На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Бухгалтерская экпертиза

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 26.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Финансово – экономический  факультет
 
Реферат.
по  «Судебно-бухгалтерская  экспертиза». 
 
 
 

На  тему: «Бухгалтерская экспертиза». 
 
 
 
 
 

Руководитель 
 
Выполнил  студент Содержание. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение.

                        

  Хозяйственный учет возник значительно раньше, чем  суды, но в судах, когда они появились, данные учета использовались очень широко. Выдающиеся ораторы в Афинах и Риме (например, Демосфен - 384 - 322 г. до н.э., Цицерон - 196 - 43 г. до н.э.) прибегали к бухгалтерским документам. Считается, что хозяйственный учет возник примерно 6000 лет назад. Он фиксировал факты хозяйственной жизни, т.е. действия и события, которые влекут или могут повлечь за собой юридические последствия. Эта фиксация предполагает осуществление контроля за действиями администрации, принимающей решения, связанные с управлением организацией. Основными средствами контроля изначально выступали: инвентаризация, которая позволяла констатировать реальное положение дел, и документация - их письменное, информационное, как бы мы теперь сказали, обоснование. Эти приемы и стали базой для последующих их судебных исследований. Именно эти документы и составили то, что в дальнейшем получило название "судебная бухгалтерия". Более того, многие положения, связанные с хозяйственным учетом, нашли отражение и в нормативных документах Древнего мира. И сейчас можно найти положения, если не прямо, то косвенно затрагивающие учет, в кодексе Юстиниана. Со времени средневековья начинается непосредственное регулирование основных положений, связанных с бухгалтерским учетом. Очевидно, первой такой страной стала Испания. Здесь в 1263 г. в царствование Альфонса Мудрого в Кастилии был издан специальный закон об обязательном ежегодном составлении отчетности управляющими государственными предприятиями. В эту же эпоху складываются три основные системы хозяйственного учета: простая (униграфическая) - объектом выступает наличие и движение ценностей, камеральная - учитывается выполнение сметы расходов и доходов, двойная (диграфическая) - все факты хозяйственной жизни непременно фиксируются дважды и в одинаковой сумме. Только в этом случае можно относительно правильно исчислить на какую-то конкретную дату финансовый результат от хозяйственной деятельности - величину прибыли или убытка.
  Две последние  системы сохранились до наших  дней: камеральная существует во всех хозяйствующих субъектах, не ставящих целью получение прибыли, это  так называемые бюджетные организации; двойная принята во всех коммерческих организациях. Их основное отличие состоит в том, что для организаций первого типа получение денег признается доходом, а их выплаты - расходом. Например, купили автомобиль - возник расход. Для организаций второго типа покупка автомобиля не признается расходом и трактуется как изменение структуры имущества: были деньги - появился автомобиль, ничего не изменилось. Возникновение двойной бухгалтерии относится к XIII в., но ее первое и наиболее полное описание было дано замечательным итальянским математиком Лукой Пачоли в 1494 г. (Пачоли Л. Трактат о счетах и записях. М., Финансы и статистика, 1994). Примерно в это же время в связи с судебными разбирательствами бухгалтеры стали выступать в суде как эксперты. При этом уже проводилось различие между экспертом in testes - беспристрастным собирателем доказательств и экспертом boni instructores judicis - помощником судьи в принятии решений. Юридический подход к бухгалтерскому учету привел к формированию его персоналистической теории, согласно которой объектом бухгалтерского учета выступают не предметы (недвижимость, товары, материалы, деньги), а права и обязательства субъектов хозяйственной деятельности. Тем самым бухгалтера обязывали учитывать правоотношения, с одной стороны, между собственником предприятия и администратором и между администратором и агентами (лицами, находящимися в штате предприятия), а также корреспондентами (физическими и юридическими лицами, не состоящими в штате), с другой стороны. Наиболее полно этот подход был изложен в трудах итальянского бухгалтера Джузеппе Чербони (1827 - 1917 гг.). Юридическая интерпретация бухгалтерского учета была связана также с тем, что в судах документы рассматривали и трактовали юристы.
  С середины XIX в. в наиболее экономически развитой в то время стране - Англии - особенно после Крымской войны (1853-1856 гг.) наблюдалась серия мошенничеств и банкротств. Известный немецкий юрист Р. Иеринг (1818 - 1892 гг.) заметил по этому поводу, что все войны, вместе взятые, не нанесли столько ущерба, сколько принесли обществу акционерные общества. И вот в этих условиях в Эдинбурге (1854 г.) возник институт, который объединил бухгалтеров и аудиторов. Последние ставили своей целью проведение экспертизы финансовой отчетности и высказывание мнения о ее объективности. Таким образом, они брали на себя определенную долю ответственности также и в случае возникновения возможных убытков у клиентов.
