На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Концепция «Россия-Евразия»

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и науки РФ
Федеральное государственное бюджетное образовательное  учреждение                                             высшего профессионального образования                                                                                       «Кубанский государственный университет»                                                                                                                    (ФГБОУ ВПО «КубГУ»)
Экономический факультет
 
Реферат на тему:
 Концепция «Россия-Евразия». 
 
 
 
 
 

Работу выполнила:                                                                             М.И.Исраелова
бакалавр курса  экономического факультета
направления подготовки «Экономика»
группы  101                                                                                                                                                             

Научный руководитель:                                                                    Н.С. Короткий
канд.истор. наук,  доц                                                                                    

Нормоконтролер                                                                                 Н.С.Короткий                                                                                                                          
 

Краснодар 2012 
 
 

Содержание
Введение                                                                                                                      3
1. Евразийская геополитика……………………………………………………………………….4
2. Концепция «Россия-Евразия»………………………………………………………………...6
3. Евразийская версия гегельянства……………………………………………………………8
4. Европа и человечество…………………………………………………………………………….9
5. Диалектика национальной истории………………………………………………………13
6. Правовая теория евразийцев…………………………………………………………………17
7. Идеократия……………………………………………………………………………………………..19
8. Евразийский отбор………………………………………………………………………………….20                                                                                                               
9. Демотия…………………………………………………………………………………………………..21
10. Общеевразийский национализм………………………………………………………….22
11. История первой волны евразийства…………………………………………………….23
12. Лев Гумилев – последний евразиец…………………………………………………….24
13. Новые элементы неоевразийской теории………………………………………..28
13.Список используемых источников…………………………………………………………31 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
Евразийство как  форма российского традиционализма.В двадцатые годы среди белой эмиграции возникло движение евразийцев. Основатели евразийства — кн. Н.С. Трубецкой - филолог и лингвист, основатель (совместно с P.O. Якобсоном) Пражского лингвистического кружка; П.Н. Савицкий — географ, экономист; П.П. Сувчинский — музыковед, литературный и музыкальный критик; Г.В. Флоровский — историк культуры, богослов и патролог, Г. В. Вернадский — историк и геополитик; Н.Н.Алексеев — правовед и политолог, историк обществ, мысли; В.Н. Ильин — историк культуры, литературовед и богослов; князь Д. Святополк-Мирский — публицист, Эренжен Хара-Даван — историк. Каждый из названных представителей «классического» евразийства (1921-1929 гг.), отталкиваясь от конкретного культурно-исторического материала и опыта (географического, политико-правового, филологического, этнографического, искусствоведческого и т.п.), ссылаясь на него, анализируя его и обобщая, обращался к проблематике философии культуры и историософии, связанной с диалектикой Востока и Запада в русской и мировой истории и культуре.
Термин «Евразия»  предложен немецким географом Александром  Гумбольдтом, ученый обозначил им всю  территорию Старого Света: Европу и  Азию. В русский язык введен географом  В.И. Ламанским. Евразийцы издавали «Евразийские временники», сборники, опубликовали множество статей и книг. Евразийство  представляет для нас особый интерес, так как это мировоззрение  обобщило многие ключевые для философии  политики понятия. В частности, наследуя линию Данилевского и Шпенглера, они взяли на вооружение концепцию  России как особой цивилизации, активно  применив к постижению политической истории России пространственный индекс. Кроме того, евразийцы задались амбициозной  целью выработать емкую формулу  полноценного и непротиворечивого  русского консерватизма – политической идеологии, основанной на Традиции, особости географического положения, специфики  исторического цикла, в котором  находится Россия. 

