На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Проблемы взаимных расчетов стран СНГ

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 01.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

Министерство образования  и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального  образования
«Курский  государственный университет»
 
 
 
Факультет Экономики и менеджмента
Кафедра Экономики
Специализация Бухгалтерский учет, анализ и аудит
Заочная форма обучения
 
 
 
 
Курсовая
 
 
 
 «Проблемы взаимных расчетов стран СНГ»
 
 
 
 
 
 
 
 
Выполнила:
студентка экономического факультета
1 курса внебюджетного отделения
Набиева Сабина Айатовна
Научный руководитель:
Сукманов Эдуард Валентинович
 
 
 
 
 
 
Курск 2012
 
 
Содержание
Введение………………………………………………………………………….3
    Проблема экономической интеграции стран СНГ………….………….5
    Проблемы развития экономик стран СНГ и проблемы внешней торговли…………………………………………………………………16
    Проблемы торгово-экономического сотрудничества……………….22
    Укрепление и развитие межрегиональных связей…………………...26
    Инвестиции в переходной экономике…………………………………37
    Итоги деятельности СНГ за 20 лет и задачи на перспективу……….42
Приложение…………………………………………………………………….53
Список используемой литературы……………………………………………
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
В последнее  время одной из главных тенденций  в мировой экономике стало  образование интеграционных объединений. У одних групп стран - это получается хорошо, у других – сопряжено с определенными проблемами. К ним относятся и государства - участники СНГ.
 Они  обладают большим природным и  экономическим потенциалом, который  даёт им значительные конкурентные  преимущества и позволяет занять  достойное место в международном  разделении труда. Они располагают  16,3% мировой территории, 5% – численности населения, 25% - запасов природных ресурсов, 10% - промышленного производства, 12% - научно-технического потенциала, 10% - ресурсообразующих товаров. Среди них пользующиеся спросом на мировом рынке: нефть и природный газ, уголь, лес, цветные и редкие металлы, калийные соли и прочие ископаемые, а также запасы пресной воды и земельные массивы, пригодные для земледелия и строительства.
 Только разведанные месторождения нефти в России составляют 13% мировых, в Азербайджане - более 10%, в Казахстане и Туркменистане - около 10%. В России сосредоточено около 35% мировых запасов природного газа, в Азербайджане, Туркменистане, Казахстане и Узбекистане - почти 20%. По суммарной добыче каменного и бурого угля Россия, Украина и Казахстан занимают второе место в мире. Основные запасы алмазов, бокситов, медных, никелевых, кобальтовых и оловянных руд находятся в России. Большие залежи железной руды, бокситов, медных руд расположены на Украине, в Казахстане. В России и Белоруссии находятся крупнейшие в мире лесные массивы (1/4 лесов земного шара) и запасы калийных солей.
 При таком богатстве природными ресурсами и огромном потенциале этих стран, у них имеется огромное количество экономических проблем, связанных в первую очередь с неумением (или нежеланием) этих стран работать сообща, как это подобает странам, входящим в Содружество, да и просто долгие года просуществовавшим неотрывно друг от друга.
 Рубеж  XX и XXI веков характеризуется,  существенным возрастанием экономической  взаимозависимости государств планеты. Это усиливает нестабильность в мировом экономическом пространстве. В условиях глобализации целенаправленно укрепляет позиции наш исторический и географический сосед - Европейский союз, развивая интеграцию своих участников вглубь и вширь. А что же СНГ? Ему похвастать пока нечем. Целью данной работы является рассмотрение сложившейся ситуаций и попытка рассмотреть некоторые экономические проблемы, сложившиеся в Содружестве, определить преграды, стоящие перед странами Содружества, мешающие их экономикам включиться в мировое хозяйство.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Проблема экономической интеграции стран СНГ
 
