На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Финансовая система Австралии

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 01.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Государственные финансы Австралии и их место  в экономической структуре страны.
Возникновение и развитие финансовой системы Австралии определяется особенностями политического развития английских поселений на пятом континенте. В связи с длительным существованием в Австралии обособленных в экономическом и политическом отношениях колоний, имевших собственные административные органы, создание такого звена финансовой системы современного капиталистического государства, как финансы местных органов власти (штатов, городов и более мелких подразделений), почти на столетие опередило образование системы общегосударственных финансов. Уже во второй половине XIX в. каждая колония имела весьма развитую систему финансовых органов, осуществлявших свои функции в интересах буржуазии колоний, обладала полной финансовой независимостью, могла получать любые виды доходов и осуществлять любые расходы. В силу исторических и экономических причин колонии, хотя и имели много общих черт, отличались друг от друга структурой доходов и расходов. В доходной части бюджетов всех колоний основная часть поступлений приходилась на доходы от эксплуатации железных дорог (50% бюджета), а также на таможенные пошлины и акцизы. Однако в Новом Южном Уэльсе ( штат на юго-востоке Австралии, самая старая и густонаселённая административно-территориальная единица страны) таможенные пошлины не играли такой роли в бюджете, как в Виктории ( штат на юго-востоке Австралии, самый маленький по территории штат в континентальной части страны), поскольку здесь значительная часть доходов образовывалась за счет продажи коронных земель.
В конце XIX в. напряженность  бюджетов привела к введению налогов  на землю и на доходы: в Южной  Австралии в 1884 г., в Виктории в 1890 г. и в Новом Южном Уэльсе в 1895 г. Остальные виды налоговых поступлений (налоги на наследство, почтовые сборы, различного рода лицензии и плата  за разработку полезных ископаемых) не имели существенного фискального значения.
Финансовую деятельность правительств колоний в те годы нельзя назвать интенсивной. Единственной отраслью, в которой роль государственных органов была значительной, являлось железнодорожное строительство, финансировавшееся почти полностью займами из Великобритании. Что касается текущих расходов бюджета, то они были совсем незначительны, поскольку колонии, по существу, не выделяли средств на социальные мероприятия, военные расходы также были невелики.
Когда в конце XIX в. на повестку дня встал вопрос о политическом объединении австралийских колоний, вызванный к жизни усилением  экономических и политических связей между ними, проблема финансового обеспечения будущего федерального правительства, финансовой политики в целом приобрела столь острый характер, что от ее решение подчас зависело, быть или не быть федерации. Дело в том, что для осуществления своих функций центральному правительству необходимо было стать получателем части доходов от таможенных пошлин и акцизов (основных источников поступлений государственных органов в те годы). Но при этом правительства колоний теряли бы некоторую долю доходов, что, естественно, означало бы ущемление их прав в пользу центральной власти.
Поэтому при разработке проекта  конституции одним из основных требований стало сохранение за будущими штатами 3/поступлений от таможенных пошлин и акцизов. Споры в конце концов закончились принятием компромиссного решения, предложенного представителем Тасмании Брэддоном. Данное решение, вошедшее в историю под названием «клаузула Брэддона», зафиксировано в конституции в главе IV, пункте 87.
Согласно этому пункту в течение 10 лет после образования федерации центральное правительство имело право расходовать не более '/доходов от импортных пошлин и акцизов, а оставшаяся часть должна была поступать в распоряжение штатов или направляться для погашения их долгов . Исключение из общей системы распределения доходов было сделано для Западной Австралии, у которой таможенные пошлины в связи с практически полным отсутствием промышленности играли исключительно важную роль в бюджетных поступлениях. Для нее конституция предусматривала право взимания в течение 5 лет (с 1901 г.) неуклонно снижающихся таможенных пошлин с товаров, изготовленных в других штатах .
В 1910 г. под давлением федерального правительства система распределения  налогов была заменена системой, при  которой штатам из федерального бюджета  выделялись средства из расчета 25 шиллингов  на душу населения. Как отмечал один из первых советских исследователей Австралии А.Г.Милейковский, федеральное правительство выиграло от этого мероприятия, поскольку ежегодные субсидии были значительно меньше суммы, составлявшей 75 % таможенных и акцизных поступлений. Эти финансовые привилегии федерального правительства особенно упрочились в 20-е годы в связи с переходом к жесткой протекционистской политике .
