Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Хулиганство: понятие и признаки

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 02.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральная служба исполнения наказаний
Федеральное образовательное  учреждение
высшего профессионального  образования
«Владимирский юридический  институт
Федеральной службы исполнения наказаний» 
Ивановский филиал 

 
 
 
 
 
 
КУРСОВАЯ РАБОТА
по курсу: Уголовное право
на тему: «Хулиганство: понятие и признаки»
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                                                          № зачетной книжки 
                                                    4  курс 7 семестр
                                                            Студент: Кубасов В.В.
                                                 Преподаватель:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Иваново 2012г
Содержание
 
 
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. Уголовно-правовая характеристика хулиганства
      Понятие и признаки хулиганства
      Общественный порядок - объект хулиганства.
      Субъект и субъективная сторона хулиганства
      Отличие хулиганства от преступлений против личности
ГЛАВА 2. Виды хулиганства и их характеристика
2.1. Злостное хулиганство (квалифицирующие  признаки).
2.2. Особо злостное хулиганство  (квалифицирующие признаки).
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
 
 
ВВЕДЕНИЕ
 
Актуальность темы исследования. В настоящее время хулиганство относится к числу наиболее распространенных преступных посягательств, что свидетельствует о серьезной опасности этих деяний для общества. Поэтому борьба с ними по-прежнему остается важнейшей задачей правоохранительных органов. Отсюда вытекает важность и актуальность теоретической разработки вопросов, связанных с уголовно-правовой охраной общественного порядка. Изменение в уголовном законодательстве ряда квалифицирующих признаков хулиганства, появление новых признаков, а главное - возникающие трудности в правоприменительной практике при реализации уголовно-правовых средств борьбы с хулиганством, диктуют необходимость детального рассмотрения вопроса ответственности за хулиганство.  
Объект исследования - сфера общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.
Предмет исследования - уголовно-правовая характеристика хулиганства и проблемы квалификации.
Целью дипломного исследования является комплексная характеристика уголовной ответственности за хулиганство.
Достижение указанной цели обеспечивается решением следующих задач:
- анализ признаков состава рассматриваемого  вида преступления;
- рассмотреть отграничение хулиганства  от других смежных преступлений;
- рассмотреть общие вопросы  ответственности за хулиганство;
- определить ответственность за  групповое хулиганство.
 