  С начала XX в. аудиторские проверки и судебная экспертиза аудиторских фирм становятся обычным явлением в экономически развитых странах. Два известных специалиста - Л.Р. Дикси в Великобритании и Р.Х. Монтгомери  в США - создали теорию аудита, которая в настоящее время получила мощное развитие. Современная судебная бухгалтерия в нашей стране стала следствием великой судебной реформы в 1864 г. Два замечательных русских ученых - А.Х. Гольмстен  и Г.Ф. Шершеневич - исследовали с юридической точки зрения многие проблемы бухгалтерского учета и его документации. Считается, что первым, кто рассмотрел проблематику судебно-бухгалтерской экспертизы, был Л.Е. Владимиров. Также Л.Е. Владимиров делил экспертов на "научных", которые дают мотивированное заключение, влияющее, а часто и определяющее приговор, и "ненаучных", которым отводится роль "справочных свидетелей. Любопытно, что ученый не считал бухгалтера полноценным экспертом и так, например, описывал его роль: "... раз суд получил от бухгалтера необходимые справки, он вооружен знанием и может самостоятельно орудовать полученными сведениями". Поэтому он выделял судебно-бухгалтерскую экспертизу из других ее видов. Он как бы вспоминает и разные роли экспертов: in testes и boni instructores judicis. Первый только отвечает на поставленные вопросы, второй - приводит (и может искать) доказательства.
  В конце XIX и начале XX веков бухгалтерский  учет и бухгалтерская экспертиза получают широкое признание в обществе. Известный юрист А.Ф. Кони  говорил: "... если экспертиза произведена и выражена со спокойствием и достоинством истинного знания, если сами эксперты являются настоящими представителями своей специальности, то экспертизу надо принять и прислушаться к ней со вниманием и уважением". Это сказано именно о бухгалтерской экспертизе, которая уже не рассматривается как справочная - "второсортная". Не перестав быть второсортной, бухгалтерская экспертиза, да и сам учет требовали все более и более квалифицированных работников, и в стране дважды (в 1889 г. и 1910 г.) делались попытки создать по английским образцам Институт присяжных бухгалтеров - профессиональное объединение счетных работников. Мелкие эгоистические интересы самих бухгалтеров, их внутрипрофессиональная вражда помешали тогда создать орган, защищающий их интересы. Однако это не остановило развития самой бухгалтерской экспертизы. Подлинным творцом ее теории и практики стал выдающийся русский бухгалтер Сергей Фелигонтович Иванов. Именно из его труда (Бухгалтерская экспертиза в судебном процессе. СПб., 1913), получившего международное признание, берет начало и судебная бухгалтерия, которая существует в нашей стране. С.Ф. Иванов дал развернутое определение экспертизы, под которой понимал: "... исследование - через сведущих лиц - в судебном процессе таких предметов и явлений, которые не могут быть объяснены при помощи одних только юридических познаний, а требуют и профессиональных познаний". Далее он уточняет: "судебная бухгалтерская экспертиза имеет целью исследовать через особо приглашенных судом лиц, опытных в счетоводстве, ведении бухгалтерских книг, документов и отчетных ведомостей, для выявления необходимых по ходу дела вопросов специального характера, которые могут быть решены только этими сведущими лицами". Отсюда следовало, что объектом бухгалтерской экспертизы выступает не сама хозяйственная деятельность, а только ее отражение в счетоводстве.
  Само счетоводство, это зеркало хозяйственной деятельности, С.Ф. Иванов делил на три больших блока:
    первичные документы, т.е. свидетельства о совершении определенных фактов хозяйственной жизни. В бухгалтерском учете всегда действовало правило В. Швайкера (1549 г.): нет документа - нет факта;
    книги (учетные регистры) - определенным образом разграфленные листы бумаги, на которых фиксируются данные о фактах хозяйственной жизни, представленные в документах;
    отчетность - итоговые данные о результатах хозяйственной деятельности экономического субъекта.
  Такая последовательность блоков предопределяла последовательность проверки отчетности от документов к регистрам и от регистров - к отчетности, что позволяло выявить вуалирование, т.е. сокрытие тех или иных фактов хозяйственной жизни (кредиторская задолженность уменьшается за счет дебиторской, вводятся мало оправданные методы оценки товарно-материальных ценностей и т.п.), и фальсификацию (прямое искажение) отчетности.
  Надо отметить, что другой выдающийся бухгалтер  Александр Павлович Рудановский  настаивал на том, что проверка должна проводиться не по схеме: документ - регистр - отчет, а в обратном порядке, согласно которому проверяющий сам составляет отчет, сверяет его с официальным отчетом проверяемой фирмы, выявляя, что "спрятала" и/или исказила администрация. Далее тщательно изучаются записи в бухгалтерских регистрах, на основе которых они были сделаны. Особое внимание уделяется проверке тех статей отчетности, по которым возникли разночтения. И только после этого приступают к проверке первичных документов, которые также могут скрывать много "страшных" истин.
  Эти два  подхода неоднократно были и остаются предметом обсуждения всех бухгалтеров, занимающихся ревизией, экспертизой, аудитом и другими видами контроля.
  Работа  С.Ф. Иванова оказала огромное влияние  на становление судебно-бухгалтерской  экспертизы в нашей стране. Ее широко использовали, но почти никогда не цитировали.

