На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


научная работа Особенности иммунного статуса у пациентов с нарушением функции щитовидной железы экогенного характера

Информация:

Тип работы: научная работа. Добавлен: 31.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 24. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



 
ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет»
Медицинский институт
 
Кафедра иммунологии и специализированных клинических дисциплин
 
 
 
 
 
 
 
 
Конкурсная работа на тему:
 
«Особенности иммунного статуса у пациентов с нарушением функции щитовидной железы экогенного характера »
 
 
 
 
 
 
                         Выполнила:
                                                    Студентка 3 курса 1 группы
                             Лечебное дело
                                                           Пустовая Кристина Николаевна
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Содержание
 
 
1.Введение
 
2.Эндемический зоб
 
3.Хронический аутоиммунный тиреоидит
 
4.Тиреотоксикоз
 
5.Рак щитовидной железы
 
6.Гипотиреоз
 
7.Лечение радиоактивным йодом
 
8.Заключение
 
9.Список литературы
 
10.Приложение
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                                                        Введение
В настоящее время на стыке физиологии, иммунологии и экологии возникло новое направление - экологическая иммунология (ЭИ), которое изучает особенности функционирования иммунной системы в условиях изменяющейся окружающей среды, причем изменяющейся в основном под влиянием антропогенных факторов.
Содержание современной экологии определяется из концепции уровней организации жизни, которые составляют своеобразный биологический спектр (приложение рис. 1). В результате взаимодействия с окружающей средой на каждом уровне (сообщество, популяция, организм, орган, клетка, ген) возникают соответствующие функциональные системы (генетические, клеточные, органные, системы организмов, популяционные и экосистемы). Верхняя часть этого спектра является предметом изучения классической экологии. В настоящее время развитие экологии по пути углубленного исследования воздействия факторов окружающей среды на различные функциональные процессы организма привело к выделению таких новых отраслей, как экобиохимия, экогенетика, экоиммунология.
              Современные представления о воздействии экологических факторов на организм, среди которых можно выделить физические, химические, биологические, психологические и социальные, представлены на рис. 2. Исходя из концепции многоуровневой регуляции поддержания гомеостаза, мы рассматриваем действие экогенных факторов соответственно этим уровням: центральному, системному, межсистемному, клеточному и молекулярному.
              Реакции адаптации проявляются на уровне различных, и в первую очередь регуляторных, систем (нервной, эндокринной, иммунной, системы неспецифической резистентности). Антропогенные факторы вносят свой дополнительный вклад в раздражительную нагрузку и нередко приводят к срыву нормальных адаптационных процессов.
В течение последних лет определены основные направления проведения исследований по ЭИ:
1. Изучение иммунной системы работающих на конкретном производстве.
2. Исследование иммунной системы детей, проживающих в экологически неблагополучных регионах.
3. Проведение натурных экспериментальных исследований на животных, помещенных в производственную или жилую зону.
В качестве примера воздействия на иммунную систему производственных факторов можно привести результаты обследования рабочих двух нефтепромыслов (Осинского и Гежского), добывающих нефть в зоне проведения подземных атомных взрывов. Взрывы проводились в 70-80-е годы с целью увеличения нефтеотдачи. У обследованных нефняников по сравнению с группой здоровых взрослых мужчин, проживающих в экологически благополучном районе г. Перми, было обнаружено тотальное снижение численности Т- и В-лимфоцитов, угнетение активности фагоцитоза и повышение уровня иммуноглобулинов всех классов.
Учитывая, что помимо возможного радионуклидного воздействия работники нефтепромыслов постоянно подвергаются воздействию нефтепродуктов и ряда других технологических ксенобиотиков, было проведено иммунологическое обследование группы рабочих, занятых на аналогичном производстве, но не имевших контакта с радиацией. Это рабочие Кокуйского месторождения, расположенного близ Кунгура. Оказалось, что контакт с одной нефтью (без радиации) оказывал наиболее выраженный иммунодепрессивный эффект по всем параметрам. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что производственные факторы способны приводить к развитию вторичного Т-клеточного и комбинированного иммунодефицитного состояния.
Второй компонент иммунологического мониторинга - исследование иммунной системы детей, проживающих в районах экологического неблагополучия. Наблюдение проводится уже в течение 10 лет. Было установлено, что в этой группе обследованных к 5-летнему возрасту формируется экологическая иммуносупрессия: снижается (по сравнению с показателями детей того же возраста, проживающих в экологически благоприятном районе) численность Т-лимфоцитов, возрастает количество В-клеток, уменьшаются концентрации иммуноглобулинов классов М, G, А в крови. Вместе с тем у 5-летних детей из зоны неблагополучия была зафиксирована стимуляция активности фагоцитов. Следует отметить, что к 9-летнему возрасту повышение активности сменялось угнетением фагоцитоза, а к пубертатному периоду данный показатель вновь превышал уровень поглотительной способности фагоцитов детей, проживающих в благоприятном районе.
Таким образом, создается впечатление, что при анализе возрастной динамики мы сталкиваемся с проявлением варианта адаптационной реакции на воздействие комплекса антропогенных факторов. Для отдельно взятых параметров регистрируется волнообразность изменений: фаза стимуляции чередуется с последующим угнетением. Это наглядно демонстрирует пластичность компенсаторных возможностей иммунной системы растущего организма, что необходимо учитывать при проведении вакцинации.
Определение химического носительства, проведенное у детей, проживающих в экологически неблагополучных районах Пермской области, обнаружило повышенное (в 1,4-2,6 раза) содержание в волосах хрома, марганца, свинца, меди, кобальта; в моче - свинца, марганца, меди, кобальта, цинка, бутанола, этилбензола, сероводорода. Содержание металлов и органических соединений в биосредах детей прямо коррелировало с загрязнением окружающей среды этими ксенобиотиками (R=0.8l).
Параллельно исследованиям у взрослых, работающих на производстве, у детей, проживающих в неблагоприятных промышленных и благоприятных районах, в этих же регионах проведен натурный эксперимент на лабораторных животных.
В динамике наблюдений (до 120 суток) оценивали иммунный статус, параметры монооксигеназной системы печени, проводили цитогенетический анализ костного мозга, анализ мутаций в половых клетках самцов крыс. В исследованиях было установлено, что уровень хромосомных аберраций костного мозга крыс и мышей постепенно возрастал в течение их экспозиции на площадках промышленных предприятий и селитебной территории города. Показатель частоты аберраций на 100 метафаз превышал уровень нарушений в контроле (экспозиция в благоприятном для проживания районе) в 2-2,5 раза. В этих же группах животных выявлены изменения в состоянии монооксигеназной системы печени и выраженное угнетение гуморального иммунного ответа, а также эффекты формирования генетических нарушений в генеративных клетках крыс-самцов.
Общий результат клинических и экспериментальных исследований позволяет сделать следующий вывод: антропогенные факторы влияют на функционирование иммунной системы и могут приводить к развитию экологически обусловленного вторичного иммунодефицитного состояния (ЭОВИДС). Очевидно, на наш взгляд, что настало время переходить от эпизодических исследований к постоянному мониторингу состояния и функции иммунной системы людей, подвергающихся длительному воздействию экологически вредных факторов.
 
Варианты реализации экологических воздействий на иммунную систему приведены на рис. 3. Результат экогенных влияний - это адаптация иммунной системы или ее дисфункция. Варианты адаптации: первый - отклонения в иммунограмме отсутствуют, клинических проявлений нет; второй - установлены отклонения в иммунограмме, клинических проявлений нет (это, на наш взгляд, как раз тот вариант, который нередко включается в состав нормы и определяет ее вариацию и "размывание"). Дисфункция иммунной системы или развитие ЭОВИДС - это результат срыва адаптационных механизмов.
              Считается, что в условиях экологического неблагополучия, в зависимости от состояния адаптации или срыва адаптационных механизмов, необходимо проведение мероприятий, направленных на нивелирование экогенного воздействия на иммунную систему. Одно из важных преимуществ экологической иммунологии по сравнению с другими дисциплинами клинической иммунологии состоит не столько в фиксации факта неблагополучия, сколько в реальных возможностях иммунокоррегирующей терапии, которая во многом способна нивелировать экологически неблагоприятное воздействие на организм. В зависимости от ситуации это может быть иммунопрофилактика, иммунореабилитация или иммунотерапия, именно здесь происходит слияние понятий "экологическая" и "клиническая" иммунология.
Мы выделяем следующие четыре формы ЭОВИДС:
1. Дефицит Т-системы иммунитета.
2. Дефицит В-системы иммунитета (изолированно встречается крайне редко).
3. Дефицит системы фагоцитоза.
4. Комбинированные расстройства (чаще дисфункции Т- и фагоцитарной систем).
В соответствии с приведенной классификацией нами разработаны принципы посиндромной иммунокоррегирующей терапии, включающие коррекцию:
- Т-системы;
- В-системы;
- фагоцитоза.
Для демонстрации эффективности проведения иммунореабилитации можно привести следующий пример. Детям одного из районных центров Пермской области – г. Красновишерска - на основании анализа данных их иммунограмм была назначена превентивная (по показаниям) иммунокоррекция. При повторном иммунологическом обследовании отмечена выраженная положительная динамика (что вообще характерно для детей). Наиболее примечательно, что заболеваемость в этой группе детей в течение года снизилась в 6 раз.
В последние годы существенно возрос интерес к новому разделу патологии - нейроиммунологии. Фактический материал, накопленный со времен Г. Селье, позволяет достаточно обоснованно утверждать, что нейроэндокринные, стресс-реализующие системы в значительной степени контролируют систему иммунобиологического надзора. Данные позволяют углубить представления об относительно слабо разработанном аспекте нейро-эндокринно-иммунологических взаимодействий - о влиянии иммуномодуляторов нового поколения на эффекторные механизмы стресс-реакции.
Исследования проведены на экспериментальной модели острой стрессорной реакции (крысы с проникающим ранением глаза). Было установлено, что в первые трое суток после повреждения развивается депрессия относительных и абсолютных показателей НСТ-тecтa, сопровождающаяся значительным увеличением в крови суммарного количества фагоцитирующих клеток. В этот же период у травмированных животных было отмечено развитие гипергликемии. Назначение полиоксидония на фоне травмы (как изолированно, так и в составе базисной терапии) приводило к нивелированию отклонений НСТ-теста, активировало фагоцитоз и выработку Т-лимфоцитов, препятствовало развитию гипергликемии. При этом патоморфологические исследования, проведенные через 2 недели после повреждения глаза, показали, что включение полиоксидония в комплексную терапию оптимизировало течение раневого процесса по параметрам наименьшей инфильтрации зоны разрушения иммунокомпетентными и эффекторными клетками. Строение рубцовой ткани было более упорядоченным компактным, бессосудистым.
Полученные результаты позволяют отнести полиоксидоний к стресс-ограничивающим факторам, т.е. факторам, препятствующим реализации эффектов глюкокортикоидов на ткани-мишени. Это определяет переход организма к толерантной стратегии адаптации (в отличие от обычной стрессорной, резистентной, калоригенной, неэкономной) в процессе неспецифического усиления иммунореактивности. Данные об уменьшении тяжести стрессорной патологии на фоне иммуностимуляции открывают важную перспективу в профилактике и лечении неинфекционных болезней человека. Иными словами, можно поставить вопрос о неспецифической иммунопрофилактике стрессорной патологии. Механизм формирования толерантной стратегии адаптации при неспецифической иммуномодуляции представлен на рис. 4. Опираясь на полученные результаты и разработанные схемы посимптомной иммунокоррекции, можно попытаться определить дальнейшие перспективы развития данного направления ЭИ - это постепенный переход от фиксирования наличия тех или иных вариантов, вызванных антропогенными факторами иммунодефицитных состояний, к профилактическому предотвращению их развития и иммунотерапии установленных отклонений.
 