Согласно конституции  вопросы обороны являлись прерогативой федерального правительства. Расходы на вооружение и участие в войне финансировались в основном за счет займов и отчасти налоговых поступлений.
В 1927 г. под давлением федерального правительства между штатами  и федеральными органами было заключено финансовое соглашение, изменившее систему распределения доходов и механизм получения займов. В этой связи в конституцию была внесена поправка, одобренная референдумом, состоявшимся в 1928 г.
В соответствии с финансовым соглашением федеральное казначейство брало на себя выплату долгов штатов (как процентов по ним, так и всей суммы долга), а также устанавливало новый порядок получения штатами займов. Соглашением предусматривалась также организация специального органа, в компетенцию которого входили вопросы, связанные с предоставлением штатам займов. С этой целью Австралийский совет по займам, добровольный, не имевший реальных полномочий орган, созданный еще в 1924 г., был превращен в государственное конституционное учреждение, состоявшее из председателя и шести членов (премьер-министр федерации и шесть премьеров штатов). Каждый премьер имел один голос, а председатель - два голоса, а в случае равенства голосов плюс один решающий. Правительство штата направляло на рассмотрение совета заявку на получение займа. Совет определял его сумму и условия предоставления. Дальнейшие события показали, что это соглашение способствовало усилению централизации в области государственных финансов.
В годы мирового экономического кризиса 1929 - 1933 гг., который в силу однобокой экономической специализации  Австралии поразил ее сильнее, чем  другие капиталистические страны (по относительному числу безработных  Австралия занимала среди развитых стран второе место в мире после  Германии), государственная финансовая система страны испытала глубочайшее  потрясение. Кризис вызвал почти полное прекращение притока иностранных  инвестиций, за счет которых покрывалась  значительная часть расходов федерального правительства и правительств штатов. Кризис привел к сокращению и собственно австралийского рынка капиталов, что также ограничило возможности финансовой маневрирования государственных органов. Для того чтобы избежать краха государственных финансов, федеральное правительство сократило на 20 % расходы государственного бюджета, главным образом за счет снижения заработной платы 200 тыс. государственных рабочих и служащих и уменьшения ассигнований на социально-культурные мероприятия. В то же время правительство оказывало всемерную поддержку крупнейшим австралийским монополиям путем увеличения субсидий.
Бремя внутреннего долга  было облегчено конверсией займов: проценты по займам сокращались на 20 %. Временная передышка была предоставлена федеральному правительству Лондоном, разрешившим прекратить платежи по военным долгам, ежегодная сумма которых составляла 7 млн. ф. ст. [ 2, с.18]. Укреплению федерального бюджета способствовало и увеличение поступлений от таможенных пошлин, резко возросших в Австралии в этот период, как, впрочем, и во всех крупнейших капиталистических странах.
Если центральное правительство  благодаря вышеперечисленным мероприятиям добилось стабилизации своего финансового положения, то правительства штатов по прежнему испытывали значительные затруднения, поскольку большая часть их задолженности падала на внешние займы, подвергшиеся конверсии лишь в незначительной степени.
В 1933 г. была учреждена Комиссия по субсидиям с целью предоставления дополнительных средств наиболее слабым в экономическом отношении штатам. До этого Западная Австралия, Тасмания, а также Южная Австралия получали субсидии лишь эпизодически. Следует отметить, что созданию комиссии предшествовала острая политическая борьба. Правительства некоторых штатов грозили поставить вопрос о выходе из федерации, если им не будет предоставлена дополнительная финансовая помощь.
В 30-е годы в связи с  быстрым распространением кейнсианских концепций отношение государственных  органов к вопросам финансовой политики, в частности к необходимости  постоянного сохранения сбалансированного бюджета, изменилось. Государственные финансы стали средством активного вмешательства государства в процесс капиталистического воспроизводства. По свидетельству австралийских экономистов, финансовые органы Австралии одними из первых применили на практике рекомендации Кейнса и его последователей [ 2, с.19].
Принятие на вооружение кейнсианских доктрин сопровождалось в Австралии увеличением доли общественного продукта, перераспределяемого с помощью финансов, еще большей концентрацией финансовых ресурсов в руках федерального правительства.
