На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Советско-финская война (19391940гг)

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 25.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание:
 
 Введение
1. ИСТОРИЯ РУССКО-ФИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ
2. ПРИЧИНЫ НАЧАЛА ВОЙНЫ
3. ХОД И ОКОНЧАНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
ПРИЛОЖЕНИЕ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 «Любой  враг России должен всегда  быть другом Финляндии».
Пер Эвинд Свинхувуд (финский политический деятель, президент Финляндии в 1931-1937 гг.)
                                                                            Среди большой войны жестокой,
                                                            С чего — ума не приложу,
                                                                      Мне жалко той судьбы далекой,
                                                                    Как будто мертвый, одинокий,
                                                     Как будто это я лежу,
                                                                    Примерзший, маленький, убитый
                                                            На той войне незнаменитой,
                                                          Забытый, маленький, лежу.
А. Т. Твардовский
 
 
 
Введение
 
В  отечественной  историографии  советско-финская  война  1939–1940  годов, или, как её называют на Западе, Зимняя  война,  долгие  годы  была  фактически предана  забвению.  Этому  способствовали и  не  слишком  удачные  её  результаты,  и  своеобразная  «политкорректность».  Официозная советская  пропаганда боялась обидеть кого-либо из «друзей», а Финляндия после Великой Отечественной войны считалась союзницей СССР.
За последние 20 лет положение коренным образом изменилось. Вопреки известным  словам  А.Т. Твардовского  о  «незнаменитой войне» сегодня эта война очень даже «знаменита». Одна за другой выходят посвящённые  ей  книги,  множество статей в различных журналах и сборниках. 
Прежде чем приступить к разбору событий Зимней войны, следует вспомнить, хотя бы вкратце, историю русско-финских отношений.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. ИСТОРИЯ РУССКО-ФИНСКИХ  ОТНОШЕНИЙ
 
Как известно, никогда не имевшие собственной государственности финские племена были в XII–XIV вв. постепенно завоёваны Швецией. Находясь под властью шведов, Финляндия не имела ни административной, ни даже культурной автономии. Официальным языком был шведский. На этом языке говорили дворянство и весь образованный слой общества, на нём велось обучение, печатались книги. Финский же считался языком простолюдинов.
Согласно подписанному 5(17) сентября 1809 года Фридрихсгамскому мирному договору, завершившему последнюю Русско-шведскую войну, вся территория Финляндия отошла к России.
За 100 с небольшим лет  пребывания в составе Российской империи из бывшей шведской провинции Финляндия фактически  превратилась в автономное государство со всеми присущими ему атрибутами.  Великое  Княжество  Финляндское  получило  собственные органы власти, денежную единицу, свои армию, почту, таможню. Государственным языком оставался шведский, а с 1863 года такой же статус приобрёл и финский язык. Все посты в администрации, за исключением должности генерал-губернатора, занимали местные уроженцы , налоги тратились исключительно на нужды края. Власти империи старались не вмешиваться в финляндские дела. Как образно заметил в 1880е годы один из депутатов народной партии Швеции: «Маленький финский лев, попав на широкую грудь русского орла, так окреп и вырос, что мы, оставившие его вам в виде хилого львёнка, не узнаём нашего бывшего вассала».
Никакой  политики  русификации  не  наблюдалось.  Миграция в Великое Княжество русского населения была фактически запрещена. Более того, проживавшие в Финляндии русские находились в неравноправном положении по сравнению с коренными жителями. В довершение всего 11(23) декабря 1811 года в состав Великого Княжества была передана Выборгская губерния, включавшая в себя земли, отошедшие к России по мирным договорам 1721 и 1743 годов. В результате административная граница Финляндии вплотную придвинулась к Петербургу.
Однако местная националистическая элита захотела независимости. После начала  революции  в  России  её  мечта  исполнилась.  23  ноября (6 декабря) 1917 года сейм провозгласил Финляндию независимым государством. 18(31) декабря 1917 года независимость Финляндии была признана советским правительством.
В ночь на 15(28) января 1918 года в бывшем Великом Княжестве началась революция, вскоре переросшая в гражданскую войну. Белые призвали на помощь немецких интервентов. 3 апреля  1918  года  на  полуострове  Ханко  высадились  германские войска — так называемая «Балтийская дивизия» численностью 12  тыс.  человек  под  командованием  генерала  фон  дер  Гольца.  Ещё  один  немецкий  отряд  численностью  3  тыс.  человек высадился 7 апреля у города Ловисы. С их помощью белые финны сумели одержать победу над красными. 14 апреля германские войска заняли Хельсинки, 29 апреля пал Выборг. В начале мая война закончилась.
