На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Взгляды Макиавелли

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 30.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание:
Введение…………………………………………………………………………………...3
Глава 1. Основные политические произведения Макиавелли…………………………4
1.1. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия…………………………………………4
1.2. Государь………………………………………………………………………………6
Глава 2. Основные идеи Макиавелли…………………………………………………..10
2.1. Религия в государстве………………………………………………………………10
2.2. Народ и государство………………………………………………………………...12
2.3.  О жестокости и милосердии  и о том, что лучше: внушать  любовь или страх…15
Заключение……………………………………………………………………………….18
Список использованной литературы…………………………………………………...19 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение
     В истории концепций государства  и права немного найдется таких, которые вызывали бы столь яростные споры их приверженцев и противников, доброжелателей и радикальных критиков, как политические идеи знаменитого итальянского мыслителя Никколо Макиавелли (1469—1527). Большой знаток античной литературы, дипломат и политик (в частности, 14 лет работы на посту секретаря Флорентийской республики), он вошел в историю политико-юридической мысли как автор ряда замечательных трудов: "Государь" (1513), "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия" (1519), "История Флоренции" (первое издание— 1532) и др.
     Исследователи согласны в том, что творческое наследие Макиавелли по своему духовному содержанию весьма противоречиво. Объяснение этому  ищут в характере самой личности писателя, во влиянии на него драматически сложной эпохи, современником и вдумчивым аналитиком которой он был. Отмечают его пламенную любовь к отечеству, тяжко страдавшему от внутренних междоусобиц, неистовства мелких тиранов, вмешательства церкви в светские дела, вторжений иноземных держав. Также не без оснований подчеркивают его симпатии республиканскому строю, отдельным демократическим институтам.
 


Глава 1. Основные политические произведения Макиавелли
      Рассуждения о первой декаде Тита Ливия
     Наиболее  фундаментальный труд Макиавелли "Рассуждения  о первой декаде Тита Ливия", начатый  в 1513 году, оказался законченным в  основном к 1519 году. Он дорабатывался  в последующие годы, был опубликован  практически одновременно в Риме и Флоренции уже после смерти автора, в 1531 году. Жанр книги, отраженный ее названием, традиционен для позднего Возрождения и для рубежа Нового времени. Им широко пользовались писатели разных направлений до и после Макиавелли.
     Макиавелли  детально анализирует с отмеченных выше позиций "Историю Рима от основания города" Тита Ливия, особенно ее первые десять книг. Он высказывает собственные исторические и политические наблюдения, вдохновленный свершениями древних. Он убежден в необходимости и возможности использования их опыта, достижений, особенно впечатляющих в республиканскую эпоху. Писатель исследует наиболее показательный период римской истории, изложенной Ливием, находя его плодотворным для развития собственной мысли, в сравнительно-историческом плане сопоставляя его с фактами современной ему политической жизни. Республиканский Рим в его глазах — это конкретный и одновременно идеальный пример, являющийся образцом для гражданского и политического устройства любого государства, управляемого государем (принцепсом) единолично, или аристократами (оптиматами), или народным правительством. Республиканский Рим — это та политическая форма, к которой Макиавелли испытывает наибольшие симпатии.
     Каждое  государство, по его мнению, должно предусмотрительно закрепить необходимую и справедливую часть власти за каждым компонентом, ее составляющим. Писатель недвусмысленно рекомендует спартанское законодательство Ликурга, делившее в равной мере власть между царем, оптиматами и народом, невысоко оценивает афинское законодательство Солона, которое благоволило народу, но в конечном счете открыло дорогу тирании Писистрата. Он обращает внимание на противоречия между патрициями и плебеями, приведшие к раздроблению власти, на выборы плебейских трибунов, что укрепило Римское государство и сделало его более свободным.
     Государство выступает гарантом справедливости, основных благ и самой жизни своих граждан. Оно предстает для Макиавелли, как, впрочем, и для других выдающихся мыслителей рубежа Нового времени: англичанина Томаса Гоббса, француза Жана Бодена, голландца Гуго Гроция, неаполитанца Джамбаттиста Вико, — высшей ценностью. Но все перечисленные основоположники ран-небуржуазной политико-правовой мысли жили и творили позже Макиавелли. Он первым в указанную эпоху подчеркнул, что для блага государства следует пойти на все. Так, Манлий Торкват предал смерти горячо любимого сына, нарушившего воинскую дисциплину. Для спасения и защиты Родины может оказаться приемлемым и обман, и жестокость.