Православная традиция была для евразийцев важнейшим элементом  их понимания истории, и в этом отношении они последовательно  придерживались мифа о регрессе, отрицали позитивный характер европейской цивилизации.                                                                                                                                                                                                                                                        Евразийцы призывали бороться с «кошмаром»                                                                                                                                                                                                                                      всеобщей европеизации», требовали «сбросить европейское иго». «Мы должны привыкнуть к мысли, что романо-германский мир со своей культурой — наш злейший враг». Так, ясно и недвусмысленно, писал князь Н.С.Трубецкой в вышедшей в Софии в 1920 г. программной книге «Европа и Человечество». Показательно, что евразиец Н.Н.Алексеев был единственным российским политическим автором, еще в 20-е годы обратившим внимание на книги Рене Генона. Петр Савицкий первым среди русских мыслителей обратился к геополитике и применил к анализу России модель Хэлфорда Макиндера о «морских» и «сухопутных» системах. Евразийство на уровне политической теории сводило воедино основные элементы философии политики. Оно предложило оригинальный язык, который позволяло исследовать русское Политическое в своеобразной терминологии, выработанной на основании пристального анализа цивилизационной и культурно-исторической особенности России. Будучи наследниками славянофилов и Н.Я.Данилевского, евразийцы предлагали обширный политический проект, учитывающий основные тенденции в мировом масштабе.
  Евразийская геополитика
Евразийцы заложили основу российской школы геополитики. На основании статьи Хэлфорда Макиндера  «Географическая ось истории» П.Савицкий выстроил собственную непротиворечивую модель, с обратной системой приоритетов. Если Макиндер рассматривал различные  версии контроля берегового пространства евразийского материка со стороны Англии и США с тем, чтобы управлять  стратегически Евразией в целом, то Савицкий, приняв ту же модель, рассмотрел ее с точки зрения российских национальных интересов. В то время, когда сознание всех русских было целиком и полностью  политизировано, и вопрос стоял чрезвычайно  остро – либо «белые», либо «красные», без каких-либо нюансов, 

Савицкий смог подняться  над схваткой и сформулировал  основы долгосрочной стратегии России.                                                        
Будучи помощником Петра Струве в правительстве  Врангеля, т.е. находясь на стороне «белых», Савицкий публикует статью, где утверждает: «кто бы ни победил в Гражданской  войне – «белые» или «красные», - все равно Россия будет противостоять  Западу, все равно она будет  великой державой, все равно она  создаст Великую Империю».
Это было крайне авангардным  вызовом всем устоявшимся клише. Даже большевики тогда не мыслили  в масштабах государства, а для  «белых» было невероятно представить  себе «красных» в роли «собирателей земель». Но именно Савицкий оказался прав: вопреки идеологии воля российских пространств заставила большевиков  выступить в качестве новой имперской  силы, породив такое явление, как  «советский патриотизм», и собрав воедино  почти все земли Российской Империи, утраченных в ходе Первой мировой  войны и последовавших за ней  Революции и гражданской войны. С точки зрения Макиндера, не так  важно, какая именно политическая сила выступает от имени «сердцевинной  земли» («суши», heartland’а), в любом  случае она будет обречена на противостояние с силами «моря», т.е. с англосаксонским  миром. Савицкий, еще будучи в «белой»  армии, принял этот тезис с позиции  русского патриота, провозгласив, что  независимо от исхода Гражданской войны, победители в ней войдут в глубокое геополитическое противоречие с  Европой (Западом). Показательно, что  сам Макиндер в то же время был  советником со стороны Антанты в  правительстве генерала Колчака, проводя  идею о необходимости поддержки  «белых» со стороны Европы для  того, чтобы создать на периферии  России «санитарный кордон» марионеточных  белогвардейских режимов под  контролем Англии и Франции. Дальневосточная  Республика, идеи якутского и бурятского сепаратизма в значительной степени  были продуктом этой политики.
Таким образом, Савицкий и другие евразийцы, находившиеся с  Макиндером (Антантой) в одном лагере, сделали прямо противоположный  вывод из геополитической теории, а после окончательной победы большевиков еще более укрепились в своей правоте. 

