Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Следователь в уголовном процессе

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 02.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение.
Основным источником уголовно-процессуального  права является уголовно процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 г. № 174 ФЗ. Данный нормативно правовой акт, закрепил порядок уголовного судопроизводства.  Глава 2 УПК РФ определяет основополагающие начала уголовного производства- принципов.  Перед тем, как начать раскрывать данную тему обратив внимание на некоторые основополагающие принципы уголовного процесса. Статья 6 УПК РФ, которая именуется «назначение уголовного судопроизводства», заменила привычные понятия «задачи уголовного судопроизводства» и «цель уголовного судопроизводства», которые имели место быть в ст. 2 УПК РСФСР1. Статья имеет направляющее значение для всей уголовно-процессуальной деятельности.  Законодатель в данной статье указал, что основным назначением уголовного судопроизводства является: защита прав и законных интересов лицу и организаций, потерпевших от преступлений и второе защиту  лиц от незаконного и необоснованного обвинения. Часть вторая более точно раскрывает, даже можно указать, что толкует содержание, и смысл всей процессуальной деятельности, которую осуществляют органы предварительного расследования.  
Для дальнейшего  уяснения смысла уголовно процессуальной деятельности необходимо обратится к одному из фундаментальных понятий уголовно-процессуального  права к такому, как «уголовное преследование». Данное понятие раскрывается в ст. 5 УПК  РФ, которая является нормой дефиниций. В п. 55 ст. 5 УПК РФ сказано, что уголовное преследование это процессуальная  деятельность, осуществляемое стороной обвинение в целях изобличение  подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.  И так проанализировав данное определение мы можем сделать умозаключение, что целью деятельность стороны обвинения является изобличение обвиняемого и подозреваемого в совершенном преступлении. На этом основании в литературе указывается на обвинительный уклон следователя, что мешает в полной мере, объективно и беспристрастно   осуществлять уголовное преследование2.
  Уголовно-процессуальные  правоотношения носят, как правило,  императивный  характер. Причина,  что всегда одной из сторон  орган государственной власти. Уголовный процесс  это  «ограничения» прав. свобод  и т.д, которая как правило затрагивает всех без исключения субъектов уголовного процесса.
Также необходимо обратить внимание на ст. 11 УПК РФ, где указано, что суд, прокурор, следователь обязаны  стоять на охране прав и свобод человека путем разъяснения и охраны меры возможного и дозволенного поведения  субъектов.
Следователь в уголовно процессуальном законодательстве фигура, с точки  зрения законодательной техники  фигура противоречивая. С одной стороны  он сторона обвинения и в литературе высказывается мнения о его обвинительном  уклоне. С другой стороны, в теории и в источниках официального толкования, дается разъяснение его процессуального  статуса.
Осуществляемое следователем предварительное следствие представляет собой основную и наиболее эффективную, по сравнению с дознанием. Форму  расследование преступлений.  Одновременно уголовно-процессуальное законодательство в ряде случаев предусматривает, возложение на следователя  обязанности  по производству расследования в  форме дознания  (п. 7,8 ч. 3 ст. 151 УПК  РФ), что является исключением из общего правила. Указанное правило свидетельствует об универсальном положении следователя. Способное в отличие от дознавателя производить предварительное расследование в любых формах.
Тема дипломной работы, предполагает изучить статус  центральной  фигуры уголовного процесса такого, как  следователь.  Следователь является основной  фигурой уголовного процесса и это не случайно. Современное уголовно- процессуальное право переживает времена реформ.  Изменяется статусы центральных участников уголовного судопроизводства, создаются новые органы и т.д.  Это налагает отпечаток, на лиц, ведущих уголовное преследование. Ведь, как не крути, уголовный процесс, осуществляют компетентные органы, и от их профессиональной деятельности будет зависеть достижение цели и назначение уголовного судопроизводства.  
22 декабря 2010 года был  принят федеральный закон «О  Следственном комитете Российской  Федерации. Принятие данного закона  ознаменовала окончательное отделение от прокуратуры  полномочий по производству предварительного расследования и сужением их полномочий в сфере уголовного судопроизводства. Началом реформы послужило создание в 2007 годы рамках органов прокураты нового органа такого, как Следственный комитет при прокуратуре РФ.  В закон о прокуратуре была введена ст. 20.1 в которой  указывалось, что следственный комитет при прокуратуре является органом прокуратуры. Как мы можем заметить создание данного органа шло постепенно и это на мой взгляд является обоснованным.
В заключении ведение можно  сделать некоторые промежуточные  итоги.  Следователь эта  центральная  фигура уголовного процесса, его статус в связи с реформами претерпел некоторые изменения.
  Особого внимания требует вопрос об уголовно-процессуальной функции следователя. Данный вопрос многие годы обсуждается в юридической литературе, но до сих пор не нашел однозначного определения.
Тщательного изучения требует  вопрос о более чёткой разработке и регламентации статуса следователя, его процессуальных полномочий. В  настоящее время целый ряд  вопросов, связанных с правами  и обязанностями следователя  не находит единообразного разрешения в теории и практике. Исследование правового статуса следователя  в уголовном процессе позволяет  более подробно охарактеризовать основополагающие начала, на которых построено предварительное расследование. На стадии предварительного расследования наиболее полно реализуется значительная часть норм уголовно-процессуального закона и большая часть научных рекомендаций криминалистики.
Целью настоящей работы является исследование процессуального положения  следователя в уголовном процессе, правовых основ его деятельности и взаимоотношений с другими  субъектами в неразрывной связи  с анализом сущности и принципов  стадии предварительного расследования, механизма уголовно-процессуального регулирования, предшествующего судебному разбирательству уголовных дел.
В рамках обозначенной цели представляется целесообразным рассмотреть  следующие вопросы:
      определение места следователя в уголовном процессе и характер выполняемых им функций;
      анализ процессуальных полномочий следователя и его обязанностей;
      исследование проблемы процессуальной самостоятельности следователя;
      тенденции развития института предварительного следствия.
Вышеуказанные задачи исследования определяют структуру работы.
При написании работы использовались тексты нормативных актов РФ, научные  комментарии законодательства, учебная  литература, монографии по исследуемой  проблеме, материалы периодических  изданий.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Глава 1. Следователь  как участник уголовного процесса.

1.1.Становление и развитие процессуальной самостоятельности следователя в уголовном судопроизводстве (исторический аспект).