ГЛАВА 1. Уголовно-правовая характеристика хулиганства
1.1. Понятие и признаки  хулиганства
Понятие любого преступления имеет  нормативно-правовой характер, так  как основано на уголовном законе, и не должно ему противоречить. Понятие же хулиганства давно вызывает значительное число научных дискуссий и ошибок при квалификации в следственной и судебной практике. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:
а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной  ненависти или вражды либо по мотивам  ненависти или вражды в отношении  какой-либо социальной группы, - наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.
2. То же деяние, совершенное группой  лиц по предварительному сговору  или организованной группой либо  связанное с сопротивлением представителю  власти либо иному лицу, исполняющему  обязанности по охране общественного  порядка или пресекающему нарушение  общественного порядка, - наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет [2]. (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
(часть первая в ред.  Федерального закона от 24.07.2007 N 211-ФЗ)
В связи с наличием в диспозиции ч.1 ст. 213 УК РФ таких оценочных признаков, как «грубое нарушение общественного  порядка», «явное неуважение к обществу», М. Кострова, считая дефиницию хулиганства  расплывчатой и неопределённой, добавляет, что «избыточность оценочной  лексики в законодательной формулировке хулиганства на практике приводит к  частой переквалификации действий обвиняемых со ст. 213 на ст. ст. 115, 116, 167 УК РФ или - наоборот»[62,С.20]. По изученным М. Костровой уголовным  делам такая переквалификация осуществлялась в 36 % случаев, что, по её мнению, «никак не способствует повышению авторитета уголовного закона в глазах граждан»[62,С.22].
В. Н. Кудрявцев полагает, что оценочные  признаки дают возможность лучше  учитывать социальную обстановку, специфические  обстоятельства дела, обладающие многообразным  содержанием и различными формами  проявления в каждом конкретном случае[62,С.21].
На взгляд, существование в уголовном законе оценочных признаков является неизбежным, однако число их необходимо сводить к минимуму; имеющиеся же дефиниции нуждаются в законодательных разъяснениях. Если же вовсе отказаться от оценочных понятий, законодательное определение хулиганства и некоторых других преступлений невозможно будет сформулировать.
Общественная опасность хулиганства  заключается в основном в том, что оно чаще всего совершается  в общественных местах, может быть направлено против самых различных  объектов (отношения собственности, безопасность жизни и здоровья граждан  и др.), и сопряжено с применением  оружия или предметов, используемых в качестве оружия, а также по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной  ненависти или вражды либо по мотивам  ненависти или вражды в отношении  какой-либо социальной группы. «Хулиганство опасно также тем, что нередко  лица, допускающие его, в случае безнаказанности  могут придти к совершению таких  тяжких преступлений, как убийства, изнасилования, грабежи и т.п. Связь  хулиганства с указанными преступлениями не случайна, ибо все они имеют  одинаковые причины и условия, способствовавшие их совершению»[35, С.64]. Кроме того, учитывая специфику хулиганских побуждений, опасность данного преступления состоит ещё и в определённой непредсказуемости соответствующих  действий, в отсутствии либо явной  незначительности внешнего повода к  их осуществлению, а также в пренебрежительном  отношении виновного, как к отдельным  гражданам, так и к обществу в  целом.
Полагаем, что содержащиеся в диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ такие оценочные признаки, как «грубое нарушение общественного  порядка» и «выражение явного неуважения к обществу», сами по себе не являются описанием общественно опасных  действий либо последствий хулиганства. Данные признаки следует расценивать  в качестве социальных свойств хулиганских  действий, придающих им общественно  опасный характер[87,С.37]. Соответствующие  же действия, исходя из толкования ч. 1 ст. 213 УК РФ, заключаются в применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, а также по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной  ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
Соответственно, по меньшей мере, не логично формулировать диспозицию части первой рассматриваемой статьи таким образом, чтобы социальные свойства были «совершены» определённым способом (с применением оружия или  соответствующих предметов, по мотивам  политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти  или вражды либо по мотивам ненависти  или вражды в отношении какой-либо социальной группы). Более правильной с позиции логики является следующая  формулировка ч. 1 ст. 213 УК РФ: «Хулиганство, то есть применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, грубо  нарушающее общественный порядок и  выражающее явное неуважение к обществу, а также по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или  вражды либо по мотивам ненависти  или вражды в отношении какой-либо социальной группы».
Однако такое изложение понятия  рассматриваемого преступления неизбежно  ставит под сомнение его социально-политическую обоснованность, так как хулиганство  исторически понимается в нашем  обществе и законодательстве как  самые различные действия, отличающиеся внешней беспричинностью, а также  дерзкими формами осуществления, не сводящимися никоим образом только к применению оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
Дефиниция хулиганства отличается от понятий других преступлений, содержащих указание на хулиганские побуждения совершения деяния, в основном сопряжённостью с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной  ненависти или вражды либо по мотивам  ненависти или вражды в отношении  какой-либо социальной группы. То есть, если ранее хулиганство отграничивалось  от смежных составов преступлений, главным образом, за счёт присущего  только ему хулиганского мотива деяния, то с введением данного признака в соответствующие составы, специфичность хулиганства себя исчерпала. Попытка же законодателя сформулировать понятие данного преступления на основе оценочных признаков деяния, подкрепленных лишь указанием на сопряжённость последнего с применением оружия или соответствующих предметов, фактически привела к логически необоснованной формулировке, не имеющей право на существование. Ещё Ш. Монтескье указывал, что «законы должны для всех иметь одинаковый смысл», а ст. 213 УК РФ этому требованию явно, не соответствует.
Представляется, что изложенные обстоятельства также ставят под сомнение необходимость  существования в УК РФ самостоятельной  нормы об ответственности за хулиганство.
1.2. Общественный порядок  - объект хулиганства
Ключевым понятием в определении  объекта хулиганства как было, так и остается понятие "общественного  порядка". Без уяснения содержания данного понятия, отграничения его  от понятия "общественная безопасность" невозможно решить вопрос об объекте  хулиганства. В ч 1. ст. 2 УК дается примерный  перечень наиболее значимых общественных отношений: общественные отношения, охраняющие права и свободы человека и  гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный  строй Российской Федерации, мир  и безопасность человечества. Важно  уголовно-правовое значение имеет определение  объекта хулиганства. Как утверждал  С. Мокринский, «описать состав преступления значит, прежде всего определить объект последнего»4. Таким образом, объект преступления – это охраняемый уголовно – правовым законом общественное отношения, на которые направленно общественно опасное деяние и которым причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда. Диспозиция статьи 213 имеет сложную юридическую конструкцию, что приводит к разного рода недомыслиям и сложность право применения. В теории уголовного права единого мнения нет и связано это с тем, что хулиганство относилось законодателем к разным видам преступлений с течением время. Если придерживаться мнения, что объект это те общественные отношения против которых натравлены преступления то непосредственный объект преступления всегда должен находиться в той же сфере общественных отношений, что и видовой объект. Статья 213 включена в главу 24 «Преступления против общественной безопасности». В теории уголовного права существует несколько характеристик объекта хулиганства. . Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. УК РФ хулиганство включил в главу 24 УК РФ раздела IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка".
Господин И.В. Зарубин  подчеркивает «придерживаемся традиционного  подхода к понятию объекта  преступления и считаем, что те общественные отношения, против которых направлены преступления, называются объектом преступления. Поскольку структура УК РФ в сравнении  с УК РСФСР изменилась, наряду с  делением Особенной части УК на главы  имеется деление на, разделы, в  основу анализа объекта хулиганства  нами положена четырехступенчатая система  классификации объектов преступления по
вертикали. Применительно  к составу хулиганства рассматриваются  общий, родовой, видовой и непосредственный объекты данного преступления следует  заметить, что вопрос о классификации  объектов преступления сам по себе является спорным и заслуживает  отдельного исследования. Так, наряду с предложенной классификацией объектов по вертикали, к примеру, есть предложения  выделять вместо видового интегрированный  объект, занимающий промежуточное положение  между основным и родовым»5.
Для сравнения возьмем  определения общественного порядка  предложенное И.Н. Даньшиным: "Общественный порядок - это порядок волевых  общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного  соблюдения гражданами установленных  в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в  области общения и тем самым  обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества" 6.
М.И. Еропкин определял  общественный порядок как "обусловленную  интересами всего ... народа ..., регулируемую нормами права, морали, правилами ... общежития и обычаями систему  волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся  вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий  для деятельности предприятий, учреждений и организаций" 7.
