На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Образование сел по долине реки Чикой

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 28.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Образование сел  по долине реки Чикой относится к  концу XVII-XVIII в.в., что неразрывно связано с заселением «семейских» в Забайкалье. История их переселения тесно переплетается с расколом, произошедшим в русской православной церкви в середине XVII века, в царствование Алексея Михайловича. Староверы, эмигрировавшие из России из-за гонений, поселились в Западной Беларуси (тогда Польше). После одного из разделов Польши, места их поселений отошли к России, и их сослали на Алтай и в Забайкалье.
За Байкал семейские шли небольшими партиями. Первая партия пришла в 1754 году, вторая – в 1755 году. Обе они поселились на Чикое. Третья партия в 1758 году ушла по реке Иро, но из-за плохой земли в 1780 году переселилась в Бичуру. Четвертая партия основала Тарбагатай и Мухоршибирь. В Читинской области местом компактного расселения семейских является Красночикойский район. Первые сведения о поселившихся здесь семейских сообщает в печати ученый академик П.С. Паллас, который в 1772 году объезжал Забайкалье. В третьем томе своего сочинения «Путешествие по разным провинциям Российского государства»- изданного в 1788 году, П.С. Паллас дает список селений, в которых поселились старообрядцы, с указанием числа дворов и поселений в каждом из них. Сообщает также некоторые сведения о хозяйственном быте семейских. В долине реки Чикой, где поселились первые, прибывшие за Байкал партии старообрядцев, в Урлукской слободе с принадлежащими к ней деревнями (20 поселений), состояло домохозяев – старожилов 244 и новопоселеных (старообрядцев) – 493; в слободе  Байхорской и в деревнях ее района (12 селений) – 226 старожилов и 123 новых поселян.
Ф.Ф. Болонев отмечает, что старообрядцы Чикоя были выселены из разных селений Польши.  Так, старообрядцы Хилкотойской деревни Доронинского округа Гутайского ведомства пишут протопопу Степану Устюжникову, что переселены в 1767 году из Польши, из разных селений по реке Сожи, в количестве мужского пола 67 душ, женского – 56 душ. Крестьяне старообрядцы Доложинской деревни переселены в 1767 г. из Польши, из городов Горохов, Гомеля и Ветки, лежащих по реке Сожи. Прибыло на поселение 19 человек мужского пола и 17 – женского. Грехневские крестьяне-староверы ответили, что прибыли из Гомеля и Ветки из разных селений,
лежащих по реке Сожи. Прибыло мужского пола – 17 душ, женского – 28 душ. Крестьяне Гутайской деревни переселены из Польши с рек Ветки и Сожи  в 1767 году в количестве душ: 42 –  мужского и 51 – женского пола. Все они Федосеевцы (беспоповцы).
Старообрядцы  Верхненарымской деревни пояснили: «Переселены мы в 1768 году из Польши с рек Днепра и Сожи, местечков Холмика и Ветки , из ближних между собой селений Новоселок и Красной  слободки».
Староверы Альбитуйской деревни переселены в 1768 году из Польши с реки Буга, из деревни Макаровой  мужского пола 14 душ, женского – 18. В Маргентуевскую деревню переведены из Ветки и слободы Спасовой из ближайших меж собою селений в 1767 году 9 душ мужского пола и 7 – женского. Крестьяне Китойской деревни: «поселены в 1768 году с рек Буга и Днепра, местечка Холмича, села Макарова и деревни Красной слободки». Крестьяне села Архангельское переселены из Польши в 1767 году. Жительство имели по реке Сожи, местечке Ветки, слободы Спасовой. Сюда было переселено 203 души мужского пола и 222 – женского. Жители Борохоевской деревни переселены из Польши в 1767 году из Ветки и деревни Красной в количестве душ мужского пола – 17 и женского – 15. Следовательно, наибольшее число старообрядцев поселились в селах Урлук и Архангельское. Быстрый естественный прирост населения (например, за 17 лет между четвертой и пятой ревизиями численность старообрядцев почти удвоилась), привел к тому, что в ряде поселений стал ощущаться хронический недостаток земли. В поисках новых земель крестьяне – староверы начали переселяться. Вначале возникали заимки, на их основе вырастали новые села.
