Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Особенностей статусного положения акцентуированных подростков с различными копинг-стратегиями

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 01.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 25. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?98
 

 

Содержание

Введение……………………………………………………………………3

 
Глава I. Теоретический анализ литературы по проблеме      особенностей статусного положения акцентуированных подростков с различными копинг-стратегиями……………………………………………………………….7
1.1. Особенности подросткового возраста в исследованиях отечественных и зарубежных психологов………………….……………………................................7
1.2. Проблема акцентуаций характера в психологической литературе…………………………………………………………………………..26
1.3. Понятие психологической защиты в трудах зарубежных и отечественных исследователей……………………………………………………………………...32
1.4. Особенности проявления механизмов психологической защиты в подростковом возрасте…………………………………….……………………….44
1.5. Психологические особенности статусного положения подростка……………………………………………………………………………51
Выводы……………………………………………………………………………...61
 
Глава II. Экспериментальное изучение связи статусного положения акцентуированных подростков с различными копинг-стратегиями………………………………………………………………………..63
2.1. Особенности проявления акцентуаций характера в подростковом возрасте……………………………………………………………………………..63
2.2. Использование механизмов психологической защиты в подростковом возрасте……………………………………………………………………………..68
2.3. Связь способов психологической защиты со статусным положением акцентуированных подростков…………………………………………………....73
 
Глава III. Формирование адаптивных копинг-стратегий у акцентуированных подростков………………………………………………….78
3.1. Механизм формирования адекватных способов психологической защиты средствами социально-психологического тренинга……………………………...78
3.2. Влияние механизмов психологической защиты на статус акцентуированных подростков…………………………………………………………………………...85
 
Заключение…………………………………………………………………………90
 
Литература………………………………………………………………………….93
 
Приложение………………………………………………………………………...99

  

 
 
 

    Введение

 
        Поскольку общение играет важнейшую роль в развитии личности, то принципиально важным является изучение особенностей общения на разных этапах онтогенетического развития. Проблема общения является одной из важнейших для подростка сфер жизнедеятельности. Все психологи едины в признании значения общения в формировании личности в подростковом и юношеском возрасте. От того, каким образом будет складываться общение, зависит формирование будущей личности.
        Важно помнить, что в подростковом возрасте завершается формирование характера с заострением некоторых его черт и последующим сглаживанием. Именно в данном возрасте чаще всего проявляются акцентуации характера. Они могут играть глобальную роль в положительном развитии личности подростка, если их вовремя распознать и направить в нужное русло.
         Важным фактором, влияющим на процесс общения, является статус участников группы. Эта переменная определяется рядом факторов: социальными талантами, уровнем образованности, информированностью и накопленным опытом. Подобные факторы могут способствовать повышению и понижению статуса в зависимости от ценностей и норм, принятых в группе.
         Необходимо отметить и то, что особое влияние на развитие общения и взаимоотношений подростков оказывают механизмы психологической защиты. В настоящее время проблема психологической защиты является одной из самых актуальных. Психологическая защита как особое психологическое явление была впервые открыта в русле психоанализа. Также своё понимание специфики возникновения и проявления психологических защит предлагали К.Роджерс, А.Адлер, М.Кляйн и другие. В отечественной психологии современные исследования по данной проблеме проводятся Р.М. Грановской, В.Г. Каменской, Э.И. Киршбаум, И.М. Никольской. Внешнее выражение работы механизмов психологической защиты может способствовать формированию адаптивного или неадаптивного копинг-поведения. В рамках теории Р.Лазаруса копинг-поведение рассматривается как деятельность личности по поддержанию баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям, с точки зрения выполнения им двух основных функций: регуляции эмоций и управлении проблемами, вызывающими дистресс. Стратегии копинг-поведения рассматриваются в поведенческой, когнитивной и эмоциональной сферах и делятся на адаптивные, неадаптивные и относительно адаптивные.
        Адаптивные стратегии в поведенческой сфере направлены на взаимодействие с социальным окружением, поиск и предложение поддержки. В когнитивной сфере адаптивность проявляется анализом трудностей, поиском путей выхода, повышением самоконтроля и самооценки, верой в собственные ресурсы. В эмоциональной сфере адаптивным считается состояние возмущения и протеста по отношению к трудностям, уверенность в наличии выхода из любой ситуации. Неадаптивность стратегий поведенческой сферы предполагает избегание мыслей о неприятностях, изоляцию, отказ от решения проблем. На когнитивном уровне человек отказывается преодолевать трудности из-за неверия в свои силы, умышленной недооценки неприятностей. В эмоциональной сфере неадаптивность проявляется чувством безнадежности, покорности либо злостью и «поиском виноватых».
        Особенностью копинг-стратегий поведения человека является возможность обучения совладанию, то есть сознательному, творческому и успешному разрешению проблемных ситуаций.
         Таким образом, проблема исследования исходит от самих подростков. Ведь психологическая защита проявляется в ситуации общения, которое является ведущей деятельностью для подростков. Подростки стремятся занять в группе сверстников более высокий статус, но чем они при этом пользуются, какие стратегии применяют, остается актуальным вопросом. Наше исследование обусловлено практической и теоретической неразработанностью данной темы.
 
         Целью нашего исследования стало изучение связи статусного положения акцентуированных подростков с различными копинг-стратегиями.
          Объект исследования – акцентуированные подростки 13-14 лет с различным статусным положением.
         Предмет исследования – копинг–стратегии акцентуированных подростков с разным статусным положением.
         Гипотеза: 1). Для низкостатусных акцентуированных подростков характерно использование неадаптивных копинг-стратегий;
2). Формирование совладающего поведения, направленного на взаимодействие с социальным окружением для разрешения конфликтных и проблемных ситуаций, способствует повышению их статуса.
         Задачи исследования:
Теоретические:
1. Изучить особенности подросткового возраста.
2. Изучить акцентуации характера.
3. Изучить механизмы психологической защиты.
Практические:
1. Изучить связь статусного положения акцентуированных подростков с различными копинг-стратегиями (выявить акцентуации характера, социометрическую структуру группы, способы психологической защиты и связь между ними).
2. Разработать, внедрить программу формирования адекватных способов психологической защиты и оценить влияние.
         Методы исследования: анализ и обобщение психолого-педагогической литературы, психолого-педагогический эксперимент, наблюдение, беседа, СПТ, методы математической статистики (коэффициент корреляции Пирсона, Т-критерий Вилкоксона).
         Научная новизна нашего исследования заключается в выявлении связи между статусным положением акцентуированных подростков и механизмами их психологической защиты и разработке механизмов формирования адекватных способов психологической защиты, как фактора, способствующего изменению статусного положения.
        Представление результатов исследования осуществлялось на кафедре общей психологии, на внутривузовских и межвузовских научных студенческих конференциях, на четвертом Паназиатском конгрессе по психотерапии (г. Екатеринбург 2007).
              Структура выпускной квалификационной работы представлена введением, тремя главами, заключением, библиографией в количестве 80 литературных источников и … приложений. Общий объём работы составляет 95 страниц.
       
 
         
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава I. Теоретический анализ литературы по проблеме особенностей статусного положения акцентуированных подростков с различными копинг-стратегиями.
 
Особенности подросткового возраста в исследованиях отечественных и зарубежных психологов
 
