На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Списки и происхождение редакции русской правды

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 02.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


М.Н.Тихомиров
СПИСКИ  И ПРОИСХОЖДЕНИЕ 
РЕДАКЦИЙ РУССКОЙ ПРАВДЫ
 

1
   Русская Правда сохранилась в большом  количестве (свыше 110) списков XIII–XVIII вв. Все тексты Правды находятся в составе каких-либо сборников или летописей. По своим особенностям списки Правды могут быть разделены на три основных памятника: 1) Краткую, 2) Пространную и 3) Сокращенную Правду.
   Списки  первой, или краткой, редакции немногочисленны, известно только два древних списка, относящихся к половине XV в. Краткая Русская Правда находится в составе Новгородской 1-й летописи младшего извода, где она помещена под 1016 г. Оба списка Краткой Правды (Академический и Археографический)1 по своему тексту чрезвычайно близки друг к другу и, по-видимому, произошли от общего источника или протографа. Сохранилось и несколько списков Краткой Правды, переписанныхв XVIII в., которые, впрочем, восходят к тексту, приготовленному к печати В.Н.Татищевым в 1738 г., и дают мало дополнительных сведений о древнем тексте Правды. В списках Краткой Правды текст написан сплошь без разделения на статьи. Однако вторая часть Правды выделена начальной буквой П («Правда оуставлена» и т.д.), написанной красной киноварью.
   Списки  Пространной Правды сохранились  в наибольшем количестве (свыше 100). Пространные списки в четыре или пять раз по тексту длиннее кратких и заключают большое количество новых статей. Кроме того, текст Пространной Правды разбит в них киноварными заголовками и заглавными буквами. Впрочем, заголовки не покрывают содержания всех статей, следующих за ними.
   По  своему тексту списки Пространной Правды могут быть разделены на три вида.
   Первый, наиболее многочисленный вид входит в состав юридических сборников, известных под названием Кормчих и Мерил Праведных. Кормчая, или Номоканон, представляет собой собрание церковных правил и гражданских законов. Самое слово «кормчая» значит руководящая или направляющая. Слово «Номоканон» происходит от греческого «номос» (закон) и «канон» (правило). Кормчая была важнейшим юридическим пособием в древней Руси и сохранилась во множестве списков разного состава. В текст славянской Кормчей Русская Правда была внесена не позднее третьей четверти XIII века.
   Древнейший  список Кормчей с текстом Русской  Правды написан около 1282 г. в Новгороде «повелением Новгородского князя Дмитрия Александровича и стяжанием новгородского архиепископа Климента». Эта громадная книга, написанная в два столбца на 348 листах пергамена, принадлежала «софийской», или архиепископской, казне и при падении Новгорода была взята Иваном III как драгоценность в Москву. Кормчая была возвращена обратно в Новгород только при Василии III по особой просьбе архиепископа Макария. В настоящее время Кормчая хранится в Историческом музеев Москве в составе б. Синодального или Патриаршего собрания рукописей и в науке известна под названием Синодальной или Новгородской. Синодальный список Русской Правды отличается от всех других списков Пространной Правды расположением статей во второй его части. Можно думать, что эта особенность расположения статей зависит от того, что в одном из предшествующих списков, которые послужили источником для Синодального, листы были перепутаны.
   Текст Синодального списка имеет близкое  сходство с другим древним списком – Троицким, находящимся в составе Мерила Праведного второй половины XIV в. Под названием «Мерила Праведного» известен юридический сборник, возникший на русской почве, вероятнее всего, в начале XII в., переработанный и дополненный в конце XIII в. В известном нам составе сборник возник в Суздальской Руси как руководство для судей. Мерило Праведное состоит из двух частей. В состав первой части входят поучения на тему о праведных судах. Вторая часть Мерила Праведного основана главным образом на материале Кормчей и включает 30 глав, состоящих из различных юридических памятников, заимствованных из Кормчей, а также из Русской Правды (см. описание на стр. 28). Экземпляр рукописи, несмотря на небольшой формат, – роскошный. Он украшен миниатюрой праведного судьи с весами в руках. Текст Троицкого списка Русской Правды отличается особой исправностью, и поэтому его принято издавать в первую очередь. Впрочем, в тексте Троицкого списка есть подчистки и поправки, сделанные в более позднее время; по мнению В.П.Любимова, в конце XVIII – начале XIX в., а по нашему мнению – не позднее XVI века.