Таким образом, согласно летописи Красночикойского района, находящейся в музее им. Н.В. Гладких, появились следующие села:
1767г. – Новая  деревня (Малоархангельск);
1789г. – с.  Укыр;
1798г. – с.  Шимбилик;
1805г. – с.  Быково;
1884г. – с.  Афонькино;
1884г. – с.  Черемхово;
В материалах комиссии Куломзема по использованию землевладения в Забайкальской области сказано: «Нижне-Нарымская волость почти вся населена семейскими. Селение Альбитуй основано не менее 100 лет тому назад следующим образом: внук основателя селения Среднего Шергольджина Нагарая Жалбаева – Тимофей Грудинин. поселил в здешних местах две семьи из единоверцев Ланцева и Рыбакова. Один был кузнец, другой - плотник. Буряты приняли их с тем условием, чтобы «обучить бурят мастерству и хлебопашеству». С течением времени, когда число семейских возросло до 60 семей, буряты хотели их выселить. Началась тяжба, длившаяся 20 лет. И только в 1849 году Альбитуйцы были наделены землей.
Первые жители селения Хилкотой были поселены в тамошних местах «по указу», потом сюда были переселены «семейские». В последние годы здесь было много случаев выселения в район Ингоды. Селение Грехнево образовалось из заимки одного семейского выселившегося из Гутая. Место, занимаемое селением Архангельское или Кочены Красноярской волости, прежде представляло сплошное болото, покрытое кочками, отчего и произошло второе название селения.
Селение Мало-Архангельское  основано на 30 лет позже села Кочены. Здесь Коченские крестьяне владели на правом берегу Чикоя пашнями. С течением времени отдельные домохозяева выстроили здесь заимки, а потом и совсем переселились сюда. Из этих заимок образовался сначала выселок, а потом и селение.
Селение Котый Байхорской волости (в других источниках Китой) основано «захожими людьми из России» (зырянами). Семейские переселились сюда с низовьев Чикоя значительно позже.
В селение Борохоевское, Коротковской волости семейские пришли из Гутая и Байхора в 20-х годах XIX века. Здесь жило около 15 семей сибиряков. Сибиряки, по словам крестьян, никуда не выселялись и, по-видимому, вымерли, так как их осталось всего 4 семьи.
Селение Осиновское той же волости прежде называлось «Ссыльный», но кто его основал, местные жители не знают. Последовательно здесь жили буряты, потом сибиряки. Семейские же пришли позже с Чикоя…
Селение Ново-Черемховское с выселком Афонькино образовалось из заимок на сенокосных казенно-оброчных статьях 1884-86г.г. Эти селения еще не причислены к волости.
Селение Фомичевское возникло более 100 лет тому назад: основано оно захожим человеком, промышленником Фомичевым. Сначала здесь жили коренные сибиряки, потом приселились семейские, главным образом из Нижнего Нарыма. Приселение семейских совершалось постепенно. В 1851 году была образована Забайкальская область. Административным центром ее стал город Чита, обладавший наиболее выгодным географическим положением по сравнению с другими городами Восточного Забайкалья. Из Верхнее-Удинска до Читы был проложен новый тракт, названный Читинским. Ряд селений по этому тракту был населен староверами, главным образом Верхне-Удинского округа. Так появились семейские села в Хилокском, Петрозаводском, Улетовском районах Читинской области. В последующие 100 лет численность населения в семейских селах меняется.
При сравнении  численности населения и числа  дворов в 1895 и 1989 видно, что за 100 лет  число дворов в селах заметно  увеличилось, тогда, как численность  населения наоборот снизилась.
Эти изменения  говорят о том, что за данный отрезок  времени произошло дробление  семей. По наблюдению за состоянием сельских дворов В.М. Булаева размер сельской семьи к 1990 году по сравнению с1895г. в западных районах области имеет  следующее отношение: на один сельский двор в 1895г. приходилось 6,39 человек, а  в 1990 – 3,03 человек. В настоящее время  людность сельских дворов значительно  упала. Основой стала нуклеарная семья (два поколения).
