На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Русская колонизация Татарстана

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 03.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Русская колонизация Татарстана
Особенности русской колонизации. Понятие "колонизация" в словарях объясняется двояко: заселение  пустующих окраинных земель; превращение  какой-либо страны в объект эксплуатации путем ее завоевания. Это — классические формы колонизации. Западноевропейские страны начали реализовывать свою колониальную политику в XVI в. Объектом колонизации стали страны Африки, Азии, Латинской Америки. Колонизаторы постепенно меняли методы эксплуатации: от прямого вывоза имевшегося там богатства (золота, других ценностей) переходили к колониальной торговле, а затем стали создавать там колониальное производство.
 Русская  колонизация Татарстана начинается  также в XVI в. Однако она отличалась  от классической формы колонизации.  В исторической науке принято считать, что многие колониальные окраины России стояли по общему развитию выше, чем сама Россия. К таким странам относился к моменту русского завоевания Татарстан со своей "райской землицей" и развитыми городами, культурой и ремеслом. И в дальнейшем Татарстан не был "гирей" на ногах России. Татарстан внес в развитие России сврй весомый вклад в политической, социально-экономической и культурной областях. Нисколько не игнорируя успехи, достигнутые Татарстаном в составе Российской империи, следует признать, что колониальное положение было величайшим тормозом в его развитии.
 Еще  одна особенность русской колонизации  Татарстана заключается в том,  что у русского государства  и татарского народа было разное  понимание перспективы Татарстана. На Западе в данном случае обе стороны (колониальные державы и захваченные ими страны) понимали временность объединения, считали, что со временем их взаимоотношения обретут иной характер. Так подходил к факту русского завоевания сам Татарстан, считая, что в будущем непременно восстановит свою независимость. Стратегическая линия на восстановление независимости стала постоянной и неизменной для татарского национального движения на весь период нахождения Татарстана в составе Российской империи. Национальная идея и тактика национального освобождения менялись. В тактическом плане можно было бы выделить, по крайней мере, три этапа: национального выживания (до конца XVII в.); национального возрождения (XVIII—XIX вв.); национального освобождения (XX в.). Русское же правительство однозначно объявило Татарстан русской (Российской) территорией, а татарский народ — подлежащим интеграции в рамках православия, русской культуры и русского языка. -
 Политическая  колонизация. Сущность политической  колонизации Татарстана сводилась  к ликвидации татарской государственности и установлению в стране русской государственной власти сверху донизу. Проводилась она основательно, с расчетом исключить возможность восстановления татарской государственности в будущем. За период сопротивления Татарстан потерял целое поколение лучших представителей нации. Новому его поколению путь в национальную политическую жизнь был закрыт полностью.
 Русский  царь именовал себя отныне  и царем Казанским, сосредоточив  в своих руках высшую власть  над Татарстаном. В Москве при  царе было создано центральное управление Татарстаном — Приказ Казанского двора (Казанский приказ). Причем Казанскому приказу было передано ведение дел только восточной части Татарстана. Западная часть Татарстана в управлении была приравнена к обычным русским землям. Администрация бывших доругов и автономных княжеств была распущена. Местную власть в царской вертикали составили воеводы со своим военным гарнизоном. В качестве их местопребывания приспосабливались существующие стратегически важные татарские населенные пункты (предварительно оттуда выселялось местное население) и строились новые крепости-остроги.
В XVI—XVII вв. такие гарнизоны были в Арске, Лаишеве, Мамадыше, Мензелинске, Заинс-ке, Спасске, Тетюшах, Симбирске, Самаре, Саратове, а также в Темни-кове, Саранске, Арзамасе, Чебоксарах, Алатыре, Цивильске, Козьмо-демьянске, Царевококшайске, Малмыже, Уржуме, Белоярске, Ерыклинске, Новошешминске, Уфе.
