На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Психология симпатий

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 27.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Содержание
Введение                                                                                                                                               3
Глава 1 Эмоциональные  отношения на первом этапе их развития 
§1. Аттракция.                                                                                                                                    4
§ 2. Симпатия как  реакция на свойства объекта                                                                                     6
§ 3. Симпатия и соотношение свойств между субъектом и объектом                                                13
§ 4. Симпатия и  свойства ее субъекта                                                                                               15
Глава 2. Симпатия и взаимодействие                                                                                               18
§1. Внутренняя структура  эмоциональных отношений. Факторно-аналитическое  исследование 22
§ 2. Эмоциональные  отношения и социальный контекст                                                            26
Приложение                                                                                                                                     31
Заключение                                                                                                                                               35
Список литературы                                                                                                                                   36 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

 
    Актуальность  исследованной проблемы диктуется  запросами практики, обусловленные  усилившимся в наши дни коллективным характером человеческой деятельности и актуальными проблемами эффективности  организации и управления людьми, регуляции развертывающихся между ними отношений, использования воспитательных и психотерапевтических воздействий.
    Восприятие  людьми друг друга принадлежит к  области социальной психологии. У  человека существует не только потребность узнать, почему другие ведут себя так, а не иначе, но и стремление осмыслить и понять происходящее, обрести уверенность в правильности его представлений об окружающем мире.
    Взаимоотношения основываются на определенных побуждениях (интерес, понимание необходимости взаимодействия, сотрудничества, общения и т. д.) и включают то или иное поведение (речь, действия, мимика, жесты и т. п.), эмоции и чувства (удовлетворенность общением, симпатии, антипатии, взаимное притяжение, положительные или отрицательные состояния), познание (восприятие другого, мышление, воображение, представление), волю (выдержка при отсутствии взаимопонимания, владение собой в случае конфликта, оказание помощи в трудной ситуации). Межличностные отношения формируются не только в процессе прямого взаимодействия и совместной деятельности людей, влияя на их ход и результаты, но и через их личностное отношение к труду, другим индивидам, самому себе.
    Через межличностные отношения и общение  индивид опосредованно может  включиться в систему общественных отношений. Взаимоотношения складываются и протекают в условиях взаимодействия большого числа людей. Отбор партнеров для общения и выполнения какой-либо деятельности — сложный процесс, который зависит как от общей атмосферы в группах взаимодействующих людей, так и от психологических особенностей их самих. Таким образом, тема работы является актуальный, так как правильное понимание механизма симпатии и восприятия человека человеком может помочь создать нужную рабочую атмосферу в коллективе.
    Особый  круг проблем межличностного восприятия возникает в связи с включением в этот процесс специфических эмоциональных регуляторов. Люди непросто воспринимают друг друга, но формируют определенные отношения друг к другу. На основе сделанных оценок рождается разнообразная гамма чувств – от неприятия того или иного человека до симпатии, даже любви к нему. Область исследований, связанных с выявлением механизмов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку, получила название исследования аттракции.
    Исследование  аттракции в социальной психологии - сравнительно новая область. Ее возникновение  связано с ломкой определенных предубеждений. Долгое время считалось, что сфера  изучения таких  феноменов как  дружба, симпатия, любовь не может быть областью научного анализа, скорее, это область искусства, литературы и т.д.
    Изучается, в частности, вопрос о роли сходства характеристик субъекта и объекта  восприятия, их взаимной поддержки в процессе формирования аттракции,  о роли «экологических» характеристик процесса общения (близость партнеров по общению, частота встреч и т.п.).
    Очевидно, что возникновение аттракции между партнерами оказывает положительное влияние на общение: коммуникация осуществляется легче, во взаимодействии в большей степени проявляется готовность оказать поддержку друг другу, при построении образа преобладает приписывание положительных качеств.
    Выделены  различные уровни аттракции: симпатия, дружба, любовь. На каждом из этих уровней  могут быть проанализированы этапы  развития соответствующего отношения и факторы, на основе которых оно возникает. Ранее всего с этой точки зрения была исследована симпатия: уже в социометрии Джекоба Морено предлагалось даже методика измерения этого чувства.
    Очевидно, что исследования аттракции занимают важное место в общей логике социальной психологии, поскольку служат развитию представления о человеческом общении как единстве его трех сторон.
    Целью данной работы является исследование симпатии и ее роли в срабатывании и совместимости партнеров.
    В соответствии с поставленной целью, в работе будет решены следующие задачи: во-первых, рассмотрены теоретические аспекты симпатии и совместимости партнеров, во-вторых, исследована сплоченность партнеров и ее взаимосвязь с симпатиями.

Глава 1 Эмоциональные отношения на первом этапе их развития

§1. Аттракция.

 
    Аттракция (от франц. attraction - притяжение, привлечение, тяготение) - обозначает процесс взаимного  тяготения людей друг к другу, механизм формирования привязанностей, дружеских чувств, симпатий, любви. Сформировать аттракцию - значит вызвать к себе положительное отношение, то есть расположить к себе. Зачем нужна аттракция? Нет плохих людей - есть плохие отношения.
    Аттракция — это и процесс формирования привлекательности какого-то человека для воспринимающего, и продукт этого процесса, т.е. некоторое качество отношения. Эту многозначность термина особенно важно подчеркнуть и иметь в виду, когда аттракция исследуется не сама по себе, а в контексте третьей, перцептивной, стороны общения. С одной стороны, встает вопрос о том, каков механизм формирования привязанностей, дружеских чувств или, наоборот, неприязни при восприятии другого человека, а с другой — какова роль этого явления (и процесса, и «продукта» его) в структуре общения в целом, в развитии его как определенной системы, включающей в себя и обмен информацией, и взаимодействие, и установление взаимопонимания.
    Включение аттракции в процесс межличностного восприятия с особой четкостью раскрывает ту характеристику человеческого общения, которая уже отмечалась выше, а  именно тот факт, что общение всегда есть реализация определенных отношений (как общественных, так и межличностных). Аттракция связана преимущественно с этим вторым типом отношений, реализуемых в общении.
    Эмпирические (в том числе экспериментальные) исследования главным образом и посвящены выяснению тех факторов, которые приводят к появлению положительных эмоциональных отношений между людьми. Изучается, в частности, вопрос о роли сходства характеристик субъекта и объекта восприятия в процессе формирования аттракции, о роли «экологических» характеристик процесса общения (близость партнеров по общению, частота встреч и т.п.). Во многих работах выявлялась связь между аттракцией и особым типом взаимодействия, складывающимся между партнерами, например, в условиях «помогающего» поведения. Если весь процесс межличностной перцепции не может быть рассмотрен вне возникающего при этом определенного отношения, то процесс аттракции есть как раз возникновение положительного эмоционального отношения при восприятии другого человека.
    Теоретические интерпретации, которые даются полученным данным, не позволяют говорить о  том, что уже создана удовлетворительная теория аттракции. В отечественной  социальной психологии исследования аттракции  немногочисленны. Несомненно, интересна  попытка рассмотреть явление аттракции в контексте тех методологических установок, которые разработаны здесь для анализа групп.
    Исследование  аттракции в контексте групповой  деятельности открывает широкую  перспективу для новой интерпретации  функций аттракции, в частности функции эмоциональной регуляции межличностных отношений в группе. Такого рода работы лишь начинаются. Но сразу важно обозначить их место в общей логике социальной психологии. Естественное развитие представления о человеческом общении как единстве его трех сторон позволяет наметить пути изучения аттракции в контексте общения индивидов в группе.
    Выделены  различные уровни аттракции:
      симпатия,
      дружба,
      любовь.
    Законы  аттракции.
    1-й  закон: понять - это не значит  принять. Нужно, чтобы ваша  позиция (цель, интерес) совпадали с позицией другого человека - не противоречили друг другу.
    Условия принятия:
      непротиворечивость того, что он должен сделать, его интересам, желаниям;
      необходимо показать ему, что действия, которые от него ожидаются, будут способствовать удовлетворению его потребностей;
    положительное отношение к сообщающему.
    2-й  закон аттракции: при прочих  равных условиях люди легче  принимают позицию того человека, к которому испытывают эмоциональное  положительное отношение (симпатия, любовь, привязанность, дружба), и наоборот, труднее принимается позиция того человека, к которому испытывают эмоциональное отрицательное отношение (неприязнь, антипатия, ненависть). Согласно этому закону, людей можно разделить по шкале отношений:
    Шкала отношений
      -                                                         +
      -          -                                   +        +
      -          -          -           +          +          +
      -----------------------------------------------------
      A          B          C           D          E          F
    A - его антипод; 
    В - явная антипатия;
    С - относится скорее отрицательно, чем  положительно;
    D - относится скорее положительно, чем отрицательно;
    E - можно назвать другом;
    F - боготворит вас.
    Рассмотрим  общий психологический механизм формирования аттракции. Здесь мы сталкиваемся с проблемой бессознательного в оценке людьми друг друга. Например, возникло ощущение чего-то неприятного после разговора. "Какой-то неприятный осадок", - говорите вы. Или: "Что-то в нем есть располагающее", - замечаем в другом случае. Как это объяснить. После разговора часто ли мы можем что-то сказать о деталях одежды собеседника (галстуке и т.п.)? Видели и не видели, слышали и не слышали. Все зависит от включенности вашего сознания. Иногда человек увлечен и не слышит и не видит не столь значимые для него сигналы. Эти сигналы могут пропасть для нас бесследно. Но... могут и не пропасть! Все зависит от того, насколько этот сигнал значим для данной личности, несет ли он в себе эмоциональный достаточный заряд. "Минуя" сознание, которое в этот момент занято чем-то другим, эмоционально значимый сигнал остается в сфере бессознательного и оттуда оказывает свое влияние, которое проявляется в виде эмоционального отношения. Отсюда следует, что при общении наши сигналы должны:
      иметь для партнера эмоциональное значение;
      это значение должно быть для него положительным; пусть партнер не осознает этот сигнал (лучше, чтобы не сознавал).
    В этом суть механизма формирования приема аттракции. 

