На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Аксиология

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 24.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
                               Введение
     
   Аксиоло?гия (от др.-греч. ???? — ценность) — теория ценностей, раздел философии.
        Аксиология изучает вопросы, связанные с природой ценностей, их месте в реальности и о структуре ценностного мира, т.е. о связи различных ценностей между собой, с социальными и культурными факторами и структурой личности.
Впервые вопрос о ценностях  был поставлен Сократом, сделавшим его центральным пунктом своей философии и сформулированный им в виде вопроса о том, что есть благо. Благо есть реализованная ценность — полезность. Т.е ценность и польза две стороны одной и той же медали.
        В античной и средневековой философии вопрос о ценностях был непосредственно включён в структуру вопроса о бытии: полнота бытия понималась как абсолютная ценность для человека, выражавшая одновременно этические и эстетические идеалы. В концепции Платона Единое или Благо было тождественно Бытию, Добру и Красоте. Такой же онтологической и холистической трактовки относительно природы ценностей придерживается и вся платоническая ветвь философии, вплоть до Гегеля и Кроче.
        Соответственно, аксиология как особый раздел философского знания возникает тогда, когда понятие бытия расщепляется на два элемента: реальность и ценность как возможность практической реализации. Задача аксиологии в таком случае — показать возможности практического разума в общей структуре бытия
        Филосо?фия пра?ва ( или правова?я филосо?фия ) — раздел философии и юриспруденции, который занимается исследованием смысла права, его сущности и понятия, его оснований и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества.
         Разделы философии права : правовая онтология, правовая гносеология, правовая аксиология, правовая антропология, правовая логика, правовая герменевтика.

 

         Правовая онтология - это учение о бытии права, его природе, сущности, принципах, основных гранях права (догме права, правовом содержании, правовых идеях), разграничении права и закона.

        Правовая гносеология-в рамках правовой гносеологии постигаются теория и методология познания правовой реальности, связанные с разграничением права на естественное и позитивное, формированием юридического и легистского правопонимания. Здесь складываются основания методологии современной юриспруденции, формируются подходы, методы, концепции, определяющие направления исследования правовой реальности.

        Правовая аксиология - это учение о ценностях, которые обеспечиваются правом (ценности права) и о ценностях самого права (правовые ценности).

       Правовая антропология-учение о месте человека в праве и права в человеке, его отношении к правовым явлениям, способности создавать право и воспринимать его содержание. Как природное существо человек находится в постоянном конфликте с искусственно созданными мирами, культурой вообще, правовой культурой в частности.

      Правовая логика-учение о системе правовых понятий и правовом мышлении. При этом правовое мышление выступает как специфическая интеллектуальная деятельность, направленная на решение задач, связанных с использованием правовых средств и правовых аргументов. Без правовой логики невозможно существование юридической терминологии.

     Правовая герменевтика-теория постижения и истолкования смыслов, содержащихся в разнообразных правовых текстах (законах, инструкциях, решениях, приговорах и т.д.). Правовая герменевтика ориентирована на интерпретатора, поэтому толкование здесь выступает как искусство профессионала. Чем выше уровень профессионализма, тем ближе толкование к пониманию правовой реальности.

        Правовая аксиология


      Предметная область и основная тематика правовой аксиологии - это проблемы понимания и трактовки права как ценности (как цели, долженствования, императивного требования и т.д.) и соответствующие ценностные суждения (и оценки) о правовом значении (т.е. ценностном смысле - с точки зрения права) фактически данного закона (позитивного права) и государства.
     Основные типы правопонимания: в основе разных ценностных подходов к праву (и соответствующих оценок права в качестве определенной социокультурной ценности) лежат различные трактовки сущности права как особого социального регулятора, его значения в общественной жизни, словом, – разные концепции правопонимания.
Определяющая роль той  или иной концепции правопонимания в процессе ценностной характеристики права обусловлена научно-познавательным значением понятия права (и соответствующего понятия государства) для любой последовательной теории права и государства, в рамках которой юридическая аксиология (учение о ценностных свойствах права) должно быть внутренне согласовано с юридической онтологией (учением о природе и сущности права) и юридической гносеологией (учением о способах познания права).
В типологически обобщенном виде можно выделить три основные концепции правопонимания (и соответствующие аксиологические концепции права): 1) легистскую (позитивистскую) концепцию, 2) естественноправовую концепцию и 3) либертарно-юридическую концепцию.
 