 Для изучения данного вопроса, безусловно, следует обратиться к истории развития предварительного следствия и формирования, так называемой, процессуальной независимости и самостоятельности следователя.
История формирования процессуальной независимости и самостоятельности  следователя берёт своё начало в  июне 1860 года, так как именно в  это время высочайшим Указом Императора Александра II в 44 губерниях были введены  должности судебных следователей, на которых возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся  к ведению судов. В дополнение к Указу был издан Наказ  судебным следователям, согласно которому контроль за действиями следователей по расследованию преступлений осуществляли суды. В ст. 264 Устава уголовного судопроизводства (1864 г.) предусматривалось, что судебный следователь "принимает собственной  властию все меры, необходимые  для производства следствия, за исключением  тех, в коих власть его положительно ограничена законом". Важнейшей гарантией  процессуальной самостоятельности  следователей являлась их несменяемость.
       Между прочим, специфика судебного контроля в общих судебных местах определялась в первую очередь характером взаимоотношений трёх главных "властвующих" (т.е. обладающих императивными полномочиями) в уголовном процессе субъектов – суда, прокурора и судебного следователя. Их отношения сложнее и многообразнее, чем взаимоотношения мирового судьи с полицией, что объясняется, на взгляд В. А. Азарова и Ю. И. Таричко, прежде всего необходимостью рационального распределения полномочий по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел о наиболее тяжких и опасных преступлениях.
         Судебный следователь, состоя при окружных судах и подчиняясь им в организационном и процессуальном отношениях, в то же время был поднадзорен прокурору, законные предложения и указания которого он обязан был выполнять. Являясь представителем судебной власти, судебный следователь обладал контрольными полномочиями: он от имени этой "верховной" в уголовном процессе власти вправе был "проверять, дополнять и отменять действия полиции" (ст. 269 УУС) в связи с произведённым ею первоначальным дознанием. Противоречивость положения судебного следователя, формально представляющего судебную власть, а по существу (исходя из требований УСС) вынужденного в ходе расследования преступления под надзором прокурора реализовывать обвинительную функцию, отмечалась современником Судебных Уставов П. И. Люблинским. Именно эта двойственность юридических основ деятельности судебного следователя определяла специфику судебного контроля за расследованием и применением в уголовном процессе мер принуждения, ограничивающих права и свободы граждан. Для реализации контрольных функций суда в рамках общих судебных установлений в УУС была выстроена достаточно тонкая схема распределения (разделения) власти между судом, прокурором и судебным следователем.
       "Степень власти" прокуроров и судебных следователей ограничивалась рамками судебного контроля, за их уголовно – процессуальной деятельностью. При этом следователь был как бы "связующим звеном" между административной (в лице прокурора - обвинительной) и судебной властью. Таким образом, прокуратура осталась органом контроля за законностью, что в полной мере ощутили в своей деятельности судебные следователи, и что существенно повлияло на распределение контрольных полномочий между судебной и прокурорской властью.
       Статья 278 УУС подчёркивала, что прокуроры и их товарищи дают указания о производстве следствия судебным следователям и за его осуществлением "наблюдают постоянно". Вместе с тем контроль за следствием и дознанием со стороны окружного суда носил эпизодический характер.
Что же касается периода  деятельности органов предварительного расследования, начавшегося после 1917 года, то он характеризуется сломом прежних правоохранительных органов  и созданием новых, соответствующих  духу того времени.
До 1923 года судебно – следственная система имела многообразие структурных  построений органов предварительного расследования. Причём в течение  достаточно небольшого промежутка времени  предварительное следствие поручалось различным органам. Так, согласно ст. 3 Декрета о суде № 1, опубликованного 24 ноября 1917 года, производство предварительного следствия возлагалось на местного судью, а по отдельной категории  дел на – следственные комиссии, состоявшие при рабочих и крестьянских революционных трибуналах.
Не упоминалось о процессуальном контроле со стороны вышестоящего органа и в Декрете о суде № 2, изданном 7 марта 1918 года, наделявшим правом на производство предварительного следствия следственные комиссии, избираемые Советами рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов.
 
Принятый 20 июля 1918 года Декрет о суде № 3 сделал уклон в сторону  развития надзорных полномочий, закрепив, что предварительное расследование в некоторых случаях может возбуждаться по постановлению местного народного суда. Он же принимает окончательное решение и о направлении уголовного дела.
Серьёзные изменения в  организацию деятельности органов  предварительного расследования внесло Положение о народном суде от 21 октября 1920 года. Оно заменило следственную комиссию единоличным следователем, который и должен был расследовать преступления. Народные следователя  состояли в ведении народных судей, которые, однако, также не обладали полномочиями, способными оказать влияние  на ход предварительного расследования, поэтому в данный период об институте  процессуальной самостоятельности  не могло быть и речи.
Одна из особенностей правового  положения следователя после  принятия УПК РСФСР 1923 г. Заключалась  в том, что он, как и прежде оставался  в административном подчинении суда. Причём следователь находился под  двойным надзором, осуществляющимся не только со стороны суда, но и прокуратуры.
К середине 1930 – х годов  милиция превратилась в подразделение, занимающееся расследованием большого числа преступлений, отличающихся достаточной  сложностью и требующих производства всех следственных действий, присущих предварительному следствию.
Выходом из сложившейся ситуации стало создание в 1940 – х годах  следственного аппарата, сформированного  в органах милиции. В рамках этого  подразделения вводились должности  следователей и старших следователей ОВД. Вначале они состояли при  отраслевых отделах органов милиции, а в последующем были образованы самостоятельные следственные отделы, воспринятые как структурные  единицы с 1951 г..
 