В то время евразийцы  заложили основу крайне интересного  взгляда на большевизм, который был  радикализирован «сменовеховцами», а затем лег в основу широкого течения в русской эмиграции  – т.н. «оборончества».
С точки зрения евразийцев, большевистская революция была ответом  народных масс на отчужденный строй  романовской России, консервативный лишь с формальной точки зрения, но внутренне следовавший в сторону  европеизации. Евразийцы говорили о  Санкт-Петербургском периоде русской  истории как о «романо-германском иге» и распознали в большевизме  радикальную реакцию русских  континентальных народных масс на недостаточно ясную цивилизационную установку  элит и экономико-политические реформы  в западническом ключе. С точки  зрения евразийцев, большевистская идеология  должна была либо постепенно эволюционировать в более национальную, консервативную модель, либо уступить место новой  евразийской идеологии, которая, в  свою очередь, унаследует пространственную (имперскую) политику Советов в сочетании  с более органичными для России православно-традиционалистскими ценностями. Евразийцев называли за такое парадоксальное сочетание «православными большевиками».
Концепция «России-Евразия»
Развитие цивилизационного подхода привела евразийцев к  необходимости рассматривать Россию не просто как ординарное государство, но как особую цивилизацию, особое «месторазвитие». На этом основана концепция «России-Евразии», т.е. России как отдельного культурно-исторического  типа. Россия имеет в себе много  восточных черт, но вместе с тем  глубоко усвоила и определенные западные элементы. Данное сочетание, по мнению евразийцев, составляет уникальность России, что отличает ее от цивилизаций  Запада и Востока. Если Восток не имеет  в отношении России-Евразии миссионерских  претензий, то Запад, напротив, видит  свою миссию в «просвещении» России. Поэтому именно Запад как цивилизация  представляет собой опасность. Большевики же, обратившие все силы против западного  мира, выступают в такой ситуации защитниками евразийской самобытности. Так, парадоксальным образом за прогрессистами-коммунистами евразийцы обнаружили более глубокий консервативный смысл.                                                     
Евразийцы в значительной степени опирались на наследие русских  славянофилов.
В частности, у И.В.Киреевского  есть идея, что Россия, как специфическое  государство, возникло из сочетания  культур леса и степи. Лес представляет оседлое славянское население, занимавшееся землепашеством, степь – туранских  кочевников.
Россия как континентальное  образование – «Россия-Евразия» – возникла из сочетания двух ландшафтов (культурных кругов): леса и степи, при  наложении двух традиционных жизненных  ориентаций: оседлости и кочевья. Синтез этих элементов прослеживается устойчиво с самых первых периодов русской истории, где контакты славянских племен с тюрками-степняками (особенно половцами) были постоянными и интенсивными. Но особое значение евразийцы придавали  монгольским завоеваниям.
Наследие монголо-татарского периода было тем важнейшим элементом  русской истории, который превратил  несколько периферийных раздробленных  восточно-славянских княжеств в остов  мировой империи. Сектора Киевской Руси, подпавшие в XIII веке под европейское  влияние, постепенно растворились в  нем, утратив политическую и культурную самостоятельность. Земли, вошедшие в  состав Орды, позже стали ядром  континентальной империи. Монголо-татары сохранили духовную самобытность Древней  Руси, которая воскресла в Московском Царстве и вступила в права  «наследия Чингизхана» (название книги  кн. Н.С. Трубецкого). Евразийцы первыми  среди русских философов и  историков переосмыслили туранский  фактор в положительном ключе, распознав  в диалектике русско-татарских отношений  живой исток евразийской государственности.
Два начала: славянское и туранское, степное и оседлое  создали уникальный синтез противоположностей, легли в основу самобытной традиции. Это было удачное сплавление рас, ландшафтов, культур, хозяйственных  и административных моделей. Так  евразийцы подошли к представлению  о России как о «срединном царстве» - особом, уникальном образовании, в  котором происходит преодоление  противоположностей.  