   Синодальный и Троицкий списки восходят к общему протографу, возникшему уже ранее последней четверти XIII в. Синодальный список имеет яркие черты новгородского говора. Некоторые новгородские особенности заметны и в тексте Троицкого списка. Поэтому можно думать, что их общий протограф возник в Новгороде.
   Остальные списки Пространной Правды, помещенные в составе Кормчих и Мерил Праведных, относятся к XV–XVIII вв.. По своему тексту они делятся на несколько видов, или изводов. Каждому изводу соответствует определенный состав Кормчей или Мерила Праведного. Эти поздние списки Пространной Правды имеют большой интерес для истории права в Северо-Восточной Руси в XIV–XV вв. и дают некоторый материал для восстановления первоначального текста Правды.
   Ко  второму виду Пространной Правды принадлежат списки, входящих в состав особых юридических сборников. Наиболее древний список этой группы, Пушкинский (принадлежал А.И.Мусину-Пушкину), написан в 4° на 60 листах (или 120 страницах) пергамена. Весь сборник носит заголовок: «Суд Ярослава князя. Устав о всяцих пошлинах и о уроцех». В состав сборника входят статьи: 1) Увещание к судьям; 2) Русская Правда; 3) Закон судный людем; 4) Избрание из законов Моисеевых; 5) Договор Смоленска с Ригою в 1229 году; 6) Устав Ярослава о мостех. Увещание к судьям представляет собой выдержку из Слова о судьях и клеветах, встречающегося в более полном виде в различных сборниках. Закон судный людем, или Судебник царя Константина, является юридической компиляцией, возникшей, по-видимому, в Болгарии в Х в. на основе болгарского права и византийских юридических памятников. Закон судный людем встречается в краткой редакции в составе Кормчих. В Пушкинском списке Закон судный людем сохранился в пространной редакции и дополнен некоторыми статьями, возникшими на русской почве. Избрание из законов Моисеевых представляе1собой выдержку из библии в особой редакции. Оно помещено также в Кормчих, но в другой редакции, чем в Пушкинском сборнике. Русскими юридическими памятниками являются Смоленский договор 1229 года и Устав Ярослава о мостех, устанавливающий разверстку мостовой повинности в Новгороде. В сохранившейся редакции Устав появился не ранее второй половины XIII в. Состав Пушкинского сборника в настоящем его виде мог возникнуть не ранее конца XIII в., как это показывает помещенная в нем редакция Смоленского договора.
   Известный нам состав Пушкинского сборника не был первоначальным. В этом нас  убеждает существование Археографического  списка Пространной Правды, который относится к XV в. и помещен в виде приложения к тексту Новгородской 1-й летописи (о ней говорилось выше) в составе особого юридического сборника. Сличение Пушкинского и Археографического сборников позволяет думать, что первоначальный юридический сборник состоял только из четырех статей: 1) Увещания к судьям; 2) Русской Правды; 3) Закона судного людем и 4) Устава Ярослава о мостех. Пушкинский и Археографический списки восходят к общему протографу с новгородскими особенностями, а присутствие в этом протографе Устава Ярослава о мостех также говорит о новгородском его происхождении. Вероятнее всего, первоначальный оригинал (протограф) Пушкинского и Археографического списков возник уже в первой половине XIII века.