В административном праве  принято различать понятие общественного  порядка в широком и в узком  смысле. В широком смысле принято  понимать совокупность всех социальных связей и отношений, складывающихся под воздействием всех социальных норм, в отличие от правопорядка, включающего  лишь отношения, регулируемые нормами  права. Из этого следует, что общественный порядок, как более широкая категория, включает в себя и правопорядок. В общей теории права общественный порядок рассматривается как  социальная категория, охватывающая систему (состояние) волевых, идеологических общественных отношений, предопределяемых экономическим  базисом и характеризующихся  соответствием поведения их участников господствующим в обществе социальным нормам (правовым и не правовым). Некоторые  представители науки уголовного права наряду с юристами - административистами  общественный порядок узком смысле считают общественный порядок это норма «права- морали» и соблюдение её гарантирует общественную безопасность в повседневности. Существует мнение «общественная безопасность несколько шире общественного порядка», но в IX разделе УК РФ термины "общественный порядок" и "общественная безопасность" употребляются как равно родовые, за каждым из которых кроется самостоятельное содержание. Аналогично они употребляются и в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Следовательно данное высказывание является не корректным, употребляя эти понятия как синонимы исследователи нарушают, противоречат как теории уголовного права, так и общей теории права .По мнению, Зарубина под общественным порядком следует понимать «урегулированные нормами права и морали общественные отношения в своей совокупности, обеспечивающие общественное спокойствие, общепринятые нормы поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан 8. Так, хулиганство, совершенное с применением огнестрельного оружия, образует совокупность хулиганства и ношения огнестрельного оружия и квалифицируется по ч. 3 ст. 213 и ч. 1 ст. 222 УК РФ. Так, модельный Уголовный кодекс государств - участников СНГ предлагают статью о хулиганстве включить в главу 27 "Преступления против общественного порядка и общественной нравственности" 9. Следовательно вывод данное преступление посягающее одновременно на общественный порядок и общественную безопасность, представляет собой совокупность преступлений. Из буквального анализа статей УК РФ следует, что видовой объект, указанный в названии главы 24, - "общественная безопасность" - не находится в плоскости родового объекта хулиганства. Законодатель совершил неточность приравняв "общественный порядок" и "общественная безопасность". Зарубин приходит к выводу, что родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок. У нет сомнений, что "общественный порядок" и "общественная безопасность самостоятельные объекты и к примеру в УК Республики Беларусь закрепляется самостоятельность, но и подчеркивается связь выше рассмотренных объектов. В.И. Зарубин предлагает – «для юридически точного определения  видового объекта хулиганства, по нашему мнению, следует внести изменения в главу 24 УК РФ, дополнив название главы указанием на общественный порядок». В уголовном законе закреплены два дополнительных непосредственных объекта хулиганства - здоровье граждан и собственность. Данное представление исходит из определения дополнительного непосредственных объекта10. И все же в уставе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), здоровье определено как состояние полного социально - биологического психологического благополучия, когда функции всех органов и систем уравновешены с природой и социальной средой и отсутствуют какие-либо болезненные состояния и физические дефекты. Следовательно, здоровье подразумевается не только организма, но и как «психическая целостность». Как мне кажется медицинское определения здоровья превалирующие в судебной медицине является неточным, а следовательно зашита граждан ведется на слабом уровне, что не позволительно для развитого общества. Другим дополнительным непосредственным объектом хулиганства является отношение собственности. В ч. 1 ст. 213 УК РФ законодатель четко ограничил объект уничтожения или повреждения имущества принадлежностью этого имущества любому лицу - физическому либо юридическому, кроме самого хулигана. Новое законодательство право частной собственности рассматривает как незыблемое. Интересен в уголовном производстве гражданский иск который подается по общим правилам УПК РФ и в зависимости от суммы применяться могут арбитражные правила.
Наряду с дополнительными  непосредственными объектами хулиганства  в данном составе могут присутствовать и факультативные непосредственные объекты хулиганства.
Факультативный непосредственный объект – это конкретное общественное отношение, которому причиняется вред 11.Так, пункт б части 2 является факультативным признаком статьи 213 УК РФ. Факультативный объект хулиганства, предложенный ранние, требует рассмотрения в правоприменительной деятельности и вызывает полемистическое настроенное. Так, в своей статье Т. Нуркаева и С. Щербаков пишут, что в определенной степени факультативным объектом хулиганства являются честь и достоинство12.  Честь и достоинство охраняется прежде всего нормами гражданского и уголовного права. Выбор способа защиты зависит, как правило, от потерпевшего. Вместе с тем это не исключает возможности использования этих способов зашиты поочередно.
1.3.Субъект и субъективная  сторона хулиганства
В теории уголовного права под субъектом  преступления понимается лицо, совершившее  общественно опасное деяние, ответственность  за которое установлена уголовным  законом, и способное нести за него уголовную ответственность[99 c.203]. Любой субъект преступления должен обладать тремя признаками, отсутствие которых исключает наличие в  деянии состава преступления: 1) физическое лицо, то есть человек (под физическим лицом имеются в виду граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства[100 c.149]; 2) вменяемость; 3) достижение возраста, установленного уголовным законом. В юридической  литературе помимо общего выделяется еще и специальный субъект  преступления, который определяется рядом учёных, как лицо, которое  кроме общих признаков обладает дополнительными специфическими признаками и свойствами. Дополнительные характеристики специального субъекта содержатся в  нормах Особенной части УК РФ и  могут относиться к занимаемому  положению по службе или работе, к профессиональным или специальным обязанностям лица, его личным качествам, полу и др. Первым признаком субъекта хулиганства является то, что им должно быть физическое лицо. Как уже было указано, субъектом преступлений могут быть граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства.
Вторым общим признаком, которым  должен обладать субъект хулиганства, является вменяемость. Под вменяемостью в теории уголовного права понимают такое состояние психики, при  котором человек способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими[101,С.130].
В ст. 21 УК РФ данный признак субъекта преступления определяется через свою противоположность - невменяемость, включающую два юридических и четыре медицинских  критерия. Если под первыми понимается неспособность лица осознавать фактический  характер и общественную опасность  своего деяния либо руководить им, то вторые из них включают указание на четыре разновидности психических отклонений: хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие либо иное болезненное  состояние психики. При установлении хотя бы одного медицинского и одного юридического критерия уголовная ответственность  исключается.
Согласно проведённым исследованиям  уголовных дел о хулиганстве, подавляющее число данных преступлений (около 90 %) совершается в состоянии  алкогольного опьянения. Соответственно, при расследовании и рассмотрении в суде таких уголовных дел  необходимо учитывать положение  ст. 23 УК РФ, согласно которому лицо, совершившее  преступление в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной  ответственности, причём на равных основаниях. В отличие от п. 10 ст. 39 УК РСФСР 1960 г., ст. 63 УК РФ 1996 г. не предусматривает  состояние опьянения в перечне обстоятельств, отягчающих наказание, что вызывает критику со стороны отдельных учёных[47,С.16].
Третьим общим признаком субъекта хулиганства является установленный  уголовным законом возраст привлечения  к уголовной ответственности. В  соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ «уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее  ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста». Уголовная  ответственность за хулиганство, предусмотренное  ч. 1 ст. 213 УК РФ, устанавливается именно с шестнадцатилетнего возраста, а  за квалифицированные виды этого  преступления (ч. 2 ст. 213 УК РФ) - с четырнадцатилетнего  возраста (ч. 2 ст. 20 УК РФ). Учитывая же то, что признаки, ранее содержавшиеся  в ч. 3 ст. 213 УК РФ, Федеральным законом  от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ фактически перенесены в часть первую этой статьи, представляется обоснованным и, как минимум, последовательным установление уголовной ответственности  за хулиганство, независимо от его вида, с четырнадцатилетнего возраста.
Необходимо учитывать то, что  в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 421 УПК  РФ установление возраста несовершеннолетнего  входит в предмет доказывания  по уголовному делу о преступлении, совершенном таким лицом[23 c.23-25]. При этом лицо признаётся достигшим  возраста уголовной ответственности  не в день рождения, а с ноля часов, следующих после этого дня  суток. Если же возраст устанавливается  судебно-медицинской экспертизой, то днём рождения лица считается последний  день года, названного экспертами, а  при определении возраста минимальным  и максимальным числом лет необходимо исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста[11].
Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, если он хотя и достиг возраста уголовной  ответственности, установленного ч. 1 или  ч. 2 данной статьи, но вследствие отставания в умственном развитии, не связанном  с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых им действий или бездействия.
Для установления наличия и степени  умственной отсталости несовершеннолетнего  в необходимых случаях (п. 3 ст. 196 УПК РФ) назначается судебная комплексная  психолого-психиатрическая экспертиза.
Таким образом, субъект хулиганства, как элемент состава данного  преступления, не обладает какой-либо спецификой и включает в себя три  признака, подлежащих обязательному  установлению при расследовании  каждого уголовного дела о совершении этого деяния: принадлежность к человеческому  роду; достижение 16-летнего (ч. 1. ст. 213 УК РФ) или 14-летнего возраста (ч. 2 ст. 213 УК РФ); вменяемость.