         Подростковый возраст представляет собой период особой концентрации конфликтов, часто приводящих к различным поведенческим отклонениям, таким как агрессивное поведение, проживание в особой субкультуре (например, в религиозной секте), наркомания, суициды.
         Переходный возраст - время перемен. Так, М. Кле в своей работе «Психология подростка» отмечает, что «центральную роль в становлении личности подростка играют происходящие в нём физиологические изменения. Скорость, с которой происходит соматические перемены,  ломает тот константный образ тела, который сформировался в детстве, и требует построения нового телесного Я. Эти изменения ускоряют смену психологических позиций, которую должен совершить подросток: наступление физической зрелости, очевидное и для самого подростка, и для его окружения, делает невозможным сохранение детского статуса” [30,349].
        Начало переходного периода отмечено биологическими изменениями, а завершение – социальными. У подростка происходят большие перемены – и в жизни, и в организме. На эти изменения он реагирует выработкой определённой системы запретов и предписаний на основе своих личностных особенностей и жизненного опыта. Если у ребёнка имели место фрустрации потребностей на предыдущих фазах развития, они могут отражаться в дисгармонии развития, в различных невротических и поведенческих расстройствах.
        Большинство случаев отклонения поведения приходится на подростковый возраст. Кризис этого возраста существенно отличается от кризиса младших возрастов и является самым острым и длительным. В этом возрасте чаще всего проявляются акцентуации характера. В обычных условиях наличие той или иной акцентуации не всегда заметно окружающим, не проявляется в отклонениях поведения и не препятствует благополучной социальной адаптации. Однако, под влиянием стрессов, психотравмирующих ситуаций, жизненных трудностей, которыми достаточно богат подростковый возраст, лица с акцентуациями могут декомпенсироваться.
         В биологической сфере подростка происходят гормональные и физические изменения. Подростковый период характерен интенсивным ростом, повышенным обменом веществ, резким усилением желёз внутренней секреции. Это период полового созревания и связанного с ним бурного развития и перестройки всех органов и систем организма. Половое созревание – не только явление биологическое, но и социальное. Сам процесс полового созревания влияет на поведение подростка опосредованно, через социальные условия его существования, например, через статус подростка в коллективе, его взаимоотношения со взрослыми и т.д. [36]. Биологические изменения дополняются психологическими. Характер отношений со сверстниками и родителями меняется в переходном возрасте. Обостряются проблемы зависимости-независимости. Круг друзей, в том числе противоположного пола, расширяется. Мальчики и девочки ходят на свидания, происходит подготовка к сексуальным отношениям. Позже возникают пары, которые отделяются от компании. Дружба становится теснее и продолжительнее. Нарастает тенденция к устанавливанию связей вне дома в референтной группе. Подростки больше времени проводят со сверстниками, чем с семьёй.
        Как отмечает А.Фрейд, одним из самых заметных изменений, происходя­щих в пубертатный период, является усиление инстинктивных влечений: его основным источником является половое созревание, сопровождающееся возрастанием интереса к половой сфере и вспышками сексуального влечения [72].
         Следует также обратить внимание на то, что рассмотрение подросткового возраста требует чёткого выделения его границ. Существует несколько определений рубежей данного возраста. Так, Г.Грим ограничивает подростковый период возрастом 12-15 лет у  девочек и 13-16 лет у мальчиков, а, по Дж.Биррену, этот период охватывает 12-17 лет. В классификации Д.Б.Брамлей данный возраст определяется 11-15 годами. Ж.Пиаже относит к подростковому возраст от 12 до 15 лет. Д.Б.Эльконин же устанавливает границы данного возраста в рамках между 10-15 годами [32].
         В подростковом возрасте когнитивные способности расширяются, подросток способен к генерированию и исследованию гипотез и абстрактному мышлению.
         Если ведущим видом деятельности младшего школьника была учебная, и существенные изменения в психическом развитии были связаны с нею, то у подростка основная роль принадлежит устанавливающейся системе взаимоотношений с окружающими. Именно система взаимоотношений с социальной средой и определяет направленность его психического развития. Своеобразие развития подростка состоит в том, что он включается в новую систему отношений и общения со взрослыми и товарищами, занимая среди них новое место, выполняя новые функции.
         И родители, и учителя, и взрослые должны строить свои взаимоотношения исходя из развивающегося чувства взрослости подростка. Если учитывают его возросшие возможности, относятся к нему с уважением и доверием, создают условия, помогают преодолевать трудности в учении и общественно-полезной деятельности, помогают в установлении взаимоотношений с товарищами, то тем самым создаются благоприятные условия для психического развития [15]. Подросток включается в различные виды общественно-полезной деятельности, что расширяет сферу общения, возможности усвоения социальных ценностей, формируются нравственные качества личности.
        Хотя учение и остаётся главным делом подростка, но основные новообразования в его психике связаны с общественно-полезной деятельностью. Это связано с тем, что общественно-полезная деятельность в наибольшей степени удовлетворяет доминирующие для этого возраста потребность в общении со сверстниками и потребность в самоутверждении.
На психическое развитие подростка, его поведение значительное влияние оказывает общественное мнение товарищей. Во всех своих действиях и поступках он ориентируется, прежде всего, на это мнение. Учитель для подростка не является таким непререкаемым авторитетом, как для младших школьников. Подростки предъявляют высокие требования к деятельности, поведению, личности учителя. Устанавливая отношения со многими учителями, они постоянно их оценивают. На основе этих оценочных суждений подросток и строит своё отношение к учителям.
        Происходит изменение положения подростка в семье: с ростом физических и умственных возможностей ему начинают больше доверять и поручать выполнение сложной домашней работы, включать в обсуждение семейных проблем.
         Д. И. Фельдштейн установил, что процесс социального развития личности в подростковый период проходит через три пути, закономерно чередующиеся стадии [70].
Первая стадия характеризуется появлением новых тенденций развития деятельности, когда ранее накопленные смысловые нагрузки вычленяют новые возможности функционирования ребёнка, создавая соответствующее поле для его развёрнутой деятельности.
Вторая стадия отличается максимальной реализацией, кумуляцией развития ведущего типа деятельности.
Третья стадия – насыщением ведущего типа деятельности при невозможности дальнейшей реализации его потенциалов, что ведёт к актуализации другой стороны деятельности.
       Социальное развитие идёт от осознания подростком своих социальных возможностей, через становление личностных новообразований, к проявлению, укреплению, качественному изменению социальной позиции в результате собственной творческой деятельности. Следует отметить, что исследования Д.И. Фельдштейна показывают, что определённый уровень социальной зрелости опережает интеллектуальное развитие подростка [70].
        Согласно концепции Петровского А. В. [50] развитие личности человека можно представить как процесс вхождения в общественно-историческое бытие, представленное в жизни человека, его участие в деятельности и общение различных групп, в которых он осваивается и которые активно осваивает, т.е. как процесс вхождения в новую социальную среду интеграции в ней. Мера стабильности этой среды различна, поэтому необходимо построить две модели развития личности. Первая рассчитана на относительно стабильную социальную среду, вторая – на становление личности в изменяющейся среде.
         Этапы развития личности в относительно стабильной общности называются фазами развития личности.
1 фаза-АДАПТАЦИЯ (усвоение действующих в общности норм и овладение соответствующими формами и средствами деятельности). Например, подросток, попавший в новую для него компанию ребят, первоначально стремится ничем не выделяться, усваивает принятые в ней нормы общения, лексики, стиль одежды, общепринятые интересы и вкусы - адаптируется.
2 фаза-ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ (поиск средств и способов для обозначения своей индивидуальности). Справившись с трудностями адаптации, подросток начинает осознавать, что он как личность утрачивает себя, т.к. другие не могут в нём разглядеть индивидуальности. И подросток ищет средства и способы для обозначения своей личности (спорт, успехи, смелость и т.д.).
3 фаза-ИНТЕГРАЦИЯ (общность одобряет и культивирует лишь те индивидуальные особенности личности, которые соответствуют её ценностям). Коллектив, присматриваясь к особенностям подростка, поддерживает лишь те, которые способствуют успеху совместной деятельности. Происходит интеграция личности в общении [15].
Чувство взрослости как специфическое новообразование самосознания является стержневой особенностью личности, её структурным центром, т.к. выражает новую жизненную позицию подростка по отношению к себе, к людям и к миру; определяет направление и содержание его социальной активности, систему новых стремлений и переживаний.
        Социальная активность подростка заключается в большой восприимчивости к усвоению норм, ценностей и способов поведения, которые существуют в мире взрослых и в их отношениях.
        Становление нового типа взаимоотношений подростка и взрослого протекает не всегда гладко. Чувство собственной взрослости и потребность её признания рождает новую проблему прав взрослого и подростка в отношениях друг с другом. Подросток, претендуя на новые права, старается расширить свои и ограничить их у взрослых; имея обострённое чувство собственного достоинства, осознаёт себя человеком, которого нельзя подавлять, унижать. Он активно сопротивляется требованиям, ограничивающим его самостоятельность (противится опеке, контролю, претендует на уважение его личности и человеческого достоинства, на доверие и предоставление самостоятельности). Он активно добивается равноправия со взрослыми. Но ряд моментов заставляет взрослого сдерживать перестройку на новый тип отношений: неизменность общественного положения подростка (он был и остаётся школьником); сохранение детских черт в облике и поведении подростка; материальная зависимость от родителей.
        И если взрослый сам проявит инициативу, то переход к новому типу отношений протекает благополучно, тем более что развитие социальной взрослости подростка общественно необходимо для подготовки к будущей жизни.