   В начале XV в., по-видимому, уже в Московской Руси, появился новый, третий вид Пространной Правды. Он представлен несколькими списками XV–XVI вв.; один из них принадлежал князю Оболенскому, другой – Карамзину. Этот вид списков Пространной Правды можно назвать Карамзинским, так как он впервые был открыт Н.М.Карамзиным. В его основу положен текст какого-то списка Пушкинско-Археографической ветви, дополненный по спискам Троицко-Синодальной. В результате получился сводный текст. Отличительной чертой Карамзинского вида являются дополнительные статьи о резах (процентах) и Устав о мостех, вставленные в текст Правды. Большинство исследователей предпочтительно пользовались Карамзинским видом, вследствие его полноты и кажущейся исправности. В действительности он имеет интерес только для истории текста Пространной Правды в XIV–XV вв. и мало дает для восстановления ее протографа.
Следует отметить, что С. В.Юшков выделяет Пушкинско-Археографический и Карамзинский виды в особые редакции Русской Правды, так как в них включены дополнительные статьи. Однако основной материал Пространной Правды очень близок во всех трех названных видах. Поэтому при изучении Русской Правды удобнее сохранять деление на три основных памятника, которые имеют большие отличия друг от друга.
   К третьей редакции Русской Правды относятся два списка так называемой Сокращенной Правды. Оба они помещены в Кормчей особого состава, сохранившейся в списках XVII в. Однако Кормчая подобного состава возникла значительно раньше, вероятнее всего в XV в., и, по-видимому, в Пермской земле. Списки Сокращенной Правды близки по тексту к Пространной, но многие статьи в ней пропущены, а сохранившиеся статьи большей частью короче и иногда напоминают как бы выдержки из Пространной. Почти все исследователи на этом основании считают Сокращенную Правду простой выдержкой из какого-то списка Пространной. Однако такое заключение преждевременно, так как текст Сокращенной Правды не может быть целиком выведен из какого-либо списка Пространной. Так, помимо других особенностей текста, Сокращенная Правда имеет статьи (о кровавом муже), отсутствующие во всех списках Пространной Правды. Сокращенная Правда должна быть признана третьей особой редакцией Русской Правды. 

2
   Как видим, под названием «Русская Правда»  понимаются три различных памятника, которые могут быть названы «Краткой», «Пространной» и«Сокращенной» Правдой. Происхождение этих памятников было различно, различна была их судьба, и по-разному они повлияли на другие юридические памятники древней Руси.
   Большинство историков согласно с тем, что  Краткая Правда по времени своего происхождения предшествует Пространной, не говоря уже о Сокращенной, которую  большинство исследователей относит к позднему времени. Однако в науке существует и несколько иное мнение, разделяемое главным образом лингвистами (А.И.Соболевским, Е.Ф.Карским и С.П.Обнорским). Останавливаясь на языковых особенностях Краткой Правды, они указывают, что этот памятник возник сравнительно поздно. В частности, их поражает большое количество церковнославянизмов, которые в гораздо меньшей мере заметны в Пространной Правде. Но этот взгляд на Краткую Правду не может быть принят, потому что лингвистические наблюдения не всегда имеют характер решительных доказательств. Краткая Правда дошла до нас в поздних списках XV в., которые могли подвергнуться правке и изменениям именно языкового характера. Самое же содержание Краткой Правды с несомненностью говорит о ее раннем происхождении.
   Выше  уже указывалось, что Краткая  Правда сохранилась в составе  Новгородской первой летописи младшего извода – так называют Новгородскую летопись, возникшую на основе более  древних материалов в первой половине XV в. В ней мы находим под 1016 г. известие о том, что Ярослав, вернувшись после победы над Святополком в Новгород, одарил новгородцев деньгами «и отпусти их всех домовъ, и давъ имъ правду, и уставъ списавъ, тако рекши имъ: по сей грамоте ходите; яко же списах вамъ, такоже держите. А се есть правда руская»2. После этих слов помещен текст Русской Правды, Однако известие Новгородской летописи давно заподозрено в достоверности, прежде всего потому, что оно отсутствует в древнейшем – Синодальном пергаментном списке Новгородской 1-й летописи, написанном не позднее XIV в. Поэтому нам приходится допускать возможность того, что в Новгородской 1-й летописи младшего извода в данном месте имеется какое-то новообразование. Бросается в глаза и другая несообразность. Слова летописи о «Правде Русской», данной Ярославом, не совпадают с текстом самой Краткой Правды, в которой упоминается не только о Ярославе, но и о его сыновьях. Предположение о позднейшем происхождении известия о Ярославовой грамоте, помещенного под 1016 г., находит подтверждение в следующем. В Софийской первой летописи имеются два известия об Ярославовых грамотах. Первое из них помещено под 1019 г. и имеет полное сходство с таким же известием, находящимся в Новгородской первой летописи младшего извода под 1016 г.
