На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Теоретико- методологические подходы в анализе этнических конфликтов

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 02.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Уральский государственный педагогический университет»
Кафедра психологии развития.
 
 
 
 
 
 
 
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ В АНАЛИЗЕ ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ.
 
 
 
Курсовая работа
 
Специальность «Конфликтология»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Допущена к экспертизе                                    Исполнитель:
«__» __________2011г.                                    Т.Д. Кабакова – студент 34 гр.                 
                                                                             заочного отделения   
Оценка «___________»
Научный руководитель:                                    Научный руководитель:    
____________________                                     В.А. Корнеева – зав. отделением                            конфликтологии и управления,
ассистент кафедры психологии
развития Института психологии
                                     УрГПУ.
 
 
 
 
Екатеринбург 2011г.
СОДЕРЖАНИЕ
 
 Введение………………………………………………………...…3
Глава 1
1,1. Понятие и сущность этнополитических конфликтов…................7
1,2. Специфика этнополитических напряженностей на постсоветском пространстве…………………………………………………………………....26
1,3. Северный Кавказ: современные угрозы и вызовы…………………………37
Заключение………………………………………………………………………..47
Список литературы………………………………………………………………..49
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
Актуальность исследования. Проблема этнических конфликтов в течение последних десятилетий является одной из наиболее актуальных тем для исследователей, представляющих различные сферы науки. Главная причина столь пристального внимания к данному вопросу заключается в трудноразрешимости подобного рода конфликтов, которые к тому же стали одним из наиболее распространенных источников общественных противоречий и политической нестабильности.
В качестве основной теоретико-методологической проблемы современной этнической конфликтологии я бы определила вопрос о сущности этноса, о самом феномене этничности. Анализ современной (после 1990 года) библиографии за­рубежных публикаций по проблемам этнических отношений поражает необыч­ным всплеском исследовательского интереса к проблемам этничности. Более того, практически в любой из работ зарубежных авторов по проблемам этниче­ских конфликтов имеется раздел, посвященный обсуждению феномена этнич­ности. Это тем более удивляет на первый взгляд, если учесть огромный объем публикаций по этой проблеме в 1970 - 1980-е гг., когда, казалось бы, уже был исчерпан репертуар возможных взглядов на природу этого явления и были пред­ложены десятки получивших и не получивших признание идей и концепций.
Сам резко возросший интерес к проблеме этнических отношений в это де­сятилетие вполне объясним с учетом лавинообразного нарастания этнической конфликтов в посткоммунистическом мире и некоторых других частях мира. Кроме этого, исчезновение угрозы мировой ядерной войны, приковывавшей к себе общественное мнение и научный интерес в течение нескольких предше­ствующих десятилетий, дало дополнительный импульс к исследованию менее глобальных событий и процессов, играющих, однако, чрезвычайно важную роль в жизни миллионов и миллионов людей.
Исследование этнических конфликтов в современной литературе ведется не столько на основе определенного выбора конфликтологических концепций, сколько на основе выбора той или иной концепции этничности, что оказыва­ется решающим во всех дальнейших научных построениях. Более того, нередко специалисты даже объединяют концепции этничности и этнического конфлик­та. «Существуют три общих подхода к изучению этничности и этнических конфликтов», – отмечают Д. Лейк и Д. Ротшильд , подразумевая под ними примордиализм, инструментализм и конструктивизм. Этноконфликтологические школы формируются, прежде всего, вокруг решения проблемы этничности, а не вокруг дискуссионных проблем конфликтологии.
Смысл современных дискуссий о феномене этничности несколько отлича­ется от предшествующих попыток понять это явление как таковое, как предмет научного интереса сам по себе. Главный акцент в обсуждении проблемы этнич­ности в 1990-е гг. сводится к поиску ответа на вопрос: является ли этничность источником конфликтов, порождает ли этничность как таковая конфликты или она лишь вовлекается, используется или даже конструируется для других форм борьбы и достижения других целей?
В этом аспекте имеется определенное различие между подходами, или, пра­вильнее сказать, между научной стилистикой, используемой в работах по общей конфликтологии, в которых этнический конфликт рассматривается наряду с другими типами и видами конфликтов, и в работах, специально и полностью посвященных этническим конфликтам. Особенно отчетливо это проявляет­ся в понимании такой проблемы, как функции конфликта. Если в общей конфликтологии почти универсально признанным фактом является наличие у конфликтов конструктивной, созидательной функции, с признания которой и начинается собственно конфликтология, то в работах по анализу этнических конфликтов эти конфликты понимаются почти исключительно как зло, как дисфункция, которые надо предотвращать, а если это не удалось сделать, то минимизировать негативные последствия.
Второй по значимости теоретический вопрос я бы определила как вопрос о сущности этнического конфликта, о критериях его выделения из других типов и видов социальных конфликтов. Является ли этнический конфликт феноменом, имеющим свою собственную природу, или это следствие, « послеэффект » других социальных проблем или коллизий? В теоретическом плане, пользуясь словами Д. Хоровица, этот вопрос можно сформулировать так: является выделение этнического конфликта концептуальным императивом или концептуальным удобством?