Из вышесказанного следует, что Красночикойский район был заселен семейскими в XVIII веке. Переселенцы прибыли двумя небольшими партиями в 1754; 1755 годах. Старообрядцы Чикоя были выселены из разных районов Польши, преимущественно с рек Ветки и Сожи. Наибольшее число старообрядцев поселилось в селах Урлук и Архангельское. За последние сто лет численность населения значительно снизилась в связи с уменьшением естественного прироста и миграцией.
Материальная культура семейских Красночикойского района
Изучение проблем  материальной культуры имеет непреходящее теоретическое значение. Мате-риальная культура – это сложившийся на опре-деленных естественных и исторических основаниях способ развития сущностных сил человека, его физических способностей и дарований.
Материальная  культура семейских Красно-чикойского района Забайкальского края интересна и самобытна. Основные причины этому слияние элементов культур нескольких губерний России, из которых сложилось основное ядро переселенцев, а также изолированность их культуры как  в силу географической удаленности Красночикойского района, так и этнической.
Несмотря на обилие литературы по культуре семейских, вся она носит фрагментарный, описа-тельный характер. Исследователи под понятием  семейские чаще всего подразумевают старо-обрядцев, проживающих в Бурятии, и почти не обращают внимания на различия в духовной и материальной культуре двух локальных групп.
Консерватизм  и нежелание контактировать с  этнографами привели к слабой изученности материальной культуры семейских Красночикойского района. Именно поэтому ныне возникла острейшая необходимость, как в изучении и фиксировании образцов материальной культуры, как в описании процессов того или иного ремесла, так и в привлечении внимания к этой проблеме этнографов и историков, пока живо еще старшее поколение семейских.
Объектом исследования является материальная культура семейских Красночикойского района Забайкальского края.
Предметом исследования  - костюм и домашние ремесла, сопутствующие изготовлению одежды изучаемой  группы.
Хронологические рамки: исследование проводится на примере XVII- начала XX веков.
Территориальные рамки: Красночикойский  район Забайкальского края.  

Основные занятия и ремесла семейских.
Основным занятием семейских всегда являлось земледелие. В 1808 году Иркутский губернатор Трескин пишет: «Пример редкого трудолюбия, прилежания к хлебопашеству, подают поселенные в Верхнеудинском уезде старообрядцы. Они поселены лет за 40 на местах песчаных и каменных, где даже не предвиделась возможность к земледелию, но неусыпное трудолюбие их и согласие сделало, так сказать, и камень плодородным. Ныне у них лучшие пашни и их хлебопашество составляет им не токмо изобильное содержание, но есть главнейшая опора Верхнеудинского  и Нерчинского уездов».
Семейские выращивали рожь, овес, пшеницу, просо, ячмень, гречиху. Семейские Урлукской волости на не удобренных пашнях соблюдали трехпольный севооборот, т. е. после каждого года пара, следовало два посева. Семейские ввели искусственное орошение полей и удобрения их навозом. Это особенно практиковалось в Коротковской, Байхорской и Нижненарымской волостях и Нерчинского уездов». Больше всего в хозяйствах держали лошадей и овец. Лошади являлись главной тягловой силой, из которой невозможно было эффективное ведение земледелия. А овцы давали шерсть и кожи для изготовления одежды.
Вспомогательным видом промыслом являлась охота, она обеспечивала население продуктами питания, а также шкурами для  теплой зимней одежды. Более всего  пушным промыслом занимались крестьяне  Урлукской волости. Основным объектом их промысла была белка, продаваемая в Кяхту китай-цам. Промышляли рога изюбра, также сдаваемые китайцам. В 1839 году в Забайкалье было добыто всего 79 пар изюбриных рогов. Давая характеристику промыслам Урлукских крестьян, заседатель Яворский в 1844 году писал, что почти все крестьяне этой волости промышляют «в хребтах разного зверья» с сентября до половины октября.
С 30-40 годов XIX века изюбров стали содержать и  разводить в домашних условиях для  получения пантов – мягких весенних рогов. По данным А.К. Кузнецова в  конце XIX века в Забайкалье у трехсот  хозяев в полуодомашненном состоянии  содержалось более 1000 изюбрей, включая 100 маток и 100 телят. Больше всего  изюбров (500 голов) было по реке Чикой. Наибольшее распространение изюбровый промысел получил у жителей Западного  Забайкалья – семейских.