         Следует отметить, что усвоенные подростком нормы морали взрослых вступают в противоречие с нормами морали послушания, одерживают над ними победу. Разрешённое противоречие делает детскую мораль неприемлемой для подростка. Отношения взрослого с подростком должны строиться на основе дружбы, сотрудничества, уважения, доверия и помощи. Среди трудностей, которые подростки испытывают в общение со взрослыми можно выделить: отсутствие общего языка взаимопонимания, неуважительное отношение к ученику, невыдержанность учителей, авторитарные методы воспитания и т.д. В то же и взрослые испытывают трудности: лень, нежелание слушать учителя, невыполнение домашних заданий и т.д.
         Таким образом, можем отметить, что одна из главных особенностей подросткового возраста – смена значимых лиц и перестройка взаимоотношений со взрослыми.
         Советские психологи, начиная с Л. С. Выготского, единодушно считают главным новообразованием подросткового возраста чувство взрослости. Однако ориентация на взрослые ценности и сравнение себя со взрослыми зачастую заставляют подростка снова видеть себя относительно маленьким, несамостоятельным. При этом, в отличие от ребёнка, он уже не считает такое положение нормальным и стремится его преодолеть. Отсюда противоречивость чувства взрослости – подросток претендует быть взрослым и в то же время знает, что уровень его притязаний далеко не во всём подтверждён и оправдан.
         Семейные условия, включая социальное положение, род занятий, материальный уровень и уровень образования родителей, в значительной мере предопределяют жизненный путь ребёнка. Кроме сознательного, целенаправленного воспитания, которое дают ему родители, на ребёнка воздействует вся внутрисемейная атмосфера, причём эффект этого воздействия накапливается с возрастом, преломляясь в структуре личности. Помимо образовательного уровня родителей, сильно влияет на судьбу подростка состав семьи и характер взаимоотношений между её членами. Неблагоприятные семейные условия характерны для подавляющего большинства так называемых трудных подростков.
         Значительное влияние на личность подростка оказывает стиль его взаимоотношений с родителями, который лишь отчасти обусловлен их социальным положением.
         Существует несколько относительно автономных психологических механизмов, посредством которых родители влияют на своих детей: подкрепление (поощряя поведение, которые взрослые считают правильным, и, наказывая за нарушение установленных правил, родители внедряют в сознание ребёнка определённую систему норм, соблюдение которых постепенно становится для ребёнка привычкой и внутренней потребностью), идентификация (ребёнок подражает родителям, ориентируется на их пример, старается стать таким же, как они), понимание (зная внутренний мир ребёнка и чутко откликаясь на его проблемы, родители тем самым формируют его самосознание и коммуникативные качества). Также важны эмоциональный тон семейных взаимоотношений и преобладающий в семье тип контроля и дисциплины. Эмоциональный тон отношений между родителями и детьми психологи представляют в виде шкалы, на одном полюсе которой стоят максимально близкие, тёплые, доброжелательные отношения (родительская любовь), а на другом – далёкие, холодные и враждебные. В первом случае основными средствами воспитания являются внимание и поощрение, во втором – строгость и наказание. Множество исследований доказывают преимущество первого подхода. Ребёнок, лишённый сильных и недвусмысленных доказательств родительской любви, имеет меньше шансов на высокое самоуважение, тёплые и дружественные отношения с другими людьми и устойчивый положительный образ «Я» [7].
       Эмоциональный тон семейного воспитания существует не сам по себе, а в связи с определённым типом контроля и дисциплины, направленных на формирование соответствующих черт характера. Разные способы родительского контроля также можно представить в виде шкалы, на одном полюсе которой высокая активность, самостоятельность и инициатива ребёнка, а на другом – пассивность, зависимость, слепое послушание.
        Наилучшие взаимоотношения старшеклассников с родителями складываются обычно тогда, когда родители придерживаются демократического стиля воспитания. Этот стиль в наибольшей степени способствует воспитанию самостоятельности, активности, инициативности, социальной ответственности. Поведение ребёнка направляется в этом случае последовательно и вместе с тем гибко и рационально:
* родитель всегда объясняет мотивы своих требований и поощряет их обсуждение подростком;
* власть используется лишь в меру необходимости;
* в ребёнке ценится как послушание, так и независимость;
* родитель устанавливает правила и твёрдо проводит их в жизнь, но не считает себя непогрешимым;
* он прислушивается к мнениям ребёнка, но не исходит только из его желаний [20].
          Крайние типы отношений, всё равно, идут ли в сторону авторитарности или либеральной всетерпимости, дают плохие результаты. Авторитарный стиль вызывает у детей отчуждение от родителей, чувство своей незначительности и нежеланности в семье.
         Переходный возраст – период эмансипации ребёнка от родителей. Процесс этот является сложным и многомерным. Эмансипация может быть эмоциональной, показывающей, насколько значим для юноши эмоциональный контакт с родителями по сравнению с привязанностями к другим людям, поведенческой, проявляющейся в том, насколько жёстко родители регулируют поведение сына или дочери, или нормативной, показывающей, ориентируется ли юноша на те же нормы и ценности, что и его родители, или на какие-то другие.
        Больше всего подросткам хотелось бы видеть в родителях друзей и советчиков. При всей их тяге к самостоятельности, юноши и девушки остро нуждаются в жизненном опыте и помощи старших. Многие волнующие проблемы они вообще не могут обсуждать со сверстниками, так как мешает самолюбие. Семья остаётся тем местом, где подросток чувствует себя наиболее спокойно и уверенно. Однако взаимоотношения старшеклассников с родителями часто обременены конфликтами и их взаимопонимание оставляет желать лучшего. 
        Имеется ряд причин, обусловливающих чёрствое отношение родителей к своим детям. Это – эмоциональная холодность родителей и их эгоизм, если он превалирует над всем остальным в семье. Бывает, что родители исходят из неправильных педагогических посылок, когда считают, что, чем меньше они будут выражать свои чувства по отношению к своим детям, тем менее избалованными они вырастут, тем больше они будут их любить. Эти люди не понимают, что выражение чувств и баловство детей – вещи разные. Часто у родителей отсутствует настоящая любовь по отношению к ребёнку, поскольку он появился на свет не тогда, когда они этого хотели. Нередко эмоционально отторгаются дети, если их пол не соответствует желаниям родителей. Иногда мать перестаёт любить своих детей по причине сходства с мужем, оставившим её. Некоторые отцы и матери не испытывают тёплых чувств к своим детям, если они не соответствуют их представлениям о том, как должен выглядеть и как должен вести себя ребёнок «приличных» родителей.
       Те же трудности, что и родители, переживают учителя. Следует отметить, что внутренняя позиция старшеклассника по отношению к школе складывается из его отношения к школе как к учреждению, к процессу обучения и знаниям, к учителям, к соученикам. Как было показано Л. И. Божович, «любовь к школе» обозначает и любовь к учёбе, и привязанность к сверстникам, и любовь к учителям. Главным препятствием взаимопониманию учителей и учеников является абсолютизация ролевых отношений, наивно–бюрократический «школо»- и «учёбоцентризм». Учитель, озабоченный прежде всего учебной успеваемостью, не видит за отметками индивидуальности учащегося [10].
       Перестройка общества невозможна без радикальной перестройки школы и самого учительского мышления в духе личностного подхода к воспитанию. Личностный подход – не просто учёт индивидуальных особенностей учащихся, отличающих их друг от друга. Это последовательное, всегда и во всём, отношение к ученику как к личности, как к ответственному и самосознательному субъекту деятельности. Самая распространённая и типичная ошибка учителей – неумение разглядеть глубинные свойства, ядро личности подростка, оценка его по каким-то усреднённым, формальным и внешним показателям, таким, как внешняя дисциплинированность и учебная успеваемость. 
        Что же касается эмоциональной сферы, то в данный период типичными чертами является раздражительность и возбудимость (физиологи объясняют это бурным половым созреванием). Под влиянием ощущения собственной уникальности подростку кажется, что всё, что когда-либо случалось с другими людьми, к ним не имеет никакого отношения. Поэтому они бывают бесстрашны и способны на очень рискованные действия.
         Ст. Холл впервые описал амбивалентность и парадоксальность характера подростка, выделив ряд основных противоречий, присущих этому возрасту. У подростков чрезмерная активность может привести к изнурению, безумная весёлость сменяется унынием, уверенность в себе переходит в застенчивость и трусость, эгоизм чередуется с альтруистичностью, высокие нравственные стремления сменяются низкими побуждениями, страсть к общению сменяется замкнутостью, тонкая чувствительность переходит в апатию, живая любознательность – в умственное равнодушие. Он назвал этот период периодом «бури и натиска». Содержание подросткового периода Ст. Холл описывает как кризис самосознания, преодолев который человек приобретает «чувство индивидуальности» [32].
         Немецкий философ и психолог Э. Шпрангер говорил, что подростковый возраст – возраст врастания в культуру. Главные новообразования этого возраста, по Э. Шпрангеру, открытие «я», возникновение рефлексии, осознание своей индивидуальности [32].
         Поиск биологического смысла пубертатного периода представлен в работах Ш. Бюлер. Подростковый возраст определяется ею на основе понятия пубертатности. Пубертатный период – период созревания, стадия, в которой человек становится половозрелым, хотя после этого физический  рост у человека продолжается ещё некоторое время. Фаза пубертатности, созревания, обнаруживается у человека в особых психических явлениях, которые Ш. Бюлер называет психической пубертатностью. Психическая пубертатность, по Ш. Бюлер, связана с вызреванием особой биологической потребности – потребности в дополнении. Именно в этом жизненном явлении и лежат, по её мнению, корни тех переживаний, которые характерны для подросткового возраста [32]. Внешнее и внутреннее возбуждение, которым сопровождается созревание, должно вывести подростка из состояния самоудовлетворённости и спокойствия, побудить его к поиску и сближению с существом другого пола. Отдельные «психические симптомы» переходного возраста появляются уже в 11-12 лет: подростки необузданны и драчливы, игры более старших подростков им ещё непонятны, а для детских игр они считают себя слишком большими. Проникнуться личным самолюбием и высокими идеалами они ещё не могут, и в то же время у них нет детского подчинения авторитету. Эта фаза является, по Бюлер, прелюдией к периоду психической пубертатности. За этой фазой следуют две главные фазы, которые она называет пубертатной стадией и юностью. Граница между ними проходит в 17 лет. Превращение подростка в юношу проявляется в изменении основной установки по отношению к окружающему миру: за жизнеотрицанием, присущим пубертатной стадии, следует жизнеутверждение, характеризующее юношескую. Основные черты негативной фазы, отмеченные Бюлер, это «повышенная чувствительность и раздражительность, беспокойное и легко возбудимое состояние», а также «физическое и душевное недомогание», которое находит своё выражение в драчливости и капризах. Подростки неудовлетворены собой, их неудовлетворённость переносится на окружающий мир. Подросток чувствует себя одиноким, чужим и непонятным в окружающей его жизни взрослых и сверстников. Позитивный же период приходит постепенно и начинается с того, что перед подростком открываются новые источники радости, к которым он до этого времени не был восприимчив.