Субъективная сторона преступления - это психическое отношение виновного  к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным  законом в качестве преступления[33,с.132].
Содержание субъективной стороны  состава преступления в теории уголовного права раскрывается с помощью  таких признаков, как вина, мотив  и цель. При этом вина является обязательным признаком субъективной стороны  состава преступления, а мотив  и цель выступают в качестве её факультативных признаков, приобретающих  статус обязательных, как правило, при  их наличии в диспозиции конкретной статьи УК.
Согласно ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно  опасные последствия, в отношении  которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная  ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.
В уголовно-правовой литературе вина определяется как психическое отношение  лица к совершаемому им общественно  опасному деянию, предусмотренному уголовным  законом, и его последствиям. Элементами вины являются сознание и воля, то есть вина характеризуется двумя моментами: интеллектуальным и волевым.
Различные сочетания интеллектуального  и волевого моментов образуют две  формы вины - умысел и неосторожность (ст. 24 УК РФ). Умысел законодательно подразделяется на прямой и косвенный (ст. 25 УК РФ), а  неосторожность - на легкомыслие и  небрежность (ст. 26 УК РФ).
В теории уголовного права не утихают  дискуссии по поводу существования  двойной (смешанной, сложной) формы  вины. Ряд учёных считает, что объединение  двух самостоятельных форм вины в  одном сложном составе нельзя понимать как какую-то новую, третью форму вины[90, c.134], а другие отмечают, что следует говорить именно о  самостоятельной форме вины, сущность которой, в свою очередь, определяется ими по разному.
По мнению автора, закрепление в  уголовном законе (ст. 27 УК РФ) только двух форм вины с указанием того, что их сочетание в одном преступлении не приводит к возникновению какой-либо иной «смешанной» формы вины, является юридически обоснованным.
Для правильной квалификации деяния, внешне сходного с хулиганством, большое  значение имеет уяснение понятий  мотива и цели преступления.
Мотив в уголовно - правовом значении обычно определяется как побуждение, которым руководствовалось лицо, совершая преступление. Представляется, что с точки зрения полноты  определения и приемлемости для  исследовательских целей под  мотивом следует понимать «обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется  при его совершении»[90].
Цель преступления, которая, так  же как и мотив, является факультативным признаком, тесно связана с ним, но характеризует совсем другую сторону  волевого процесса, определяя направление  деятельности. Иными словами, цель преступления - это тот желаемый результат, которого стремится достичь лицо посредством  совершения преступления.
Опираясь на изложенные теоретические  положения, проанализируем субъективную сторону хулиганства.
Говоря о форме вины при совершении хулиганства, отметим, что большинством учёных обоснованно поддерживается мнение о том, что данному преступлению присущ исключительно прямой умысел[40 ,c.11]. Учитывая же изменённую редакцию ст. 213 УК РФ, а именно то, что состав хулиганства теперь является формальным, вопрос о форме вины не может быть решён иначе.
Определение прямого умысла, закреплённое в ч. 2 ст. 25 УК РФ, касается только преступлений с материальными составами, состав же хулиганства является формальным. Применительно к формальным составам определение прямого умысла усечено, то есть «объективным признаком, воплощающим  общественную опасность преступного  деяния, является общественно опасное  действие и бездействие. Поэтому  форма вины определяется характером интеллектуального и волевого отношения  к этому признаку»[88, c.14].
Интеллектуальный момент выражается в осознании виновным всех объективных  признаков хулиганства. Во-первых, того, что он совершает действия, грубо  нарушающие общепринятые правила поведения  в обществе, проявляя тем самым  явное неуважение к последнему; а, во-вторых, - того, что данные действия совершаются им с применением  оружия или предметов, используемых в качестве оружия, в том числе  неисправного оружия или макетов  такового, воспринимаемых потерпевшим  и окружающими людьми в качестве настоящего. Конечно же, по меньшей  мере, трудно представить, что лицо, совершая хулиганство, осознаёт, что  посягает именно на общественный порядок. Поэтому «определяющим является то, что виновный понимает характер совершаемого деяния и в общих  чертах сознает, на какую сферу общественных отношений он посягает»[89 ,c.12].
При совершении преступлений с формальным составом «предметом желания являются действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам  обладают признаком общественной опасности  независимо от факта наступления  вредных последствий»[99, c.171]. В юридической  литературе верно отмечается, что  «действие всегда желанно, если только оно не совершено под влиянием непреодолимой силы или физического принуждения»[26 c.47]. Другими словами, волевой момент в преступлениях с формальными составами выражается «только в желании совершить действие или воздержаться от него, то есть такие деяния могут совершаться только с прямым умыслом»[33, c.151-152]. Данное утверждение представляется верным. Соответственно, волевой момент умысла при хулиганстве заключается в желании виновного совершить деяние, заключающееся в применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, грубо нарушающем общественный порядок и выражающем явное неуважение к обществу. При рассмотрении субъективной стороны хулиганства большое значение принимает определение мотива содеянного.
Мотив хулиганства является сложным  и включает ряд сходных по своей  сути побуждений. Для законодательного же определения необходимо выбрать  проявляющиеся в каждом конкретном случае совершения хулиганства и, кроме  того, наиболее существенные из них. В  связи с этим заслуживает внимания определение хулиганского мотива, данное Ю. И. Ляпуновым. По его мнению, «более удачно...определение указанного мотива как стремления виновного продемонстрировать свое пренебрежение к нормам поведения  в обществе, к правам и интересам  окружающих»[74, c.45]. Консолидируясь в  целом с позицией Ю.И. Ляпунова, считаем  необходимым дополнить определение  мотива хулиганства указанием на общепринятость норм поведения и  исключить из него ссылку на то, что  лицо стремится пренебречь правилами  поведения в обществе и при  наличии «окружающих», так как  в противном случае при квалификации деяния возможно необоснованное утверждение  о возможности совершения хулиганства  только и исключительно в общественных местах.
Кроме того, целесообразно включить в рассматриваемое понятие указание на отсутствие внешнего повода или  очевидную его незначительность для возникновения данного мотива[52 c.28]. Как правильно указывалось  в уголовно-правовой литературе, «деяние  не может квалифицироваться как  хулиганство, если оно совершено по существенному поводу, как ответная реакция на такое поведение потерпевшего или иных лиц, которым нарушались важные общественные или личные интересы»[58, c.41].
Мотив определяет цель деяния, а вместе они служат основой, на которой формируется  вина, указывают на направленность умысла. Соответственно, хулиганство  характеризуется тем, что умысел при его осуществлении направлен, прежде всего, на нарушение общественного  порядка, а совершение при этом насильственных и иных действий является лишь способом такого нарушения.
Относительно цели хулиганства  некоторыми учёными утверждается, что  она заключается в самом совершении хулиганских действий[40. c.14]. Возражая против данного утверждения, С.Б. Алимов обоснованно указывает, что «цель  всегда предшествует действию и является идеальным образом ожидаемого результата».
В теории уголовного права отмечалось, что цель хулиганства следует  определять только в уголовно-правовом смысле, то есть, как желание лица проявить явное неуважение к обществу[75, c.81]. Данную позицию нельзя признать правильной, так как «необходимо  отличать цель в качестве составной  части «желания» как волевого момента прямого умысла от цели как  самостоятельного признака субъективной стороны преступления. В первом случае цель является отражением объективной  стороны, имеет материальное объективное  воплощение в признаках последней, указанных в диспозиции статьи Особенной  части УК. Цель же как самостоятельный  признак субъективной стороны преступления не имеет такого воплощения. Она  характеризует психическое отношение  виновного к последствиям, выходящим  за пределы состава преступления, то есть к тем, которые не служат признаками данного конкретного  состава, предусмотренными статьей  Особенной части УК РФ»[33 c.166].
Соответственно, цель как самостоятельный  признак субъективной стороны преступления всегда корреллирует с последствиями, лежащими вне рамок конкретного состава, но не с действиями, а выражение явного неуважения к обществу и грубое нарушение общественного порядка при хулиганстве являются социальными характеристиками именно деяния, причем предусмотренного в диспозиции ст. 213 УК РФ. Желание выразить явное неуважение к обществу, а также грубо нарушить общественный порядок является составной частью волевого момента умысла при совершении хулиганства, но никоим образом не образует цель как самостоятельный признак субъективной стороны последнегоНесмотря на то, что цель является факультативным признаком хулиганства, необходимо устанавливать её наличие и содержание в каждом случае квалификации посягательства, внешне сходного с рассматриваемым деянием либо иным преступлением, совершаемым из хулиганских побуждений. Это требуется для правильного определения мотива содеянного и отграничения деяний от смежных с ними составов преступлений. Например, установление цели хищения при вооружённом нападении на гражданина предполагает квалификацию деяния по ст. 162 УК РФ как разбой; если же таковая не установлена и в деянии проявились хулиганские побуждения, то юридическая оценка осуществляется, прежде всего, по ст. 213 УК РФ, то есть как хулиганство. Соответственно, на хулиганские побуждения указывает, в том числе и отсутствие в деянии какой-либо цели, специально указанной в уголовном законе.
Обобщая изложенное, подчеркнём, что  хулиганство может быть совершено  только с прямым умыслом при обязательном отражении в деянии хулиганских  побуждений, которые, определяя направленность деяния на грубое нарушение общественного  порядка и выражение явного неуважения к обществу, выступают связующе направляющим звеном при квалификации содеянного.
 
