На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Журналист в «горячей точке»

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 29.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
БАКИНСКИЙ СЛАВЯНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
 
Филологический факультет
Кафедра журналистики
                   
Ягубова Вюсаля Тейяр гызы
студентка 405 группы
 
Журналист в «горячей точке»
 
ВЫПУСКНАЯ РАБОТА
 
 
      Научный руководитель:
                                                                   ДЖАББАРОВ А.
 
 
 
Решение кафедры журналистики
допускается к защите,
Протокол № ____от _________2011 г.
Зав. Кафедрой________________доц. Бабаев Э.А.
 
 
 
 
Баку 2011

Оглавление

 
Оглавление              2
Введение.              3
Глава 1. Направления и аспекты темы «Журналист в горячей точке».              7
1.1.Определение основных аспектов………………………….....................................7
1.2.Понятие «горячая точка»…………………………………………..………...……9
1.3. Ситуация с военной журналистикой в современном мире…………………...11
Глава 2. Правила работы журналиста в горячей точке……………………………14
2.1. Практика работы журналиста в горячей точке………………………………..20
2.2. Особенности сбора и подготовки информационно-аналитических материалов в зоне военных действий…………………………………………………………….29
Глава 3. Отношения между журналистами и военными…………………………..32
3.1. Стремление к объективности……………………………………….……..……37
3.2. Журналисты и международное гуманитарное право…………….…………...39
Глава 4. Журналисты на войне в Карабахе……………………………..…………..42
4.1. Салатын Аскерова………………………………………………….……………42
4.2. Алы Мустафаев …………………………………………………………………43
4.3. Чингиз Мустафаев……………………………………………………………….44
Заключение…………………………………………………………………………...46
Список литературы…………………………………………………………………..49
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение.

 

Военные конфликты в разных частях света особенно обострились в конце ХХ века. При этом развитие науки и техники сопровождает и поддерживает успешное внедрение новых идей и разработок в военную промышленность. Это привело к так называемой «глобализации» мирового сообщества, и наступлению «нового мирового порядка» - к примеру, объединению Европы, вступлению в ЕС стран бывшего социалистического лагеря. Военные конфликты, ранее бывшие локальными, теперь грозят развернуться по всему миру, не в последнюю очередь из-за развития науки и техники. Их характерная особенность – информационная открытость гражданам всего мира, хотя бы потенциальная. Ирак, Югославия, Афганистан, Чечня, Азербайджан – войны последнего десятилетия продемонстрировали мировому сообществу, что их непосредственными участниками, а не только сторонними наблюдателями, стали журналисты.
Журналисты, также как и любые другие граждане, могут стать жертвами обстрела, могут стать заложниками и погибнуть от взрыва. Однако есть еще и специфика профессии, вследствие которой подобные риски для журналистов оказываются наиболее вероятны. Тем более высока вероятность разного рода рисков и угроз оказывается для журналистов, работающих в зонах социальных и военных конфликтов, в так называемых «горячих точках».
Помимо преодоления общих угроз безопасности, необходимости остаться живым и здоровым, перед журналистом стоит и другая задача: невзирая на все препятствия, выполнить свою работу.
Характерной особенностью последних лет стали и войны террористические, по своему размаху не уступающие войнам в обычном понимании этого слова. И здесь журналисты, вообще СМИ, показали, что они остаются реальной силой - они формируют общественное мнение, от них во многом зависит дальнейшее развитие событий, ведь, как мы знаем, главная ценность двадцать первого века – информация.
Актуальность темы «Журналист в горячей точке» обусловлена ее малоизученностью. Большинство работ, написанных на русском языке на тему журналистики в горячих точках - личные истории тех журналистов, которые побывали на войне. Единственное теоретическое руководство – «Справочник для журналистов, работающих в районах военных действий», изданный Центром Экстремальной Журналистики. Там описаны правовые аспекты работы журналиста, общие правила безопасности, а в конце – три главы с советами военных корреспондентов по правилам поведения на войне, основанными на их личном опыте.
При практически полном отсутствии теоретических трудов и учебников на данную тему, она широко описана в публицистике: достаточно набрать ее в любой поисковой системе – и можно будет с определенностью сказать, что тема журналистики в горячих точках дискусионна и широко обсуждается в рунете. При этом отсутствие научных исследований кажется еще большим пробелом. Именно поэтому данная работа актуальна и интересна с научной точки зрения.
Объектом исследования являются правовые и этические нормы и практика работы журналиста в горячих точках, а также отражение его  деятельности на страницах печати.
Цель проводимого исследования – показать разницу между  прописанными в справочниках и правовых актах правилами и нормами поведения военных корреспондентов в горячих точках и тем, как обстоит дело в действительности.
Для реализации этой цели предстоит проанализировать международные и азербайджанские правовые акты, определяющие статус военного корреспондента.
Теоретическая значимость работы, обусловлена тем, что представленное исследование и выводы заключают в себе сопоставление теоретической базы и анализа практики норм поведения военных корреспондентов.
Практическая значимость исследования: выводы и положения работы позволят систематизировать и актуализировать нормы поведения, освещения событий из горячих точек военными корреспондентами.
Основная гипотеза исследования: нормы, записанные в правовых актах, как международных, так и азербайджанские, и касающиеся статуса и правил поведения военных журналистов, не адекватны действительной деятельности журналиста в горячих точках.
Методы исследования: анализ международных и азербайджанских правовых актов, анализ справочной литературы по теме журналистики в горячих точках, сравнительный анализ материалов в прессе.
Структура работы:
Введение, в котором анализируется необходимость проводимого исследования, дается оценка разработанности тематического поля и формулируются объект, предмет и цель исследования, выдвигается основная рабочая гипотеза. Основная часть содержит анализ международных и российских правовых актов, касающихся работы военных корреспондентов, сравнительный анализ справочных пособий для военных корреспондентов в России и Великобритании, а также анализ подачи материалов из горячих точек газетами «Гардиан» и «Коммерсант». В заключении собраны основные выводы по итогам проведенного исследования, выделены основные принципы поведения корреспондента в горячей точке.
По данным международной неправительственной организации «Пресс эмблем кампань» за 2008 год в «горячих точках» при исполнении служебного долга погибло более семидесяти журналистов в тридцати странах мира. Освещение конфликтов в Ираке, Пакистане, Мексики, Филиппинах, Индии, Афганистана и многих других странах стало последним журналистским заданием для многих работников различных органов СМИ. Причин таких смертей можно назвать множество, начиная с субъективных: непрофессионализм или неосторожность самих журналистов, кончая более глобальными: плохо обеспеченная защита прав человека, отсутствие работающих международных сводов правил и законодательных актов по регулированию действий журналистов в «горячих точках».
Исследователи называют выбранную нами тему одной из наиболее актуальных в современной теории и практике журналистики. В основном это обуславливается её малоизученностью. Существует не так много теоретических и научных трудов на данную тему. Но есть огромное множество публицистики и личных историй журналистов. В данном дипломной работе я попытаюсь отразить различные точки зрения и наблюдения журналистов-исследователей и журналистов-практиков.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Направления и аспекты темы «Журналист в горячей точке»
1.1 Определение основных аспектов
 