В общественном сознании современной России, да нередко и в научной среде, бытует мнение, что этнические конфликты являются результатом соци­ально-экономических проблем, что в основе их лежит либо нищета народа, либо борьба элит за ресурсы или за власть ради контроля над ресурсами. Широкому распространению этой точки зрения способствуют и средства массовой инфор­мации. В этом, как правило, устойчиво убеждены практические работники. Так, в ходе осуществляемого в Ставропольском крае мониторингового исследования методом экспертного опроса (в качестве экспертов выступали практические ра­ботники городского и районного звена, в компетенцию которых входят те или иные аспекты этнических проблем) 70 % респондентов отметили, что причины этнических конфликтов имеют экономический характер, а 90 % убеждены, что главной мерой по преодолению этнической конфликтности в регионе явля­ется работа по выходу из экономического кризиса. Эти результаты наглядно свидетельствуют о том, что эксперты фактически отказывают этническому конфликту в своей собственной сущности.
Следующим по значимости теоретико-методологическим вопросом этно­конфликтологии можно обозначить вопрос о возможности создания общей теории этнического конфликта. Этот вопрос имеет не только теоретический, но и выра­женный прикладной характер и в значительной мере обозначает своеобразный водораздел между учеными-этноконфликтологами и этноконфликтологами-практиками. Практики, работающие с конкретными конфликтами и пытающи­еся иногда многие годы шаг за шагом развязывать сложные узлы этнических отношений, чаще всего склонны признавать уникальный характер каждого кон­фликта и процесс его урегулирования обычно трактуют скорее как искусство, чем как науку.
Состояние научной разработанности рассматриваемой проблемы определило постановку цели курсовой работы. Ее суть заключается в исследовании теоретико-методологических подходов в анализе этнических конфликтов.
Для реализации данной цели необходимо решить ряд задач:
• выявить и концептуально осмыслить факторы и причины, вызывающие этнический конфликт и определяющие его особенности;
• изучить специфику этнополитических напряженностей на постсоветском пространстве
• исследовать этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе;
Объектом исследования являются этнические конфликты.
Предмет исследования составляют политические подходы в анализе этнических конфликто
 
ГЛАВА 1.
1,1. Понятие и сущность этнополитических конфликтов
Наиболее распространенным видом конфликта в современном мире являются этнополитические (межэтнические) конфликты. В отечественной политической науке, понятие этнополитического конфликта часто приравнивается к понятию межнационального конфликта. Так В.А. Тишков дает следующие определение этнополитическому конфликту: «Этнополитический конфликт – это конфликт с определенным уровнем организованного политического действия, общественных движений, массовых беспорядков, сепаратистских выступлений и даже гражданской войны, в которых противостояние проходит по линии этнической общности».
Э.Н. Ожиганов характеризует этнополитический конфликт как спор, в котором, по крайней мере, одна из сторон, опирающаяся на этнический принцип социальной солидарности, рассматривает возможность или демонстрирует желание и готовность применить вооруженную силу для реализации своих интересов.
Р.Г. Абдулатипов определяет этнополитический конфликт как агрессивное столкновение различий, интересов и противоречий, взглядов, прежде всего в восприятии, интерпретации и участии в социально-экономических и политических процессах; их отражение в сфере этнонациональных отношений, использование разногласий и различий в данной сфере для решения политических задач.
А.-Х.А. Султыгов считает, что этнополитический конфликт обусловлен политическим, экономическим, социальным, территориальным неравенством этносов, отдельной разновидностью этнического конфликта либо стадией его развития, которая характеризуется столкновением между этносами, с одной стороны, и государством, с другой стороны, по поводу повышения политического статуса данного этноса, предоставления ему права формирования органов государственной власти или получения (завоевания) полного суверенитета.
Обоснованным, по нашему мнению, представляется понимание сущности этнополитического конфликта ученым Е.В. Саавой, который определяется им как особая форма социального конфликта, включающего в себя этническую мотивацию (в любом виде: этнического превосходства, угнетения, угрозы потери этнической идентичности) и в котором оказываются задействованными политические институты.
Соглашаясь с данными определениями, приведем наиболее емкую трактовку этнополитического конфликта. Этнополитический конфликт – это конфликт, который происходит между двумя или более сторонами, когда хотя бы одна из сторон организована на этнической основе или действует от имени этнической группы.
Этнополитический конфликт представляет собой классическую форму проявления этнополитических противоречий, которые зарождаются как внутренние противоречия этнических отношений, и трансформируются во внешние в процессе их перехода в стадию этнополитического конфликта. В основе этнополитического конфликта лежит противоречие интересов различных этносов, этнических элит и движений к получению отдельных или всего спектра властных полномочий государства, а так же обоснование и реализация притязаний на сецессию.
Современные типологии этнополитических конфликтов, как правило, носят комплексный характер, их разработчики включают в поле своего исследования множество факторов различной природы.