 Когда  распался Советский Союз, сохранение  многовековых экономических связей  между новыми независимыми государствами  большинству их руководителей  (за исключением лидеров стран  Прибалтики) представлялось задачей  первостепенной важности, хотя глубинные  мотивы этого были различными. Для одних новорожденных государств, в том числе для России, важно  было сохранить традиционные  рынки сбыта своих неконкурентоспособных  готовых изделий, для других  – как можно дольше сохранить  сложившуюся в недрах командно-распределительной  экономики систему явного и  скрытого донорства в пользу  менее развитых союзных республик  за счет более развитых.
 Тогда  казалось, что сохранить целостность  постсоветского экономического  пространства не составит труда.  Ведь здесь давно сложились устойчивые межреспубликанские хозяйственные связи, а между новорожденными государствами еще не было никаких торговых барьеров, на первых порах существовала единая валюта, действовали единые технические стандарты, сертификаты качества товаров и т. п. Наконец, все это пространство связывалось развитой транспортной и коммуникационной инфраструктурой, единой энергетической системой и единым языком межнационального общения.
 Казалось  бы, в СНГ куда больше предпосылок  для интеграции, чем в Евросоюзе,  где все начиналось чуть ли  не с нуля. Однако упускались  из вида два важнейших обстоятельства.
 Во-первых, переход от командно-распределительной экономики к рыночной перемещает национальные хозяйства стран СНГ в совершенно иную систему координат, где действуют принципиально новые правила игры. Здесь появляются такие неведомые бывшим союзным республикам факторы, как национальная конкурентоспособность; свободный выбор внешнеэкономических партнеров не только в ближнем, но и, что особенно важно, в дальнем зарубежье; асимметрия национальных экономических интересов, обусловленная разным уровнем технико-экономического развития стран, разной структурой их производства, и многие другие.
 Во-вторых, реально интегрироваться способны далеко не все страны. Дело в том, что основой реального интегрирования национальных экономик является высокий уровень индустриализации и диверсификации производства и обмена, когда страны взаимодополняют друг друга в широком диапазоне самых разнообразных товаров и услуг, когда внутриотраслевая торговля достигает высокого уровня, дополняя и даже вытесняя межотраслевую торговлю. Лишь на таком этапе технико-экономического развития страны все теснее привязываются друг к другу тысячами торговых, производственных, финансовых и прочих связей и все более превращаются в целостный экономический организм.
 Понятно,  что такое их сращивание достигается  лишь на весьма продвинутом  этапе развития обрабатывающей  промышленности и прежде всего  ее высокотехнологичных отраслей.
 Напротив, аграрно-сырьевые страны, производя  в значительной мере схожий  ассортимент продуктов, выступают  по отношению друг к другу  не столько как взаимодополняющие  партнеры, сколько как конкуренты. Поэтому они не открываются  навстречу друг другу, а напротив, стремятся друг от друга отгородиться  и искать рынки сбыта для  своих товаров в других, более  развитых регионах мира.
 Эта  закономерность международного  экономического интегрирования  убедительно подтверждается полувековой  практикой. Интеграция успешно  прогрессирует лишь между развитыми  странами Западной Европы и  Северной Америки, кое-что удается достичь в этом направлении индустриально продвинутым странам Латинской Америки. Но около трех десятков "зон свободной торговли", "таможенных союзов", и "общих рынков" в остальных развивающихся регионах мира на протяжении многих десятилетий остаются пустоцветами. И это естественно: в Западной Европе и Северной Америке свыше 3/4 экспорта приходится на готовые изделия, в том числе 40-50% - на продукцию машиностроения, обладающую повышенной способностью связывать страны-партнеры узами международного разделения труда. В меньшей степени подготовлена такая материальная почва для интегрирования в Южной Америке, еще меньше - в регионе СНГ, который по отраслевой структуре своего экспорта, особенно экспорта машин и транспортных средств, тяготеет не к Западной Европе или Северной Америке, а скорее к Ближнему Востоку или Африке, где, начиная с 60-х годов, не удалась ни одна из многочисленных попыток интегрирования.
 Не  удивительно, что, несмотря на  все усилия интеграторов и  на отдельные примеры относительно  удачного хозяйственного взаимодействия  стран СНГ на двусторонней основе, экономическое пространство Содружества неуклонно расползается по швам. Общепризнанным показателем интенсивности межстрановых экономических связей является доля их взаимной торговли в общем объеме товарооборота со всеми странами мира. В этом показателе находит отражение и уровень технико-экономического развития стран - партнеров, и масштабы обмена инвестициями, и состояние производственного кооперирования их предприятий, и многие другие аспекты реального сращивания их национальных экономик.
 Еще  важнее, с точки зрения интеграции, процентное отношение объема  взаимной торговли (либо взаимного  экспорта) стран-партнеров к совокупному  объему их ВВП. Этот показатель  характеризует степень экономической  открытости стран по отношению  друг к другу. Расчеты показывают, что такое взаимосцепление убывает еще быстрее, чем доля взаимной торговли стран Содружества . В целом по СНГ этот показатель с 1990 г. упал в 6,4 раза, в том числе у России - в 7,3 раза. Это значит, что национальные хозяйства этих стран все более обособляются друг от друга.
 Иначе  говоря, неуклонно углубляется их  дезинтеграция.
 Положение  усугубляется тем, что в товарообороте  внутри СНГ доля готовых изделий,  в особенности машин и транспортных  средств неуклонно уменьшается,  а доля базовых ресурсов растет. С 1991 г. по 2010 г. удельный вес базовых ресурсов во взаимном экспорте СНГ возрос в 2,5 раза, в том числе топлива и сырья – более чем вчетверо. В то же время доля машин и транспортных средств упала в 1,5 раза, а изделий легкой промышленности – в 2,5 раза.
 Это  происходит, прежде всего, из-за  неконкурентоспособности местных  готовых изделий по сравнению  с аналогами, импортируемыми из  дальнего зарубежья. И рядовые  потребители, и инвесторы предпочитают  покупать пусть более дорогие,  но зато качественные и надежные  товары, изготовленные в развитых  странах рыночной экономики, где  конкуренция вынуждает производителей  постоянно совершенствовать свою  продукцию. Импортируемые из дальнего  зарубежья товары как бы выдавливают  готовые изделия из внутрирегионального товарооборота Содружества, что ведет к возрастанию в нем доли топливно-сырьевых ресурсов, металлов и других базовых товаров.
 Таким  образом, объективные предпосылки  для интегрирования национальных  экономик здесь не улучшаются, а ухудшаются. С одной стороны,  для взаимной торговли остаются  все больше аграрные и топливно-сырьевые  товары, которые, как уже сказано,  далеко не способствуют интеграции  национальных экономик. С другой  стороны, именно такие товары  наиболее конкурентоспособны на  мировых рынках, поскольку их  качество определяется в основном  самой природой и потому всюду  более или менее одинаково, а издержки их производства в Содружестве достаточно низки по мировым меркам. Поэтому их конкурентоспособность в странах дальнего зарубежья гарантирована.
 В  таких условиях производители  базовых ресурсов закономерно  устремляются на рынки этих  стран, тем более, что там экспортные цены значительно выше, чем внутри стран СНГ или в торговле между ними.
 Естественно,  что наибольшая переориентация  на дальнее зарубежье наблюдается  у тех стран СНГ, которые  располагают такими природными  ресурсами и мощностями по  их добыче. Это, прежде всего,  Азербайджан, экспорт которого  в дальнее зарубежье в 2010 г. состоял на 93% из нефти, ее производных и других минеральных продуктов; Россия (доля нефти и других минеральных продуктов - 55,4%); Украина (черные и цветные металлы - 45%, минеральное сырье -10%); Казахстан (металлы - 34%, минеральные продукты - 54%); Узбекистан (хлопок - около 80%); Таджикистан (минеральные ресурсы - 61%, цветные металлы - 56%). Характерно, что быстрый рост в последние годы доли дальнего зарубежья в экспорте Армении, Украины и Казахстана в значительной мере обусловлен увеличением в его структуре удельного веса продукции базовых отраслей и уменьшением удельного веса готовых изделий.
 Напротив, те страны СНГ, в экспорте которых значительное место занимают готовые изделия и пищевые продукты, например, Белоруссия или Молдавия не очень преуспели в освоении рынков за пределами СНГ и по- прежнему большую часть своего неконкурентоспособного в дальнем зарубежье экспорта направляют в страны Содружества. То же отчасти относится к Киргизии. В этом одна из основных причин относительно умеренной переориентации этих четырех стран на дальнее зарубежье.
