На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


биография Творчество Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765)

Информация:

Тип работы: биография. Добавлен: 24.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Творчество  Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765)

Для своих  современников Ломоносов был  прежде всего поэтом. Первые поэтические  произведения Ломоносова были присланы им еще из-за границы, при "Отчетах" в Академию Наук: французский перевод в стихах "Оды Фенелона" (1738) и     оригинальная "Ода на взятие Хотина" (1739). В сущности этим начиналась новая     русская литература,  новыми размерами стиха, с новым языком, отчасти и с     новым содержанием; но современникам первые оды Ломоносова не тотчас     напечатанные, долго, по-видимому, не были известны, и среди самих академиков   обратили внимание, кажется, лишь одного Тредьяковского . Ко второй оде было  приложено Ломоносовым "Письмо о правилах российского стихотворства", где автор выступает против Тредьяковского. Трядьяковский тотчас написал на "письмо" критический ответ, но последний не был послан по назначению   академической конференцией, "чтобы на платеж за почту денег напрасно не   терять". Славу поэта Ломоносов приобретает лишь по возвращении своем из-за  границы; оды его с этого времени быстро следуют одна за другой, одновременно  с обязательными для него переводами на русском языке различных "приветствий", писавшихся по-немецки академиком Штелином.
В августе 1741 г.   посвящает вторую оду, а в декабре того же года он переводит написанную Штелином немецкую оду к новой императрице, где говорится совершенно обратное тому, что сказано в двух предшествовавших одах.
Со вступлением  на престол  Елизаветы Петровны  поэтическая деятельность Ломоносова ставится в  несравненно более счастливые условия: его похвалы делаются вполне     искренними. В 1747 г., после утверждения императрицей Елизаветой нового устава для Академии Наук и Академии Художеств, Ломоносов пишет оду:  "Радостные и благодарственные восклицания Муз Российских", где, по выражению Мерзлякова , "дышит небесная страсть к наукам"; поэт прославляет императрицу  за покровительство наукам и искусствам и вместе воспевает Петра Великого и  науки, "божественные чистейшего ума плоды"; здесь же он обращается к новому поколению России, призывая его к просвещению, наукам. Одами приветствует Ломоносов и Екатерину II, сравнивая новую императрицу с Елизаветой и выражая надежду, что Екатерина II "златой наукам век восставит и от презрения  избавит возлюбленный Российский род". Он приветствует начинания Екатерины в  пользу русского просвещения и воспитания. Кроме торжественных од, Ломоносов  уже с 1741 г. поставляет стихотворные надписи на иллюминации и фейерверки,  на спуск кораблей, маскарады. Он пишет по заказу даже трагедии ("Тамира и   Селим", 1750; "Демофонт", 1752), проводя, при каждом случае, свою основную  идею: необходимость для России образования, науки.
В этом отношении с одами   Ломоносова ближайшим образом связаны и так называемые его "Похвальные слова"   Петру Великому и Елизавете Петровне. В сущности, это - те же оды, как и     другие произведения Ломоносова, где рядом с обычной, обязательной лестью,     "мглистым фимиамом", прославляются "дела Петровы" или вообще доказывается     важность образования. Везде мы видим стремление автора выразить так или     иначе свои просветительные общественные идеалы, подчеркнуть те задачи, от     исполнения которых зависит счастие России. Всюду проглядывает глубокая     мысль, часто встречаются реальные указания на то, что действительно нужно     было России (Пыпин ). В "рифмичестве" Ломоносова нередко сверкали искры   истинной, неподдельной поэзии. Чаще всего это случалось тогда, когда    Ломоносов "пел" о значении науки и просвещения, о величии явлений природы, о     предметах религиозных. 
Лучшими поэтическими произведениями Ломоносова были  духовные оды. Уже к 1743 г. относятся оды: "Вечернее размышление о Божием    величестве при случае великого сияния" и "Утреннее размышление о Божием    величестве", полные религиозного чувства и вместе с тем свидетельствующие о   научных интересах автора. "Вечернее размышление", по словам самого   Ломоносова, содержит его "давнейшее мнение, что северное сияние движением    эфира произведено быть может". Истинным поэтом Ломоносов был и в тех  случаях, когда в стихах касался "любезного отечества". Это именно и    придавало в его глазах цену его поэтическим произведениям, возвышало их над   "бедным рифмичеством".