Так, например, А. П. Садохин выделят:
- социально-экономические конфликты, которые возникают в связи с требованиями социального равенства и представительства в элитных группах общества и являются следствием неудовлетворенности этнической группы своим статусом;
- этнотерриториальные конфликты основываются на требованиях пересмотра существующих этнических границ, присоединения этноса к близкому по культурно-историческим основаниям государству или этническому административному образованию, создания собственного суверенного государства;
- этнодемографические конфликты возникают в связи с опасениями ассимиляции этноса, характеризуются выдвижением требований по защите прав коренного народа, его социокультурного статуса, введения ограничений для мигрантов.
По форме проявления им различаются латентные (отличаются невысокой, но перманентной социально-психологической напряженностью, могут длиться десятилетиями, проявляясь при определенных социально-политических условиях) и актуализированные конфликты – насильственные и ненасильственные столкновения .
Г. Лапидус, анализируя ситуацию на постсоветском пространстве выделяет:
- конфликты с вовлечением в них аборигенных меньшинств (например лезгин в Азербайджане и Дагестане);
- конфликты с вовлечением в них общин пришлого населения;
- конфликты с вовлечением насильственно перемещенных меньшинств (крымские татары);
- конфликты, возникающие в результате попыток пересмотра отношений между бывшими автономными республиками и правительствами государств-преемников (Абхазии в Грузии, Татарстана в России); 
- конфликты, связанные с актами общинного насилия (Ош, Фергана) в Средней Азии, выведены исследователем в отдельную категорию. Здесь, по мнению исследователя, большую роль сыграл экономический, а не этнический фактор.
 Наиболее полный вариант типологии этнополитических конфликтов предложил, Я. Этингер:
- территориальные конфликты, источником которых является внутреннее, политическое, нередко вооруженное столкновение между стоящими у власти правительством и каким-либо национально-освободительным движением, сепаратистской группировкой (Нагорный Карабах, Южная Осетия);
- конфликты, возникшие из-за стремления этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме создания независимого государственного образования (Абхазия, Приднестровье);
- конфликты в основе которых лежат притязания того или иного государства на часть территории соседнего государства (стремление Эстонии и Латвии присоединить к себе ряд районов Псковской области);
- конфликты, источниками которых служат последствия произвольных территориальных изменений (проблема Крыма);
- конфликты, в основе которых лежат исторические факторы: происходившие в прошлом войны, произвольно установленные границы между национально-территориальными образованиями, дискриминации, обиды, унижения, нанесенные народам (конфронтация между Конфедерацией народов Кавказа и российскими властями);
- конфликты, порожденные многолетним пребыванием депортированных народов на территориях других республик (проблемы месхетинских турок в Узбекистане).
Безусловно, в «чистом виде» трудно вычленить каждый из этих типов конфликтов. Зачастую конфликты возникают в результате целого комплекса противоречий: этнических, территориальных, политических, экономических, религиозных.
Как отмечает ряд исследователей, для современной России сегодня наиболее типичны следующие виды конфликтов:
 – «статусные» конфликты российских республик с федеральным правительством, вызванные стремлением республик добиться большего объема прав и стать вообще независимыми государствами – субъектами международного права;
- территориальные конфликты возникают между субъектами федерации;
- внутренние (происходящие внутри субъектов федерации) этнополитические конфликты, связанные с реальными противоречиями между интересами различных этнических групп. В основном это противоречия между так называемыми титульными нациями и русскоязычным населением, а также «нетитульным» населением в республиках.
Этот список конфликтов можно дополнить классификацией предложенной Л. М. Дробижевой. Она выделяет следующие типы конфликтов:
- конституционные конфликты, возникающие вследствие противоречия Конституции страны, Федеральному законодательству конституций и законов регионов. Примерами этих конфликтов является борьба за независимость в союзных республиках бывшего СССР, несоответствие конституций республик Конституции РФ;
- территориальные конфликты, связанные с территориальными спорами этносов, их борьбой за право проживать, владеть или управлять определенной территорией;
- межгрупповые конфликты. Социальная нестабильность, экономическая депривация, политические противоречия внутри республик и между республиками и Центром стимулируют такие конфликты, напряжение существует в отношениях между чеченцами и казаками, ингушами и осетинами, кабардинцами и балкарцами, в молодежных группах в Якутии, Тыве и др.
Кроме того, в науке выделяют конфликты стереотипов, когда в основе конфликтной ситуации лежат устойчивые представления противостоящих сторон друг о друге; конфликты идей (выдвижение тех или иных притязаний: историческое право на государственность (Грузия, Татарстан), на территорию (Армения, Азербайджан, Северная Осетия, Ингушетия) и конфликты действий (митинги, демонстрации, пикеты, принятие институциональных решений, нередко перерастающих в открытые столкновения); насильственные и ненасильственные конфликты, конфликты установок и стереотипов, идеологий, действий, по мере открытости и подлинности выделяются подлинные, смещенные, неверно предписанные, латентные, ложные конфликты; по типу политического режима, выделяются этнополитические конфликты в государствах с тоталитарным, авторитарным и демократическим режимами.
По применяемым сторонами конфликта средствам противоборства существуют конфликты с использованием террористической деятельности, вооруженной борьбы, информационного, экономического, дипломатического противоборства, преимущественно переговорного (консенсусного) пути разрешения проблем между участниками столкновений.