     Державной опорой государства, его чувствительным нервом выступает религия. Она воспитывает, внушает уважение к дисциплине и  доблести (virtu). Очевидно, прямолинейная  трактовка Макиавелли как ортодоксального атеиста, господствовавшая в литературе в свое время, едва ли оправданна. Хотя в данном случае его интересуют соображения инструментальные, эффективность догматов для поддержания государства, римская религия им расценивается более полезной, чем католичество. Анализируя политику Ватикана, он считает ее пагубной и трагичной для Италии.
     Сразу после появления "Рассуждений" вспыхивает полемика в научном мире. Гвиччардини публикует свои "Соображения  по поводу "Рассуждений"". Он выдвигает тезис об относительной ценности фактов и исторических моделей, приведенных Макиавелли, призывает отказываться от попыток вывести всеобщие закономерности политической жизни. Но среди идей Макиавелли он не может не признать справедливости того, как опасны политическая раздробленность Италии и негативное влияние римской церкви. 
 

      Государь
     В период между июлем и декабрем 1513 года одним творческим порывом создается его блистательная книга жизни, которую он назовет "De principatibus" ("О принципатах"). Потомки же узнают ее по названию "II Principe" — "Князь", или "Государь", что, возможно, более органично отвечает содержанию книги, но явно менее связано с общим генезисом его интеллектуальной работы.
     Трактат состоит из двадцати шести глав, которые можно сосредоточить содержательно вокруг четырех основных тем: природы государства, организации и назначения войска, личных качеств: добродетели, доблести и пороков главы государства, условий, в которых оказались итальянские государи. Автор исследует как центральную проблему различные виды государств: наследственные, вновь образованные и смешанные. При этом для него важно, какими путями — с помощью своего или чужого оружия, благодаря счастью, судьбе (fortuna) или доблести (virtu) — государство получают. От этого зависит его прочность: если государство наследственное, оно обычно прочно и, напротив, вновь приобретенное часто нестабильно.
     Он  рассматривает разные формы правления, поскольку государства могут  управляться абсолютно полновластно, т. е. авторитарно, например как империя  Александра Великого в древности  и современная Макиавелли Турция, или же "с помощью баронов", как это делается во Франции. Первые трудно завоевать, но легко сохранить, вторые легко приобрести, но трудно удерживать. Стабильность государственного режима, по Макиавелли, также зависит от того, учреждаются ли новые государства с помощью доблести (virtu) — Моисей, Тезей или благодаря судьбе (fortuna) — Цезарь Борджиа. Деяния последнего, детально описанные автором, рекомендуются в качестве образца.
     Таким образом, новым объектом размышлений  писателя inter alia выступает личность государя. Он рассуждает на тему о том, следует ли государю для его же пользы слыть бережливым или расточительным, добиваться, чтобы его любили или, наоборот, ненавидели, иметь преимущественно качества "лисицы" или "льва". Должен ли он проводить энергичные кампании или вести осмотрительную политику. Среди множества аспектов автор счел важным указать на опасность ложных советов экспертов и министров, которых государь держит у себя. Конкретизируя общие тезисы, Макиавелли дает развернутую характеристику политической обстановки, сложившейся в Италии в его время, и указывает на причины, по которым итальянские государи потеряли свои государства (stati).
     Новый политический феномен, по мысли Макиавелли, должен возглавлять не царь, президент, император, шах, султан и т. п., a princeps. Это понятие часто переводят на русский язык как "государь", "князь", но точное его значение именно принцепс (от лат. primus — первый + сареге — захватить) — "первый, кто захватил политическую власть". Термин отвечал республиканским представлениям писателя и обозначал "первого гражданина Римского государства". Имевший широкое хождение в I—III веках, он фактически наполнился новым содержанием при Августе, определив монократического по своему духу и смыслу правителя при сохранении известных республиканских атрибутов в общественной жизни.
     В категориальном аппарате писателя широко используются такие понятия, как necessita — "необходимость" в смысле: объективный ход вещей, fortuna — "судьба", virtu — "доблесть". Как их понимать? Макиавелли сам определяет судьбу как полноводный, все разрушающий поток, который доблесть человека, подобно могучей плотине, направляет в нужное русло.
     Мировоззренческая позиция Макиавелли при рассмотрении им вопросов политики, государства— позиция религиозного индифферентизма. Он практически исключает религиозную точку зрения из арсенала своих объяснительных средств. Главный авторитет для него — опыт истории. Трактовка политики отделяется таким образом от теологии, религиозная аргументация устраняется из государствоведения. Макиавелли постулирует новый, по существу не известный ни античным писателям, ни мыслителям средневековья, закон: политические события, изменения в государстве, смена его форм происходят не по воле божьей, не по прихоти или фантазии людей, но совершаются объективно, под воздействием "действительного хода вещей, а не воображаемого".