       В. Штерн рассматривал подростковый возраст как один из этапов формирования личности. По Штерну, переходный возраст характеризует не только особая направленность мыслей и чувств, стремлений и идеалов, но и особый образ действий. В. Штерн описывает его как промежуточный между детской игрой и серьёзной ответственной деятельностью взрослого и подбирает для него новое понятие – «серьёзная игра». О «серьёзной игре» можно говорить в том случае, когда налицо имеется объективная серьёзность, которой ещё не соответствует объективно серьёзное содержание деятельности. Такая игра важна для развития подростка, так как в ней он учится «умерять свои цели, закалять свои силы, устанавливать отношение к различным видам интересов, которые в нём бродят и в которых он должен разобраться» [77].
         Э. Эриксон, считавший подростковый возраст самым важным и наиболее трудным периодом человеческой жизни, подчёркивал, что психологическая напряжённость, которая сопутствует формированию целостности личности, зависит не только от физиологического созревания, личной биографии, но и от духовной атмосферы общества, в котором человек живёт, от внутренней противоречивости общественной идеологии [32].
       В другой известной научной концепции – концепции Ж. Пиаже, в возрасте от 11-12 лет и до 14-15 лет осуществляется последняя фундаментальная децентрация – ребёнок освобождается от конкретной привязанности к данным в поле восприятия объектам и начинает рассматривать мир с точки зрения того, как его можно изменить. В этом возрасте окончательно формируется личность, строится программа жизни [32].
         Как уже ранее было отмечено, в отечественной психологии данной проблемой занимались Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин, Л. И. Божович.
В концепции Д. Б. Эльконина подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями. В своей работе «Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков» он отмечает, что особенности развития подростка в этом возрасте проявляются в определённых симптомах и один из них – это трудности в отношениях со взрослыми [32].
         Как отмечает Д.И.Фельдштейн, основной потребностью растущего человека на рубеже детства и взрослости всегда было утверждение себя в обществе, но именно сегодняшняя действительность создала условия для реализации этой потребности через участие подростка в общественно полезной деятельности. Подросток требует признания своей самостоятельности, своего равенства, хотя для этого отсутствуют реальные условия – и физические, и интеллектуальные, и социальные. То есть, только в специально организуемой общественно полезной деятельности создаётся ситуация, в которой подросток вступает в действительно равноправные отношения со взрослыми. А психологическая значимость этой деятельности заключается в том, что в ней он включается в широкую систему взаимоотношений, удовлетворяет свои притязания на отношения со взрослыми.
          Е.С.Шильштейн в статье «Особенности презентации Я в подростковом возрасте» пишет, что в подростковом возрасте расширяются социальные связи субъекта, межличностные отношения становятся более интенсивными, дифференцированными, особенно значимыми становятся отношения со сверстниками [76]. Помимо этого, он отмечает, такие особенности подростков, как обострённая потребность в понимании, формирование альтернативных систем ценностей поведенческих стереотипов по сравнению с родителями; определяющую роль в складывании интегральной самооценки играет межличностное сравнение.
         В работе Е.С.Шильштейна выдвигаются следующие гипотезы:
1.      Базовая роль сферы межличностного общения в подростковом возрасте отражается на структурировании системы личностных конструктов подростка; юношеский возраст характеризуется значительным снижением  влияния этой сферы на формирование системы конструктов по сравнению с подростковым периодом;
2.      Специфика презентации Я в подростковом возрасте связана с определением своего места в структуре межличностного общения;
3.      Существуют базовые характеристики Я, которые свойственны как подростковому, так и юношескому возрасту [76].
         Ещё одна статья, посвящённая подростковому периоду – статья Ярцева Д.В. «Особенности социализации современного подростка». В данной работе говорится о том, что особенности социализации личности подростка в конкретный исторический период влияют на возникновение и протекание подросткового кризиса [80]. Таким образом, становится понятной необходимость изучения влияния изменившихся социально-экономических условий на процесс становления личности в подростковом возрасте. Далее Д.В.Ярцев приводит следующие данные исследований подростков, проводившихся на базе средней школы № 276 Москвы. В результате исследований оказалось, что современный подросток имеет, в целом, эмоционально-позитивное отношение к своей семье. Тем не менее, наблюдается тенденция к некоторой отгороженности подростка от семьи и его нежелание решать свои проблемы, используя советы и опыт родителей. Мы можем сделать вывод о том, что у современного подростка затруднено формирование таких ценностных ориентаций, которые в будущем могли бы способствовать его более успешной социальной адаптации [80].
         Из них в первую очередь мы могли бы назвать такие, как развитие и оптимальное использование своих способностей, привлекательность построения конструктивных и «пластичных» отношений с окружающими людьми, предпочтительность формирования таких привычек потребления, которые бы базировались на разумном использовании материальных благ [80].
          Как уже говорилось выше, подростковый возраст тот период, когда возможны конфликты и разногласия. Так, Е. Мелибруда в статье «Умение разрешать проблемы и конфликты» пишет, что одним из важнейших элементов умения разрешать межличностные конфликты является способность полностью осознавать масштабы и детали разногласий и открыто обсуждать их с партнёром. Здесь же отмечается, что часто случается так, что в тот момент, когда учёба и руководство заканчиваются, ученик приобретает самостоятельность только через конфликт с тем, кто раньше его учил и направлял. Цель такого конфликта – порвать с внешним источником влияния.  В этом, наверное, и проявляется стремление к самостоятельности и самоопределению [20].
          Если же говорить о конфликтах подростков и родителей, необходимо отметить, что они нуждаются друг в друге, и они должны научиться создавать такие отношения в семье, чтобы каждый оказался в выигрыше. Если родитель пытается воспитывать, прибегая к грубости и наказанию (контролирует), то от этого никто не выиграет. Но если родитель и подросток совместно обсуждают все проблемы, ищут конструктивные решения, то ребёнок и сильнее ощущает родительскую заботу о нём.
          В. Сатир в статье «Как наладить отношения с подростком» предлагает определённые советы родителям. Прежде всего, взрослый должен понимать, что быть подростком тяжело. В этот период каждый в семье начинает по-новому видеть окружающих, «все должны как бы заново познакомиться друг с другом». Всё зависит от того, что преобладает в семье – любовь или страх. Далее Сатир предлагает следующее:
1.      Родитель должен чётко изложить подростку свои страхи и опасения, что бы он мог его понять.
2.      Подросток должен честно рассказать о том, что с ним происходит, и постараться сделать так, чтобы ему поверили; он должен тоже рассказать о своих страхах и знать, что его выслушают без критики и осуждения.
3.      Родитель же должен показать свою готовность слушать и понимать; понимание вовсе не означает прощения; оно просто создаёт твёрдую основу, на которой можно строить дальнейшие отношения.
4.      Подросток должен объяснить родителям, что нуждается в том, чтобы они выслушали его, но не давали советов, пока подросток сам не попросит их об этом.
5.      Родитель должен понимать, что подросток вовсе не должен обязательно следовать его советам.
И только при учёте всего этого возможен осмысленный диалог между двумя равноправными людьми и в дальнейшем развитие новых, конструктивных форм поведения [20].
         Мы можем выделить следующие эффективные способы общения с подростком:
* подросток – личность, претендующая на равные со взрослыми права и отношения;
* наибольшим воспитательным влиянием обладает диалогическое общение, где существует равенство позиции взрослого и подростка;
* вступайте в общение, учитывая интересы подростка, ради его интересов и для него;
* предмет разговора должен быть конкретным, затрагивающим суть дела;
* нельзя касаться его личности – возникает круговая оборона, защита своей чести, своего Я;
* больше проявляйте свои чувства, важно, чтобы подросток не только понимал вас, но и принимал;
* принимая самостоятельность подростка, не сводите её к вседозволенности;
* учите подростка самого справляться со своими трудностями;
* смотрите на подростка как на целеустремлённого, прилежного человека, которому взрослый хочет помочь, не навязывая своих советов, но подводя к ним исподволь;
* когда подросток отказывается что-либо делать, используйте технику заезженной пластинки, повторяя свою просьбу снова и снова [20].
         Значит, подростку важно чувствовать, что его любят и ценят, верят в него. Подростку нужен тот, кто мог бы без критики и осуждения выслушать его.
          У подростка есть свой круг интересов, и он часто предпочитает общество сверстников. Но это не означает, что он бросает или отвергает свою семью. Просто в этот период сверстники играют большую роль в его жизни, чем родители. Отец и мать должны найти общий язык с друзьями своих детей, должны понимать, что подросток уже тяготится зависимостью от старших и готовится начать новую жизнь, и необходимо перестать всё время контролировать его.
          Со стороны учителей также необходимо понимание. Согласно Л. С. Выготскому, «учитель может целенаправленно воспитывать детей лишь при постоянном сотрудничестве с ними, с их средой, с их желаниями и готовностью действовать самим вместе с учителем» [16,481].
         Важно также понимать, что в данный период завершается формирование характера с заострением некоторых его черт и последующим сглаживанием. Именно в подростковом возрасте чаще всего проявляются акцентуации характера.
          Далее мы подробно рассмотрим акцентуации характера.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.2. Проблема акцентуаций характера  в психологической литературе
 