Организация судебно-бухгалтерской  экспертизы

 
  Считается, что до 1925 г. органы и/или суд просто назначали экспертов из числа  работающих в данном регионе главных бухгалтеров, а специалистов в области судебной бухгалтерии не было. 18 мая 1925 г. Совет Народных Комиссаров СССР утвердил Положение об Институте государственных бухгалтеров-экспертов при Народном Комиссариате Рабоче-Крестьянской Инспекции - ИГБЭ НК РКИ. Это было воплощением мечты лучших наших бухгалтеров. То, что провалилось при царизме в 1889 г. и 1910 г., и то, что сейчас называется аудитом, стали называть бухгалтерской экспертизой. Бухгалтер-эксперт совсем не обязательно был судебным экспертом. Но, поскольку он принадлежал к учетной элите, только он мог выполнять согласно Положению функции судебного и/или административного эксперта. Однако функции его были шире: все предприятия и учреждения, обязанные публичной отчетностью, должны были пройти проверку эксперта (аудитора), без подписи которого отчет мог быть признан недействительным. Такие правила в сочетании со строгим отбором членства резко подняли авторитет нашей профессии, но породили внутрипрофессиональную зависть.
  Были и  некоторые противоречия в нормативных  документах. Дело в том, что Институт полагал, что к судебной экспертизе будут привлекаться только его члены. Это противоречило требованиям процессуального кодекса, который сохранял за следователем и/или судом право выбирать и назначать экспертов. Указанное противоречие отмечали многие бухгалтеры, не вошедшие в Институт. Значительное число бухгалтеров входили в ОРУ (Объединение работников учета), созданное 3 мая 1924 г. под контролем профсоюзов. Для этого объединения ИГБЭ был как бы бухгалтерской инспекцией, и 1 июня 1930 г. ИГБЭ постановлением СНК СССР  был ликвидирован. 23 ноября 1931 г. решением ВЦСПС ОРУ было реорганизовано во Всесоюзное общество содействия социалистическому учету - ВОССУ. И все права на проведение бухгалтерской экспертизы перешли сначала к ОРУ, а потом - к ВОССУ. Причем эта задача уточнялась как "борьба за охрану общественной (социалистической) собственности". Профессиональные обязанности ВОССУ выполняло плохо, и социалистическая собственность страдала. Может быть, поэтому приказом прокурора СССР от 26.05.36 г. N 290 в системе прокуратуры СССР было создано Центральное бюро судебно-бухгалтерской экспертизы. К сожалению, это учреждение в 1937 г. было передано в ведение Наркомата юстиции СССР, а в 1938 г. ликвидировано.
  Однако  подчинить всю (в теории независимую) экспертизу прокуратуре оказалось неудобным, и 2 августа 1937 г.  при Народном Комиссариате Юстиции параллельно было сформировано Бюро бухгалтерской экспертизы и в том же году было ликвидировано и ВОССУ. Через год, 6 октября 1938 г., было ликвидировано Бюро судебно-бухгалтерской экспертизы, 11 октября следственным органам и судам, в сущности, было возвращено право самим находить "сведущих лиц" и привлекать их в качестве экспертов. В определенной степени в тот момент это развязывало руки судебно-следственным органам: они могли привлекать к экспертизе любых угодных им лиц, не связанных какими-то профессиональными знаниями и "буржуазными предрассудками" о независимости мнения, объективности, ограниченности целей и т.п. Теперь роль эксперта по-другому зазвучала в устах прокурора А.Я. Вышинского: "...Роль экспертов, - подчеркивал он, - не ограничивается сообщением следователю или суду своих специальных знаний, а заключается в активном применении этих знаний к собиранию, обработке и оценке доказательственного материала по делу". Ему вторил А.Г. Булохов: "Эксперт в советском судебном процессе не аполитичная фигура, а активный борец за дело социализма". Борьба за социализм резко раздвигала рамки экспертизы: уже не следователь ставил вопросы эксперту, а эксперт - следователю. Эксперт должен "... через следователя, - писал В.Б. Любкин, - принять меры к истребованию... доказательства с тем, чтобы следователь ... мог оформить получение и приобщение к делу новых доказательств".
  Презумпция  виновности стала негласно, а иногда и официально, как в случае договоров о материальной ответственности, применяться на практике. Часто предполагалось, что если человек находится под следствием, то он уже враг и "в первую очередь он пытается развалить учет, надеясь обеспечить себе безнаказанность при совершении тягчайших преступлений". В конце 30-х годов такой подход был типичным.
  Война и  послевоенное восстановление народного  хозяйства стали слишком большим  делом, и до организации экспертизы у Правительства долго не доходили руки. Только 19 мая 1952 г. было создано Бюро государственной бухгалтерской экспертизы при Министерстве финансов СССР. При Бюро был создан методический совет, в его состав были введены известные бухгалтеры-эксперты, представители прокуратуры, Минюста, арбитража. Это были последние годы сталинского режима, и отношение к бухгалтерам-экспертам было суровым: "Эксперт-бухгалтер несет уголовную ответственность: 1) за уклонение от явки по вызову следователя и судебных органов; 2) за отказ от исполнения своих обязанностей эксперта-бухгалтера; 3) за отказ от дачи заключения; 4) за дачу заведомо ложного заключения; 5) за оглашение данных предварительного следствия, дознания или ревизионного обследования без разрешения прокурора, следователя или должностного лица, проводившего дознания или ревизию". В 1957 г. Бюро государственной бухгалтерской экспертизы было ликвидировано, а его права были переданы республиканским министерствам финансов. С 1 октября 1962 г. эти бюро из ведения Министерства финансов были переданы в ведение республиканских министерств юстиции. В 1990 г. Бюро государственной бухгалтерской экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации было включено в состав Института судебных экспертиз того же Министерства. Далее Институт был разделен на региональные лаборатории экономических экспертиз. Но создание в нашей стране аудита привело к тому, что такие лаборатории оказались в сложном положении из-за конкуренции аудиторских фирм. Их взаимоотношения определяются Временными правилами аудиторской деятельности в Российской Федерации, утвержденными Указом Президента Российской Федерации от 22.12.93 г. N 2263.