При раскрытии темы дипломной работы следует определить основные аспекты в изучении журналистики «горячих точек», так как тема включает в себя различные стороны.
Исследователи в первую очередь описывают правовую сторону военной журналистики и журналисткой работы в «горячей точке». Это всевозможные конвенции, соглашения локального и международного характера, Международное Гуманитарное право, а также законодательство конкретной страны (в данной дипломной работе – Азербайджанская Республика). Также описывают этические нормы журналистской работы. В военной журналистике профессиональная этика играет особенную роль ввиду серьёзности темы и последующего влияния опубликованного материала на массовое сознание.
Подготовка журналиста к командировке в «горячую точку» - большой раздел данной темы. Сюда включают профессиональную подготовку военных журналистов, психологическую подготовку, личное ознакомление корреспондента с уже упомянутыми нами правовыми нормами, сбор полной информации о стране или местности, в которую он направляется. Журналисты-практики уделяют внимание экипировке, подробно описывая одежду и необходимые в командировке предметы. Подробно рассматриваются документы, которые необходимо при себе иметь. Не менее важное место занимает обеспечение безопасности журналиста, начиная опять же с законодательства, закачивая правилами поведения на поле боя и ситуацией захвата заложников. Самым спорным аспектом, на мой взгляд, является проблема подачи информации: характер освещения конфликта, оценки журналиста, позиция средства массовой информации, картинка и т.д.
Также авторы описывают частные журналистские случаи и ситуации, конкретные «горячие точки». Например, в Азербайджане – это Нагорный Карабах, в России – Чеченский конфликт и др.
В данной работе мы рассматриваем лишь некоторые аспекты темы «Журналист в горячей точке», также кратко описываем суть самых основных из них.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.2 Понятие «горячая точка»
 
Прежде, чем приступить к дальнейшему раскрытию темы дипломной работы, следует определить само понятие «горячая точка».
Определений существует множество, кроме того, в разных сферах словосочетание «горячая точка» имеет абсолютно разные значения. Мы же рассматриваем наше понятие, соотнесённое с такими сферами, как война и журналистика.
«BBC дает свое определение горячим точкам: «Под "враждебной обстановкой/условиями" мы подразумеваем страну, регион или отдельную территорию, где происходят война, мятеж, гражданские волнения, террористические акты, а также крайне высок уровень преступности, бандитизма, беззакония или общественных беспорядков. Это определение распространяется и на территории с экстремальным характером климата или местности». Определение, данное вещательной корпорацией BBC, на наш взгляд, является самым полным, поэтому в дальнейшем понятие «горячая точка» будет использоваться нами в этом значении.
Далее следует отметить понятие, применимое к Азербайджанской Республике, которое выделяют историки и другие исследователи. Это «Горячие точки на постсоветском пространстве», что определяется как «вооруженные конфликты, вспыхнувшие на территории СССР и государств, образовавшихся после его распада, в конце 1980-х - начале 1990-х. Общей причиной всех конфликтов была национальная и региональная политика советского руководства, допускавшая, особенно, в 1960-80-е годы этнический и территориальный протекционизм, фактически означавший разный статус тех или иных наций и территорий при декларируемом равноправии. Это приводило к формированию потенциально конфликтных групп интересов, зачастую охватывавших этнические группы целиком.
С ослаблением центральных властей в середине 1980-х годов и ухудшением социально-экономической ситуации конфликты перешли в фазу вооруженного противостояния, а затем и боевых действий.
Характер тех или иных конфликтов, состав их участников, их взаимоотношения с другими заинтересованными сторонами и политика по отношению друг к другу определялась местными условиями».
Понятие «Горячие точки на постсоветском пространстве» введено нами в связи с тем, что самые известные конфликты, широко освещаемые международными журналистами, связаны именно с вышеизложенным. В «горячих точках» Чечни, Дагестана, Северной и Южной Осетии, Нагорного Карабаха погибло большое число международных деятелей СМИ.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.3. Ситуация с военной журналистикой в современном мире.
 