 
 
 
Здесь следует отметить ряд важных для практики положений:
- иммунная система - индикаторная система экологического неблагополучия; она чутко реагирует на изменение условий окружающей среды;
- синдром ЭОВИДС, формирующийся на фоне воздействия экологически вредных факторов, может быть ликвидирован применением адекватной иммунокоррегирующей терапии;
- наиболее частые проявления ЭОВИДС - это хронический инфекционный процесс, обусловленный активацией оппортунистов микробной и вирусной природы, и псевдоаллергические синдромы;
- эффективность иммуномодуляторов в терапии ЭОВИДС определяется фазой развития синдрома - она выше в фазе ремиссии и ниже в фазе обострения;
- с целью оздоровления населения экологически неблагополучных регионов фаза ремиссии ЭОВИДС должна эффективно использоваться для проведения иммунопрофилактических мероприятий.
Исследование влияния экологического окружения на состояние иммунитета подразумевает наличие для сравнения показателей контрольной группы или нормы. Как правило, для такого исследования подбирается здоровая группа из экологически благополучного региона. В то же время при изучении иммунного статуса на фоне различных патологических состояний для сравнения обычно отбирают здоровых доноров, проживающих в том же экологическом районе, где находятся обследуемые больные. Кроме того, в настоящее время введено понятие региональных норм и рекомендуется каждой лаборатории иметь "собственные" показатели нормы. По сути это продолжение статистической идеи Ю. Конгейма, высказанной им в конце XIX века: норма - это то, что свойственно большинству особей. Выше, разбирая варианты адаптации иммунной системы к экогенным нагрузкам, мы уже отметили, что отклонения в показателях иммунограммы (и не только иммунограммы) при отсутствии клинических проявлений могут отражаться на параметрах нормы в экологически неблагоприятных регионах.
Для подтверждения сказанного можно продемонстрировать некоторые иммунологические показатели нормы, приведенные в отечественных журнальных статьях в течение трех последних лет для различных регионов страны от Новосибирска до Белоруссии. Вот пределы их варьирования (крайние значения - это средние показатели, приведенные разными исследователями для своих регионов):
CD3, %               52 - 72
CD4, %               32 - 43
CD8, %               15 - 28
Ig А, г/л               1,8 - 2,6
Ig М, г/л               1,0 - 1,6
Ig G, г/л               8,4 - 14,8
Настоящий пример показывает, что среднестатистический подход приводит к "размыванию" понятия нормы: средние величины показателей порой отличаются в 2 раза.
Несомненно, что здесь присутствуют различия в методических подходах, а также субъективные факторы. Однако это преднамеренно взятые показатели, которые получают относительно унифицированными лабораторными методами: так, определение классов иммуноглобулинов все исследователи выполняли методом радиальной иммунодиффузии по Манчини.
Установленные отличия могут объясняться самыми различными причинами: возрастным и половым составом обследованных, генетическими, климатическими и социальными факторами. В то же время, они во многом определяются действием экологических факторов.
Развитие концепции нормы в условиях изменяющейся экологической обстановки и разработка показателей здоровья являются насущной и перспективной задачей как экологии, так и экологической физиологии и иммунологии.
Таким образом, основными перспективными направлениями развития ЭИ, могут быть следующие:
1. Развитие концепции нормы в условиях изменяющейся экологической обстановки и разработка иммунологических показателей здоровья. Постепенный переход от среднестатистических региональных норм к показателям реально здорового организма.
2. Определение для различных по природе экологически неблагоприятных факторов общих механизмов, являющихся основой для формирования синдрома ЭОВИДС. 
3. Опираясь на принципы многоуровневой регуляции постоянства внутренней среды организма, необходимо обратить внимание на ее молекулярный уровень, основу которого определяют наследственный материал и функционирование генома.
4. Углубленное исследование функциональных показателей иммунной системы людей, подверженных постоянному воздействию антропогенных факторов. При этом необходимо переходить от эпизодических обследований к постоянному мониторингу.
5. В экологически неблагополучных районах необходимо на основе иммунологического обследования активно проводить иммунокоррекцию, которая во многом способна нивелировать экологически неблагоприятное воздействие на организм. То есть следствием иммунологического мониторинга должны быть иммунопрофилактика, иммунотерапия или иммунореабилитация.
 
 
 
 
                            Влияние экогенных факторов на щитовидную железу
 
Щитовидная железа является  одним из главных  органов, которые наиболее сильно отражают на себе влияние экологических факторов.
В последние годы в клиническую практику врачей различных специальностей все больше входит исследование элементного состава биологических сред организма, использование выявляемых данных в разработке новых методов коррекции различных метаболических расстройств. Все живые организмы постоянно поглощают из среды обитания продукты, необходимые для поддержания жизни. Поэтому и в организме человека содержатся все химические элементы его среды. Для человека многие микроэлементы, участвующие в регуляции жизненно важных функций организма, являются лимитирующими из–за своего низкого содержания в окружающей среде. Первоочередное внимание уделяют биологическим объектам, исследуемым в диагностической практике (кровь и ее компоненты, моча, волосы, слюна, фрагменты тканей и т.д.). Актуальным является исследование состояния элементного состояния организма при заболеваниях щитовидной железы (ЩЖ).
На сегодняшний день известен целый ряд причин развития зоба: неадекватное потребление йода (дефицит или избыток), нарушение обмена других эссенциальных или токсических микроэлементов, пищевые струмогены, дефицит белкового питания, медикаментозные струмогенные эффекты, курение, генетические факторы, беременность. Однако наиболее часто встречающимся струмогенным фактором является дефицит йода.
В настоящее время увеличение распространенности йододефицитных заболеваний (ЙДЗ) происходит на фоне повышения содержания в окружающей среде «неспецифических» струмогенов. К ним относят многие химические соединения, содержащиеся в промышленных отходах, пестициды, некоторые лекарственные препараты, а также дисбаланс макро– и микроэлементов, бактериальное загрязнение воды.
Из всех специализированных систем, наряду с центральной нервной системой наибольшее значение в интегративной деятельности организма имеет иммунная система, элиминирующая агенты с генетически чужеродной информацией.
Результаты исследования отдельных групп детского населения Москвы показали, что несмотря на проводимые профилактические мероприятия в течение 6 лет напряженность зобной эндемии снизилась, но не ликвидирована полностью.
Некоторые авторы, кроме дефицита йода, выявили зависимость развития гипотироидизма от дефицита других микроэлементов (МЭ) . По данным Watts D., в регионах с эндемическим зобом при достаточном всасывании йода отмечено преобладание дефицита железа и витамина А. В настоящее время доказана малая эффективность йодотерапии в условиях дефицита железа, что объясняется участием железа в преобразовании L–фенилаланина в L–тирозин. В то же время отмечают положительную динамику у пациентов с гипотиреозом на фоне терапии витамином А. Недостаточное питание, особенно снижение содержания в пище витамина А приводит к нарушению структуры тиреоглобулина и, соответственно, синтеза тиреоидных гормонов.
Изучение обмена микроэлементов у различных групп населения привлекает большое внимание, что обусловлено их участием в ряде биохимических процессов, происходящих в организме. Следует добавить, что дефицит одного микроэлемента может привести к дисбалансу других МЭ. Так, установлено, что основной причиной эндемического зоба является дефицит йода, с другой стороны, дефицит или избыток других МЭ (Co, Cu, Fe, Br, Mn) может коррелировать с биосинтезом тиреоидных гормонов.
 