 Ограниченность  выхода этих стран за пределы  СНГ как экспортеров обусловливает  и относительно скромный удельный  вес дальнего зарубежья в их импорте. Это означает, помимо прочего, и ограниченность их возможностей ввозить новейшее оборудование для переоснащения собственной промышленности на уровне мировых стандартов. Следовательно, у таких стран заторможенный выход на рынки дальнего зарубежья является, по-видимому, долговременной тенденцией, предопределяющей длительную их ориентацию на рынок СНГ.
 Но  почему до самого последнего  времени такие типичные экспортеры  топлива и цветных металлов, как  Туркмения, Киргизия и Казахстан  отставали от других стран  Содружества по степени выхода  на рынки дальнего зарубежья?
 Они  могли бы не менее успешно,  чем Азербайджан или Россия  сбывать там свои минеральные  ресурсы, если бы существовала  соответствующая транспортная инфраструктура. В свое время она создавалась  так, чтобы обеспечивать топливом  и сырьем основные индустриальные  регионы СССР – Центр, Урал, Алтай, Донбасс и т. п. Необходимые  для перевозки таких крупнотоннажных  грузов железнодорожные и трубопроводные  магистрали, которые связывали бы  эти континентальные республики  с дальним зарубежьем, почти отсутствуют.
 Попытки  же Туркмении поставлять свой  газ в Европу через российские  газопроводы оказались разочаровывающими.  Такие магистрали постепенно  вводятся в строй, и это,  скорее всего ускорит переориентацию Центральноазиатских стран на рынки Китая, Турции, Ирана и другие регионы дальнего зарубежья. И их внешнеэкономические предпочтения закономерно еще более переместятся с России и СНГ в целом на дальнее зарубежье.
 Поэтому  национальные экономики стран  СНГ продолжают "разбегаться"  в разные стороны. Россия, конечно,  все еще остается главным центром  экономического притяжения для  остальных стран Содружества.  Но ее доля в экспортных поставках даже ближайших соседей (Белоруссии, Украины, Молдавии и Казахстана) неуклонно снижается. Еще быстрее ослабевают торговые связи между остальными странами СНГ.
 Минувшее  десятилетие показало, что объективные  условия для интегрирования экономик  стран СНГ не улучшились, а  значительно ухудшились, не говоря  уже о том, что их хозяйственные  механизмы в большинстве случаев  стали менее схожими, а значит, и менее совместимыми, чем были  в начале 90-х годов. Так, по  оценкам Европейского банка реконструкции  и развития, в 2010 г. доля частного сектора в формировании ВВП Армении и России составляла 80%, Казахстана и Украины - 65%, Азербайджана и Киргизии - 60%, Молдавии и Таджикистана - 50%, Узбекистана - 45%, Туркмении - 25%, а Белоруссии - лишь 20%. Можно ли интегрировать белорусскую экономику с российской, если участие государства там в 5 раз выше, чем у нас? Или хотя бы с украинской и казахской, где оно в 3,3 раза меньше, чем в Белоруссии? В таких условиях не приходится рассчитывать на то, что ситуация с экономическим интегрированием этих стран в ближайшем будущем может измениться к лучшему.
 Вопреки  таким реалиям ряд стран СНГ  упорно стремится переломить  дезинтеграционные процессы. И делают  это путем последовательного  усложнения выдвигаемых задач  и расширения полномочий интеграционных  институтов.
 Обратите  внимание: вначале (правда, после  явного провала Соглашения 1992 г.  о принципах таможенной политики) предполагалось создать зону  свободной торговли. Это наиболее  простая и приемлемая для всех  форма организации взаимного  товарообмена, которая связывает  тарифно-таможенную политику государств-членов  только в части их взаимной  торговли, оставляя полную свободу  действий в отношении всех  других торговых партнеров. Вполне очевидно, что чем большая доля внешнеторгового оборота страны ориентирована на таких "внешних" партнеров, тем меньше ей хочется связывать себе руки в отношениях с ними единой тарифно-торговой политикой.
 Однако, несмотря на возрастание такого  объективно тормозящего фактора,  в 1995-1996 гг., как уже сказано,  пять стран во главе с Россией,  не доведя до конца формирование  зоны свободной торговли, решают  создать таможенный союз. Это  обязывает всех его участников  иметь единую таможенную территорию  и, соответственно, единый тарифный  барьер по отношению к третьим  странам, а следовательно, и проводить единую внешнеторговую политику в отношении всего остального мира. Тем самым должен быть положен конец самостоятельности государств-членов "пятерки" в их торговых отношениях с прочими странами. Это, естественно, идет вразрез с их национальными экономическими интересами.
 Ведь  менее индустриализированные страны  СНГ предпочитают не вводить  высоких импортных пошлин на  готовые изделия (например, на  автомобили) из дальнего зарубежья,  тогда как Россия, Белоруссия  и некоторые другие развитые  государства Содружества, напротив, заинтересованы в создании внутри  таможенного союза тепличных  условий для своей обрабатывающей  промышленности. Поэтому в таможенный  союз в 1995-1996 гг. удалось включить  только пять стран. Но и в  таком узком составе каждая  из них настаивает на длинном  списке изъятий из единого  согласованного тарифа, оставляя  для себя солидные бреши в  этом барьере. Не удивительно,  что за шесть лет существования  "пятерки" удалось согласовать  лишь 10% единых импортных тарифов.  Вместе с 50% изначально совпадавших это дает 3/5, но остальные 2/5 затрагивают жизненно важный для каждой страны-участницы импорт и не поддаются приведению к общему знаменателю. А коли так, то единый тарифный барьер в целом ввести невозможно.
 Тогда  решили преобразовать несостоявшийся  Таможенный союз в Евразийское  экономическое сообщество, предполагающее  еще более высокую степень  интеграции. При этом предпринята  попытка ужесточить процедуру  принятия коллективных решений:  принцип единогласия заменен  принципом квалифицированного большинства.  Теоретически это позволяет той  или иной коалиции стран внутри "пятерки" навязывать свою  волю колеблющимся или строптивым  ее членам.
 Наконец,  новая инициатива еще более  амбициозна, поскольку единое экономическое пространство - это не только общая таможенная территория, но и общий рынок услуг, капиталов и рабочей силы, что в принципе предполагает либо теснейшую увязку рыночных курсов национальных валют, либо введение единой валюты типа евро в ЕС. Кроме того, это предполагает единую модель хозяйствования и очень близкие политические режимы высокоразвитой демократии. Примечательно, что и в этом случае не обошлось без усиления надгосударственного начала: объявлено о намерении создать межгосударственную комиссию по торговле и тарифам, независимую от национальных правительств. Похоже, что в этом плане мы окажемся впереди планеты всей. Органов, независимых от государств-членов, нет ни в ЕС, ни в одном другом интеграционном объединении.
 Итак, интеграция в странах Содружества  тормозится по следующему ряду  причин:
. неготовность  стран Содружества к самостоятельной  экономической деятельности;
. неконкурентоспособность  товаров, выпускаемых в странах  СНГ, по сравнению с более  качественными зарубежными товарами, или же невыгодность продажи  некоторых товаров внутри Содружества  из-за их более высокой цены  за его пределами;
. несовпадение  целей, преследуемых разными странами  Содружества;
. невозможность  (на данном этапе) создания  единого экономического пространства  и таможенного союза.
 Все  это препятствует интеграции  внутри СНГ и делает сложным  вливание национальных экономик  в мировое хозяйство.
 Таким  образом, на протяжении уже  десяти лет на постсоветском  пространстве наблюдается уникальное  явление: чем меньше страны  СНГ по объективным причинам  способны к реальному интегрированию, тем более неподъемные интеграционные  проекты выдвигаются и тем  больший упор делается на институционально-административный  ресурс. Вектор реального экономического развития и вектор политических усилий направлены в противоположных направлениях. Похоже, что лидеры "пятерки", "четверки" и российско-белорусской "двойки" рассчитывают переломить ситуацию волевыми приемами. Возможно, сказывается то, что и лидеры, и в целом политические элиты стран СНГ воспитывались в эпоху, когда все экономические процессы происходили "по воле партии и правительства". Но пора бы уже усвоить, что законы экономики столь же объективны и неумолимы, как законы физики или химии. Через колено их не переломишь. Сколько бы ни переименовывались их многосторонние объединения, как бы ни переделывались их межправительственные организации, повернуть вспять объективно обусловленный процесс дезинтеграции экономического пространства Содружества невозможно.
 В  этих условиях единственно разумным  является ориентация на обычные  двусторонние торгово-экономические  отношения, какие Россия и другие  государства СНГ успешно развивают  со странами Прибалтики, Восточной  Европы,
 Южной  и Восточной Азии. Такая модель  отношений внутри Содружества  фактически давно сложилась. И  лучше бы, не наступая раз за  разом на одни и те же грабли, эффективно использовать эту оправдавшую себя форму сотрудничества.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Проблемы развития экономик стран СНГ и проблемы внешней торговли.
 