     Постулат  самостоятельной трактовки политики, принятый Макиавелли, побудил его отделить государствоведение не только от теологии. Это же он делает по отношению к этике. С его точки зрения, неуместно, нереалистично осмысливать и решать политические проблемы, находясь в кругу моральных критериев и суждений, ибо власть, политика, технология политического господства (им в первую очередь посвящен "Государь") — изначально явления внеморального плана.
     Автор "Государя" мало озабочен решением этических вопроса. Главное для него выяснить: "какими способами государи могут управлять государствами и удерживать власть над ними". Прежде всего, полагает Макиавелли, созданием прочного фундамента власти. Власть государя "должна покоиться на крепкой основе, иначе она рухнет. Основой же власти во всех государствах служат хорошие законы и хорошее войско. Но хороших конов не бывает там, где нет хорошего войска, и, наоборот, где хорошее войско, там хороши и законы"1. Логично, что у Макиавелли опора законов (так же, как опора государственной власти) — армия, вооруженная сила. О праве, справедливости и т. п. речи нет.
     Государство выступает монополистом публично-властных прерогатив. Оно трактуется в "Государе" преимущественно в значении аппарата, управляющего подданными, народом, обществом. Такой государственный аппарат включает в себя государя и его министров, чиновников, советников, прочих должностных лиц; другими словами то, что современным языком можно было бы назвать центральной администрацией. Этому аппарату, а вернее, конечно, государю, распоряжающемуся им, принадлежит публичная власть — право командовать государством, страной по своему усмотрению. Государь не должен допускать того, чтобы политическая власть в стране находилась еще в чьих-то руках; он обязан концентрировать ее всю только у себя.
     Симпатии  свои Макиавелли отдает тем единолично управляемым государствам, "где  государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности, помогают ему управлять государством".Управляя с помощью слуг, государь "обладает большей властью, так как подданные по всей стране знают лишь одного властелина; если же повинуются его слугам, то лишь как чиновникам и должностным лицам, не питая к ним никакой привязанности". Государь просто поручает своим чиновникам и должностным лицам практическое выполнение его (и только его) воли.
     Макиавелли  отрицательно относится к тому, чтобы  государь, принимая решения, был ограничен  чьей-либо волей, испытывал давление постороннего интереса. Суть власти, самодержавия государя в том и заключается, что все в государстве определяется лишь его собственным усмотрением. Отсюда возражения итальянского мыслителя против наличия властных полномочий де только у чиновников и должностных лиц, получивших свои посты из рук государя, но также у баронов и магистратов.
     По  отношению к управляемым Макиавелли советует государю выступать главным образом в облике опекуна народа. При этом правителю следует пребывать в убеждении, что знать — честолюбива, а народ — необузданная масса. Ему следует хорошо помнить, что в мире нет ничего, кроме черни, которая прельщается внешними эффектами и успехом. Умелый государь занимается наведением порядка в стране (городе), исключающим совершение преступлений должностными и частными лицами. Он ограждает подданных от грабежа чиновников, предоставляет обиженным возможность взывать к его (государя) суду. Плох тот правитель, который не столько опекает своих подданных, сколько обирает их, который не ищет путей их умиротворения. Обеспечивая спокойствие в стране, государь тем самым повышает авторитет верховной (т. е. своей) власти.
     Макиавелли  прекрасно сознает, что непременным  условием осуществления политической власти в видах, угодных государю, является согласие с ней подданных. Он буквально заклинает правителя ни в коем случае не навлекать на себя их антипатии: "презрение и ненависть подданных — это то самое, чего государь должен более всего опасаться". Завоевывать расположение народа — вот его задача.
     Каким образом добиться от подданных того, чтобы они действовали соответственно воле государя и чтобы его власть в стране (городе) осуществлялась нормально? По Макиавелли, такая власть осуществляется нормально, если подданные полностью повинуются государю. Оно (повиновение) возможно. Есть два способа достижения повиновения. Первый — любовь к государю. Второй — страх перед ним. Что эффективней и надежней? С точки зрения Макиавелли, лучше всего, разумеется, "когда боятся и любят одновременно, однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбирать "страх" и поддерживать его "угрозой наказания, которой невозможно пренебречь".