1.4.Отличие хулиганства  от преступлений против личности.
Парой при рассмотрении дел, сложность в судебной практике представляют вопросы его отграничения от преступлений против личности: субъективная и объективная  стороны их нередко почти не отличаются. Хулиганские мотивы часто размыты. Вместе с тем есть ряд достаточно надежных критериев, используя которые  можно более точно определить различия между "личными" и "хулиганскими" мотивами.
Наиболее ярко выраженное отличие заключается в том, что  при преступлениях против личности лицо, как правило, заранее готовится  к преступлению, продумывает свои действия и намечает механизм их реализации. Его действия последовательны и  логичны. Так, Качугским районным судом Иркутской области Самодуров И. осужден по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР. Он признан виновным в злостном хулиганстве. Заместитель Председателя ВС РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Самодурова И. с ч. 2 ст. 206 на ч. 2 ст. 112 УК. Президиум Иркутского областного суда 12 сентября 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее: Самодуров И. избил Горбунова из-за личных неприязненных отношений, так как накануне был избит потерпевшим, умысла на нарушение общественного порядка у него не было. Посторонние лица при этом в конфликт вовлечены не были, действие происходило в огороде Горбунова в течение незначительного промежутка времени. Каких-либо конкретных фактов нарушения при этом общественного порядка материалами дела не установлено. Горбунов сам продолжил конфликт, погнавшись с ломом в руках за Самодуровым И., когда он уже уходил от него. Вторично Самодуров И. ударил Горбунова в тот момент, когда последний дрался с его братом, Самодуровым М., действуя также не из хулиганских побуждений, а пытаясь помочь брату. При таких обстоятельствах действия Самодурова И. следует переквалифицировать с ч. 2 ст. 206 на ч. 2 ст. 112 УК.
При преступлениях же против общественного порядка действия хулигана, как правило, непоследовательны, нелогичны и хаотичны.
Такое поведение часто  не связано с личными неприязненными отношениями или с неправомерным  поведением потерпевшего и возникает  спонтанно. При этом хулиган сам  активно провоцирует потерпевшего на конфликт.  
При преступлениях против личности действия субъекта, как правило, характеризуются расчетливостью, обдуманностью, коротки по времени; он всегда стремится достичь конкретного результата, сам контролирует свои действия и прекращает их по достижении желаемого результата. Кроме того, лицо всегда действует "в режиме" прямого умысла, направленного на причинение вреда здоровью и возможного косвенного умысла по отношению к последствиям. 
При хулиганстве объективная сторона характеризуется расплывчатыми хаотичными действиями, слагаемыми из отдельных, изолированных друг от друга эпизодов, не связанных между собой.
Насилие может быть направлено на один или несколько объектов. В числе потерпевших могут  оказаться и случайные лица, не причастные к зарождению хулиганских  действий. Кроме того, эти действия нередко сопровождаются умышленным и зачастую бессмысленным уничтожением или повреждением чужого имущества.
Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в  систему объектов, которым наносится  вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко  в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов  хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания  достичь конкретного результата.
Этот фактор помогает почти  безошибочно сделать вывод, что  данные действия являются хулиганскими. 
Судебная практика показывает, что если при преступлениях против личности применяется какое-либо оружие, то оно, как правило, заранее подготовлено или специально приспособлено для повышения поражающих качеств; а используется не только целенаправленно, но и по прямому назначению. При совершении же хулиганских действий лицо, как правило, не готовит оружие заранее и часто применяет любые предметы, случайно оказавшиеся под рукой, а собственно оружие нередко использует непродуманно, нецеленаправленно и не по прямому назначению.
Особо хотелось бы обратить внимание в конце работы на придание нормам УК РФ обратной силы, тем более, что особенность ст. 213 УК РФ состоит  в частичной декриминализации деяния, предусмотренного ст. 206 УК РСФСР. 
Так, на первый взгляд может показаться, что ст. 213 УК РФ полностью декриминализировано простое хулиганство, предусмотренное ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Однако ч. 1 ст. 213 УК РФ предусматривает ответственность не только за грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия, что ранее квалифицировалось по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, но и случаи, когда хулиганские действия сопровождались угрозой применения насилия, а равно уничтожением или повреждением имущества, что ранее подпадало под признаки ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Если за такие действия, совершенные до 1 января 1997 г., лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР, дело не может быть прекращено, т. к. ч. 1 ст. 213 УК РФ за подобные действия также предусматривает ответственность, причем более строгую. Соответственно и при осуждении за такие действия лицо не подлежит освобождению от отбывания наказания. Возможны случаи, когда лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР за осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. Такие дела также не подлежат прекращению, поскольку ответственность за подобные действия предусмотрена ст. 214 УК РФ (вандализм). Однако, поскольку ст. 214 УК РФ предусматривает более мягкое по сравнению с ч. 1 ст. 206 УК РСФСР наказание, необходимо квалифицировать действия привлеченного к ответственности лица по ст. 214 УК РФ, а если лицо осуждено и назначенное судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции ст. 214 УК РФ, следует в соответствии с ч. 2 ст. 10 УК РФ и ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 4 декабря 1996 г. сократить наказание до максимальных пределов, предусмотренных санкцией ст. 214 УК РФ.
В ч. 2 ст. 213 УК РФ отсутствует  такой квалифицирующий признак  злостного хулиганства, как особая дерзость. В соответствии с п. 8 постановления  Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1991 г. No. 5 "О  судебной практике по делам о хулиганстве" к признакам особой дерзости относились действия, сопровождавшиеся, например, насилием, повлекшим телесные повреждения, уничтожением или повреждением имущества. Указанные признаки УК РФ отнесены к признакам основного состава  хулиганства - ч. 1 ст. 213, вследствие чего деяние лица, осужденного по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР по этим признакам, подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 213 УК РФ со снижением наказания (в необходимых  случаях) до максимальных пределов санкции  ч. 1 ст. 213 УК РФ.
Сложнее с лицами, осужденными  по ч. 2 ст. 206 УК РФ за злостное хулиганство, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом. Такой квалифицирующий  признак, как и особая дерзость также  отсутствует в ч. 2 ст. 213 УК 1996 года.
Однако состав преступления, по которому осуждены эти лица (умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом), не отвечает требованиям даже основного состава хулиганства, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ, обязательными признаками которого является применение насилия к гражданам либо угроза его применения, а равно уничтожение или повреждение чужого имущества. Вследствие этого лица, осужденные по ч. 2 ст. 206 УК РФ по признаку исключительного цинизма, подлежат освобождению от наказания.
Вместе с тем, очевидно, что в тех случаях, когда исключительный цинизм проявлялся в осквернении  зданий или сооружений, действия лиц, осужденных за их совершение, при отсутствии других, предусмотренных ст. 213 УК РФ признаков хулиганства, подлежат переквалификации на ст. 214 УК РФ (вандализм) с соответствующим  снижением наказания.
 