В 30-е годы заметно увеличился объем денежных средств, проходящих через бюджеты всех органов власти, возросла роль государства в перераспределении  национального дохода и валового общественного продукта. Если в начале века с помощью государственных  финансов перераспределялось 10 - 15 % валового внутреннего продукта (ВВП), то к  концу 30-х годов этот показатель увеличился вдвое, а к середине 70-х  достиг примерно 40 % (табл. 1). Эти цифры  свидетельствуют также и об опережающем  росте государственных расходов по сравнению с ростом общественного  продукта.
        Важнейшее место в системе государственных расходов Австралии занимают расходы на вооружение и административно-бюрократический аппарат. В послевоенный период на них приходилось от 16 до 20 % всех государственных расходов (табл. 2).
Военные расходы достигли относительного максимума в годы второй мировой войны, когда они  составляли более 2/расходов бюджетов и поглощали треть ВВП. Переход экономики на мирные рельсы, естественно, сопровождался уменьшением абсолютной и относительной величин военных расходов, однако в результате участия Австралии в войне в Корее военные затраты снова увеличились. Во второй половине 50-х годов милитаризация австралийской экономики в целом носила умеренный характер. Если в 1961 г. доля ВВП, идущего на военные цели, составляла в США 9,7 %, Англии - 6,8, Франции - 5,5, Канаде - 4,8, Швеции - 4,6, то в Австралии - 2,8 % [ 2, с.23]. В середине 60-х годов в связи с участием в агрессии США против Вьетнама военные расходы Австралии снова возросли, достигнув 4,1 %  ВВП. В дальнейшем, до середины 70-х годов, наблюдалось их снижение.
Важной функцией Австралийского государства является регулирование экономики. В целом все расходы государства оказывают прямое или косвенное влияние на хозяйственную конъюнктуру страны, однако наиболее общими показателями экономической роли государства являются уровень государственных закупок товаров и услуг и доля государства в общем объеме капиталовложений.
В послевоенный период удельный вес государственных закупок товаров и услуг в общественном продукте увеличился почти вдвое (с 12,7 % в 1938/39 г. до 25 % ВВП в 1976/77 г.) и одновременно удвоилась доля государственных капиталовложений в ВВП. При этом доля государства в общем объеме инвестиций не претерпела особых изменений. Непосредственно на строительство новых объектов затрачивается около 1/всех средств, проходящих через государственные финансы, причем почти все они направляются в отрасли производственной и социальной инфраструктуры.
В послевоенный период расходы  на социально-культурные мероприятия  в Австралии (образование, наука, здравоохранение, культура) росли относительно высокими темпами. С конца 30-х до конца 70-х  годов их доля в общей сумме  государственных расходов увеличилась  с 11,3 до 28 %, а доля в ВВП - с 2,5 до 11 %.
Все вышеперечисленные причины  привели к росту в структуре  государственных расходов такой  группы, как денежные выплаты населению, включающие пенсии по старости и болезни, пособия но безработице и т. п. За послевоенный период доля этих выплат в ВВП увеличилась почти в 3 раза - с 3,2 до 9,5 %.
Финансовая база Австралийского государства образуется за счет налогов, доходов от государственных предприятий и займов. Основным источником поступлений государственных органов являются налоги. На протяжении всего послевоенного периода на них приходилось примерно 80 % доходов против 70 % перед второй мировой войной. Доля ВВП, перераспределяемая с помощью налогов, увеличилась в 2 раза - с 15 до 30 %. В Голландии аналогичный показатель составлял 51 %, Швеции - 49, ФРГ - 43, Франции - 41, Великобритании - 41, Новой Зеландии - 30 % [ 2, с.27].
Рост доли налоговых поступлений  происходил прежде всего за счет уменьшения относительного объема доходов государственных предприятий как в сумме доходов всех органов власти, так и в ВВП (см. табл. 3).
В послевоенный период в  структуре налоговых поступлений произошли заметные изменения (табл. 4). Прежде всего изменилось соотношение между прямыми и косвенными налогами в пользу первых, что объясняется повышением ставки налогов с населения[ИВ1][1] и некоторым снижением таможенных барьеров в связи с послевоенной либерализацией торговли между развитыми капиталистическими странами и укреплением национальной промышленности Австралии. Такие виды косвенных налогов, как акцизы и налог с продаж, сохранили неизменным свое фискальное значение.