Вообще  Ломоносов смотрел на свои стихотворения,   главным образом, с чисто практической, общественной стороны, видел в нем  лишь наиболее удобную форму для выражения своих прогрессивных стремлений.  
Как приcяжный песнотворец, Ломоносов считал обязательными для себя и другие  формы поэзии: писал эпиграммы, шутливые стихотворные пьесы, произведения   сатиричеcкие и т. п. При общей бедности тогдашней русской жизни пьесы эти  иногда вызывали целые бури, порождали резкую полемику. Такую бурю - которая    могла быть небезопасной для автора - вызвало, например, до самого последнего    времени остававшееся ненапечатанным стихотворение Ломоносова: "Гимн бороде"    (1757) - сатира, направленная не только против раскольников, но и против    всех, кто, прикрываясь знаменем церкви, "покровом святости", на самом деле     был врагом знания и прогресса. Стихотворение Ломоносова постановлено было     "чрез палача под виселицею сжечь", а самому автору было поставлено на вид,   какие "жестокие кары грозят хулителям закона и веры"...
Поэзия  Ломоносова    стояла всецело на почве пресловутого псевдоклассицизма. С последним   Ломоносов познакомился в Германии как с теорией, господствовавшей тогда   всюду в Европе. Эту теорию Ломоносов ввел и в нарождавшуюся русскую   литературу, где она потом и господствовала во все продолжение XVIII века.    
 Поэзия в то время и на Западе не имела самостоятельного права на   существование: она признавалась лишь в качестве развлечения, "отдохновения  от дел", "летом вкусного лимонада", или должна была нести чисто практическую  службу, в буквальном смысле "учить" общество, давать ему мораль, практически   нужные советы и указания. К этому присоединялись фактические отношения    поэзии ко двору, в котором концентрировалась жизнь страны. С тем же общественным положением, с тем же характером, "литература" явилась и в  России. Ломоносов усвоил себе общепринятую тогда манеру писания, надел на   себя общепринятый поэтический костюм. В одах Ломоносова не могло не быть той     высокопарности, надутости, даже лести, которые вообще были обязательны для     тогдашних поэтов. Но в западном псевдоклассицизме была и другая, более   важная сторона. Ложноклассические оды и при дворе, и в обществе нравились не   только разлитым в них "лилейным фимиамом", но и "прелестью стиха".
Значительное   место   в   поэзии   Ломоносова   занимает тема   войны   и   мира.   Поэт-патриот   прославляет  величие России, ее победы над врагами, гордится ратными подвигами своего народа. Выразительно описывает он те ужасы, какие приносит народам война:
... — кровавая  война!
Которое от ней  не стонет государство?
Которая с/т ней  не потряслась страна?
Где были созданы  всходящи к небу храмы 
И стены —  труд веков и многих тысяч пот,
Там видны лишь одне развалины и ямы,
При коих тучную имеет пасству скот.
О коль мучительна родителям разлука,
Когда дают детей, чтобы пролить их кровь!
Выше всего  Ломоносов ставит в стихотворениях этого типа «тишину», т.  е. мирное развитие страны. Во многих своих поэтических произведениях он отмечает, что именно мир обеспечивает народам возможность радостного и спокойного труда:
Российска тишина пределы превосходит
И льет избыток  свой в окрестные страны:
Воюет воинство Твое против войны;
Оружие Твое Европе мир приводит.
Ломоносов-драматург, вопреки правилам западного классицизма, ввел в трагедию национально-патриотическую тему. Его трагедии «Тамира и Селим» и «Демофонт» при всей условности форм, рассчитанных на вкусы тогдашних придворных кругов, выражали в известной мере излюбленные ученым идеи — верность патриотическому долгу, отвращение к захватническим войнам. Трагедия «Тамира и Селим» была поставлена при русском дворе дважды, разыгрывали ее кадеты Сухопутного шляхетного корпуса. О постановке второй трагедии — «Демофонт» — сведений нет. Обе эти трагедии Ломоносова были изданы вскоре же после их написания: первая — в 1750 г., вторая — в 1752 г.