Этнополитические конфликты можно классифицировать по насильственности действий (насильственные – ненасильственные), открытости (латентные – актуализированные); масштабу вовлеченности различных политических акторов в конфликт (внутригосударственные конфликты и интернационализированные конфликты, в которых участвуют соседние страны, великие державы); по продолжительности (кратко-, средне, долгосрочные).
Допускается также деление этнополитических конфликтов по типу требований этнических элит и движений к государственному центру. По этому критерию возможно выделение конфликтов с требованием предоставления этносу статуса национальной автономии, образования нового субъекта федерации или статуса независимого государства, требованиями расширения представительства какого-либо этноса в системе государственной власти страны или региона.
В современной конфликтологии существуют монодисциплинарные и комплексные подходы к объяснению причин возникновения этнополитических конфликтов. Анализ монодисциплинарных подходов показывает, что понять причины конфликтов, опираясь лишь на один из показателей невозможно. Этому препятствуют сложная природа этнополитического конфликта и его многоаспектность, требующая при его изучении совместных усилий многих научных направлений. Поэтому целесообразно рассматривать причины возникновения этноконфликтов комплексно.
Рассмотрим подробнее понимание причин этнополитических конфликтов через концепцию неравенства этнических групп, и концепции борьбы за повышение статуса этнической группы, которая представлена А.В. Дмитриевым. По мысли этого исследователя, «теория конфликта и теория этнического конфликта имеют много общих черт. Во всяком случае, обе рассматривают отношения современного общества в качестве поля борьбы соперничающих групп. Последние прилагают всевозможные усилия, чтобы укрепить свои позиции, приобрести или удержать территорию и привилегии. В результате сохраняется или увеличивается неравенство, что крайне раздражает членов угнетаемых групп, которые постоянно находятся в напряжении. При этом более сильный этнос, как правило, ограничивает, если не исключает вообще, претензии более слабых групп. Индивиды внутри групп соответственно также имеют различные позиции, то есть обладают ограниченными свободой и возможностями. Имеющие высокий статус члены группы стараются обычно перевести недовольство, существующее внутри группы, против «внешнего» соперника».
В качестве альтернативы концепции неравенства этнических групп сформировался статусный подход, который трактует возникновение этнополитического конфликта через призму недовольства и борьбы групп за повышение статусного положения.
М.Ю. Барбашин видит причины этнополитичеких столкновений в требованиях о повышении этнического статуса путем расширения административно-управленческих полномочий в соответствующем регионе или создания этнонациональной государственности, или сохранения за этносом прав на использование по собственному усмотрению «территории и ее статуса (территориальное пространство), ресурсов (природные ресурсы и контроль над их перемещением, финансовые потоки, военно-стратегические выгоды) – экономического пространства, а также на этническую идентичность, религиозные верования, традиции и духовные ценности, права и свободы – идеологическое пространство».
По мнению А.Г. Большакова, причины этнополитических конфликтов кроются в ухудшении экономического положения большинства населения в регионе, стране, что ведет к росту националистических настроений, недовольстве системой этнического разделения труда, росте национализма, образовании новых национальных государств, территориальных притязаний этносов, связанных с произвольным изменением границ между этносами, насильственном включении территории этноса в соседнее государство, возвращении на историческую родину ранее депортированного этноса. Историческими причинами, по мнению исследователя, выступают прошлые обиды этнических групп, хранящиеся в коллективной памяти; политическими – борьба за власть между различными этническими группами, борьба этноса за свой политический статус в рамках единого государства или за суверенитет; социокультурными – противоречия между усредненными нормами и специфическими этническими ценностями.
Утверждение о том, что причиной этнополитического конфликта становится лишь худшее положение населения в регионе по сравнению с гражданами остальной части страны, следует признать не в полной мере соответствующим действительности. Это суждение подтверждается исторической практикой этнополитических конфликтов, некоторые из которых развиваются по диаметрально противоположному сценарию. Так, межнациональный конфликт в Стране Басков проходит на фоне улучшения уровня жизни басков относительно испанцев.
Анализ существующих научных подходов позволяет выделить основные причины возникновения этнополитических конфликтов. Прежде всего, это политические, территориальные, социальные и экономические причины.
Политическими причинами являются борьба за власть между различными этническими движениями и элитами на всех уровнях (местном, региональном, государственном), борьба за государственную независимость, борьба за сохранение или повышение статуса этноса в рамках одной страны.
Территориальные причины, сопровождающие практически любой этнополитический конфликт, проявляются во взаимных территориальных притязаниях этнических групп, нахождение ценностей их духовной и материальной культуры на спорной территории, возвращение на родину ранее репрессированной (депортированной) этнической группы; произвольные изменения границ; насильственное включение территории этноса или ее части в соседнее государство, расчленение этноса между разными государствами.
Социальными причинами выступают противоречия в системе межэтнического разделения труда в обществе, конфликты социальных норм и ценностей доминирующей этнической группы и специфических норм и ценностей этнических меньшинств, культурные, языковые, конфессиональные противоречия.
К экономическим причинам относятся неравенство этносов в обладании, распоряжении и потреблении материальных ресурсов, неравномерное социально-экономическое развитие регионов, нарушение баланса экономических интересов между центром и этническим регионом.