Опасаясь,  что  новоиспечённое  «независимое  государство» может  выйти из под их контроля, немцы категорически  потребовали,  чтобы  там  была  установлена  монархия  с германским принцем во главе.
  9 октября 1918 года сейм избрал королём Финляндии шурина кайзера Вильгельма II - принца Фридриха Карла Гессенского. Но так как спустя месяц Германия проиграла Первую мировую войну немецкий король на финском троне стал совершенно неуместен.
Не удовлетворившись отделением от России, власти новоиспечённого государства попытались урвать кусок в русской смуте. Ещё 23 февраля 1918 года главком финской армии генерал К.Г. Маннергейм заявил, что «не вложит меч в ножны, пока не будет  освобождена  от  большевиков  Восточная  Карелия».
15 марта Маннергейм утвердил  так называемый «план Валлениуса», предусматривавший захват российской территории до линии Белое море — Онежское озеро — река Свирь — Ладожское озеро. При этом Финляндии отходили также область Печенги и Кольский полуостров, а Петроград должен был получить статус «вольного города» наподобие Данцига. В тот же день финляндский главком отдал приказ экспедиционным отрядам из добровольцев  выступить  на  завоевание  Восточной  Карелии. 
15  мая 1918 года правительство  Финляндии объявило войну Советской  России. Тем не менее благодаря вмешательству Германии, заключившей с РСФСР Брестский мир, вплоть до осени 1918 года боевых действий финны фактически не вели.
Ситуация изменилась после поражения Германии в Первой мировой войне. 15 октября 1918 года финские отряды оккупировали принадлежащую РСФСР Ребольскую волость. В январе 1919 года была захвачена соседняя с Ребольской Поросозёрская волость.
В апреле 1919 года перешла  в наступление так называемая Олонецкая  добровольческая армия.  Захватив  часть Южной Карелии, включая город Олонец, её подразделения подошли к столице Карелии Петрозаводску. Однако в ходе Видлицкой операции  27  июня - 8  июля  финские отряды  были  разбиты и отброшены с советской территории. Осенью 1919 года финские войска вновь предприняли наступление на Петрозаводск, но 26–27 сентября были отброшены в ходе Лижемской операции.
Наконец, после того как 14–21 июля 1920 года Красная Армия выбила вооружённые силы финнов с территории Карелии, за исключением Ребольской и Поросозёрской волостей, финское правительство согласилось на переговоры. 14 октября того же года был заключён Юрьевский мирный договор, согласно которому Финляндии передавалась никогда не принадлежавшая ей область Печенги (Петсамо).
Тем не менее в Хельсинки вовсе не собирались отказываться от планов  создания  «Великой  Финляндии».  Воспользовавшись тем, что в протоколе к Юрьевскому договору советское правительство взяло обязательство в течение двух лет не содержать войск на территории Ребольской и Поросозёрской волостей, за исключением пограничной и таможенной стражи, финское руководство вновь попыталось решить карельский вопрос силой.
В октябре 1921 года на территории Тунгудской волости был создан подпольный «временный Карельский комитет», начавший формирование  кулацких  «лесных отрядов»  и давший  сигнал к вторжению белофинских войск. Из финнов и карелов был сформирован Ребольский батальон под командованием майора Пааво Талвелы. Вскоре батальон Талвелы захватил Реболы и Поросозеро. К концу декабря белофинские отряды, численностью 5–6 тыс. человек, продвинулись до линии Кестеньга - Суомусалми - Рутозеро - Паданы -Поросозеро.
Для отпора вторжению к  концу декабря советские власти сосредоточили в Карелии 8,5 тыс. человек, 166 пулемётов, 22 орудия. К началу января 1922 года советские войска заняли Поросозеро на южном фланге фронта, Реболы и Кимасозеро на центральном участке фронта, разбив главную группировку финнов. Северная группа 25 января овладела Кестеньгой и Кокисальмой, а в начале февраля 1922 года совместно с центральной группой взяла военно-политический административный центр «Карельского комитета» — город Ухту. К середине февраля территория Карелии была полностью освобождена. 17 февраля 1922 года боевые действия прекратились.