Будучи материалистом, Ломоносов понимал несостоятельность религиозных откровений. Особую неприязнь он питал к духовенству, тормозившему развитие науки и просвещения в России. В начале 1757 г. Ломоносов написал сатирическое стихотворение «Гимн бороде», в котором зло высмеял духовенство. Это стихотворение получило широкое распространение.
До нас дошло  большое число его списков, относящихся  к середине XVIII в. Вскоре «Гимн бороде»  стал известен членам Синода, и Ломоносов  был вызван в Синод для объяснения. Ему предъявили обвинение в том, что он не только оскорбил всех бородатых «персон», но и «тайну святого крещения». Члены Синода предложили Ломоносову раскаяться, однако он отказался это сделать. 
Ломоносов    выступил    как    преобразователь   русского литературного   языка.
Он явился подлинным  создателем русского поэтического языка, основоположником научной и технической терминологии в России. Еще с первых лея своей научной деятельности Ломоносов занялся изучением русского языка и в 1743 г. написал «Краткое руководство к   риторике,   на   пользу   любителей   сладкоречия   сочиненное».  Отличное  знание  русского  языка  позволило  Ломоносову наметить пути развития литературного языка, формирующегося на живой народной основе.
В   1747   г.   Ломоносов   переработал   и   расширил   свою «Риторику», а в 1748 г. издал ее под названием «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится   риторика».   С   выходом   в   свет   этой   книги   в России  появилось  первое  руководство  по  теории  литературы   и   ораторскому   искусству.   «Риторика»   Ломоносова была  высоко оценена современниками,  в частности Татищевым. Она стала настольной книгой для нескольких поколений   русских   людей.   Спрос   на   «Риторику»   был   так велик, что до 1797 г. вышло семь ее изданий. «Риторика» Ломоносова    была    доступна    широким    демократическим слоям русского народа. До этого риторика использовалась только  духовенством  для  наставлений  и  проповедей. Ломоносов   вырвал   риторику  из  рук  духовенства   и  придал ей просветительный характер.
Не меньшее  значение в истории русской культуры; имела «Российская грамматика»  Ломоносова. «Российская грамматика»  вышла в свет в 1757 г. и выдержала  четырнадцать изданий, не потеряв научного значения и до нашего времени.  
В  этой  работе  великий ученый впервые в истории отечественного языкознания разработал важнейшие проблемы этой области знаний, дал свод правил русского литературного языка того времени, учитывая многообразие его стилей.
Ломоносов первым оценил богатство, необыкновенную гибкость, выразительность и красоту великого русского языка. В посвящении к «Российской  грамматике» он указывал, что русский  язык не только не уступает ни одному европейскому по своему природному изобилию, силе и красоте, а более того, превосходит каждый из этих языков. «Повелитель многих языков, язык Российский, — писал Ломоносов, — не только обширностью мест, где он господствует, но купно и собственным своим пространством и довольствием велик перед всеми в Европе. Невероятно сие покажется иностранным и некоторым природным россиянам, которые больше к чужим языкам, нежели к своему трудов прилагали. . . Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с богом, французским с друзьями, немецким с неприятельми, италиянским с женским полом говорить прилично. Но есть ли бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италиянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка».
На протяжении почти целого столетия «Российская  грамматика» Ломоносова продолжала оставаться основным пособием для изучения грамматической системы русского литературного языка не только в России, но и в Других странах. В 1764 г. «Российская грамматика» была переведена на немецкий язык. В 1773 г. вышла другая немецкая грамматика русского языка, написанная другим автором, но в основе ее лежала «Российская грамматика» -Ломоносова. В 1778 г. эта книга была переиздана. В том же 1778 г. появился сокращенный польский перевод «Российской грамматики» Ломоносова. Еще при жизни Ломоносова на основе его «Российской грамматики» была составлена французская грамматика русского языка,   затем   четырежды   издававшаяся — в   1768,   1791, 1795 и 1805 гг. Аналогичная польская грамматика русского языка, составленная на основе ломоносовского ученика, была опубликована в 1809 г.