Для диагностики микроэлементозов наибольшее распространение получил способ определения макро– и микроэлементного баланса по волосам и ногтям . Так, при заболеваниях соединительной ткани аутоиммунного характера наблюдается снижение содержания меди, цинка, кальция, селена, при патологии ЩЖ выявляются отклонения от нормы уровня Cu, Fe, Mg, Mn, P, Zn, Cd, Co, Mo и их корреляционных связей.
Определенную роль в метаболизме йода играют селен, цинк и хром. Так как селен является составной частью йодтирониндефодиназы – энзима, ответственного за периферийное преобразование Т4 в Т3 в печени и почках, то его дефицит сопровождается недостатком указанного фермента и, как следствие, незавершенностью обмена йода. Цинк оказывает влияние на секрецию тироид–стимулирующего гормона, поэтому может явиться одной из причин гипотироидизма (у части пациентов отмечен дефицит цинка или нарушение соотношения цинк/медь). Исследования минералограмм, составленные по волосу, выявили связь между активностью ЩЖ и содержанием хрома. Однако механизм такой связи пока не выяснен.
Кроме того, существуют антитироидные вещества естественного и химического происхождения, которые обнаруживаются в крови и оказывают вредное воздействие на щитовидную железу. Помимо хорошо известных продуктов питания, снижению функции ЩЖ способствуют кальций, витамин Д, кобальт, молибден, бром, медь, литий, свинец и ртуть. Гормональными антагонистами являются эстрогены, инсулин, паратироид. Из лекарственных средств гипотироидное влияние оказывают некоторые седативные, противосудорожные, гипотензивные средства (Sodium nitroprusside, Phenytoin, Carbamazepin, Fluoxetine, Phenobarbitаl, Valproic Acid). Механизм их действия заключается в блокаде синтеза тиреоидных гормонов, усилении секреции тиреотропного гормона (ТТГ). Карбонат лития, применяемый в психиатрии, йодсодержащие средства от кашля, рентгеноконтрастные препараты блокируют органификацию йода и секрецию тиреоидных гормонов.
Проблема дефицита эссенциальных МЭ и интоксикации малыми дозами токсичных МЭ зачастую недооцениваются врачами, вследствие чего мало внимания уделяется профессиональным и бытовым факторам, служащим причиной возникновения различных микроэлементозов. В частности, нет статистических данных о распространенности многих микроэлементозов за исключением йод– и железодефицитных состояний .
Нарушение биологических соотношений нутриентов приводит к блокированию синтеза ферментов, гормонов, специфических антител, белков и отдельных структур органов и тканей организма. В связи с этим для сохранения здоровья в пищевом рационе должны учитываться экологическое состояние среды обитания, климат, генетическая предрасположенность, национальные особенности кухни, а также наличие острой или хронической патологии, энерготраты, профессиональные факторы, а также неблагоприятные факторы риска развития патологии .
Несмотря на ведущую роль дефицита йода в развитии ЙДЗ, зобная эндемия в настоящее время имеет смешанный генез и является результатом сложного взаимодействия эндо– и экзогенных факторов . Анализ литературных данных показал, что ЙДЗ могут быть следствием не только сниженного поступления йода в организм, но и результатом дефицита взаимосвязанных с ним микроэлементов, нарушений захвата, транспорта и утилизации различных микроэлементов, в т.ч. йода. Это требует более тонкой характеристики имеющихся нарушений, что позволит повысить эффективность их коррекции.
Существующая в настоящее время методика составления минералограммы на основании исследования волоса, позволяет не только выявить состояние микроэлементного статуса, но и индивидуально, аргументированно подойти к коррекции нарушений и профилактике заболеваний ЩЗ.
В ходе оздоровительных мероприятий, направленных не только на ликвидацию дефицита йода, но и на повышение общей резистентности организма через коррекцию микроэлементного и витаминного статуса, могут успешно использоваться обогащенные йодом природные комплексы биологически активных веществ .
Важность диагностики и коррекции макро– и микроэлементного статуса организма объясняется и тем фактом, что многие заболевания ЩЗ не только сами возникают под влиянием этих нарушений, но и способствуют появлению этих нарушений. В этой связи без учета и коррекции вторичных нарушений может значительно снижаться эффективность лечебных и профилактических мероприятий . Состояние проблемы йодной недостаточности, как частного варианта микроэлементоза, требует комплексного подхода в диагностике нарушений и их коррекции.
Анализ состояния питания в большинстве регионов России показал преобладание углеводистой модели, что приводит к значительному дефициту белка, витаминов, микроэлементов.
Микроэлементы, являясь составной частью многих биоструктур (в частности, активными центрами некоторых ферментов), участвуют в важнейших биохимических процессах – окислительно–восстановительных реакциях, свободно–радикальном окислении, синтезе белка, дифференцировке и росте тканей, взаимодействии с нуклеиновыми кислотами и составляющими их мономерами. Концентрация микроэлементов в тканях строго сбалансирована и поддерживается гомеостазом. Кинетика, распределение, депонирование ионов металлов подчиняются биохимической регуляции макроорганизма. Изменение концентрации каждого из микроэлементов взаимосвязано. По состоянию ионного баланса в биосубстратах можно составить представление о метаболических изменениях, протекающих с участием металлосодержащих молекул. К числу клинических критериев для распознавания недостаточности микроэлементов относятся снижение концентрации металла в цельной крови, в волосах и/или в других доступных для исследования жидкостях и тканях; изменения активности металлоферментов и характерные симптомы. Известно, что волосы человека – это накопитель микроэлементов, причем их концентрация в волосах может служить объективным показателем микроэлементной ситуации организма в целом. По содержанию микроэлементов в волосах, как способу их депонирования и выведения, отражающему ионный баланс в организме, можно провести корреляции с некоторыми заболеваниями (например, при дисфункции ЩЖ).
При глобальном загрязнении окружающей среды существующие методы терапии не учитывают воздействия токсических металлов на течение болезни и иммунитет. В частности, свинец вызывает снижение уровня тиреоидных гормонов – тироксина и трийодтиронина, повышение активности ТТГ гипофиза и влияет на обмен жизненно необходимых элементов, играющих важную роль для иммунитета. Так, при избыточном поступлении свинца в организм человека, особенно при хронической свинцовой интоксикации, выявлены отклонения от нормы содержания фосфора, серы, меди, цинка в плазме и цельной крови, что свидетельствует о нарушении их обмена в организме. В литературе представлены данные о коррелятивной зависимости между распространением зобной болезни и аномалиями содержания в окружающей среде марганца, кобальта, цинка, молибдена, меди. Имеются экспериментальные и клинические данные, подтверждающие гипотезу зобогенного влияния дефицита цинка – важного компонента многих метаболических процессов. Цинк является компонентом более 200 металлопротеинов, в том числе ядерного рецептора трийодтиронина Т3, что объясняет необходимость данного МЭ для реализации биологического эффекта тиреоидных гормонов. Изменения уровня Zn в суточной моче – показатель для оценки дисфункции ЩЖ; так, при ее гипофункции была снижена экскреция Zn с мочой (p<0,05). При экспериментальном дефиците цинка отмечена гипоплазия тимуса и развитие иммунодефицита, главным образом Т–клеточного. Дефицит цинка может приводить к усиленному накоплению в организме кадмия, свинца и меди (функциональных антагонистов цинка), особенно на фоне дефицита белка в рационе. Канцерогенные свойства кадмия, свинца и других токсических металлов связывают с их способностью замещать ионы цинка в «фингерных» белках клеточных ядер, транскрипционных факторах и гормонсвязывающих белках, что нарушает внутриклеточную трансдукцию сигналов и экспрессию генов. Основное значение кобальта состоит в том, что он является компонентом витамина В12. Вместе с тем известно, что кобальт подавляет связывание йодида ЩЖ по неизвестному механизму, а передозировка кобальта у детей иногда приводит к гипотиреозу и гиперплазии ЩЖ. Тиреостатический эффект этого МЭ достаточно заметен, поэтому в 1950–х годах хлорид кобальта пытались применять для лечения гипертиреоза. На территории России есть биогеохимические провинции с эндемическим дефицитом кобальта – у детей, проживающих в этих районах, развивается зоб, нередко со снижением функции ЩЖ. Дефицит железа у детей с эндемическим йоддефицитным зобом и железодефицитной анемией препятствует терапевтическому эффекту йодированных продуктов. Не исключается, что железо участвует в синтезе тиреоидных гормонов или его дефицит снижает абсорбцию йода. В малых количествах молибден благоприятен для организма, известно повышение под влиянием соединений молибдена уровня цАМФ клеток, что может быть одним из центральных механизмов его влияния на иммунную систему. Марганец входит в состав различных тканей организма, являясь кофактором гуанилциклазы, функции которой важны для клеточной пролиферации, а также является компонентом ферментов, в том числе супероксиддисмутаз, защищающих от перекисных радикалов. А нарушение магниевого баланса приводит к возникновению ряда иммунных расстройств – обнаруживается аномальная активация комплемента, высокая частота аллергических реакций и инфекционных процессов, наиболее частыми из которых являются хронические грибковые и вирусные инфекции. Медь – один из незаменимых микроэлементов, необходимых для жизнедеятельности человека. Значительная часть меди плазмы крови находится в церулоплазмине – важнейшем медьсодержащем белке. В норме в организме человека ежедневно около 0,5 мг меди включается в состав церулоплазмина и выделяется с желчью в виде трудно диализируемого соединения, почти не подвергающегося обратному всасыванию. Содержание меди в плазме регулируется нейрогуморальными механизмами, причем неодинаково у человека и различных животных. У крыс, например, адреналэктомия ведет к повышению уровня меди в плазме крови, который сохраняется даже через 10 месяцев после операции. Кортикостерон и тироксин вызывают снижение содержания меди в крови. У человека, напротив, отмечены повышение концентрации этого микроэлемента в крови при гипертиреозе и ее снижение при гипофункции щитовидной железы. При дефиците меди в организме отмечается снижение активности супероксиддисмутазы, ответственной за ингибирование процессов перекисного окисления липидов мембран клеток, а также медь–зависимого фермента – лизилоксидазы, участвующей в образовании поперечных сшивок коллагеновых и эластических волокон.
Полностью оценивая значение возможности ферментной аутоагрессии по отношению к таким высокоспециализированным структурам, как эластические мембраны, мы должны, однако, задуматься и над ролью тех эндогенных факторов, которые обеспечивают их трофику, функционирование и сохранность в организме. Легко допустить, что ферментная атака оказывается наиболее разрушительной именно для конституционально-неполноценных, в частности, не обеспеченных нормальным микроэлементным составом, структур.
Отмечено значительное улучшение результатов лечения токсического зоба с помощью 131I на фоне приема карбоната лития за счет его положительного влияния на захват йода.
Ряд авторов обсуждают гипотезу о том, что легкий дефицит селена может вносить определенный вклад в развитие и прогрессирование аутоиммунного тиреоидита. В результате назначения селенита натрия пациентам с компенсированным гипотиреозом отмечали снижение титра антител к тиреопероксидазе (на 40% по сравнению с группой больных, получавших только L–Т4) и изменение эхогенности железы.
Объем информации о роли дефицита микроэлементов во внешней среде в формировании болезней продолжает увеличиваться. Об участии биоэлементов в регуляции иммунобиологических реакций свидетельствуют высокая избирательная концентрация йода, кобальта, меди, цинка в иммунокомпетентных органах, а также прямые наблюдения об активирующем либо ингибирующем воздействии их биотических доз на синтез антител и реакции клеточного иммунитета. Достоверные нарушения обмена некоторых биоэлементов имеют место и при болезнях, связанных с гормональной дисфункцией.
Таким образом, наиболее полную информацию об обеспеченности организма различными микроэлементами, а также накоплении токсичных металлов в различные временные периоды позволяет получить определение их в биологических субстратах. Содержание микро­элементов в волосах наиболее полно отражает ионный баланс в организме и, на наш взгляд, дает возможность не только выявить эти нарушения при дисфункции щитовидной железы, но и определить наиболее эффективные мероприятия для их ликвидации.
 