В жизни вообще и в экстремальных ситуациях в частности не бывает абсолютно схожих обстоятельств, умение найти единственно верное решение в любом затруднительном положении – индивидуальное умение. Однако на протяжении многих лет журналистами, работающими в «горячих точках», накоплен и определенный опыт, некоторые составляющие которого могут быть полезны для тех, кто еще только собирается работать в опасных для жизни условиях. Всего многообразия возможных ситуаций нельзя охватить никакими рекомендациями. Уменьшить степень риска – можно.
Число преступлений против журналистов увеличивается ежегодно. В 1982 году в мире было убито 9 журналистов, в 1984 – 14, в 1990 – 32. Очевидна и тенденция к росту числа подобных преступлений. В 1992 году погибли 65 журналистов, в 1993 году 74 журналиста были убиты и 47 похищены, еще 265 работников прессы были избиты и 311 – арестованы. По данным «Reporters sans frontiers» (RSF), в 1998 году во всем мире погибли 19 журналистов.
Во многих российских СМИ безопасность журналиста для руководства многих редакций стала «головной болью», и чтобы избежать подобных проблем, журналистам часто отказывают в командировках на войну, либо требуют составления расписки, в которой репортер освобождал бы редакцию от ответственности за то, что может произойти с ним во время опасной командировки. В 1997 году, после взятия в заложники очередной группы журналистов в Чечне, руководство крупнейших российских телеканалов приняло решение вообще в Чечню корреспондентов не посылать. Следствием подобной позиции стал информационный голод: информация о ситуации в Чечне бралась из различных второстепенных или официальных источников, картина происходящего оказывалась серьезно искажена.
По состоянию на 28 декабря 1999 года в тюрьмах находилось 85 журналистов, которых власти разных стран преследуют за исполнение их служебного долга. В семидесяти странах мира свобода прессы остается иллюзорной. По сравнению с 1998 годом количество убитых в 1999-м журналистов увеличилось вдвое. Основная причина - многочисленные вооруженные конфликты. 28 журналистов погибли в зонах военных конфликтов: в Сьерра-Леоне - 10, в Югославии - 6, в Колумбии - 6, в Чечне - 3, в Восточном Тиморе - 2, в Ливане - 1. С 6 по 12 января 1999 года в Сьерра-Леоне были убиты 9 журналистов. В Колумбии шесть журналистов стали жертвами вооруженных группировок. Специальные корреспонденты немецкого журнала «Stern» Габриэль Грюнер и Волкер Кремер были убиты при невыясненных обстоятельствах в Косово вскоре после ввода армии. Жертвами военных экстремистов стали трое журналистов в Шри-Ланке, один — в Индии и один — в Турции. Трое журналистов из Нигерии погибли во время столкновений на почве этнической ненависти. В Конго 40 журналистов в течение минувшего года были задержаны секретной службой. На Кубе в течение года на тюремных нарах побывало 46 журналистов. Из них в декабре остались в заключении четверо. В Бирме находятся в заточении 13 журналистов, в Сирии — 10, в Китае — 9, в Эфиопии — 9. «Черным» же годом для журналистики «Репортеры без границ» считают 1994-й - тогда погибли 103 сотрудника СМИ. В докладе организации отмечается, что 11 из погибших в 1998 году репортеров занимались расследованиями коррупции и связей представителей власти с организованной преступностью. 4 журналиста были убиты в Колумбии, два - в России. По одному репортеру погибли в Бангладеш, Бразилии, Мексике, Таиланде и на Филиппинах. Восемь журналистов были убиты в различных конфликтах. Организация отмечает, что увеличилось количество арестованных журналистов - если в 1997 году их было 90, то теперь стало 93. Среди стран, где больше всего нарушается свобода информации, лидирует Турция. Здесь 260 журналистов задерживались полицией, а на 60 были совершены нападения. В Турции — стране, претендующей на членство в Европейском союзе, - четверо журналистов подвергались жестоким пыткам.
В 1999 году в мире были убиты 34 журналиста, большинство - намеренно. Больше всего (8 человек) погибло в Сьерра-Леоне во время боевых действий против повстанцев в столице страны. Шестеро журналистов были убиты в Югославии, пятеро - в Колумбии. Два представителя прессы были убиты и несколько десятков подверглись нападению со стороны противников независимости Восточного Тимора. По данным российского Фонда защиты гласности, за 1999 год в России при исполнении профессиональных обязанностей погибли 15 журналистов. Однако журналистов гораздо меньше стали арестовывать. В 1999 году за решеткой находились 87 представителей прессы из разных стран мира, что на 31 человека меньше, чем в 1998 году.          Больше всего журналистов оказалось за 1999 год в тюрьме в Китае (19 человек), второе место по данному показателю у Турции (18 человек). По данным комитета, всего за последние 10 лет в связи с их профессиональной деятельностью в мире были убиты 458 журналистов.
Эти данные показывают, что ситуация с военной журналистикой, с журналистикой конфликта во всем мире, в том числе и в Азербайджане, очень и очень непроста.

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Правила работы журналиста в горячей точке.