Большое значение в распространении научных знаний среди русского народа Ломоносов придавал периодической печати, поэтому он сам принимал участие в издании выходивших тогда газет и журналов. Начиная с 1741 г. деятельно сотрудничал в издававшейся тогда единственной в Петербурге газете «Санкт-Петербургские ведомости», выполняя для нее переводы различных статей с других языков. С 1748 г. Академия наук, в ведении которой находилась газета, поручила Ломоносову руководить подбором и переводами для «Санкт-Петербургских ведомостей» известий, сообщаемых иностранной прессой. Несмотря на то, что это были годы очень напряженной научной работы, Ломоносов много времени отдавал работе в газете. Однако в 1751 г. он обратился в Академию наук с просьбой освободить его от редактирования переводов: «Я почти три года исправляю при Академии перевод «Российских ведомостей» сверх моей химической профессии, который труд мне ныне в других моих делах немало препятствует». Вскоре Ломоносов был освобожден от просмотра переводов для «Санкт-Петербургских ведомостей».
В 1755 г. по инициативе Ломоносова в Академии наук начал  издаваться научно-популярный журнал «Ежемесячные сочинения, к пользе и  увеселению служащие». Этот журнал сыграл большую роль в распространении  научных знаний в России. 
Литературное творчество Ломоносова очень разнообразно по своим жанрам; видное место в нем занимают широко распространенные в XVIII в. оды, стихотворные надписи, ораторская проза.
Ломоносов одним  из первых в русской поэзии сделал попытку создать героическую  поэму, им написаны две трагедии.
Литературное  творчество Ломоносова проникнуто идеями просвещения, стремлением возвеличить  свою родину. Ломоносов писал оды  по заказу двора, они были данью времени, но вместе с тем он выступает в  них как просветитель, стремящийся  подчеркнуть необходимость тесной связи науки с жизнью, в чем он видел залог экономического и культурного расцвета страны. Особенно четко эта тема звучит в «Оде на день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елизавет Петровны 1747 года».
Много внимания уделено в поэзии Ломоносова раскрытию  образа Петра I, преобразователя России. В 1761 г. вышла в свет поэма Ломоносова «Петр Великий», которая явилась  одной из первых попыток создания русской героической поэмы. Этой же теме посвящено «Слово похвальное блаженныя памяти государю императору Петру Великому», произнесенное Ломоносовым в публичном собрании Академии наук 26 апреля 1755 г. и в том же году опубликованное. Оно является одним из лучших образцов ораторской прозы великого ученого.

  Творчество Гавриила Романовича Державина (1743-1816)

Державин принадлежит  к числу величайших русских поэтов, чье творчество сохранило до наших  дней не только свое непреходящее историческое значение, но и живую поэтическую  прелесть. Его наследие пережило и восторги современников, и годы забвения, нередко приходящего и к самым большим поэтам. Однако в том-то и сила подлинно национальных явлений литературы, что они возвращаются.  
Биография Державина — увлекательнейшая повесть XVIII столетия о солдате, который благодаря поэтическому гению достиг высших ступеней в государстве; повесть о человеке, одержимом многими предрассудками своего века и своего класса и вместе с тем страстно воспевшем стремление к справедливости и правде.  
Гаврила Романович Державин вступил в литературу уже немолодым, много повидавшим и пережившим человеком. Его стихи — итог длительных размышлений о бренности жизни, о смерти и бессмертии. Первое свое произведение Державин опубликовал в 1773 году, хотя начал писать еще во время прохождения солдатской службы. Сохранились две тетради со стихами, которые могут дать представление о раннем периоде его творчества: в них еще чувствуется влияние общепризнанных поэтов того времени — Тредиаковского и Ломоносова. В дальнейшем Державин создал и часто применял в своем творчестве определенный художественный прием, нарушая жанровую иерархию и соединяя в рамках одного произведения “высокую” и “низкую” лексику. Это вносило в его произведения определенную лексическую дисгармонию: “Прогаркни праздник сей крестьянский” (“Крестьянский праздник”). В нем смешение церковно-славянс-кой и низовой лексики, традиционно употреблявшейся в “низких” жанрах: басне, эпиграмме, комедии.  