Межличностная аттракция. 

    В широком смысле под межличностной аттракцией понимается формирование положительного эмоционального отношения в процессе восприятия людьми друг друга.
      Исследование факторов межличностной  аттракции началось в 1930-е гг. с анализа вопросов, кто кого  привлекает и почему. Особое влияние  на развитие исследований оказали Морено и Ньюкомб. В эти же годы выходит популярнейший бестселлер Дейла Карнеги "Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей", выдержавший пятьдесят переизданий в США и ставший таким же бестселлером в 80-е гг. в нашей стране. Адаптация рекомендаций Карнеги к практике межличностного взаимодействия получила отражение и в отечественной психологической литературе.
    Внимание, уделяемое этому феномену, привело  к появлению многочисленных и  разнообразных исследований. Особый интерес вызывали вопросы возникновения аттракции при первом знакомстве, в дружбе и любви. У исследователей в силу разных причин присутствовала иллюзия того, что закономерности, выявленные в экспериментах со студентами, носят исключительно универсальный характер.
    Следует отметить и традиционную стимульно - реактивную ориентацию исследований. Многочисленные детерминанты аттракции, выявленные в них, как правило, выступают в качестве стимулов, что и обусловливает построение соответствующих (по Карнеги) рекомендаций. Присущая тому времени исследовательская эйфория открытия общих законов человеческих взаимоотношений в последующем сменилась периодом пессимизма, особенно характерным для поведенческой психологической традиции. В доказательство полезности работы, проведенной представителями поведенческой традиции, можно констатировать: без нее не были бы возможны как фиксация феномена аттракции, так и его экстенсивное изучение, создавшее необходимую базу для последующего углубленного анализа.
    В 70-е гг. в поведенческой традиции к феномену межличностной аттракции начала использоваться цепь подкрепления, разработанная Лоттом и пытающаяся аккумулировать идеи теории баланса и обмена, в соответствии с которыми решающей предпосылкой межличностной аттракции является включение во взаимоотношения подкреплений. Если ваши действия получают подкрепление со стороны других людей, отношении к ним и формируется аттракция.
    Другая  модификация интерпретации теории научения к межличностной аттракции  получила название модели подкрепления - эмоций Барна и Клора. В ней подкрепление дополнено эмоциональным компонентом. Логика полностью соответствует классическому обусловливанию И.П. Павлова. Как собака научается установлению ассоциации между пищей и звонком, так и человек устанавливает ассоциации с позитивными характеристиками других людей и окружения.
    Модель  подкрепления-эмоции включает следующие  положения:
    1. Люди идентифицируют воздействующие  на них стимулы поощрения или  наказания и стремятся к нахождению  первых и избеганию вторых.
    2. Позитивные чувства ассоциируются с поощрением, а негативные — с наказанием.
    3. Стимулы оцениваются в определениях  вызываемых ими чувств. Оценка  позитивна в случае возникновения  позитивных чувств и негативна  — при возникновении негативных  чувств.
    4. Любой нейтральный стимул, ассоциируемый с позитивным подкреплением, вызывает позитивные чувства и наоборот.
    Соответственно, вызывание симпатии или антипатии  конкретными людьми связано с  теми чувствами, которые ассоциируются  с ними. Безусловно, поведенческая  интерпретация феномена межличностной аттракции является слишком упрощенной, но, одновременно, полностью соответствующей общей стимульно - реактивной методологической модели.
    В последнее время начинает пониматься сложность феномена межличностной  аттракции, его динамическая и процессуальная природа.
    Единственно четко зафиксированной констатацией является тот факт, что люди предпочитают выстраивать позитивные отношения  с теми, кто создает возможности  для взаимопоощрения. Во многом эти  идеи базируются на теории социального  обмена Хоманса. Описывая межличностные отношения при помощи концептуального аппарата, заимствованного у экономики, Хоманс использует коэффициент затрат/приобретений, расшифровывающийся опять-таки при посредстве рациональной аналогии — человек взвешивает возможные затраты на достижение цели и получаемую выгоду. Если затраты окупаются — отношения позитивны, если они превышают прибыль, то отношения становятся негативными. Логически взаимовыгодные отношения, казалось бы, составляют фундамент межличностной аттракции. Но в реальной жизни человек далеко не всегда рационален в своих чувствах и поступках и не всегда уподобляется бухгалтеру, подводящему баланс взаимоотношений.
    Психологи Фоа утверждают шесть типов межличностных  отношений, включающих обмен ресурсами:
    1. Товары — любые продукты или объекты.
    2. Информация — советы, мнения или  рекомендации.
    3. Любовь — нежные взгляды, тепло  или комфорт.
    4. Деньги — любые деньги или  все то, что имеет цену.
    5. Обслуживание — любая телесная  активность или принадлежность  человеку.
    6. Статус — оценочные решения,  предоставляющие высокий или  низкий престиж.
    Любые из этих ресурсов могут быть объектами  взаимообмена во взаимоотношениях людей. В соответствии с данным подходом в большинстве межличностных  отношений мы пытаемся использовать минимаксную стратегию, предполагающую минимизацию затрат и максимизацию выгоды. Эта стратегия может реализовываться как преднамеренно, так и непреднамеренно.