Наиболее распространенными являются следующие подходы к анализу причин этнополитических конфликтов:
- экономико-детерминистский подход, который основывается на положении, что этнополитические конфликты провоцируются социально-экономическими кризисами. Ухудшение социально-экономической ситуации в стране или отдельно взятом этническом регионе может способствовать развитию этнополитических конфликтов;
- социологический подход в качестве причин этнополитических конфликтов называет неравенство этнических групп в системе политической, социальной, экономической стратификации общества, при котором представители одной этнической группы занимают верхние ярусы социально-классовой пирамиды, а другие этнические группы относятся к низшим слоям. Тем самым первые группы создают для себя привилегированные условия в ущерб другим группам, подвергающимся дискриминации по этническому или расовому признаку;
- исторический подход к рассмотрению этнополитических конфликтов указывает на отдельные причины, которые порождают эти конфликты и коренятся в истории этносов, традициях, национальном сознании, идеологических мифах и стереотипах;
- политологический подход рассматривает роль национальных элит в процессе межэтнической напряженности и ее эскалации до уровня открытого конфликта. Так же в качестве ключевого рассматривается вопрос о власти, доступ к различным ресурсам, анализируются социально-психологические особенности этнополитических конфликтов;
- инструменталистский подход рассматривает национальную идентичности как фактор возникновения и эскалации этнополитических конфликтов. В контексте данного подхода причинами к возникновению этнополитических конфликтов служат проблемы с распределением власти между этническими группами, с вопросами земли и территории, с языком, религией, культурной самобытностью, а также с дискриминацией, основывающейся на признаках расы или цвета кожи.
Анализ обозначенных подходов показывает, что понять причины конфликтов, основываясь на одном из них невозможно, так как сам этнополитический конфликт, его формы, причины возникновения, ресурсы и формы противоборства участников представляют собой комплексное явление, что еще раз подчеркивает, что необходимо совместное использование различных теоретических подходов в исследовании причин возникновения этнополитических конфликтов.
Необходимо помнить, что грань между социальными, политическими и этническими конфликтами очень зыбкая, трудно определимая. В современной России одна из форм конфликтов нередко включает в себя другую и подвергается трансформации, этническому или политическому камуфляжу. Важной причиной этнополитического конфликта в многонациональном государстве может быть отсутствие продуманной, ясной и эффективной общегосударственной национальной политики. Так, по мнению Е.А. Нарочницкой: «Понятие этнических факторов связано с государственной национальной политикой. Непоследовательность, непродуманные импровизации, игнорирование специфики отдельных регионов, отсутствие необходимой координации в деятельности различных государственных институтов, стремление опереться в политической борьбе не на стратегических союзников, а на силы, лишь декларирующие идейную близость, – все эти обстоятельства привели к глубокому кризису. Стабилизация здесь предполагает подчинение национальных взаимоотношений универсальным политическим отношениям и урегулирование их общими государственно-правовыми нормами и законами».
Говоря о природе этнополитического конфликта необходимо определится с субъектами конфликта, к которым традиционно относятся этносы, этнические движения, государство, этнические элиты.
Этнические элиты оказывают влияние на политический процесс в собственных интересах и принятие политических решений. Формируются этнические элиты из представителей коренного этноса, которые заняты в сферах административно-государственного управления в национально-государственных образованиях, культуры и искусства, торговой и производственной сферах, то есть в престижных отраслях. Именно элитам принадлежит главная роль в инициировании этнополитического конфликта, его идеологическом оформлении и мобилизации этнического сообщества на его реализацию. Этнические элиты осуществляют координацию деятельности других этнических групп (диаспор, групп интересов) по финансовому, политическому, экономическому, военно-техническому обеспечению националистических движений, а так же образуют политические партии и группы интересов в системе органов государственной власти, если борьба за реализацию свих интересов ведется мирным путем.
Этнические движения являются разновидностью социально-политических движений, которые выступают с требованиями автономии, притязаниями на государственный суверенитет для собственного народа, а также изменения системы управления, которая соответствующей культурной модели этнического меньшинства.
Роль государства как субъекта этнополитических конфликтов, по мнению ряда исследователей, реализуется в ряде его функций.
Наиболее общей функцией государства является функция руководства и управления. Руководство связано с выработкой государством национальной политики и стратегии регулирования этнополитических процессов, общих параметров и приоритетов жизни и развития народов, включая направления и принципы, методы решения экономических, политических, национально-культурных вопросов. Управление заключается в выработке и применении адекватных механизмов реализации национальной политики и стратегии (путем выработки решения, планирования и прогнозирования деятельности, осуществления контроля и координации).
Политическая функция связана с осуществлением государством политической власти: на базе учета интересов, доминирующих в стране, ее экономики и политики этнических групп, обеспечения прав и свобод этнических меньшинств, обеспечения этнополитической стабильности, нейтрализации межэтнических конфликтов, взаимодействиям с национальными (этническими) политическими партиями, движениями и объединениями граждан. К политическим функциям относится и выработка программно-стратегических целей и задач развития общественных отношений в национальном измерении.