 В 1991 г. все государства СНГ начали экономические реформы, которые характеризуются как общими (либерализация цен и внешнеэкономической деятельности, стремление к конвертируемости национальных валют, приватизация государственной собственности), так и специфическими (преодоление внешней зависимости в сырьевой, продовольственной, военной и других областях) мерами. Но либерализация цен обусловила неэффективность многих кооперационных связей, а либерализация, внешнеэкономической деятельности выявила неконкурентоспособность большинства производств.
 Приватизация  собственности породила неуправляемость  и безответственность в экономической  сфере.
 Существенно  ограничивают возможности интеграции складывающиеся в странах Содружества экономические и социальные условия: неравномерность распределения экономического потенциала, усиливающаяся недостатком топливно-энергетических ресурсов и продовольствия; военные конфликты на территориях отдельных стран Содружества; противоречия между целями национальной политики и интересами МВФ, Мирового банка; неунифицированность национальных правовых баз.
 Тенденции  социально-экономического развития  стран Содружества характеризуют  таблицы 3 и 4 приложения. Объем  ВВП, промышленного и сельскохозяйственного  производства, уровень инвестиций  упали, резко сократились транспортные  потоки, реальные доходы населения  уменьшились, возросла безработица  и усилились инфляционные тенденции.  При этом глубина спада в  промышленности была больше, чем  в сельском хозяйстве, что позволяет сделать вывод о деиндустриализации производства, снижении его эффективности. Это стало основным фактором падения доходов населения, соответственно потребления, зафиксированного уменьшением розничного товарооборота в СНГ.
 Экономический  рост, обозначившийся в последние  годы в странах СНГ, пока  не в силах преодолеть сложившиеся  в них деформации воспроизводственного  процесса. В среднем по странам  СНГ за 1991-2010 гг. ВВП повысился на 32%, объем промышленного производства - на 10, инвестиции в основной капитал - на 38%.
Одним из последствий структурной деформации производства и инвестиций стало  чрезмерное развитие добывающих отраслей. Это превращает государства Содружества  в ресурсные сегменты мирового рынка, лишает их экономические системы  взаимозависимости и взаимодополнения и, соответственно, выступает объективным препятствием для их интеграции, поскольку для добывающих моноотраслевых стран она бессмысленна.
 В  России усиление сырьевой специализации  промышленности и структуры отечественного  экспорта привело к чрезмерной  импортной зависимости внутреннего  рынка, угрожающему росту государственного  внешнего долга, сопровождающемуся  неконтролируемой утечкой российского  капитала за рубеж.
 Большинство  государств Содружества переориентировали  внешнеэкономические связи на  третьи страны. Так, объем торговли  России со странами Содружества  снизился со 138,1 млрд. долл. в 1991 г.  до 19 млрд. в 1999 г. В 2010 г. лишь у Белоруссии и Таджикистана большая часть экспортно-импортных операций приходилась на долю партнеров по Содружеству. Стоимость взаимных товарных поставок все больше растет, а их физический объем сокращается. По ряду важных товаров (нефтепродукты, алюминий, целлюлоза, сахар, сливочное масло, легковые автомобили и др.) цены в торговле между странами СНГ превысили уровень мировых, что нередко делает более дешевой их закупку вне границ группировки. Россия, например, по отдельным товарам упускает выгоду в торговле с ближним зарубежьем. Переход на мировые цены предопределил высокий уровень несбалансированности структуры промышленности, создал благоприятные условия для развития сырьевых отраслей и неблагоприятные - для перерабатывающих, в первую очередь для машиностроения, легкой и пищевой промышленности.
 Хотя  в отдельных случаях доля взаимной  торговли достаточно высока, ее  общий объем в рамках Содружества  по-прежнему уступает объему торговли  с дальним зарубежьем. Россия  по-прежнему остается для большинства  стран Содружества их основным  партнером, что объясняется в  основном зависимостью от ее  поставок энергоресурсов, отдельных  видов сырьевых товаров и машинно-технической  продукции. Доля России во внешнеторговом  обороте отдельных стран СНГ  составляет от 54 до 88%. Весьма существенно  ее участие и в торговом  обороте с дальним зарубежьем (78% экспорта и 57% импорта).
 Включение  стран СНГ в мировую экономику  - главное достижение их независимого  хозяйствования. Общий объем экспорта  из СНГ в остальной мир составил  в середине 90-х гг. 80 млрд. долл. Однако  общий объем внешней торговли  не соответствует их экономическому  потенциалу. На страны СНГ приходится  лишь 4,5% мирового оборота. Экспорт  товаров и услуг в страны вне СНГ в расчете на душу населения в середине 90-х гг. составлял в среднем по Содружеству всего 277 долл. в год (в России - 443, Белоруссии - 72, Казахстане - 141, Туркменистане - 125, Украине 108, Таджикистане - 85, Узбекистане - 75, Молдове -64, Азербайджане - 44, Кыргызстане - 31, Армении - 28).
 В  экспорте стран СНГ снизилась  доля готовых товаров и услуг,  а также комплектующих изделий,  выросла доля необработанного  сырья. Более 40% экспорта России - сырая нефть и природный газ,  почти треть общего объема  экспорта Белоруссии составляет  сырая нефть (реэкспорт из России), 80% экспорта Азербайджана - нефть  и продукты ее переработки; 52% экспорта
 Казахстана - каменный уголь, сырая нефть, продукты ее переработки, ферросплавы, медь и медные необработанные сплавы, никель, алюминий; 50% экспорта центрально-азиатских республик - хлопковое волокно.
 Образовавшуюся  в связи с падением отечественного  производства нишу на потребительском  рынке стран СНГ все интенсивнее  заполняет импортная продукция.  В 1991 г. товарное обеспечение розничного товарооборота примерно на 90% формировалось за счет продукции собственного производства, а в 2000 г. в России и на Украине, например, оно наполовину состояло из импортных товаров, по отдельным видам одежды и обуви - на 60-80%. Между тем чрезмерная зависимость внутреннего рынка от импортных поставок продовольствия и потребительских товаров создаст угрозу экономической безопасности (в мировой практике предельным уровнем безопасности считается 30%-ная доля импорта во внутреннем потреблении, в том числе 25% по продовольствию).
 Стабильное  положение на потребительских  рынках Содружества в последние  годы во многом достигнуто  за счет импортной продукции.  Все больше проявляется тенденция  зависимости от стран дальнего  зарубежья не только в сфере  высокотехнологичных производств,  но и обычных потребительских  товаров. При этом они вытесняют  неконкурентоспособные товары национальных  производителей. В результате целые  отрасли оказались вытесненными  с рынка.
 Структуры  импорта и экспорта стран Содружества  свидетельствуют о том, что  в дальнее зарубежье устойчиво  поставляются невозобновляемые товары, а в ближнее поступают потребительские товары. Кроме того, нет эффективного механизма, который переориентировал бы выручку от внешнеэкономической деятельности стран СНГ в сферу реального производства. Она уходит либо в оффшоры, либо пополняет спекулятивный капитал, будоражащий финансовый рынок. Все это создает предпосылки для закрепления той модели хозяйствования, при которой преимущественное развитие получают сырьевые отрасли.
 Одна  из острейших проблем экономического  развития стран СНГ в начале XXI в. - погашение и обслуживание внешнего долга. Суммарный объем государственного внешнего долга России в 2000 г. составил 158,4 млрд. долл., в том числе 103,6 - долги бывшего СССР и 54,8 - РФ. Украина же входит в число 30 стран мира, имеющих внешний долг более 12 млрд. долл. По относительному уровню задолженности лидирует Кыргызстан, чей внешний долг составил по отношению к ВВП 104%, а к экспорту товаров и услуг - 228%. По затратам на обслуживание внешнего долга Туркменистаном выделяется 14,5% к ВВП и 31% к экспорту (5-е место в мире).
 Несбалансированность  торговли и низкая платежеспособность  стран - участниц СНГ привели  к образованию их крупной задолженности  России - свыше 8 млрд. долл. Несмотря  на то, что часть долгов была  переоформлена в технические  кредиты, просроченная задолженность  за поставки по прямым хозяйственным  договорам постоянно растет и  может быть отнесена к разряду  безнадежных долгов. Только за  энергоресурсы страны ближнего  зарубежья задолжали России более  2,5 млрд. долл., в том числе Украина  - 1,4 млрд. долл. При этом Россия  продает газ странам Запада  по 110 долл. за 1000 м3, а