 

Впервые положение журналиста на войне было определено Гаагской конвенцией 1907 года «О законах и обычаях сухопутной войны». В ст. 13 приложения к конвенции говорилось: «Лица, сопровождающие армию, но не принадлежащие собственно к ее составу, как то: газетные корреспонденты и репортеры, маркитанты, поставщики, в том случае, когда будут захвачены неприятелем и когда последний сочтет полезным задержать их, пользуются правами военнопленных, если только имеют удостоверение от военной власти той армии, которую они сопровождали». [3]
В Женевской конвенции от 27 июля 1929г. «Об обращении с военнопленными» говорится примерно тоже - журналисты имеют право в случае попадания в плен на то же обращение, что и военнопленные, хотя они и сохраняют статус гражданских лиц. При этом упор делается опять же на то, что при них непременно должно быть удостоверение, выданное вооруженными силами. [4]
После второй мировой войны конвенция была пересмотрена, ее новая редакция вышла в 1949 году. В ней ничего не изменилось в отношении военных корреспондентов. Однако, учитывая, что в условиях хаоса во время второй мировой войны происходила массовая потеря журналистских удостоверений и разрешений на сопровождение армии, условие иметь при себе удостоверение смягчено – в новой редакции конвенции написано, что необходимо получить удостоверение и разрешение.[5]
Речь идет о том, что журналист должен иметь разрешение от командования армии своей страны, чтобы сопровождать ее. Кроме того, удостоверение предназначено для того, чтобы доказать право его обладателя на применение к нему тех или иных норм. Однако на момент написания упомянутых Конвенций право распространялось только на момент задержания.
Позднее вопрос обеспечения безопасности журналистов на войне много раз обсуждался на заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН в 70-х годах. 8 июня 1977 года были приняты Дополнительные протоколы к Женевским конвенциям. Положению военных журналистов посвящена целая глава («Глава III. Журналисты») в Дополнительном протоколе I. В ней снова упоминается о том, что журналисты относятся к гражданским лицам. Однако вносятся уточнения: «Как таковые, они (журналисты) пользуются защитой в соответствии с Конвенциями и настоящим Протоколом при условии, что они не совершают никаких действий, несовместимых с их статусом гражданских лиц, и без ущерба праву военных корреспондентов, аккредитованных при вооруженных силах, на статус, предусмотренный статьей 4 (А.4) Третьей конвенции».[6] Этот пункт упоминают практически все, кто пишет о правилах поведения на войне. Журналисты – гражданские лица, и пользуются защитой только пока остаются гражданскими лицами. Вернемся к главе III Дополнительных протоколов к Женевским конвенциям. Последний пункт вновь говорит о журналистском удостоверении личности. Однако теперь, удостоверение должно быть выдано уже не «военной властью армии», а правительством государства, гражданином которого является журналист, на территории где он постоянно проживает, или в котором находится информационное агентство, где он работает. То есть формально теперь журналист уже не зависит исключительно от командования армии, за которой следует. Удостоверение выдается правительством, и если оно имеется – то получать разрешения у военных уже не нужно.
С подписания данного протокола статус журналиста в горячей точке согласно международному гуманитарному праву остается без изменений: журналисты приравниваются к гражданскому населению, пользуются его правами, в том числе правом на защиту, в то же время, попав в плен, корреспонденты приравниваются к военнопленным".[7]
Список требуемых документов от журналиста включает в себя:
?      Документ, удостоверяющий личность (паспорт или другой).
?      Фотографическую карточку, официально засвидетельствованную.
?      Свидетельство о благонадежности от полиции.
?      Удостоверение от редакции или директора агентства
«По просмотру этих документов корреспондент утверждается в звании военного корреспондента на театре войны».[8] Из приведенной цитаты видно, что согласно данному документу журналист является не гражданским лицом, а военным корреспондентом. Военный корреспондент – это звание.
В документе многократно упоминается цензурное отделение штаба главнокомандующего – на данном отделении лежала обязанность заведовать делами корреспондентов и контролировать их специальную деятельность. Без специального разрешения цензурного отделения журналист не имел права передвигаться из одного района военных действий в другой, все отправляемые журналистами телеграммы и письма должны были быть завизированы цензурным отделением, то же самое относилось к фотографиям. Корреспонденты обязаны были предоставлять написанные материалы в двух экземплярах, один из которых отправлялся в издание, а второй оставался в архиве цензурного отделения.
Кроме того, журналистам, находящимся в горячей точке полагалась своя «форма»: «военные корреспонденты, находясь на театре войны, обязаны постоянно носить на левом рукаве выше локтя установленную повязку, выдаваемую цензурным отделением штаба главнокомандующего. Ношение иных повязок в качестве отличительного знака для корреспондентов воспрещается».[8]
Тому, как защитить свою жизнь на войне, журналистов обучают. Обучающие курсы «Бастион» есть при Союзе журналистов Москвы. Это система специальной подготовки журналистов, работающих в "горячих точках" – ведь руководители СМИ законодательно не несут ответственности за подготовку своих сотрудников перед отправкой в "горячие точки" и обеспечением их комплектами индивидуальной защиты.
Главная задача данных курсов - предоставить возможность корреспондентам получить практические навыки и приобрести знания, которые могут сохранить им жизнь, и кроме того позволят адекватно и эффективно делать свою работу в условиях горячих точек. [9]
Наиболее известное английское справочное издание, регламентирующее работу средства массовой информации - редакционное руководство BBC.
В нем есть отдельный раздел, посвященный работе в горячих точках, «Война, террор и чрезвычайные ситуации». Во-первых, BBC дает свое определение горячим точкам: «Под "враждебной обстановкой/условиями" мы подразумеваем страну, регион или отдельную территорию, где происходят война, мятеж, гражданские волнения, террористические акты, а также крайне высок уровень преступности, бандитизма, беззакония или общественных беспорядков. Это определение распространяется и на территории с экстремальным характером климата или местности». [10]
BBC является каналом общественного вещания и при передаче информации стремится в первую очередь к соблюдению интересов телезрителей. Основная мысль, заключенная во всех указаниях по работе – предоставить людям возможность самим рассуждать и делать выводы, не навязывать своих мнений и при этом – не ранить чувств.
Особое значение придается источникам информации: «Из наших репортажей должен быть абсолютно ясен источник информации, особенно в случае противоречивых заявлений. Мы должны обозначать/называть источники информации и помечать материал, полученный от третьих сторон». [10]
Отдельно стоит сказать о пункте, к которому постоянно возвращаются в руководстве – эмоциональная окрашенность сюжета и аккуратное, грамотное обращение со словами. Судебная лексика – такие слова как "освободить", "отдать под трибунал" или "казнить" при отсутствии четко выраженного судебного процесса запрещены к использованию. Сотрудники телеканала должны избегать эмоционально окрашенных слов, в каком бы то ни было контексте: «Для понимания происходящего барьером может быть и само слово "террорист". Мы должны стремиться избегать этого термина и подобных "ярлыков". Мы оставляем другим задачу выносить суждения, сами же только сообщаем об известных нам фактах(…).Мы не должны перенимать используемую другими людьми лексику и привносить ее в наши материалы».[10]
Подход непростой и неоднозначный, избежать ярлыков, которыми пользуются все – задача тяжелая. Из приведенной выше цитаты видно, что BBC стремится к концепции «чистой» информации, без какой-либо эмоциональной окраски. Смысл, как было отмечено, в том, чтобы дать людям возможность сделать свои выводы, щадя при этом их чувства: «Необходимо чутко реагировать на эмоции и страхи нашей аудитории, сообщая о событиях, связанных с риском или приведших к гибели людей, а также о человеческих страданиях и переживаниях. Вполне возможно, что кто-то из друзей или родственников наших зрителей, слушателей или читателей будет вовлечен в эти ситуации. Поэтому нам следует относиться к освещению подобных тягостных сюжетов с большим тактом и аккуратностью». [10]
Действует также принцип жесткого редакционного контроля всей информации подобного характера, журналист должен консультироваться с ответственным в отделе редакционной политики. 
В Руководстве подробно рассмотрены различные ситуации и модели поведения журналиста в них. 
«Ведя репортажи по теме угона самолетов, похищения людей, взятия в заложники, осады зданий, мы должны внимательно прислушиваться к мнению полиции и иных авторитетных инстанций о том, что сообщение той или иной информации может усугубить положение. Подчас они просят нас придержать или наоборот - включить какую-либо дополнительную информацию. Мы обычно прислушиваемся к разумным просьбам, но мы сознательно не передадим в эфир заведомую дезинформацию. Полиция может даже запросить нас о полной блокировке новостей по теме. Би-би-си должна следовать принятой редакционной процедуре реагирования на подобные запросы» [10] – стоит отметить, что уровень сотрудничества с полицией установлен четко на уровне необходимого – дезинформация по просьбе полиции не передается. BBC остается общественным телевидением, и обязано соответствовать требованиям, предъявляемым к общественному телевидению.
Итак, анализ отечественных, зарубежных и международных правовых актов и других правоустанавливающих документов и справочных пособий, таких как Редакционное руководство BBC показал, что за прошедшее столетие сформированы следующие принципы и правила работы  журналистов в горячих точках:
?      журналисты имеют статус гражданских лиц, находясь в горячей точке, и при этом пользуются защитой, только пока остаются гражданскими лицами.
?      Журналист в горячей точке формально зависим от издания, пославшего его и государства, но не командования армии.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.1 Практика работы журналиста в горячей точке