     В словаре Макиавелли нет понятия "государственный суверенитет". Однако его представления о свойствах, которыми должна обладать государственная  власть, показывают, что фактически он совсем близко подошел к формулированию данного понятия — одного из важнейших для науки о государстве, для характеристики природы государства.
     Возвращаясь к содержанию работы, отметим, что  в заключение Макиавелли непосредственно обращается к Лоренцо ди Пьеро ди Медичи — единственной, по его мнению, оставшейся после герцога Валентино личности, обладающей политической волей. Он пытается убедить Медичи встать на общенациональные позиции, почувствовать сердцем судьбу нации, взывающей к своему избавителю и защитнику. Исчерпав доводы строгой логики и разума, Макиавелли прибегает к argumentum ad hominem. Сам не лишенный поэтического дара, он приводит стихотворные строки из знаменитой песни "К Италии" также флорентийца Франческо Петрарки, он присоединяется к его страстному призыву к национальному объединению и освобождению родины от иностранного господства.
Глава 2. Основные идеи Макиавелли
    2.1. Религия в государстве
     Роль  церкви и в истории Италии, и  в истории Европы Макиавелли оценивал очень негативно. Макиавелли хорошо видел, чувствовал и сознавал силу религии, её социальную функцию, её консерватизм и власть над умами и сердцами верующих и поэтому призывал всемерно использовать эту силу для общего блага, в особенности для объединения и укрепления государства. Исходя из этого, Макиавелли настоятельно рекомендовал главам республик или царств сохранить основы, поддерживающей их религии. Если они будут поощрять и умножать всё, что возникает на благо религии, хотя бы они сами и считали всё это обманом и ложью, то им будет легко сохранить своё государство религиозным, а значит - добрым и единым.
       Возможно, если бы Александру  VI, Юлию II или любому из их предшественников удалась попытка объединить Италию под властью римской курии и создать единое и независимое итальянское государство, Макиавелли по-другому отнесся бы к политике Ватикана, но даже это кажется сомнительным. Конечно, как политический деятель Макиавелли умел принимать и ценить, прежде всего, успех и вполне по-иезуитски оправдывать практически любые средства, ведущие к достижению поставленной цели. Но все же он был патриотом своей страны, как Флоренции, так и всей Италии, - недаром основное несчастье своей родины он видел в том, что церковь не обладала достаточной силой, чтобы объединить страну, но была достаточно сильной, чтобы помешать ее объединению не под своим главенством. В "Государе" Макиавелли приводит множество примеров ошибочной политики пап, и ошибки эти объяснял тем, что Ватикан свои интересы всегда ставил выше общенациональных интересов Италии. 
     Однако  Макиавелли признавал именно практическую пользу религии. Это его слегка пренебрежительное  отношение к Римской католической церкви вполне объяснимо. Как христианин de jure он обязан был знать основные догматы христианской веры, как образованный человек своего времени он должен был читать труды отцов церкви, но то, что он видел вокруг себя, ничуть не напоминало мир евангельских заповедей. Распутные и продажные священники, обагрённые кровью руки наместников святого Петра, кардиналы, дерущиеся за власть подобно стае диких псов, - вот то, что было вполне обычным для того времени. Те же, кто пытался бороться с создавшимся положением вещей, чаще всего расставались со свободой, а то и с самой жизнью. В качестве примера можно привести современника и земляка Макиавелли – Савонаролу. Но и этот борец за чистоту Церкви вряд ли являлся человеком, способным привлечь симпатии такой личности как Никколо Макиавелли к христианской религии: узколобый фанатизм, непомерная гордыня, плохо сочетающаяся с проповедуемым им христианским смирением, - человек, наделённый такими качествами, не слишком подходил на роль идеального пастыря2.
     Пожалуй, единственным государственным деятелем, выступавшим на стороне римской  курии и заслужившим одобрение  и почти восхищение Макиавелли, был  Цезарь Борджа, хотя нельзя сказать, что  Борджа не преследовал личных интересов, а сражался только за идею мирового господства Римской Католической церкви. И именно в этой личной заинтересованности, в огромной энергии и воле, в  государственном уме Чезаре Борджа видел Макиавелли залог процветания  страны, управляемой таким человеком. Но - vae victis! - обстоятельства, да и сама судьба были против Борджа, хотя он был очень близок к осуществлению своих планов. И, кажется, именно эта неудача как бы окончательно определяет отношение Никколо Макиавелли к церкви и ее политике. Впрочем, это неприятие было вполне взаимным: уже в 1559 году католическая церковь внесла труды Макиавелли в «Индекс запрещенных книг», хотя политическими принципами,  изложенными в них продолжала пользоваться.