Методология судебно-бухгалтерской  экспертизы

 
  За годы советской власти сложилась достаточно сильная и представительная школа. Она, к счастью, в целом не отличалась каким-то однообразием и включала широкий спектр взглядов, прежде всего связанных с содержанием понятия "судебная бухгалтерия".
  В 1981 г. о  судебной бухгалтерии начинают говорить как о науке, "... содержанием  которой является исследование и разработка теоретических и практических вопросов, относящихся к применению бухгалтерского учета в следственной и судебной деятельности, установление научных основ методологии, организации и техники проведения документальной ревизии, инвентаризации и судебно-бухгалтерской экспертизы в процессе дознания, расследования и разрешения в суде дел о хищениях".
  Ревизия. Это первичный и неотъемлемый элемент судебной бухгалтерии. В сущности, он преобладал множество столетий и дожил до наших дней, сохраняя все свое значение. Тем не менее до 1935 г. не было разграничений между ревизией и экспертизой. Только в 1935 г. Институт уголовной политики при Прокуратуре СССР и Верховный суд СССР приняли решение по этому вопросу. Приказом прокурора СССР от 7.10.36 г. N 61/19 это разграничение было проведено .
  Инвентаризация. Этот неотъемлемый элемент бухгалтерского учета и, естественно, судебно-бухгалтерской экспертизы констатирует реальное имущественное положение хозяйствующего субъекта.
  При оценке результатов инвентаризации следует  различать восемь классификационных групп:
  1) по объему (полные, частичные);
  2) по принадлежности (имущество на предприятии, вне  предприятия);
  3) по цели (вступительные, последующие, при  передаче ценностей, ликвидационные);
  4) по последовательности (от объекта к регистру, от регистра к объекту);
  5) по субъекту (ординарные - инициатива собственника, экстраординарные - инициатива внешних органов: судебных, финансовых и т.п.);
  6) по использованию  данных (информативные, доказательные  - первые решают экономические, вторые - юридические задачи);
  7) по степени  агрегирования (дифференцированные, интегрированные);
  8) по форме  описи (устные, письменные, на механических  носителях).
  Инвентаризация  имеет решающее значение во всех случаях  так называемого восстановления учета. Обычно это - раскрытие структуры реализуемых (списываемых) ценностей.
  Экспертиза. Лучшим следует признать следующее определение: "Экспертиза - самостоятельное исследование, проводимое в целях установления тех существенных обстоятельств, для выяснения которых нужны специальные познания, а не контрольные действия по отношению к выводам ревизии. Посредством экспертизы проверяется следственная версия, а не утверждения ревизора как таковые". Эта последняя фраза имеет огромное значение: эксперт выполняет задание, а не ищет дополнительные доказательства, как это ему предписывали в тридцатых и сороковых годах. Несколько раньше классическим считалось следующее определение судебно-бухгалтерской экспертизы: "это такие отраженные в документах хозяйственные операции, которые стали объектом расследования в органах следствия, суда и арбитража". Таким образом, из трех блоков С.Ф. Иванова, в сущности, в объект включились только первичные документы. Такой подход имеет основания, так как данные регистров и отчетности вытекают из тех же документов, классификацию которых они дали.
  Вместе  с тем это определение, делавшее упор на первичной документации, было достаточно общим и вызвало несколько направлений в его интерпретации. При этом всегда возникал вопрос о знаниях эксперта. С.П. Фортинский ограничивал их теорией бухгалтерского учета, отраслевого учета и анализа хозяйственной деятельности, а также в области общественных и экономических наук. Но П.-З.К. Пошюнас утверждал, что это не так, ибо бухгалтерский учет отражает только то, что было, и требовал от эксперта знание способов и методов контроля и ревизии.
  В определении  объекта судебно-бухгалтерской экспертизы нашлось несколько направлений:
    хозяйственные операции;
    первичные документы;
    хозяйственные операции, отраженные в документах бухгалтерского учета;
    отрицательные явления хозяйственной жизни предприятия;
    адекватность отражения объективной действительности.
  Характерно, что речь в данном случае идет о  широте объекта. Наиболее широкий подход отстаивало большинство - "хозяйственные операции". Он импонировал и бухгалтерам, и юристам, но вдумчивые специалисты обращали внимание на некоторую неопределенность самого понятия "хозяйственная операция".
  Одни специалисты  приводили пример, когда предприятие  заключило хозяйственный договор. В этом случае операция была, но она не могла входить в предмет бухгалтерского учета, а следовательно, не могла быть объектом судебно-бухгалтерской экспертизы. При этом факты растрат, недостач, хищений, потерь от стихийных бедствий, безусловно, входят в ее объект, но никак не могут считаться хозяйственными операциями.
  Другие  специалисты говорили о том, что  эксперт работает только с первичными документами, т.е. не с самими хозяйственными операциями (или, что более правильно, фактами хозяйственной жизни), а с их информационным отражением в первичных документах.
  Третьи  хотели сказать, что правы и те, и другие.