 Украине  - по 80, Армении - по 53 и Грузии - по 50 долл.
 Правительство  РФ и сейчас рассматривает  возможности увеличения объемов  кредитования партнеров по интеграции, тогда как предоставление новых  кредитов следовало бы увязать  с возвращением долгов, их трансформацией  в государственные долги, или, что более действенно, имущественным обеспечением долга. В счет погашения задолженности государство-должник может передавать свои объекты собственности или пакеты акций приватизированных предприятий, представляющих интерес для кредитора.
 Таким  образом, можно обозначить ряд  проблем, связанных с экономическим  развитием стран-участниц СНГ:  деиндустриализация производства и снижение его эффективности, деформации воспроизводственного процесса, превращение стран СНГ в ресурсные сегменты мирового рынка по причине слишком сильного развития добывающей промышленности, снижение доли готовых товаров в экспорте стран СНГ, проблемы с погашением внешнего долга. Эти проблемы являются на данный момент самыми острыми и требуют безотлагательного решения.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Проблемы торгово-экономического сотрудничества.
В настоящее  время наиболее серьезной и системной  проблемой для российского экспорта является активно используемая Белоруссией  система мер административного  характера в целях ограничения  импорта.
 Выявлено  значительное количество мер,  действующих в Белоруссии и  препятствующих доступу российских  товаров на рынок Республики  Белоруссия. Данные меры нарушают  обязательства, добровольно принятые  на себя Республикой Белоруссия  перед Российской Федерацией  и являются барьером на пути  создания полноценного Таможенного  союза. 
 Активные переговоры по отмене действующих в Белоруссии мер, ограничивающих доступ российских товаров на белорусский рынок, ведутся уже более трех лет, однако никаких реальных подвижек по данному вопросу нет (либо меры отменяются, а взамен них вводятся другие, подчас аналогичные действовавшим ранее отменено лицензирование пива, введено квотирование ввоза данного товара в Республику Белоруссия), либо отменяется лишь часть меры, которая проблемы не решает – предоставление российским резидентам условий участия в государственных закупках для нужд Белоруссии равных предоставляемым белорусским претендентам). Это связано с тем, что белорусская сторона вместо того, чтобы подойти к решению проблем конструктивно, пытается увести переговоры в сторону обсуждения последствий для России от действия таких мер. Следует отметить, что даже если мера не наносит существенного ущерба российской экономике, это не делает ее менее нарушающей двусторонние договоренности России и Белоруссии, т.е. размер ущерба в этом случае не имеет значения.
 На  рубеже 2006-2007 годов сторонами достигнуты  договоренности о практическом  переводе на рыночные рельсы  торговли природным газом и  нефтью сырой. При этом Российская Федерация продолжает оставаться крупнейшим донором экономики Республики Белоруссия.
 Контрактом  между ОАО «Газпром» и ОАО  «Белтрансгаз», подписанным 31 декабря 2006 г., предусматривается увеличение цены на газ до 100 долл. США за 1000 куб.м.
 В  соответствии с Соглашением между  Правительством Российской Федерации  и Правительством Республики  Белоруссия от 12 января 2007 г. о  мерах по урегулированию торгово-экономического  сотрудничества в области экспорта  нефти и нефтепродуктов, Республика  Белоруссия будет оплачивать  вывозные таможенные пошлины  в согласованных объемах. 
 Исходя  из того, что Белоруссия является  одним из главных торгово-экономических  партнеров России, а также принимая  во внимание динамичное развитие  экономики республики главными  задачами сотрудничества являются:
 Создание  совместной газотранспортной российско-белорусской  организации в форме акционерного  общества.
 Унификация  перечня ставок ввозных и вывозных  таможенных пошлин национальных  таможенных тарифов. 
 Сведение  к минимуму применения мер  нетарифного регулирования во  взаимной торговле.
 Создание  предприятий с участием российского  и белорусского капиталов в  области автомобилестроения, машиностроения, стекольной, пивоваренной промышленности, лесопереработки и сервисного  обслуживания сельскохозяйственной  техники. 
 Разработка  технико-экономического обоснования  освоения Калининградских портов  с тем, чтобы увеличить до 1 млн.тонн в год перевалку белорусских калийных удобрений.
 Содействие  работе Белорусско-Российского Совета  по долгосрочному сотрудничеству  областей, министерств, органов государственного  управления Республики Белоруссия  с Калининградской областью Российской  Федерации. 
 Осуществление  проекта по строительству трансконтинентальной  магистрали Брест-Минск-Москва-Владивосток 
 Участие  российского капитала в строительстве  атомной электростанции на территории  Республики Белоруссия.
 Принятие  мер, исключающих несогласованный  реэкспорт белорусской стороной  российского сжиженного газа, который  достиг 15 тыс.тонн в месяц.
 После  вступления в силу Соглашения  о регулировании вопросов собственности  Союзного государства от 24 января 2006 г. принятие мер по обеспечению  взаимной выгоды при использовании  результатов реализации союзных  программ.
 Осуществление  поставок российского газа в  Республику Белоруссия по рыночным  ценам на основании договоров  между ОАО «Газпром» и белорусским  «Белтрансгазом».
 Решение  вопроса в области ценовой  политики при перевозках экспортных  и импортных грузов в сообщении  между железными дорогами Российской  Федерации и Республики Белоруссия  на взаимовыгодной основе.
 Развитие  сотрудничества в области научных  исследований и инновационных  проектов по созданию и внедрению  ресурсосберегающих технологий, экологически  безопасных производств. 
 Создание  условий для реализации плана  совместных действий по введению  единой денежной единицы. 
 Дальнейшая  реализация взаимовыгодных совместных  программ в рамках Союзного  государства. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Укрепление и развитие межрегиональных связей.
 Экономическая  и социально-политическая система  России является для украинской  элиты гораздо менее привлекательной,  чем социальное устройство стран  Европейского союза. Украинский  правящий класс и значительную  часть простых украинцев, естественно,  привлекает тот уровень материального  благосостояния и личных свобод, который суще­ствует в западноевропейских странах. Россия же воспринимается ими как авторитарная страна, постоянно оказывающая давление на Украину посредством "газовой трубы".
 В  то же время в российских  СМИ почти нет упоминаний об  Украине в позитивном ключе.  Акцент в отечественных системах  делается в основном на отрицательных  сторонах украинской жизни, а  политические события в Украине  обычно комментируются с неприкрытой  иронией. Возможно, антиукраинская  пропагандистская кампания является  своеобразной местью российских  властей за "оранжевую революцию". Но в любом случае, одностороннее  освещение событий в Украине  не способствует взаимопониманию  между нашими странами.
 Помимо  этого, заявления некоторых российских  политиков и экспертов, в которых  ставится под сомнение суверенитет  Украины или содержатся территориальные  претензии к ней, крайне болезненно  воспринимаются украинской элитой  и интеллигенцией. Они только  убеждают украинский политический  класс в том, что Москва не  избавилась от имперских амбиций,  и поэтому Украине нужно искать  помощи и защиты у Запада. Вообще, нужно иметь в виду, что современной  украинской интеллигенции «присуще  мироощущение освободившейся от  зависимости провинции. А это  означает, что, вопреки всем доводам  рассудка, эконо­мическим, культурным  и политическим выгодам, она  в течение достаточно длительного  времени будет выстраивать свою национальную идентичность "от противного", то есть от России» . Однако этой ее специфики у нас не понимают.