Структура государственных  финансов Австралии
Организационное построение государственных финансов Австралии, соответствующее структуре управления которая имеет три звена, следующее: финансы федерального правительства, правительств штатов и местных органов власти. В свою очередь финансовая систем каждого звена состоит из бюджета и финансов государственных предприятий, принадлежащих администрации соответствующего уровня или контролируемых ею.
Ниже приводятся цифры, свидетельствующие  о возрастающем значении централизованных финансов в Австралии (%) [ 2, с.28]:
Если в 30-е годы главную  роль в перераспределении совокупного  общественного продукта и национального  дохода играли финансы штатов и местных  органов власти, то начиная со второй мировой войны это соотношение изменилось в пользу центральных органов, причем оно сохранялось без особых изменений до 70-х годов. Доля федерального правительства в общей сумме доходов правительственных органов составляет в среднем около 80 %, а в расходах - 50 %, что соответствует степени финансовой централизации во многих развитых капиталистических странах и даже превышает ее.
В Австралии 97 % средств, мобилизуемых и перераспределяемых государством, проходит через бюджета федерального правительства, правительств штатов и местных административных единиц. Здесь отсутствуют распространенные во Франции, Японии и Англии многочисленные внебюджетные фонды, а финансовые ресурсы, проходящие через государственные предприятия, относительно невелики.
Австралийская статистика публикует  сведения по бюджетам, а также по доходам и расходам правительственных органов. В этих материалах находят отражение не только бюджетные операции, но и результаты финансовой деятельности государственных предприятий, Суммарные различия этих показателей не превышают 3 - 5 %. Поэтому представляется целесообразным в ряде случаев, когда статистические материалы ограничены, вместо соответствующих показателей бюджета пользоваться данными аналогичных статей доходов и расходов федеральных органов и наоборот.
На финансы федеральных  органов власти Австралии приходится около 80 % получаемых доходов и ими  покрывается (за вычетом переводов  дотаций штатам и местным органам  власти) более 50 % всех расходов.
Расходы федерального правительства.
Расходы федерального правительства  Австралии постоянно растут. За неполные 10 лет, с начала до конца 70-х годов, их объем в текущих ценах увеличился в 4 раза. За этот же период ВВП увеличился в 3 раза.
Важнейшей статьей расходов федерального правительства являются расходы на оборону и содержание административно-управленческого аппарата. В течение 70-х годов первые выросли  в 2,7 раза, вторые - в 3,5 раза (табл. 5).
Военные мероприятия являются исключительной прерогативой федерального правительства. В 1980/81 г. из общей суммы  прямых военных расходов в 3 277 млн. долл. примерно 10 % приходилось на капитальные  вложения и 90 % - на текущие затраты (основным элементом последних является денежное довольствие). Доля прямых военных расходов в ВВП в Австралии в середине 70-х годов составила 2,7 %, а США - 6,4, Англии - 5,8, ФРГ - 4,1, Франции - 3,8, Италии - 3,0 %.
Вторую важную группу расходов федерального бюджета составляют расходы на социальное обеспечение и страхование. В 70-х годах эти расходы выросли в 6,5 раза. Основными статьями в данной группе являются пенсии по старости или инвалидности, пособия по безработице и болезням, пособия на детей и т.п.
В годы правления лейбористского правительства значительно возросли затраты федерального бюджета н  образование и здравоохранение. Лишь за первое пятилетие 70-х годов  доля статьи «образование» в общей сумм расходов увеличилась с 3,8 % до 9,4 %.
Что касается расходов на здравоохранение, то их внезапный рост (более чем  в 2 раза) за один 1975/76 г. объясняется  введением лейбористами системы  государственного медицинского страхования «Медибэнк». С самого начала она в значительной степени осуществлялась за счет страховых взносов самих трудящихся.
Важной статьей расходов федерального бюджета остается экономика, хотя доля этой статьи неуклонно снижается. Большая часть ассигнований направляется в две отрасли - сельское хозяйство и производственную инфраструктуру. Государство играет активную роль в стимулировании экспорта, в первую очередь продукции отраслей обрабатывающей промышленности. В 1979/80 г. размер экспортных субсидий составил более 200 млн. долл.