1. Легистская аксиология -в рамках легизма, отождествляющего право и закон, отрицающего объективную сущность права и вместе с тем критерий отличия права от произвола, в принципе невозможно предметно говорить о собственно правовой оценке и правовой ценности закона.
    В силу отрицания объективных, независимых от законодателя и закона, свойств и характеристик права легизм в аксиологическом плане отвергает по существу собственно правовые ценности и признает лишь ценность закона (позитивного права). Причем признаваемая легистами (позитивистами и неопозитивистами) "ценность" закона (позитивного права) на самом деле лишена собственно правового ценностного смысла. Легистская "ценность" закона (позитивного права) - это его официальная общеобязательность, властная императивность, а не его общезначимость по какому-либо объективному (не властно-приказному) правовому основанию.
2. Естественноправовая аксиология - согласно естественноправовой аксиологии, естественное право воплощает в себе объективные свойства и ценности "настоящего" права и поэтому выступает в виде должного образца, цели и критерия для ценностной оценки (в принципе - негативной) позитивного права и соответствующей правоустанавливающей власти (законодателя, государства в целом). При этом естественное право понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное и т.д.) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью.
      В понятие естественного права, таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами права (принципом равенства людей, их свободы и т.д.), включаются и различные моральные (религиозные, нравственные) характеристики. В результате такого смешения права и морали (религии и т.д.) естественное право предстает как симбиоз различных социальных норм, как некий нравственно-правовой (или морально-правовой, религиозно-правовой) комплекс, с позиций которого выносится то или иное (как правило, отрицательное) ценностное суждение о позитивном праве и позитивном законодателе (государственной власти).
При таком подходе позитивное право и государство оцениваются (в ценностном плане) не столько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), сколько по существу с этических позиций, с точки зрения представлений автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной и т.д.) природе и нравственном содержании настоящего права. Совокупность подобных нравственно-правовых свойств и содержательных характеристик естественного права в обобщенном виде трактуется при этом как выражение всеобщей и абсолютной справедливости естественного права, которой должны соответствовать позитивное право и деятельность государства в целом.
Справедливость при этом трактуется не в формально-юридическом смысле, а как нравственное или смешанное нравственно-правовое явление и понятие с особым для каждой естественноправовой концепции и, следовательно, ограниченным и конкретным нравственным (или смешанным нравственно-правовым) содержанием. Поэтому различные естественноправовые концепции справедливости - вопреки их претензиям на нравственную (или смешанную нравственно-правовую) всеобщность и абсолютную ценность - на самом деле имеют относительную ценность и выражают релятивистские представления о нравственности вообще и нравственных ценностях права в частности.
     Отмеченные недостатки присущи не только концепциям традиционного юснатурализма, но и различным собственно философским учениям прошлого и современности, которые в своем правопонимании так или иначе исходят из идей и конструкций естественного права. В этой связи можно назвать учения Канта, Гегеля и их последователей, В. С. Соловьева, Р. Марчича и других представителей морально-нравственного учения о праве, его трактовки как "нравственного минимума" , части морального порядка или нравственного целого, выражения нравственной (моральной, религиозной) справедливости и т.д.
      Вместе с тем к несомненным заслугам представителей естественноправового подхода следует отнести постановку и разработку проблем ценности права, идей свободы и равенства всех людей, естественноправовой справедливости, прирожденных и неотчуждаемых прав человека, правового ограничения власти, правового государства и т.д.
3. Либертарно-юридическая аксиология - ценность права, согласно либертарно-юридической аксиологии, состоит в том, что право является всеобщей, необходимой и общеобязательной формой выражения таких фундаментальных человеческих ценностей, как равенство, свобода и справедливость.
      При этом право как форму, правовую форму фактических отношений (а вместе с тем и формальные компоненты этой правовой формы - равенство, свободу, справедливость) нельзя смешивать с самими фактическими отношениями, с фактическим содержанием общественных отношений, опосредуемых и регулируемых правовой формой. Так что равенство, свобода и справедливость , согласно нашей трактовке, - это правовые формальности, а не фактичности, это формально-содержательные (а не материально-содержательные, не эмпирические) компоненты, свойства и характеристики права и правовой формы.
     В аксиологическом плане такая юридико-формализованная концепция права позволяет обоснованно утверждать, что речь идет именно (и только) о правовых ценностях, а не о моральных, нравственных, религиозных и иных неправовых ценностях. Причем правовые ценности - в силу абстрактной всеобщности права и правовой формы - носят по определению всеобщий и общезначимый (и в этом смысле абсолютный, а не относительный) характер. Право тем самым в своем аксиологическом измерении выступает не просто как неформализованный (формально-фактический) носитель моральных (или смешанных морально-правовых) ценностей, что характерно для естественноправового подхода, а как строго определенная форма именно правовых ценностей, как специфическая форма правового долженствования, отличная от всех других (моральных, религиозных и т.д.) форм долженствования и ценностных форм.