   Рядом с этим в Софийской первой летописи встречается другое известие, относящееся к 1035 г. В нем говорится о том, что Ярослав, посадив князем в Новгороде своего сына Владимира и вместе с ним епископа Жидяту, дал новгородцам грамоту.
   По  своему составу Краткая Правда явно делится по крайней мере на две части: первая может быть названа Правдой Ярослава, вторая – Правдой Ярославичей. При разборе терминологических особенностей обеих частей Краткой Правды между терминологией Правды Ярослава и Правды Ярославичей обнаруживается большое различие. Это является прямым указанием на то, что обе части Краткой Правды были составлены в разное время и в разных местах.
   В Правду Ярослава входят первые статьи Краткой Правды, от начала памятника до слов: «Правда оуставлена Роуськои земли».
   В исторической науке шел длительный спор по вопросу о том, когда возникла Правда Ярослава. Л.К.Гетц, возвращаясь к мнению В.Н.Татищева, считал, что Правда Ярослава является памятником дохристианской эпохи, возникшим еще до Владимира Святославича и относящимся по крайней мере к Х в. Против такого взгляда можно выставить немало возражений. Так, прежде всего нам бросается в глаза значительная разница между юридическими нормами договоров Руси с греками и Правды Ярослава. Русская Правда знает нормы, несомненно, более поздние, чем договор 945 г. Договоры знают кровную месть без всякого ограничения: за убитого мстят его ближайшие родичи. В Правде месть уже рассматривается альтернативно с выкупом: «аще не боудетъ кто мьстя, то 40 гривенъ за головоу». Следовательно, надо считать, что Правда Ярослава возникла позднее договоров Руси с греками. По своей терминологии Правда Ярослава близко подходит к договору Новгорода с немцами конца XII в. (около 1195 г.). В нем мы найдем такие безличные термины, как «муж», отсутствие ссылок на княжескую юрисдикцию, кроме введения и заключения, и т. д. Наконец, в том же договоре имеется целая статья, совершенно напоминающая нам подобную же статью Русской Правды: «Оже емати скотъ варягу на русине или русину на варязе, а ся его заприть, то 12 мужь послухы, идеть роте, възметь свое». В Правде Ярослава сказано почти теми же словари: «Аже где възыщети на дроузе проче, а он ся запирати почнеть, то ити ему на изводъ пред 12 человека» (ст. 14).
   Возможно, что Правда Ярослава была основана на более раннем памятнике. Таковы первые 10 статей, кончающиеся двумя статьями о варягах и колбягах. Статья о челядине, скрывшемся у варяга или колбяга, уже ограничивает права варягов и колбягов, которыми они могли пользоваться в более раннее время. Эта часть Краткой Правды может быть названа «Древнейшей Правдой».
   Вторая  часть Краткой Правды представляет собой, особый памятник, который принято называть «Правдой Ярославичей». В действительности Правда Ярославичей не представляет собой единого памятника. В ней можно различать по крайней мере три части: собственно Правду Ярославичей. дополнительные статьи к ней, покон вирный.