 
Приведем пример взаимосвязи микроэлементного состава и патологии щитовидной железы.
Для характерис­тики микроэлементного статуса человека наибо­лее информативным методом является опреде­ление химических элементов в волосах, что по­зволяет оценить долговременные тенденции микроэлементного профиля организма.
Материалы и методы.
В условиях отделения эндокринологии Республиканской клинической больницы им. Г.Г. Куватова были обследованы 142 женщины, госпитализированные в 2002— 2005 гг. В исследование включались женщины от 18 до 70 лет с синдромами гипотиреоза (аутоим­мунный тиреоидит, послеоперационный гипоти­реоз) и гипертиреоза (диффузный токсический зоб, многоузловой зоб). Первую группу состави­ли 58 больных с синдромом гипотиреоза в воз­расте от 28 до 60 лет (средний возраст — 45,8 года), вторую группу — 84 больных с синдромом гипертиреоза в возрасте от 27 до 64 лет (средний возраст— 45,2 года). В контрольную группу вош­ли 55 человек в возрасте от 25 до 65 лет (средний возраст — 45,5 года). Исследование — выбороч­ное, одномоментное.
Материалом исследования служили веноз­ная кровь, ее клеточные компоненты, сыворотка крови и волосы. Объем крови для иммунологи­ческого исследования составил 15 мл: 5 мл — для получения сыворотки, 5 мл — с добавлением ге­парина из расчета 20 ед./мл и 5 мл — в стериль­ных условиях с добавлением 2,6% ЭДТА.
Волосы для микроэлементного анализа со­стригали с нескольких (3—5) участков затылоч­ной части головы, длиной 2—4 см и в количестве не менее 0,1 г. Для снятия поверхностного загряз­нения и обезжиривания волос применялся способ пробоподготовки, рекомендованный МАГАТЭ.
У всех пациентов проведены общеклини­ческое, лабораторное (гормональное, иммуно­логическое, микроэлементный профиль волос) и инструментальное исследования (эхография ЩЖ по традиционной методике на ультразву­ковом аппарате ALOKA-2000). Содержание гор­монов ЩЖ в сыворотке крови (тиреотропного гормона, общего и свободного тироксина, обще­го и свободного трийодтиронина) определялось радиоиммунным методом («RIA-gnost», Фран­ция). Антитела к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО), к тиреоглобулину (АТ-ТГ) исследовали иммуноферментным анализом («Вектор-Бест», Москва).
Для оценки иммунного статуса больных проводились тесты 1-го и 2-го уровня («Мед-БиоСпектр», Москва). Тесты 1-го уровня вклю­чали в себя определение содержания лейкоци­тов, их жизнеспособности, относительного и аб­солютного содержания лимфоцитов, содержа­ния Т- и В-лимфоцитов, иммуноглобулинов (Ig) класса G, A, M; циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК), фагоцитарного числа (ФЧ), фагоцитарного индекса (ФИ), компле­ментарной активности сыворотки крови по 50% гемолизу эритроцитов (CH50). Тесты 2-го уров­ня — фенотипирование субпопуляций лимфоци­тов: СD3 (Т-лимфоциты), СD4 (Т-хелперы), СD8 (Т-супрессоры), СD16 (натуральные кил­леры), СD22 (В-лимфоциты), HLA-DR (анти-генпредставляющие клетки); определение мета­болической активности нейтрофилов в НСТ-те-сте (спонтанном и индуцированном), функцио­нальной активности лимфоцитов в реакции тор­можения миграции лейкоцитов (РТМЛ) с фи-тогемагглютинином (ФГА) 20, 10, 5 и 1 мкг/мл.
Содержание микроэлементов (селена, цин­ка, меди, кобальта, железа, марганца, никеля, хро­ма) в волосах оценивалось количественным ме­тодом посредством атомно-абсорбционного ана­лиза в электротермическом атомизаторе с «зее-мановской» коррекцией фона на спектрометре «Квант-Z.ЭТА».
Статистический анализ данных выполнен с помощью программы Biostatistica 4,03. Достовер­ность различий определялась по критерию Стью-дента, критический уровень значимости прини­мался равным 0,05.
Результаты и обсуждение.
В первой группе больных с синдромом гипотиреоза выявлены ста­тистически значимое увеличение IgG (17,69±1,22 г/л) и HLA-DR (30,7±1,33%), повышенный уро­вень относительного содержания лимфоцитов (34,0±1,67%) и АТ-ТПО (402,89±95,0 ед.), сниже­ние субпопуляций Т-лимфоцитов CD3 (60,0±1,0%), CD4 (35,2±0,8%), CD8 (20,2±0,6%) и увеличение хелперно-супрессорного отношения CD4/СD8 (1,8±0,07%) по сравнению с контролем (соответственно IgG — 13,75±0,68 г/л; HLA-DR-21,4±0,8%; относительное содержание лимфо­цитов — 28,0±0,9%; АТ-ТПО — 98,0±0,1 ед.; CD3-65,93±1,05%; CD4 — 39,65±1,12%; CD8 -28,15±1,52%; CD4/CD8 — 1,53±0,05%) при р<0,05.
Во второй группе пациентов с синдромом гипертиреоза обнаружены существенное повы­шение уровня IgG (27,5±1,0 г/л), HLA-DR(27,0±1,0%), процентного содержания лимфоци­тов (37,38±1,46%), АТ-ТПО (173,26±45,7 ед.) и увеличение хелперно-супрессорного отношения CD4/CD8 (1,8±0,07%) за счет снижения субпо­пуляции Т-лимфоцитов CD8 (21,3±0,8%) отно­сительно группы здоровых лиц (р<0,05).
Таким образом, по результатам проведенно­го исследования сниженная функциональная ак­тивность ЩЖ по сравнению с состоянием гипер-тиреоза сопровождается более выраженными им­мунологическими сдвигами, характеризующи­мися аутоиммунной напряженностью, что согла­суется с литературными данными. Со­гласно данным А.Р. Weetman (2003), при диффуз­ном токсическом зобе и аутоиммунном тиреои-дите обнаружены однонаправленные иммуноло­гические сдвиги: снижение числа общих Т-лим-фоцитов и Т-супрессоров, повышение числа ак­тивированных Т-лимфоцитов, увеличение хел-перно-супрессорного соотношения. При ги­потиреозе отмечается снижение абсолютного и относительного количества Т-клеток, увеличе­ние числа иммунных комплексов, титра антити-реоидных антител, угнетение фагоцитоза. В исследованиях В.А. Саармы (1999) установле­но снижение пролиферативного ответа лимфо­цитов больных первичным гипотиреозом в РТМЛ с ФГА, подавление миграции лейкоцитов при добавлении в среду антитиреоидных анти­генов. При тиреотоксикозе снижается количе­ство Т-клеток и пролиферативная способность лимфоцитов в РТМЛ с ФГА. При гипертиреозе наблюдается активация фагоцитоза, вслед­ствие стимулирующего действия тиреоидных гор­монов. Повышенная иммунологическая реактивность при тиреотоксикозе проявляется снижением количества и активности CD8-клеток, изменением соотношения CD4/CD8 и возраста­нием HLA-DR, являющихся показателями актив­ности Т- и В-клеток. Изменение соотношения CD4/CD8 влияет на процессы апоптоза при диф­фузном токсическом зобе, так как именно эти клетки представляют собой основу антигензависимой запрограммированной гибели клеток.
В результате исследования микроэлементно­го статуса (см. таблицу) выявлено статистичес­ки значимое снижение содержания цинка, меди, железа, марганца, никеля, хрома в волосах у боль­ных обеих групп по сравнению с контролем (эутиреоз). При сравнении содержания всех ис­следуемых микроэлементов в волосах больных гипо- и гипертиреозом существенных различий не отмечалось, т.е. нарушенная функциональная активность ЩЖ сопровождается относительным дефицитом исследованных микроэлементов.
При корреляционном анализе микроэлемен­тного состава и иммунологических показателей при гипотиреозе обнаружена сильная отрицатель­ная связь между селеном и CD4/CD8 (r=-0,56); хромом и ФЧ (r=-0,56); между цинком, марган­цем, кобальтом и индексом спонтанного НСТ-те-ста (r=-0,56; r=-0,58; r=-0,58 соответственно); сильная положительная связь отмечалась между цинком и CD8 (r=0,56) и индексом спонтанного НСТ-теста; между кобальтом и индексом стиму­ляции НСТ-теста (r=0,62).
При гипертиреозе выявлена сильная отри­цательная связь при степени свободы II между хромом и индексом стимуляции НСТ-теста (r= 0,61), хромом и CD4/CD8 (r=-0,60), силь­ная положительная связь между хромом и СD8 (r=0,63), хромом и ФГА-20 (r=0,67), ФГА-5 (r=0,71), ФГА-1 (r=0,6); между цинком и ФГА-10 (r=0,80); марганцем и индексом стимуляции ак тивности миелопероксидазы (r=0,59); марганцем и HLA-DR (r=0,66); кобальтом и ФИ (r=0,64); кобальтом и ФЧ (r=0,56).
Таким образом, прослеживается взаимосвязь между иммунологическим и микроэлементным профилем у больных с нарушением функции ЩЖ. Достоверная прямая связь между хромом, цинком, марганцем, кобальтом и селеном и по­казателями функциональной активности лейко­цитов, субпопуляцией Т-супрессоров и хелперно-супрессорным соотношением свидетельству­ет о необходимости микроэлементной коррекции при заболеваниях ЩЖ с целью активации пер­вой линии иммунологической защиты организ­ма и снижения выраженности аутоиммунного компонента, как одного из основных патогене­тических звеньев тиреопатий.
Заключение. Изменения функционального состояния щитовидной железы сопровождают­ся выраженными сдвигами в иммунном статусе. Относительный дефицит микроэлементов: хро­ма, цинка, меди, никеля, железа и марганца — вы­явлен в волосах пациентов как с гипофункцией, так и с гиперфунцией щитовидной железы. Ус­тановлена прямая связь хрома, цинка, марганца, кобальта и селена с метаболической и фагоци­тарной активностью лейкоцитов, а также с суб­популяцией Т-супрессоров и хелперно-супрес-сорным соотношением.
Сравнительное содержание микроэлементов в волосах больных гипо- и гипертиреозом, M±m
 