     Такое понимание ценностного смысла правовой формы долженствования принципиально отличается не только от естественноправового, но и от позитивистского подхода к данной проблеме .
     В противоположность позитивистскому обесценению права как приказа власти с любым произвольным содержанием в либертарной концепции права правовая форма как форма равенства, свободы и справедливости качественно определенна и содержательна, но содержательна и определенна в строго формально-правовом смысле, а не в смысле того или иного фактического содержания, как это характерно для естественноправового подхода. Поэтому такая качественно определенная в формально-правовом плане форма права представляет собой форму долженствования не только в смысле общеобязательности, властной императивности и т.д., но и в смысле объективной ценностной общезначимости, в смысле ценностно-правового долженствования.
    Данная концепция правовой (формально-правовой) трактовки основных ценностей человеческого бытия (равенства, свободы, справедливости) в качестве моментов правовой формы долженствования четко очерчивает и фиксирует ценностный статус права (круг, состав, потенциал права как ценности, специфику права как ценностно-должного в общей системе ценностей и форм долженствования и т.д.). С этих позиций правовых ценностей может и должно определяться ценностное значение всех феноменов в корреспондирующей и релевантной праву (праву как должному, как цели, как основанию требований, источнику правовых смыслов и значений) сфере сущего.
   Эту сферу сущего, ценностного определяемого с позиций правового долженствования , составляют - в рамках юридической аксиологии (с учетом специфики ее предмета, профиля и задач) - закон (позитивное право) и государство во всех их фактических проявлениях и измерениях, во всем их реальном существовании, а также юридически значимое поведение всех субъектов права.
     В юридической аксиологии речь, следовательно, идет об оценке (ценностном суждении и оценке) с позиций права правового смысла и значения наличного закона (позитивного права), государства, поведения субъектов права, об их правовом качестве, об их соответствии (или несоответствии) целям, требованиям, императивам права как ценностно должного. Право при этом выступает как цель для закона (позитивного права), государства, поведения людей. Это означает, что закон (позитивное право), государство, юридически значимое поведение людей должны быть ориентированы на воплощение и осуществление требований права, поскольку именно в этом состоят их цель, смысл, значение. Закон (позитивное право), государство, поведение субъектов права ценны лишь как правовые явления.
    Цель права как должного в отношении закона (позитивного права), государства, поведения субъектов права можно сформулировать в виде следующего ценностно-правового императива: закон (позитивное право), государство, поведение субъектов права должны быть правовыми.
    В этой аксиологической плоскости соотношение должного и сущего выражает идею необходимости постоянного совершенствования практически сложившихся и реально действующих форм позитивного права, государства и поведения людей, которые как явления исторически развивающейся действительности разделяют ее достижения и недостатки и всегда далеки от идеального состояния. К тому же в процессе исторического развития обновляется, обогащается и конкретизируется сам смысл правового долженствования, весь комплекс правовых целей - ценностей - требований, которым должны соответствовать наличные законы, государство, поведение субъектов права.
     Право — величайшее изобретение человечества, не менее значимое для его развития, чем колесо или компьютер. И, стало быть, является одной из высших человеческих ценностей. Правовая аксиология позволяет разобраться в ценностных установках и ценностных ориентациях в правовой реальности, исследовать такие ценности, как право, закон, свобода, ответственность, равенство, общее и индивидуальное благо, правовое государство, справедливость.
                                  3. Право как ценность и элемент общего блага.
       Ценности выступают в единстве двух сторон: как определенная человеческая деятельность творческого характера и как предмет общественных и личных потребностей и интересов. Человек живет в мире смыслов, назначений вещей и явлений, оценок и в итоге — ценностей. Одним словом, ценность выражает отношение человека к вещи, явлению, процессу. А поэтому ценность и оценка неразрывны. При этом оценка не просто важный момент познания и измерения ценности, а определяющее условие практических действий, принятия решений, выбора между различными альтернативами. Не анализировать, например, сегодня такие ценности, как армия, рост населения, здравоохранение, образование, благосостояние населения и его социальная защищенность, — значит быть не просто пассивными «наблюдателями», но и людьми, равнодушными к судьбе отечества.
         К величайшим духовным ценностям человечества относятся сущностные характеристики права: свобода, равенство и справедливость, что позволяет выделить философско-правовую аксиологию в самостоятельный раздел.
      В самом общем виде во все времена под благом понималось нечто такое, что имело для человека положительное значение, позитивный смысл. Однако в исследовании конкретных форм существования блага уже в эпоху Античности наметились разные подходы. Демокрит под благом понимал счастье как «жизнь по правде», как подчинение не установленным кем-то законам, а требованиям природы, как согласование своих поступков с требованиями самой жизни. Будучи благом высшего порядка, счастье проявляется в нескольких формах: эвтюмии (спокойное и ровное настроение, хорошее расположение духа), евесто (внутренняя устойчивость человека, его невозмутимость), гармонии (симметрия во всем, соблюдение меры), атараксии (безмятежность) и этамбии (неустрашимость). Реализация этих форм счастья обеспечивает человеку свободу, а государству — справедливость.