   Первая  часть, которую и следует, собственно, называть Правдой Ярославичей, начинается со слов: «Правда оуставлена Роуськои земли, егда ся съвокоупилъ Изяслав, Всеволодъ, Святославъ Коснячко, Перенегъ, Микыфоръ Кыянин, Чюдинъ, Микула». Правда Ярославичей может быть более или менее точно датирована. Съезд Ярославичей мог состояться только между 1054 и 1073 гг., так как в 1054 г. умер Ярослав, а в 1073 г. Святослав выгнал из Киева старшего брата Изяслава, и после этого Ярославичи вместе уже никогда не собирались. За это время наше внимание обращает одна дата – 1072 г., когда, по словам летописи, Ярославичи «совокупишася» в Вышгороде для перенесения мощей Бориса и Глеба. Слово «совокупишася» в памятниках XI – XIII вв. часто обозначает княжеский съезд. Так, в Поучении Владимира Мономаха говорится о встрече с Ярополком Изяславичем: «на ту зиму идохом къ Ярополку совокуплятися на Броды, и любовь велику створихом».
   Любопытный материал дает анализ имен, упомянутых в заголовке Правды Ярославичей. Упомянутый первым Коснячко был в 1068 г. киевским воеводой при Изяславе. Двор Коснячки был разграблен восставшими киевлянами. Микыфор Кыянин (т.е. киевлянин) упоминается в летописи вместе с двором Чудина под 945 г., но в такой фразе, которая ясно говорит о более позднем времени, вероятнее всего, – о 70-х годах XI в. Летописец замечает, что раньше двор княжий существовал на другом месте, чем в его время – «бе бо тогда вода текущи въздоле горы Киевськия, и на подольи не седяху людье, но на горе. Градъ же бе Киевъ, идеже есть ныне дворъ Гордятинъ и Никифоровъ, а дворъ княжь бяше в городе, идеже есть ныне дворъ Воротиславль и Чюдин» (ПВЛ, стр. 40). О Чудине летопись упоминает как о лице, державшем Вышгород от имени князя в 1072 г. при съезде Ярославичей («и бе тогда держа Вышегородъ Чюдинъ», см. ПВЛ, стр. 121). Наконец, некий Микула упомянут в сказании о перенесении мощей Бориса и Глеба в Вышгород как старейшина «огородников». Таким образом, в Правде Ярославичей перечислены действительные участники событий второй половины XI в. Поэтому попытка признать заголовок Правды Ярославичей позднейшей вставкой не обоснована. Позднейший составитель не мог знать о Микуле и Никифоре Киевлянине, для него эти имена ничего не обозначали. Возникновение Правды Ярославичей, по-видимому, следует отнести к 1072 г. Она была составлена в Вышгороде, на что указывает участие в ее составлении Чудина и Микулы, связанных с Вышгородом.
   Какие же причины вызвали появление Правды Ярославичей? А.Е.Пресняков и Б.Д.Греков считают, что Правда Ярославичей представляет собой устав княжеского домена, устанавливающий пени за убийство княжеских людей или нанесение вреда княжескому имуществу. Можно согласиться с тем, что Правда Ярославичей была написана для защиты людей в княжеских доменах, но возникла Правда Ярославичей в особых условиях. В Правде Ярославичей обнаруживаются черты, указывающие на ожесточенную классовую борьбу, в условиях которой она была создана. Такова ссылка на постановление Изяслава о пене в 80 гривен за убийство старого конюха при стаде, «его же оубиле Дорогобоудьци». Дорогобуж – город на Волыни, через которую шел Изяслав, возвращавшийся в Киев с польской военной помощью для подавления восстания киевлян. Можно думать, что Правда Ярославичей возникла в непосредственной связи с восстаниями в Киевском государстве 1068-1071 гг. Правда Ярославичей устанавливает особенно высокие ставки за убийства княжеских людей, участившиеся в то время вследствие волнений на Руси.
   Дополнительные  статьи Русской Правды, видимо, не имеют  непосредственного отношения к  Правде Ярославичей, а приписаны позже, начиная со слов: «а оже уведеть чюжь холопъ любо робоу». На более позднее происхождение этих статей указывает повторение двух статей Правды Ярослава (о уводе холопа, о кровавом муже), а также денежный счет, существенно отличающийся от такого же счета в Правде Ярославичей.