     2.2. Народ и государство
     Достаточно  много внимания Макиавелли уделял взаимоотношению  с народом. Прежде всего, он предупреждал, чтобы новый государь избегал  таких дел, которые вызывали бы к  нему ненависть и презрение. «Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Этих качеств  надо остерегаться, напротив, в каждом действии проявлять великодушие, бесстрашие, основательность и твердость».
     «Государю страшны две опасности: одна –  изнутри, от подданных, другая – извне, от иноземных государей. Против опасности  извне защищаются хорошим оружием  и хорошими союзами, а дела внутри страны всегда будут устойчивы, если всё благополучно извне, лишь бы не начались заговоры и не пошла бы из-за этого смута».
     Макиавелли  четко выявлял различие классовых  интересов: народ дорожил спокойствием, а потому любил мирных правителей, а солдаты, естественно, любили воинственного  и жестокого государя. Те императоры, которые оказались неспособными держать в узде народ и солдат, всегда погибали. Иные вставали на сторону  солдат. Шло это на пользу или  нет, зависело от того, насколько император  заставлял солдат уважать себя.
     Макиавелли  отвечает, что такие императоры, как Марк, Пертинакс и Александр  – ревнители справедливости, враги  жестокости – все, кроме Марка, закончили  плохо.
       В противоположность им императоры  Комод, Септимий Север, Антоний  Каракалла и Максимин были, согласно  Макиавелли – величайшими злодеями  – ради удовлетворения солдат  они не останавливались ни  перед каким насилием против  народа. Но все они, кроме Севера  закончили также плохо.
     Макиавелли  считает достижение определённого  равновесия классовых сил одной  из важнейших задач.
     Исследуя  эту проблему на конкретных примерах истории правления римских императоров, Макиавелли отмечает, что римские  императоры не только должны были бороться с честолюбием знатных и с  дерзостью народа, как это было в других государствах, но им ещё  приходилось выносить кровожадность  и алчность солдат. В этом он усматривает  одну из причин гибели многих римских  императоров. «Добрыми делами можно  навлечь на себя ненависть точно  также, как и дурными, поэтому  государь не редко вынужден отступать  от добра ради того, чтобы сохранить  государство, ибо если та часть поддонных  чьего расположения ищет государь, будь то народ, знать или войско развращены, то государю, чтобы ей угодить, приходится действовать соответственно, и в  этом случае добрые дела могут ему навредить». В любом случае Макиавелли советует новому государю следовать политике «свирепейшего льва и коварнейшей лисицы». Однако современные государи должны больше угождать народу, поскольку нет постоянных войск, сросшихся с правительством и с управлением провинциями. «Важнее удовлетворить народ, чем солдат, потому что народ сильнее солдат». 3
     Макиавелли  явно стремится заботиться о благе  народа, причём он даже находит этому  вполне практическое объяснение для  государей - ибо недовольный, презирающий  своего вождя народ - это более  страшная угроза для любого правителя, нежели самый сильный внешний  враг. Макиавелли настойчиво убеждает, что сильное государство можно  получить только неустанно заботясь о благе народа. Именно в этом смысле Макиавелли понимает идею демократии, для него идеальным государственным  устройством является то, которое  обеспечивает благо большинства.
     Таким образом идеальный князь добивается сознательной  поддержки народа, и Макиавелли настойчиво призывает добиваться активного согласия народных масс на единственно возможный в то время вид демократии - абсолютную монархию, разрушающую феодальную и синьориальную анархию.
     Здесь, вполне уместно будет сделать  замечание об  одном противоречии между идеалами и действительностью. Для Николо Макиавелли важной общественной ценностью являлась свобода в  широком понимании этого слова. Свобода важна и для государства  в целом - страна должна уметь сохранять  свою независимость; свобода необходима для любого общественного слоя - так, по мнению Макиавелли, беднейшие  слои населения имеют неотъемлемое право защищаться от посягательств  со стороны привилегированных классов  на свои права, свободы и имущество; свобода важна и для отдельного гражданина - свобода совести, свобода  выбора своей судьбы, свобода от страха за свою жизнь, честь и состояние. Но сами по себе эти два понятия - свобода и абсолютная монархия - сочетаются довольно плохо. Не находя выхода из этого противоречия, Макиавелли заключил, что лучшей из теоретически возможных форм правления является "смешанная", то есть та, где различные слои и классы населения "следят" друг за другом, за соблюдением законов и сохранением свобод. Так, не в "Государе", но в близком ему произведении - "Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия" - Макиавелли говорит, что именно смешение правления царей, оптиматов и народа сделало совершенным государственное устройство Римской республики до времён Гракхов. Совершенным идеалом по мнению Макиавелли является та форма правления, при которой один человек может получить неограниченную власть только тогда, когда остро требуются решительные и незамедлительные действия, в случае войны, например. В остальное же время решения об управлении государством должны приниматься коллегиально, с участием как можно большего числа заинтересованных сторон.