     Таким образом, Демокрит рассматривал благо в неразрывном единстве со счастьем, свободой и справедливостью. Сократ, как известно, высшим качеством человека считал мудрость как единство знания и умения различать добро и зло, а также практически реализовывать добродетели, прежде всего — законопослушание. Причем законопослушание, по Сократу, должно быть абсолютным. Отождествляя закон и справедливость, он считал любые законы справедливыми. Отвечая на вопрос своего учителя, Платон дал первое известное философское определение блага: «Благо — то, что существует ради него самого».
      Однако подчеркнутая не утилитарность блага вовсе не означает, что его конкретные проявления (их Платон называет множество: красота, соразмерность, истина, и др.) не приносят пользу человеку и обществу. Истинное благо (среди них и закон) Платон сравнивает с Солнцем — оно делает мир «умопостигаемым» и видимым. Ученик Платона Аристотель ввел в научный обиход понятие «высшее благо», понимая под ним «правильное государство». Как известно, в ряду правильных государств Аристотель отдавал предпочтение «политии» как власти средних, заботящихся об общих интересах. В правильном государстве, считал Аристотель, отдельный человек имеет возможность реализовать свою политическую сущность, т.е. быть полноправным гражданином полиса.
       В таком  государстве установлены справедливые законы, поэтому человек чувствует себя комфортно и обретает индивидуальное благо. А на его основе возникает и формируется благо всех как естественное и справедливое сосуществование людей и сообществ. Высшее благо у Сенеки — это осознание своей жизни, приведение ее в соответствие с природой вещей, это свобода человека от пороков и страстей, от рабской зависимости, в которой его держат вещи и наслаждения. «Нет рабства более позорного, чем рабство добровольное», — утверждал великий мыслитель. Избавление, свобода от рабства в самом широком его смысле и есть высшее благо. В XVII—XVIII вв. развитие философии идет по пути рационализма.
    Так, например, Р. Декарт отождествлял высшее благо с процессом познания истины, выявлением первопричин, Б. Спиноза — со свободой, которая немыслима без разума. Свобода в его понимании — это подчинение страстей разуму, это действие на основе познания необходимости. Родоначальник классической немецкой философии И. Кант рассматривал благо как единство разума, долга и свободы. И благо — общественное и личное — человек и человечество обретают в единстве, синтезе долга, свободы и разума.
      Собственно говоря, И. Кантом заканчивается традиция поиска и обоснования блага. Оно становится предметом специальной философской дисциплины — аксиологии, заменившей этот термин синонимичной категорией «ценность». Понятием «ценность» широко пользуется Г. Гегель в работе «Философия права», подразумевая под ним, с одной стороны, количественную определенность вещи, выраженную через ее качество, а с другой — значимость этой вещи для человека. К. Маркс в «Капитале» ценность вещи связывал с потребительной стоимостью товара, но использовал этот термин и для характеристики других явлений, в том числе государства, права, науки, философии. Ф. Ницше расчленил бытие на объективную реальность и мир ценностей, значений и смыслов человеческого сознания.
      Ценность для Ницше — это всегда смысл, который человек «вкладывает» в вещь или «извлекает» из нее. Благо связано также с правом, свободой, равенством и справедливостью.
     Поэтому рассмотрение общего блага в юридическом аспекте предполагает анализ его философско-правовой сущности, условий существования и функций.
     Общее благо в юридическом контексте можно понимать как феномен, возникающий в результате функционирования права в качестве социального института. По своей сути оно обозначает качественные характеристики вещи или явления как общечеловеческой ценности. Для философско-правового осмысления общего блага, предстающего, по словам Гегеля, в виде «права как добра для всех», необходимо выделить его сущностные свойства. Во-первых, это ценность, т.е. свойство предмета, процесса или явления быть значимым для людей в культурном, общественном или личностном отношениях. Во-вторых, общее благо — не просто ценность, а общечеловеческая ценность.
     Это означает, что его требования распространяются и признаются всеми людьми, независимо от пола, возраста, партийной, этнической или религиозной принадлежности. В-третьих, «общее благо» есть высшая ценность. В силу этого оно обладает всеми характеристиками, которые присущи высшим ценностям, и прежде всего неутилитарностью, т.е. ценность общего блага определяется не практическим применением для чего-то иного, а, напротив, все иное приобретает значимость лишь в контексте общего блага. Прежде всего речь идет о свободе. В философско-правовом контексте эта субценность представляет собой конкретизацию энгельсовского понимания свободы как действия на основе познанной необходимости, как сведения к минимуму зависимости человека от внешних факторов. Далее, философско-правовой аспект «общего блага» включает такую субценность, как равенство. Оно предполагает соразмерность, эквивалентность свободы, которой располагают разные люди.
      Наконец, философско-правовой аспект общего блага неразрывно связан со справедливостью как субценностью — общезначимым соответствием должного и сущего, наличием и обеспечением неотъемлемых прав человека как разумного и правового существа. В истории философско-правовой мысли представления о справедливом менялись, сообразуясь с уровнем цивилизованности, от безусловного следования традиции рода до попыток уравнять потребности и интересы индивидов и обеспечить всех равными материальными и духовными благами по карточной системе. Ценностные различия общего блага и права заключаются в том, что благо выступает как ценность-цель, а право — как ценность-средство, используемое для достижения других, более значимых ценностей. В свою очередь, элементы права — равенство, свобода и справедливость — служат ценностями-средствами, обеспечивающими существование самого права.
 