   В конце дополнительных статей помещен  покон вирный и устав мостникам. Позднейшие новгородские грамоты XIV– XV вв. повторяют отдельные термины покона вирнаго. В грамоте половины XV в., данной Великим Новгородом Василию Темному на взятие «черного бора» с Новоторжских волостей, читаем: «а кормъ з десяти сохъ князя великого черноборцемъ взята тритцать хлебцовъ, баранъ, а любо полоть мяса, трое куровъ, сито заспы, два сыра» и т.д. (Грамоты Великого Новгорода, №21).
   В конце Краткой Правды находится  так называемый «урок мостников». По мнению А.И.Соболевского и Н.А.Стратонова, в нем говорится о постройке и починке моста. Вероятнее, однако, что в нем мы имеем «урок», т.е. табель об оплате за починку городских мостовых. В древнерусских городах улицы покрывались деревянными мостовыми, несколько слоев которых открыто в Новгороде.
   Что же представляет собой Краткая Правда? Является ли она сборником рукописей, соединенных механически, или памятником, составленным на основании более ранних источников? В.И.Сергеевич и Л.К.Гетц считали, что Правда Ярослава лишь механически связана с Правдой Ярославичей. Поэтому они называют Правду Ярослава первой, а Правду Ярославичей – второй редакцией. Но такое представление совершенно неправильно. В действительности Краткая Правда возникла не как механическое соединение двух или трех источников, а как единое целое, путем определенной редакционной обработки, притом обработки, сделанной не позднее конца XI или начала XII в.
   Местом  возникновения Краткой Правды некоторые  исследователи (Б.Д.Греков, С.В.Юшков и др.) считают Киев, другие (М.Н.Тихомиров) – Великий Новгород. Окончательное решение вопроса может быть сделано только после тщательных лингвистических и исторических изысканий. Доказательства М.Н.Тихомирова в пользу новгородского происхождения Русской Правды подверглись серьезной критике. К сожалению, доказательств в пользу киевского происхождения Краткой Правды, кроме общих соображений о значении Киева, как центра древней Руси в XI–XII вв., не было приведено вовсе. Между тем, Краткая Правда, за исключением Правды Ярославичей, особенно близка по своей терминологии к соответствующим новгородским памятникам. Поэтому предположение о новгородском происхождении Краткой Правды является пока наиболее вероятным.
   Краткая Правда имела в Новгороде значение официального юридического памятника, по крайней мере, в таком качестве она была включена в состав Новгородской 1-й летописи младшего извода наряду с другими новгородскими юридическими документами: уставом Всеволода о церковных судах, уставом Ярослава о мостах, рукописанием князя Всеволода и др.3 Таким образом, Русская Правда в Новгороде в XV в. рассматривалась как новгородский памятник, наряду с другими статьями чисто новгородского происхождения. 

3
   Еще более сложным является вопрос о  составе и происхождении Пространной  Русской Правды. В рукописях Пространная  Правда разделена на две части: первая часть начинается заголовком «Суд Ярославль Володимеричь. Правда Русьская», вторая – новым киноварным заглавием «Устав Володимерь Всеволодича». Следует отметить, что такое разделение имеется во всех древнейших рукописях. Существуют даже такие рукописи, в которых первая и вторая части Пространной Правды помещены не слитно, а раздельно. Так, в Годуновской Кормчей конца XVI в. вторая часть Пространной Правды (Устав Владимира) написана раньше первой. Это показывает, что переписчики считали суд Ярослава и Устав Владимира разными памятниками.