 В  этой связи стоит обратить  внимание, например, на бурную реакцию  украинского обществен­ного мнения в апреле 2008 г. на заявления высших должностных лиц России, фактически поставивших под сомнение существование Украины как государства. В украинскую прессу попала информация о том, что В. Путин на саммите НАТО в Бухаресте в начале апреля 2008 г. сказал американскому президенту: "Ты же понимаешь, Джордж, что Украина - это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий - это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!". Далее российский президент, по словам источника газеты, "очень прозрачно намекнул, что если Украину все же примут в НАТО, это государство просто прекратит существование. То есть фактически он пригрозил, что Россия может начать отторжение Крыма и Восточной Украины". Сам В. Путин не подтвердил аутентичность этих слов. Но российский министр иностранных дел С. Лавров, выступая в эфире радиостанции "Эхо Москвы", отметил, что В. Путин "и в Бухаресте, и на встрече в Сочи с Бушем напомнил, как формировалась нынешняя Украина в ее сегодняшних границах".
 Независимо  от того, была ли реально произнесена  В. Путиным упомянутая фраза,  украинский политический класс  счел, что российский президент  не рассматривает Украину как  суверенное и независимое государство.  А лидер партии "Пора", входящей  в пропрезидентский блок "Наша  Украина - Народная самооборона"  в Верховной Раде, В. Каськив заметил, что само сомнение в состоятельности Украины как государства является убедительным аргументом в пользу ее вступления в НАТО7. Больше того, резкие заявления российских руководителей и их протесты против вступления Украины в НАТО привели к результату, обратному желаемому. Теперь украинцы начинают все больше рассматривать Североатлантический альянс в качестве гаранта суверенитета страны, а появление "внешней опасности" даже способствовало усилению в этой стране патриотических настроений на антироссийской основе.
 Грубое  давление на Украину, инструментом  которого является "газовая труба", также оказы­вается контрпродуктивным и только подпитывает украинские комплексы и страхи. Например, долг украинской стороны за поставки природного газа несколько раз становился средством давления. В первый раз "Газпром" объявил об украинском долге в начале октября 2007 г. - буквально через день после парламентских выборов в Украине. Цель заявления была очевидной - воспрепятствовать формированию правительства во главе с Ю. Тимошенко. (Тем не менее в Верховной Раде была создана "оранжевая коалиция", а "Леди Ю" несмотря ни на что стала премьер-министром.) Второй раз вопрос об украинском долге был поднят в феврале 2008 г. Скорее всего, это стало реакцией на заявления украинского правительства о желании устранить посредника в газовых поставках - компанию "РосУкрЭнерго" (в сохранении которой заинтересован "Газпром"), а также на попытку сближения с НАТО.
 Никаких  результатов не принесли и  угрозы, прозвучавшие из Москвы  после письма В. Ющенко, Ю. Тимошенко  и В. Яценюка в штаб-квартиру Североатлантического альянса и бухарестского саммита НАТО. (Напомним, что после январского "письма трех" В. Путин заявил о том, что в случае вступления Украины в НАТО Москва может перенацелить на нее свои ракеты.) Эти попытки запугивания, мягко говоря, не добавили симпатий к России со стороны украинской общественности.
 Складывается  впечатление, что своими резкими  и непродуманными действиями  Москва сама толкает Украину  в сторону Запада.
 А  в общем-то, основная причина провала  попыток удержать Украину в  российской сфере влияния заключается  в том, что у России нет  внятной и последовательной политики в отноше­нии Украины (да и стран СНГ в целом!). И запугивание, и давление здесь не помогут. Нужно уметь договариваться, искать компромиссы и пытаться понять другую сторону. Однако именно этого российская элита делать, к сожалению, не умеет ни во внутренней, ни во внешней политике.
 Между  тем можно было бы попытаться  удержать Украину в российской  геополитической ор­бите совсем  другими средствами, - например, предложить  украинскому правящему классу  вы­годные для него интеграционные  проекты. Также стоило бы активнее  работать с гражданским обществом,  особенно на востоке Украины,  используя раскол между ним  и прозападной элитой. Представляется, что для предотвращения ухода  Украины из сферы влияния России  гранты российских фондов могут  сделать значительно больше, чем  угрозы и давление с помощью  "газовой трубы".
 В  настоящее время Азербайджан  представляет собой не только  жизнеспособное, но и бурно развивающееся  государство, демонстрирующее самые  высокие в СНГ темпы экономического  роста. В 2005 г. его ВВП увеличился  на 25%, а в 2006г. уже на 34 %8.
 Естественно,  возрастают и расходы на военные  нужды, причем не только в  абсолютном вы­ражении, но и в доле от ВВП. В 2007 г. эти расходы, как ожидается, превысят весь годовой бюджет Армении. Азербайджан имеет сейчас самую многочисленную среди стран Закавказья армию 95 тыс. человек. Форсированными темпами ведется закупка оружия и боевой техники, поставщиками которых являются США, Турция и Украина9.
 Выдающиеся  успехи Баку во внутренней  и внешней политике, с одной  стороны, убеждают его ценить  мир, а с другой создают условия  для будущего реванша. Примириться  с военными по­терями азербайджанское руководство не сможет. Оппозиция уже сейчас настойчиво требует от него вернуть Карабах или отказаться от власти.
 Высказывания  И. Алиева относительно решения  спорных проблем с Арменией  носят в последнее время весьма  жесткий характер. Так, в интервью  телевидению Абу-Даби (Объединенные  Арабские Эмираты) в ноябре 2006 г. он заявил: "Армяне хотят  независимости для Нагорного  Карабаха. Это невозможно". А дальше  из уст президента прозвучала  почти нескрываемая угроза: "Мы  создаем сильную экономику, занимаемся  строительством армии и должны  быть готовы к освобождению  оккупированных территорий нашей  страны".
 Вместе  с тем в настоящее время  на силовое решение спора с  Арменией Баку все-таки пойти  не может слишком живы ужасы недавней войны и слишком велик риск потерять все то, что с таким трудом было создано за годы мира. По оценкам российских и американских военных экспертов вооруженные силы страны, несмотря на внушительную численность обладают низкой боеготовностью и не способны к ведению широкомасштабных военных действий10. И. Алиев придерживается пока тактики экономического, политического, психологического и информационного давления на Ереван, имея на руках весьма крупные козыри, в том числе и политико-дипломатическую поддержку Запада, о чем речь впереди.
 Ереван, заключив московское соглашение  о прекращении огня, зафиксировал  весьма выгод­ное для себя  положение. Однако статус-кво  не может сохраняться вечно.  Армения, победив в войне, выглядит  сейчас значительно слабее своего  соперника.
 Многие  годы страна живет во враждебном  окружении. Экономические связи  с Россией через Грузию затруднены  и не очень надежны ввиду  напряженных и все более обостряющихся  грузино-российских отношений. А  единственным соседом Армении,  с которым возможно деловое  сотрудничество является Иран. Отсюда  поступают газ и нефть в  обмен на электроэнергию. Производство  последней превосходит внутренние  потребности и является одним из немногих ликвидных товаров, с которым Армения может выйти на внешний рынок.
 Углеводородного  сырья на армянской земле нет.  И с этой точки зрения Армения  в отличие от Азербайджана  ведущим западным державам не  интересна. Трубопроводные сети  и транспортные коридоры от  Каспия в Турцию прокладываются  в обход ее территории даже  вопреки коммерческой выгоде. Прежде  всего речь идет об уже функционирующих  нефтепроводе Баку-Тбилиси-Джейхан  и газопроводе Баку (месторождение  Шах-Дениз)-Тбилиси-Эрзрум. В обсуждаемых ныне новых проектах, в частности в проекте строительства прямого железнодорожного пути из Баку в турецкий Каре через Грузию, участие Армении также не предусматривается. Причина региональной изоляции этой страны в жесткой позиции Баку и солидарной с ним Анкары, которые не желают идти навстречу экономическим интересам Еревана до возвращения Нагорного Карабаха под юрисдикцию Азербайджана и освобождения оккупированных земель.
 Однако  трудности Армении состоят не  только в проблемах, порожденных  конфликтом и усугубленных бедностью  природных ресурсов. Не менее  важной причиной социально-экономической  стагнации страны является сложившаяся  здесь в постсоветский период  хозяйственная система криминального  характера, сросшаяся с коррумпированной  властью, которая работает не  на государство, а сама на  себя.