Особенностью положения  следователей органов милиции было то, что их правовой статус не закреплялся  уголовно – процессуальным законом, они действовали в соответствии со сложившейся практикой и на основании ведомственных нормативных  актов.
Помимо образования следственных подразделений, впервые в 40 – е  годы была введена и должность  начальника следственного отдела. На него возлагались задачи организационного руководства следственным подразделением, а также контроля за расследованием преступлений.
Конкретная форма такого руководства выражалась в том, что  они поручали следователям расследовать уголовные дела, распределяли их между  следователями, а также проверяли  дела и давали по ним различные  письменные указания. Важно же здесь  отметить, что анализ построения и  деятельности органов предварительного расследования позволяет констатировать, что в первой половине ХХ века уголовно – процессуальное законодательство не имело института ведомственного процессуального контроля за деятельностью  лица, осуществляющего предварительное  расследование. Должностные лица, входящие в состав ведомства, при котором  состоял следователь, применяли  различные средства контроля за производством  по уголовному делу, однако их действия не регулировались уголовно – процессуальным законом.
В качестве первоначального  этапа на пути возникновения и  формирования института ведомственного процессуального контроля за деятельностью  следователей ОВД необходимо рассматривать  принятие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года, согласно которому правом на производство предварительного расследования, наряду со следователями  органов прокуратуры и органов  государственной безопасности, наделялись также и следователи органов  охраны общественного порядка.
Работу следователей возглавили начальники следственных подразделений  и их заместители. Однако начальник  следственного отдела не был введён в число участников уголовного процесса, его полномочия на протяжении двух с половиной лет закон не регламентировал. Весь этот период начальники следственных отделов действовали на основе Положений  об организации и деятельности следственного  аппарата в органах охраны общественного  порядка.
Учитывая потребность  в наделении руководителя следственного  подразделения процессуальными  полномочиями, Президиумом Верховного Совета РСФСР был принят Указ от 14 декабря 1965 года "О внесении изменений  и дополнений в Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР". В соответствии с  ним ст. 34 УПК РСФСР была дополнена  пунктом 6а, вводившим нового участника  уголовного судопроизводства – начальника следственного отдела. Одновременно ст. 127 УПК РСФСР закрепила объём  его процессуальных полномочий.
Реализация процессуальных полномочий начальником следственного  отдела, бесспорно, оказывала влияние  на процессуальную самостоятельность  следователя, предоставляющую последнему возможность принимать ряд правовых решений по своему внутреннему убеждению, руководствуясь собственной оценкой  полученных доказательств. Закрепление  полномочий руководителя следственного  подразделения в уголовно – процессуальном законе повысили уровень такой самостоятельности . Так, часть 4 ст. 127 УПК РСФСР предоставляла  следователю возможность не согласиться  с рядом указаний, противоречащих его внутреннему убеждению, обжалование  которых прокурору приостанавливало их исполнение.
Но времена менялись и  в 1990 году авторским коллективом  на основании Концепции судебной реформы в РФ, проекта Федерального закона "О следственном комитете Российской Федерации" и нескольких проектов УПК РФ (правовые идеи, которых зачастую друг другу противоречили) была разработана теоретическая модель УПК РСФСР. В отличие от действовавшего на тот момент Кодекса, в котором содержалась норма, определяющая процессуальные полномочия начальника следственного отдела, теоретическая модель не предусматривала в уголовном процессе наличие такого участника. Согласно ч. 2 ст. 29 теоретической модели УПК РСФСР только прокурор имел право вмешиваться в процессуальную деятельность следователя: давать ему указания, отменять незаконные и необоснованные решения и т. д. По мнению С. А. Табакова, вышеуказанные положения были обусловлены новыми подходами к развитию уголовно – процессуального законодательства, в частности, требованиями к обеспечению процессуальной самостоятельности следователя как гаранта законности и обоснованности принимаемых им решений, что, на мой взгляд, отлично прослеживается в тенденциях функционирования и развития современного уголовного процесса, но только, к сожалению, не реализуется в должной мере в отличие от советского времени.
В начале 90 – х разработанные  российскими теоретиками концептуальные положения послужили основой  для подготовки нескольких проектов УПК РФ, которые демонстрировали  различное отношение к процессуальному  статусу начальника следственного  отдела, что прямо влияло на формирование института процессуальной независимости  и самостоятельности следователя.
Так, проект УПК РФ 1994 г., подготовленный комиссией отдела по судебной реформе  Государственного правового управления Администрации Президента РФ, вообще не содержал нормы, закрепляющей правовое положение руководителя следственного  органа. Согласно ч. 3 ст. 71 указанного документа  следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать необходимые решения, осуществлять следственные и другие процессуальные действия.
Далее в проекте УПК  РФ от 6 июня 1997 года были закреплены нормы  обязывающие начальника следственного  отдела не допускать ограничения  процессуальной самостоятельности  следователя, но давая указания, перечень которых не закреплён в проекте  УПК РФ от 6 июня 1997 года, начальник  следственного отдела мог направлять предварительное следствие в  определённое русло, тем самым осуществляя  руководство и одновременно ограничивая  процессуальную самостоятельность  следователя.
Очередной проект УПК РФ от 20 июня 2001 год, подготовленный Комитетом  по законодательству и судебной реформе  Государственной Думы РФ, более конкретизировал  полномочия начальника следственного  отдела, что также наложило свой отпечаток на формирование процессуальной независимости и самостоятельности  следователя. Данный проект в итоге  стал законом и, в свою очередь, предоставил  следователю возможность обжаловать указания начальника следственного  отдела прокурору. Но теперь обжалование  указаний не приостанавливало их исполнения, что, безусловно, отрицательно повлияло на процессуальную самостоятельность  российского следователя.
Федеральным законом от 29 мая 2002 года, принятым ещё до вступления УПК РФ в законную силу, сложившаяся  ситуация относительно ведомственного процессуального контроля со стороны  начальника следственного отдела была изменена. Закон расширил перечень указаний начальника следственного  отдела, обжалование которых приостанавливало их исполнение. Они касались привлечения  лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объёма обвинения. Считаю данный момент положительным относительно формированию института процессуальной самостоятельности следователя, так  как теперь следователь хоть как  – то мог отстаивать своё внутреннее убеждение.
 
Продолжающееся реформирование уголовного судопроизводства вылилось в принятие Федерального закона "О  внесении изменений в Уголовно –  процессуальный кодекс РФ" и Федерального закона "О прокуратуре РФ" от 5 июня 2007 года № 87 – ФЗ, который оказал существенное влияние на процессуальный статус начальника следственного подразделения  и, как следствие, на процессуальную самостоятельность следователя. Именуясь теперь руководителем следственного  органа, данный субъект приобрёл ряд  полномочий, принадлежавших ранее исключительно  прокурору (о полномочиях подробнее  далее в моей работе), также изменился  и субъект рассмотрения жалобы следователя. В качестве такового согласно ч. 3 ст. 39 УПК РФ выступает руководитель вышестоящего следственного органа. Лично я считаю, что такое положение  дел всё же ухудшило состояние  процессуальной независимости следователя, так как теперь все возникающие  у следователя возражения решались в основном только на ведомственном  уровне, что, в принципе, полной самостоятельности  обеспечить не может ввиду наличия  ведомственных интересов.
Таким образом, я делаю  вывод о том, что формирование процессуальной независимости и  самостоятельности следователя  прошло непростой путь, многое менялось, существовало немало противоречий. Но, анализируя правовую обеспеченность процессуальной самостоятельности следователя  в различные временные периоды, я прихожу к выводу о том, что  наиболее самостоятелен следователь  был лишь во времена советского уголовного судопроизводства. Что касается процессуальной самостоятельности следователя  в условиях современного уголовного судопроизводства, то, на мой взгляд, она существует только формально, так  как находится в "плену" ведомственных  интересов.
 