События  1921–1922  годов  в  Карелии  заслуживают  особого внимания в связи с постоянно возникающим в наше время вопросом: разве способна маленькая Финляндия  угрожать  огромной  России?  Выясняется,  что  финская угроза оставалась вполне реальной. Как заявил после неудавшегося  карельского  похода  командующий белофинскими  добровольцами Талвела: «Я убедился, что освободить Карелию от рюсся  (презрительное  наименование  русских.) можно не иначе, как только взяв её. Для освобождения Карелии потребуются новые кровопролития. Но не надо больше пытаться сделать это малыми силами, нужна настоящая армия». Это высказывание было не просто личным мнением одного из финских «полевых командиров», оно отражало позицию влиятельных кругов, определявших политику тогдашней Финляндии.
Разумеется, в Хельсинки  прекрасно понимали, что в одиночку им Россию не одолеть. Поэтому следовали принципу, сформулированному первым финским премьер-министром Пером Эвиндом Свинхувудом: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии». Придерживаясь этого нехитрого правила, финское руководство готово было вступить в союз с кем угодно. Например, с Японией. Когда в 1933 году советско-японские отношения резко обострились, в Финляндию зачастили японские офицеры. Некоторые из них оставались там по 2–3 месяца, проходя стажировку в финской армии.
Как отмечалось в письме заместителя наркома иностранных  дел  СССР  Б.С.Стомонякова  временному  поверенному в делах СССР в Финляндии Н.Г. Позднякову от 5 июня 1934 года: «Чрезвычайно  показательно,  что финляндская пресса  относится отрицательно как к вступлению СССР в Лигу Наций, так и к сближению СССР  с Францией.  Таково  же  отношение Польши. Эти обе страны боятся усиления мощи и международного значения СССР, ибо их руководящие круги строят свои расчёты на возможности поживиться  за  счёт  СССР  в случае  нападения на него со стороны Японии или в случае интервенции против СССР вообще».
Небывалую пропаганду против СССР в это период ведет организация, которая в русскоязычной литературе обычно именуется Карельским академическим обществом. Она была создана в 1922 году студентами -участниками похода в советскую Карелию и ставила своей целью создание «Великой Финляндии»  путём захвата советских территорий. 
27 февраля 1935 года посланник  Финляндии в СССР А.С. Ирьё Коскинен  в беседе  с наркомом  иностранных дел М.М. Литвиновым пожаловался, что объём советских закупок в Финляндии слишком мал и между нашими странами даже нет торгового соглашения, в ответ ему было справедливо замечено: «Ни  в  одной  стране  пресса  не  ведёт  так  систематически враждебной нам кампании, как в Финляндии. Ни в одной соседней стране не ведётся такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии. Эту пропаганду в Финляндии ведёт целый ряд организаций, в особенности так называемое карельское академическое общество, в состав которого входят весьма влиятельные лица и чуть ли не член правительства в лице министра внутренних дел Пухака. Белогвардейская газета “Клич” призывает даже к террористическим актам.
Я уже не говорю о том, что военные лица отдалённой Японии сделали излюбленным местом туризма Финляндию».
Но  вернёмся  в  1930е  годы.  Враждебность  финского  руководства по отношению к СССР не была секретом и для иностранных дипломатов. Так, польский посланник в Хельсинки Ф. Харват сообщал в Варшаву, что политика Финляндии характеризуется «агрессивностью против России... В позиции Финляндии к СССР доминирует вопрос о присоединении к Финляндии Карелии». Харват называл Финляндию «наиболее воинственным государством в Европе». Латвийский посланник в Финляндии в  свою  очередь  писал,  что  «в  головах  финских  активистов глубоко укоренился карельский вопрос. Эти круги с нетерпением ждут конфликта России с какой-либо великой державой, раньше с Польшей, а теперь с Германией или Японией, чтобы реализовать свою программу. Это движение может когда-то послужить искрой, от которой загорится пороховая бочка».
Американский военный  атташе в СССР полковник Ф. Феймонвилл  докладывал  23  сентября  1937  года  в Вашингтон:  «Самой насущной военной проблемой Советского Союза является подготовка к отражению одновременного нападения Японии на Востоке и Германии совместно с Финляндией на Западе».