         Как и полагается, следует начать с определения характера. Характер в узком смысле слова определяется как совокупность устойчивых свойств индивида, в которых выражаются способы его поведения и способы эмоционального реагирования [43]. Существуют различные типологии характера ( К. Юнг, Э. Кречмер, П. Н. Ганнушкин, К. Леонгард, А. Е. Личко и др. ).
         Первые работы этого направления содержали небольшое число типов. Так, Юнг выделил два основных типа характера: экстравертированный и интравертированный; Кречмер также описал всего два типа: циклоидный и шизоидный. Со временем же число типов увеличилось. У Ганнушкина мы находим уже порядка семи типов характеров; у Леонгарда и Личко – десять-одиннадцать [17].
         Нас же будет интересовать акцентуации характера. По определению Личко, «акцентуации характера – это крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определённого рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим» [43].
         Чаще всего акцентуации характера проявляются именно в подростковом возрасте. В обычных условиях наличие той или иной акцентуации не всегда заметно окружающим, не проявляется в отклонениях поведения и не препятствует благополучной социальной адаптации. Однако, под влиянием стрессов, психотравмирующих ситуаций, жизненных трудностей, которыми достаточно богат подростковый возраст, лица с акцентуациями могут декомпенсироваться. При этом каждый тип акцентуации характера имеет своё «слабое место» и оказывается наиболее чувствительным  и уязвимым в отношении специфических психических травм и жизненных трудностей.
         Приведём описание типов акцентуации характера у подростков (по Личко), выделяя наиболее основные признаки:
Главной особенностью гипертимного типа акцентуации является приподнятое настроение, высокий жизненный тонус, активность и предприимчивость. Такие подростки отказываются подчиняться чужой воле, плохо переносят дисциплинированные требования, к правилам и законам относятся легкомысленно, легко могут переступить грань между дозволенным и запретным. Они не любят одиночества, тянутся в компанию сверстников: стремятся к лидерству, незлопамятны, отходчивы, неразборчивы в выборе знакомств, в общении не испытывают робости, тянутся к приключениям, риску. При хороших способностях успеваемость может быть неровной (из-за неусидчивости, невнимания, отвлекаемости, неаккуратности, недисциплинированности).
Подростки циклоидного типа характеризуются частой сменой настроения, когда фазы подъёма и спада настроения сменяют друг друга. В субдепрессивной фазе фон настроения снижен, отмечаются вялость, упадок сил, повышенная раздражительность. В гипоманиакальной фазе бросаются в глаза активность, живость, легкомыслие, тяга к наслаждениям. Подростки данного типа избегают компаний, переживают тяжело неудачи и неприятности, плохо переносят резкую ломку стереотипов жизни (переезд, смена учебного заведения и т.д.).
Отличительной особенностью лабильного типа является крайняя изменчивость настроения. Самые незначительные события окружающей жизни оказывают на подростка существенное влияние. Малейшая неприятность способна погрузить его в мрачное настроение, а приятные события или только их перспектива – поднять настроение, вернуть веселье. От настроения данного момента зависит самочувствие, сон, аппетит, работоспособность.
Основными чертами же сензитивного типа является повышенная чувствительность и чувство неполноценности. В детстве это выражается в разнообразных страхах (темноты, животных), робости и скованности, боязни любых видов проверок и испытаний. В младших классах медленно привыкают к новому коллективу, в другой переходят неохотно. Учатся обычно старательно, но пугаются всякого рода контрольных работ. Трудности адаптации обычно начинаются с 16 лет. В этот период обостряются две главные черты сензитивного типа: чрезвычайная впечатлительность и чувство собственной неполноценности.
Подросткам с психастеническим типом присуща повышенная тревожность, мнительность, склонность к сомнениям. Психастеник постоянно во всём сомневается, для него трудно принять решение, поэтому он взвешивает каждый шаг, многократно перепроверяет и переделывает уже завершённую работу. Не любят перемен обстановки, новых предметов, незнакомых людей.
В подростковом возрасте все шизоидные черты обостряются. Особенно заметными становятся замкнутость, духовное одиночество, своеобразие и необычность в выборе занятий и увлечений. Внутренний мир почти всегда закрыт от посторонних взоров. Такие подростки не склонны сопереживать, эмоционально холодны. Им недостаёт интуиции.
Особенностью эпилептоидного типа является склонность к возникновению периодов злобно-тоскливого настроения. С этим настроением тесно связаны напряжённость аффекта, взрывчатость, агрессивность. Для них характерны мелочная аккуратность, выполнение всех правил, даже в ущерб делу, педантизм, исполнительность, часто показная. В группе стремятся не к лидерству, а к властвованию над сверстниками.
Безграничный эгоизм и «жажда признания» являются характерной чертой истероидного типа. Подростки этого типа очень чувствительны к реакциям других людей, легко перестраиваются, вживаются в любую роль, стремятся любой ценой добиться внимания, восхищения, удивления, сочувствия или даже ненависти, не переносят только безразличия к своей персоне. В общении со сверстниками претендуют на роль лидера, оказываются вожаком «на час».
Лица неустойчивого типа слабовольны, внушаемы, легко поддаются чужому влиянию, особенно дурному. Внушаемые и безвольные, они не имеет собственных положительных целей и стремлений, а все их поступки определяются случайными внешними обстоятельствами. Завистливые и бесхарактерные, они часто попадают в дурные компании, бросают учёбу.
У детей с астено-невротической акцентуацией характера с детства обнаруживаются признаки невропатии: беспокойный сон, плохой аппетит, ночные страхи, пугливость, плаксивость. В подростковом возрасте разворачивается астено-невротическая акцентуация. Главные черты: повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондрии (фиксации на своём здоровье).
Главная черта лиц с конформным типом – постоянное и чрезмерное подчинение мнению близких людей. Они живут по правилу: думать как все, поступать как все, стараться, чтобы всё было у них как у всех. Лишены индивидуальности в поступках и суждениях.
Необходимо сказать и о связи нарушений общения с акцентуациями характера.
         Нарушение межличностного общения – это обоюдное осложнение общения и обострение отношений, психологическая сторона которого обусловлена предрасполагающими личностными свойствами общающихся [21]. Нарушение общения – это пагубная для отношений смесь дефектного и одновременно деструктивного взаимодействия. Мотивация такого взаимодействия часто бывает неосознанно враждебной и разрушительной.
         Нарушение общения, неспособность к глубокому контакту свойственны людям с определённой личностной направленностью и особой структурой характера. Типичным примером нарушений и является взаимодействие акцентуированных личностей.
         Удовлетворительная адаптация акцентуированных личностей проявляется в безошибочном выборе партнёра для совместной работы и отдыха.
         Исследование В.В.Юстицкого [79], где участвовали подростки разного типа акцентуаций, обнаружило, что в трудных ситуациях истероиды выбирают себе в компанию представителей лабильного, психастенического и циклоидного типов, поскольку те не мешают удовлетворению истероидного эгоцентризма и в силу неуверенности, низкой самооценки представляют собой благоприятную почву для развёртывания поведения.
         «В лабильном подростке истероида, видимо, привлекает, прежде всего, способность к «бескорыстности», умение любить других, отсутствие лидерских претензий. Это качество создаёт наиболее благоприятные условия для проявления эгоцентрической мотивации истероидных людей и особенно любви к себе. От лабильного (и во многом близкого циклоида) он может получить больше всего столь нужных ему проявлений внимания и симпатии. Выполнять ответственное задание лучше с психастеником, который всегда серьёзно относится к делу, имеет чувство ответственности за двоих и доводит всё до конца. На необитаемом острове интереснее быть с другим истероидом, фантазия которого приятно дополнила бы его собственную» [79].
         Важно подчеркнуть, что особенности взаимодействий людей с различными типами акцентуаций характера проявляются в сфере неформального общения.
         И в заключение скажем, что акцентуации характера лежат в основе многих дефектов общения. Поэтому так сложно отучить ребёнка от демонстративности или излишней самоуверенности, от упрямства или стремления во всём поддакивать, привычке не смотреть в глаза при разговоре или теребить своё ухо, почёсывать нос, разговаривать на повышенных тонах или, наоборот, говорить едва слышно. Эти и другие дефекты общения становятся чертой характера, поведенческой привычкой, зачастую выступают в роли спасательной ширмы, за которой скрываются неуверенность, напряжение, тревога.
        Кроме того, что в подростковом возрасте происходит заострение некоторых черт характера, необходимо отметить и то,  что особое влияние на развитие общения и взаимоотношений подростков оказывают механизмы психологической защиты, которые будут рассмотрены нами ниже.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.3. Понятие психологической защиты в трудах зарубежных и отечественных исследователей
 