Многие современники Державина считали его придворным поэтом. Но он никогда таковым не был, несмотря на все попыт: ки склонить его к этому. Державин не мог стать ручным стихотворцем, хотя бы из-за своего горячего нрава. “В правде черт”,— говорил он сам о себе. Характер заставлял его наперекор вельможам и царям говорить “истину... с улыбкой”. Обращаясь в своей оде “Фелица” к Екатерине (Фелица — от пш./ёН.х — счастливая), Державин, по словам Белинского, “соединяет патетический элемент с комическим... что есть не что иное, как умение представить жизнь в ее истине”. Ясно, что без простодушной улыбки, себе на уме, царям ничего не скажешь. А Державин говорил и умел, пусть не всегда, добиваться своего, зная, что правда на его стороне.  
В сознании своей правоты Державин обращался в стихах к Богу, к Высшему Судне. Для Державина Бог— первоначало, не существующее отдельно от природы; “источник жизни”, не только духовной, но и жизни в государстве. В оде “Величество Божке” он создает гимн во славу Творца, но не может не воскликнуть:  
Но грешных пламя и язык  
Да истребит десница строга!  
Эта мысль была почерпнута поэтом из одного из псалмов книги Давида. Под гнетом мучающих его размышлений о суде и справедливости поэт вновь и вновь развивает излюбленную тему, цитируя книгу Давида. В стихотворении “Радость о правосудии” Державин говорит:  
Да правый суд я покажу. правосудии” Державин говорит:  
Да правый суд я покажу.  
Колеблемы столпы земные  
Законом Божьим утвержу...  
Поэт не раз проявляет себя в своих стихах и одах не только как гражданин, но и как “певец”. Державин стал новатором, вернее, создателем новых философских од, где человек рассматривается в глубинных связях с природой. Одна из самых могущественных сил природы — смерть: “Глотает царства алчна смерть”. В этих.произведениях появляется мысль о равенстве людей перед лицом вечности:  
Подите счастья прочь возможны.  
Вы все пременны здесь и ложны:  
Я в дверях вечности стою.  
Охватывая в воображении как бы сразу все мироздание, бездны и выси, поэт словно стремится взлететь туда, где можно дышать полно, не боясь ледяного и разреженного воздуха. Но это удавалось ему далеко не всегда. А если и удавалось, то строфы стиха были яркими и запоминающимися: “ Я червь — я Бог” было метафорой, рисующей образ самого поэта. Державин искренне полагал, что поэт призван изобразить человеческую душу, словно художник-акварелист, не отрывающий от листабумаги кисти, пока рисунок не закончен. Это удалось ему в оде “Бессмертие души”:  
Как червь, оставя паутину  
И в бабочке взяв новый вид,  
В лазурну воздуха равнину  
На крыльях o.ieuiyuiux летит,  
В прекрасном веселясь убранстве,  
С цветов садится на цветы:  
Так и душа небес в пространстве  
Не будешь ли бессмертна ты?  
В 1811 году Державин подвел итог теоретической части своего творчества рядом работ, главной из которых было “Рассуждение о лирической поэзии, или Об оде”. Поэт так, например, объясняет значение слова “ода”: “В новейших временах... она то же, что кантата, оратория, романс, баллада, станс или даже простая песня”. Далее Державин разъясняет такие понятия, как “вдохновение”, “высокость”, “беспорядок лирический”. Поэт пишет о композиции оды: “... восторженный ум не успевает чрезмерно быстротекущих мыслей расположить логически, поэтому ода плана не терпит”. Далее Державин рассказывает о “единстве страсти” и “разнообразии” ее одновременно, преломляя через свое понимание правило о единстве места, времени и действия. Поэт ратует за краткость оды и за ее правдоподобие, замечая, что “вымыслы истину только украшают”. Поэт поет гимн вдохновению, повторяя, что лишь оно способно “на бурные порывы чувства, высокие божественные мысли... живые лицеподобия, отважные переносы и прочие риторские украшения”. Однако очень многое из того, что Державин применял на практике, осталось недосказанным в этой статье и получило признание лишь после изучения творческого наследия автора.  