 
Один из выводов предыдущей главы – признание военного корреспондента гражданским лицом согласно всем рассмотренным в главе и действующим на данный момент правовым актам. Из этого следует, что пока корреспондент не берет в руки оружие и ведет себя в соответствии со своим статусом, он находится в безопасности. О следствиях из данного положения много говорится в указаниях, как вести себя военным журналистам. К примеру, в «Справочнике для журналистов, работающих в условиях военных действий» в главе «Советы военным журналистам» Юрий Романов, оператор, военный корреспондент, пишет: «Оружие и камера – несовместимы. Никогда, ни при каких условиях в зоне боевых действий не вооружайся. Не бери оружия в руки даже в шутку. У тебя другая профессия – ты должен быть над схваткой. Но если ты находишься на одной из сторон с оружием в руках – оставь камеру. Иди, воюй! Армия получит одного плохого бойца – миллионы потеряют журналиста». О том же примерно пишет в том же справочнике Валерий Батуев, в главе «Успокойтесь, если сразу вас не убили»: «…не надо ехать туда (на войну) в камуфляже, как это делают сегодня российские телевизионщики. Вас могут принять за военного – и обеспечить «вражеской пулей»». То есть – нельзя не только вести себя как участник конфликта, но даже и выглядеть так. Даже сходства может быть достаточно для того, чтобы быть убитым. [11]
Необходимо, однако, отметить тот факт, что зачастую журналисты сами выступают за то, чтобы сменить свой статус с гражданского лица на участника боевых действий, аргументируя это тем, что никакой защиты от статуса непричастного к боевым действиям человека все равно нет.
Кроме того, статус участника боевых действий – это фактически официальное право на ношение оружие, которое, по мнению военных корреспондентов, куда лучше обеспечивает личную безопасность, чем международные конвенции по правам человека.
Еще один вывод из предыдущей главы – формальная независимость военного корреспондента от армии, за которой он следует и в расположении которой он находится. Журналист не обязан отчитываться перед военными в том, что он пишет, он не обязан, по крайней мере, формально, спрашивать разрешения на присутствие в части у находящихся в части военных, если он уже получил  это разрешение от государства.
Однако, как пишут работавшие в горячих точках корреспонденты, на практике все эти меры дополняются системой специальной аккредитации: от отношения к журналисту у военнослужащих зависит не только то, какую информацию он получит, но и его безопасность, его жизнь.
Вот еще выдержка из советов Юрия Романова: «В зоне боевых действий с наступлением темноты будь на «базе». Что станет твоей «базой» на ближайшую ночь – номер в гостинице, штаб, госпитальная палатка, окоп – зависит от обстоятельств и твоего везения. Что бы ни случилось, передвижение по расположению военных без сопровождающих, которых знают в лицо, которые знают пароли, - самое жесткое табу». То есть – следует помнить, что журналист на войне целиком зависит от военных. [11]
О том, что по данному пункту практика кардинально расходится с правовыми актами, говорят практически все.
Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов говорит в интервью правовому порталу «Человек и закон»: «безопасность журналиста полностью гарантирована лишь в тоталитарном обществе, где нет свободной печати, или в стабильном демократическом обществе, где развиты все социальные институты, в том числе защищающие жизнь представителей «третьей власти». «Журналисты гибнут там, где общество продолжает развиваться, где идут процессы передела либо собственности, либо власти, либо того и другого вместе».
Вышесказанное касалось недостатков в законодательстве. Есть и другая сторона – редакционная политика в России по отношению к сотрудникам, едущим в горячие точки. Редакции не обязаны ни готовить своих сотрудников к военным условиям, ни обеспечивать их необходимым – бронежилетами, касками, аптечками.
Журналисты «Независимой газеты» Виктория Кручинина и Виктор Литовкин пишут в своей статье «На войне как на войне», как было бы можно усовершенствовать законодательство для обеспечения безопасности военным корреспондентам при поддержке редакций изданий, отправляющих журналистов в горячие точки. Обеспечением соблюдения законодательства по отношению к журналистам мог бы заниматься некий координирующий и справочный орган, способный обеспечить журналистам защиту командира ближайшей воинской части, представителя МЧС, МВД или ФСБ, обладающий авторитетом у представителей силовых ведомств.
В той же статье приводятся слова адвоката Павла Астахова о том, что редакция издания должна обеспечить полный социальный пакет военным корреспондентам. В качестве лучшего примера страховых гарантий, он приводит ситуацию в США, где в случае гибели рядового американской армии, семья погибшего получает 2 млн. долл.
Заместитель председателя комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи Борис Резник отметил в том же материале: «основной механизм – это профессионализм самих корреспондентов: «Отправлять на войну можно только подготовленных специалистов».
Однако, помимо государства и редакции, журналист должен и сам озаботиться должной              подготовкой к военным условиям. Журналист, попадая в горячие точки, оказывается в среде, где законодательство не действует в принципе и все, что ему остается – полагаться на волю случая.