Австралия является одним  из крупнейших в мире производителей и экспортеров сельскохозяйственной продукции. Страна занимает первое место по экспорту шерсти, третье - пшеницы. Издержки на производство сельскохозяйственной продукции Австралии одни из самых низких в мире. Тем не менее сельское хозяйство как важный сектор австралийской экономики требует постоянной финансовой поддержки государства.
Система оказания помощи сельскому  хозяйству в Австралии включает полтора десятка различных программ прямого и косвенного субсидирования, стабилизации цен, государственных закупок продукции фермеров по фиксированным ценам, предоставления займов. Государство берет на себя проведение научных исследований в области сельского хозяйства. В 70-х годах прямые правительственные субсидии, поступающие в отрасль, составляли 250 - 320 млн. долл. в год.
Велика роль федеральных  финансов в развитии производственной инфраструктуры. В условиях Австралийского континента создание сети дорог национального значения, строительство ирригационных сооружений, объектов электроэнергетики (в частности, гидроэнергетический комплекс в Снежных горах) требуют колоссальных капитальных вложений, которые зачастую не доступны частному капиталу, имеют длительный период окупаемости, также не стимулирующий частные инвестиции.
В век научно-технической  революции исключительно важное значение для развития всех отраслей экономию приобретает наука. В Австралии доля ВВП, расходуемого на исследования и научные разработки, во второй половине 70-х годов равнялась 1,3 % (в США - 2,2 % в Великобритании - 2,1, в ФРГ - 2, в Японии и в Франции - 1,8 %) [ 2, с.36]. Такой относительно низкий показатель для Австралии объясняется в первую очередь тем, что иностранные компании, доминирующие во всех наукоемких отраслях, предпочитают импортировать изобретения материнских компаний, а не проводит собственные исследования.
Из общей суммы расходов на исследования и научные разработки на частные предприятия (главным o6pазом, филиалы иностранных компаний) приходится 36 % на федеральное правительство - 31 %, университеты - 22 % и правительства  штатов - 11 %. Если учесть, что университеты осуществляют научную работу за счет правительственных субсидий, то окажется, что доля государства в расходах на научно-исследовательские опытно-конструкторские  работы (НИОКР) в Австралии превышает  аналогичный показатель для других капиталистических стран (США - 55 %, Франция - 60 %, ФРГ - 47 %, Италия - 46 %, Япония - 29 %) [ 2, с.37].
В годы правления лейбористов  увеличились ассигнования на жилищное и коммунальное строительство. В частности, бюджет 1973/74 г., названный австралийской прессой «бюджетом реформ», увеличивал их по сравнению с предыдущим годом в 5,5 раза. Резко возросли расходы, связанные с развитием отдаленных районов и охраной окружающей среды.
Отличительной чертой финансовой системы Австралии является высокая  доля в расходах федерального правительства  субсидий и дотаций штатам и местным  органам власти (в отдельные годы - от 20 до 25 %).
Доходы федерального правительства.
Как уже отмечалось, через  федеральные финансы перераспределяется 4/доходов, мобилизуемых органами государственной власти всех уровней. Доходы федерального бюджета на 92 - 96 % формируются из налоговых поступлений, среди которых основными являются подоходный налог с населения, налог на прибыли компаний, акцизы, налог с продаж (табл. 6).
Подоходный налог в  Австралии, как и в других капиталистических странах, играет решающую роль в бюджетных поступлениях[2]. Впервые подоходное обложение было введено еще в колониях в последней четверти XIX в. Федеральное правительство ввело федеральный подоходный налог в 1915 г., воспользовавшись военным временем.
Сумма поступлений подоходного  налога с населения постоянно  растет, а удельный вес в бюджете  неуклонно повышается. Если в 1965/66 г. доля подоходного налога с населения  в общей сумме доходов федеральных  органов составляла 39,2%, то в 1975/76 г. она увеличилась до 53%.
Подоходный налог с  населения в Австралии взимается двумя способами: «у источника» (в этом случае налог вычитается из заработной платы рабочих и служащих бухгалтерией частного или государственного предприятия и перечисляется финансовым органам), по налоговой декларации (этим способом пользуются при обложении налогом доходов лиц свободных профессий - художников, писателей, деятелей театра и кино, врачей).