§ 2. Симпатия как реакция на свойства объекта

 
    Область исследований, связанная с выяснением механизмов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку, получила название исследования аттракции. Аттракция – это процесс формирования привлекательности какого-то человека для воспринимающего, и продукт этого процесса, т. е. некоторое качество отношения.
    Аттракцию можно рассматривать как особый вид социальной установки (аттитюда) на другого человека, в которой  преобладает эмоциональный компонент, когда этот «другой» оценивается  преимущественно в категориях, свойственным аффективным оценкам. Исследования аттракции главным образом посвящены выяснению тех факторов, которые приводят к появлению положительных эмоциональных отношений между людьми.
    Так, термин аттракция Л. Я. Гозман использует как для обозначения положительных, так и для обозначения отрицательных чувств к партнеру. В своем исследовании Л. Я. Гозман выделяет некоторые факторы, влияющие на возникновение аттракции.
    Физические  данные, красота. По мнению автора исследования, это объясняется тем, что, во-первых, существует биологическая потребность выбирать «красивого» партнера; во-вторых, «красивые» люди более коммуникабельны. Полученные результаты показали, что существует взаимосвязь между отношением к себе и выбором партнера: так, испытуемые юноши с завышенной самооценкой проявляли большую аттракцию к красивой девушке, а испытуемые с заниженной самооценкой - к некрасивой.
    Социальное  положение. Люди с высоким статусом привлекают к себе внимание, так  как считаются успешными. С другой стороны, исследования доказывают, что  «слишком» высокий статус или большая выраженность у человека положительных характеристик снижает аттракцию к нему. Это, по мнению Л. Я. Гозмана, объясняется тем, что слишком высокая компетентность человека может способствовать снижению самооценки партнера, что приводит к избеганию общения с высокостатусной «звездой».
    Степень сходства установок. Сходство установок  способствует возникновению аттракции, а вот продолжению отношений - различие во взглядах. Сходство установок  помогает сблизиться, так как один человек считает, что другой человек в чем-то похож на него самого, а различие установок помогает в дальнейшем поддерживать интерес к партнеру.
    Интерпретации исследований, направленных на анализ аттракции, не позволяют говорить о  том, что уже создана удовлетворительная теория аттракции. Исследование аттракции в социальной психологии – сравнительно новая область, которая наталкивается на непреодолимые препятствия не только вследствие сложности изучаемых явлений, но и вследствие различных, этических затруднений.
    Эта и последующие главы  посвящены детерминации эмоциональных отношений в паре. Рассматриваться будут лишь те факты и закономерности, которые были выявлены в ходе психологических исследований. Это, естественно, приведет к резкому сужению, обеднению материала, но в то же время позволит более четко осветить те аспекты эмоциональных отношений, которые становятся понятны именно вследствие их профессионального изучения и не ясны или недостаточно ясны вне контекста психологической науки. Проблема эмоциональных отношений столь сложна и многогранна, что ее целостное описание — задача, требующая интеграции не только фактов, полученных в разных областях гуманитарного знания, но и вообще значительной части того, что накоплено мировой культурой. Эта задача явно непосильна для одного человека. Сознательное же ограничение круга рассматриваемых феноменов лишь теми, которые видны с позиций современной психологии (прежде всего экспериментальной социальной психологии), дает возможность добавить какие-то новые штрихи к нашим представлениям о том, чем детерминируются возникновение, развитие и распад эмоциональных отношений в паре.
    Эмоциональные отношения на первом этапе их развития предстают в виде симпатий и антипатий  одного человека к другому. Межличностный, диадический характер эмоциональных отношений выражен здесь еще в минимальной степени. Возвращаясь к выделенным двум сторонам эмоциональных отношений — развивающемуся процессу и аттракции, можно сказать, что на первом этапе развития эмоциональных отношений именно аттракция выступает в качестве их ведущего компонента
    В соответствии анализа в качестве одной из детерминант появления  аттракции выступают свойства ее объекта
    Обыденное сознание также уделяет особое внимание этой группе характеристик. Внешние  данные, социально-демографические характеристики, поведенческие паттерны человека традиционно считаются главной причиной симпатии или антипатии к нему со стороны других людей
    На  первых этапах общения заметнее всего  будет воздействие наиболее открытых для наблюдения характеристик человека, не требующих для своего опознания сколько-нибудь длительного времени, таких, как социально-демографическая принадлежность, символы социального статуса и т. д. Главной из таких характеристик является внешность, степень физической привлекательности.
    Физическая привлекательность измеряется обычно путем экспертных оценок, степень гомогенности которых при условии принадлежности оценивающих (судей) к одной субкультуре, против ожидания, очень высока. Факторами, влияющими на оценку внешности, являются пол судьи и степень его знакомства с оцениваемым — знакомых оценивают значимо выше, личностные же особенности судей на оценку не влияют. Это позволяет сделать вывод о том, что оценка физической привлекательности или красоты другого человека определяется степенью соответствия его одному из существующих стандартов внешности, одинаковых для людей, принадлежащих к одной или близким субкультурам. Распространенность и жесткость таких стандартов можно связать с воздействием кино и телевидения, рекламирующих одни и те же образцы внешности.
    Наиболее  распространенным результатом исследования связи физической привлекательности  объекта и симпатии к нему является констатация преимущества более  красивых. Это преимущество проявляется  и в более высоком социометрическом статусе в группе сверстников начиная с раннего детства (по данным К. Дайон, красивая внешность обеспечивает и мальчикам и девочкам более высокую популярность, начиная с четырех лет. Отрицательная зависимость фиксируется лишь у девочек от 5 лет 5 месяцев до 6 лет 10 месяцев), и в диадическом межполовом общении. Так, Э. Уолстер и др. еще в начале 60-х годов установили, что удовлетворенность партнером на танцах определяется только его физическими данными и не зависит от интеллекта, социально-демографической принадлежности и других характеристик.*
    Можно выдвинуть ряд гипотез, объясняющих  наличие такой связи. Во-первых, не исключено, что красота является безусловным положительным подкреплением, что в свою очередь связано с особенностями филогенеза человека. Действительно, есть данные, что субъект осуществляет выбор красивых, даже и, не предполагая общаться с ними и вообще имея весьма ограниченный опыт контакта с людьми. Так, дети обоего пола от 2 лет 9 месяцев до 6 лет 1 месяца в ситуации эксперимента значимо чаще вызывали на экран тахистоскопа изображение красивого сверстника, чем некрасивого. Но если красота является безусловным стимулом, стандарты ее должны быть в силу принадлежности всех людей к виду homo sapiens одинаковы во всех человеческих обществах. В действительности это далеко не так.
    Еще Ч. Дарвин отмечал, что у человека нет единых стандартов красивого тела, а, по выражению Дж. Хоманса, мы значительно лучше знаем, что нравится рыбам, чем то, что нравится людям. Конечно, развитие средств массовой коммуникации и экспансия европейской культуры привели к некоторой межкультурной унификации стандартов красоты, тем не менее, степень их разнообразия очень велика. По данным межкультурных исследований единственной характеристикой тела, ассоциирующейся с физической привлекательностью во всех известных " нам культурах, является развитие мускулатуры и рост у мужчин. Столь же жестким правилом для разнополой диады является требование того, чтобы мужчина был выше и физически сильнее женщины, поэтому мужчины маленького роста и высокие женщины находятся в невыгодном положении, объективно имея меньше потенциальных партнеров.
    Во-вторых, предпочтение более красивых может вызываться большим развитием у них коммуникативных навыков.
    Данные  по этому вопросу различаются  для мужчин и женщин. Так, Г. Рейс и др. обнаружили, что физическая привлекательность мужчин способствует интенсификации их контактов с женщинами и снижению уровня контактов с мужчинами. У женщин же уровень физической привлекательности вообще не влияет на интенсивность социального взаимодействия. Эти же авторы показали, что физическая привлекательность влияет не столько на интенсивность, сколько на содержание общения. У более красивых мужчин и женщин в общении с другими людьми ориентация непосредственно на партнера, например разговор о нем, доминирует над ориентацией на достижение какой-либо внешней по отношению к общающимся индивидам цели.
    Таким образом, предположение о наличии  связей между уровнем физической привлекательности и коммуникативными навыками остается открытым. Связи  подобного рода, обнаруженные при исследовании взрослых людей, могут объясняться различными условиями социализации красивых и некрасивых людей. Данные же по детям немногочисленны и противоречивы.
    В-третьих, положительная связь между красотой и популярностью может быть вызвана какими-либо выгодами общения с более физически привлекательными. В пользу такого прагматического объяснения свидетельствует так называемый эффект иррадиации красоты. Как показали, Г. Сигал и Э. Аронсон, оценка физической привлекательности мужчины существенно зависит от внешних данных женщины, считающейся его постоянным партнером. Таким образом, красивый партнер как бы позволяет повысить уровень собственной физической привлекательности, к чему стремится большинство людей. По данным Э. Ласки , 75% опрошенных ею женщин и 56% мужчин студенческого возраста хотели бы обладать физической привлекательностью, оцениваемой в 7 баллов по семибальной шкале.