 
ГЛАВА 2. Виды хулиганства  и их характеристика
2.1. Злостное хулиганство (квалифицирующие признаки). 

 Часть 2 ст. 213 УК РФ устанавливает  три обстоятельства, отягчающие  ответственность за хулиганство:  групповое хулиганство (совершено  группой лиц, группой лиц по  предварительному сговору или  организованной группой); 
сопротивление лицам, пресекающим нарушение общественного порядка (связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка); рецидив хулиганства (совершено лицом, ранее судимым за хулиганство).
Совершение хулиганства  группой лиц (различными видами групп) - новый квалифицирующий признак, о необходимости которого давно  говорила юридическая общественность. На практике хулиганство довольно часто  совершается компанией нетрезвых людей, как правило, без предварительного сговора, когда каждый соисполнитель совершает преступные действия исключительно в меру своего разумения, что не делает это преступление менее опасны.
При этом следует все же иметь в виду, что организатор  группы, даже если он не принимал участия  в конкретных действиях, будет отвечать за преступления, на которые он направил группу. Совершение кем-либо из членов группы действий, выходящих за пределы  договоренности, является эксцессом  исполнителя, и другие участники  группы за эти действия уголовной  ответственности не подлежат.
Пунктом "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ установлена уголовная ответственность  за хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному  лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или  пресекающему нарушение общественного  порядка. Необходимо иметь в виду следующее: субъект должен обязательно  сознавать, что оказывает сопротивление  именно представителю власти или  другому лицу, которое охраняет общественный порядок.
Представителем власти является любое должностное лицо, обладающее специальными полномочиями по охране общественного порядка, а к "иным лицам" относится любой человек, который хотя и не обладает полномочиями представителя власти, но в данный момент исполняет обязанности по охране общественного порядка. Однако уголовная ответственность по этому  признаку может наступить и в  тех случаях, когда указанные  лица в момент пресечения хулиганских  действий не исполняли обязанности  по охране общественного порядка. 
Сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, выражается не только в отказе прекратить хулиганские действия, но и в активном противодействии лицам, пытающимся пресечь действия хулигана, вывести его из помещения и т.д. сопротивление может носить насильственный характер (лицо вырывается из рук задерживающих). Сопротивление может выражаться в угрозах или применении физического насилия (нанесение ударов). Но насилие в этом случае не должно быть опасным для жизни и здоровья.
При оказании сопротивления  с применением насилия представителям власти в процессе совершения хулиганских  действий деяние подпадает под признаки ч. 2 ст. 213 УК РФ, квалификации по совокупности со ст. 318 УК РФ не требуется. Если сопротивление  с применением насилия было оказано  после окончания хулиганских  действий с целью избежать задержание, все содеянное будет квалифицироваться  по совокупности по ст. 213 и 318 УК РФ. Также  по совокупности ст. 213 и ч. 2 318 УК РФ должно квалифицироваться сопротивление  представителям власти в процессе хулиганских  действий, соединенных с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, не являющегося представителем власти, но пресекающем хулиганские действия, следует квалифицировать по совокупности по ст. 213 и ст. 111, 112 УК РФ в зависимости  от характера вреда причиненного личности.
Пунктом "в" ч. 2 ст. 213 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность  за совершение хулиганства лицом, ранее  судимым за хулиганство. Этот квалифицирующий  признак соответствует прежней  ч. 2 ст. 206 УК РСФСР. Следует учитывать  следующие обстоятельства: для подтверждения  судимости справки о судимости  недостаточно; прежняя судимость  за хулиганство должна быть подтверждена копией приговора, вступившего в  законную силу; повторность не образуется, если судимость снята или погашена в установленном законом порядке. 