Правовая функция выражается в осуществлении государством правотворчества, установлении правовых норм и законов, регулирующих межэтнические отношения, поведение граждан, принадлежащих к разным этническим группам, национальным общностям.
Организаторская функция государства состоит в упорядочении всей властной деятельности: принятии, организации и исполнении решений в сфере национальной политики, формировании и использовании кадрового корпуса управленцев, осуществлении контроля над исполнением законов, решений, информационного обеспечения национальной политики.
Функция обеспечения внутренней безопасности государства состоит в защите конституционного строя, нейтрализации внутренних межэтнических конфликтов, борьбе с этническим сепаратизмом.
Социальная функция государства проявляется в обеспечении достойного уровня социально-экономического развития народов, регионов их проживания, проведении соответствующей политики в сфере строительства жилья, здравоохранения.
Образовательная функция государства состоит в обеспечении прав различных этнических групп – доминирующих и меньшинств – на предоставление представителям этносов равных возможностей получения образования, преподавания на национальных языках, сохранения в нем этнокультурного компонента.
Культурная функция государства направлена на создание условий для удовлетворения специфических этнокультурных запросов граждан, сохранение духовных и материальных ценностей народов, их воспроизводства.
Внешние функции государства в регулировании этнополитических процессов связаны с защитой интересов граждан, общества и государства в национальной сфере, миграционной, пограничной, оборонной, внешнеэкономической политике.
Отметим также, что если в федеративном государстве возникает конфликт между центром и отдельным этносом, входящим субъект Федерации, то в данном случае правомерно субъектом этнополитических отношений выделить федеральный Центр, с его государственно-политическими институтами с одной стороны, и этнос, с доминирующими в нем этническими группами, элитой и лидерами с другой.
В исследованиях динамики этнополитического конфликта выделяют несколько стадий его развития.
На первой стадии формируется массовая база участников, формулируется идеология, отрабатываются приемы и методы будущей борьбы, выдвигаются требования сторон. Этот процесс происходит в рамках уже существующих социальных и политических институтов, правовых и общественных норм. Средствами сторон конфликта являются обращения в органы государственной власти, учреждения массовой информации, дискуссии, «круглые столы». Формирование конфликта осуществляется чаще всего в скрытой форме, при этом в качестве мобилизующей используется идея, представляющая наибольший интерес на данном этапе.
Вторая стадия характеризуется значительным обострением ситуации: требования перерастают в статусные притязания: выдвигаются территориальные претензии, ставится вопрос о национальном самоопределении, праве на монопольный доступ к природным ресурсам. Средством достижения цели на этой стадии становятся массовые мероприятия – митинги, демонстрации, демарши, акции гражданского неповиновения. Идеологи конфликта активно внедряют в сознание его участников представления об исторической оправданности требований, несправедливости существующего положения вещей, подводя, таким образом, морально-правовую базу под будущие более решительные акции.
На третьей стадии конфликт нередко перерастает в вооруженные выступления, при этом локальные столкновения могут перерасти в массовый вооруженный конфликт. Обостряющим фактором, является уверенность одной из сторон в том, что она сможет силовыми мерами изменить расстановку сил в свою пользу.
К недостаткам периодизации, предложенной В.А. Тураевым, можно отнести сведение форм противоборства сторон лишь к силовому и идейно-политическому, а также неполный учет особенностей динамики самих типов этнополитических столкновений, недостаточное внимание к международному политическому и экономическому контексту.
Г.И. Козырев, полагает, что динамика этнополитического конфликта, не отличается от иных социальных конфликтов. В этнополитическом конфликте присутствуют те же стадии, что и в других столкновениях, отличительной чертой же рассматриваемого конфликта является его способность проникать в другие конфликтные ситуации. В развитии конфликта большую роль играет идеология, способствующая консолидации этноса, жесткому противопоставлению «мы-они», придающая ценностно-смысловую направленность противоборству, определяя цели и задачи в развитии этноса.
В динамике этнополитического конфликта с позиций этнопсихологии Г.У. Солдатовой выделяется четыре фазы развития этнополитического конфликта:
Первая, латентная фаза, характеризуется нормальной социально-психологической атмосферой – в обществе отсутствует межэтническая напряженность, а межэтнические отношения имеют позитивную направленность. Как правило, в любом обществе существуют локальные состояния неудовлетворенности теми или иными сторонами жизни, однако причины этой неудовлетворенности не связываются с отношениями между этническими общностями. В то же время практически в каждом обществе, где есть признанное деление на этнические группы, имеет место скрытая межэтническая напряженность, составляющая естественный фон межэтнических отношений. Но даже на этой фазе отсутствует эмоциональная толерантность по отношению к представителям других этнических групп: контакты с представителями иноэтничных групп вызывают повышенную эмоциональную напряженность, изменение же социальной ситуации в обществе стимулирует эмоциональную напряженность по отношению к «чужакам».
