На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Половой символизм в Древних цивилизациях. Мужские и женские инициации

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 31.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Министерство  образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
ГОУ ВПО  «Уральский государственный педагогический университет»
Институт  социального образования
Кафедра социальной работы 
 
 
 
 
 

Половой символизм в Древних цивилизациях.
Мужские и женские инициации 

Реферат
 
 
 
                                                    
 
 
 
 
 
 
 
 
Исполнитель:
Мягкова Марина Витальевна,
студентка  403  группы
 очного  отделения 

  
 

  
 
 

Екатеринбург 2008
Оглавление
Введение……………………………………………………………………………...3
         1. Половой символизм в Древних  цивилизациях...……….............................4
        2.  Инициация...............................................................................................…...6
                   2.1. Мужские инициации.........................................................................9
                   2.2. Женские инициации........................................................................14
Заключение………………………………………………………………………….17
Список  используемой литературы…………………………………………….......19
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

       Подростковый возраст, как переход от детства к взрослости, уже сам по себе является трудным, кризисным моментом в развитии личности. Большая проблема заключается в осознании подростком себя как представителя определенного гендера, так как черты полового символизма, свойственного древним цивилизациям, в современном мире оказались весьма размытыми. Кроме того, в настоящее время нет такого общественного института, который бы   осуществлял функцию перехода подростков из детства во взрослую жизнь. Тревожные симптомы говорят о том, что современная культура и цивилизация не справляются с этим кризисом и не в состоянии помочь личности неизбежно проходящей через него.
     Поэтому многие исследователи обращаются к опыту прошлых культур, чтобы найти подсказки, модели и ценные идеи в решении проблемы подросткового кризиса. Современные исследования в антропологии, религиоведении и психологии культур дают богатый материал для сравнений и возможных выходов из создавшегося тупика. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Половой символизм в древних цивилизациях
       
        Пол и сексуальность - неотъемлемая часть символической культуры человечества.  
       Человечество наследовало от своих животных предков не только фаллическую символику, но и отождествление фемининной сексуальной позы с 
подчиненным, а маскулинной с господствующим положением.   Но эти знаки и символы имеют не только анатомо-физиологический смысл.

       Мужское и женские начало трактуются в древнейших религиях, то, как взаимодополнительные, то, как конфликтные, то, как иерархически 
соподчиненные. Так, например, символизация мужского и женского начал в 
древних мифологиях довольно близка к теории В.А. Геодокяна, по которой 
мужской пол воплощает обновление и изменчивость, а женский сохранение и 
устойчивость [2, с. 134].

     В религиозно – философском  половом символизме прослеживается связь с социальными реалиями - мужчина трактуется обычно как активное культурное начало, а женщина – как пассивное природная 
сила.

     Согласно традиционному символизму, сверхъестественный, сверхприродный принцип всегда рассматривался как "мужское начало". Принцип природы, "естественного мира", соответствовал "женскому началу".
       Древнекитайская мифология утверждает, что всякое человеческое тело 
содержит в себе и мужское и женское начало, хотя в женщине больше 
представлено «Инь», а в мужчине «ЯН». У философов китайской династии Синг ясно говорится, что небо "порождает" мужчин, а Земля — женщин, и, следовательно, женщина должна быть подчинена мужчине, как Земля Небу.

          На необходимости гармонического сочетания мужского и женского начал в одном лице настаивает и тантризм, где мужчина, "носитель скипетра", всегда неподвижен, холоден и соткан из света, тогда как Шакти, обнимающая его и обвивающаяся вокруг него, как вокруг своей оси, предстает стилизованной под подвижное пламя.
       Воин (Герой) и Аскет - вот два фундаментальных типа чистой мужественности. Параллельно этим двум мужским типам существует два типа, соответствующих женской природе. Женщина реализует себя через тип Любовницы и тип Матери. Мужские и женские духовные типы в идеальном случае представляют собой две стороны одного и того же героического деяния: только   у мужчин действие проживается активно, а у женщин — пассивно.
       Изучение полового символизма убедительно показывает его 
полисемантичность. В древних шумерских текстах для 
обозначения мужчины и женщины использовали упрощенное изображение соответствующих гениталий, а женатый человек описывался знаком, в 
котором мужские и женские гениталии совмещались. Гениталии как самый характерный признак пола становится социальным знаком, элементом культуры. Например, крест во многих культурно-исторических традициях воплощает плодородие, активное мужское начало. Такова, например, древнеегипетская эмблема рождения и жизни «Анх». Сочетание креста с кругом обозначает соединение мужского и женского начал. 
Треугольник вершиной вниз указывает на женское, а вершиной вверх - на мужское начало и т.д.