Микроэлементы
Гипотиреоз (n=13)
Гипертиреоз (n=17)
Контроль (n=20)
Хром
0,15±0,02*
0,10±0,02*
0,36±0,09
Цинк
50,11±7,57*
33,48±5,15*
193,11±44,03
Медь
0,96±0,27*
0,83±0,13*
6,46±1,07
Никель
0,42±0,05*
0,35±0,09*
4,27±0,76
Железо
2,34±0,54*
3,38±0,59*
13,88±3,25
Марганец
0,46±0,11*
0,41±0,06*
3,21±0,76
Селен
0,28±0,04
0,22±0,03
0,22±0,03
Кобальт
0,05±0,01
0,03±0,01
0,07±0,02
* — статистически значимые различия в сравнении с контролем (p<0,05).
З.Ф. Шарипова, ... Роль иммунологического ...                     1
77
НМЖ, 2006, №7
В настоящее время одним из факторов пагубно влияющих на щитовидную железу является радиация. Рассмотрим ее действие на железу.
Образовавшиеся под действием облучения аномальные клетки, ответственные за иммунологические реакции, приобретают способность вырабатывать антитела против нормальных антигенов организма. Иммунологическая реакция аномальных клеток против собственного организма может вызвать спленомегалию с атрофией лимфоидного аппарата, анемию, отставание в росте и массе животного и ряд других нарушений. При достаточно большом количестве таких клеток может произойти гибель животного. Согласно иммуногенетической концепции, выдвинутой иммунологом Р.В. Петровым, наблюдается следующая последовательность процессов лучевого поражения: мутагенное действие радиации аутогенная агрессия аномальных клеток против нормальных тканей. По мнению некоторых исследователей, рано проявляющиеся в облученном организме аутоантитела участвуют в повышении его радиорезистентности при однократных воздействиях сублетальных доз и при хроническом облучении малыми дозами. О нарушении резистентности у животных при облучении свидетельствуют лейкопения и анемия, подавление деятельности костного мозга и элементов лимфоидной ткани. Поражение клеток крови и других тканей и изменение их деятельности сказываются на состоянии гуморальных систем иммунитета – плазме, фракционном составе сывороточных белков, лимфе и других жидкостях. В свою очередь, эти субстанции, подвергаясь воздействию излучения, оказывают влияние на клетки и ткани и сами по себе обуславливают и дополняют другие факторы снижения естественной резистентности. Угнетение не специфического иммунитета у облученных животных приводит к усилению развития эндогенной инфекции – увеличивается количество микробов аутофлоры кишечника, кожи и других областей, изменяется ее видовой состав, т.е. развивается дисбактериоз. В крови и внутренних органах животных начинают обнаруживаться микробы – обитатели кишечного тракта. Бактериемия имеет исключительно важное значение в патогенезе лучевой болезни. Между началом возникновения бактериемии и сроком гибели животных наблюдается прямая зависимость. При радиационных поражениях организма изменяется его естественная устойчивость к экзогенным инфекциям: туберкулезным и дизентерийным микробам, пневмококкам, стрептококкам, возбудителям паратифозных инфекций, лептоспироза, туляремии, трихофитии, кандидамикоза, вирусам инфлюэнцы, гриппа, бешенства, полиомиелита, ньюкаслской болезни (высококонтагиозная вирусная болезнь птиц из отряда куриных, характеризующаяся поражением органов дыхания, пищеварения и центральной нервной системы), простейшими (кокцидиями), бактериальным токсинам. Однако видовая невосприимчивость животных к инфекционным болезням сохраняется. Лучевое воздействие в сублетальных и летальных дозах отягощает течение инфекционной болезни, а инфекция, в свою очередь, утяжеляет течение лучевой болезни. При таких вариантах симптомы болезни зависят от дозового, вирулентного и временного сочетания действия факторов. При дозах облучения, вызывающих тяжелую и крайне тяжелую степень лучевой болезни, и при инфицировании животных первые три периода ее развития (период первичных реакций, латентный период и разгар болезни) в основном будут преобладать признаки острого лучевого заболевания.
 
Влияние радиации на иммунную систему и их последствия.
Ионизирующие излучение в любых дозах вызывает функциональные и морфологические изменения в клеточных структурах и изменяет деятельность почти во всех системах организма. В результате этого повышается или угнетается иммунологическая реактивность животных. Иммунная система является высокоспециализированной, ее составляют лимфоидные органы, их клетки, макрофаги, клетки крови (нейтрофильные, эозинофильные и базофильные, гранулоциты), система комплемента, интерферон, лизоцим, пропердин и другие факторы. Главным иммунокомпетентными клетками являются Т – и В-лимфоциты, ответственные за клеточный и гуморальный иммунитет. Направленность и степень изменений иммунологической реактивности животных при действии радиации определяется главным образом поглощенной дозой и мощностью облучений. Малые дозы излучения повышают специфическую и неспецифическую, клеточную и гуморальную, общую и иммунобиологическую реактивность организма, способствуют благоприятному течению патологического процесса, повышают продуктивность скота и птиц. Ионизирующие излучение в сублетальных и летальных дозах приводит к ослаблению животных или угнетению иммунологической реактивности животных. Нарушение показателей иммунологической реактивности отмечается значительно раньше, чем проявляются клинические признаки лучевой болезни. С развитием острой лучевой болезни иммунологические свойства организма все более ослабляются. Понижается резистентность облеченного организма к возбудителям инфекции может по следующим причинам: нарушение проницаемости мембран тканевых барьеров, снижение бактерицидных свойств крови, лимфы и тканей, подавление кроветворения, лейкопения, анемия и тромбоцитопения, ослабление фагоцитарного механизма клеточной защиты, воспаления, угнетения продукции антител и другие патологические изменения в тканях и органах. При воздействии ионизирующего излучения в небольших дозах изменяется проницаемость тканей, а при сублетальной дозе и более резко увеличивается проницаемость сосудистой стенки, особенно капилляров. После облучения среднелетальными дозами у животных развивается повышенная проницаемость кишечного барьера, что является одной из причин расселения кишечной микрофлоры по органам. Как при внешнем, так и при внутреннем облучении отмечается увеличения аутофлоры кожи, которое проявляется рано, уже в латентный период лучевого поражения. Этот феномен прослеживается у млекопитающих, птиц и человека. Усиленное размножение и расселение микроорганизмов на коже, слизистых оболочках и в органах обуславливается снижением бактерицидных свойств жидкостей и тканей. Определение числа кишечных палочек и особенно гемолитических форм микробов на поверхности кожи и слизистых оболочках является одним из тестов, позволяющих рано установить степень нарушения иммунобиологической реактивности. Обычно повышение аутофлоры происходит синхронно с развитием лейкопении. Закономерность изменений аутофлоры кожи и слизистых оболочек при внешнем облучении и инкорпорации различных радиоактивных изотопов сохраняется. При общем облучении внешними источниками радиации наблюдается зональность нарушения бактерицидных кожных покровов. Последнее, по-видимому, связано с анатомофизиологическими особенностями различных участков кожи.
 
 
 
 
 
 
 