     Значение  Макиавелли следует видеть не только в том, что он учил установлению новой  власти, созданию нового государства, но не в меньшей мере и том, что  он учил сохранению уже существующего  крепкого государства.
     По  существу, Макиавелли излагает своеобразный кодекс поведения и действий нового государя, его так сказать, стратегию  и тактику во внутренней и внешней  политике.
2.3.  О жестокости и  милосердии и о  том, что лучше: 
внушать любовь или страх.
     Рассматривая  далее такие качества государя, как  жестокость и милосердие, Макиавелли сразу же указывает на то, что  «каждый государь хотел бы прослыть милосердным, а не жестоким». Однако он тут же предостерегает против проявления этого милосердия некстати. Чезаре Борджа слыл беспощадным, но его жестокость восстановила Романью, объединила её, вернула её к миру и верности, а флорентийский народ, чтобы  избежать нареканий в жестокости, допустил разрушение Пистойи. «Если  государь желает удержать в повиновении  подданных, он не должен считаться с  обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит большее  милосердие, чем те, кто по избытку  его потворствуют беспорядку. Ибо от беспорядка, которое порождает грабежи и убийства страдает всё население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. Новый Государь ещё меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей».
     На  основании этих и подобных им рассуждений  Макиавелли обвинили в жестокости. Однако подобные обвинения в адрес Макиавелли вряд ли имеют под собой почву. Ведь Макиавелли никогда и нигде не писал о том, что следует везде и всюду применять жестокие меры. Напротив он предупреждал: «Однако новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу. Во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив, так чтобы излишняя доверчивость не обернулась неосторожностью, а излишняя недоверчивость не озлобила подданных». Применение жестких мер Макиавелли оправдывал только в необходимых и неизбежных обстоятельствах, и то, он советует при этом быть «осмотрительным и милостивым» и применять их направленно, целесообразно и карать именно тех, кто этого заслуживает.
     «Его  отечество (было) растоптано чужестранцами, опустошено, лишено самостоятельности. Каждый дворянин, предводитель, город  утверждал свою суверенность. Единственным средством основать государство  было уничтожение этих суверенитетов; причем, так,  как они именно, как  непосредственные единичные образования  хотели быть суверенными, то средством  против грубости была лишь смерть зачинщиков и страх смерти остальных. Немцы  больше всего ненавидели это учение и Макиавеллизм (с их точки зрения) выражает самое злое, потому что  они болеют именно этой болезнью и  от неё умерли. По отношению к  отдельным (индивидам), которые хотят  утвердить свою непосредственную волю в качестве абсолютной, всеобщее есть войско, тиран, чистое насилие, и государственная  власть должна иметь мужество в каждом необходимом случае, где компенсируется существование целого, действовать  совершенно тиранически»4.
     Макиавелли  прекрасно видел, что когда-то возвышенные  человеческие отношения – любовь, дружба, преданность, величие, благородство души и так далее, теперь стали  продаваться и покупаться как  любые другие вещи. Поэтому новый  государь должен отдавать себе в этом отчет, и если уж что-то люди уважают, так это силу, силу, внушающую  им страх. « Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушать страх без ненависти. Что бы избежать ненависти, государю необходимо воздерживаться от посягательств  на имущество граждан и поданных и на их женщин».
     Таким образом, Макиавелли советует применять  жесткие меры только там, где это  вызывается необходимостью. Только сила, которая вызывает уважение и страх, как внешних, так и внутренних врагов, убережет государя и его  страну от гибели. Но эту силу надо применять  с умом, с мудростью и человеколюбием, вовремя, без колебаний, с достаточным  оправданием и явной причиной. При этом, как истинный идеолог  буржуазии, Макиавелли открыто объявляет  неприкосновенность частной собственности, жилища и семьи граждан. Всё остальное  зависит от самого государя, которому Макиавелли советует опираться только на то, что зависит от него самого, а не на то, что зависит от других.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.