   На  основании этого уже ранние исследователи  Русской Правды (Тобин, Ланге) рассматривали первую и вторую части Пространной Правды как особые памятники. Эту же мысль последовательно проводит в своей последней монографии о Русской Правде проф. С.В.Юшков, ссылаясь на Соловецкий список 1493 г., в котором устав Владимира Всеволодовича соединен с текстом Закона судного людем и имеет вместе с ним общую нумерацию. Но существование Соловецкого списка говорит только о том, как его составители смотрели на Устав Владимира Мономаха в конце XV в. В том же Соловецком списке встречаем соединение двух различных текстов Пространной Правды Взгляд на Пространную Правду, как на сборник, состоящий из двух частей, при всей своей, на первый взгляд, кажущейся убедительности не может быть принят по следующим соображениям. Одним из источников Пространной Правды являлась Краткая Правда, из которой в переделанном или дословном виде были заимствованы некоторые статьи. Заимствование это было сделано и в первую и во вторую части Пространной Правды, притом единовременно, вследствие чего отсутствует какое-либо повторение заимствованных статей Краткой Правды, тогда как такое повторение статей имеется в самой Краткой Правде, как результат ее составления на основании различных несогласованных между собой источников. На большую редакторскую работу, проведенную составителями Пространной Правды, указывает то обстоятельство, что одна из статей Краткой Правды (ст. 16) была включена составителями Пространной Правды в текст Устава Мономаха (ст. 58). Заимствования из 31-й статьи Краткой Правды имеются в первой части Пространной, а из соседней статьи 33 во второй и т.д. Это указывает на то, что составители Пространной Правды провели большую редакторскую работу над текстом Краткой Правды единовременно, а не в два приема.
   Тем самым решается и вопрос о соотношениях между Судом Ярослава и Уставом  Владимира, которые составляют единый памятник, основанный на разнообразных  материалах, но единовременно возникший. Заимствования из Краткой Правды сделаны не только в первую, но и во вторую часть Пространной Правды (статьи 71, 72, 73, 76, 77, 78-я), причем эти заимствования сделаны из тех статей Краткой Правды, которые еще не были использованы в первой части пространной редакции. Значит, Краткая Правда была внесена уже в готовый текст, причем в этом готовом тексте имелась как первая, так и вторая части известной нам Пространной Правды.
   Кроме Краткой Правды, составители Пространной  Правды использовали Устав Владимира  Мономаха. В него входили постановления  о взимании процентов и о закупах, что было связано с восстанием 1113 г. в Киеве. Третьим источником Пространной Правды в своем исследовании я считал протограф Сокращенной Правды. Главным доводом в пользу этого мнения можно привести то обстоятельство, что текст Пространной Правды складывается из трех источников, взаимно исключающих друг друга (Краткой Правды, Устава Владимира Мономаха, Сокращенной Правды). Серьезная критика моих построений заставляет меня оставить свое предположение только в качестве рабочей гипотезы.
   В.И.Сергеевич  и многие другие историки относят Пространную Правду к началу XII в.. так как она говорит о Владимире Мономахе и о смерти Святополка. Но Правда не могла возникнуть раньше 1125 г., так как она говорит о Владимире Мономахе в третьем лице. Кроме того, сама Пространная Правда имеет чрезвычайное сходство с договором Смоленска с немцами в 1229 г., как на это указывал уже П.В.Голубовский в своей «Истории Смоленского княжества». Но П.В.Голубовский не обратил внимания на то, что особенно близок к Пространной Правде не список договора 1229 г., а так называемый проект договора, относящийся, по новейшим исследованиям, к половине XIII в. В проекте договора имеются статьи, вполне сходные с текстом Пространной Правды. Вот несколько таких статей (надоиметь в виду, что в договоре 4 старые гривны приравниваются одной новой): «Аже оубьють посла или попа, то двое того дати за головоу»; «или кто выбиеть око человекоу, или ногоу ототнеть или роукоу ототьнеть или иноую хромотоу в теле, оучинить 5 гривенъ серебра платити, а за зоубъ 3 гривны серебра»; «или человекъ человека деревомь оударить до крови, или по лицю оударить, а дати емоу 3 гривны серебра» и т.д. (см. Приложение). Терминология проекта договора очень близка к терминологии Пространной Правды: «дати за голову», «задъница» (наследство), «оже оубьеть, и тъть оубит» и т.д.
   Смоленский  договор 1229 г. замечателен одной особенностью. После вступления, которое заимствовано из немецкого источника в переводе на русский язык, в договоре следует «Правда». В ней и находим особую близость к Русской Правде.