                        4. Право как свобода и ответственность
      Свобода — многогранное и многоаспектное явление, чрезвычайно важное для человечества.
Ради свободы люди шли на эшафот, под флагом свободы совершались революции, велись кровопролитные войны На обыденном уровне свобода чаще всего понимается как ничем не ограниченное волеизъявление — «что хочу, то и делаю». Но уже в Средние века такую трактовку подверг критике Фома Аквинский. Великий богослов противопоставил пониманию свободы как неподчиненности воздействию извне и неограниченности в действиях согласованность действий с необходимостью. Долгое время в отечественной литературе свобода связывалась только с действием объективной необходимости и ее познанием. Широко известно «классическое» определение свободы Б.
       Спинозы,  позже развитое Г. Гегелем и Ф. Энгельсом: «свобода есть познанная необходимость». В этом определении указаны условия появления свободы — познание необходимости и действие в соответствии с нею, познание закономерностей существования жизненного мира для согласования своих действий с объективными законами природы и общества. Причинная необходимость не только не противоречит свободе, не только не уничтожает ее, но, напротив, является необходимым условием ее реализации. Человек только тогда способен осуществлять свои цели при помощи выбранных им средств, когда законы причинности, т.е. необходимости, остаются неизменными. Свобода — это сознательно-целесообразное действие, исключающее неопределенность и произвол.
        Можно сказать, что сфера свободы социального субъекта — это пространство его социально-целесообразного действия, это и поставленная им цель, и выбор средств для ее достижения. Следовательно, свобода подразумевает свободное действие. Если подходить к свободе как к внутренней жизненной потребности человека, а не как к некоему дару Бога, то тогда она есть выражение самоопределения человека в общении с другими людьми, в его отношениях с обществом. Такой точки зрения придерживался Ж.П. Сартр. В работе «Экзистенциализм — это гуманизм» он справедливо отмечал, что «человек не замкнут в себе, а всегда присутствует в человеческом мире». С позиции гуманизма рассматривал свободу и Н.А. Бердяев.
    В работе «О рабстве и свободе человека» он показал, что разным формам рабства противостоит и их альтернатива — разные формы свободы. Человек может находиться в рабстве у Бога, природы, общества, цивилизации, у своего индивидуализма, у денег, эроса, войны, государства, революции, коллектива, у страха смерти и т.п. Как видим, философ дает широкое толкование рабства (несвободы) человека, возникающего не только в принудительной форме, но и в форме добровольной (последнюю Бердяев называет «прельщением», т.е. добровольным отказом от свободы на основе обмана, иллюзий, гипноза). Из всех форм несвободы, отмечал философ, самой распространенной является рабство человека в обществе, где он «живет как бы в социальном гипнозе». Что значит свобода как претворенная действительность?
     Всякая действительность — это реализованная возможность. Она есть жизнь, действие, в которых принимает участие человек как личность. Личность не может мириться с отчуждением себя от мира, общения, собственности, свободы. Другими словами, человеку необходимо реальное право на достойную во всех отношениях жизнь. Н.А. Бердяев особо отмечал, что человек начинается со свободы, следовательно, важны права, ее обеспечивающие, ибо в тоталитарном обществе человек лишен самого естественного для человеческого бытия — свободы.