       Эндемический зоб
 
Существует множество других факторов,влияющих на щитовидную железу,для их изучения целесообразно будет изучить конкретные заболевания железы и влияние внешних экологических факторов на нее.
Тиреоидная патология явля­ется наиболее частой в структуре эндокринных заболеваний. Вероятно, такая тенденция сохранится и в последующие годы, так как за последнее десятилетие отмечается неуклонное увеличение распространенности заболеваний щито­видной железы. В Забайкальском крае заболеваемость ДТЗ составляет 1,17 человека, а ХАИТ 1,9 человека на 1000 населения. Применение новых методов исследова­ния позволяет уточнить и переосмыслить этиологию и механизмы развития заболеваний щитовидной железы. Следовательно, необходимо совершенство­вание терапевтических мероприятий, применяемых в повседневной клиничес­кой практике.
В комплекс традиционных лекарственных средств, применяемых при терапии заболеваний щитовидной железы, допустимо включение стимуляторов Т-звена иммунитета- тимусных производных ( тималин, тактивин, тимоптилин ), нуклеината натрия, левамизола. Назначение указанных лекарств должно быть длительным, до нескольких месяцев. Необходимо подчеркнуть, что гормоны щитовидной железы ( левотироксин, лиотиронин )  широко использующиеся  в терапии заболевания Хашимото и первичной микседемы,  также наделены иммуностимулирующими свойствами. Однако, при длительном применении  они способны  вызвать иммуносупрессию. Показана также успешность использования в лечении больных кортикостероидов,  эпсилон-минокапроновой кислоты, в небольших дозах ( иногда при тиреотоксикозе)  в сочетании с  иммунодепрессорными средствами ( пуринетол,  хлорамбуцил,  азатиоприн ). В последние годы выявлена высокая эффективность плазмафереза с ультрафиолетовым  облучением аутокрови, квантовая терапия.Не потеряло актуальности применение  малых иммунокорректоров – стекловидного тела, плазмола, тканевых препаратов, витаминов.
В связи с научными достижениями последних лет становится возмож­ным более детальное и глубокое изучение этиопатогенеза аутоиммунных за­болеваний щитовидной железы (АЗЩЖ). На сегодняшний день общеприня­той концепцией развития АЗЩЖ является теория R. Volpe (1977), согласно которой в их патогенезе основная роль отводится первичным нарушениям иммунорегуляции - дефекту регуляторных Т-лимфоцитов, в результате кото­рого нарушена элиминация "запрещенного" клона Т-клеток. Помимо дефекта в клеточном звене иммунитета в патогенезе АЗЩЖ немаловажную роль иг­рает гиперпродукция провоспалительных цитокинов. Изучению особеннос­тей развития данных заболеваний посвящено много работ, но все они, к сожалению, противоречи­вы.
В клинической картине АЗЩЖ довольно часто присутствуют симптомы поражения как центральной, так и периферической нервной системы. В лите­ратуре эти проявления расцениваются как "функциональные", носящие вре­менный характер нарушения, связанные с дефицитом или же избытком тирео-идных гормонов. Вместе с тем, клиницисты описывают такие поражения цен­тральной нервной системы, как "энцефалопатия Хашимото" и дегенерация мозжечка, сопровождающиеся появлением белка в ликворе, что не уклады­вается в общепринятые представления и требует дальнейшего изучения.
В настоящее время лечение тиреопатий сводится к устранению основ­ных симптомов заболеваний. При ДТЗ, в основном, проводится длительная терапия тиреостатиками (препараты группы тионамидов), а при ХАИТ - вос­полнение недостатка тиреоидных гормонов (препараты группы левотирокси-на). Но, к сожалению, традиционные методы лечения не приводят к развитию полной клинико-иммунологической ремиссии. При всех применяющихся методах лечения ДТЗ развиваются рецидивы заболевания,что увеличивает риск возникновения осложнений с последующей инвалидиза-цией лиц трудоспособного возраста.
Поэтому возникает необходимость уточнения патогенетических меха­низмов развития аутоиммунных заболеваний щитовидной железы.
Для этого необходимо  изучить  состояние иммунитета, цитокинового про­филя, маркеров поражения нервной системы и эндотелиальной дисфункции у больных хроническим аутоиммунным тиреоидитом с различным функциональ­ным состоянием щитовидной железы.
Эндемический зоб – увеличение щитовидной железы, развивающееся вследствие йодной недостаточности у лиц, проживающих в определенных географических районах с недостаточностью йода в окружающей среде, т.е. в эндемичной по зобу области.
Зоб, развившейся у лиц, проживающих вне эндемичных районов по зобу, называется спорадическим.
Этиология
Основная причина развития эндемического зоба – недостаточное поступление йода в организм (йодная недостаточность).
Йод – микроэлемент, необходимый для биосинтеза тиреодных гормонов (тироксина, и трийодтиронина). Йод поступает в организм человека с пищей, водой, воздухом. 90% суточной потребности в йоде обеспечивается за счет продуктов питаний, 4-5% - воды, около 4-5% поступает с воздухом. Йод содержится в рыбе, мясе, морской капусте, креветках и других продуктах моря, молоке и молочных продуктах, воде, в т.ч. минеральной, йодированной поваренной соли, гречневой и овсяной крупах, фасоли, салате, свекле, молочном шоколаде, яйцах, картофеле.
Таблица. Суточная потребность человека в йоде
(данные Международного комитета по контролю
за йододефицитными нарушениями)
Группы населения
Возраст
Потребность в йоде
мкг/сутки
Дети
до 1 года
1-3 года
4-6 лет
7-9 лет
10-12 лет
13-14 лет
90-120
120
120-130
140-150
180-200
200
Подростки и
Взрослые
15-18 лет
19-35 лет
36-50 лет
51-65 лет
старше 65 лет
200
200
180
180
180
Беременность
 
+30мкг/сутки к принятой норме
Лактация
 
+60мкг/сутки к принятой норме
При поступлении в организм йода в меньших количествах, чем необходимая суточная потребность, развивается компенсаторное увеличение щитовидной железы, т.е. зоб.
Различают абсолютную йодную недостаточность (т.е.дефицит поступления йода с пищей и водой) и относительную йодную недостаточность, обусловленную не дефицитом йода во внешней среде и продуктах питания, а заболеваниями желудочно-кишечного тракта и нарушениями всасывания йода и кишечнике, блокадой захвата йода щитовидной железы некоторыми лекарственными средствами (кордароном, калия перхлоратом, нитратами, лития карбонатом, сульфаниламидами, некоторыми антибиотиками), врожденным дефектом биосинтеза тиреоидных гормонов в щитовидной железе.
Факторы, предраспологающие к развитию эндемического зоба:
?              наследственность, отягощенная по зобу;
?              генетические дефекты биосинтеза тиреоидных гормонов,
?              загрязненность воды урохромом, нитратами; высокое содержание в ней кальция, гуминовых веществ, что затрудняет всасывание йода;
?              дефицит в окружающей среде и продуктах питания микроэлементов цинка, марганца, селена, молибдена, кобальта, меди и избыток кальция. Дефицит меди снижает активность йодиназы, участвующей в присоединении йода к тирозильному радикалу, а также снижает активность цитохромоксидазы, церулоплазмина. Дефицит кобальта снижает активность йодпероксидазы щитовидной железы. Дисбаланс микроэлементов способствует нарушению биосинтеза тиреоидных гормонов;
?              применение лекарственных препаратов, блокирующих транспорт йодида в клетки щитовидной железы (перйодат, перхлорат калия);
?              применение препаратов, нарушающих органификацию йода в щитовидной железе (производные тиомочевины, тиоурацила, некоторые сульфаниламиды, парааминобензойная кислота, аминосалициловая кислота);
?              наличие струмогенных факторов в продуктах. Это тиоционаты и изоционаты, содержащиеся преимущественно в растениях семейства Crucifera (капуста белокачанная, цветная, брокколи, брюссельская; турнепс, репа, хрен, салат, рапс). Тиоционаты и изоционаты блокируют захват йодидов щитовидной железой и ускоряют высвобождение его из железа, и цианогенные гликозиды, содержащиеся в маниоке, кукурузе, сладком картофеле, лимской фасоли;
?              воздействие инфекционно-воспалительных процессов, особенно хронических, глистных инвазий, неудовлетворительных санитарно-гигиенических и социальных условий. В этих ситуациях резко снижаются компенсаторные возможности щитовидной железы поддерживать оптимальный уровень тиреоидных гормонов в крови.
Патогенез
1.Компенсаторная гиперплазия щитовидной железы как ответная реакция на низкое поступление йода в организм, и, следовательно, низкую интратиреодную концентрацию йода, недостаточную для нормальной секреции тиреоидных гормонов. Нередко увеличение щитовидной железы в объеме не обеспечивает оптимальный уровень тиреоидных гормонов и развивается гипотиреоз. В ответ на снижение уровня тиреоидных гормонов в крови наблюдается повышение секреции тиреотропина, что приводит вначале к диффузной гиперплазии железы, а затем и к развитию узловых форм зоба. Увеличением массы ткани щитовидная железа пытается увеличить синтез гормонов в условиях недостаточного поступления йода в организм. Однако концентрация йода в щитовидной железе снижена (в норме в щитовидной железе содержится 500 мкг йода в 1 г ткани). Отражением адаптационных механизмов, развивающихся в условиях зобной эндемии,
является также повышение образования Т3 из Т4. При длительной йодной недостаточности развивается не только гиперплазия и гипертрофия тиреоцитов, но также их очаговая дистрофия, некробиоз, склероз. В крови больных появляются гормонально неактивные соединения (тиреоальбумин и да.), что способствует снижению синтеза тироксина, повышению уровня тиреотропина и дальнейшему росту щитовидной железы и образованию в ней узлов.
2.Большое значение в развитии зоба имеет также недостаточный синтез тиреоглобулина в эндемичной местности, что приводит к недостаточному образованию тироксина.
3.Аутоиммунные факторы, по современным представлениям, играют большую роль в развитии эндемического зоба. У больных с эндемическим зобом имеются нарушения клеточного и гуморального иммунитета. Ферментные дефекты синтеза гормонов сопровождаются выделением в кровь аномальных, йодированных белков, что способствует развитию аутоиммунных процессов, аутоиммунной агрессии и дегенеративным процессам в щитовидной железе. В ответ на повреждающее действие аутоиммунных процессов развивается гиперплазия щитовидной железы, поддерживающая состояние эутиреоза. Однако длительно существующий аутоиммунный процесс в щитовидной железе приводит к постепенному снижению функциональной активности железы — гипотиреозу. Установлено, что уже в начальных стадиях эндемического зоба имеется скрытый или субклинический (“химический”) гипотиреоз, способствующий дальнейшему росту зоба и формированию узловых форм.
Патанатомия
Выделяют три морфологических формы эндемического зоба (макроскопичсски): диффузную, узловую и диффузно-узловую (смешанную).
По гистологическому строению различают паренхиматозный и коллоидный зоб.
Коллоидный зоб состоит из фолликулов, заполненных коллоидом. Коллоидный зоб подразделяется на макрофолликулярный (фолликулы крупные, кистоподобные, эпителий уплощен); микрофолликулярный (фолликулы мелкие) и макро-микрофолликулярный (смешанный) (сочетание двух указанных выше форм). Возможен также пролиферирующий коллоидный зоб с разрастанием эпителия в виде сосочков.
Паренхиматозный зоб характеризуется пролиферацией эпителия фолликулов в виде солидных структур с формированием мелких фолликулоподобных образований без коллоида или с небольшим его количеством.
Возможно сочетание коллоидного и паренхиматозного зоба.
Клиника
Клиника эндемического зоба определяется формой, величиной зоба, функциональным состоянием щитовидной железы. Даже при эутиреоидном состоянии больные могут жаловаться на общую слабость, утомляемость, головную боль, неприятные ощущения в области сердца. Обычно эти жалобы появляются при больших степенях увеличения железы и отражают функциональные расстройства нервной и сердечно-сосудистой систем.
По мере увеличения зоба и сдавления прилежащих органов появляются жалобы на чувство давления в области шеи, больше выраженное в положении лежа; на затрудненное дыхание, иногда глотание, при сдавлении трахеи могут наблюдаться приступы удушья, сухой кашель. Увеличенная щитовидная железа умеренно плотна.
Различают диффузную, узловую и смешанную формы зоба.
Диффузный зоб характеризуется равномерным увеличением щитовидной железы при отсутствии в ней локальных уплотнений. Для узлового зоба характерно опухолевидное разрастание ткани щитовидной железы в виде узла, остальные отделы железы обычно не увеличены и не прощупываются. При смешанном зобеимеет место сочетание диффузной гиперплазии и узла.
Кроме обычного расположения зоба на передней поверхности шеи встречается атипичная его локализация: загрудинная, кольцевая (вокруг шеи), подъязычная, язычная, затрахеальная, из добавочных элементов щитовидной железы.
В зависимости от функционального состояния щитовидной железы различают эутиреодный и гипотиреодный зоб. У 70-80 % больных имеется эутиреодное состояние.
Осложнения эндемического зоба, как правило, развивается при больших степенях увеличения щитовидной железы:
?              сдавление пищевода, трахеи, прилежащих нервов и сосудов;
?              развитие “зобного сердца” — т. е. гиперфункция и расширение правых отделов сердца вследствие механического затруднения кровообращения из-за сдавления прилежащих сосудов;
?              кровоизлияние в паренхиму щитовидной железы с последующим его обызвествлением;
?              струмит (воспаление зобно-измененной щитовидной железы, клинически сходное с подострым тиреоидитом);
?              злокачественное перерождение зобно-измененной щитовидной железы (обычно узловых форм).
Классификация размеров зоба
В 1994 г. ВОЗ предложила новую классификацию размеров зоба. Она представлена в таблице.
 