Враждебное отношение  к СССР подкреплялось конкретными  делами.  На  советской  границе  финские  власти  постоянно организовывали всевозможные провокации на земле, в воздухе и на море.
Так, 7 октября 1936 года в 12:00 на Карельском перешейке в районе пограничного столба №162 совершавший обход границы  советский  пограничник  командир  отделения  Спирин  был тяжело  ранен выстрелом с финской стороны и вскоре  скончался. Перед смертью он сообщил, что стрелявшие в него лица были в военной одежде установленного в Финляндии образца.
7 июня 1937 года в беседе  с министром иностранных дел  Финляндии Холсти полпред СССР в Финляндии Э.А. Асмус жаловался на «повторные перелёты финскими самолётами советской границы».
Жалоба возымела своеобразное действие, поскольку три недели спустя, 29 июня 1937 года в 15 часов финский самолёт нарушил границу СССР у деревни Сона. Пролетев над погранзнаком №384 курсом юговосточней Олонца, нарушитель через 16 минут вылетел обратно в Финляндию в том же районе.
Не  были  обойдены  вниманием и водные  рубежи СССР.  Как сообщал заместитель наркома иностранных дел Б.С. Стомоняков полпреду СССР в Финляндии Э.А. Асмусу в телеграмме от 10 апреля 1936 года, с февраля по апрель 1936 года наши территориальные воды в Финском заливе были нарушены девять раз, при этом задержаны 68 человек.
Особое беспокойство у  СССР вызывали финско-германские контакты. Помня, кому они обязаны обретением «независимости»,  финские  националисты  не  уставали  демонстрировать солидарность  со  своими  благодетелями.  Так,  когда  во  время гражданской  войны  в  Испании  31  мая  1937  года  германский «карманный  линкор»  «Дойчланд»  и  4  эсминца  подвергли  обстрелу  контролируемый  республиканцами  город  Альмерию, газета «Ууси Суоми» посвятила данному событию два экстренных выпуска. На центральных улицах Хельсинки студенчество, праздновавшее в этот день выпуск, встречало чтение телеграмм о действиях Германии криками «ура».
Впрочем, финнами двигала  не только благодарность за дела минувших дней. Плодотворное сотрудничество с  немцами продолжалось и в дальнейшем.
После поражения в Первой мировой войне связанная ограничениями Версальского  договора  Германия  вынуждена была  вывести часть своей военной промышленности  за  границу.  Так, для сохранения и развития научно-технического потенциала в строительстве подводных лодок в июле 1922 года в Гааге было основано  конструкторское бюро  ИВС (Ingenieurs  kantoor  voor scheepsbouw). Формально являясь частной фирмой, фактически оно принадлежало германским ВМС.
В соответствии с Версальским  договором Германия не могла иметь  подводный флот. Однако никто не запрещал немецким конструкторам  строить  субмарины  для  дружественной  Финляндии.  В  1930  году  ИВС  начала  разработку  проекта,  причём из германского бюджета для этой цели было отпущено 1,5 млн рейхсмарок. Построенные подлодки («Ветихинен», «Весихииси» и «ИкуТурсо») после испытаний, проведённых немецкими экипажами, вошли в состав финского флота. Эти субмарины стали прототипами для немецких лодок II серии U1 — U24. Проектируя лодки для Финляндии, немецкие конструкторы совершили технологический прорыв, создав корабль, состоящий из максимального количества типовых узлов и деталей. Это был первый шаг к серийному производству подводных лодок.
В обмен на поставки меди и никеля финны получали от немцев 20мм зенитные орудия и снаряды, договаривались о закупке  боевых  самолетов,  осуществляли  взаимные  обмены  визитами высокопоставленных генералов и офицеров, а в августе 1937 года даже принимали у себя эскадру из 11 германских подводных лодок.
С  согласия  финской  разведки  на  территории  страны  в  середине 1939 года был создан германский разведывательный и контрразведывательный  орган  «Кригсорганизацьон  Финляндия», условно именовавшийся «Бюро Целлариуса». Его основной задачей  было  проведение  разведывательной  работы  против СССР,  в  частности  сбор  данных  о  Балтийском  флоте,  частях Ленинградского  военного  округа  и  ленинградской  промышленности. Шеф Абвера адмирал В. Канарис и его ближайшие помощники генерал-лейтенанты Г. Пиккенброк и Ф. Бентивеньи, начиная с 1936 года, неоднократно встречались в Финляндии и Германии с руководителями финской разведки полковниками Свенсоном и Меландером, обменивались информацией о СССР и разрабатывали совместные планы.