  Четвертые отмечали, что все правы, но вторые правы больше и заменяли понятие "хозяйственная операция" понятием "бухгалтерская операция", ибо первую эксперт познает посредством второй. Кроме того, представители этого направления связывали проверку хозяйственной деятельности и бухгалтерской документации с поставкой бухгалтерского учета и его организацией. Положим, в одной из своих работ А.Р. Шляхов и А.М. Ромашов внесли существенное уточнение, отметив, что речь идет о тех бухгалтерских операциях, которые "отражают определенные стороны финансово-хозяйственной деятельности". Но это уточнение ничего не меняет, ибо бухгалтерская операция (т.е. проводка) всегда отражает определенные стороны финансово-хозяйственной деятельности и ничего другого.
  Пятые сужали объект только до тех фактов, которые  возникали вопреки действующим  нормативным документам. Представители  этого направления разделились  на две группы. Одни ограничивали компетенцию  эксперта только проверкой (подтверждением или неподтверждением) выводов ревизии и подчеркивали, что задача эксперта - дать оценку фактов, выявленных ревизорами. Другие полагали, что "экспертиза - самостоятельное исследование, проводимое в целях установления тех существенных обстоятельств, для выявления которых нужны специальные познания, а не контрольные действия по отношению к выводам ревизии. Посредством экспертизы проверяется следственная версия, а не утверждение ревизора". Этот подход был более правильным, так как в противном случае экспертиза трактовалась не как самостоятельная проверка, а как проверка проверки или ревизия второго уровня.
  Наконец, в шестом случае ставилась несколько  иная, но более широкая задача, чем  в предыдущем случае. Эксперт должен был исходить из того, что тогда  было аксиомой международного, а теперь стало и отечественного учета: приоритета содержания над формой. Эксперт, по мнению представителей этого направления, должен не только обнаружить нарушение требований нормативных документов, но и выявить "интеллектуальную подлинность", т.е. если нормативные документы не позволяют объективно раскрыть реальное положение вещей, то эксперт должен это сделать. (Сейчас согласно п. 4. ст. 13 Федерального закона "О бухгалтерском учете" это должен сделать сам главный бухгалтер.)
  Говоря  об объекте судебной бухгалтерии, мы не можем и не должны судить о том, кто прав. Правы все, но по-своему, ибо речь идет о различных аспектах, и каждый из них в зависимости от целей исследования может быть оправдан. Но главным обстоятельством нашего времени становится несомненный факт - подобно большинству стран с развитой рыночной экономикой роль судебных экспертов сейчас сплошь и рядом выполняют аудиторы. В соответствии с п. 10 Временных правил аудиторской деятельности в Российской Федерации "орган дознания и следователь при наличии санкции прокурора, прокурор, суд и арбитражный суд вправе в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации дать аудитору или аудиторской фирме поручение о проведении аудиторской проверки экономического субъекта при наличии в производстве указанных органов возбужденного (возобновленного производством) уголовного дела, принятого к производству (возобновленного производством) гражданского дела или дела, подведомственного арбитражному суду. Содержание такого поручения должно соответствовать обстоятельствам, послужившим основанием для возбуждения (возобновления производством) уголовного дела, принятия к производству (возобновления производством) гражданского дела или дела, подведомственного арбитражному суду. Срок проведения аудиторской проверки по такому поручению определяется по договоренности с аудитором (аудиторской фирмой) и, как правило, не должен превышать двух месяцев. Государственные органы, по поручению которых проводится аудиторская проверка, обязаны создать надлежащие условия для ее проведения, а также при необходимости обеспечить личную безопасность аудиторов и членов их семей. С согласия аудиторов проверка может проводиться по документам финансовой отчетности, изъятым (затребованным) в установленном порядке органом дознания, прокурором, следователем, судом и арбитражным судом. Оплата работы аудитора (аудиторской фирмы) при проведении проверки по поручению органа дознания, прокурора, следователя, суда и арбитражного суда производится предварительно за счет проверяемого экономического субъекта по ставкам, ежегодно утверждаемым Советом Министров - Правительством Российской Федерации с учетом средней ставки оплаты, сложившейся на рынке аудиторских услуг. В случае отсутствия у экономического субъекта достаточных средств вследствие несостоятельности (банкротства) предварительная оплата работы аудитора (аудиторской фирмы) производится в месячный срок по тем же ставкам за счет средств республиканского бюджета Российской Федерации с последующим возмещением на основании решения арбитражного суда по иску соответствующего прокурора или органа федерального казначейства за счет имущества экономического субъекта, признанного несостоятельным (банкротом).
  В случае отказа или уклонения экономического субъекта при наличии у него достаточных средств от предварительной оплаты работы аудитора (аудиторской фирмы), проведенной по поручению государственных органов, а также в случае неоплаты этой работы за счет средств республиканского бюджета Российской Федерации аудитор (аудиторская фирма) либо по его ходатайству соответствующий прокурор может обратиться в суд или арбитражный суд за защитой нарушенных имущественных интересов. Повторные аудиторские проверки экономического субъекта по тем же основаниям по поручению государственных органов производятся только за счет средств республиканского бюджета Российской Федерации и не могут быть осуществлены аудитором или аудиторской фирмой, проводившими первоначальную проверку". Но, однако, аудиторы в этой области сталкиваются с очень большими трудностями. 