1.2. Полномочия  следователя
 
Следователь, согласно п. 41 ст. 5 УПК России - должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие  по уголовному делу, а также иные полномочия. Он является самостоятельным  участником уголовно-процессуальной деятельности, исполняющим определённые обязанности и обладающим определёнными правами, которые чётко определены законом.
Следователь занимает специфичное  положение в уголовном процессе. Его деятельность осуществляется в трёх стадиях: возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.
Процессуальный статус следователя  реализуют лица, в установленном  порядке назначенные на соответствующие  должности в следственных подразделениях  органов внутренних дел, органов  федеральной службы безопасности, органов  по контролю за оборотом наркотических  средств и психотропных веществ  и специализированным органом предварительного  следствия - Следственным комитетом Российской Федерации. Таким образом, следственные органы организованны в разных правоохранительных  ведомствах или в их составе. Разобщенность следственного аппарата в литературе вызывает множество дискуссий. Например утверждается, что это влияет на эффективность предварительного следствия. И тем самым обосновывается мысль о создании единого следственного органа страны3.
Неразрывная связь процессуальных прав и обязанностей - характерная особенность положения следователя. Интересы законности требуют, чтобы следователи точно и четко выполняли возложенные на них законом права и обязанности. Независимо от ведомственной принадлежности каждый следователь обязан руководствоваться предписаниями закона о содержании и направлении его деятельности. Он должен быстро и полно раскрыть каждое преступление, изобличить виновных в его совершении, обеспечить правильное применение закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности и осужден.
Следователь независимо от его принадлежности к какому-либо государственному органу, осуществляет функции государственного принуждения, его долг заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Он должен подходить к расследованию каждого уголовного дела с позиции государственных интересов, а не узкого профессионализма.
Закон относит следователя  у участникам уголовного процесса со стороны обвинения это обстоятельство не может служить оправданием  обвинительного кулона. Из закона соответствует, что следователь в каждом случае рассматривать уголовное дело и  устанавливать истину по нему. В  обосновании выше изложенного необходимо обратится к позиции Конституционного суда российской Федерации (далее КС РФ), выраженной в постановлении  от 29 июня 2004 года, согласно которому разделение уголовно-процессуальных функции согласно принципу состязательности не может  освобождать участников стороны  обвинения от защиты прав и участников уголовного судопроизводства. 
Предусмотренный, уголовно-процессуальным законодательством положение следователя, как стороны обвинения  не может  восприниматься однозначно. Необходимо отметить, что мотив уголовного преследования  неизбежен в исследовательской деятельности следователя, только он не должен через мерно преобладать и вести к обвинительному уклон у. Отнесение следователя к стороне обвинения вовсе не означает, что следователь вправе ограничивать свою деятельность собранием по уголовному делу исключительно обвинительных доказательств4.
Необходимо также отметить, что сохраняется построение  отечественного уголовного процесса по смешанному типу т.е. позволяет реализовать принцип состязательности (ст. 15 УПК) только в судебном рассмотрении дела. В стадии предварительного расследования служащий преимущественно для собирания доказательств полномочия защитника ни коем образом нельзя уровнять с полномочиями следователя. Следователь, как было отмечено в введении- это лицо обладающий властными полномочиями с принудительной возможностью их осуществления.  Таким образом следователь обязан относится к своему положению несколько нейтрально и качественно устанавливать обстоятельства подлежащий доказыванию (ст. 73 УПК)5.
В отличии от УПК РСФСР  (ст. 20) в УПК РФ не предусмотрено  требование о полном, всестороннем, объективном собирании, как обвинительных  так и оправдательных доказательств.  Необходимо отметить, что данные требования находят свое подтверждение в  практической деятельности. Так в  качестве подтверждения данного  тезиса обратимся к приказу Председателя  Следственного комитета Российской Федерации от 15.01.2011 №2 «Об организации  предварительного расследования в  Следственном комитете Российской Федерации»  в части первой установлены требования о полном, всестороннем, объективном  расследовании уголовного дела.  Категориально- понятийный аппарат действующего уголовно-процессуального законодательства расходится с объективными требованиями, которые  установлены следователю. По нашему мнению законодатель не нашел, четкого решения данной проблемы. Я считаю, что мы должны исходить из позитивного направления в праве. Следователь-это лицо или сотрудник правоохранительных органов. Правоохранительные органы должны служить во благо общества, на защите прав и свобод человека. По моему мнению, именно данной позиции придерживается и практика и действующее уголовно-процессуальное законодательство.
   Следователь обязан в пределах своей компетенции в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК России).
Для эффективного выполнения задач осуществления уголовного преследования в   условиях всестороннего, полного, объективного исследование обстоятельств  дела следователь самостоятельо направляет ход расследования, принимает решения о производстве следственных и иных процессуальных действий.
С этой целью следователь  вправе по находящимся в его производстве делам вызывать любое лицо для допроса или дачи заключения в качестве эксперта, производить осмотры, обыски и другие, предусмотренные законом следственные действия; требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих по делу установить фактические данные; требовать производства ревизий и документальных проверок (ст. 86 УПК России); на основании и в порядке, установленных законом, признавать лицо потерпевшим, гражданским истцом или ответчиком (ст. ст. 42, 44, 54 УПК России); задерживать лиц по подозрению в совершении преступления (ст. 91 УПК России); привлекать лиц в качестве обвиняемых (ст. 171 УПК России); применять к ним меры пресечения (ст. 97 УПК России); приостановить производство по делу (ст. 208 УПК России); направить дело через прокурора в суд (ч.6 ст. 220 УПК России).
Следователь вправе прекратить уголовное преследование своим  постановлением при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 24 - 28 УПК России.
Следователь обязан устанавливать  все обстоятельства, входящие в предмет  доказывания (ст. 73 УПК России), которые  должны быть исследованы следователем всесторонне, полно и объективно. В основном дела направляются для производства дополнительного расследования из-за неполноты предварительного следствия, которая в большинстве случаев в необходимости производства различного рода экспертиз, установления и допроса дополнительных свидетелей, приобщения ряда документов.
Следователь обязан выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, принимать меры к их устранению. Если свои обязанности  следователь не выполнил, суд укажет об этом в частном определении (постановлении) и, при наличии к тому оснований, поставит перед вышестоящим органом  вопрос об ответственности следователя. Почти каждое постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике рассмотрения той или иной категории уголовных дел включает в себя требование выявления причин и условий (обстоятельств) совершения преступлений, которые входят в предмет доказывания, и подлежат обязательному установлению в ходе предварительного расследования.
По мнению А.М. Ларина, деятельность следователя по предупреждению и пресечению преступлений имеет свои специфические предпосылки, задачи и методы. Информационной базой этой работы служат устанавливаемые в ходе расследования сведения о конкретном подготавливаемом или продолжаемом преступлении, его причинах и условиях. Это определяет границы предупредительной работы следователя.6
Однако думается, что на практике следователь не занимается профилактической работой. Это не его функция, следователь не обязан предупреждать и воспитывать.
Согласно закону следователь  обязан разъяснить участвующим в  деле лицам их права и обязанности, и обеспечить возможность осуществления  ими своих прав (ст. 11 УПК России).
Следователь обязан обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав (ст. 16 УПК России). На следователя уголовно-процессуальным законом возложена обязанность обеспечить защитника на предварительном следствии, в случаях, предусмотренных ч.З ст. 16 УПК России.
Следователь обязан принять  меры к охране прав и законных интересов  лиц, потерпевших от преступления. Так, существенным ущемлением прав потерпевшего является, по моему мнению, невнесение его в список лиц, подлежащих вызову в суд.
Следователь обязан рассматривать  ходатайства, заявляемые участниками процесса (ст. 159, 219 УПК России).
Из анализа действующего уголовно-процессуального закона и  УПК России можно сделать вывод  о том, что следователь обладает широким спектром полномочий при  производстве предварительного следствия. Однако они не систематизированы и находятся в различных разделах и главах УПК. Поэтому, на наш взгляд, необходимо было более конкретизировать полномочия следователя, закрепить более полную и систематизированную регламентацию его прав и обязанностей как субъекта уголовно-процессуальной деятельности.
Необходимо также отметить, что следователь активно привлекает в свою работу органы дознания и  опреативных работников. Следователь  управомочен давать органам дознания обязательные для исполнения письменные поручения о производстве оперативно-розыскных  мероприятий  и т.д. Поручение  следователь дает в письменном виде в форме письменного задания.
Объем полномочий следователя  при умелом использовании позволяет  эффективно расследователь преступления. При наличии оснований для  направления уголовного дела в суд  следователь самостоятельно принемает  решения об окончании следствия. Как выше было отмечено центральным  значением предварительного следствия  является сбор доказательств в целях  установлении истины. Деятельность следователя, носит познавательный характер, протекающий  в специфических условиях противодействия  сторон7.  При расследовании уголовного дела следователь действует субъективно, самостоятельно ведет ход расследования, проводит следственные действия на свое усмотрения и несет всю полноту ответственности за его исход. Полномочия прокурора и руководителя следственного органа носят контрольно-надзорный характер.  Вмешательство и формирование усмотрения следователя не допустимо, что является нарушением основополагающего принципа уголовного процесса, как свобода «оценки доказательств» В основании данного принципа следователь, судья, прокурор и т.д. оценивают доказательства на основании своего внутреннего убеждения, руководствуясь при этом законом и совестью.
 Как писал В. Рохлин, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, имеющий опыт практической работы (2,5 года - следователем, 8,5 лет - прокурором района и почти 14 лет - начальником следственного отдела областной прокуратуры), а затем, вот уже 31 год, научной и преподавательской работы, причем не порывая связи с практикой:
“Следователь - исключительно  важный и ответственный участник уголовного судопроизводства. У него сложные задачи и достаточно большие  полномочия. Его должность требует  не только знания разных разделов юриспруденции, но и обостренного чувства справедливости, умения понимать психологию человека, чтобы правильно понимать и оценивать  те или иные побуждения и поступки. Чтобы быть следователем, надо иметь  призвание и желание ответственно исполнять эти исключительно  важные обязанности”.
 