         Еще разнообразнее вербальные обозначения и символы. П. Геро насчитал во французском языке более 1500 слов и словосочетаний, обозначающий половой акт, около 600 обозначающих мужские и женские половые органы [2, 133]. Для истории полового символизма очень важно изучение языка ругательств и оскорблений (лингвисты называют его инвективной лексикой). Многие из этих выражений очень древние.
       Человек, для того чтобы соответствовать  нормам и традициям   должен  был стать носителем   половой  символики, принятой в  обществе. В этом важную роль в древних цивилизациях играл обряд инициации.
     2. Инициация 

     Пришедшее из этнографии и достаточно разработанное  в психологии понятие инициация (от лат initio- начинать, посвящать в таинство; initiatio - совершение таинств) - комплекс действий, в основном обрядовых, посредством которых совершается и формально закрепляется смена социального статуса индивида, происходит включение его в некое замкнутое объединение, приобретение им особых знаний, а также функций или полномочий.   В узком значении инициация - характерное преимущественно для первобытной культуры посвящение подростков во взрослые полноправные члены социума, важнейший этап социализации личности [1, с. 24].
     Институт "инициации" очень древен, его  находят в самых архаических  культурах - у австралийских аборигенов и жителей Огненной Земли. Инициацию взросления проходили все подростки мужского и женского пола данного сообщества в возрасте примерно 11-13 лет (иногда - 13-15 лет). Инициация была одним из "ритуалов перехода", сопровождающих наиболее значимые социально-личностные изменения в жизни человека: рождение, взросление, брак, зрелость, смерть и пр.   Т.е., как экзамен на новый уровень своей личностной и социальной зрелости и получить новые инструкции для правильного прохождения следующей стадии жизни.
     Можно выделить ряд самых распространенных форм обрядов инициации: 1) временная изоляция инициируемого от прежнего социального окружения - непосвященных; 
2) очистительные обряды - ритуальное омовение, окропление водой, иногда кровью; 
3) различные испытания инициируемого - физические или моральные; 
4) обряды, символизирующие смерть инициируемого и его возрождение в новом качестве;

5) приобщение  посвящаемого к тайным знаниям; 
6) получение нового или дополнительного имени; 
7) получение особых знаков отличия, подчеркивающих социальную грань между инициированными и неинициированными, - татуировки, шрамы, рисунки, одежды, предметы, имеющие символическое значение [1, с. 24]. 