Осмыслив все эти моменты творческого наследия Г. Р. Державина, можно утверждать, что назначение поэта он "видел прежде всего в его посредничестве между Создателем и людьми. Представления Державина о поэзии и поэте вобрал в свое творчество великий Пушкин. Державин благословил Пушкина как прекрасное будущее России.  
Свой творческий путь Г. Р. Державин завершил одой “На тленность”. Державин завершил одой “На тленность”. Он написал ее за два дня до своей кончины. Текст оды, написанный на грифельной доске, постепенно тускнел и осыпался, подтверждая свойства “реки времени”. Но звуки его лиры все еще слышны, по-прежнему величественно и прекрасно, говоря нам о бессмертии души, об истине и Боге.
 
 
 

Творчество  Николая Михайловича Карамзина (1766-1826)
 В 1791 году после выхода в свет революционной книги А. Н. Радищева, начало печататься описание путешествия другого автора, которое сыграло роль очень важную, но совсем иную в развитии русской литературы. Это были “Письма русского путешественника” молодого писателя Николая Михайловича Карамзина.  
    Карамзин, хотя и был значительно моложе Радищева, принадлежал к той же эпохе русской жизни и литературы. Обоих глубоко волновали одни и те же события современности. Оба были писателями-новаторами. Оба стремились свести литературу с отвлеченно-мифологических высот классицизма, изобразить реальную русскую жизнь. Однако по своему мировоззрению они резко отличались друг от друга, непохожа, а во многом и противоположна была оценка действительности, поэтому столь различно и все их творчество.  
    Сын небогатого сибирского помещика, воспитанник иностранных пансионов, недолгое время офицер столичного полка, Карамзин нашел свое истинное призвание, лишь выйдя в отставку и сблизившись с основателем “Типографической компании” Н. И. Новиковым и его кружком. Под руководством Новикова участвует в создании первого в нашей стране детского журнала “Детское чтение для сердца и разума”.  
    В 1789 году Карамзин путешествует по странам Западной Европы. Поездка и послужила ему материалом для “Писем русского путешественника”. В русской литературе еще не было книги, которая так живо и содержательно рассказывала о быте и нравах европейских народов, о западной культуре. Карамзин описывает свои знакомства и встречи с выдающимися деятелями европейской науки и литературы; восторженно рассказывает, о посещении сокровищ мирового искусства.  
    Своего рода откровениями для русских читателей были встречающиеся в “Письмах русского путешественника” настроения “чувствительного путешественника”. Особую чуткость сердца, “чувствительность” (сентиментальность) Карамзин считал основным качеством, необходимым для писателя. В заключительных словах “Писем...” он как бы намечал программу своей последующей литературной деятельности.  
    Чувствительность Карамзина, напуганного французской революцией, которую он ощущал как предвестие “всемирного мятежа”, в конечном счете уводила его от русской действительности в мир воображения.  
    Вернувшись на Родину, Карамзин приступил к изучению “Московского журнала”. Помимо “Писем русского путешественника” в нем были опубликованы его повести из русской жизни — “Бедная Ли за” (1792), “Наталья, боярская дочь” и очерк “Флор Силин”. В этих произведениях с наибольшей силой выразились основные черты сентиментального Карамзина и его школы.  
    Очень важное значение имело творчество Карамзина для развития литературного языка, разговорного языка, книжной речи. Он стремился создать один язык для книг и для общества. Он освободил литературный язык от славянизмов, создал и ввел в употребление большое число новых слов, таких, как “будущность”, “промышленность”, “общественность”, “влюбленность”.  
    В начале XIX века, когда за языковую реформу Карамзина боролась литературная молодежь — Жуковский, Батюшков, Пушкин-лицеист, сам он все больше отходил от художественной литературы.  
    В 1803 году, по его собственным словам, Карамзин “постригается в историки”. Последние двадцать с лишним лет своей жизни он посвятил грандиозному труду — созданию “Истории Государства Российского”. Смерть застала его за работой над двенадцатым томом “Истории...”, рассказывающим об эпохе “смутного времени”.