В конце XIX в. от одомашненных изюбров ежегодно заготовляли до 800 пар пантов. Общий доход от про-дажи в Китай предметов домашнего изюброводства и дикого промысла в Забайкалье исчислялся в 200 тысячах рублей. Во время коллективизации изюбров объединили в более крупные стада (до 30 голов) «зверинцы». По свидетельству Сутурина П.М. (Красный Чикой) долее всех продержался зверинец в с. Могзон: вплоть до 40-х годов XX века. В настоящее время изюбры в одомашненном состоянии не содержатся. (Продолжение в следующем номере)
(Продолжение. Начало в № 27)
Широко развит был у семейских ореховый про-мысел. Кедровые орехи стали привычным видом питания. Из них изготавливали масло, сливки кустарным способом. В 1898 г. количество добывае-мых орехов по р. Чикой в среднем на человека составляло от 10 до 30 пудов  (164 - 490кг) в особо урожайные годы до 50 пудов (820 кг), а доход в семейный бюджет мог сравниться с доходом от выращивания хлеба. Богатые крестьяне занимались извозом, он давал хорошую прибыль.
В начале XIX века получили развитие ремесла «промышленного»  типа: приготовление кирпича, извести, изготовление дегтя, смолы; мельницы.
Обособленность  жизни, нежелание контактировать с  «чужаками», в том числе и с  купцами, вынуждали семейских развивать натуральное хозяйство.
Собственные потребности  в основном  удовлетво-рялись продуктами домашнего производства. Бытовые вещи: гончарные, деревянные, чаще всего были изготовлены своими руками, хотя иногда обменивались у местных мастеров на продукцию собственного производства. Железные, литые и кованые изделия (сошники, топоры, серпы, косы и т. д.) приобретали у местных кузнецов.
Обработкой овчин  занимались для собственных нужд женщины, но практически в каждом селе были мастера по выделке кож  – кожемяки, которые работали по найму. Выделанные овчины шли на тулупы, полушубки, унты, рукавицы, шапки.
По свидетельству  жителей с. Урлук Ф.Ф. Соболева и  И.П.Соболевой овчины предварительно сушили на улице в полностью расправленном  виде. После высыхания внутреннюю поверхность обливали горячим молоком  или  водой и сворачивали на два часа. Выделывали овчины при помощи крюка, укрепленного на потолке. Крюк представлял собой рогатку с одной длинной стороной, другой короткой. В развилку рогатки вставлялся обломок старой косы или серпа. Овчину протягивали сквозь крюк до мягкости, мездру убирая руками. После полной выделки овчины дымили. Для этого брали ведро без дна, в него помещали сухие сосновые шишки и поджигали. Овчины помещали над ведром в виде шалаша мехом наружу. Дымленые овчины приобре-тали желтый цвет и приятный запах. В Укыре, вместо дымления, овчину обрабатывали настоем из сосно-вых шишек, что также придавало им желтый цвет.
Кроме овчин  готовили конские (юфть), коровьи (мякотные) кожи. Грубые кожи обрабатывались другим способом. Информатор П.М. Сутурин (с. Кр. Чикой) рассказывает: «вначале готовилась закваска – смешивались вода, мука и хлебная закваска (позднее вместо последней использовались дрожжи),
оставлялась на три дня для брожения. Этим тестом смазывают внутреннюю часть кожи и сворачивают конвертом на 3-4 дня. По истечении этого срока  шерсть с кожи начинает отставать. Ее удаляют и выносят кожу на мороз. Вымороженная до полувя-лости кожа заносится домой и мнется. Ее  мнут руками, топчут ногами, а также обрабатывают гребнем. Гребень представляет собой доску с зубчиками, укрепленную в  половине чурки. Два гребня ставятся на некотором расстоянии друг от друга, на них и растягивается кожа. Мнут её путём надавливания коленом на шкуру между гребнями. Теперь необходимо дубление кожи. Для чего её помещают в дубильные растворы. Чаще всего это настой корня бадана и коры дубняка (иногда ольхи), в некоторых сёлах кора ивы, шелуха ореха. В раст-ворах кожа выдерживается  два-три дня до покрас-нения. Затем лицевую сторону смазывают другой закваской, приготовленной из конопляного семени, до полной пропитки и вновь мнут до готовности. Такие кожи использовались для пошива обуви, а также, сыромять шла на изготовление упряжи.