Из интервью Юрия Романова (стрингер, эксперт Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России): «Я, возможно, выражу крамольную мысль, сказав, что только в одном случае из десяти журналисты становятся жертвами роковой случайности или злой воли. В остальных девяти репортеры гибнут или попадают в неприятности из-за собственного непрофессионализма. В каждой работе есть «правила»: дорожного движения, техники безопасности, которые необходимо соблюдать. Правда, в нашем случае сначала их необходимо для себя написать. Никогда и никому не придет в голову сунуть пальцы во вращающийся шпиндель токарного станка или под зубья циркулярной пилы. Или поехать на машине по встречной полосе движения. Зачем же совать голову в шестеренки огромной государственной машины? Чтобы потом кричать о том, что тебя ненароком или намеренно придавило? Все эти «детские» крики – твой, прежде всего, непрофессионализм.» [12]
Стоит отметить, что повлиять на отдельных людей и донести мысль о необходимости военной подготовки для журналистов – проще, чем вносить изменения в законодательство.
Однако, помимо обеспечения своей безопасности и прав, есть и профессиональный аспект. Невозможно, не выезжая из штаба, получать информацию о происходящем на войне. Еще одна цитата из «Справочника для журналистов, работающих в районах военных действий»: «Одно из российских информационных агентств командировало в Чечню сразу двух журналистов: один из них работал с оппозицией, а другой – с дудаевцами. Они отправляли информацию в Москву, в свой офис, а там объединяли два сообщения в одно. И думали, что такой метод подачи информации объективен. Но на самом деле получалась полная дезинформация, полное искажение действительности. И вот почему. Мне пришлось наблюдать за работой одного из журналистов этого агентства. Он никогда не выезжал на «поле боя». Информацию получал из уст лидеров оппозиции. И те говорили ему, что в этом бою мы подбили столько танков дудаевцев.
-Оппозиция (как и дудаевская сторона) кровно заинтересована в завышении потерь противника, чтобы продемонстрировать свою мощь. Они тебе врут…».[13] Отсюда следует - невозможно получить необходимую информацию, общаясь в горячей точке исключительно с политиками и военным руководством. Также журналисту необходимо иметь знания о подоплеке конфликта, о ее «кулуарной стороне», чтобы как минимум правильно оценивать возможную степень достоверности поступающей информации.
Еще один пункт, о котором необходимо сказать особо – степень свободы журналиста в горячей точке. Возможна ли какая либо объективность в принципе в ситуации, когда, как, к примеру, в зоне военного конфликта, за журналистом следят военные обеих сторон конфликта, и он не имеет права раскрывать «военную тайну», не может написать как плохого о своей стороне, так и хорошее о противнике. Возможна ли объективность в таких условиях?
Есть мнение, что репортажи из горячих точек – не более, чем личные впечатления и переживания автора. Военное искусство неотделимо от понятий военной тайны и военной хитрости, т.е. от умения скрыть от неприятеля свои замыслы и внушить ему ложное представление о своих силах и плане действий. Абсолютная свобода сбора, получения и распространения информации на театре военных действий такому требованию явно противоречит. Освещение деятельности той армии, среди которой журналист находится, в острокритическом духе, а равно разоблачение хитростей и умолчаний, практикуемых командованием этой армии, привело бы к скорому пресечению его деятельности. Деятельность военно-полевого журналиста тем самым сталкивается с неизмеримо большим количеством внешних ограничений, нежели деятельность журналиста политического, спортивного и т.д. Возможность взгляда на ситуацию глазами противоположных сторон исключена в принципе - туда-сюда через линию фронта не поездишь. Если отвлечься от вольного или невольного соучастия в пропагандистских усилиях той стороны, где журналист находится, реальный смысл работы полевого корреспондента может заключаться, либо в сборе материалов для будущей книги («теперь об этом можно рассказать»), либо в передаче самой атмосферы войны, в создании очерков, отражающих чувства и настроения ее участников, но, ни в коей мере, не претендующих на конкретную информативность.
Забежав вперед, можно сказать, что по изучении статей из горячих точек разных СМИ: газет, телевидения, информационных агентств, можно помимо названных выше жанров материалов из горячих точек назвать еще один – информационный. Это сжатый, безэмоциональный рассказ о том, что произошло, где, сколько было пострадавших, какие это может иметь последствия – жанр, который больше всего свойственен информационным агентствам.
«Процесс ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф, безусловно, является значимым информационным поводом для средств массовой информации. Трагизм ситуации, мужество спасателей - все это неизменно привлекает внимание читателей и зрителей, а потому газеты и телеканалы стремятся как можно быстрее направить в зону бедствия своих корреспондентов».[14]
«Способы освещения войн и вооруженных конфликтов телевидением вызывают множество споров у исследователей массмедиа и журналистов. Существует несколько подходов к данной проблеме. Первый подход к освещению конфликта преследует цель активизировать общественное мнение против одной из участвующих сторон, что иногда реализовалось на практике глобальными телесетями.