    Наиболее  интересным здесь представляется нам  тот факт, что максимальную физическую привлекательность выбрали в качестве желательной для себя не все испытуемые. По-видимому, это связано с известной предубежденностью против красивых людей, о которой речь пойдет ниже. В-четвертых, ориентация на более красивых может задаваться существованием стереотипов, связывающих отдельные внешние характеристики или уровень физической привлекательности в целом с определенными характерологическими чертами. Так, мужчины воспринимают женщин с расширенными зрачками (в условиях эксперимента — вследствие пребывания в помещениях с контрастной освещенностью) как сексуально возбужденных. Более красивым из изображенных на фотографии объектов испытуемые обоего пола чаще приписывают положительные личностные черты и сулят счастливое будущее, людей же с физическими недостатками стигматизируют, приписывая им различные пороки.
    В серии исследований, проведенных  под руководством К. Дайон, было показано, что внешность объекта существенно  влияет на атрибутивные процессы. Все  эксперименты были построены по одной  схеме: группе судей сообщали информацию о проступке, совершенном незнакомым им человеком (это мог быть ребенок-дошкольник, младший школьник, школьник старших классов или студент), и давали его фотографию. В качестве судей выступали преподаватели соответствующих учебных заведений и для двух последних возрастных групп — сверстники обвиняемых. Задача судей состояла в том, чтобы на основании имеющихся сведений сделать вывод о личностных особенностях обвиняемого и предложить меру наказания. Оказалось, что во всех группах судьи выносили более жесткие решения и приписывали более негативные личностные свойства в случае, когда проступок совершал некрасивый человек.
    В целом можно считать, что последнее  предположение о существовании  стереотипа красивый значит хороший  является наиболее обоснованным из всех четырех гипотез, выдвинутых для объяснения связи между физической привлекательностью и аттракцией.
    Отметим, однако, что наряду с тенденцией выбора наиболее красивых существует и иная: предпочтение партнеров того же, что и у себя самого, уровня физической привлекательности. Такая зависимость была обнаружена в ряде полевых и лабораторных исследований. Например, в работе И. Сильвермана осуществлялось наблюдение за парами, пришедших в бар юношей и девушек. Независимые судьи оценивали физическую привлекательность обоих партнеров и по поведенческим признакам - степень удовлетворенности отношениями.
    Оказалось, что исследуемая характеристика зависит не от абсолютных оценок внешних  данных партнеров, а от сходства этих оценок. Отметим, что тенденция предпочтения сходных, хорошо описываемая с точки зрения представлений о социальном обмене, действует гораздо слабее, чем склонность к выбору наиболее красивых.
    Говоря  о связи физической привлекательности  и аттракции, нельзя абстрагироваться от этических моментов. Привилегированное положение красивых (а его, по данным К. Дайон, осознают уже четырехлетние дети, отвечающие на соответствующий вопрос, что лучше быть красивым, так как тогда тебя все будут любить, и не будут обижать) не соответствует представлению большинства людей о справедливости и недопустимости неравенства. Этическая неприемлемость многих фактов, свидетельствующих о связи аттракции и красоты, долгое время даже была тормозом в исследовании этой проблемы. В конце концов, большинство общественных движений вдохновлялись именно идеями равенства", отсутствия каких-либо привилегий и дискриминации. Примириться с тем фактом, что без всяких заслуг со своей стороны человек более красивый, чем другие, попадает в более выгодное положение (а некрасивый — безо всякой вины — в невыгодное), крайне трудно.
    Выход здесь, конечно, не в том, чтобы не исследовать влияние внешности  на отношение к человеку, а в  проведении более тщательных исследований, которые, с одной стороны, позволят избежать примитивизации представлений  о связи физической привлекательности и аттракции, а с другой, могут помочь в поиске способов обхода объективно существующих, но этически неприемлемых зависимостей.
    Оказалось, что связь между аттракцией и  физической привлекательностью все  же не так проста, как кажется на первый взгляд.
    Прежде  всего, далеко не все данные проведенных в этой области экспериментов обладают достаточно высокой экологической валидностью. В большей части экспериментов, например, в качестве стимула использовались фотографии, предположение же об одинаковой реакции на изображение человека и на него самого нуждается в доказательстве. Кроме того, не всегда надежны измерительные процедуры. Так, при использовании пятибалльных шкал физической привлекательности разброс оценок крайне невелик — большинство мужчин получают баллы от 2,5 до 3,5; женщин — от 2 до 4.
    Далее, предпочтение более красивых проявляется, хотя и часто, но не всегда, и этот факт имеет большое воспитательное значение. Отметим, прежде всего, что более высокий уровень физической привлекательности не обеспечивает стабильного успеха в долговременных отношениях. Так, в проведенном под руководством автора дипломном исследовании Н. Г Шевцовой было показано, что физическая привлекательность супругов не влияет на взаимоотношения в семье и стабильность брака. Нет жесткой связи и между внешностью, с одной стороны, и успехом в романтических отношениях — с другой. Существуют в зависимости аттракции от внешности и большие половые различия. Например, приписывание интеллекта и высокой нравственности положительно связано с физической привлекательностью для объектов-женщин и отрицательно для объектов - мужчин. Интересно, что если, например, популярность женщин среди мужчин больше связана с красотой, чем популярность мужчин среди женщин (что соответствует представлениям здравого смысла), то удовлетворенность общением, необходимая для продолжения контакта, коррелирует с физической привлекательностью партнера для женщин на уровне 0,60, а для мужчин — только 0,39 , т. е. реально женщины больше ориентируются на внешние данные партнера, чем мужчины. В целом же в достаточно большой группе испытуемых всегда найдется респондент, испытывающий максимальную аттракцию к тому объекту, который не вызывает аттракции у большинства других членов группы.
    Есть  основания предположить, что в основе предпочтения красивых или некрасивых лежит не столько стремление выбрать себе равного или самого красивого партнера, сколько прогноз его реакций на себя — хотя общения как такового еще нет, есть уже попытка представить себе его будущее развитие. Как показал Т. Хастон в случае уверенности испытуемого в отношении к себе со стороны партнера он выбирает наиболее красивого из всех возможных, при отсутствии такой уверенности — ориентируется на средний или даже низкий уровень физической привлекательности.
    На  прогноз отношения к себе влияет и состояние субъекта, в частности  ситуативные аспекты самооценки внешности и общей самооценки. Так, С. Кислер и Р. Барал путем фальсификации информации о результатах личностного тестирования варьировали самооценку испытуемых (мужчин) и затем в перерыве между экспериментами случайно знакомили их с девушкой. Физическая привлекательность девушки варьировалась с помощью одежды и косметики: в одном случае она была привлекательна, в другом — уровень красоты резко снижался. Оказалось, что испытуемые с завышенной самооценкой проявляли большую аттракцию (и по поведенческим признакам, и по результатам ретроспективного тестирования) к красивой девушке, а испытуемые с заниженной самооценкой — к некрасивой.
    Если  даже прогноз поведения другого влияет на связь красоты с аттракцией, то тем более такое влияние оказывают реальные особенности его поведения. Например, описанная выше склонность к более мягкому суду над красивыми меняется на противоположную, если подсудимый пытается использовать свои внешние достоинства при достижении аморальных целей или не может найти убедительного оправдания своему проступку. Главной же характеристикой поведения в этом случае является отношение объекта к субъекту аттракции; в случае получения позитивной оценки со стороны объекта аттракция положительно связана с его физической привлекательностью, в случае же негативной — отрицательно. Можно предположить, что красивый человек имеет как бы больше власти над другими, чем некрасивый, — положительная оценка, данная красивым, доставляет больше радости, но и отрицательная больше огорчает. Таким образом, аттракция и физическая привлекательность находятся в исключительно сложных, опосредуемых воздействием других переменных, зависимостях друг от друга.
    Существует слабая положительная связь самооценки своей физической привлекательности и ее значения, измеренного независимыми судьями. При этом люди с низким уровнем физической привлекательности систематически завышают самооценку по этому признаку, люди же с ее высоким уровнем — иногда занижают. Есть, вообще, обоснованные сомнения в том, что респондент способен, отвечая на вопрос о внешности субъекта, отрешиться ото всех других не связанных с внешностью характеристик. Весьма вероятно, что как красивых мы оцениваем людей, обладающих комплексом других достоинств, т. е восприятие красоты является лишь выражением более общей положительной оценки человека. Об этом говорит, например, тот факт, что оценки физической привлекательности человека меняются в течение жизни. Так, по данным Н. Ливсона, оценки физической привлекательности одних и тех же женщин в 15 и в 47 лет коррелируют лишь на уровне 0,29, причем в юности и в зрелом возрасте оценка объекта как физически привлекательного коррелирует с наличием у него принципиально разных синдромов личностных свойств.