1.3 Процессуальные функции следователя и их место

в деятельности следователя. Вопросы обвинительного уклона.

 
Назначение и роль следователя, содержание и формы  его деятельности могут быть раскрыты во всей их полноте, подвергнуты анализу  и правильно поняты лишь при условии  проникновения во внутреннюю структуру  этой деятельности, изучения всех её составных  частей в отдельности и в органической взаимосвязи между собой. Такой  подход представляется вполне возможным  и реальным, если использовать в  качестве научного инструмента категорию  процессуальных функций как определённых направлений, особым образом отграниченных сторон уголовно-процессуальной деятельности, различающихся по своим ближайшим целям и формам осуществления.
В теории уголовного процесса можно считать утвердившейся  концепцию, согласно которой каждый субъект уголовно-процессуальной деятельности выступает носителем конкретных функций, причём функции таких субъектов, как следователь, прокурор, составляют основу уголовного процесса, определяют его структуру и принципы построения. Однако вопрос о понятии процессуальных функций и их видах является едва ли не самым спорным. Одни учёные указывают  на наличие в уголовном судопроизводстве определённых уголовно-процессуальных функций, осуществляемых участниками (субъектами) уголовно-процессуальной деятельности. Другие, напротив, отрицают существование в уголовном процессе каких-либо обособленных друг от друга процессуальных функций, полагая, что уголовно-процессуальное законодательство не даёт оснований для строгого размежевания уголовно-процессуальной деятельности на различные функции.
Однако и среди сторонников  концепции уголовно-процессуальных функций отсутствует совпадение точек зрения по целому ряду существенных моментов, например о самом понятии  процессуальных функций, об их сущности, о количестве их в уголовном процессе. Более того, в понятие даже одноимённых  функций разные авторы нередко вкладывают различное содержание. Шимановский  исходит из того, что нет и не может быть уголовно-процессуальных функций, которые осуществляются в  равной мере различными субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Каждый участник процесса осуществляет свою, присущую только ему  уголовно-процессуальную функцию, и  соответственно под процессуальными  функциями понимается основная процессуальная обязанность, в которой проявляется  главное назначение и которой  определяется процессуальная роль каждого  из участников процесса. Вместе с тем  общность основных процессуальных задач, стоящих в равной мере перед всеми  участниками процесса, не исключает  того, что эти задачи государственные  органы в процессе выполняются разными, специфическими для каждого из них  способами, в различных процессуальных формах.8
Что касается процессуальных функций, выполняемых в уголовном  судопроизводстве следователем как  самостоятельным участником уголовно-процессуальной деятельности то, М.С. Строгович полагает, что следователь одновременно осуществляет три функции: обвинения, защиты и  разрешения дела, - и отмечает, что  функции обвинения (уголовного преследования) и защиты у следователя возникают лишь после появления в процессе обвиняемого. Вся же деятельность следователя до этого момента, есть следственная деятельность, предварительное следствие, в котором ещё не расчленены процессуальные функции, и эта деятельность представляет собой необходимую подготовку к уголовному преследованию, но не само уголовное преследование.9 В результате этого весьма ответственная деятельность следователя на протяжении нередко довольно значительного периода производства предварительного следствия до предъявления обвинения остаётся как бы обезличенной и не охваченной какой-либо процессуальной функцией. Тем самым большая часть, кропотливая, порой решающая, работа следователя, направленная на раскрытие преступления, обнаружение и изобличение преступника, не находит своего должного отражения в теории процессуальных функций.
Л.Н. Гусев считает, что  у следователя имеется одна процессуальная функция – это всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств  дела.10 С этим мнением также нельзя согласиться, ибо исследование дела является не функцией, присущей лишь следователю, а процессуальным методом установления истины по уголовному делу, в равной мере используемым судом, прокурором, следователем и органом дознания.
Л.А. Мариупольский и  Г.Р. Гольст наделяют следователя пятью  функциями в том числе такими, как привлечение общественности к борьбе с преступностью и  функция воспитания.11
Аналогично Шимановскому вопрос о процессуальных функциях решают Рахунов Р.Д. и П.С. Элькинд, усматривающие в деятельности следователя осуществление одной основной функции – функции расследования. Сторонники этого мнения, считают что расщепление единой по своему характеру и сущности процессуальной деятельности следователя по производству расследования уголовных дел на целый ряд самостоятельных функций, присущих в основном другим участникам процесса, является искусственным. Наименование процессуальной функции следователя, включающей в себя различные стороны его деятельности по расследованию уголовных дел, не может совпадать, как иногда полагают, с наименованием какой-либо определённой стадии уголовного процесса, ибо осуществление этой функции следователем распространяется на весь досудебный этап движения уголовного дела либо охватывает лишь определённый период в стадиях возбуждения уголовного дела или предварительного следствия.12
Несколько новый взгляд на функции осуществляемые следователем во время расследования уголовного дела высказал Ларин А.М., наделив  следователя следующими функциями, сообразно целям в уголовно-процессуальной деятельности: исследования обстоятельств  дела, уголовное преследование, защита, устранение и возмещение вреда, возражения против гражданского иска, обеспечение  прав и законных интересов лиц, участвующих  в деле, предупреждение преступлений, процессуальное руководство и разрешение дела. Эти функции автор выделил  исходя данного им определения процессуальным функциям: процессуальные функции –  это виды (компоненты, части) уголовно-процессуальной деятельности, которые различаются  по особым непосредственным целям, достигаемым  в итоге производства по делу.13
Очень интересным и заслуживающим  особого внимания на мой взгляд представляет из себя мнение на этот счёт Нажимова В.И.. Говоря о процессуальных функциях автор  отмечает, что уголовно-процессуальная деятельность, будучи сложной и многогранной, действительно, складывается из различных  составных частей. Однако частями (этапами) процесса принято называть стадии процесса. Необходимо поэтому следующее уточнение: есть такие компоненты уголовно-процессуальной деятельности, которые свойственны  всем стадиям уголовного процесса. Необходимо уголовно-процессуальные функции  рассматривать в качестве важнейших  видов уголовно-процессуальной деятельности, различающихся по своей направленности, т.е. ближайшей цели, на достижение которой  направлен данный вид деятельности.
Движение уголовного дела, развитие уголовного процесса обусловлено "борьбой" обвинения и защиты – двух диалектически противоположных  по своей направленности видов уголовно-процессуальной деятельности. Для подведения итогов этой "борьбы" и принятия соответствующих  решений нужен третий вид уголовно-процессуальной деятельности – разрешение дела. Таким  образом, в уголовном процессе, в  деятельности следователя существуют три вида уголовно-процессуальных функций: а) обвинение (уголовное преследование); б) защита и в) разрешение дела. Выделенные функции автором, во многом схожи  с функциями, которые выделяют и  другие учёные, но вопрос о возникновении  той или иной из них, решён по другому. Нажимов взяв исторический пример, конструкцию германского уголовного процесса 1842 г., где функции судьи, обвинителя и защитника были соединены  в одном лице – в лице следователя. Такое соединение противоречит всем законам психологии. Иными словами, выделение различных уголовно-процессуальных функций, равно как и возложение их на разных участников процесса, должно опираться на знание законов психологии. Сознание человека не терпит "раздвоения", вследствие чего одно и то же лицо, как правило, не может одновременно выполнять функции, различные по своей направленности. Выполнение соединённых функций обвинения и защиты одним лицом возможно лишь при строгом соблюдении двух обязательных условий. Во-первых, такому лицу должна быть предоставлена полная свобода предстоящего выбора по внутреннему убеждению с учётом конкретных обстоятельств дела, которые он должен установить и оценить. Во-вторых, необходимо, чтобы психологически это лицо не было заранее связано уже сделанными выводами, занятой по делу позицией. Важно, чтобы выбор ещё был бы не сделан. Это значит, что осуществлять одновременно и обвинение, и защиту лицо может лишь до тех пор, пока ни то, ни другое не представляется ему (его сознанию) предпочтительным, правильным или обоснованным. Человек, пришедший к тем или иным выводам и открыто высказавший их, в дальнейшем обычно склонен отстаивать эти выводы и недооценивать аргументы противоположного характера. Психологические возможности индивида ограничены, и потому, он, как правило, лучше справляется с умственной работой определённой направленности и объёма.14 Таким образом, подводя итог сказанному, автор считает, на определённой стадии процесса субъект должен прийти к определённому решению, а законодатель в свою очередь, предоставляет ему свободу выбора осуществляемой им функции по его внутреннему убеждению с учётом конкретных обстоятельств дела, и до тех пор пока выбор тем или иным участником процесса (следователем, прокурором) не сделан, он психологически вполне может оставаться объективным в своей деятельности, в равной мере способствуя как обвинению, так и защите.
Расчленение деятельности следователя  на отдельные компоненты (функции) не является просто механическим приёмом, поскольку имеет в своей основе специфику того или иного направления рассматриваемой деятельности.
Уголовно-процессуальные функции, вытекая из задач уголовного судопроизводства, самостоятельно закреплены в уголовно-процессуальном праве. Одни из них выражены в законе прямо (например, функции рассмотрения сообщений о преступлении и обеспечения  возмещения материального ущерба, причинённого преступлением), другие – опосредованно через конкретные институты (например, функция обвинения). Следовательно, процессуальные функции являются не только теоретической, но и правовой категорией. Процессуальные функции являются связующим звеном между задачами и правовым положением участника процесса, они предопределяют, в частности, процессуальное положение следователя, его права и обязанности, конкретизируются в отдельных правовых институтах и нормах.
Познание системы процессуальных функций следователя как основных направлений его деятельности позволяет  наиболее полно представить роль следователя в выполнении задач  уголовного судопроизводства, правильно  понять и применять каждый правовой институт и каждую норму, регулирующую его деятельность.