 
2.2. Особо злостное  хулиганство (квалифицирующие признаки).
Часть 3 ст. 213 УК РФ предусматривает  ответственность за особо злостное хулиганство. Особо отягчающим обстоятельством, в результате которого наступает  ответственность по ч. 3 ст. 213 УК РФ, является совершение хулиганства с  применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. 
Под признаки этой нормы подпадает любое оружие, которое будет признано таковым экспертным заключением (само понятие "оружие" регулируется Законом об оружии).
Вместе с тем использование  во время хулиганских действий в  качестве оружия любого предмета образует состав преступления по ч. 3 ст. 213 УК РФ, независимо от того, где и когда  этот предмет был взят хулиганом, улучшил ли он его поражающие свойства или нет. 
По мнению Л. Халдеева редакция диспозиции ч. 3 ст. 213 УК РФ неудачна, т. к. «семантическое толкование понятия "оружие" в ч. 3 ст. 213 УК РФ предполагает только предмет, относящийся собственно к огнестрельному или холодному оружию. В то же время под "предметами" судебная практика понимает любые предметы (лопату, отвертку, палку, камень и т.п.), которые были использованы для причинения вреда здоровью. Эти предметы судебная практика признает орудием преступления, но не оружием».
Основанием для квалификации преступления по ч. 3 ст. 213 УК РФ является применение или попытка применения при совершении хулиганства огнестрельного оружия, любых ножей, кастетов или  иного холодного оружия, а равно  других предметов, специально приспособленных  для нанесения телесных повреждений, не только в тех случаях, когда  виновный с их помощью наносит  или пытается нанести телесные повреждения, но и тогда, когда использование  указанных предметов в процессе хулиганских действий создает еальную угрозу для жизни или здоровья граждан. Но Постановлением пленума ВС РФ отдельно отмечалось, что специально приспособленными для нанесения телесных повреждений следует признавать предметы, которые были приспособлены виновным для указанной цели заранее или во время совершения хулиганских действий, а равно предметы, которые хотя и не подвергались какой-либо предварительной обработке, но были специально подготовлены виновным и находились при нем с той же целью. Применение или попытка применения предметов, подобранных на месте преступления, которые не были специально приспособлены для нанесения телесных повреждений, в том числе предметов хозяйственно - бытового назначения, не могут рассматриваться как основание для квалификации действий по ч. 3 ст. 213 УК РФ.
Примером, когда применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, является квалифицирующим признаком  для отграничения деяния, предусмотренного ч. 2 от ч. 3 ст. 213 УК РФ может послужить  следующее извлечение из постановления  Президиума Верховного Суда Башкортостана: Мечетлинским районным народным судом  Республики Башкортостан Х. осужден  по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. Он признан виновным в совершении злостного хулиганства  с применением предмета, специально приспособленного для нанесения  телесного повреждения. 31 августа 1994 г. около 19 час. в состоянии алкогольного опьянения Х. во дворе С. хулиганских  побуждений учинил скандал. Когда на шум пришел Б и попытался увести его со двора, Х. подобрал металлический  лом на месте происшествия и, угрожая  им, направился к С., однако его действия были пресечены Б. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Председатель Верховного Суда Республики Башкортостан в протесте поставил вопрос о переквалификации действий осужденного на ч. 2 ст. 206 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан 3 ноября 1995 г. протест  удовлетворил, указав следующее: как  разъяснено в п. п. 11-13 постановления Пленума ВС РФ от 24 декабря 1991 г. применение или попытка применения предметов, подобранных на месте преступления, в том числе предметов хозяйственно-бытового назначения, не может рассматриваться как основание для квалификации деяния как особо злостного
 