    Помимо  внешности, на аттракцию влияют и  другие свойства ее объекта, например социальные характеристики человека, такие, как статус, образование, профессия  и т. д. В большинстве случаев  аттракция положительно коррелирует  с достоинствами объекта. У этого правила есть, однако, серьезные ограничения: слишком большая выраженность у человека положительных характеристик снижает аттракцию к нему. Такие данные, в частности, получил Э. Аронсон, изучавший влияние на аттракцию некой обобщенной характеристики, свидетельствующей о степени подготовленности человека к различным видам деятельности, о владении широким классом навыков, умении общаться с людьми и т. д. Эту характеристику можно назвать компетентностью. Кажется очевидным, что вне соревновательной ситуации, когда другой человек не является противником, конкурентом, более компетентный субъект будет нравиться больше, чем менее компетентный, — ведь он обладает большим набором положительных качеств (ловкий, умелый, сообразительный и т. д.).
    Это связано с более общей проблемой  возможности выбора отдельных характеристик  при оценке другого человека. Часть  исследователей считает, что в любой  конкретной оценке проявляется общее  отношение к объекту.
    Для проверки данного предположения  испытуемые были разбиты на четыре группы, каждой из которых предъявлялась видеомагнитофонная запись интервью с одним и тем же человеком. Интервью было якобы одной из стадий отбора кандидатов для получения какой-то премии. В ходе беседы интервьюер выяснял некоторые детали биографии опрашиваемого, интересовался его академическими успехами, а также задавал ряд вопросов, которые обычно задаются на викторинах. Испытуемым первой группы интервьюируемый представлялся человеком весьма компетентным — 82% его ответов были правильны, он хорошо учился в школе и т. д. Для второй группы испытуемых то же самое изображение сопровождалось другим текстом — интервьюируемый представлял человека невысокой компетентности, отвечая правильно лишь на 30% вопросов, средне учился в школе, работал не на престижной работе (корректором, тогда как в первом случае — это был редактор) и т. д. Третья и четвертая группы получали информацию, идентичную первой и второй, за тем исключением, что в конце беседы опрашиваемый проливал на себя чашечку кофе и восклицал при этом: О, Боже, я облил свой новый костюм. Испытуемые каждой группы должны были оценить, насколько им понравился человек, беседу с которым они наблюдали.
    Если  придерживаться мнения о прямолинейной  зависимости между компетентностью  и аттракцией, то можно ожидать, что пролитый кофе и эмоциональная реакция на это, безусловно снижающие компетентность человека в глазах наблюдателя, должны привести к уменьшению симпатии к нему. Но это оказалось верным лишь в случае невысокой компетентности интервьюируемого. Тогда же, когда он представал высококомпетентным субъектом, этот инцидент, наоборот, повышал аттракцию к нему (т. е. испытуемым третьей группы, опрашиваемый понравился больше, чем участникам первой). Такой, парадоксальный, на первый взгляд, результат может иметь ряд объяснений. Во-первых, слишком высокая компетентность человека может способствовать снижению самооценки его партнера, повышению тревожности и, следовательно, приводить к стремлению избегать общения с ним — на уровне эксперимента это проявляется в снижении аттракции. Во- вторых, предельная выраженность у человека положительных свойств может ассоциироваться с рядом негативных личностных характеристик. Напомним, что согласно данным исследований по имплицитной теории личности координаты хороший, с одной стороны, и сильный, умный, красивый и т. д. С другой, связаны отрицательно. Это значит, что существуют довольно стойкие предубеждения против носителей не только отрицательных, но и, в случае их экстраординарной представленности положительных характеристик
    Итак, можно считать, что свойства объекта и аттракция связаны криволинейными зависимостями, опосредованными воздействием других переменных.
    Естественно, на аттракцию влияют и некоторые  особенности вербального и невербального  поведения объекта. Так, большей популярностью пользуются люди, предпочитающие смотреть в глаза собеседнику, резко повышает аттрактивность человека улыбка, влияют на аттракцию и ряд индивидуальных характеристик объекта, таких, как тембр голоса, конституциональный тип и т. д.
    Значимой  детерминантой аттракции является и склонность человека к самораскрытию. Влияние этой переменной (как и вообще поведенческих переменных) зависит от соответствия тех или иных актов определенным правилам. Так, в целом самораскрытие связано с аттракцией положительно, но лишь до определенного предела. Если объектом самораскрытия между незнакомыми людьми становятся интимные моменты жизни человека, особенно те, которые находятся в противоречиях с общественной моралью, то аттракция снижается. Таким образом, аттракция и самораскрытие находятся аналогично аттракции и компетентности в криволинейной зависимости. Точка перегиба, в которой происходит смена знака зависимости, определяется здесь нормами данной субкультуры, диктующими определенный уровень откровенности и открытости между малознакомыми или незнакомыми людьми.
    Еще одной особенностью объекта, влияющей на аттракцию к нему, является характеристика, не столько в действительности присущая человеку, сколько приписываемая ему, — это его удачливость, т. е., представление о том, что даже в ситуации, не зависящей от собственной воли и поступков, его шансы на успех выше, чем у других. Обладание такими свойствами нередко повышает аттракцию к человеку. Недаром полководцы распространяли среди солдат легенды о своей неуязвимости и военном счастье.
    Такая зависимость может быть объяснена  с точки зрения выдвинутой М. Лернером теории веры в справедливый мир, согласно которой большинство людей склонно считать что мир, даже в своих физических, чисто случайных проявлениях, в целом справедлив, следовательно, и добро и зло вознаграждаются по заслугам (разумеется, такая концепция может влиять на поведение и оставаясь неосознанной). Как это ни парадоксально, вера в справедливый мир (справедливый имманентно, без целенаправленных усилий людей) приводит к несправедливости, жестокости: если человек победил — он прав, если проиграл — нет.
    В одном из экспериментов М. Лернера  четверо испытуемых играли в некую  игру, которая была организована таким  образом, что каждый из участников вносил в конечный результат совершенно одинаковый вклад. В конце игры награждался один случайно выбранный игрок, и у испытуемых спрашивали, кто, по их мнению, сделал больше других для достижения цели? Большинство испытуемых считали таким человеком того, кто получил награду. В другой работе испытуемым предлагалось для анализа дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был ранен пешеход. В их задачу входило определение степени ответственности всех участников. Всем испытуемым были знакомы правила дорожного движения, ситуация была построена таким образом, что невиновность пешехода и вина водителя не вызывали сомнения. Действительно,- когда сообщалось, что ранение пешехода легкое, задача решалась правильно. В тех же случаях, когда в условия задачи вводилась информация о тяжелом или даже смертельном ранении пешехода, испытуемые частично перекладывали вину за происшедшее на жертву, хотя сама ситуация никакого основания для такого перераспределения ответственности не давала.
    Этот  эксперимент позволяет понять механизм веры в справедливый мир — человек просто не хочет верить в то, что лично с ним без всякой его вины могут случаться несчастья, а его достоинства и заслуги могут остаться невознагражденными. Убеждение же в справедливости мира эффективно снимает эти страхи.
    Следствием  веры в справедливый мир является и возникновение антипатии к  жертвам каких-либо несчастий (таким  образом можно объяснить уже  упоминавшуюся дискриминацию людей  с физическими недостатками).
    Так, М. Лернер демонстрировал своим испытуемым видеозапись обучающего эксперимента, в котором в качестве отрицательного подкрепления использовались сильные удары электрическим током, вызывавшие резкие болевые реакции ученика (в действительности ток, конечно, не давался, вся сцена просто разыгрывалась по определенной программе). Испытуемые должны были оценить, насколько им нравится или не нравится ученик и в какой степени он заслужил свою участь. Результаты неопровержимо свидетельствуют о том, что чем сильнее страдания жертвы, тем большую антипатию она вызывает и тем в большей степени испытуемые склонны оправдывать происходящее.
    Есть, правда, одно условие, при наличии  которого эта с этической точки  зрения явно негативная закономерность не действует. Часть испытуемых считали, что они наблюдают не видеозапись, а следят по монитору за происходящим в соседней комнате, половине испытуемых при этом было сказано, что они могут в любой момент прервать этот эксперимент, т. е. избавить жертву от страданий. В последнем случае аттракция к жертве была значительно выше, чем тогда, когда испытуемый не имел возможности вмешаться. Чувство ответственности за другого человека и реальная возможность помочь ему способствуют, таким образом, росту аттракции.
    Итак, мы видим, что влияние на аттракцию  даже столь эфемерной характеристики, какой является удачливость, не может быть выражено однозначной зависимостью, оно опосредуется взаимодействием между субъектом и объектом*.