Размер подоходного налога в Австралии определяется следующим  образом. Из валовой суммы доходов, по лученных физическим лицом в течение года, делаются вычеты сумм, не подлежащих обложению (некоторые виды пенсий и пособий), а также специальные льготные вычеты (проценты по некоторым видам потребительских ссуд, скидки на содержание иждивенцев, сомнительные долги и т.п.). К облагаемому доходу, определенном этим путем, применяются следующие ставки (1978/79 г.) [ 2, с.40]:
Необлагаемый минимум  в 1978/79 г. составлял 3 893 долл. На практике сумма налога вычитается бухгалтерией предприятия при выплате заработной плат: т.е. несколько раз в месяц, и устанавливается в процентах  от общей суммы заработка. В конце  финансового года производится окончательный  перерасчет. Если сумма текущих отчислений подоходного налога превышает сумму, определенную с помощью перечисленных  выше ставок, разница возвращается налогоплательщику. Предприниматель  выдает квитанцию, удостоверяющую уплату налога за год.
На протяжении 50 - 60-х годов  система взимания подоходного налога с населения в Австралии не претерпела каких-либо существенных модификаций, которые бы свидетельствовали о ее коренном изменении. Все основные положения, касающиеся налогообложения, - объект обложения, субъект обложения, формы и виды скидок, нормы, регламентирующие взимание налогов отдельными административными единицами, даже налоговая ставка - оставались прежними.
Вторым по значению источником поступлений федеральных органов является налог на прибыли компаний (подоходный налог с компаний). Ставка этого налога зависит от юридического статуса компании (частная или акционерная, резидент или нерезидент, коммерческая или некоммерческая). Но, как правило, особо больших, различий между размерами ставок нет.
С начала 60-х и до середины 70-х годов налоговая ставка для  акционерных компаний в среднем  составляла от 35 до 47,5 % (в конце 70-х  годов - 46 %) облагаемого дохода свыше 10 тыс. долл. (Облагаемый доход определяется как валовая прибыль компании за вычетом издержек производства.) На первые 10 тыс. долл. облагаемого дохода ставка обычно на 5 - 10 пунктов ниже[3].
Хотя абсолютные суммы  этого налога неуклонно растут, что  отражает рост прибылей предприятий, их доля в доходах бюджета понижается, а темпы роста уступают темпам роста подоходного налога с населения.
Третьим и четвертым по значению источником поступлений федеральных  органов являются косвенные налоги - акцизы и налог с продаж. Акцизы - одни из старейших налогов Австралии. Впервые они были введены еще в 1825 г. Это налог, взимаемый с покупателей товаров широкого пользования в виде надбавки к цене. Более 90 % поступлений от акцизного обложения приходится на три группы изделий: автомобильное топливо, табачные изделия, пиво и алкогольные напитки. Налог с продаж взимается таким же способом почти со всех товаров. Наиболее распространенная ставка - 15 % к цене товара, она дает более половины поступлений налога с продаж. Ставка аналогичного налога в странах ЕЭС, кроме Франции, например, составляла 7,5 %, а во Франции - 20 % [ 2, с.45].
Во второй половине 70-х  годов увеличение доходов федерального бюджета Австралии происходило  главным образом за счет роста  поступлений от акцизов. В 1978/79 г. при общем росте налоговых поступлений в 2 400 млн. долл., 1 100 млн. долл. дало акцизное обложение.
Исторически первым источником доходов правительственных органов Австралии являлись таможенные пошлины. Установленные в 1800 г. на импортные алкогольные напитки и предметы роскоши, они на протяжении XIX в. оставались одним из основных источников доходов во всех колониях, будь то фритредерский Новый Южный Уэльс или протекционистская Виктория.
В XX в. их фискальное значение постоянно снижается, однако и поныне доля пошлин в доходах бюджета  Австралии выше, чем в бюджетах основных промышленно развитых капиталистических  государств, что объясняется наличием в Австралийском Союзе относительно высоких таможенных барьеров. По подсчетам Международного Валютного Фонда (МВФ), в конце 70-х годов средний уровень тарифов в группе 16 ведущих промышленно развитых стран на готовые изделия составил 9,8 %, на полуфабрикаты - 8 и на сырье и материалы - 2 %. Для Австралии соответственно - 21 %, 11,1 %, 0,9 % [ 2, с.46].