     Перечень  инициационных сценариев (по М. Элиаде):
а) наиболее простая тема - разлучение неофита с матерью и его введение в сакральное;
б) драматичная  тема, использующая мотив символической  смерти (обрезание, испытания, пытки, боль) и последующего воскресения;
в) сценарий, использующий идею нового зачатия и  нового рождения;
г) мотив  индивидуального ухода в чащу леса и поиска духа-защитника;
д) специфический  сценарий героического посвящения, где  присутствует элемент победы, достигнутой  с помощью магических средств;
е) модель, предназначенная для посвящений шаманов и других мистиков, которая  включает спуск в Ад и подъем на Небо;
ж) «парадоксальный» мотив, предполагающий испытания, невозможные  на уровне человеческого опыта [4, с. 359].
     Три основные этапа, обязательные для любой инициации (по А. ван Геннепу):
1. Сегрегация - отделение индивида от старого окружения, его разрыв с прошлым, уход;
2. Лиминальный  период - пограничный период, промежуточное  состояние;
3. Реинкорпорация - последующее включение индивида в группу в новом качестве [1, с. 25].
     Содержание  данных стадий можно обобщить следующим образом:
     1. На первой стадии человек чаще  всего сталкивался с сильными  переживаниями из-за потери связи  с прошлым. Он сталкивался с  ситуацией неопределённости, (тревоги,  страха). В то же время, этот  период чаще всего связан с  интенсивным накоплением знаний, навыков, обучением и упражнению в каких-либо искусствах, техниках.
     2. Приёмы вызывания измененных состояний сознания: сенсорная изоляция или перегрузка, голодание, лишение сна, внушение, воздействие группы, боль, телесные увечья, предельное физическое и/или эмоциональное напряжение, ситуации смертельной опасности, употребление психоактивных веществ.   В случае прохождения испытаний (неофит чаще был готов их пройти и проходил) внутренние переживания рождали в посвящаемом уверенность, ощущение собственных сил (в том числе, их границ), полноты бытия и связи с божественным началом.
     3. Последняя стадия знаменовала  собой собственно посвящение  и возвращение человека в его  сообщество в новой социальной  роли - роли взрослого, родителя, воина, целителя, шамана и так далее. Вследствие глубокого психологического преобразования он обретает новое, гораздо более широкое мировоззрение, обладает новыми, ранее ему неизвестными навыками и новой системой ценностей. Через инициацию происходит кардинальная перестройка всего бытия неофита, духовная, телесная, ментальная.   
       Как писал ведущий исследователь мифологии Мирча Элиаде, инициация позволяла подростку постичь "тройное откровение: откровение Священного, Смерти и Сексуальности". Все три вида опыта отсутствуют у ребенка [4, с. 358]. Инициируемый узнает о них, принимает их и включает в структуру своей новой – взрослой личности.
      
       
 
 
 
 

2.1. Мужские инициации 

     Инициация означает, что мальчик становится мужчиной, отсюда - повышенное внимание к его мужскому естеству.
     Один из традиционных сюжетов этнографии - обряды и ритуалы, которые часто включают хирургические операции на половых органах. Мучительные испытания, которые мальчик должен вынести с достоинством, проверяют и укрепляют его мужество. У одних народов мальчика подвергают обрезанию. Например, Фрейд считал обрезание символической заменой кастрации, направленной на предотвращение инцеста с матерью и сохранение сексуальных прав отца. М. Мид видит в обрезании   средство психологического высвобождения мальчика из-под влияния матери, символический водораздел между детством, когда ребенок находится во власти женщин, и взрослостью, когда он вступает в мир мужчин [2, с. 147].   Суровые обряды инициации мальчиков-подростков служат своего рода противовесом детской идентификации с противоположным полом. Удаляя крайнюю плоть, которая символически рассматривается как женский рудимент, взрослые мужчины "спасают" мальчика от половой неопределенности, и в этом смысле именно они, а не мать, делают его мужчиной. Жестокий обряд инициации призван подчеркнуть символическое отделение мальчика-подростка от матери, в чем девочка не нуждается.
     В ритуалах мужских инициации также  широко распространена тема возвращения юноши в материнское лоно, символизирующее смерть, за которой следует возрождение.
     Не  чуждо мифологическому сознанию и идея андрогинии 
совмещение в одном лице мужского и женского начала. Так у австралийцев инициация мальчиков включает его временное ритуальное превращение в 
женщину.