Принимая во внимание вышесказанное, можно согласиться с таким  определением процессуальных функций  следователя, как направления, виды, компоненты, части его уголовно-процессуальной деятельности, обусловленные задачами уголовного судопроизводства.15 Таким образом, процессуальные функции следователя являются своеобразным связующим звеном между задачами судопроизводства и правовым положением следователя.
Следовательно, можно выстроить  последовательный логический ряд понятий, в котором каждое предыдущее обуславливает  необходимость последующего: задачи уголовного-судопроизводства – уголовно-процессуальная деятельность следователя - уголовно-процессуальные функции – процессуальные полномочия следователя.
К процессуальным функциям следует относить такие виды процессуальной деятельности, от которых зависят  возникновение, движение и разрешение уголовного дела. Такая позиция позволяет  обоснованно выделить вид процессуальной деятельности в качестве специфического направления и вместе с тем  с необходимой полнотой определить все виды деятельности.
В общем виде, в деятельности следователя, можно выделить такие  функции (которые подлежат последующей  конкретизации), как: обвинение, защита, исследование обстоятельств дела, разрешение уголовного дела.
Функцию обвинения можно  определить как совокупность процессуальных действий, направленных на то, чтобы  изобличить в совершении преступления лицо, привлечённое в качестве обвиняемого, обеспечить применение к нему мер  заслуженного наказания, либо как деятельность, направленную на изобличение и осуждение  виновного в совершении преступления. Очень сложно отрицать, что существует специальный институт, призванный материализовать  вывод следователя о наличии  достаточных доказательств для  обвинения лица в совершении преступления. Применение этого института и  образует функцию обвинения.
Функция защиты – совокупность процессуальных действий, направленных на опровержение обвинения, на установление невиновности обвиняемого или на смягчение его ответственности. Противопоставление функции защиты расследованию представляется не совсем правильным. Такое толкование соотношения защиты и расследования искажает суть последнего. Расследование включает в себя институт защиты как неотъемлемую составную часть. Причём этот институт призван служить достижению задач, которые стоят и перед органами расследования: обеспечению правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности и осуждён. Противопоставление защиты расследованию неизбежно придаёт последнему обвинительный характер, тогда как сам факт обвинения (подозрения) вовсе не освобождает следователя от обязанности проверить его обоснованность и в случае не подтверждения (или изменить его в сторону смягчения). Осуществление этого тоже входит в понятие "расследование", охватывается им. Совершенно очевидно, что защита не противостоит расследованию, а, напротив, предполагает его, причём независимо от того, по чьей инициативе – органа расследования, обвиняемого или защитника – производится проверка обоснованности обвинения или отказ от него. Конечно, бывают случаи необоснованного привлечения в качестве подозреваемого или обвиняемого либо обвинения не в соответствии с содеянным. Законодатель признаёт и учитывает это. Именно поэтому в законе есть нормы о том, что если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в это части, о чём объявляет обвиняемому.
Конституционный принцип  права обвиняемого на защиту накладывает  на соответствующие государственные  органы обязанность по обеспечению  этого права. Участие следователя  в осуществлении функции защиты гарантирует обеспечение конституционного права обвиняемого на защиту, а  также выполнение одной из задач  уголовного судопроизводства, заключающейся  в том, чтобы ни один невиновный не был привлечён к уголовной  ответственности. Функция защиты в  деятельности следователя заключается в принятии процессуальных решений, в той или иной степени реабилитирующих обвиняемого (подозреваемого) или содержащих вывод о наличии обстоятельств, смягчающих его ответственность, т.е. ограждение граждан от неосновательного обвинения и подозрения в совершении преступления.
Не может служить аргументом против того, что следователь осуществляет обвинение и защиту, отсутствие в  законе прямого указания на эти функции. Многие научные понятия имеют  собирательный, обобщённый характер.
Совместимость функций обвинения  и защиты на данной стадии процесса становится понятной и объяснимой, если учесть их производный характер от функции исследования обстоятельств  дела и осуществление той или  иной из них в зависимости от результатов  исследования обстоятельств дела. Логика деятельности следователя такова, что, обвиняя лицо и будучи поэтому  заинтересованным в том, чтобы это  обвинение соответствовало истине, было правильным и не опровергалось  в дальнейшем (обвиняемым, защитником, прокурором, судом), он не может отрицать того, что опровергает либо может  опровергнуть или заменить выдвинутое им обвинение. Даже с точки зрения возможности наступления невыгодных для него последствий в результате необоснованного обвинения, следователь  заинтересован в том, чтобы учесть оправдывающие, а также смягчающие ответственность обстоятельства, и, наоборот, при реализации функции  защиты следователь заинтересован  в том, чтобы его действия по защите обвиняемого не были расценены как  неосновательное выгораживание  виновного.
Следователь довольно часто  получает доказательственную информацию, которую в момент получения нельзя определить, направлена ли она на изобличение  либо на оправдание. Лишь при оценке и сопоставлении с другими доказательствами можно решить, обвинительная она либо оправдательная. Обвинение, защита и разрешение дела немыслимы без исследования обстоятельств дела, установления истины по делу. Не случайно в уголовном процессе существуют специальные правовые институты, предназначенные для исследования и судебного разбирательства. Реализация функций обвинения, защиты и разрешения дела предопределяется результатами исследования обстоятельств дела, причём общеизвестно, что наибольший удельный вес во всей деятельности следователя приходится именно на исследование обстоятельств дела, установления истины. Всё выше сказанное позволяет признать исследование обстоятельств дела одной из процессуальных функций в деятельности следователя.
Выполнение функции разрешения уголовного дела так же относится  к деятельности следователя как  и выше перечисленные три функции. Признание этой функции не должно приводит к выводу о том, что следователю  принадлежит судебная функция, т.е. осуществление правосудия, но не стоит  всякое разрешение уголовного дела приравнивать к осуществлению правосудия. Правосудие – это разрешение дел судом. При  наличии основании и в порядке, предусмотренном законом, прекратить, а следовательно, разрешить уголовное  дело могут также следователь  и прокурор. В УПК РФ постановление  о прекращении уголовного дела прямо  рассматривается как одна из форм разрешения уголовного дела. Функция  разрешения дела свойственна следователю  в весьма ограниченных пределах: лишь в форме прекращения уголовного дела, а в некоторых случаях  прекращение дела только с согласия прокурора.
Перечисленные направления  в деятельности следователя оставляют  за пределами процессуальных функций  следователя рассмотрение и разрешение заявлений и сообщений о преступлении, обеспечение возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества, пресечение и предупреждение преступлений, розыск обвиняемого.
Смысл использования понятия  процессуальной функции заключается  в том, чтобы выделить и раскрыть все основные стороны процессуальной деятельности, познать её структуру.
Процессуальная деятельность начинается с момента поступления  сигнала о совершённом преступлении. Поскольку, законом возложена обязанность  рассматривать заявления и сообщения  о преступлении и принимать по ним решения о возбуждении  уголовного дела либо в отказе в  этом на соответствующие органы, то эту функцию так же можно отнести  к деятельности следователя.
Положение о неотвратимости ответственности за совершённое  преступление включает в себя и неотвратимость возмещения виновным причинённого преступлением  материального ущерба. Применение в  уголовном процессе гражданско-правовых санкций, обеспечение возмещения материального  ущерба, причинённого преступлением, имеют  своей целью восстановить существовавший до преступления объём материальных благ лица (физического или юридического), пострадавшего от преступления. В  соответствии с законом при наличии  достаточных данных о причинении преступлением материального ущерба следователь обязан принять меры обеспечения предъявленного или  возможного в будущем гражданского иска. Если гражданский иск остался  непредъявленным, суд при постановлении  приговора вправе по собственной  инициативе разрешать вопросы о  возмещении материального ущерба. Отсюда следует, что при наличии достаточных  данных о причинении преступлением  материального ущерба следователь  должен принять меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба независимо от того, предъявлен ли гражданский  иск и просит об этом гражданский  истец. При производстве по уголовному делу о преступлении, за которое может быть применено наказание в виде конфискации имущества, следователь обязан принять меры обеспечения против сокрытия имущества обвиняемого. По своему содержанию она настолько близка к функции обеспечения возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, что с полным основанием может быть объединена с ней в одну – функцию обеспечения материального ущерба, причинённого преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества.
Одной из процессуальных функций  следователя является пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих совершению преступлений. Эта функция вытекает из общей  цели уголовного судопроизводства –  способствовать предупреждению и искоренению  преступлений.
Самостоятельным направлением в деятельности следователя является розыск обвиняемого. Эта функция  достаточно чётко выражена в уголовно-процессуальном законодательстве: при неизвестности  места нахождения обвиняемого следователь  принимает необходимые меры к  его розыску.
Суммируя изложенное, а  также учитывая изложенные мнения, можно сказать, что следователь  осуществляет следующие процессуальные функции:
    рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении;
    исследование обстоятельств дела;
    ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении преступления;
    обвинение в совершении преступления;
    обеспечение возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества;
    пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления;
    розыск обвиняемого (обвиняемых), место нахождения которых неизвестно;
    разрешение уголовных дел.
 