Евразийская версия гегельянства
Немецкий философ  Гегель рассматривал исторический процесс  как развертывание Абсолютной Идеи до отражения в прусском монархическом  государстве. Это идеальное Государство  будет воплощать уникальное состояние  синтезированного сознания, преодолевшего  все пары противоположностей.
Евразийцы утверждали нечто похожее, но только применительно  к России, полагая, что именно в  России-Евразии реализуется смысл  исторического развертывания противоположностей, которые полностью довлеют над  судьбой других государств и народов. Эти противоположности разрешаются  в синтетическом государстве - России, России-Евразии, - которое представляет собой государство-синтез, государство-ответ, государство-тайну, государство-континент.
И, соответственно, правовая и политическая системы Евразии  должны представлять собой некоторые  наиболее существенные аспекты Политического  как такового. Отсюда евразийцы пришли к убеждению об универсальном  смысле России.
Европа и человечество
Следует остановиться несколько подробнее на труде, с  которого началось евразийское движение. Это книга князя Николая Сергеевича Трубецкого «Европа и человечество» *.
В ней автор выстраивает  дуалистическую модель толкования современного состояния международной политики, основываясь на формуле: Европа против человечества, где «Европа» и «человечество» выступают в качестве типологических антиподов. Человечество – это совокупность традиционных обществ, живущих в  согласии с нормами Традиции (прямо  или завуалированно). Европа же есть агрессивная аномалия, стремящаяся  навязать остальным странам продукты локального исторического развития как нечто универсальное. Этот типологический дуализм вполне соответствует другим дуалистическим моделям: «Восток» - «Запад», «современность» - «Традиция», «прогресс» - «регресс», «культура» - «цивилизация», «суша» - «море» и т.д.
Трубецкой в своей  книге методически показывает, что  претензии европейской (романогерманской) культуры на превосходство и универсализм являются проявлением чистого произвола; они несостоятельны, бездоказательны  и голословны.
«… Романогерманцы были всегда столь наивно уверены  в том, что только они - люди, что  называли себя «человечеством», свою культуру - «общечеловеческой цивилизацией», и, наконец, свои шовинизм – «космополитизмом». Этой терминологией они сумели замаскировать  все то реальное этнографическое  содержание, которое, на самом деле, заключается во всех этих понятиях. Тем самым, все эти понятия  сделались приемлемыми для представителей других этнических групп. Передавая  иноплеменным народам те произведения своей материальной культуры, которые  больше всего можно назвать универсальными (предметы военного снаряжения и механические приспособления для передвижения) - романогерманцы вместе с ними подсовывают  и свои «универсальные» идеи и  подносят их именно в такой форме, с тщательным замазыванием этнографической  сущности этих идей,» -- пишет Трубецкой. И далее: «Европейцы просто приняли  за венец эволюции человечества самих  себя, свою культуру и, наивно убежденные в том, что они нашли один конец  предполагаемой эволюционной цепи, быстро построили всю цепь. Никому и в  голову не пришло, что принятие романогерманской культуры за венец эволюции чисто  условно, что оно представляет из себя чудовищное petitio principii. Эгоцентрическая  психология оказалась настолько  сильна, что в правильности этого  положения никто и не усомнился, и оно было принято всеми без  оговорок, как нечто само собою  разумеющееся».
В такой ситуации неевропейские (не романогерманские) народы, т.е. собственно все человечество оказываются  в состоянии жертв, так как  полная европеизация невозможна по определению, а ее элементы лишь раскалывают народ  на классы и сословия, заставляют смотреть на себя чужими глазами, подрывают и  разлагают консолидирующий и  мобилизующий потенциал Традиции. Трубецкой  считает, что с этим нельзя мириться и предлагает продумать варианты ответа человечества на вызов Европы.  