       Рассмотрим общий сценарий для всех обрядов инициации [5, с. 148]. На первой фазе инициаций юношей доставляли на место, где они должны были проходить посвятительные ритуалы.  Их уводят в глухое место в лесу, джунглях или дикой, пугающей местности и собирают в группы под руководством специального наставника - посвятителя. Там они живут в особой хижине, им запрещено общаться с кем-либо, заниматься привычными делами до окончания инициации.
       Хижина для посвящения - символ утробы матери, в ней проходит часть тяжелых испытаний и обучение мифам о происхождении мира, секретным традициям племени, тайным именам богов и т.д., которые известны только взрослым, т.е. посвящение в идеологию и социальные установления племени. 
         Главной темой инициации является переживание посвятительной смерти. Подросток должен символически умереть как Ребенок и родиться как Взрослый, начать новый цикл. Посвящаемых закапывают в землю, иногда заваливают сухими деревьями, делают им соответствующую раскраску, в некоторых племенах инициируемые имитирую поведение мертвых. С этим же переживанием связаны суровые, порой жестокие испытания, которые должен вынести посвящаемый. Это ритуальные пытки, такие как бичевание, избиения, обрезание, вырывание зубов, отрубание пальцев, голодание, лишение сна и пр. Нанесение татуировок, насечек, надрезов на коже, символизирующих смерть и воскрешение.
     Жалкое  состояние инициируемых отражалось в их внешнем виде и одежде. Так, во время инициаций в молодежных объединениях украинцев, поляков, чехов, словаков, существовавших вплоть до рубежа XIX-XX вв., молодых парней подвергали всяческому осмеянию и издевательству. Их били, брили деревянной бритвой, причиняя боль, поднимали вверх за волосы, заставляли залезать на столб и кукарекать, "плавать" в пыли, бросали в воду, мазали сажей и нечистотами лицо, пришивали к одежде тряпки и т. п. Инициируемые не должны были смеяться, говорить, есть и пить. В некоторых местностях Украины обрядовые постриги соединялись с ритуальной поркой мальчика. Причем били на меже в поле, что подчеркивало пограничность состояния проходящего обряда. Во время инициаций в украинских парубоцких громадах, у ремесленников, среди нищих и, особенно у казаков испытывались сила, ловкость и выносливость посвящаемых.
     Затем следует переживание возрождения, нового рождения, рождения себя в другом качестве. Посвящаемым дают новые имена, обучают новым, секретным словам, языку, иногда их заново учат ходить, кормят как маленьких, т.е. имитируют поведение новорожденных. 
     Завершается инициация грандиозным праздником, на котором сообщество приветствует и почитает своих новых членов, обращается с ними как со зрелыми, взрослыми, социализируя и утверждая их новую роль, новую идентичность.
       Известно, что в древности инициации индоевропейских народов, в том числе и славян, включали ритуальное перерождение инициируемых в волков [6,8].
     Лагерь, где совершается посвящение, находится в лесу. Нахождение в таком священном лесу воспринималось как пребывание на "том" свете. Отсюда большая роль, которая отводилась в восточнославянской инициации божествам потустороннего мира. Отражением одного из таких божеств в сказке является Яга. Образ Яги восходит к древнеславянской языческой богине Мокоши. Среди ее функций были определение судьбы человека и владычество над миром мертвых. В реальной жизни молодых людей по прибытии в лагерь инициации встречали, по-видимому, жрицы этой богини.  В дальнейшем их роль переходит к жрецам-мужчинам, так же как и роль женской богини - к мужскому божеству.
     В лесном лагере посвящаемые переживали ритуальную смерть. Это главная черта второй, так называемой лиминальной (от лат. limen - порог) фазы инициации, для которой характерны физические испытания посвящаемых - нанесение им болезненных ударов, ран, голодание, всяческое их унижение.
        Пребывание в лесном лагере обязательно включало также обучение инициируемых традициям, обрядам, мифам племени, различным магическим приемам влияния на окружающий мир.
     Ритуальным  перевозчиком инициируемого при  его попадании в мифическое пространство лесного лагеря и символической  смерти выступал конь.
     Умирая  в своей старой ипостаси, испытуемый в ходе древнеславянской инициации "перерождался" в волка и становился членом мужского "волчьего" союза.
       Превращение совершалось путем одевания волчьей шкуры, опоясывания и употребления опьяняющих веществ. Как известно, для первобытных людей характерны представления о том, что человек, надевающий шкуру животного, сам превращается в него. Магическое значение пояса как замка, оберега, символа мужской силы и власти, а также узлов, завязываемых во время колдовских обрядов, общеизвестно.
     Важным  моментом инициации было вступление неофитов в контакт с духами предков. Это достигалось путем потребления наркотических веществ, вызывавших безумие и галлюцинации у инициируемых. Человек ночью рисовал круг и разжигал в середине огонь, на котором нагревал сосуд с наркотическим веществом, состоящим из растительных компонентов. Затем он наклонялся, дышал испарениями и произносил заклинание, в котором вызывал "духа серого волка".
       Инициации у древних славян "привязывались" к новогодним праздникам или к весне.
       Юноши, прошедшие посвящение в члены "волчьих" союзов, становились молодыми воинами-"волками". Они должны были некоторое время жить вдали от поселений "волчьей жизнью", т.е. воюя и грабя. Это была вторая лиминальная фаза.
     После того как в многочисленных боях и  разбойничьих походах члены "волчьих" союзов доказывали свою силу и мужество, они, по-видимому, проходили заключительные обряды инициации - возвращение в свою общину и посвящение в полноправные ее члены. При превращении волков-оборотней в людей с них снимают волчьи шкуры - людей, как правило, били палкой, бичом, чтобы "разбить" волчьи шкуры, развязывают "волчьи пояса" и затем меняют имени, одежды, проводят ритуальную стрижку.
     Орудиями превращения оборотня в человека выступают хомут и ухват. В этой операции участвует и мать оборотня. Как известно, ухват, через который должен прыгать превращаемый, является чисто женским атрибутом, а хомут, сквозь который надо пролезть, чтобы стать человеком, выступал эквивалентом детородного органа.
       Можно предположить, что на заключительном этапе инициации" когда юноши умирали в качестве "волков" и возрождались как люди, имел также место ритуальный переезд на лошади из "того" света в мир людей.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.2. Женские инициации 