Особое место  занимали прядение и ткачество, которые  считались женскими занятиями, и  были развиты в основном в селениях по р. Чикою, где просуществовали  вплоть до 1930-х годов. Сырьём для  этого домашнего производства служили  лен, конопля, овечья шерсть.
По свидетельству  жительницы с. Малоархангельск А.С. Ивановой коноплю сеяли на пеньку и на «за-машки». На замашки сев конопли проводился в начале июня, а её уборка - в начале августа. Растения вырывались с корнем и стелились по пашне. Они мокли под дождём и сушились под солнцем в течение 1-2 недель. На пеньку сев производился 18-20 мая, а убирались растения уже осенью. Конопля вязалась в снопы, и ставилась в суслоны по 10 снопов для просушки. Затем их  вручную (при помощи цепов) обмолачивали. Часть зерна оставлялась на семена, оставшиеся перерабатывались на масло, которое использовалось в дни постов. Обмолоченные снопы мочили в озере (со слов А.С. Ивановой с. Малоар-хангельск), или в специально устроенных возле канав ямах - копанках (со слов И.П. Соболевой с. Урлук). Их придавливали деревянными колодами для того, чтобы полностью погрузить в воду. Выдерживали 2-3 недели, и кочергой вынимали. Сушили в горячей бане. Далее обрабатывали одинаково и пеньку и замашки. Снопы мяли в деревянных мялках и отбивали трепалками для того, чтобы отделить (обрушить) костру (мусор). Мялка изготавливалась из целого дерева с корнем. Из ствола, при помощи топора, выбирались две детали самой мялки, а корень дерева служил для неё подставкой.
тема
Для современной  отечественной историографии характерен переход к комплексному переосмыслению многих моментов истории страны. В
значительной  степени это касается роли религии  в Российской истории и
культуре, значение которой трудно переоценить.
В последние  годы в России религия оказалось  в центре общественного
внимания. Благодаря переменам, произошедшим в государстве и обществе,
возросло  число верующих и число религиозных  организаций. Наряду с
возрождением  традиционных церквей, происходит процесс  восприятия
обществом религиозных зарубежных течений  и создание новых. В средствах
массовой  информации религиозные      ценностные установки очень часто
подаются, и даже рекламируются как единственные подлинно моральные,
как неизменимые  принципы духовного возрождения  страны. Все чаще
конфессиональные  символы, сюжеты и мотивы используются политиками
для приобретения популярности и оправдания своих  действий. День за днем
“религиозный  фактор” входит в повседневную жизнь  граждан. Современная
вероисповедная  ситуация в России неоднозначна, возникают  проблемы,
непосредственно затрагивающие государственные  интересы. Появилось
понятие “духовная безопасность”, т. е. надежная защита духовных
ценностей, норм и нравственных составляющих образа жизни россиян. В
значительной  степени это понятие    отражает обеспокоенность в связи с
деятельностью нетрадиционных для России конфессиональных образований.
Многие  из них претендуют на доминирующее положение в духовной жизни
страны. Эта проблема стала особенно актуальной для Бурятии из-за ее
пограничного  положения, оторванности от традиционных духовных центров,
а также  из-за того , что в этом регионе          достаточно долгое время
функционировали несколько религиозных конфессий.
С другой стороны, очень часто возрождение  Российского государства
ставится  в непосредственную зависимость  от укрепления “традиционной русской религии” - православия. Для подтверждения этого тезиса создаются
новые мифологемы по принципу “все наоборот”, идеализируется история
Православной  церкви и совершенно замалчивается  ее тоталитарное прошлое.