Психологическая защита как особое психологическое явление, была первоначально изучена Зигмундом Фрейдом. Термин «психологическая защита» впервые появляется в работе «Защитные нейропсихозы» (1894) и трактуется как техника борьбы личности с неприятными  и непереносимыми для сознания мыслями и представлениями, при помощи их минимизации или полном вытеснении из сознания; как особый механизм, ослабляющий напряжение интрапсихического конфликта между бессознательными импульсами и интериоризованными требованиями внешней среды [19].
По его представлению, психологическая защита – это совокупность действий, стратегия, направленная против нарушения Я – психического «органа равновесия», связующего центра различных психических процессов. Защита обращена против внутренних угроз, внутреннего возбуждения и связанных с ним воспоминаний, фантазий, аффектов. Механизмы защиты, являются врожденными, запускаются в экстремальной ситуации, когда возникает угроза проникновения в сознание каких–либо представлений, несовместимых с Я, что и подчеркивал З. Фрейд, говоря о психоневрозах защиты: «… различные невротические расстройства обусловлены действиями Я, его стремлением освободиться от своей несовместимости с тем или иным представлением» [72] .
Пусковым механизмом для активизации защиты служит повышение уровня тревожности, возникающей, когда подавленные желания или воспоминания, пытаются вернуться в сферу сознания. Таким образом, психологическая защита выступает как средство разрешения конфликта между сознанием и бессознательным, то есть выполняет функцию «снятия внутреннего конфликта» и регуляцию поведения человека, повышая его приспособляемость и уравновешивая его психику. Включение механизмов защиты сопровождается ощущением облегчения, снятием напряжения и может привести к появлению стабильных структур, способных длительно функционировать и активизироваться в сходных состояниях.
Согласно теории З.Фрейда, бессознательное и сознание находятся в конфликте, а защита реализует взаимоотношения между ними в этом конфликте. Сознание воздействует на бессознательное посредством вытеснения, что является защитой сознания от неприемлемых инстинктивных влечений. Бессознательное воздействует на сознание, посредством способов защиты, которые трансформируют вытесненные влечения в формы, приемлемые для реализации в поведении и сознании.
Работу Зигмунда Фрейда о механизмах защиты продолжила его дочь Анна Фрейд. В 1936 году в книге «Психология Я и защитные механизмы» она развила психоаналитические идеи о механизмах защиты и показала их роль в формировании психики и личности. По ее мнению, механизмы защиты – это сопряженные с Я автоматические бессознательные механизмы, обеспечивающие защиту личности. «Это деятельность Я, которая начинается, когда Я подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность, они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием». В своей работе А.Фрейд дает подробное описание таких механизмов защиты как вытеснение, отрицание реальности, подавление, фиксация, изоляция, регрессия, проекция, идентификация, реактивное образование, сублимация, замещение, сновидение и рационализация [72].
Инстинктивные требования, от которых защищается Я, довольно часто одинаковы, но причины, по которым Я считает их опасными, могут изменяться. Мотивы защиты, выделенные А.Фрейд, - это тревожность Сверх-Я в неврозах взрослых, тревога в детском неврозе и инстинктивная тревога.
1.                  Тревожность Сверх-Я заключается в том, что некоторые инстинктивные желания стремятся проникнуть в сознание и достичь удовлетворения при помощи Я, которое не сопротивляется этому. Однако Сверх-Я протестует и заставляет Я вступать в борьбу против инстинкта, не рассматриваемого им как опасного.
2.                  Объективная тревога заключается в том, что Я маленького ребенка сражается с инстинктами не добровольно. Его защита активизируется не собственными чувствами, а потому, что Я видит в инстинктах опасность из-за того, что воспитавшие ребенка запретили их удовлетворение и их вторжение влечет за собой опасность наказания.
3.                  Инстинктивная тревога заключается в страхе перед силой инстинктов, если Я чувствует, что защита Сверх-Я покинула его, а требования инстинктов становятся слишком сильными.
Кроме того, А. Фрейд разделила механизмы защиты на группы, выделяя перцептивные, интеллектуальные и двигательные автоматизмы, которые обеспечивают последовательное искажение образа реальной ситуации для ослабления, травмирующего эмоционального напряжения. Однако представления о среде искажаются минимально, то есть находятся в предельно возможном соответствии с реальностью, и в результате нежелательная информация может игнорироваться, забываться или интерпретироваться удобным для человека образом.
Помимо психоанализа способы и механизмы защиты изучались и интерпретировались в различных направлениях психологии: неопсихоанализе, гуманистической и гештальт-психологии и многих других.
Свое понимание способов психологической защиты, специфики возникновения и функционирования защитных механизмов предложил Альфред Адлер. Он выносит истоки психологического конфликта за рамки субъекта и связывает понижение шансов благоприятного развития и возрастания риска формирования неврастенического характера с конкретным социальным окружением. Для А. Адлера внутрипсихический конфликт есть только следствие неверного отношения к ребенку со стороны ближайшего окружения в первые годы жизни. В совместной жизнедеятельности ребенок еще до осознания своего Я усваивает набросок своей будущей жизни, жизненный план, жизненный стиль, который формируется в тот период, когда ребенок еще не обладает ни достаточно развитым языком, ни достаточно развитой системой понятий. Однако, одновременно воспроизводится также чувство своей зависимости, беспомощности и неполноценности [19, 136].
Взамен понятию психологической защиты личности он предлагает конструкт «вредоносная компенсация». Вредоносная компенсация имеет место в становлении невротического характера, при котором реально переживаемое чувство неполноценности превращается в «комплекс неполноценности» как уже устойчивая характерологическая диспозиция. Этот комплекс возникает у ребенка при постоянном переживании неудач в решении актуальных ситуаций и при отсутствии поддержки со стороны взрослого окружения (семьи, школы и т.д.).
А. Адлер, акцентируя социальную обусловленность психологического конфликта, проецировал его фатальную роль на всю последующую судьбу человека. Человек остается объектом неразрешенных в первые годы жизни противоречий и усвоенного «наброска жизни» и не может стать субъектом своего жизненного пути. Согласно Адлеру, ребенок, став взрослым, воспроизводит ту же структуру взаимоотношений, какую он имел, будучи ребенком.
Кроме того, специфику механизмов защиты, рассматривал Карл Роджерс в своей феноменологической теории личности. Роджерс считал, что поведение человека по большей части согласуется с его Я - концепцией, то есть человек стремиться сохранить состояние согласованности самовосприятия и переживания. Таким образом, переживания находящиеся в соответствии с Я-концепцией человека, могут осознаваться и точно восприниматься, а переживания, находящиеся в конфликте, образующие угрозу Я – концепции, не допускаются к осознанию и точному восприятию [24, 351].
По К. Роджерсу, защита – это поведенческая реакция организма на угрозу, главная цель которой сохранить целостность Я – структуры, которая «достигается осознанным искажением переживаний в сознании, чтобы уменьшить несоответствие между переживанием и структурой Я, или отрицанием любого переживания, то есть любой угрозы Я». Следовательно, защита усиливает самоуважение человека и защищает его от надвигающейся опасности угрожающих переживаний. Роджерс предложил только два механизма защиты, использующиеся для сведения к минимуму осознания несоответствия внутри Я или между Я и переживанием: искажение восприятия и отрицание. Защитное поведение сохраняет существующую структуру Я и не позволяет человеку потерять самоуважение. Искажение восприятия используется, когда несоответствующее переживание допускается в сознание в форме, которая делает его совместным с каким – либо аспектом Я – образа человека. Роджерс иногда объясняет такое выборочное восприятие как рационализацию. В случае отрицания, человек сохраняет целостность своей Я – структуры, уходя от осознания угрожающих переживаний. Роджерс указывал, что если отрицание доведено до крайности, то могут иметь место очень тяжелые психологические последствия, как, например, паранойя, бред и многие другие [24].
Своеобразная трактовка способов психологической защиты характерна для гештальт психологии, в которой некоторой аналогией защитным механизмам является прерывание контакта со средой.
Ф. Перлз считает, что универсальным способом взаимодействия человека с окружающей средой является переживание, как целостный сигнал об отношении потребности и среды. Для того чтобы переживать организм должен поддерживать в себе определенный уровень возбуждения, необходимый для обнаружения в среде предмета потребности. Но, к сожалению, человеческий организм обладает способностью не только к саморегуляции, но и к самоманипуляции. Самоманипуляция - способ прекратить нормальный цикл обнаружения и удовлетворения потребности. Это бывает, если человек обнаруживает болезненные или запретные чувства, не обнаруживает чувств вообще и, соответственно, не может сориентироваться, считает, что потребность должна удовлетворяться другими людьми или направляет свои чувства и импульсы не в среду, а на себя. Это называется прерыванием контакта со средой.
Перлз приводит описание нескольких видов универсальных, стереотипных психологических реакций, которые нарушают взаимодействия внутреннего Я с внешней средой. К ним относятся: проекция, изоляция, интроекция, слияние, ретрофлексия и дефлексия. Данные реакции способствуют некритичному, неразборчивому  усвоению  человеком  чужих взглядов, являются способом снятия напряжения контакта со средой.
Большой вклад в изучение психологической защиты и разработку методов её тестирования внес Р. Плутчик, который в своей структурной теории «защиты эго», рассматривал процесс функционирования механизмов защит. Согласно теории, психологическая защи­та выступает как последовательное искажение когнитивной и эмоциональной составляющих образа реальной конфликт­ной ситуации с целью уменьшения эмоциональной напряжен­ности, угрожающей индивиду в случае полного и адекватного отражения реальности. Душевный покой, и со­циальная адаптация достигаются путем блокирования или переструктурирования образа реальности и образа субъекта. Р. Плутчик считает, что наиболее адаптивная защитная стратегия наблюдается у личности с невыраженным уровнем механизмов психологических защит, то есть использование всех защитных стратегий в оптимальных пределах.