 
Глава 2. Вопросы  самостоятельности следователя.
 В течение последних 4-5 лет процессуальный статус следователя претерпел существенный изменения в виду назревших реформ. И так обратимся к ст. 38 УПК РФ, которая является основополагающей в определении статуса   следователя. В ч. 1 ст. 38 сказано, что следователь является должностным лицом, уполномоченный в пределах компетенции, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. 
Рассмотрим основные права  следователя закрепленные в  ст. 38 УПК РФ.
Следователь правомочен:
    возбуждать уголовное дело
    принимать уголовное дело к производству или передавать его руководителю следственного органа для определения подследственности
    самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.
    обжаловать с согласия руководителя следственного органа постановления прокурора и т.д.
    В п. 47 ст. 5 УПК РФ сказано, что следователь на ровне с прокурором и руководителем следственного органа является стороной обвинения. На этом основании в литературе высказывается мнение, что следователь при нынешних условиях направлен на обвинительный уклон, что является проблемой для полного, всестороннего расследовании я уголовного дела.  На мой взгляд, данная проблема усугубляется и противоречиями, которые заложены в ст. 6 УПК РФ которая называется «Назначение уголовного судопроизводства» и п. 55 ст. 5 УПК РФ, которая ставит цель перед уголовным преследованием, как изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. На наш взгляд законодатель пока не нашел той грани, где можно нивелировать данный уклон следователя. Но возникает вопрос стоит ли разрешать данную проблему или нет? На него мы постараемся дать ответ.
Самостоятельность- вот основная идея реформирования статуса следователя.
В журнале российский следователь  имеется статья Колтаковой  И.И. под  названием «Формирование вертикали  власти в  системе органов предварительного расследования», где справедливо  подчеркивается, что с принятием  Федерального закона от  5 июня 2007 года  № 87-ФЗ произошла передача части  надзорных полномочий прокурора  от следователя к новому субъекту уголовного преследования, как руководитель  следственного органа. Так же подчеркивается, что следователей избавили от двойного контроля со стороны прокурора и начальников следственных отделов.
  Итак, основными субъектами стороны обвинения являются:
    Следователь
    Прокурор
    Руководитель следственного органа
В целях полного уяснения статуса следователя необходимо изучить процессуальный статус прокурора и руководителя следственного органа.
Исходя из хронологического расположения в статьях УПК РФ начнем с прокурора.
             