Бухгалтерская экспертиза в системе экспертных исследований

 
  Судебно-экономическая  экспертиза представляет собой особый класс экспертных исследований, в процессе осуществления которых широко используются познания в области различных наук экономического профиля. Объектами изучения выступают документальные данные, содержащие информацию в виде системы различных логических признаков и экономических параметров. Рассматриваемые экспертом-экономистом явления и ситуации выражаются системой экономических категорий, понятий, специальных терминов, формул функциональной зависимости, относительных и абсолютных величин, графических и табличных построений. Использование специальных познаний экспертов-экономистов в судебно-следственной практике позволяет в полной мере установить и оценить признаки искажений экономической информации, определить и количественно измерить возникшие в результате этого негативные экономические явления и ситуации, выявить степень их влияния на финансовые результаты деятельности субъекта хозяйствования. В теории и на практике по предмету и применяемым специальным методикам различают три рода судебно-экономических экспертиз: судебно-бухгалтерские, финансово-экономические и инженерно-экономические. Исследование информационных "следов" экономического правонарушения (признаков интеллектуального подлога) осуществляется посредством анализа цифровых данных (экономических параметров), отраженных в бухгалтерской и иной документации. В этой связи предмет судебно-бухгалтерской экспертизы составляет исследуемый экспертом способ ведения бухгалтерского учета, установление необычных условий и приемов совершения учетных операций и записей с одновременным определением места, времени, механизма, способа, качественной и количественной характеристик искажения учетных данных. Кроме того, эксперт-бухгалтер может устанавливать соответствие или несоответствие данных бухгалтерского учета и неофициальных ("черновых") записей учетного характера, выявлять вытекающие из их содержания фактические данные, требующие оценки во взаимосвязи с данными бухгалтерского учета.
  Изучение  теории и практики современного состояния  судебно-бухгалтерской экспертизы позволяет выделить ее основные задачи:
    выявление фактов (признаков) искажения учетных данных специфическими для бухгалтерского учета приемами и определение их характера (вида), механизма и степени влияния на интересующие следствие (суд) показатели хозяйственной деятельности;
    определение тождества (различия) "черновых" записей с данными бухгалтерского учета по их смысловому и структурному содержанию;
    воссоздание отсутствующих либо искаженных учетных форм (величин, записей) и систем на основе их более поздних или предыдущих закономерных связей и возможных путей построения учетной информации.
    При решении диагностических задач эксперт должен ответить на ряд вопросов, среди которых могут быть следующие:
    имеются ли в представленных регистрах изменения в составе счетов или содержании счетных записей, создавших возможность устранения в учете дебиторской задолженности в сумме...;
    содержатся ли в Главной книге противоречивые счетные записи;
    с помощью каких бухгалтерских операций была занижена сумма прибыли, полученная предприятием в ... период;
    повлекло ли занижение (завышение) себестоимости продукции неправильное отражение на счетах суммы... расходов; если да, то какое;
    усматриваются ли в записях по счету N 46 признаки неотражения или частичного отражения операций по реализации продукции на ... сумму; если да, то как это повлияло на баланс предприятия;
    допущены ли в системе счетных записей, отражающих расчетные операции по заработной плате, отступления от правил учета, в чем они выразились и как повлияли на величину учетного остатка;
    каким образом были завышены при составлении баланса конкретные статьи расходов; каков механизм искажения счетных записей;
    искажены ли в учете данные, отраженные на счете N 80 "Прибыли и убытки" за I квартал... года; если да, то каков механизм искажения.
  При наличии  в деле "черновых" записей необходимо сопоставить их со счетными записями официального бухгалтерского учета. При этом эксперт должен ответить на вопросы:
      соответствуют ли представленные на экспертизу счетные записи записям официального бухгалтерского учета;
      к какому виду счетных записей относятся данные, содержащиеся в "черновых" записях;
      по какой группе счетных записей обнаруживаются расхождения с "черновыми" записями и на какую сумму;
      имеют ли представленные на исследование материалы записи, тождественные данным бухгалтерского учета;
      каковы тип и вид учетных данных, тождественных данным "чернового" учета; отражением каких учетных операций являются представленные на исследование записи;
      составлены ли представленные записи лицом, имеющим навыки ведения бухгалтерского учета.
  Решение экспертных задач посредством реконструкции  может воссоздавать отдельные, отсутствующие  в учетных документах показатели (записи) или корректировать значения показателей, искаженные в процессе ведения учета. При производстве судебно-бухгалтерской экспертизы могут решаться также вопросы профилактического характера, например, какие недостатки в ведении учета могли способствовать сокрытию или совершению преступления и т.п.
  Ведущую роль при организации экспертного  исследования играет отбор материалов и необходимых документов. Нередко  из-за недостаточно четкого представления  об объектах судебно-бухгалтерской  экспертизы следователи (суды) направляют эксперту все материалы дела или документы, не имеющие отношения к данному предмету. В первую очередь необходимо представить эксперту-бухгалтеру документальные источники информации, отражающие системы счетных записей, являющиеся непосредственным объектом экспертного исследования. Выявленная с помощью бухгалтерской экспертизы "скрытая" информация впоследствии используется следователем (судом) для определения соответствующей версии, уточнения плана расследования и проведения других следственных действий. В зависимости от того, какие учетные данные вызывают сомнение, какие обстоятельства свидетельствуют о возможном их подлоге или сокрытии в системе счетных записей, эксперту должен быть представлен такой комплекс документов, который обеспечивает решение экспертных задач на основе всестороннего анализа всех взаимосвязей и зависимостей в бухгалтерском отражении интересующих следствие (суд) данных.
  Лицу, назначившему бухгалтерскую экспертизу при отборе необходимых документов, следует изучить действующий на предприятии документооборот, затем с привлечением специалистов провести следственный осмотр документов. Результаты осмотра бухгалтерских документов в правоохранительной практике являются одним из главных источников при формулировании вопросов перед экспертом-бухгалтером. Протокол осмотра документов представляется эксперту-бухгалтеру вместе с другими следственными материалами, относящимися к предмету экспертизы. На взгляд многих экспертов, нельзя признать правильной практику, когда на экспертное исследование направляются все первичные документы. Безусловно, все они могут являться объектами судебно-бухгалтерской экспертизы и использоваться при проведении экспертизы в качестве объектов исследования. Однако следователю (суду) предварительный осмотр и изучение первичных документов целесообразно осуществлять с участием соответствующих специалистов. Например, содержание первичных документов, фиксирующих операции, совершаемые в торговле, важно изучать с участием товароведа, совершаемые в промышленности - с участием технолога, в животноводстве - зоотехника, в растениеводстве - агронома, в строительстве - строителя и т.д. При изучении первичных документов следует иметь в виду, что каждая хозяйственная операция сопровождается оформлением большого количества взаимосвязанных документов. В этом процессе принимают участие разные должностные лица проверяемой и других организаций. Каждая основная и вспомогательная хозяйственные операции порождают в сопроводительной документации сложные информационные цепи и сети. Для эффективного их изучения, по нашему мнению, необходимо построить блок-схему документооборота и информационных связей между документами. Это поможет обнаружить несоответствие данных, содержащихся в различных документах. Обнаружение таких расхождений может стать поводом для решения вопроса о необходимости проведения судебно-бухгалтерской экспертизы.