В 1979 году, на основе психоэволюционной теории эмоций Р. Плутчика и структурной теории Г. Келлермана, данными авторами была разработана методика «Индекс жизненного стиля. LSI». Данная методика признана наиболее удачным средством в области диагностики защитных механизмов.
Методика позволяет диагностировать систему защит, выявить как ведущие, основные механизмы, так и оценить степень напряженности каждого механизма защит. Авторами был разработан структурный подход и установлена связь между эмоциями, защитами, состояниями, аффектами и диагностическими концепциями.
Как уже говорилось выше, психологическая защита включается автоматически и является неосознанной. Однако личность, будучи социальным и сознательным существом, безусловна способна разрешать внутренние и внешние конфликты, бороться с тревогой и напряжением, руководствуясь сознательно сформулированной программой. Для обозначения сознательных усилий личности, предпринимаемых в ситуации психологической угрозы, используется понятие копинг-поведение, или осознанные целенаправленные стратегии совладания со стрессом и другими порождающими тревогу событиями. Впервые термин «совладание» был использован Л. Мэрфи при исследовании способов преодоления детьми требований, выдвигаемых кризисами развития.
Наиболее подробна концепция механизмов совладания изложена Р.Лазарусом. По его мнению, копинг-поведение возникает при столкновении индивида с теми опасностями, угрозами или требованиями, с которыми он не может справиться при помощи ранее усвоенных и привычных форм поведения.
Р.Лазарус выделяет следующие этапы копинг-поведения:
1) первичная оценка ситуации как когнитивный процесс с эмоциональными компонентами;
2) вторичная оценка альтернативных возможностей решения проблемы. При этом оцениваются собственные возможности, а так же возможная поддержка со стороны окружающих.
3) третичная оценка ситуации или переоценка ситуации, при которой наблюдаются новая постановка задачи и выбор новых альтернатив поведения вследствие предыдущих неудач или получения новой информации.
В рамках теории Р.Лазаруса копинг-поведение рассматривается как деятельность личности по поддержанию баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям, с точки зрения выполнения им двух основных функций: регуляции эмоций и управлении проблемами, вызывающими дистресс. Копинг, нацеленный на эмоции, определяется как когнитивные, эмоциональные и поведенческие усилия, с помощью которых личность редуцирует эмоциональное напряжение. Усилия, с помощью которых личность пытается устранить влияние стрессора, определяются как копинг, нацеленный на проблему [19].
Р.Лазарус различает активное и пассивное копинг-поведение. Поведение, направленное на устранение или уменьшение интенсивности стрессирующего фактора, изменение стрессовой связи с собственной физической или социальной средой, является активным копинг-поведением. Пассивное копинг-поведение направлено на интрапсихические способы преодоления стресса, являющиеся защитными механизмами, предназначенными для совладания с эмоциональным возбуждением, прежде чем изменится стрессовая ситуация.
Копинг-поведение реализуется на базе копинг-ресурсов при помощи копинг-стратегий. Копинг-ресурсы – это набор  характеристик личности и  социальной среды, позволяющих осуществлять оптимальную адаптацию к стрессовым ситуациям. Сюда относятся социальная поддержка, «Я– концепция», позитивная самооценка, низкий нейротизм, интернальный локус контроля, оптимистическое мировоззрение, эмпатический потенциал, аффилиативная тенденция и другие психологические конструкты. Копинг-стратегии – это актуальные ответы личности на воспринимаемую угрозу. Это выработанные сознательные средства совладания с реальностью мира, помогающие увязать «Я»-идеальное и «Я»-реальное в конкретных жизненных отношениях, реализующихся через деятельность во всех сферах: семье, работе, учебе, межличностном общении и т.д.
Таким образом, можно сказать, что защитные механизмы психики в зарубежной психологии были объектом исследования в самых различных областях психологического знания и в разных парадигмах научного объяснения. Психологическая защита — это реальное психическое явление, открытое и описанное впервые в парадигме психоанализа. Но в развитии этого научного конструкта заинтересованы не только представители глубинной психологии и психотерапии. Идея психологической защиты относится к числу тех эвристических представлений, отказ от которых лишь только обеднит психологическую теорию и практику.
        В отечественной психологии явление психологической защиты рассматривается как с общепсихологических позиций, так и в прикладном значении. Активно обсуждаются те или иные особенности психологической защиты. Выделяются способы психологической защиты, защитные процессы и защитные механизмы, невротическая психологическая защита и психотическая защита; помимо классического набора защитных механизмов (вытеснение, отрицание, рационализация, проекция, регрессия и другие) некоторыми авторами вводятся другие механизмы защиты (переоценивание, дисфорическая защита и другие).
        Различными авторами психологическая защита определяется как:
- психическая деятельность, направленная на спонтанное изживание последствий психической травмы (В.Ф.Бассин, В.Е. Рожнов);
- способы переработки информации в мозге блокирующие угрожающую информацию (И.В.Тонконогий);
- механизм адаптивной перестройки восприятия и оценки, выступающей в случаях, когда личность не может адекватно оценить чувство беспокойства, вызванное внутренним или внешним конфликтом, и не может справиться со стрессом (В.А.Ташлыков);
- механизмы, поддерживающие целостность сознания (В.С.Ротенберг);
- механизм компенсации психической недостаточности (В.М.Воловик, В.Вид);
- пассивно-оборонительные формы реагирования в патогенной жизненной ситуации (Р.А.Зачепицкий);
- динамика системы установок личности в случае конфликта установок (Ф.В.Бассин).
Отрицательные последствия использования психологической защиты рассматривал Ф. Е. Василюк [24]. Он разводит: цели защитных механизмов, направленных на стремление избавить человека от рассогласованности чувств, предохранение его от осознания нежелательной информации и устранение негативных психических состояний тревоги, страха и т.д., и цену, которую платит человек за использование защитных механизмов, которые представляют собой неосознанные и вынужденные процессы отражения и регуляции. Конечный результат их использования выражается в дезинтеграции поведения, самообмане, мнимом разрешении конфликта или неврозе.
Р. М. Грановская отмечает, что психологическая защита тормозит полет творческой фантазии, работу интуиции, то есть выступает в качестве барьера, сужающего полноценное восприятие и переживание мира. Вместе с И.Я.Березной Грановская описывает психологическую защиту как организацию ловушек, где происходит преобразование опасной и тревожной для личности информации: наиболее опасная информация не воспринимается, а менее опасная искажается в удобную для личности. Данные авторы говорят о положительной роли психологической защиты, которая, заключается в ограждении сознания от информации, способной разрушить целенаправленное мышление, настроенное на решение проблемы в соответствии с отображаемой картиной ситуации.  Психологическая защита рассматривается как система, стабилизирующая личность, направленная на устранение отрицательных эмоций, тревоги, которая возникает при рассогласовании имеющейся картины мира с новой и неожиданной информацией. Защитные механизмы поддерживают внутренний мир человека в некоторой гармонии с внешним миром за счет внутренних перестроек, приводящих к устранению из восприятия и памяти травмирующей информации. Однако одновременно с этим Грановская говорит о том, что действие механизмов психологической защиты направленно на сохранение внутреннего равновесия путем вытеснения из сознания того, что угрожает системе ценностей человека и его внутреннему миру, что в свою очередь мешает самоусовершенствованию человека [19].
Психологическая защита, несмотря на ее роль в снятии напряжения, нарушает адаптацию личности, поскольку отдаляет субъекта от реальности, не позволяет ему осознать собственные проблемы и конфликты. Целесообразность психологической защиты объясняется тем, что она в какой-то степени снимает напряжение, тревогу, может временно разрешить внутренний конфликт. Но, убегая от реальности, защищаясь тогда, когда необходимо осознать собственные конфликты и невротические особенности (например, страхи и фобии), человек упускает возможности развития и более адекватного приспособления к реальности.
Каменская выделяет ряд положительных функции механизмов защиты, куда относит:
- нормализацию социальных отношений и взаимодействий;
- ослабление противоречия, связанного с трудно исполняемыми социальными ролями, противоречащими желаниям и потребностям человека;
- ослабление эмоцио­нального напряжения, возникающее в результате столкнове­ния мотиваций и сопровождающих их эмоций;
Механизмы психологической защиты функциони­руют таким образом, что примирение человека с реально­стью происходит за счет постоянного искажения восприни­маемой и оцениваемой информации. На основании этого В. Г. Каменская разделяет способы психологической защиты на группу рациональных и группу нерациональных. К рациональным (конструктивным) она относит следующие: сублимацию, рационализацию, иронию, интеллектуализацию, компенсацию и идентификацию. Данные способы психологической защиты снижают напряженность, приспосабливают человека к ситуации, помогают сохранить самооценку на постоянном для личности уровне. Рациональные способы защиты способствуют сохранению психологического равновесия и здоровья, позволяют человеку адекватно и творчески взаимодействовать с миром. К группе нерациональных, относятся такие способы защиты как вытеснение, отрицание реальности, подавление, изоляция, регрессия, расщепление, проекция, реактивное образование, замещение, смещение, фиксация. Использование данных механизмов не может полностью защитить личность от травмирующих факторов, может повлечь за собой различные нарушения поведения и психического развития, различные формы дезадаптации [27].
Общей чертой в традиционном психоаналитическом представлении о психологической защите является их внутриличностная локализация: «это одна из сторон протекания внутренней борьбы, в которой Я защищает себя от разрушения в конфликтах между сознанием и бессознательным».
Далее нами будут наиболее подробно рассмотрены особенности проявления механизмов психологической защиты в подростковом возрасте.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.4. Особенности проявления механизмов психологической защиты в подростковом возрасте
 