Итак, к концу 1930х возле северо-западных рубежей Советского  Союза  имелось  явно  недружественное государство.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.ПРИЧИНЫ НАЧАЛА ВОЙНЫ
Видя приближение нового мирового конфликта, руководство СССР стремилось обезопасить границу  возле второго по величине и значению города страны. Ещё в марте 1939 года советская дипломатия зондировала вопрос о передаче или сдаче в аренду ряда островов в Финском заливе, однако в Хельсинки ответили категорическим отказом.
С началом 2-й мировой войны  потребности нашей обороны значительно  возросли. Чтобы не дать флоту потенциального противника, будь то Германия или западные демократии, прорваться к Кронштадту, а затем и к Ленинграду, следовало перекрыть акваторию Финского залива артиллерийским огнём с обоих берегов. Эта задача эффективно решалась созданием двух оборонительных рубежей.
 Во-первых, непосредственно на подступах к Кронштадту. В дореволюционное время вход в так называемую Маркизову лужу прикрывался с юга фортом Красная Горка, а с севера - фортом Ино. Теперь Ино принадлежал Финляндии. Дальний же рубеж обороны имело смысл организовать у входа в Финский залив, получив для этого подходящие базы на северном и южном побережьях. Кроме того, необходимо было отодвинуть границу на суше, где она проходила всего лишь в 32 км от Ленинграда, делая возможным его обстрел дальнобойной артиллерией.
12 октября в Москве  начались советско-финские переговоры. Советская сторона предложила заключить локальный договор о взаимопомощи в деле совместной обороны Финского залива. Затем разговор коснулся необходимости иметь военную базу на побережье Финляндии, в связи с чем был упомянут полуостров Ханко в качестве возможного места её дислокации. Кроме того, Финляндию призвали уступить принадлежащую ей часть полуострова Рыбачий, ряд островов в Финском заливе и отодвинуть границу на Карельском перешейке. В качестве компенсации Советский Союз предлагал гораздо бо2льшие по площади районы Восточной Карелии. Однако финские представители категорически отвергли идею заключения договора о взаимопомощи, а по поводу территориальных изменений сообщили, что Финляндия не может отказаться от неприкосновенности своей территории.
14 октября переговоры  были продолжены. Советская позиция оставалась неизменной была представлена в форме письменного меморандума. Они сводились к тому, что Финляндия должна сдать в аренду полуостров Ханко «для устройства морской базы с береговой артиллерийской обороной, могущей вместе с береговой артиллерией на другом берегу Финского залива у Балтийского порта перекрыть артиллерийским огнём проход в Финский залив». А также отодвинуть границу на Карельском перешейке и передать Советскому Союзу ряд островов в Финском заливе и западную часть полуострова Рыбачий. Общая площадь территорий, переходящих от Финляндии к СССР, составила бы 2761 кв. км, в качестве компенсации были предложены 5529 кв. км в Восточной Карелии, около Реболы и Поросозера. Тем временем в финском руководстве возобладало сформулированное министром иностранных дел Э.Эркко мнение, что Советский Союз блефует и по отношению к нему надо проводить твёрдую линию. Ещё 12 октября в Финляндии были объявлены всеобщая мобилизация и эвакуация гражданского населения из крупных городов.    17 октября маршал Маннергейм назначается главнокомандующим. В состав финской делегации на переговорах был включён В. Таннер, занимавший в тот момент пост министра финансов, который должен был контролировать склонного к компромиссам Паасикиви.
23 октября московские  переговоры возобновились. В соответствии с полученными инструкциями, представители Финляндии соглашались передать 5 островов в Финском заливе и отодвинуть на 10 км границу на Карельском перешейке. По поводу сдачи в аренду Ханко последовал категорический отказ. В свою очередь советская сторона продолжала настаивать на создании на полуострове Ханко военно-морской базы, хотя и согласилась уменьшить численность её гарнизона с 5 до 4 тысяч человек.
3 ноября начался последний раунд переговоров. Встретившись с Паасикиви накануне отъезда финской делегации в Москву, Маннергейм убеждал его: «Вы обязаны прийти к соглашению. Армия не в состоянии сражаться». Однако утверждённые президентом Каллио жёсткие инструкции исключали возможность какого-либо дипломатического манёвра.