 
 
 
                     
2.1 Прокурор процессуальный статус.
Статус прокурора определяется Законом Российской Федерации 1992 года «О прокуратуре»  и  УПК РФ.  В  законе о прокуратуре говорится, что прокуратура это едина федеральная централизованная система органов, которая осуществляет от имени Российской Федерации надзор за соблюдением К РФ и исполнением законов действующих на территории РФ.  Законодатель исходит из того, что прокуратура это прежде всего надзорный орган. Из ходя из данного смысла и полномочия прокурора были сужены с принятием законна 2007 года. 
До принятия Федерального закона от  5 июня 2007 года  № 87-ФЗ полномочия прокурора в отношении предварительного следствия были обширны. По справедливому замечанию авторов учебника «Уголовно-процессуальное право Российской Федерации» под редакцией д.ю.н. профессора П.А Лупинской, прокурор возглавлял всю деятельность по уголовному преследованию. Прокурор субъект, который надзирает, руководит, дает согласие на возбуждении уголовного дела. Так следователь не мог возбудить уголовное дело без согласия прокурора, что существенно сужала принцип самостоятельности следователя. На мой взгляд современной уголовно-процессуальное законодательство, что касается статуса следователя должно исходить именно из данного принципа. Следователь самостоятельная фигура и принимать процессуальные решения это только его прираготива, что как раз и закрепляется в ст. 38 УПК РФ. Необходимо также указать, что прокурор мог самостоятельно возбудить уголовное дело и приступить к расследованию, так же мог без принятия дела к своему производству проводить процессуальные действия и принимать процессуальные решения, что на наш взгляд совершенно не приемлемо.    Редакциях УПК РФ происходило некая расширение полномочий прокурора не свойственные ему исходя из сущности самого органа. Справедливо отмечает Ю.С Дибиров, что на протяжении всей своей истории органы прокуратуры начиная с 1722 г. и по сей день претерпевали изменения. Однако ни один этап реформ не смог изменить основную суть и предназначение органов прокуратуры - она как была, так и остается «оком государевым», а как мы знаем задача «ока» лишь надзирать.
Данные изменения трансформировали статус прокурора, но мы не можем сказать, что влияние прокурора совсем не сохранилось. Прокурор занимает одно из центральным место в уголовном  судопроизводстве. 
  Статус прокурора  определяется ст. 37 УПК РФ в  которой указано, что прокурор- это должностное лицо, которое  осуществляет уголовное преследование  и надзор за процессуальной  деятельностью органов дознание  и предварительного следствия.  И так, можно сделать вывод,  что прокурор осуществляет преследование  и надзор.  Полномочия прокурора  в ст. 37 УПК РФ разделены, на досудебные и судебные.  На досудебных стадиях прокурор правомочен: проверять исполнения законов о принятии сообщений о преступлений, выносить мотивированное постановление о направлении материалов
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.