Карамзин имел огромное влияние на русскую литературу, он преобразовал русский язык, совлекши его с ходуль латинской конструкции  и тяжелой славянщины и приблизив к живой, естественной, разговорной русской речи...  
При нем и вследствие его влияния тяжелый педантизм и школярство сменялись сентиментальностью и светскою легкостью, в которых много было странного, но которые были важным шагом вперед для литературы общества. В. Г. Белинский  
В конце XVIII века русские дворяне пережили два крупнейших исторических события — крестьянское восстание под предводительством Пугачева и Французскую буржуазную революцию. Политический гнет сверху и физическое уничтожение снизу — таковы были реальности, ставшие перед русскими дворянами. В этих условиях прежние ценности просвещенного дворянства претерпели глубокие перемены.  
В недрах русского просветительства рождается новая философия. Рационалисты, полагавшие разум главным двигателем прогресса, пытались изменить мир через внедрение просвещенных понятий, но при этом забыли про конкретного человека, его живые чувства. Возникла мысль, что просвещать надо душу, сделать ее сердечной, отзывчивой на чужую боль, чужие страдания и чужие заботы.  
Карамзин и его сторонники утверждали, что путь к счастью людей и всеобщему благу — в воспитании чувств. Любовь и нежность, как бы переливаясь из человека в человека, превращаются в добро и милосердие. “Слезы, проливаемые читателями, — писал Карамзин, — текут всегда от любви к добру и питают его”.  
На этой почве зарождается литература сентиментализма, для которой главное — внутренний мир человека с его нехитрыми и простыми радостями, близким дружеским обществом или природой. При этом устанавливается теснейшая связь между чувствительностью и моралью. Конфликты между простыми людьми, “чувствительными” героями и господствующей в обществе моралью достаточно остры. Они могут заканчиваться гибелью или несчастьем героя.  
В прозе типичными формами сентиментализма стали повесть и путешествие. Оба жанра связаны с именем Карамзина. Образцом жанра повести для русского читателя стала “Бедная Лиза”, а путешествия — его “Письма русского путешественника”.  
Популярность “Бедной Лизы” не ослабевала в течение нескольких десятилетий. Она и сейчас читается с живым интересом. Повесть написана от первого лица, за которым подразумевается сам автор. Перед нами рассказ-воспоминание. Герой-автор сначала подробно сообщает о себе, о любимых местах в Москве, которые влекут его и которые он охотно посещает. Это настроение включает и романтичность (“великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце; когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных златых куполах, на бесчисленных крестах, к небу возносящихся!”), и па-сторальность (“Внизу расстилаются тучные, густо зеленые, цветущие луга”), и мрачные предчувствия, навеянные монастырским кладбищем и рождающие мысли о смертной доле человека.  
Печальная история Лизы рассказана устами автора-героя. Вспоминая о семьеЛизы, о патриархальном быте, Карамзин вводит знаменитую формулу “и крестьянки любить умеют!”, которая по-новому освещает проблему социального неравенства.

Творчество  Александра Николаевича Радищева (1749-1802) 

Радищев пять лет  прожил в Лейпциге, будучи студентом  университета, и уже тогда произошло первое его столкновение с олицетворением самовластья (в лице наставника студентов). Отсюда будущий защитник прав крестьян вынес для себя две основные истины: "Глад, жажда, скорбь, темница, узы и самая смерть мало его [человека] трогают. Не доводи его токмо до крайности", "Ничто, сказывают, толико не сопрягает людей, как несчастие".
Ранние произведения Радищева – это одни из первых сентиментальных  произведений в русской литературе. Но чем дальше, тем все большую  социальную окрашенность приобретает его творчество. Автор нередко высказывал свое негативное отношение к самодержавию и объяснял, за что народ может судить своего государя как преступника ("Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего"). Далее следовало показать, как же это должно произойти, и автор создал оду "Вольность", воспевающую народную революцию. Поводом к ней послужил успех в борьбе американского народа за независимость и пугачевское восстание в России. Однако Радищев объективно оценивал российскую действительность, понимая, что в стране еще не время для революции:
Но не приспе еще година,  
Не совершилися судьбы;  
Вдали, вдали еще кончина,  
Когда иссякнут все беды!