 В 1571 г. Иван IV утвердил Устав сторожевой службы, в котором эти крепости-остроги преподносились как линии внешней обороны. На деле их задачей было усмирять и держать в покорности население завоеванных территорий и служить опорными базами для новых военных захватов. Они использовались также для усмирения русского населения, когда оно поднималось против своего правительства. Случаев отражения внешних агрессий на этих линиях не было. Для решения административных задач (сбор ясака и др.) при воеводах служили специальные ДЬЯКЙ. Для общения с местным населением привлекались переводчики из числа местных жителей, присягнувших в верности царю.
 С  потерей политической независимости  Татарстан лишился традиционных  связей с внешним миром. В  1557 г. русские войска завоевали  Астрахань — не стало Астраханского  татарского государства. В 1555 г. Сибирское татарское государство  заключило с Москвой договор о вассальной зависимости. Но это не удовлетворило Москву. Русское правительство в ходе упорных военных действий к концу XVI в. присоединило Западную Сибирь к России как исконную русскую землю. В ходе двух Азовских походов в 1695 и 1696 гг. Петр I с армией в 75 тыс. человек и специально построенным военным флотом покорил Приазовское татарское государство со столицей в городе Азак (Азов). В результате Татарстан из соседней с Россией страны превратился в страну, находящуюся глубоко внутри России.
 Экономическая колонизация. С первых же дней завоевания начинается экономическая эксплуатация Татарстана. В ходе военных действий армейские нужды удовлетворялись за счет грабежа ханского (государственного) имущества и имущества участников сопротивления, а также сбора ясака с остального населения. Размеры ясака (десятая часть дохода) были увеличены. Местная военная администрация установила для своих нужд дополнительные налоги.
 Как  было обещано перед походом  на Казань, русские служилые люди  — участники войны получили в Татарстане большие участки земли. Согласно проведенной в 1563—1567 гг. ревизии, в этих целях было конфисковано более 1,6 млн. десятин земли из всех имевшихся 6 млн. десятин, в том числе в правобережном Татарстане — более 200 тыс. десятин, левобережном Татарстане — около 1,4 млн. десятин. Писцовые книги зафиксировали, что все государственные (ханские) земли были переданы в распоряжение царя. Земли, принадлежавшие участникам сопротивления (князей, огланов, мурз, саедов, других землевладельцев, а также земли простых земледельцев, погибших в войне), были распределены между детьми боярскими, служилыми дворянами, чиновниками, отданы вновь образуемым монастырям. На этих землях образовалось русское поместное землевладение — появились крупные хозяйства русских помещиков и дворян, Казанской епархии и православных монастырей. Население в хозяйствах составляли преимущественно русские крестьяне из числа бывших русских беглых крестьян и бывших русских пленных, которые предпочли остаться в Татарстане, а также привезенные сюда хозяевами их крестьяне и холопы. В конце XVI в. на крестьян этих земель распространяется распоряжение царя Федора Ивановича о запрещении крестьянам переходить из одного места на другое (отказ от Юрьева дня). Русское крестьянское хозяйство в Татарстане формировалось в основном как помещичье-крепостническое.
Одновременно  шло заселение Татарстана добровольными  переселенцами из России. Им земли  выделялись на стратегических территориях  по берегам крупных рек, зон важных дорог, в окрестностях занятых русскими войсками городов, строящихся крепостей и острогов, откуда было выселено местное население. Практически это были давно обжитые, лучшие в стране земли, куда русские крестьяне тянулись с большой охотой. Они перенимали передовую местную технологию возделывания земли и местную культуру крестьянского двора. Обычно в этих местах стали возникать благоустроенные русские деревни.
 Опустевшие  татарские города занимали кроме  русских войск и русской администрации  русские купцы и ремесленники  из числа ранее оказавшихся здесь и вновь переселившихся из России. Торговые коммуникации Татарстана, как и ремесленно-промышленные базы, целиком оказались в руках русского населения. Источники сообщают, что после падения Казани здесь исчезла и армянская колония, состоявшая из купцов и ремесленников.