Трубецкой вскрывает  здесь важный парадокс: сталкиваясь  с агрессией европейцев                                                                                                                                                                               
(т.е.людей Запада, прогрессистов, носителей духа  современности), остальное Человечество  попадает в логическую ловушку.  «Когда европейцы встречаются  с каким-нибудь нероманогерманским  народом, они подвозят к нему  свои товары и пушки. Если  народ не окажет им сопротивления,  европейцы завоюют его, сделают  своей колонией и европеизируют  его насильственно. Если же  народ задумает сопротивляться, то для того, чтобы быть в  состоянии бороться с европейцами,  он принужден обзавестись пушками  и всеми усовершенствованиями  европейской техники. Но для  этого нужны, с одной стороны,  фабрики и заводы, а с другой -- изучение европейских прикладных  наук. Но фабрики немыслимы без  социально-политического уклада  жизни Европы, а прикладные науки  - без наук “чистых”. Таким образом,  для борьбы с Европой народу, о котором идет речь, приходится  шаг за шагом усвоить всю  современную ему романогерманскую  цивилизацию и европеизироваться  добровольно. Значит, и в том  и в другом случае европеизация, как будто, неизбежна». Получается  заколдованный круг.
Трубецкой вопрошает: «Как же бороться с этим кошмаром неизбежности всеобщей европеизации? На первый взгляд, кажется, что борьба возможна лишь при  помощи всенародного восстания против романогерманцев. Если бы человечество, - не то человечество, о котором любят  говорить романогерманцы, а настоящее  человечество, состоящее в своем  большинстве из славян, китайцев, индусов, арабов, негров и других племен, которые  все, без различная цвета кожи, стонут под тяжелым гнетом романогерманцев  и растрачивают свои национальные силы на добывание сырья, потребного для  европейских фабрик, - если бы все  это человечество объединилось в  общей борьбе с угнетателями-романогерманцами, то, надо думать, ему рано или поздно удалось бы свергнуть ненавистное  иго и стереть с лица земли  этих хищников и всю их культуру. Но как организовать такое восстание, не есть ли это несбыточная мечта?» 
И он приходит к выводу о необходимости духовной планетарной  революции, т.е. к той программе, которая  станет в дальнейшем основой евразийского мировоззрения.
Трубецкой формулирует  единственный, на его взгляд, продуктивный метод борьбы человечества против диктатуры  Запада в таких словах: «…Весь центр  тяжести должен быть перенесен в  область психологии интеллигенции  европеизированных народов. Эта  психология должна быть коренным образом  преобразована. Интеллигенция европеизированных  народов должна сорвать со своих  глаз повязку, наложенную на них романогерманцами, освободиться от наваждения романогерманской психологии. Она должна понять вполне ясно, твердо и бесповоротно:
- что ее до сих  пор обманывали;
- что европейская  культура не есть нечто абсолютное, не есть культура всего человечества, а лишь создание ограниченной  и определенной этнической или  этнографической группы народов,  имевших общую историю; 
- что только для  этой определенной группы народов,  создавших ее, европейская культура  обязательна; 
- что она ничем  не совершеннее, не «выше» всякой  другой культуры, созданной иной  этнографической группой, ибо  «высших» и «низших» культур  и народов вообще нет, а есть  лишь культуры и народы более  или менее похожие друг на  друга; 
- что, поэтому,  усвоение романогерманской культуры  народом, не участвовавшим в  ее создании, не является безусловным  благом и не имеет никакой  безусловной моральной силы;
- что полное, органическое  усвоение романогерманской культуры (как и всякой чужой культуры  вообще), усвоение, дающее возможность  и дальше творить в духе  той же культуры нога в ногу  с народами, создавшими ее, -- возможно  лишь при антропологическом смешении  с романогерманцами, даже лишь  при антропологическом поглощении  данного народа романогерманцами;
- что без такого  антропологического смешения возможен  лишь суррогат полного усвоения  культуры, при котором усваивается  лишь «статика» культуры, но не  ее «динамика», т.е. народ, усвоив  современное состояние европейской культуры
оказывается неспособным  к дальнейшему развитию ее и каждое новое изменение элементов этой культуры должен вновь заимствовать у романогерманцев;                                                                                                            
- что при таких  условиях этому народу приходится  совершенно отказаться от самостоятельного  культурного творчества, жить отраженным  светом Европы, обратиться в обезьяну, непрерывно подражающую романогерманцам; 
- что вследствие  этого данный народ всегда  будет «отставать» от романогерманцев,  т.е. усваивать и воспроизводить  различные этапы их культурного  развития всегда с известным  запозданием и окажется, по отношению  к природным европейцам, в невыгодном, подчиненном положении, в материальной  и духовной зависимости от  них; 
- что, таким образом,  европеизация является безусловным  злом для всякого не-романогерманского  народа;
- что с этим  злом можно, а следовательно,  и надо бороться всеми силами. Все это надо сознать не  внешним образом, а внутренне;  не только сознавать, но прочувствовать, пережить, выстрадать. Надо, чтобы истина  предстала во всей своей наготе, без всяких прикрас, без остатков  того великого обмана, от которого  ее предстоит очистить. Надо, чтобы  ясной и очевидной сделалась  невозможность каких бы то  ни было компромиссов: борьба -- так  борьба». 
Книга заканчивается  такими афористическими словами:
«В этой великой  и трудной работе по освобождению народов мира от гипноза «благ  цивилизации» и духовного рабства  интеллигенция всех не-романогерманских народов, уже вступивших или намеревающихся вступить на путь европеизации, должна действовать дружно и заодно. Ни на миг не надо упускать из виду самую  суть проблемы. Не надо отвлекаться  в сторону частным национализмом  или такими частными решениями, как  панславизм и всякие другие «панизмы». Эти частности только затемняют  суть дела. Надо всегда и твердо помнить, что противопоставление славян германцам  или туранцев арийцам не дают истинного  решения проблемы, и что истинное противопоставление есть только одно: романогерманцы - и все другие народы мира, Европа и Человечество».  