Он уделял также  большое внимание проблеме воспитания нового человека, гражданина и патриота, борца с угнетателями. Эти идеи им высказываются в "Житии Ф.В. Ушакова". Для появления такого человека необходимо воздействие обстоятельств и высоконравственные наставники.
Вот из таких  идей возникло "Путешествие из Петербурга в Москву" – произведение о  современной автору России, положении ее народа и его будущем. В нем Радищев убедительно доказывает, что освобождение народа может произойти только революционным путем, и это неизбежно должно случиться.
Чем же так запомнилось "Путешествие из Петербурга в  Москву"?
В нем впервые  был осуществлен анализ и оценка важнейших государственных институтов с политической, экономической, юридической  и моральной сторон. Разоблачению антинародной сущности самодержавия и  крепостного права посвящено  большинство глав "Путешествия из Петербурга в Москву", чего автор добивается с помощью противопоставления крестьян и помещиков, а также выявлением настоящего лица государя, то есть опять же антитезой – идиллической картины с истинным положением вещей. Он считал, что изменения должны начинаться с "низов", именно за народом – инициатива перемен. Но при всем этом Радищев отрицает пользу стихийного бунта, считая, что он приносит "паче веселие мщение, нежели пользу сотрясения уз".
Радищев впервые  столь откровенно ратовал за народную революцию, так ярко рисовал картину самодержавно-крепостнического гнета в России; при этом автор не ограничивался пустыми высказываниями, он рассуждал и о средствах ликвидации этого гнета. Главным героем "Путешествия из Петербурга в Москву" он сделал русский народ, крепостного крестьянина, в первую очередь. И он не забит и дик, а талантлив и обладает высокой нравственностью. Радищев затронул и вопрос женской красоты (отдав предпочтение "сельским Нимфам" перед светскими красавицами), и музыкальность народа (с каким вниманием слушают слепого старика, поющего народную песню!). Он глубже всех писателей XVIII в. постиг качества национального характера.
Что же выделяет это произведение из ряда других?
Радищев подготовил утверждение реализма в русской  литературе, благодаря сатирическому изображению действительности.
Вообще же, в  литературе последней трети XVIII в. развивались  одновременно романтические и реалистические тенденции, что можно наглядно увидеть  на примере творчества Радищева.
Кроме того, Радищев  больше других писателей подготовил утверждение реализма в русской литературе, но его творчество можно назвать просветительским реализмом; исследователи, утверждающие, что в русской литературе XVIII в. присутствовал просветительский реализм, считали его наивысшим проявлением творчество Радищева. Но оно обладало и рядом особенностей – психологизм, лиризм, связь с фольклором. То есть литературное творчество Радищева выходило за четкие рамки какого-либо направления, было самобытно.
Несмотря на то, что литературный дар Александра Николаевича Радищева не признавали ни Пушкин, ни Достоевский, он несомненно — легендарная фигура, особенно для русской революционной интеллигенции XIX века. В его взглядах на русское общество видели радикальный гуманизм и глубину раскрытия социальных проблем. Имя Радищева для многих поколений русских читателей окружено ореолом мученичества. Это связано с историей создания книги "Путешествие из Петербурга в Москву", над которой писатель работал около десяти лет.
Направленная  против царизма и помещичье-крепостнического строя, книга эта вызвала гневную реакцию царствующей тогда Екатерины II. Прочитав "Путешествие", императрица пришла в негодование и написала в примечаниях "Надежды полагает на бунт мужиков... Царям грозится плахою... Он бунтовщик хуже Пугачева" Радищева вскоре после выхода книги арестовали и заключили в Петропавловскую крепость, а потом сослали в Сибирь, в Илимский острог.
После революции 1917 года литературоведы-марксисты увидели  в Радищеве зачинателя социализма в  России, но в этих суждениях они шли по стопам В. И. Ленина, который поставил Радищева "первым в ряду русских революционеров, вызывающим у русского народа чувство национальной гордости"
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.