 При  этом огромные, непропорциональные  реальным возможностям страны  средства приходится тратить  на содержание вооруженных сил.  И следует сказать, что в  настоящее время эти силы, несмотря  на меньшую численность (54 тыс.  человек), намного превосходят азербайджанские  по уровню боеготовности. К  этому следует добавить возможности  армии Нагорного Карабаха, хорошо  оснащенной и подготовленной.
 Пока  чисто военный баланс сил складывается  не в пользу Азербайджана. Однако  в Ереване понимают, что положение  будет меняться. Понимают и то, что транспортная блокада является  мощным тормозом внутреннего  развития, не говоря уже о дальнейшем  нарастании политико-дипломатического  давления со стороны ведущих  западных держав. Армения заинтересована  в мирном решении проблемы  на основе компромисса.
 Вместе  с тем у Баку и Еревана  свое представление об условиях  урегулирования. Армяне не смогут  пойти на передачу Нагорного  Карабаха, за независимость которого  было пролито столько крови,  под юрисдикцию Азербайджана  и готовы в случае необходимости  вновь взяться за оружие. В  то же время, если судить  по косвенным признакам, армянская  сторона готова освободить семь  оккупированных районов Азербайджана, зафиксировав при этом независимый  статус НКР и сохранив за  собой, соединяющий ее с Арменией  Лачинский коридор.
 Разумеется, Баку на такие условия не  согласится. Но компромисс, как представляется, все-таки возможен в принципе. Мирное урегулирование может  носить промежуточный характер. Окончательным в нем будет  лишь положение о возвращении  азербайджанских территорий. Что  же касается статуса Нагорного  Карабаха, то по договоренности  сторон решение данной проблемы  может быть отложено на определенное (или неопределенное) время. Это  позволило бы установить дипломатические  отношения между нынешними противниками, открыть дорогу деловому сотрудничеству, развитие которого, в свою очередь,  создало бы условия для преодоления  политических разногласий в будущем.
 Трудно  прогнозировать реальный ход  событий. Речь идет лишь о  том, что в данном случае  есть место для взаимных уступок,  чего нельзя сказать о других  тлеющих очагах напряженности,  возникающих на межнациональной  почве.
 Россия  заинтересована в сохранении  своего влияния в Закавказье  и в стабилизации обстановки  в регионе. Об этом, в частности,  свидетельствует поворот Кремля  в сторону развития дружественных  полнокровных отношений с Азербайджаном,  обозначившийся с приходом к  власти В. Путина. За это время  удалось решить ряд важных  двусторонних проблем. Поступательно  развивались экономические, научно-технические  и гуманитарные связи. Москва  ценит позицию Баку, который не  выражает намерение вступать  в НАТО и размещать американские  военные базы на своей территории. Она хочет видеть Азербайджан  союзником в решении вопроса  о статусе Каспия, в борьбе  с терроризмом и экстремизмом. Есть поле и для делового  сотрудничества, прежде всего в  таких сферах, как нефтяное машиностроение, химическое производство, развитие  транспортных коммуникаций.
 Все  это отвечает и интересам Азербайджана, руководство которого не ставит  под сомнение важность добрососедского  сотрудничества с Россией. Более  того, позитивный потенциал, накопленный  в отношениях с нашей страной,  позволяет Баку рассчитывать  на то, что при решении карабахской  проблемы можно будет склонить  Москву использовать ее влияние  на Ереван в нужном для себя  направлении.
 Между  тем в иерархии внешнеполитических  предпочтений азербайджанского  руководства Россия оказывается  отнюдь не на первом месте.  Западные капиталы, технологии, трубопроводы  и рынок сбыта углеводородного  сырья привязывают Азербайджан  к Европе. С ней связываются  расчеты на ускоренную модернизацию  экономики и цивилизационный  прорыв. В 2006 г. удельный вес  западноевропейских стран во  внешнеторговом обороте Азербайджана  превысил 60%, а доля России составила  менее 15%.
 Российско-армянские  отношения носят иной характер. Прежде всего речь идет о  тесных воен­но-политических связях. Военное сотрудничество регулируется целым комплексом договоров и соглашений. Ряд документов закрепляет присутствие в Армении российских военных. Имеется также соглашение о создании на ее территории объединенной группы войск под единым командованием в период обострения обстановки в регионе и угрозы агрессии против одной из сторон. На протяжении многих лет силы и средства ПВО армянской армии проводят боевое дежурство совместно с дислоцированными в Армении зенитным ракетным полком и авиагруппой РФ. Целью объединенной ПВО является отражение возможного ракетного нападения с южного направления.
 Оба  государства входят в Организацию  договора о коллективной безопасности  стран СНГ(ОДКБ), что также накладывает на них взаимные
обязательства в случае угрозы безопасности. В  рамках ОДКБ Армения, как и другие участники этой организации, получает от России военно-техническую помощь.
 Понятно,  что для Еревана военно-политическое  сотрудничество с Россией имеет  первосте­пенное значение. Заинтересована в нем и Москва. После полной ликвидации военных баз РФ в Грузии, Армения останется единственной страной, где сохранится возможность размещения Группы российских войск в Закавказье.
 Вместе  с тем Армения остро нуждается  не только в военной, но и  в экономической безопас­ности. Свои надежды на возрождение промышленности она связывает прежде всего с приходом российского капитала в армянскую экономику. Именно этому вопросу были посвящены переговоры между В. Путиным и Р. Кочаряном, состоявшиеся в Бочаровом ручье в январе 2007 г. На итоговой пресс-конференции президент Армении Р. Кочарян заявил, что прорыв в продвижении российского бизнеса в его страну будет достигнут за счет деятельности "Газпрома", РЖД, "Русала" и "Вымпелкома . Очевидна и роль России, как поставщика газа, причем по льготной цене.
 Одновременно  Ереван стремится расширить диапазон  своих внешнеполитических связей, не ограничиваясь тесными отношениями  с Россией и экономическим  сотрудничеством с Ираном. Армения  позиционирует себя как страну, открытую для широкого международного  общения, рассчитывая на поддержку  западных держав, в частности,  в споре с Азербайджаном.
 Она  участвует в осуществляемой НАТО "Программе индивидуального партнерства". Как за­явил заместитель министра  иностранных дел А. Каракосян, сотрудничество с НАТО - одна из составляющих многослойной и сбалансированной системы безопасности страны .
 В  целом же можно сказать, что  пророссийская линия во внешней  политике Армении в отличие  от Азербайджана прослеживается  весьма четко. Но из этого  не вытекает, что Москве следует  проводить разделительную черту  в закавказском регионе.
 Российское  руководство пытается выстраивать  дружественные отношения с каждой  из враждующих сторон. Однако  следовать такому курсу отнюдь  не просто. Это вызывает ревнивые  чувства и в Армении, и в  Азербайджане. А Баку вообще считает,  что поддержка России позволяет  Еревану рассчитывать на компромиссное  решение карабахской проблемы  вместо того, чтобы смириться  с неизбежностью полной капитуляции.
 В  таких условиях Москва предпочитает  занимать нейтральные позиции  в споре как таковом. При  этом с ее стороны предпринимались  в последние годы немалые дипломатические  усилия, чтобы добиться согласия  лидеров конфликтующих государств  на личные двусторонние встречи  и прямой диалог.
 Вопрос  о том, чтобы признавать или  не признавать независимость  самопровозглашенной Нагорно-Карабахской  Республики, для Кремля не стоит  - ни в практическом, ни в гипотетиче­ском плане. Его позиция однозначна - решение должны находить сами конфликтующие стороны, однако исключительно мирным путем. Силовой вариант развития событий никак не устраивает Россию по многим причинам, в том числе и потому, что она несет вполне конкретные обязательства перед Арменией по защите ее безопасности. В Баку об этом хорошо известно. И это еще один довод в пользу того, что возобновление военных действий, во всяком случае в ближайшее время, можно исключить.
 Вместе  с тем неурегулированность конфликта создает благоприятную почву для борьбы внешних сил за контроль над таким стратегически важным регионом, как Большой Кавказ, в который помимо России и бывших закавказских республик СССР принято включать Иран и Турцию.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Инвестиции в переходной экономике.
 