  При поиске подложных документов необходимо учитывать  следующие обстоятельства.
  1. При  попытке сокрытия в учете следов  преступления интеллектуальный подлог совершается, как правило, простейшим способом, т.е. путем "подгонки" и информационной увязки данных в документах, "наглядно" связанных между собой в пределах непосредственной доступности исполнителям.
  2. Ряд  взаимосвязанных документов по  времени составляется раньше сомнительного, поэтому для "увязки" их исправляют задним числом. В данном случае может возникнуть потребность в проведении криминалистической экспертизы по техническому исследованию документов.
  3. Часть  документов защищена системой  нумерации (в прошнурованных журналах), которая затрудняет изучение всей системы документальных данных как целого. При этом нередки технические подделки, т.е. материальный подлог, который также требует проведения криминалистической экспертизы.
  4. Так  называемые первичные документы в общей информационной цепи не являются истинно первичными, т.е. изначальными. Например, у первичного документа - расходного кассового ордера на выплату перерасхода подотчетной суммы - обязательно должен быть источник информации; запись в журнале-ордере N 7 и далее соответственно авансовый отчет, командировочное удостоверение, приказ на командировку, вызов и т.п. Поэтому все указанные информационные связи должны быть проверены. При обнаружении разрыва цепи последовательного оформления документов (отсутствие одного или нескольких ее звеньев) встает вопрос о достоверности не только первичных документов, но и данных бухгалтерского учета и отчетности. В то же время отсутствие документов еще не означает, что их вообще не было: документы могли быть утеряны, похищены, уничтожены и т.д. Если следственным путем не удается получить отсутствующую, но необходимую для дела информацию, целесообразно проконсультироваться с экспертом-бухгалтером о возможности ее реконструкции.
  Таким образом, эксперт-бухгалтер в состоянии оказать следователю (суду) существенную помощь в обнаружении искажений учета на основе содержательного анализа учетной информации и углубленного исследования внутренних закономерностей учетного процесса. Однако несоблюдение правил ведения учета, как и выявление в нем отклонения, не всегда свидетельствуют о наличии преступления и о связи с ним лица, допустившего нарушение правил. Чтобы такая связь действительно могла быть установлена следователем (судом), заключение эксперта должно не просто констатировать наличие отклонений в учете, но и содержать факты, позволяющие доказать, что эти отклонения - результат намеренных действий. Такие факты обнаруживаются в особой детерминации бухгалтерских операций, проявляющейся в виде нарушений в системе счетных записей, определенных взаимосвязей, контролируемых защитными свойствами учета. Их исследование производится с помощью не ревизионных, а специальных научных методов познания, используемых экспертом в зависимости от решаемых вопросов и характера искажений учетной информации.
  В настоящее  время в методиках экспертного  бухгалтерского исследования все чаще применяются разнообразные приемы системного информационного анализа  счетных записей и их элементов с использованием структурного моделирования, расчетно-аналитических методов и графоаналитических построений. Расчетно-аналитические методы предназначены для выведения и сравнительного анализа количественных (суммовых) значений учетных данных, графоаналитические построения - для получения моделей отражения документальных данных в счетах. По ним можно судить об образовании (исчезновении) связи между учетными данными (записями), что позволяет выявить некоторые аналитические зависимости, объяснить происхождение и закономерные особенности негативного учетного явления (искажения, противоречия), его динамику и экономическую сущность. Выбор и построение необходимых для бухгалтерского исследования моделей в каждом конкретном случае предполагают безупречное знание и использование методических принципов ведения бухгалтерского учета, а также умение видеть и оценивать те признаки счетных записей, по которым можно судить о характере искажения экономической информации. Как свидетельствует экспертная практика, к таким признакам относятся:
    отсутствие необходимых записей в карточках аналитического учета, в накопительных и оборотных ведомостях, в журналах-ордерах, в Главной книге или в контрольном журнале. Если суммы, записанные в оборотных ведомостях, превышают итоги по карточкам аналитического учета, то какая-то операция не получила отражения в аналитическом учете;
    отсутствие аналитического учета по соответствующим балансовым счетам, что наблюдается не только при неудовлетворительном ведении учета (когда для ускорения составления балансов и отчетов бухгалтерия ограничивается лишь записями в систематических отчетах), но и при желании скрыть в учете злоупотребления. Если балансы и отчеты не подтверждаются показателями аналитического учета, то их нельзя признать реальными;
    наличие кредитового сальдо по активным счетам и дебетового сальдо по пассивным счетам, что свидетельствует о неправильном отражении хозяйственных средств при их расходовании;
    неосновательное свертывание сальдо активно-пассивных счетов, создающее возможность уничтожения в учете той или иной суммы;
    открытие и ведение счетов, не предусмотренных счетным планом, нередко сопровождаемые нарушением их корреспонденции;
    наличие записей, не обоснованных документами, что может быть связано с неправильным списанием сумм (например, остаток подотчетных сумм, не подтвержденный документами, списывается по карточке подотчетного лица за счет увеличения расходов по сбыту);
    искажение операций в счетных записях в случаях, когда бухгалтер пытается скрыть злоупотребление или незаконное списание денежных и других хозяйственных средств;
    ошибки в расчетах итогов и переносов с одной стороны регистра на другую (таким способом обычно скрывают операции, необоснованно отраженные в счетных регистрах);
    несоответствие записей в карточках аналитического учета, в оборотных ведомостях и контрольном журнале, появляющееся обычно при внесении исправлений в счетные регистры задним числом;
    не оговоренные в счетных регистрах исправления, наличие исправительных бухгалтерских проводок без документальных оснований и действительной необходимости (например, расхищая наличные деньги путем списания их на подотчетных лиц, бухгалтер делает запись: Дебет счета "Подотчетные суммы", Кредит счета "Касса", а затем путем сторнирования уничтожает эту запись и относит похищенные суммы на счет "Эксплуатационные расходы");
    наличие одностороннего сторно. При этом красной строкой в одном из счетных регистров сторнируют запись операции, при совершении которой допущено злоупотребление, и относят суммы на счетный регистр другого бухгалтерского счета, где она скрывается.
  Следует отметить, что методы обнаружения искаженной экономической информации обусловливаются, прежде всего объективно данной эксперту информацией - характером имеющихся расхождений в учетных данных. Направление поиска искаженной информации, сомнительных бухгалтерских записей, а также способы дешифровки выявленных в них расхождений определяются процессом формирования счетных записей и учетных данных, в котором важнейшую роль играют их взаимосвязи, зависимости и влияние друг на друга. При этом экспертное исследование должно быть построено таким образом, чтобы результаты экспертизы отражали динамику и направленность учетного процесса. Следовательно, конкретные приемы бухгалтерского исследования должны исходить из общей динамической системы взаимосвязей изучаемых счетных записей и способов их формирования в бухгалтерском учете.