Второй способ – при освещении вооруженного конфликта (как и любого социального конфликта, любой ситуации противостояния) идеальным для СМИ является отражение позиций обеих сторон конфликта. Этот же принцип должен распространяться и на информацию. Ярких примеров несоблюдения этого принципа в нашей постсоветской истории немало. К примеру, практически все средства массовой информации стран СНГ в ходе гражданской войны в Таджикистане придерживались позиций только одной, правительственной стороны, никак не отражая точку зрения на события оппозиции. В российских СМИ, особенно телевизионных, эта тенденция сохранилась и в последующий период. В результате эти СМИ оказывают правительству Таджикистана медвежью услугу, регулярно вызывая своими публикациями, раздражение представителей оппозиции и поддерживающей оппозицию части населения». [14] «Довольно часто телесети следуют этому способу освещения конфликта и представляют мнения двух конфликтующих сторон. Так, к обсуждению ближневосточного кризиса в эфире глобальных телеканалов приглашаются представители Израиля и Палестинской автономии. Это один из наиболее перспективных способов освещения конфликтов, поскольку причины конфликтов, по сути, часто сводятся к гигантскому различию идеологий, точек зрения. Неприятие мнений оппозиционных сторон приводит к еще большему провалу в отношениях, впечатлению, что одна сторона подавляет и притесняет другую (индийцы и пакистанцы, израильтяне и палестинцы, хуту и тутси, сербы и хорваты). Выслушать и понять разные точки зрения – такую возможность дает глобальное телевидение. Правда, надо отметить, что в реальности добиться взаимопонимания между оппозиционными сторонами крайне трудно. Еще труднее – заслужить репутацию беспристрастного телеканала в глазах той или иной стороны». [15]
«Корреспондент не должен разделять конфликтующие стороны на «хороших» и «плохих», чтобы не упрощать ситуацию, не попасть в ловушку собственных чувств и не стать объектом манипулирования со стороны властей. Игнорирование этого правила (например, во время войны в Персидском заливе и военной операции в Ираке Саддам Хусейн предстал как воплощенное зло, в период балканского кризиса злодеем оказался Слободан Милошевич, после терактов во всем обвинили бен Ладена) может привести к нарушению достоверности и целостности картины происходящего. Журналисту, открыто занявшему сочувствующую позицию по отношению к одной стороне, при внезапном изменении событий придется менять свое мнение перед многомиллионной аудиторией. Это подорвет доверие к телекомпании, которую он представляет». [15]
Важным аспектом в освещении событий «горячей точки» является объективность и достоверность фактов. «Не бывает журналистики стопроцентно объективной и беспристрастной, как не бывает журналистики независимой без изъянов. Другое дело, что объективность, беспристрастность и независимость – это те идеалы, к которым нужно и можно стремиться». [16]
«Требования, предъявляемые к видеоряду во время освещения военных действий, довольно строги. При этом самоцензура журналистов имеет приоритетное значение. Одна из основных концепций «визуального» вещания во время военных конфликтов и катастроф CNN, ВВС World и Euronews основывается на щадящем и сочувственном отношении к зрителям. Так, сцены насилия и трупы не показываются без достаточных на это оснований. Телесети избегают демонстрировать удручающие последствия перестрелок или несчастий. Человеческие жертвы, изуродованные люди оказывают крайне сильное воздействие на аудиторию, в которой могут оказаться дети. Жесткие ограничения на показ и демонстрацию насилия имеют под собой серьезные основания, поскольку не допускают снижения порога чувствительности аудитории, десенсибилизации.
CNN International 28 сентября 1999 года продемонстрировала пленку с записью, как чеченец целится в голову, захваченного в плен российского солдата. Держит его на мушке, курок взведен, но неожиданно стреляет в другого пленного. Показывая впервые материал, CNN не отредактировала пленку, и в эфир прошел почти весь сюжет. При повторном же показе пленка была отредактирована: сцены убийства вырезали. Побуждения журналистов понятны: они получили уникальный видеоматериал, и трудно удержаться от желания показать его целиком. Однако демонстрация сцен насилия не вписывается в концепции вещания глобального ТВ.
Визуальная сторона конфликтов особенно важна, поскольку именно она наиболее сильно отражается на массовом восприятии событий зрителями. Как считают исследователи, восприятие конфликтов в значительной степени стереотипизировано и включает в себя эмоциональную реакцию с чувством враждебности по отношению к одной стороне и когнитивный аспект – стремление к упрощению информации, схематичную оценку фактов, избирательность восприятия.
Журналисты, работающие в зоне военных действий, вынуждены соблюдать определенные правила освещения борьбы, главными участниками которой выступают политики. Серьезные проблемы с доступом к информации могут возникнуть из-за умалчивания фактов со стороны властей, пропагандистской деятельности политиков и неправительственных деятелей, а также из-за прямых угроз жизни журналистов.
Все это создает непростые условия для корреспондентов глобальных телесетей. Во-первых, они должны разбираться в пропагандистской информации сторон и выделять реальные факты. Во-вторых, угроза жизни журналистов может ограничивать рамки репортажей, а упущение подробностей ведет к неполному контексту. В-третьих, правительства сильной стороны выставляют свои решения в благоприятном свете, стараясь повлиять на общественное мнение. Так, во время войны в Ираке 2003 года глобальным новостным СМИ приходилось выдерживать сильный прессинг со стороны властей-инициаторов военных действий, из-за которого объективная оценка ситуации становилась не всегда возможной». [16]
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.2. Особенности сбора и подготовки информационно-аналитических материалов в зоне военных действий.
 