Вторая фаза характеризуется ростом ощущений тревожности, отчаяния, гнева, возмущения и разочарования. В этой фазе напряженность прорывается наружу в виде бытового национализма, которому соответствует появление и широкое распространение в обществе уничижительных групповых характеристик, увеличением случаев межличностных конфликтных эпизодов на национальной почве. Основной индикатор этой фазы – рост эмоционального возбуждения. В результате различные неурядицы, проблемы, возникающие при удовлетворении жизненных потребностей, чаще связываются с национальной принадлежностью. В массовом этническом сознании формируются чувства зависимости, ущемленности, несправедливости, враждебности, страха, недоверия.
Третья, конфликтная фаза – открытая борьба сторон, воплощающаяся в конфликте несовместимых целей, интересов, ценностей, соперничестве за ресурсы. Рост межэтнической напряженности порождает групповую реакцию как форму защиты, предполагающую активное противоборство за значимые социальные ценности. Среди них такие ценности, как «народ», «национальная культура», «родина» и др. Эмоциональным ядром массового сознания становится образ врага, в котором конкретизируется угроза. В этой фазе межэтническая напряженность выражается в этнической мобилизации и готовности перейти к практическим действиям, цели которых – перераспределение властных полномочий в пользу одной этнической группы за счет других групп, изменение этнической стратификации общества, повышение этнического статуса коренного этноса.
Четвертая, кризисная фаза, характеризует такую степень созревания конфликта, когда его уже невозможно урегулировать мирными методами и в то же время имеется острая необходимость в его скорейшем разрешении. В кризисной ситуации психическое напряжение достигает максимума по силе и масштабам влияния. Радикализм сторон и несовместимость позиций, крайняя предвзятость при интерпретации реальных фактов, абсолютизация защиты прав своей этнической группы достигают пика. Общий уровень эмоционального возбуждения достигает такой высоты, что эмоции становятся определяющим фактором в действиях этнической группы и иррациональной основой повышенной активности. Иррациональность проявляется как глубокая убежденность индивидов и групп в собственной правоте, чувство чрезмерной собственной значимости, подозрительность, страх и гнев, противоречащие собственным взглядам факты либо игнорируются, либо объявляются измышлениями противника, а при малейшем противодействии извне возникает стремление отомстить с готовностью к самопожертвованию ради посрамления или гибели врага.
По мнению В.А. Михайлова динамика этнополитического конфликта представляет собой процесс образования «воронки противостояния», накопления обид, формирования в сознании этнических групп образа врага, взаимным проецированием представлений «одномерных человеков» или «недочеловеков». Процесс завершается перерастанием межэтнического противостояния в антагонизм, и события отныне разворачиваются по принципу «зеркального отражения», когда практически все дела и поступки одного этноса бумерангом возвращаются в качестве ответных мер и действий другого этноса. В этой «войне двойников» действие всегда равно противодействию. Здесь уже окончательно исчезают правые и виноватые, остаются лишь терпящие беду.
Таким образом, этнополитические конфликты можно классифицировать в зависимости от тех причин, которые лежат в основе данных конфликтов – политических, этнических, экономических, социальных, духовных, конфессиональных и т.д. Именно выявление внутренних причин возникновения конфликта позволит предотвратить возникновение его на ранних стадиях развития. Однако стоит отметить, что в «чистом виде» трудно вычленить каждый из перечисленных типов конфликтов, поскольку конфликты возникают в результате целого комплекса противоречий, что, с одной стороны, усугубляет внутреннюю конфликтность процесса, а с другой – побуждает искать комбинированные средства противодействия.
 
1,2. Специфика этнополитических напряженностей на постсоветском пространстве
2008 год запомнится рядом событий, которые, без сомнения, еще долго будут оказывать свое влияния на происходящие в мире политические и экономические преобразования.
Бесспорно, в первую очередь речь идет о глобальном финансовом кризисе, обрушившемся сначала на Североамериканские Штаты, а затем, в связи с крайне сильной зависимостью друг от друга стран с рыночной экономикой – государств Европы, Южной Америки, Азии, не исключая Россию. На политической арене не угасают ожесточенные споры по поводу неоднозначной оценки скоротечного военного конфликта между Грузией и Россией. Происшествие на Кавказе повлекло за собой цепь событий, имеющих важное значение с точки зрения мировой политики и безопасности. К ним можно отнести одностороннее признание Россией Абхазии и Южной Осетии, фактическое согласие на вступление последней в союзное государство Российской Федерации и Беларуси; активизация США в переговорном процессе с Чехией и Польшей по поводу размещения на территории этих государств элементов своей противоракетной обороны; решение М. Саакашвили о выходе Грузии из состава СНГ и последовавшие вслед за этим разговоры о необходимости этой организации. С новой силой вспыхнула риторика по поводу вступления Украины и той же Грузии в состав НАТО.
В октябре во французском Эвиане Д. Медведев выступил с речью, в которой вполне недвусмысленно указал на виновника проблем на глобальном финансовом рынке и предложил свой вариант выхода из кризиса. Кроме того российский президент фактически обрисовал контуры нового миропорядка со вполне четко обозначенным местом России на новом политико-экономическом глобусе. Все это дает основание полагать, что 2008 год ставит точку в череде достаточно спокойных лет, отмеченных стабильностью в экономическом плане и сдержанностью в политическом.