   Следовательно, Русская Правда имела ближайшую  связь с договорами Смоленска  с немцами в XIII в., но возникла раньше их, так как тексты договора уже ссылаются на Правду и имеют более поздний денежный счет, чем в Пространной Правде. В своем исследовании я высказал мысль, что Пространная Правда возникла в начале XIII в. в Новгороде и связана была с новгородским восстанием 1209 г. Время возникновения новых юридических памятников на Руси чаще всего совпадало с большими социальными изменениями. Так, Судебник 1550 г. возник после московского восстания 1547 г., а Соборное Уложение – после восстания 1648 г. С начала XIII в. в новгородских памятниках встречаются постоянные ссылки на грамоты Ярослава, на которые до этого времени указания отсутствуют. Сходство Пространной Правды со смоленскими договорами начала XIII в. показывает, что юридические нормы Правды получили в это время широкое распространение.
   Мнение  о новгородском происхождении Пространной Правды было подвергнуто серьезной критике. Так, С.В.Юшков считает, что исключительно новгородское происхождение древнейших русских списков (Синодального, Мусин-Пушкинского, Троицкого) объясняется тем, что в Новгороде лучше сохранились памятники прошлого, чем в других русских областях. Нельзя, конечно, отрицать, что Новгород и Псков сохранили большое количество древнерусских памятников, но традиции прошлого сохранялись и в других русских городах. Об этом говорит хотя бы то обстоятельство, что имеется волынская Кормчая конца XIII в. и рязанская Кормчая 1284 г., в которых, однако, отсутствуют списки Русской Правды, помещенные в Новгородской Кормчей 1282 г., следовательно, возникшей почти одновременно с предыдущими. Если Волынь в какой-то мере может считаться отдаленной для Новгорода, то сношения Новгорода с Рязанью в конце XIII в. являются фактом бесспорным. Да и Волынь в это время еще поддерживала связь с Новгородом, куда попал волынский летописный свод, дошедший в составе Ипатьевской летописи с явными новгородскими особенностями. Отсутствует Русская Правда и в других рукописях не новгородского происхождения(например, в Варсонофьевской XIV в.). Пока этот факт не опровергнут и не объяснен, гипотеза о новгородском происхождении Пространной Русской Правды имеет право на существование.
   Пространная Правда была памятником гражданского законодательства в Новгороде. Спор об официальном и неофициальном происхождении Пространной Правды, которым исследователи так много занимались, в сущности, бесплоден, потому что в древности понятие о законодательном памятнике не было достаточно ясным. Так, устав Всеволода церкви Ивана Предтечи на Опоках позже перерабатывался и сохранился в двух редакциях. В него были внесены дополнения более позднего времени. Авторы Пространной Правды ставили перед собой задачу составления руководства, в котором тщательно определялись в первую очередь финансовые права князя. Но вместе с тем в Пространной Правде имеем статьи, отстаивающие интересы боярства. Эта особенность Пространной Правды указывает на довольно позднее время ее возникновения, когда уже развилось боярское могущество, но князь не потерял еще окончательно своего прежнего значения.
   Большое количество статей Пространной Правды, относящихся к торговле и ростовщичеству, типичны для такого памятника, который мог возникнуть в крупном городе. Пространная Правда говорит о торге и мытниках, о «купле» и «гостьбе», о процентах и товаре, отданном на хранение («поклажа»), о месячных и третных резах, о купцах, торгующих в других землях и подвергающихся опасностям во время военных действий («рать возметь»), различаются долги своим («домашним») и чужеземным купцам («гостины куны»). С необыкновенной яркостью Пространная Правда рисует перед нами жизнь боярского и купеческого дома, связанного с торговлей. Имущество богатого человека заключается в доме, челяди и товаре. Но товар – не просто имущество: заранее уже мыслится, что им можно «пригостить» и «срезить». Следовательно, перед нами дом богатого человека, вернее всего, купца или боярина, связанного с торговлей. Другая статья говорит о холопе, которого господин «пустит в торг». Являясь памятником классового господства феодалов, Пространная Правда рисует нам беспощадное угнетение челядинов и смердов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.