За время недавних войн журналисты выработали своеобразный свод правил поведения, помогающих представителям прессы успешно выполнять свои задачи. В них входят правила поведения непосредственно на месте военного конфликта, «рекогносцировка на местности», и правила формирования репортажа с места военного действия.
К примеру, тем, кто впервые решил выехать на столь серьезное мероприятие, рекомендуется, прежде всего, мысленно разбить предпринимаемую акцию на несколько промежуточных этапов: определить для себя способ проникновения на территорию, которая, как правило, очень серьезно заблокирована оцеплением, заранее сформулировать непоколебимые поводы для присутствия и нахождения на территории, где проводится антитеррористическая операция. Цели и задачи по своему масштабу должны превосходить аргументы для выдворения за пределы интересующей журналиста территории. Аргументы должны позволить выполнить редакционное задание таким образом, чтобы начальники, с которыми доведется столкнуться, помогли попасть в нужный район, встретиться с интересующими людьми.
Все интервью с военным персоналом должны записываться на магнитофонную пленку. Интервью с пилотами и экипажами самолетов могут проводиться только по окончании полетов. Временные ограничения для прессы, включая запрещение съемок и репортажей, могут устанавливаться из соображений безопасности. Ограничения будут отменяться сразу после решения проблемы безопасности.
Необходимо знать, что существует информация, разрешенная, для публикации и не разрешенная. Разрешенная – это информация об объектах, которые подверглись бомбардировкам, общее описание наземных баз и т.д. Информация, не подлежащая публикации - особая информация о количестве развернутых судов, наименования и места расположения особых формирований, информация о наступательных операциях, информация об операциях, которые были отменены или отсрочены.
Представители московского Центра экстремальной журналистики считают, что надо начинать поездку с личной психологической подготовки. Нужно готовить себя к тому, что можно оказаться в самых невероятных условиях, и необходимо заранее думать – как из таких условий выйти сегодня, как выйти завтра, как послезавтра. Следующее в психологической подготовке, что нужно отметить уже на месте, – это большое внимание ко всем деталям и обстановке. Журналист должен совершенно четко себе представлять, где он живет, где находится, где ездит, какие маршруты использует, каким транспортом пользуется, с кем из местных людей общается. Человек, впервые попадающий в сложную, критическую для него ситуацию, становится как бы слепым и глухим: он ничего не видит, ничего не замечает, купается в этой обстановке не по своей воле, а плывет туда, куда его несет течение. Поэтому в первые пять дней журналист, впервые попавший в подобную обстановку, будет слепым и глухим. Потом, через недельку, он обвыкнет, начнет адекватно воспринимать ситуацию, в которой оказался, и начнет работать.
Журналисту, попавшему в «горячую точку», необходимо ответить на каждый из этих вопросов: знаете ли вы, что такое информационный вакуум вокруг себя и как его создать? Знаете ли, как осмотреть свою автомашину тогда, когда вы в нее садитесь в "горячей точке"? Знаете ли вы, каковы признаки посылки бомбы–письма, бандероли–бомбы? Знаете ли вы группу и резус–фактор своей крови и крови своих родных и близких? Знаете ли вы то ближайшее место, где вам могут оказать помощь – как правовую, так и медицинскую. Знаете ли вы признаки готовящегося против вас террористического акта? Знаете ли вы, что такое словесный портрет, и умеете ли им пользоваться? Зна
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.