Таблица. Классификация размеров зоба. (ВОЗ,1994г.).
степень
описание
0
Зоба нет.
1
Размеры доли больше дистальной фаланги большого пальца исследуемого. Зоб пальпируется, но не виден.
2
Зоб пальпируется и виден на глаз.
Согласно рекомендациям ВОЗ “щитовидная железа считается увеличенной, если размеры каждой из долей при пальпации больше дистальной фаланги большого пальца обследуемого пациента”.
Классификация
1.Степень увеличения щитовидной железы (размеров зоба).
2.Форма эндемического зоба (морфологическая). 2.1.Диффузный.
2.2.Узловой.
2.3. Смешанный (диффузно-узловой).
3. Функциональное состояние щитовидной железы.
3.1.Эутиреоидный зоб.
3.2 Гипотиреоидный зоб.
4. Локализация зоба:
4.1.Обычно расположенный. 4.2.Частично загрудинный.
4.3.Кольцевой.
4.4.Дистопированный зоб из эмбриональных закладок (зоб корня языка, добавочной доли щитовидной железы).
Что касается иммунного статуса, мы можем сказать о том, что
1. У больных эндемическим зобом существенно страдает фагоцитарная, рецепторная и метаболическая активность нейтрофилов и отмечаются изменения факторов гуморальной естественной резистентности организма, характеризующиеся депрессией комплементарной и бактерицидной активности сыворотки крови.
2. В патогенезе эндемического зоба существенную роль играют иммунные и аутоиммунные нарушения, что подтверждается наличием Т-лимфоцитопений, снижением уровня теофиллинчув-ствительной субпопуляциитиму с зависимых лимфоцитов у 50% больных и повышением концентрации в сыворотке крови тирео-глобулина и антител к нему.
3. Оперативное вмешательство на щитовидной железе при узловой и смешанной формах эндемического зоба не вызывает в раннем послеоперационном периоде выраженных изменений в иммунном статусе и системе неспецифической защиты организма по сравнению с дооперационными показателями, что обусловлено относительно небольшим объемом операции, адекватным обезболиванием и отсутствием гнойных осложнений.
4. При узловой и смешанной формах эндемического зоба у больных Прибайкальского региона содержание тиреоидных гормонов и тиреотропина свидетельствует об эутиреоидном состоянии. В ближайшем послеоперационном периоде наблюдается кратковременное повышение уровнятироксина с последующей его нормализацией. Резекция щитовидной железы преимущественно снижает концентрацию трийодтироннна.
5. Экскреция неорганического йода с мочой у больных эндемическим зобом в Прибайкалье существенно не отличается от соответствующего показателя практически здоровых людей и свидетельствует, что йодная недостаточность не является единственным фактором в механизме развития эндемического зоба.
6. Уровни цитрата, сукцината и липидов в сыворотке крови отражают эутиреоидный характер течения эндемического зоба и повышение тиреондного статуса при токсическом зобе.
7. Концентрация МСМ в сыворотке крови, связанная со степенью эндогенной гормональной интоксикации, может быть ис-пользрвана для оценки функциональной активности щитовидной железы.
8. Ультраструктурная картина ткани щитовидной железы у больных эутиреоидным эндемическим зобом характеризуется выраженным полиморфизмом с признаками эу-, гипо- и гиперти-реоза, обильной инфильтрацией лимфоцитами, макрофагами и эозинофилами фолликулярной ткани, что свидетельствует о наличии аутоиммунного компонента в патологическом процессе.
9. Морфометрическне особенности строения щитовидной железы при эндемическом зобе характеризуются нарушением взаимоотношений в системе: коллоид-паренхима-строма, свидетельствующим об изменении как функции, так и ее гистоструктуры. Эндемический зоб сопровождается значительным развитием соединителыютканиой стромы и лимфоплазмоцитарнои инфильтрацией, что подтверждает, присутствие в механизме его возникновения аутоиммунных реакций и иммунных нарушений.
10. Хирургическое лечение больных нодозной формой эндемического зоба представляет собой единственный эффективный способ, устраняющий коренным образом как морфологический субстрат патологического состояния, так и встречающиеся при этом заболевании осложнения, в том числе и переход в злокачественный процесс.
11. Объем резекции щитовидной железы при эндемическом зобе определяется размерами и количеством узловых образований в ней, так как функциональная активность железы при этой патологии не страдает. Сочетание суб- и эпифасциальнон методик резекции щитовидной железы приводит к снижению частоты интраоперационных осложнений.
12. Комплексная оценка отдаленных результатов хирургического лечения больных узловой и смешанной формами эндемического зоба позволяет признать хорошие результаты у 79,2%, удовлетворительные у 12,5% и неудовлетворительные — у 8,3% пациентов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                            Хронический аутоиммунный тиреоидит.
Еще одним не менее важным заболеванием щитовидной железы,на которое влияют экогенные факторы является хронический аутоиммунный тиреоидит или болезнь Хашимото.
 
Хронический аутоиммунный тироидит впервые был описан X. Хашимото в 1912 г. С тех пор наши представления об этом заболевании стали значительно глубже и полнее. Однако и в настоящее время аутоиммунный тироидит (АИТ) является одной из важнейших и актуальных проблем современной эндокринологии в связи с неизученностью этиологии, не­достаточной ясностью патогенетических механизмов, отсутствием объективных и надежных методов диагностики, включая иммунологические. В последние годы появились фундаментальные работы, посвященные иммунологии аутоиммунные заболеваний щитовидной железы (ЩЖ). Полученные данные нуждаются в обобщении, критическом анализе, поскольку выводы авторов нередко противоречивы.
Факторы, предрасполагающие к развитию АИТ, можно разделить на генетические (носительство определенных HLA-антигенов) и средовые. К последним относятся избыточное (более 1 мг/сут) применение йода (синдром Вольфа—Чайкофа); вирусные и бактериальные инфекции, способствующие аутоиммунизации организма; повышенная тиротропная стимуляция, усиливающая синтез тиропероксидазы и тироглобулина (ТГ), а также способствующая выходу в кровь повышенного количества ТГ и наработке антитироидных антител (AT); радиация; нарастающая общая аллергизация и урбанизация населения и т. д. Остановимся более подробно на некоторых факторах.
 