А. Фрейд характеризовала подростковый возраст как период внутреннего конфликта, пси­хической неуравновешенности и неустойчивого, противоречивого поведения. Одним из самых заметных изменений, происходя­щих в пубертатный период, является усиление инстинктивных влечений: его основным источником является половое созревание, сопровождающееся возрастанием интереса к половой сфере и вспышками сексуального влечения.
В юности новый всплеск энергии инстинктов непосредственно противостоит способности разумно рассуждать и силам самосознания индивида. Если конфликт между Оно, Я и Сверх-Я не разрешается в юности, то его последствия могут быть разрушительными для эмоциональной сферы инди­вида. Однако Анна Фрейд считает, что гармония между Оно, Я и Сверх-Я возможна, и у большинства нормальных юношей и девушек она в конце концов наступает. Для этого необходимо, что­бы Сверх-Я успело достаточно развиться в течение латентного периода, одна­ко без чрезмерного подавления инстинктов, вызывающего повышенное чув­ство вины и тревоги; чтобы уладить конфликт, Я должно обладать достаточ­ной силой и умом.
По мнению А. Фрейд, у ребенка каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретными инстинктивными побуждениями и связан, таким образом, с определенной фазой индивидуального развития. Побудителем их формирования выступают возникающие в онтогенезе многообразные типы тревоги, типичные для детей. Сюда относят реакции беспокойства на физический дискомфорт, страх разлуки и самостоятельности (одиночества, темноты, замкнутых пространств), страх смерти (нападения, заболевания, смерти родителей, сказочных персонажей, стихии и пр.), страх подчинения (быть наказанным, быть пристыженным, утратить расположение), страх изменения [72].
Подобно всем другим психическим процессам, защитные механизмы имеют свои объективные проявления - внешне наблюдаемые и регистрируемые признаки на уровне действий, эмоций или рассуждений человека. Спецификой становления детской системы защиты является то, что первоначально она проявляется за счет и на уровне двигательных (поведенческих) реакций при участии элементарных психических функций. Эти постепенно усложняющиеся автоматические изменения поведения, возникающие в ответ на травмирующие воздействие, раздражитель, впечатление, обеспечивают приспособляемость ребенка к новой жизненной ситуации. Поведенческие реакции экспрессивны, доступны внешнему наблюдению и регистрации, поэтому не только позволяют осуществлять определенные изменения во внешней среде, но и привлекают к себе внимание окружающих взрослых.
Позднее формируются защитные механизмы, в реализации которых принимают участие в первую очередь психические функции: от восприятия и эмоций до памяти и мышления. Такие защитные процессы позволяют ребенку адаптироваться к среде не за счет изменения внешнего мира, а за счет внутренних изменений — трансформации внутренней картины мира и образа самого себя.
К типичным детским защитным реакциям (внешне наблюдаемым, регистрируемым бессознательным поведенческим паттернам) А. Фрейд  относит: отказ, оппозицию, имитацию, компенсацию, эмансипацию и самоограничение.
Отказ - это самая ранняя форма защитного поведения. В ее основе лежит невозможность удовлетворения базисных потребностей в безопасности и защищенности. Пассивный протест можно понимать как элемент более глобальной защитной поведенческой стратегии отдаления (отделения), сущность которой составляют подсознательные защитные автоматизмы изоляции и отрицания. Данная защита проявляется в отстранении от общения с близкими людьми, отказе от выполнения различных просьб взрослых. Решающее значение для формирования этого защитного механизма имеет эмоциональное отвержение со стороны взрослых. В основе эмоционального отвержения лежит осознаваемое или неосознаваемое отождествление родителями подростка с какими-либо отрицательными моментами в собственной жизни. Подросток в этой ситуации может ощущать себя помехой в жизни родителей, которые устанавливают в отношениях с ним большую дистанцию.
Оппозиция - активный протест ребенка против норм и требований взрослых - наблюдается при утрате или снижении внимания со стороны близких. Развитию личности в максимальной степени способствует уверенность в том, что ничто не сможет нарушить отношений любви и привязанности. Когда эта уверенность подрывается - возникает оппозиция.
Реакции этого типа характеризуются большим разнообразием и интенсивностью проявлений. К ним относят взрывные реакции со вспышками гнева, разрушительными действиями и агрессией, общее двигательное возбуждение с временным сужением сознания, злонамеренные поступки, прямо или косвенно причиняющие вред обидчику. Иногда реакция активного протеста развивается медленно и накапливающееся возбуждение разряжается отдельными враждебными поступками, повреждением или уничтожением вещей «обидчика», нанесением телесных повреждений или оскорблениями, наговорами, мучительством животных. Если эта защитная реакция сохраняется у подростков, то она может проявиться в непонятных кражах, преувеличенном интересе к алкоголю, наркотикам, в суицидных демонстрациях.
Имитация - это незрелая форма идентификации. Она существенно отличается от идентификации тем, что является целостной. Незрелость обнаруживается в выраженном стремлении подражать определенному лицу, любимому герою, во всем. Поэтому нередко имитацию рассматривают как процесс эмоционального и иного самоотождествления человека с другим человеком, группой, образцом . З.Фрейд и А.Фрейд описали многочисленные случаи защитной имитации, являющейся психологическим механизмом преодоления тревожности. Типичными являются «идентификация с агрессором» - процесс уподобления и отождествления с человеком, к которому подросток относится негативно [72].
Повышенная эмоциональность и глобальность восприятия способствуют созданию у ребенка (с помощью имитации) кумиров и созреванию идеалов. В этом
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.