Судебная  бухгалтерия: учебная  дисциплина, наука, практика

 
  Судебная  бухгалтерия первоначально возникла как учебная дисциплина, ориентированная на подготовку юристов. Становление этой учебной дисциплины происходило постепенно путем "осознания" особенностей изучаемого ею предмета. Судебная бухгалтерия базировалась на курсе "Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы", целью организации которого являлась попытка обеспечить практику борьбы с преступлениями в сфере экономики необходимыми прикладными знаниями.
  По своему содержанию курс "Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы" складывался из двух мало взаимосвязанных разделов: в первом (который иногда именовали общей частью) сообщались сведения из теории, а также отраслевого бухгалтерского учета, во втором (так называемой особенной части) говорилось о ревизии и бухгалтерской экспертизе. Учебная дисциплина раскрывала деятельность бухгалтера, ревизора, эксперта-бухгалтера и в наименьшей степени ориентировалась на задачи собственно юридической практики. Методика самостоятельного применения юристом сообщаемых ему экономических сведений рассматривалась крайне фрагментарно. Такое положение дел не могло удовлетворять практику и стимулировало дальнейшее развитие учебной дисциплины. В общих разделах курса сугубо экономические вопросы стали дополняться судебно-экономическими (анализ преступной деятельности, маскируемой под видом учетных операций, характеристика документальных несоответствий как признаков и специфических следов преступлений и т.п.). Соответственно все большее внимание уже в этих разделах уделялось методикам самостоятельного применения юристом (прежде всего оперативным работником, следователем) представленных в учебной дисциплине учетно-экономических (теперь уже и судебно-бухгалтерских) знаний. Так в данном конкретном случае протекал процесс интеграции экономических (учетных) и правовых (криминалистических) знаний, приведший к новому пониманию целостности учебной дисциплины и к появлению ее собственного предмета. Фактором, интегрирующим разнородное знание, и соответственно предметом судебной бухгалтерии как учебной дисциплины явились защитные функции бухгалтерского учета, а также закономерности их использования в практической деятельности по борьбе с экономическими преступлениями. При этом под защитными понимались функции учета, обеспечивающие охрану имущественных интересов юридических лиц, которые по законодательству обязаны вести бухгалтерский учет.
  По отношению  к событию преступления можно  выделить превентивную (предупредительную) и охранительную (следообразующую) защитные функции бухгалтерского учета. Суть первой состоит в том, что хорошо поставленная система учета обеспечивает предварительный контроль за всеми хозяйственными
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.