При таком  подходе к развитию религиозной  жизни не учитывается то, что в
последние годы “главной причиной интереса к  религии были не
“положительные  конфессиональные ценности, а отталкивание от прежней
авторитарной, принудительной идеологии”i Возврат к тоталитаризму в новой
религиозной форме так же вызывает беспокойство у религоведов.ii И сегодня
уже высказывают  опасения, что Русская Православная церковь претендует на
роль  не только первенствующей, но и государственной  церкви, не смотря на
то, что  Конституция Российской Федерации  определяет наше государство
светским.iii
За последние  годы в культуре Бурятии произошли  изменения в
направлении исторических притяжений, а также пересмотр ценностных
ориентации     разных   культур     и   религий,   отличающихся     этническим
водоразделом: когда казаки ориентируются на соборности православие, на
общекультурные  исторические достижения своего сословия; буряты на
культурные  ценности Востока, монголо-язычного мира и буддизма;
семейские Забайкалья на общекультурные достижения Руси и т. д. Такое
положение существовало во все времена, но до недавнего времени жило это в
основном  в глубине народной духовности, придавленной величайшим по
своим масштабам экспериментом по созданию новой социалистической
культуры. Эта ситуация, являясь отражением геополитических интересов, не
может не обращать на себя внимание. 1997 год прошел как год повышенного
общественного интереса к религиозным проблемам. Принимался закон “О
свободе совести и религиозных объединений”. Одним из последствий
принятия  закона стало обращение к истории  религии в России, как самих
вероисповедных  организаций, так и научно-общественных учреждений,
средств массовой информации и государственных  органов.
Одним      из     важнейших       вопросов    современности     остается 
 

веротерпимость       в     обществе,   спокойное     восприятие     религиозного
инакомыслия. Для этого необходима выработка  гибкой и результативной
государственной политики в области религии, нормализация государственно-
конфессиональных          отношений     и,      возможно,      совершенствование
государственного  и церковного урегулирования межконфессиональных
отношений.
Таким образом, изучение религиозной ситуации в прошлом и
настоящем, поиски решения возникающих проблем становятся насущной
потребностью  общества, залогом его дальнейшего  успешного развития.
Найти аналоги решения современных  проблем можно лишь обратясь к
дореволюционному  периоду отечественной истории. Россия всегда оставалась поликонфессиональной страной, но опыт советского периода не
дает  конструктивного подхода в их решении . Вероисповедные организации
находились  под постоянным надзором и контролем, какая-либо деятельность
кроме узко конфессиональной (даже благотворительная) была для них
запрещена, все выходящее за пределы обряда, отправления культа
рассматривалось      как     антигосударственное     деяние.     Сегодня     сфера
деятельности  и влияния религиозных организаций               на жизнь общества
значительно    расширилась,      во    многом    напоминая     дореволюционную
ситуацию.     Опыт       конфессиональной    политики       Российской     империи
заслуживает особого внимания и потому, что  при всей жесткости законы,
защищавшие  положение государственной религии - православия, стремились
учесть  специфику отдельных регионов. На конфессиональную политику
оказывали влияние интересы отдельных             областей. Часто она        носила
компромиссный, избирательный характер и может                  служить примером
гибкости,        умелого          использования         характерных           черт
внутриконфессиональных течений старообрядчества в истории Западного
Забайкалья. 
 
 
 
 

СТЕПЕНЬ ИЗУЧЕННОСТИ ПРОБЛЕМЫ 
 

Попытки       проанализировать       и    критически   оценить   староверие
предпринимались представителями церкви уже в XVII в., но первым
историческим  исследованием о старообрядчестве является книга Иванова
(Журавлева)  “Полное историческое известие  о древних стригольниках и
новых     раскольниках,   так   называемых        старообрядцах,   собранное   из
iv
потаенных     старообрядческих     преданий,      записок   и   писем”(1855     ),
написанное обличительным тоном. Кроме традиционной полемики со
старообрядцами, клерикальные историки XIX в. (митрополит Макарий,
Филарет, иеромонах Иоанн) написали причины  разделения старообрядчества
на согласия, рассмотрели вопрос проведения церковной  реформы Никона и
появления оппозиционных настроений как части  истории русской церкви, но
большинство оценок староверия носили негативный характер.
В 60-х  – 70-х годах XIX в. развернулась дискуссия между
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.