному сознанию – идеям, взглядам людей, вместе с тем признает и активную роль идей в развитии общества. В любой области жизни общества люди всегда действуют сознательно, а потому их идеи, взгляды, теории, пронизывая все стороны общественной жизни, оказывают на нее большое влияние. Активность общественных идей проявляется в том, что они служат людям руководством к действию, объединяют их и направляют на решение тех или иных задач.
Идеи играют двоякую роль: они могут или способствовать развитию общества, или тормозить  это развитие. Роль идей определяется тем, какому классу, прогрессивному или реакционному, они принадлежат, насколько правильно они отражают потребности материальной жизни общества, в какой степени отвечают интересам народных масс.
Прогрессивное значение в развитии общества могут иметь только те идеи, которые выражают интересы передовых классов общества, народных масс, которые отвечают потребностям развития материального производства, способствуют уничтожению старого и утверждению нового общественного строя.
Однако, как бы новы и прогрессивны ни были идеи, они не могут сами по себе уничтожить старый и создать новый общественный строй. Для того чтобы эти идеи превратились в материальную силу, необходимо, чтобы ими овладели массы. Только массы, овладевшие передовыми идеями, составляют ту общественную силу, которая способна решить назревшие социальные задачи.
Из всех известных миру идей самой  прогрессивной, самой могучей является обоснованная марксизмом идея научного коммунизма, нового общественного строя – строя без эксплуатации и рабства, самого справедливого строя на Земле. Величайшая жизненная сила этой идеи заключается в том, что она основана на учете объективных закономерностей общественного развития, отвечает насущным потребностям материальной жизни общества, интересам миллионов трудящихся. Поэтому идея научного коммунизма представляет собой могучую материальную силу преобразующую мир.
Эта идея вдохновляла русский рабочий класс, который в союзе с трудовым крестьянством под руководством Коммунистической партии совершил Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Она служила советскому народу в его героической борьбе за социализм, а сейчас освещает ему путь в коммунистическое завтра. Все больше и больше простых людей на Земле привлекает эта идея. Она помогает трудящимся капиталистических стран бороться против реакционных империалистических сил, а там, где капитализм уничтожен, вести успешное социалистическое строительство.
Что касается идей отсталых, искажающих действительность и служащих интересам реакционных классов, то они тормозят  развитие   общества. Таковы, например, идеи современной реакционной буржуазии, при помощи которых  она пытается  спасти от неминуемой гибели  изживший себя капиталистический строй. Таковы религиозные  идеи, которые, внушая  человеку  мысль  об  ином,  загробном  мире,  отвлекают
людей от практической работы по преобразованию мира, обрекают их на
пассивность, безвольное  ожидание  того,  что  все свершится  по « воле
божьей».
Из всего этого следует, что  общественные  идеи  имеют  большое
    значение в  жизни человечества. Поэтому  в практической  деятельности
важно не только исходить из определяющей роли общественного                                                                                        бытия,   но и учитывать активную роль идей в развитии общества.
 
Прогресс (движение вперед, успех) - тип, направление  развития,
характеризующееся переходом от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному. 0 прогрессе можно говорить применительно к системе в целом, к отдельным ее элементам, к структуре и другим параметрам развивающегося объекта.  Понятие  прогресса соотносительно с понятием регресса.
Представление о том, что изменения в мире происходят в определенном направлении, возникло в глубокой древности и первоначально было чисто оценочным. В развитии докапиталистической формаций многообразие и острота политических событий сочетались с крайне медленным изменением социально-экономических основ общественной жизни. Для большинства античных авторов история – простая последовательность событий, за которыми стоит нечто неизменное, в целом же она рисуется либо как регрессивный процесс, идущий по нисходящей от древнего «золотого века», либо как  циклический круговорот, повторяющий одни и те же стадии (Платон, Аристотель). Христианская историософия рассматривает историю  как процесс, идущий в определенном направлении, но имеется в виду не имманентный процесс, а движение к некой предустановленной цели, лежащей за рамками действительной истории. Идея исторического прогресса родилась не из христианской эсхатологии, а из ее отрицания.
Социальная философия подымающейся буржуазии, отражавшая реальное ускорение общественного развития, была овеяна оптимизмом, уверенностью в том, что «царство разума» лежит не в прошлом, а в будущем. Прежде всего был замечен прогресс в сфере научного познания; уже Ф. Бэкон и Декарт учили, что не нужно оглядываться на древних, что научное познание мира идет вперед. Затем идея прогресса распространяется и на сферу социальных отношений (Тюрго, Кондорсе).
Просветительные теории прогресса обосновывали смелую ломку феодальных отношений. Но рационалистическим теориям прогресса был чужд историзм, они имели телеологический характер, возводили в ранг конечной цели истории преходящие идеалы и иллюзии поднимающейся буржуазии. Вместе с тем уже Вико и особенно Руссо указывали на противоречивый характер исторического развития. Романтическая историография начало 10 века в противовес рационализму просветителей выдвинула идею медленной ограниченной эволюции, не допускающей вмешательства извне, и тезис об индивидуальности и несравнимости исторических эпох. Глубокую трактовку прогресса дал Гегель, выступив как против просветительного пренебрежения к прошлому, так и против ложного историзма романтической "исторической школы". Однако, понимая исторический прогресс как саморазвитие мирового духа, Гегель не мог объяснить переход от одной ступени общественного развития к другой. Его философия истории превращается в  теодицею, оправдание бога в истории.
К. Маркс подчеркивал, что вообще понятие прогресса «не следует брать в обычной абстракции». «... Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, не диалектично, ненаучно, теоретически неверно  (Ленин В. И.). Прогресс не есть какая-то самостоятельная сущность или трансцендентная цель исторического развития. Понятие прогресс имеет смысл лишь применительно к определённому историческому процессу   или явлению в строго определённой системе отсчета. Цели, стремления и идеалы, в свете которых люди оценивают историческое развитие, сами меняются в ходе истории, поэтому такие оценки часто страдают субъективностью, не историчностью. Как пишет Маркс, "так называемое историческое развитие покоится вообще на том, что новейшая форма рассматривает предыдущие как  ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне, ибо лишь весьма редко и только при совершенно определенных условиях она бывает способна к самокритике"                                                           
Общая тенденция исторического развития – переход от систем с преобладанием естественной детерминации к системам с преобладанием социально - исторической детерминации, в основе чего лежит развитие производительных сил. Совершенствование средств и организации труда обеспечивает рост его производительности, что в свою очередь влечет за собой совершенствование рабочей силы, вызывает к жизни новые производственные навыки и знания и меняет существующее общественное разделение труда. Одновременно с прогрессом техники идет развитие науки. При этом расширяются состав и объем необходимых потребностей человека и изменяются способы их удовлетворения, образ жизни, культура и быт. Более высокому уровню развития производительных сил соответствует и более сложная форма производственных отношений и общественной организации в целом, повышение роли субъективного фактора. Степень овладения обществом стихийными силами природы, выражающаяся в росте производительности труда, и степень освобождения людей из-под гнёта стихийных общественных сил, социально-политического неравенства и духовной неразвитости – вот наиболее общие показатели исторического прогресса. Однако процесс этот противоречив, а типы и темпы его различны.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.