Отношениям России и Североатлантического блока (НАТО) свойственна цикличность. Времена относительного затишья сменяются периодами ожесточенной риторики с обеих сторон. Наибольшее возмущение нашей страны уже долгие годы вызывает медленное, но верное продвижение НАТО на восток. Сегодня, когда на стремление Грузии войти в состав блока наложились политические результаты конфликта на Кавказе, спираль обоюдных упреков закрутилась с новой силой.
Суть ситуации в том, что стержневые страны НАТО и, в первую очередь, США и Великобритания, готовы закрыть глаза на факт агрессии грузинской стороны и пролоббировать решение о принятии этого государства – непосредственного соседа России (в чем его главная и, вероятно, единственная ценность) – в состав блока. На форуме в Эвиане Д. Медведев говорил по этому поводу: «Варшавского договора нет уже 20 лет. Но, к сожалению, для нас во всяком случае, расширение НАТО осуществляется с каким-то особенным азартом. Сегодня активно обсуждается приём в НАТО Грузии и Украины. Причём вопрос ставится следующим образом: принять эти страны, по сути, означает одержать верх над Россией, а не принять – капитулировать перед Россией». 23
Отказ от осуждения М. Саакашвили, фактически устроившего геноцид югоосетинского народа (считающегося в Тбилиси гражданами Грузии) наглядно демонстрирует торжество двойных стандартов, коими руководствуются страны Запада, неся миру «истинную демократию».
Особую остроту ситуации вокруг Грузии придают два обстоятельства. Во-первых, пока твердое решение НАТО принять в свои ряды эту страну. В случае вступления Грузии в Североатлантический блок, Тбилиси получит официальную, а не полулегальную поддержку Вашингтона; поставки вооружения будут преподноситься как узаконенная поддержка войск НАТО. Во-вторых, Южная Осетия попросила о вступлении в состав союзного государства России и Беларуси, не исключено, что ее примеру последует и Абхазия. Если Кремлю удастся заручиться поддержкой Минска, так и не признавшего до сих пор независимости республик, Южная Осетия станет плацдармом для размещения российских военных баз и получит статус уже не области временного расположения баз миротворческого контингента, а фактически места дислокации внутренних войск внутри конфедерации.
В этом случае взаимоотношения России и НАТО будут находиться под постоянной угрозой разрыва, так как позиции нашей страны и блока по поводу признания республики диаметрально противоположны. Антагонистические настроения будут серьезной преградой при восстановлении считавшихся ранее партнерскими отношений. Коллизии в мировом праве, допускающем ситуацию, когда одна страна признает то или иное государство в качестве независимого, а другое – нет, неоднозначность трактовки принципов признания, а, зачастую, и применение двойных стандартов делает возможным подобные эксцессы. Сегодня благодаря этому возможна если и не территориальная, то политическая аннексия части одного государства другим. Этим приемом воспользовались сами страны НАТО (в большей степени США и Великобритания) в спорной ситуации вокруг Косово, тогда как Россия была в оппозиции, отказавшись видеть на карте новое государственное образование. Сейчас же роли поменялись, и уже наша страна в одностороннем порядке идет на признание независимости Южной Осетии и Абхазии, в то время как почти все члены ООН отстаивают территориальную целостность Грузии.
Разумеется, усиление военного присутствия НАТО в регионе при гипотетическом принятии Грузии в Североатлантический блок и одновременной передислокации российских армейских подразделений в район Южной Осетии и, например, Северной Осетии и Чечни – на территории, находящиеся на расстоянии прямой ракетной доступности от Тбилиси, не прибавят спокойствия на Кавказе. Каждый будет отстаивать собственные интересы в ущерб нормальной жизни граждан, как Южной Осетии, Абхазии, так и Грузии. Поэтому важно крайне осторожно и взвешенно проводить политику в регионе и со стороны России, и со стороны НАТО. Д. Медведев говорил в этой связи: «Сегодня мы не можем уйти от факта, что для предотвращения агрессии не сработали ни многосторонняя дипломатия, ни региональные механизмы, ни нынешняя европейская архитектура безопасности в целом. Особенно наглядно продемонстрировал свою ущербность так называемый НАТО-центризм. Из всего этого нужно сделать выводы. Современной Евро-Атлантике нужна позитивная повестка дня. События на Кавказе лишь подтвердили абсолютную правильность идеи нового Договора о европейской безопасности. С его помощью вполне можно создать единую и надёжную систему всеобъемлющей безопасности. Эта система должна быть равной для всех государств – без изоляции кого-либо и без зон с разным уровнем безопасности. Она должна быть призвана объединить всю Евро-Атлантику на основе единых правил игры. И на долгие годы в юридически обязывающей форме обеспечить наши общие гарантии безопасности». 24
Месяцем позже, в своем Послании Федеральному Собранию Президент заявляет: «Думаю, возникшее после распада СССР представление о собственном мнении, как о единственно верном и неоспоримом, в конечном итоги привело власти США и к крупным просчетам в экономической сфере….Будучи теснейшим образом связанной с рынками всех развитых стран и при этом самой мощной из всех – экономика США потащила за собо
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.