     Каковы признаки утраты свободы? Это — отчужденность субъекта от объекта, элиминация неповторимо-индивидуального у личности, усреднение, стандартизация мнений и мыслей, уничтожение оригинальности человека. Понятно, что быть абсолютно свободным невозможно. Но через установленные людьми социальные нормы человек расширяет границы своей свободы. И среди множества социальных норм ведущее место в обретении человеком свободы занимают правовые нормы. Однако у человека нет свободы выбора, когда он оказывается в пространстве действия юридического закона.
      Таким образом, свобода и право неразрывно связаны: выбор человека в самые ответственные моменты — это всегда правовой процесс.
      Право защищает свободу выбора, связанную с благом каждого человека, и ограничивает произвол, направленный на ущемление свободы других. Свобода невозможна, если ее не гарантирует государство. Мера свободы проявляется лишь в действующем праве, определяющем положение и роль личности в обществе. В этом смысле меру свободы человека как данной конкретной определенности представляет юридический закон. Юристы вполне справедливо считают, что позитивное право с его нормативностью служит той мерой свободы социального субъекта, которая проявляется в его правовом пространстве и времени.
     Именно позитивное право придает свободе необходимое ей и сущностное для нее качество — согласованность действий всех членов общества. Эту черту свободы человека подметил еще И. Кант, провозгласивший, что свобода каждого должна быть совместима со свободой всех остальных. Таким образом, мера свободы всегда конкретно-исторична и обусловлена действующими законами. Свобода человека выступает как свобода воли, свобода деятельности, свобода сознания, свобода выбора целей, средств и способов ее достижения. Но свобода не абсолютна, она — не вседозволенность и не произвол.
     Свобода личности  детерминируется обществом, его развитостью, законодательством, культурой. В этом смысле ленинский тезис «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя»1 остается справедливым. Цивилизация не может развиваться без свободы, и в обществах, где индивид несвободен, берет верх посредственность и наступает общее угасание человеческих способностей.
                                 5. Свобода и ответственность
    Свобода всегда признает за субъектом определенные права по отношению к обществу, но в то же время требует от него ответственности (выполнения обязанностей) перед обществом, следования социальным нормам, юридическим законам. Ответственность — органичное свойство свободы. Произвол именно потому и не является свободой, что он не предполагает ответственности.
     В нормативных  документах предусматривались: гражданская ответственность — возложение вины за неправомерное поведение (неисполнение обязательств, причинение вреда имуществу); уголовная ответственность — возложение вины за преступления; материальная — как обязанность возмещать нанесенный государству материальный ущерб и др. В юридической литературе уделяется большое внимание проблеме ответственности как обязанности человека давать отчет в своих действиях или способности его добросовестно и осознанно исполнять свои обязанности, а в случае их неисполнения — нести наказание. В правовой науке нет общепринятого мнения о сущности юридической ответственности.
Рассмотрение ответственности  вне свободы обедняет понимание  этого феномена. Дело в том, что ответственность неразрывна со свободой человека как творческого субъекта. Человек, личность, государство и другие социальные субъекты осуществляют свою деятельность не инстинктивно, а сознательно. Это означает, что разум, в том числе оформленный юридически, не позволяет социальному субъекту делать все, что угодно. Как уже отмечалось, свобода — это возможность жить по-своему в пределах, допускаемых нормами общества.
      А жить по-своему означает: выбирать между добром и злом, справедливостью и несправедливостью, нравственным и безнравственным, быть творцом, реализовать себя как личность
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.