В целом же можно отметить, что таможенные пошлины хотя и  потеряли свое фискальное значение, но сохранили значение защиты национальной промышленности Австралии.
Группа «другие налоги»  содержит около десятка различных  налогов и сборов, включающих налоги на проценты и дивиденды, налог на недвижимость, переходящую по наследству, налог на дарения, почтовые сборы, налог  на сельскохозяйственную продукцию, налог  на заработную плату, отчисления в фонды  специального страхования для выплаты  пособий на детей и некоторые  другие.
Финансы штатов, местных  органов власти и государственных  предприятий.
В силу особенностей исторического  развития Австралии финансовая система  штатов и местных органов власти в Австралии так же, как в  США и Канаде, сложилась раньше, чем финансы центральных органов  власти. Как доходы, так и расходы  этих подразделений заметно отличаются по своей структуре от расходов и  доходов федерального правительства.
Финансы штатов. В расходах штатов преобладают затраты на образование, на экономику - в основном электро-, газо-, водоснабжение и транспорт, на здравоохранение (табл. 7). На штаты возложена также значительная часть расходов по социальному обеспечению и страхованию. Через финансы штатов осуществляется большая часть мероприятий но охране окружающей среды.
Доходная часть бюджетов штатов на 60 % формируется за счет субсидий федерального правительства, что свидетельствует  о высоком уровне финансовой централизации  в Австралии (для Франции и  США аналогичный показатель равен 20 %, для Японии - 42, для Англии - 52 %). Остальная часть доходов почти  исключительно состоит из налогов, среди которых преобладают налог  на заработную плату (отчисления в фонды  социального страхования и обеспечения), сборы и лицензии за регистрацию  и использование личного транспорта почтовые сборы, налоги на азартные игры. Правительства штатов активно используют финансы для привлечения новых  инвестиций.
Через специально организованные учреждения - департамент промышленного развития и децентрализации Нового Южного Уэльса, департамент развития штата и децентрализации Виктории, департаменты промышленного развития Западной Австралии и Квинсленда - они предоставляют средне- и долгосрочные займы с низкими процентными ставками, дают гарантии банкам о платежеспособности клиентов, предоставляют налоговые скидки корпорациям, сокращают потребителям плату за воду, электроэнергию, транспорт, гарантируют покупку правительством штата в течение ряд всей продукции вновь созданного предприятия. Наибольшие льготы предоставляет правительство Западной Австралии. В Новом Южном Уэльсе и Виктории эта политика носит ярко выраженный региональный характер: льготы предоставляются только тем компаниям, которые осуществляют строительство за пределами промышленно развитых районов, таких, как Сидней, Мельбурн, Ньюкасл [ 2, с.50].
Финансы местных  органов власти. На органы местного самоуправления Австралии возложены основном экономические функции: строительство и эксплуатация объектов производственной инфраструктуры, в первую очередь автомобильных дорог, жилищно-коммунального хозяйства. На эти цели идет около 2/расходов местных органов (табл. 8). Их доходная часть на 60 % формируется за счет налогов на недвижимость Ввиду ограниченной собственной финансовой базы местных органов власти важную роль играют субсидии штатов и федерального правительства.
Финансы  государственных  предприятий. Государственная собственность, не получила в Австралии широкого распространения. Только в четырех отраслях - связи, воздушном и морское транспорте, торговле - их валовые доходы и издержки в 1976/77 г. превышали 100 млн. долл. (табл. 9). Однако данные о валовых издержках и прибылях государственных предприятий не могут дать истинного представления об их значении в экономике пятого континента. Дело в том, что они почти все сосредоточены в низкоприбыльных инфраструктурных отраслях, без которых не может функционировать народное хозяйство. Невысокие прибыли государственных предприятий объясняются также политикой государства, которое отпускает монополиям продукцию по заниженным ценам, а покупает по завышенным. Исключительно высока роль государственных предприятий в капиталовложениях. На их долю в 70-х годах приходилось примерно 1
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.