       Комплекс женских инициаций также как и мужской имеет испытательно-посвятительный характер [3, с. 326]. Каждую девочку также забирают из семьи и помещают в отгороженный темный угол или уединенную часть дома, где с ней никто не общается. Затем девочек также собирают в группы под руководством опытной старой женщины, которая учит их женским, священным ремеслам и наукам (ткачество, плетение, вязание, деторождение), посвящает в культ плодородия, учит искусству любви.
     У некоторых народов ритуал инициации  девочек также включает в себя весьма жестокие генитальные операции. Но с девочками такие операции проделывают значительно реже, чем с мальчиками.   М. Мид считает, что женщина не нуждается в искусственном социокультурном расчленении своего жизненного цикла, так как у нее есть для этого естественные биологические рубежи (начало менструаций, потеря девственности, рождение первого ребенка). Но можно связать это и с социальной зависимостью женщин, развитию которых "мужская" культура уделяет меньше внимания.  Так в Индии женщины даже самых высших каст не проходили ритуал инициации. Они входили в сакральную общность благородных, "арья", только через отца до брака, а после брака через супруга. 
     Сакральная  отдача тела, и иногда даже девственности, является совершенно скандальной темой  для наших современников, ужасающихся  фактам сакральной инициации в древних сирийских, ликийских, лидийских и египетских храмах. В таких обществах женщина должна была отдать свое тело в первый раз не по зову влечения к какому-то конкретному мужчине, но первому встречному, давшему ей монетку любого достоинства: для девушки это было ритуальной сакральной жертвой богине. Только после такого ритуального жертвоприношения своего тела женщина могла выходить замуж. 
        Исходя из того, что обряд инициации проходил при достижении девушкой половой зрелости и оформлял её перевод в категорию совершеннолетних, готовых к браку, можно рассматривать в качестве его трансформации переходные обряды совершеннолетия, которые в значительной степени позже перешли в разряд игровой культуры.
     Т.А. Бернштам их основными признаками считает время, которое отводилось молодежи на переход в полноценное взрослое состояние, и ее особый статус в общине [7, 8]. Образ жизни в течение перехода носил название “игра”, под которым обозначались ритуальные формы поведения. Cимволично, что эта игра должна была закончиться браком.
     Из  комплекса переходных обрядов совершеннолетия у славян можно выделить, во-первых, обряды весенне-летнего периода, особенно те, которые начинаются с Пасхи. Элементы женской инициации прослеживаются на первом этапе “хоровода” – групповой организации девушек с выходом на улицу. Здесь заметно проявляется тенденция к обособлению девушек в единый союз. В рамках этого союза проходили состязания испытательного характера. Обряд крещения и похорон кукушки, проходившие в рамках семицко-троицкого комплекса, некоторые ученые также считают отражением женских инициаций.
     Ряд компонентов комплекса женских  инициаций прослеживается в обрядах осенне-зимнего периода, в частности – в посиделках. Существует мнение, что последняя восходила к древней организации “женского дома” (аналогично “мужскому дому” в системе мужских инициаций). Рабочее время посиделки посвящалось различным рукоделиям, а, как известно, в архаическом обществе обучение искусству прядения и плетения происходило во время подготовки к обряду инициации. Прядильно-ткацкая символика присутствовала и в рамках хоровода, где также имела важное значение для девушки: прошедшая испытание становилась полноправной участницей молодежной группы. Праздное время посиделки посвящалось хороводным играм, в которых прослеживаются элементы женских инициаций.  Символично также проведение посиделки в ритуально нечистых местах - например, в бане.
     Отголоски женских инициаций и в целом  древних инициационно-посвятительных обрядов отражаются, согласно мнению И.А. Морозова, в известных во многих регионах святочных обходах ряженых “свадьбой”, которые, возможно, также были приурочены к началу сезона посиделок. Это инициационный, посвятительный элемент, поскольку он обнаруживает способность девушки к браку и в целом в контексте традиционной культуры является для нее важнейшим жизненным испытанием.
     Основные  представления комплекса женских  инициаций получили у славян отражение  в свадебной обрядности. В.И. Ерёмина считает, что к определённому моменту женских инициаций восходят запреты, налагаемые на невесту, а также саван в качестве свадебного подарка. По мнению Бернштам, свадебные акты довенчального этапа можно рассматривать и в качестве переходных обрядов совершеннолетия. Сюда относят свадебную баню и обряд скакания в поневу. Морозов соотносит с ритуалом инициаций игры и развлечения с символикой свадьбы. Конкретно элементы женских инициаций содержатся, по его мнению, в ролевых играх в «женитьбу» и в «свадьбу», поскольку эти ролевые игры всегда были преимущественно развлечением девочек. К элементам, имеющим инициационный характер, Морозов относит такие их компоненты как “свадебный пир”, “застолье”, “сватовство”, “первая брачная ночь”.
     В итоге можно сделать следующий  вывод: если обряд женских инициаций  у восточных славян в наших источниках и не сохранился как единое ритуальное действо, то основные элементы данного комплекса трансформировались в системе взаимосвязанных переходных обрядов совершеннолетия и в свадебных обрядах, а также в детском и подростковом фольклоре – в ролевых играх в “женитьбу” и в “свадьбу”. 