Добиваясь получения военно-морской  базы, советская сторона готова была пойти на любой устраивающий Финляндию вариант передачи  полуострова Ханко, будь то аренда, продажа или обмен. Наконец, советская сторона  соглашалась и на острова у его побережья.
4 ноября финская делегация отправила в Хельсинки шифрованную телеграмму, в которой запрашивала у своего правительства согласие на передачу под советскую базу острова Юссарё и уступку СССР форта Ино на Карельском перешейке. В ответной телеграмме от 8 ноября предписывалось отказаться от любых вариантов размещения советской базы на Ханко или каких-либо островах в его окрестностях. Уступка же Ино могла рассматриваться лишь при условии, что СССР откажется от своих требований по Ханко.
9 ноября состоялось последнее  заседание советской и финской  делегаций.
Однако стало ясно, что переговоры окончательно зашли в тупик. 13 ноября финская делегация покинула Москву.
3. ХОД И ОКОНЧАНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
26 ноября у деревни Майнила на Карельском перешейке произошел странный инцидент – в результате артобстрела погибли несколько советских солдат. Финляндскому правительству была направлена нота, обвинявшая финских артиллеристов в ответственность за это событие и требовавшая отвода от границы финских войск.
 Этот инцидент является предметом долгих споров среди политиков и исследователей и в настоящее время.
Анализируя данное событие, прежде всего, следует иметь в  виду, что выстрелы в Майниле послужили не причиной, а лишь поводом к войне. Обстрелы финнами советской территории неоднократно случались и раньше. Более того, некоторые из этих инцидентов, например 12 декабря 1936 года, происходили именно в окрестностях Майнилы.
Сегодня многие историки, например, Павел Аптекарь утверждают, что обстрела не было вообще.
Что же всё-таки произошло 26 ноября 1939 года? Публицист, Игорь Пыхалов в своей книге «Великая оболганная война» рассказывает, что этот вопрос подробно анализируется в статье Владислава Гончарова, опубликованной в качестве приложения к мемуарам маршала М.В.Захарова:
«В ночь на 27 ноября финское  пограничное командование на Карельском перешейке сообщило в ставку Маннергейма  об инциденте следующим образом:
“В промежутке между 14:30 и 15:00 был слышен выстрел небольшого орудия с русской стороны. У деревни  Майнила замечен разрыв снаряда”.
На следующий день после  инцидента, 27 ноября 1939 года, начальник  финской пограничной службы Карельского  перешейка подполковник К. Инкала провёл дополнительное расследование инцидента. Были допрошены три свидетеля — два пограничника 4-й роты погранохраны и один рядовой из 1-го егерского батальона, дислоцированного в деревне Яппинен (ныне — Симагино).
Все три опрошенных в момент инцидента находились с трёх сторон майнильского “языка” — в углах своеобразного треугольника, вершиной которой служит автодорожный мост у деревни Яппинен, а противоположное основание проходит через деревню Майнила на советской стороне. В ходе расследования оба пограничника утверждали, что в 14:45 по финскому времени слышали на советской стороне два орудийных выстрела, а 20 секунд спустя — разрывы снарядов. Спустя некоторое время снова послышался выстрел, а за ним — разрыв.
Правда, по мнению одного из пограничников, находившегося в  районе автодорожного моста, стреляли не из пушки, а из миномёта. Кроме  того, он заявил, что между первым и вторым выстрелом прошло всего 20 секунд.
Второй пограничник находился  в дозоре на берегу реки Сестры, восточнее  Яппинен и к северу от Майнилы. Он утверждал, что все три разрыва слышались с примерно одинаковыми интервалами в три минуты, а некоторое время спустя он услышал звуки ещё нескольких разрывов. Оба пограничника заявили, что выстрелы слышались юго-востока, с советской территории.
Третий свидетель был  опрошен у себя в батальоне. Он говорил всего лишь об одном орудийном  выстреле, причём произошедшем в районе 15 часов. За этим выстрелом якобы  последовало несколько винтовочных. Этот шюцкоровец не указал направления на выстрел.
Он тоже утверждал, что  разрыв произошёл через 20 секунд после  выстрела.