 В  мировой практике инвестиции  исчисляются как разность между  стоимостью произведенной продукции  и размером текущего потребления  (в статистике стран СНГ этот  показатель называется валовым  накоплением). В широком смысле  слова они отражают общий объем  сбережений, включая капиталовложения  в производство, социальную сферу,  человеческий капитал, индивидуальное  жилищное строительство, ценные  бумаги, банковские счета и даже  сбережения «в чулке». В развитых  индустриальных странах сбережения, по данным Всемирного банка,  составляют в среднем 20-23% ВВП  (в ФРГ - 22%, США - 16%), а средний  темп его прироста в 90-х гг. - соответственно 1,5 - 2,5% в год. В молодых государствах накопления в среднем достигают 17%. При быстрых (в сравнении с Европой и Японией) темпах роста населения прирост ВВП там составляет 3-4% в год, а в расчете на душу населения - 1,5-1,8%. Объем внутренних инвестиций, по подсчетам Всемирного банка, в России и других странах СНГ в 90-х гг. составлял 27-30% ВВП (в 1996 г. - 21%). С 1997 г. ВВП СНГ увеличивается, причем весьма медленно - менее чем на 1%.
 Для  оплаты растущего объема импорта  необходимо увеличить «дальний»  экспорт продукции добывающих  отраслей. Поэтому в странах Содружества,  несмотря на снижение доли  средств, направляемых в производственные  инвестиции (с 67% в 1991 г. до 59% в  2010 г.), возросла доля капитальных вложений в топливную промышленность и энергетику: в Азербайджане - с 73 до 84%, в России - с 40 до 57, на Украине - с 31 до 46%.
 Увеличилась  также доля инвестиций, направляемых  в металлургию, но повсеместно  снизилась доля вложений в  машиностроение и легкую промышленность.
 Опасно, что данные тенденции имеют  нарастающий характер. Чем интенсивнее  добывающие отрасли стран СНГ  «врастают» в систему мирохозяйственных  связей, тем глубже спад производства  в их обрабатывающих отраслях. Это в св
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.