§ 3. Симпатия и соотношение свойств между субъектом и объектом

 
    Большое влияние, как на саму аттракцию, так и на характер ее зависимости от других переменных оказывает соотношение устойчивых свойств членов пары. В наибольшей степени в этом смысле изучено влияние на аттракцию степени сходства или несходства установок. Результаты подавляющего большинства работ свидетельствуют о Положительном влиянии совпадения или близости установок на аттракцию.
    Отметим, что большинство реальных контактов  с другими людьми в начальный  период общения характеризуется  именно неуверенностью в том, как  к тебе относится твой партнер.
    Наиболее влиятельными среди работ этого направления являются исследования, проведенные под руководством Д. Бирна и выполненные с использованием разработанной авторами методики «поддельного незнакомца». Она состоит в следующем: на первом этапе исследования замеряются аттитюды испытуемого по отношению к различным объектам, на втором — ему предъявляются результаты измерения установок какого-либо другого человека на те же объекты. В действительности эти данные фиктивны, «результаты» представляют собой лишь ту или иную степень приближения к собственным установкам испытуемого. На третьем этапе работы измеряется аттракция испытуемого к человеку, якобы заполнявшему вопросник, причем никакой дополнительной информации респондент обычно не получает.
    Д. Бирн и его соавторы пришли к выводу о существовании прямой пропорциональной зависимости между степенью сходства "аттитюдов и уровнем аттракции. Были подсчитаны даже числовые значения коэффициентов в формуле, определяющей аттракцию как функцию сходства установок (эта зависимость получила название закона аттракции Бирна — Нельсона). По данным авторов, при предъявлении строго определенного числа установок (обычно их 12) ни значимость их для испытуемых, ни степень обобщенности объекта аттитюда, ни другие характеристики не играют никакой роли — единственной детерминантой аттракции является число совпадающих или несовпадающих суждений. Свои выводы авторы проверяли не только в лаборатории, но и в полевых экспериментах, которые продемонстрировали их релевантность весьма широкому классу ситуаций общения, правда, в основном кратковременного.
    Работы, проведенные группой Д. Бирна, столь  многочисленны, что, по выражению одного исследователя, «возникает впечатление, что в социальной психологии межличностной  аттракции других работ вообще не существует». Это, конечно, далеко не так. Существуют эксперименты, направленные так же, как и эксперименты Д. Бирна, на выяснение влияния на аттракцию сходства установок, но организованные принципиально иначе. Авторы некоторых из них подвергают вполне обоснованному, на наш взгляд, сомнению адекватность исследовательской схемы «поддельный незнакомец» феномену межличностной аттракции и критикуют полученные с ее помощью результаты. Оказалось, что закон аттракции справедлив лишь в тех ситуациях, когда, как в экспериментальных ситуациях Д. Бирна, общения фактически нет, оно находится на «нулевой» стадии. Как только начинает развиваться реальный процесс общения, закономерности резко усложняются — сходство по важным для субъекта установкам влияет больше, чем сходство по неважным, совпадение по обобщенным установкам воздействует сильнее, чем по сугубо конкретным, и т. д. Прямая зависимость аттракции от степени сходства установок нарушается и в тех случаях, когда испытуемый может возразить субъекту несходных установок, может попытаться переубедить его и т. д. Было также обнаружено, что более важное значение имеет не сходство самих установок, а совпадение способа их обоснования, например прагматического или этического. Д. Бирн рассматривает установки на отдельные объекты независимо друг от друга, вырванные из контекста когнитивной  системы субъекта. Это существенно снижает валидность его результатов. Было показано, например, что с точки зрения детерминации аттракции совпадение конкретных установок значительно менее важно, чем структурное сходство всей системы аттитюдов.
    Принцип сходства нарушается также и тогда, когда у испытуемого уже сформировано отрицательное отношение к объекту  — сходство установок здесь только снижает аттракцию, когда объект более успешен, чем субъект по какой-либо значимой деятельности и в ряде других случаев. Присоединяясь к критике работ группы Д. Бирна, можно отметить, что в данном случае произошел своеобразный «сдвиг мотива на цель»: сбор все новых и новых фактов заслонил мотив познания феномена аттракции.
    Под структурным сходством аттитюдов  понимается не близость установок на отдельные объекты, а совпадение имплицитно присутствующих представлений  о связи этих объектов между собой. Так, одинаковое отношение респондента  к двум объектам является манифестацией представления об их некотором единстве, разное — о различии. Таким образом, структурное сходство когнитивной системы двух людей возможно и тогда, когда сами установки у них резко различаются. Например, если один субъект оценивает два каких-либо объекта положительно, а другой — оба эти объекта отрицательно, совпадение установок отсутствует, а структурное сходство высоко.
    Однако, несмотря на серьезные ограничения  принципа сходства, в большинстве  случаев он все же действует —  полученная тем или иным способом информация о близости своих взглядов и взглядов другого человека способствует появлению симпатии к этому человеку. С чем может быть связана такая зависимость?
    Прежде  всего, надо проверить возможность обратного влияния аттракции на сходство установок, реальное или воспринимаемое. Действительно, хорошее отношение к человеку приводит к тому, что ему приписываются установки, сходные со своими собственными. Показано также, что в процессе общения при наличии положительных эмоциональных отношений в паре системы установок двух людей, как правило, сближаются. Однако, как было продемонстрировано в ряде лонгитюдинальных исследований, эта зависимость «не отменяет того факта, что начальное сходство установок двух людей способствует появлению аттракции между ними.
    Можно предположить, что интенсивность критики Бирна связана еще и с тем, что психологи, ориентируясь, с одной стороны, на поиск простых закономерностей, по строгости и ясности формулировок приближающихся к физическим, с другой — как и люди иных профессий, с недоверием встречают «слишком простые», как бы «унижающие» человека объяснения законов психики.
    Другим  классом свойств членов пары, влияние  соотношения которых на эмоциональные  отношения в паре следует рассмотреть, являются свойства личности. Если по вопросу о влиянии на аттракцию сходства установок есть хотя бы некоторое согласие, то результаты, касающиеся соотношения личностных свойств членов пары, крайне противоречивы. По данным одних исследователей, так же, как и в случае с установками, сходство играет положительную роль, по данным других — более важна взаимодополнительность потребностей сферы или соотношение, названное принципом дополнения, т. е. ориентация на те личностные характеристики, которые слабо выражены у субъекта (например, робкий человек будет особенно симпатизировать смелому). Большую роль, уже на самых первых этапах общения играет сходство в использовании тех или иных личностных конструктов. Для оценки другого человека. В целом же влияние соотношения личностных характеристик, весьма важное на последующих этапах общения в первый период оказывает на эмоциональные отношения довольно слабое воздействие. По-видимому, степень влияния в начальный период определяется, помимо всего прочего, возможностью быстро опознать то или иное свойство. В этом смысле личностные характеристики представляются наименее доступными, установки — более открыты, а легче всего опознаются социально-демографические характеристики объекта — его классовая, этническая, когортная принадлежность. Не случайно и сходство по этим характеристикам играет, как было многократно продемонстрировано, существенную роль в возникновении симпатии.
    Таким образом, мы видим, что в большинстве  случаев аттракция возникает  согласно принципу сходства. Причины  столь большого влияния сходства на аттракцию до сих пор до конца не ясны. Наряду с объяснительными моделями, ориентированными на подкрепляющий характер сходства, существуют и такие, которые считают сходство не более чем сопутствующей характеристикой, основной же — приписывание объекту (на основе похожести его на самого себя) различных положительных свойств. Этот подход, связанный с информационно-интеграционной теорией межличностного восприятия, получил в последние годы ряд эмпирических подтверждений. Здесь, как мы видим, фактически продолжается апелляция к свойствам объекта как к центральным детерминантам аттракции.
    Нельзя  не отметить, что значимость сходства в детерминации аттракции (чем бы эта зависимость не вызывалась) свидетельствует  об известном консерватизме неформального  общения — большинство людей выбирают себе в партнеры тех, кто принадлежит к той же социально-демографической группе, имеет сходный жизненный путь, разделяет те же взгляды и т. д. Общение с таким партнером, естественно, приводит к укреплению сложившегося когнитивного баланса и крайне редко способствует возникновению диссонансов, закрепляет предрассудки и мешает усвоению принципиально новой информации.
    Конечно, полностью отрешиться от себя, как  от своего рода точки отсчета, по-видимому, невозможно — в оценке личности другого человека, например, собственное самосознание, всегда выступает в качестве системообразующего признака. Интересно, что люди, обратившиеся за получением психологической помощи, описывая свой часто делинквентный опыт, нередко оценивают его как вполне обычный, такой, «как у всех». Эта тенденция сохраняется и при знакомстве клиента с психологическими, сексологическими или другими, релевантными его проблемам данными, которые, казалось бы, ясно свидетельствуют о неординарности его жизненного пути.) Тем не менее, ориентация на абсолютное сходство (в пределе — признание идеальным партнером своего отражения в зеркале!) существенно обедняет жизнь человека. Обратимся еще раз к ситуациям, в которых принцип сходства нарушается.
    Помимо  факторов, способствующих нарушению тенденции выбора похожих людей, о которой говорилось выше, отметим еще ряд моментов, имеющих принципиальное значение. Предпочтение сходных по максимальному числу критериев может быть связано с желанием «гарантировать» себе хорошее отношение со стороны партнера. Большинство респондентов предполагают при этом, что чем больше сходство между ними и партнером, тем больше оснований ожидать с его стороны принятия и тем меньше соответственно оснований бояться его. Кроме того, похожий человек более понятен и, следовательно, предсказуем. Можно предположить, что предпочтение сходных людей связано со стремлением обеспечить себе психологическую безопасность и комфортность общения.
    Основания для такого вывода есть и в ряде экспериментальных работ. Еще в  начале 60-х годов было показано, что в ситуации уверенности в положительной оценке со стороны других лиц резко увеличивается предпочтение общаться с представителями несхожей социально-демографической группы. В другом исследовании обнаружилось, что сходство установок положительно связано с аттракцией в тех случаях, когда субъект не справляется с задачей прогноза поведения данного человека, в случае же решения этой задачи предпочтение отдается несходным по взглядам людям.
    Следовательно, в ситуации психологически безопасной действенность принципа сходства снижается, увеличивается тенденция к общению с непохожими по взглядам людьми, что с точки зрения развития человека является, безусловно, предпочтительным. Такая ситуация безопасности может возникать либо, вследствие организованного общения особым образом, либо вследствие некоторых личностных характеристик его участников, делающих их нечувствительными в определенных пределах к негативным оценкам.