То, что все трое свидетелей находившихся с трёх разных сторон от места разрыва и на разных расстояниях (от 1 до 2,5 километров), назвали одно и то же время (20 секунд), прошедшее  между выстрелом и разрывом, выглядит несколько странно.
Как мы видим, несмотря на утверждения  Маннергейма и Ирьё-Коскинена, никакого “расчёта скорости распространения звука от семи выстрелов” и прочих триангуляционных вычислений не проводилось. Основанием для утверждений о том, что стрельба велась с советской стороны, стало только мнение свидетелей происшествия.
Утверждения финской стороны  о том, будто их артиллерия дислоцировалась  на таком расстоянии, что её огонь не мог достичь границы, сегодня обычно воспринимаются как бесспорные. Между тем, по данным советских документальных источников, в районе Яаппинен (в 5 км от Майнилы) располагалась одна из финских батарей.
Таким образом, по всей вероятности обстрел финскими военнослужащими советской территории действительно имел место.
28 ноября Советский Союз  заявил о денонсации Договора  о ненападении и отзыве своих  дипломатических представителей  из Финляндии.
Наступившее утро 30 ноября 1939 года, все прояснило. Орудия береговой обороны Кронштадта, открывшие в 8 часов огонь по территории
Финляндии, обозначили начало Советско-Финской войны.
 Война началась как  армейская операция силами девяти  стрелковых дивизий и трех  танковых бригад. Силами Краснознаменного  Балтийского флота, базировавшиеся  в Эстонии и Латвии, были развернуты  для действий на коммуникациях  противника. 3 декабря в обстрел  территории Финляндии включились  крупнокалиберные орудия форта  Красная Горка. В последующие  дни тяжелые бои развернулись  по всему фронту от Баренцева  моря до Балтики. На 1 февраля  1940 года в состав группировки  советских войск уже входило  до 40 дивизий общей численностью  около миллиона человек. Им  противостояли до 600 тысяч регулярных  финских войск и военизированных  частей. По боевой технике Красная  Армия имела тройное, а по  танкам и авиации – абсолютное  превосходство. 
Войну начинали силами Ленинградского военного округа. Тогда в распоряжении командования Ленинградского военного округа было 19 дивизий, то есть около 450 тыс. человек, свыше 2 тыс. танков и около тысячи самолетов.
Ленинградский фронт начал  действовать рано утром 30 ноября 1939 года; советские войска перешли в  наступление на суши, ну море и в  воздухе. Основной удар наносился на Карельском перешейке, где действовала  седьмая армия под руководством командира второго ранга Яковлевым. В ее составе было 190 тыс. бойцов, 900 пушек и гранатометов, почти  тысяча танков. «Карельский перешеек»  находился под командованием  генерал-лейтенанта Хюго Эстермана. В его подчинении находилось приблизительно 33 тыс. солдат и офицеров, 330 единиц полевой артиллерии.
Севернее Ладоги действовали  восьмая армия и базировавшаяся в Мурманске 14 –тая армия.
 Первый период боев  не перешейке развивался согласно  финскому планы. Отступление сил прикрытия усилилось до 5 декабря, когда советские войска подошли к линии «Маннергейма».
 Советские войска оказались  слабо подготовленные к боевым  действиям в условиях бездорожья, что усугублялось необычно суровой  зимой. Танки и тяжелая артиллерия  увязли в глубоком снегу, снабжение  многих частей и соединений  оказалось прерванным; резко нарушилось  управление войсками. К тому же  начались массовые обморожения  и простудные заболевания сравнительно  легко экипированных бойцов и  командиров Красной армии.
К концу декабря советское  наступление на Карельском перешейке  было приостановлено.
           14 декабря Лига Наций приняла решение об исключении СССР из этой организации.
           Многие страны провели сбор средств в пользу Финляндии или предоставили займы, в частности США и Швеция. Больше всего оружия доставили Великобритания и Франция. Наиболее ценным был вклад Швеции: 80 тыс. винтовок, 85 противотанковых орудий, 104 зенитных орудия и 112 полевых орудий.
Выражали  недовольство действиями СССР и немцы. Война нанесла ощутимый удар по жизненно важным для Германии поставкам леса и никеля из Финляндии. Сильное сочувствие западных стран сделало реальным вмешательством в войну северной Норвегии и Швеции, что повлекло бы за собой ликвидацию ввоза железной руды в Германию из Норвегии.
 В связи с затишьем  на Карельском перешейке це
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.