Диалектика национальной истории
Евразийцы исходят  из принципа, что национальная история  России диалектична. Она имеет свои циклы, свои тезисы и антитезисы, это  отнюдь не поступательное развитие по прямой, но сложная спираль, уникальность которой и составляет самобытность русского бытия.
В Киевской Руси мы уже  встречаем первые интуиции будущего мессианства: митрополит Илларион предсказывает  русским великое духовное будущее, применяя к ним евангельскую истину «последние станут первыми», имея в  виду, что русские последними среди  европейских народов приняли  христианство, но им суждено превзойти  все остальные народы в истовости  и чистоте веры. В целом, Киевская Русь - это типичное средневосточно-европейское  государство, сопоставимое с Болгарией  или Сербией того периода, находящееся  на северной периферии Византии. К XIII веку Киевская государственность приходит в упадок, усобица достигает пика, страна и культура дробятся. Поэтому  Русь становится легкой добычей для  монголов. При этом евразийцы весьма своеобразно оценивали монгольский  период. Это было не просто катастрофой, но и залогом будущего расцвета и  величия, считали они. Позже Лев  Гумилев, продолжая эту линию, отказывался  даже употреблять понятие «монголо-татарское  иго» и говорил о комплиментарности  славянского и тюркско-монгольского этносов, тогда как такой комплиментарности  у восточных славян с народами западной Европы или у евразийских  кочевников с населением Китая не было и в помине.
Монгольские завоевания не разрушают цветущую Русь, но устанавливают  контроль над разрозненными восточнославянскими  областями, находящимися в вечных усобицах. Миф о Киевской Руси созревает  именно в монгольскую эпоху, как  ностальгия по «золотому веку», и  имеет «проектный», «мобилизующий» характер для будущего державного возрождения. Киевская Русь как эпоха национального  единства становится не только воспоминанием  о прекрасном прошлом, но и политическим замыслом в отношении будущего.
Московское Царство  представляет собой высший подъем русской  государственности. 

 Национальная  идея получает новый статус: после  отказа Москвы от признания  Флорентийской унии (заточение и  изгнание митрополита Исидора)  и скорого падения Царьграда  Русь берет на себя эстафету  последнего православного царства.  Москва становится Третьим (последним)  Римом. Параллельно происходит  освобождение от власти Орды. Москва во второй половине XV века  получает политическую независимость  и по-новому сформулированную  религиозную миссию.
Очень важно при  этом географическое расположение Москвы. Перенос центра тяжести с Запада (Киев, Новгород) на Восток (Москва, ранее  Владимирско-Суздальское княжество) знаменовал собой повышение собственно евразийского (туранского) начала в  общем контексте державности. Это  был исторический жест «обращения к  Востоку» и поворот спиной к «Западу».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.