§ 4. Симпатия и свойства ее субъекта

 
    Как в научных, так и в житейских  представлениях об эмоциональных отношениях подчеркивается их относительная независимость от внешних условий, спонтанность, детерминация не «извне», а «изнутри». В этом контексте кажется очевидным, что особенности субъекта аттракции должны оказывать на нее определяющее воздействие. Но исследования влияния на аттракцию инвариантных свойств ее субъекта дали в целом неожиданный результат — подавляющее большинство регистрируемых в экспериментальных работах личностных характеристик не оказывает сколько-нибудь значимого воздействия на аттракцию. Это относится к таким измеряемым по стандартным тестам чертам, как экстраверсия, нейротизм, тревожность, авторитарность и т. д.
    Частично  этот результат тем более удивительный, если вспомнить, какую роль играют паттерны поведения, в том числе и межличностного, в формировании самого представления о чертах личности, может быть объяснен несовершенством методического аппарата. Так, Г. Габбеннеш и Л. Хант показали на примере Ф-шкалы, что повопросный анализ личностных тестов может дать для понимания феномена аттракции много больше, чем использование интегральных показателей. Авторы обнаружили, что из 26 вопросов Ф-шкалы 13 в значительной степени связаны с межличностным восприятием, и показатель авторитарности, полученный на их основе в большей степени влияет на оценку других людей, чем вычисленный на основе Ф-шкалы в целом.
    Однако  только методическими погрешностями  не объяснить того факта, что эмоциональные  отношения, по крайней мере на первых этапах их развития, оказались не зависящими от свойств субъекта этого отношения. Для того чтобы объяснить этот результат, надо либо объявить артефактами огромный массив данных, либо пересмотреть существующие взгляды на природу аттракции, признав закономерной ее слабую обусловленность индивидуальностью общающегося субъекта.
    Если  так называемые личностные «черты»  влияют на аттракцию очень слабо, то параметры самосознания оказывают  на нее весьма существенное воздействие. Наиболее серьезную роль здесь играет самооценка — отношение субъекта к самому себе.
    Вопрос  о связи отношения к себе и отношения к другим многократно исследовался как в психологии, так и в других науках гуманитарного цикла. Эмпирическому исследованию связь между отношением к себе и отношением к другим поддается с большим трудом. Результат экспериментальной проверки зависит от разных факторов, прежде всего от того, что именно понимается под отношением к себе и к другим. Диапазон возможностей в случае «отношения к себе» очень широк — от глобального принятия или непринятия себя до оценки себя по какой-либо отдельной специфической характеристике. Так же может варьировать и конкретное содержание, вкладываемое в понятие «отношение к другому».
    Если  отношение к себе, несмотря на возможные  различия в содержании этого понятия  и соответственно противоречивые традиции в его измерении, имеет вполне определенный объект — самого себя, то объект «отношения к другому» в разных исследованиях может быть совершенно различным по смыслу. Это либо некий обобщенный другой, и тогда изучается обобщенная установка на людей, причем в основном ее когнитивный аспект, либо конкретный индивид, незнакомый для испытуемого или знакомый, с которым он вовлечен в определенные отношения.
    Непосредственное  отношение к обсуждаемым нами проблемам имеют закономерности восприятия конкретного другого. Не следует, однако, забывать, что установка на обобщенного другого представляет собой тот паттерн реагирования в межличностном взаимодействии, который реализуется и в общении с конкретным человеком, особенно в первый период знакомства, когда индивидуальные характеристики членов пары еще не проявились с достаточной полнотой.
    Иная  картина возникает в случае низкой самооценки субъекта. С точки зрения теорий баланса отношение к человеку, давшему положительную оценку, должно быть негативным, а к давшему отрицательную — позитивным. С точки же зрения поведенческих моделей, наоборот, к источнику положительной оценки должно быть положительное отношение, к источнику отрицательной — отрицательное. Более того, и симпатия и враждебность в этом случае должны быть особенно сильными (в таблице это обозначено двумя плюсами и минусами соответственно), так как низкая самооценка субъекта увеличивает для него субъективно воспринимаемую значимость как негативной, так и позитивной оценки, полученной от другого человека.
    Эмпирические исследования показали, что в целом предсказания поведенческого подхода больше соответствуют реальности, чем предсказания с точки зрения когнитивистских теорий, — субъекты с низкой самооценкой склонны более позитивно оценивать тех, кто способствует улучшению их отношения к себе (т. е. оценивает их высоко), чем тех, кто поддерживает их когнитивный баланс, давая им соответствующую их собственным представлениям о себе низкую оценку. Интересно, что при введении классификации экспериментальных ситуаций на «теплые», в которых испытуемый действительно получает оценки со стороны другого человека, и «холодные», когда он лишь представляет себе, что бы он чувствовал, если бы получил ту или иную оценку, или пытается прогнозировать и объяснять поведение других людей, поведенческие модели оказываются соответствующими «теплым» ситуациям, а когнитивистские, правда с некоторыми оговорками, — «холодным». Таким образом, можно предположить, что «имплицитные теории общения» строятся по когнитивистским принципам, само же взаимодействие, скорее, по бихевиоральным.
    Разумеется, нет никаких оснований считать  этот результат истиной в последней  инстанции. Методологический анализ соответствующих  экспериментальных работ позволяет  высказать обоснованные сомнения относительно соответствия сделанных выводов критериям научной адекватности. Правда, то же самое можно сказать практически о любых социально-психологических экспериментах. Когнитивистские модели продолжают пользоваться популярностью при анализе эмоциональных отношений, и ситуация вряд ли изменится, даже если будут получены дополнительные факты в пользу моделей бихевиоральных. Причину сильных позиций когнитивизма и при объяснении феномена аттракции, и вообще в современной социальной психологии, по-видимому, следует искать не только в эмпирической обоснованности его выводов, но и в соответствии их более широким, не связанным с эмпирической психологией представлениям о природе человека как существа, прежде всего мыслящего. Когнитивистские модели имеют этическое и даже эстетическое преимущество перед бихевиоральными.
    Тем не менее, оставаясь в рамках экспериментальной  социальной психологии, можно ориентироваться  на тот факт, что стремлению к  подтверждению и повышению своей  самооценки отдается предпочтение перед  стремлением к поддержанию когнитивного баланса, по крайней мере, тогда, когда две эти тенденции оказываются в конфликте. Теперь с учетом этого факта рассмотрим взаимозависимость самооценки, оценки со стороны другого человека и симпатии к нему.