Заключение    

     В большинстве цивилизованных обществ  ныне сохранились лишь "рудименты" инициаций, утратившие свой глубинный  смысл и структуру. Примерами  этого могут служить: прием в  скауты/пионеры,   скаутские/пионерские лагеря и отряды, походы и трудовое обучение у мальчиков и домоводство у девочек, некоторые религиозные обряды - обрезание.
     Подростковому возрасту внутренне присущи свои архетипические темы, ситуации, потребности и психологические состояния. Они будут спонтанно проявляться в подростковый период в той или иной форме. Это такие темы как: побег/уход из дома, самостоятельность, риск, независимость, стремление к проверке/испытанию себя, утверждение себя в новом качестве, утверждение себя в группе себе подобных, разрушение родительских стереотипов и привязанностей к родителям, встреча с хаосом и стремление пройти через него, сексуальность, испытание себя болью, поиск примера, подражание герою, подвиги и т.д.
       Как видно, эти темы находят свое выражение, но большей частью в хаотических, деструктивных формах. Все это можно рассматривать как суррогаты инициации или псевдоинициацию. Нашей культуре, не имеющей осмысленных ритуалов инициации, не достает психо-социальных и духовных средств для поддержки индивида, проходящего процесс личностного изменения.
       В психотерапии в последнее время появился термин "парентэктомия" для обозначения процедуры освобождения от родительских пут, установок, запоздалого подростка. "Запоздалым подростком" в данном случае может быть и вполне солидного возраста человек, так и не сумевший стать психологически, личностно взрослым, "застрявший" в инфантильной зависимости от родителей или значимых других. Очевидно, он так и не прошел своей "инициации взросления", не умер как ребенок и не родился как взрослая самостоятельная личность. 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.