 
 
 
 
 «Статья 213. Хулиганство
1. Хулиганство, то есть грубое  нарушение общественного порядка,  выражающее явное неуважение  к обществу, совершенное с применением  оружия или предметов, используемых  в качестве оружия, - наказывается  обязательными работами на срок  от ста восьмидесяти до двухсот  сорока часов, либо исправительными  работами на срок от одного  года до двух лет, либо лишением  свободы на срок до пяти  лет.
2. То же деяние, совершенное группой  лиц по предварительному сговору  или организованной группой либо  связанное с сопротивлением представителю  власти либо иному лицу, исполняющему  обязанности по охране общественного  порядка или пресекающему нарушение  общественного порядка, - наказывается  лишением свободы на срок до  семи лет».
Сравнительный анализ ст. 213 УК РФ в  первоначальной и указанной выше редакции позволяет выделить внесённые  в данную статью изменения.
Во-первых, из ст. 213 УК РФ исключена  часть третья с одновременным  переносом содержавшегося в ней  особо квалифицирующего признака (применение при совершении хулиганства оружия или предметов, используемых в качестве оружия) в часть первую данной статьи.
Во-вторых, часть первая ст. 213 УК РФ лишилась таких альтернативных признаков  объективной стороны как «применение  насилия к гражданам либо угроза его применения» и «уничтожение или повреждение чужого имущества».
В-третьих, из ч. 2 ст. 213 УК РФ исключены  следующие квалифицирующие признаки: совершение хулиганства группой  лиц и совершение данного деяния лицом, ранее судимым за хулиганство; оставшиеся же признаки изложены путём  простого перечисления без отнесения  их к определённым пунктам.
В-четвёртых, в связи с ужесточением санкций обеих частей ст. 213 УК РФ деяние, предусмотренное ч. 1 данной статьи, стало относиться к преступлениям  средней тяжести (ранее — к  преступлениям небольшой тяжести), а предусмотренное её ч. 2, - к тяжким преступлениям (ранее - к преступлениям  средней тяжести).
Таким образом, если ранее к хулиганству  те или иные действия относились за счёт выражаемого во вне при их совершении специфического мотива - хулиганских  побуждений, то рассмотренные изменения  и дополнения уголовного законодательства фактически «растащили» дефиницию  данного преступления на ряд самостоятельных  составов. При этом законодателю так  и не удалось чётко обозначить границы уголовно наказуемого хулиганства, позволяющие правильно осуществлять его квалификацию и особенно отграничение от смежных составов преступлений.
Н. Ф. Кузнецова обоснованно указывает, что рассматриваемые законодательные  изменения лишили должной безопасности граждан, находящихся в общественном месте, поскольку дополнение нормы о побоях указанием на хулиганские побуждения их нанесения не только не обеспечивает безопасность людей, «но и создает явную коллизионность уголовно-правовых норм» [67 С.27].
Можно утверждать, что дефиниция  хулиганства за всю историю существования  в отечественном законодательстве всегда имела собирательный характер и в основном отражала лишь негативное социальное свойство действий, содержащих различные составы преступлений (побои, уничтожение имущества и  т.д.). По мнению автора квалификационной работы, существование в УК РФ самостоятельной  нормы об ответственности за хулиганство  является юридически необоснованным, затрудняющим уголовно-правовую охрану общественного порядка и способствующим нарушениям прав и свобод граждан, участвующих  в уголовном судопроизводстве.
1.2 Современное регулирование ответственности  за хулиганство
В соответствии с п.1 Постановления  Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»[91]уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
При решении вопроса о наличии  в действиях подсудимого грубого  нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к  обществу, судам следует учитывать  способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность  и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в  отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного  круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и  правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное  отношение к ним.
Суду надлежит устанавливать, в  чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали  о явном неуважении виновного  к обществу, и указывать их в  приговоре.
Уголовная ответственность за хулиганские  действия предусмотрена только в  тех случаях, когда применяется  оружие или предметы, используемые в качестве оружия. Посягательства на личность во время хулиганских  действий, если побои или вред здоровью причинены без применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, квалифицируются как преступления против личности, где хулиганские  побуждения выступают в качестве квалифицирующего признака.
Обязательным признаком хулиганства  является грубое нарушение общественного  порядка, выражающее явное неуважение к обществу.
Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение установленных  в нем правил поведения, которое  носит демонстративный характер. Оно может проявляться, например, в бесчинстве, унизительном обращении  с гражданами, длительном характере  посягательств, упорном, несмотря на замечания, совершении общественно опасных  действий[80,С.15].
Хулиганство совершается с прямым умыслом. Поэтому не может квалифицироваться  по статье 213 УК насилие с применением  оружия, совершенное на почве неприязненных  личных взаимоотношений в кругу  близких людей, в безлюдных местах и т.д. В то же время, если такие  действия совершаются в общественных местах и сознанием виновного  охватывается, что они грубо нарушают порядок в общественных местах, ведут  к срыву общественных мероприятий, нарушению нормальной работы предприятия, учреждения, общественного транспорта и т.д., то их следует квалифицировать как уголовно наказуемое хулиганство.
Также должны квалифицироваться как  хулиганство действия, предлогом  для которых послужил малозначительный повод, несоразмерный причиненному насилию (например, случайный толчок, отказ уступить место в общественном транспорте).
Для признания хулиганства совершенным  группой лиц по предварительному сговору требуется наличие договоренности между ними до начала хулиганства. На применение оружия сговора не требуется, но если член группы увидел, что при  хулиганстве применяется оружие, и не прекращает хулиганские действия, он подлежит ответственности по ч. 2 статьи 213 УК[2].
К представителям власти относятся  работники милиции, народные дружинники и военнослужащие, привлеченные к  охране общественного порядка, а  также иные лица, на которых возложены  функции представителей власти.
Ответственность по ч. 2 статьи 213 УК за сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности  по охране общественного порядка  или пресекающему нарушение общественного  порядка, наступает при физическом противодействии таким лицам  в процессе пресечения ими хулиганских  действий.
Пресечение может выражаться как  в прямом применении силы к хулигану, так и в иных действиях (например, попытка вызвать наряд милиции, защитить потерпевшего). Просьбы и  увещевания со стороны посторонних  лиц не могут рассматриваться  как пресечение хулиганских действий.
В ч. 1 статьи 213 УК предусмотрена ответственность  за хулиганство, совершенное с применением  оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
Ответственность по этой статье наступает  не только при применении огнестрельного, холодного, пневматического или  газового оружия, но и при использовании  предметов хозяйственного и бытового назначения.
Следует иметь в виду, что используемые в процессе хулиганских действий предметы бытового и хозяйственного назначения, подобранные на месте  преступления, могут быть признаны используемыми в качестве оружия только в тех случаях, когда они  по своим характеристикам и способу  применения представляли угрозу для  жизни и здоровья потерпевших.
Под применением оружия и иных предметов  понимается не только нанесение телесных повреждений потерпевшему, но и попытка  нанесения таких повреждений.
Вместе с тем не может квалифицироваться  по этой статье демонстрация оружия, а  также словесные угрозы применить  оружие без попытки реального  его применения, а равно использование  при хулиганстве негодного или  незаряженного огнестрельного оружия.
Не могут квалифицироваться  по ч. 2 статьи 213 УК действия, связанные  с сопротивлением представителям власти или иным лицам при задержании после окончания хулиганских  действий. Такое сопротивление квалифицируется  самостоятельно в зависимости от его характера и тяжести наступивших  последствий.
Ответственность за преступления, предусмотренные  по ч. 1 статьи 213 УК, наступает с 16 лет, а по ч. 2 этой статьи - с 14 лет.
 
 
 
 
ГЛАВА 3. Проблемные вопросы квалификации хулиганства
В данной главе следует сформулировать ряд основных теоретических и  прикладных проблемных положений, касающихся деятельности правоохранительных органов  по предупреждению и квалификации хулиганства и других преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений.
1. Дефиниция хулиганства за всю  историю существования в отечественном  законодательстве всегда имела  собирательный характер и в  основном отражала лишь социальное  свойство действий, содержащих самостоятельные  составы преступлений (побои, уничтожение  имущества и т.д.).
2. Общественная опасность хулиганства  очевидна и определяется как  распространённостью данного преступления, так и преимущественно неперсонифициронностью  соответствующих посягательств,  их направленностью против общества  в целом, непредсказ
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.