    И для субъектов с низкой и для  субъектов с высокой самооценкой аттракция должна быть положительно связана с оценкой — высокая оценка выступает в качестве подкрепления для обеих групп. Однако, поскольку у людей с заниженной самооценкой потребность в позитивном отношении к себе не удовлетворена, они будут более сенситивны как к положительным, так и к отрицательным оценкам, реагируя на них соответственно большей по сравнению с субъектами с высокой самооценкой симпатией или враждебностью. Угол наклона кривой зависимости аттракции от оценки будет в этом случае выше.
    Наибольший  интерес здесь представляет зона нейтральных, или амбивалентных  оценок. В процессе общения обратная связь почти всегда носит амбивалентный  характер, поэтому именно эта зона релевантна ситуации реальною взаимодействия.
    Логично предположить, что «декодирование» амбивалентных, или нейтральных высказываний или действий другого человека по адресу субъекта, т. е. приписывание им положительного или отрицательного смысла, отнесение к зонам негативных или позитивных оценок, будет идти в соответствии с самооценкой субъекта. Обладатели высокой самооценки будут склонны интерпретировать их как положительные, обладатели же низкой — как отрицательные. «Нулевая» оценка будет восприниматься субъектом с высокой самооценкой как положительная, а субъектом с низкой самооценкой — как отрицательная. Ноль на субъективной шкале оценок находится для первых значимо левее, чем для вторых
    Итак, мы рассмотрели проблему детерминант  эмоциональных отношений на первых этапах развития общения. Подведем некоторые  итоги.
    Мы проанализировали различные причины, способствующие появлению аттракции в паре. Ведущую роль среди них играют стабильные и ситуативные параметры самосознания субъекта аттракции, опосредующие воздействие всех остальных характеристик, внешность и социально-демографические характеристики объекта, близость членов пары по этим же характеристикам, сходство систем социальных установок и ценностных ориентации, а также обычно недооцениваемые «экологические» переменные.
    Среди полученных результатов, на наш взгляд, самым неожиданным и наиболее значимым в теоретическом и практическом плане является доказательство отсутствия факторов, жестко детерминирующих аттракцию. Все обнаруженные причины аттракции действенны лишь в определенном диапазоне условий и в сочетании с другими переменными. Всеобъемлющей формулы аттракции получить не удалось. Можно предположить, что это является не следствием недостаточного уровня развития социально-психологических исследований аттракции, а свидетельством специфики социально-психологических явлений вообще и аттракции, в частности. Человеческое общение, будучи объективно детерминированным, тем не менее, уже на самых первых этапах своего развития определяется и волей его участников. Поэтому аттракция связана не только с инвариантными характеристиками общающихся индивидов, но и с их желанием, с тем, какой стиль поведения они выберут, и с другими непредсказуемыми, зависящими только от них самих параметрами. Невозможность жесткого прогнозирования аттракции в паре — факт исключительной теоретической и практической значимости.
    Сравнительная бедность и схематичность выводов  относительно причин возникновения  аттракции в паре связана не просто со сложностью феномена или с отдельными недоработками и методическими  упущениями. Здесь проявляются определенные особенности исследуемой ситуации. Объект аттракции еще пассивен, а субъект никак не связан с объектом — подлинного общения между ними пока нет. Специфика межличностной аттракции еще в полной мере не проявилась, фактически речь идет о симпатии и антипатии не к личности, а к объекту. Для более полного анализа феномена эмоциональных отношений необходимо обратиться к закономерностям их развития.*

Глава 2. Симпатия и взаимодействие

 
    Эмоциональные отношения определяются как содержанием  процесса общения, так и многими ситуативными факторами. Даже такие непсихологические особенности ситуации взаимодействия, как температура окружающей среды и скученность в помещении, оказывают на аттракцию значимое и вполне поддающееся регистрации влияние. Так, в ряде работ было показано, что существуют оптимальные диапазоны обоих этих параметров, обеспечивающие, при прочих равных условиях, максимальную аттракцию к объекту. Наиболее адекватной для объяснения этой зависимости представляется апелляция к состоянию субъекта, определяющемуся в известной степени характеристиками среды — человек, находящийся в более комфортных условиях, склонен, по-видимому, более позитивно относиться к другим людям.
    Наибольшее  по сравнению со всеми остальными ситуативными или так называемыми  «экологическими» переменными влияние на развитие эмоциональных отношений оказывает пространственная близость между участниками общения. Огромный массив данных свидетельствует о том, что чем меньше расстояние между субъектом и объектом, тем с большей вероятностью возникает аттракция между ними. (Именно эта зависимость позволяет использовать пространственную близость как один из индикаторов аттракции.) Приведем для иллюстрации результаты некоторых исследований.
    Показано, например, что взаимная симпатия между  членами учебных групп (школьных, студенческих, курсантов военных училищ и т. п.) существенным образом зависит от того, насколько близко они сидят во время занятий, как расположены их койки в общежитии и т. д. Так, Т. Ньюкомб, расселив в одном небольшом общежитии 17 незнакомых друг другу ранее студентов, обнаружил, что в первые недели совместной жизни их взаимоотношения зависели, прежде всего, от того, в одной или в разных комнатах и на одном или на разных этажах они жили — пространственная близость оказалась положительно связанной с аттракцией. Все остальные регистрировавшиеся в исследовании переменные на первых этапах общения существенной роли не играли. Аналогичные результаты получил М. Сигал, исследовавший социометрические выборы курсантов школы полиции. Аттракция у них оказалась связанной с близостью субъекта и объекта в алфавитном списке учащихся. Этот, бессмысленный на первый взгляд, результат объясняется тем, что места в учебных классах и в общежитии также были распределены «по алфавиту». Близость фамилий в списке означала, таким образом, пространственную близость во время и после занятий.
    Неоднократно  было продемонстрировано и влияние  на аттракцию расстояния, на котором живут друг от друга члены пары, — положительная зависимость между аттракцией и близостью зарегистрирована здесь как для однополых пар, так и для разнополых, например, при изучении закономерностей брачного выбора. Объяснение этой за
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.