Много работ посвящено изучению связи АИТ с радиационным фактором. Так, Kaplanetal. при обследовании женщин, перенесших легочный туберкулез и подвергавшихся частым рентгеноскопиям, одними из первых предположили, что низкодозовое облучение ЩЖ может быть фактором риска возникновения АИТ. Nagatakietal. сообщают о значительном росте АИТ у людей, переживших взрыв атомной бомбы в Нагасаки. В их работе выявлена дозовая зависимость для АИТ, которая носила нелинейный характер с максимумом при дозе 0,7+0,2 Зв. По данным И. Д. Левит, на территориях, зараженных радиацией вследствие аварий, АИТ регистрируется в 2 раза чаще (19,2% против 8,8% на "чистой" территории). В результате аварии на Чернобыльской АЭС во внешнюю среду были выброшены десятки миллионов кюри радиоактивных веществ. Среди них следует выделить прежде всего биологически значимые изотопы йода, цезия и стронция. По официальным данным, с радиоактивными осадками на землю выпало 17х106 Ки 131I; 1,9х106Ки 137Cs. В "остром" периоде (первые 2—3 мес после аварии) основной вклад в формирование дозовых нагрузок наЩЖ внесли 131I, 132I, 133I. Из долгоживущих радионуклидов решающее влияние на радиационную обстановку оказали l37Cs и 90Sr. Фактором, усугубившим радиационные эффекты в ЩЖ у жителей Беларуси, явилась эндемичность по зобу регионов, подвергшихся радионуклидному загрязнению. Все это привело к резкому росту тироидной патологии, в том числе АИТ, как у детей, так и у взрослых уже через 3—4 года после аварии.
Важный фактор, способствующий широкому распространению заболевания, — резкое ухудшение экологической обстановки, особенно в городах. Выявлена большая заболеваемость АИТ городского населения по сравнению с сельским. Еще один фактор, предрасполагающий к АИТ, — цикличность гормональных изменений в женском организме, высокая вероятность нарушений гормонального статуса, особенно в пре- и пубертатный периоды. Известно, что девочки болеют АИТ в 10 раз чаще мальчиков и пик заболеваемости у них приходится на 10—11 лет.
Все эти обстоятельства обусловили большое значение изучения аутоиммунных процессов при заболеваниях щитовидной железы для клиницистов-эндокринологов.
              Во-первых, аутоиммунный тироидит Хашимото, который раньше считался редким заболеванием, за последние годы значительно участился. Вследствие значительного повышения удельного веса аутоимунного тироидита среди других форм тироидной патологии приобрело большое практическое значение изучение этиологии, патогенеза, клиники, диагностики и лечения этого заболевания.
              Другой причиной, делающей актуальным изучение аутоиммунных процессов при заболеваниях щитовидной железы, является то, что многие, а практически даже все формы тироидной патологии могут осложняться аутоиммунными реакциями.
Третьим, не менее существенным моментом, является тот факт, что воздействие радиации на организм человека вызывает формирование аутоантител к веществам эндогенного происхождения и, в частности, к антигенам щитовидной железы.
Целью настоящего исследования было изучить выраженность аутоиммунных тироидных реакций у детей и подростков Беларуси с различными заболеваниями щитовидной железы и оценить роль радиационного фактора в формировании этих реакций.
Материалы и методы.
Объектом исследования были 502 детей (193 мальчика, 309 девочек) в возрасте 5-15 лет с различными патологиями щитовидной железы (ЩЖ) (аденома (АД), аутоиммунный тироидит Хашимото (АИТХ), рак, узловой зоб (УЗ), диффузный эндемический зоб (ДЭЗ), а также 287 практически здоровых детей (144 мальчика и 143 девочки) в возрасте 6-17 лет из Хойникского района Гомельской области и 208 детей (95 мальчиков и 113 девочек) в возрасте 7-18 лет из Браславского района. В Хойникском районе средняя загрязненность по цезию после аварии на ЧАЭС составила 5,4 Ки/км2, а загрязненность изотопами йода, по данным на 10 мая 1986, - 1,8-19МБк/м. В Браславском районе загрязненность по цезию и йоду была < 0,1 Ки/км2 и <0,2 МБк/м2 соответственно. Йодная обеспеченность на момент забора крови (1992-1994 гг.) была примерно одинаковой в обоих районах. Экскреция йода с мочой составила 72,4 мг/л в Хойникском и 77,5 мг/л в Браславском районах.
Для оценки иммунного статуса применяли ряд тестов, характеризующих состояние Т- и В-систем иммунитета, а также неспецифическую резистентность организма: относительное и абсолютное число Т- и В-лимфоцитов в тесте розеткообразования; содержание теофиллин-чувствительных (Ттч) и теофиллин-резистентных лимфоцитов; процент Т-активных (Такт) лимфоцитов, а также уровень сывороточных иммуноглобулинов А, М, G и лизоцима. Методы постановки указанных тестов приведены в работах Е.Н.Воробьева и соавт. [2], Д.К.Новикова и соавт. [3,4]. Концентрацию аутоантител к микросомальному антигену щитовидной железы проводили в реакции пассивной гемагглютинации с наборами "Wellcome" (Англия). Определение уровней аутоантител к тиреоглобулину (АТ-ТГ) и тиреопероксидазе (АТ-ТПО) проводили радиоиммунным методом с использованием наборов "Sorin Biomedica" (Италия). Ретроспективное определение уровней аутоантител проведено в сыворотках, собранных в экспедициях 1992-1994 гг.
Результаты и их обсуждение
У 502 детей (193 мальчика, 309 девочек) в возрасте 5-15 лет с различными патологиями щитовидной железы (аденома, аутоиммунный тироидит Хашимото, рак, узловой зоб, диффузный эндемический зоб) была проведена оценка иммунного статуса по тестам I-ого и II-ого уровней и определены уровни сывороточных антител к тиреоглобулину (АТ-ТГ), микросомальному антигену (АТ-МСА) и тиреопероксидазе (АТ-ТПО) В качестве контроля использованы показатели 208 детей такого же возраста без патологии, проживающих в Браславском районе Витебской области (контроль 1) и 292 детей, проживающих в Хойникском районе Гомельской области (контроль 2).
Наибольшее число случаев таких заболеваний, как карцинома, АИТ было из Гомельской области. Наименьшее число случаев заболеваний ЩЖ в нашем исследовании было из Витебской области. Оценка показателей иммунитета по тестам I-го и II-го уровней продемонстрировала закономерности, установленные нами ранее: во всех группах детей с патологией ЩЖ отмечается снижение Т-общих лимфоцитов, Ттрлимфоцитов и Т-акт лимфоцитов, а также повышение количества В-лимфоцитов и иммуноглобулинов.
В группе с АИТ зарегистрированы самые высокие значения всех изученных антител, что полностью соответствует существующим представлениям о роли аутоантител в патогенезе аутоиммунного тироидита. В группах детей с аденомой и диффузным эндемическим зобом уровни выявляемых антител незначительно превышают аналогичные показатели детей, проживающих в Браславском районе Витебской области. В группах детей больных раком ЩЖ и узловым зобом зарегистрированы уровни аутоантител, значительно превышающие контрольные показатели .
Как показал анализ выявления серопозитивных детей в каждой из изученных групп, мы получили результаты, не совсем совпадающие с общеизвестными. Так, если в группе с тироидитом Хашимото выявляемость АТ-ТГ у 90%, АТ-ТПО у 96% и АТ-МСА у 58% обследованных является классической, то присутствие АТ-ТПО у 52% детей с раком ЩЖ и АТ-ТГ у 20% из них является фактом далеко не обычным. Важно отметить, что относительное число детей с повышенными уровнями аутоантител выше контрольных во всех представленных группах - и при диффузном эндемическом зобе, и при узловом зобе, и при аденоме.
Аутоиммунный тиреоидит (АИТ) - хронический воспалительный процесс в щитовидной железе аутоиммунного генеза.
Распространенность АИТ колеблется от 0.1 до 1.2% у детей и до 6-11% у женщин старше 60 лет (Matsuura и соавт, 1990). По данным Weetman (1992) частота клинически выраженных форм АИТ составляет 1%. Субклинический тиреоидит и циркулирующие антитела обнаруживаются у 10-15% практически здоровых лиц, находящихся в эутиреоидном состоянии.
  Этиология
И. Д. Левит (1991) выделяет три группы этиологических факторов: внешние, внутренние и заболевания, при которых АИТ является "второй" болезнью.
Внутренними этиологическими факторами являются наследственные и предрасполагающие факторы.
Как говорилось ранее,
к внешним этиологическим факторам относятся:
Загрязнение окружающей среды отходами промышленных предприятий, что может оказать отрицательное влияние на иммунный гомеостаз человека и способствовать развитию АИТ.
Использование ядохимикатов в сельском хозяйстве, что оказывает иммунотропное влияние, особенно у лиц, непосредственно с ними работающих, так как возможно поступление этих веществ в организм человека (с пищей, воздухом).
Лечение препаратами лития. Литий является гаптеном тиреоидного антигена и индуцирует продукцию антитиреоидных антител и развитие аутоиммунного тиреоидита.
 
Длительный прием избыточного количества йода увеличивает частоту АИТ, в том числе и у лиц, генетически к нему предрасположенных, так как индуцирует продукцию антитиреоидных аутоантител. Это возможно только при применении высоких доз йода (десятки и сотни миллиграммов). Такие количества содержатся в амиодароне (кордароне), рентгеноконтрастных веществах, некоторых антисептиках. Применение йода в суточной дозе 100-200 мкг (нормальная суточная потребность) не способствует развитию АИТ.
Воздействие малых доз ионизирующей радиации ведет к повышенной продукции антитиреоидных антител и нарастанию напряженности антитиреоидного аутоиммунитета, т. е. может стать причиной АИТ.
Вирусная, бактериальная, иерсиниозная инфекция может индуцировать развитие АИТ.
              Лечение интерфероном вызывает экспрессию молекул HLA-II-класса на тиреоцитах и может запускать аутоиммунные реакции, т. е. способствовать развитию АИТ.
АИТ может сопутствовать другим заболеваниям щитовидной железы и быть "второй болезнью". Это возможно при диффузном токсическом, эндемическом и спорадическом зобе, аденоме и раке щитовидной железы.
Патогенез
Аутоиммунный тиреодит - следствие взаимодействия генетических факторов и факторов внешней среды. В основе болезни лежат дефицит Т-супрессорной функции лимфоцитов (приобретенный под влиянием внешних факторов или врожденный), высвобождение антигенов щитовидной железы (тиреоглобулина, коллоидного компонента и микросомального антигена), поступление их в кровь и появление антител к ним.
В условиях снижения Т-супрессорной функции лимфоцитов активируются Т-лимфоциты-хелперы, под влиянием которых В-лимфоциты трансформируются в плазматические клетки и начинается гиперпродукция антител к вышеуказанным тиреоидным антигенам. Наличие HLA-DR3 индуцирует хелперную функцию Т-лимфоцитов. Существует мнение (Volpe, 1988), что в условиях снижения Т-супрессорной функции появляются "запретные" клоны Т-лимфоцитов, органоспецифичные к щитовидной железе. Эти клоны взаимодействуют со щитовидной железой по типу гиперчувствительности замедленного типа, происходит цитотоксическое повреждение щитовидной железы, что способствует поступлению в кровь ее антигенов, которые индуцируют продукцию антител к ним.
Известны следующие виды антител при АИТ: антитела к тиреоглобулину; антитела к микросомальной фракции фолликулярного эпителия; цитоксические антитела, ингибирующие активность пероксидазы (Okamoto, 1991), не идентичные антителам к микросомальной фракции; антитела к рецепторам тиреотропина; рост-стимулирующие антитела; антитела ко II коллоидному антигену.
Циркулирующие в крови антитела к тиреоглобулину и микросомальной фракции кооперируются с Т-лимфоцитами-киллерами, при этом высвобождаются лимфокины (лимфотоксин, фактор хемотаксиса, фактор некроза опухолей
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.