  Политика этнической  ассимиляции. Народы, присоединенные к Российской империи, на официальном языке назывались туземцами. Владимир Даль выводит это слово от "та земля" — "человек той земли". "Туземить кого — принять его в свои сограждане", — пояснял он. В принципе принять "туземца" в качестве равноправного члена своего1 общества делает честь любой нации. Дело только в том, как это делать: приняв его в свои ряды, насильственно интегрировать в свою нацию, или же дать ему самому решить вопрос о том, интегрироваться ему, убедившись в преимуществах нового образа жизни, или нет. Противоестественно негативно оценивать распространение христианства (включая православие) среди татар, овладение татарами русским языком, переход, наконец, отдельных татар целиком в русскую нацию. Эти процессы среди татар начались задолго до русского завоевания Татарстана. Р.А. Ахметьянов считает, что христианские миссионеры-несторианцы (по имени Константинопольского митрополита Нестория, осужденного в 431 г. официальной церковью) в VII—IX вв. имели определенный успех среди западных кыпчаков (куманов) Приазовья, По-донья, Прикаспия. Свои позиции несторианство сохраняло и в Золотой Орде. Возможно, этим определялся более плавный переход многих татарско-кыпчакских военачальников и политиков Золотой Орды на русскую службу с принятием православия. Татары и позже были не против служить в русской армии за соответствующие привилегии. В XVII в. служилые татары составляли от 6 до 10 процентов всей русской армии.
 Для татар было неприемлемо другое. Они не могли согласиться с: официальной русской государственной идеологией, полностью поддержанной православной церковью, которая была ориентирована на насильственное отторжение всех татар от татарской национальной культуры и исламской духовной жизни, на насильственную ассимиляцию татар-мусульман в православную религию и растворение татарской нации в русской. Они не могли принять официальную политику русского государства, определяемую формулой "единая страна (Россия), единое государство (русское),, единый народ (русский)". Позже, в XIX в. эти идеология и политика стали выражаться в формуле: русское самодержавие, русское православие, русская народность. Ислам однозначно был назван враждебной религией. Татарский народ был отнесен в ряд "малокультурных и заблудших народов", нуждавшихся в православном просвещении и русском заступничестве. В плену этой "выдумки" оказались многие русские и даже часть западноевропейцев. Карл Маркс, говоря об Азовских походах Петра I, употребил по отношению к татарам этого региона непростительное определение "кочевые татарские разбойники".Учрежденная в 1555 г. Казанская епархия, обслуживая русское православное население Татарстана, через специальную миссионерскую службу начала широкую кампанию крещения татар-мусульман в татарских населенных пунктах, вела строительство православных храмов для новокрещенных, готовила из новркрещенных духовных наставников. Крещенным были установлены налоговые льготы. Наступление русского правительства и православной церкви на татарский национальный образ жизни продолжалось в течение всего XVII в. Наиболее возмутительным был Указ продолжателя дела Ивана IV царя Федора Ивановича о таком, по его словам, "богоугодном деле", как сплошное разрушение каменных и деревянных мечетей во всех татарских населенных пунктах. Вместе с разрушением мечетей татарский народ оставался без национальной системы народного образования. Все государственное делопроизводство велось на русском языке. Неугомонный царь Федор Иванович, получив в 1593 г. доклад казанского митрополита Гермогена о том, что "новокрещеные учения (православного) не принимают и от татарских обычаев не отстаивают", повелел таковых "сажать в тюрьмы, бить батогами и заключать в цепи".
 В  дальнейшем были пущены в ход  экономические меры. Соборное уложение царя Алексея Михайловича (1649) в целях сохранения новокрещенных в православной вере предусматривало такие меры, как уменьшение контактов между крещенными и некрещенными, запрещение совершать земельные сделки между новокрещенными и православными и др. Гонения на татар-мусульман были идеологически подкреплены деятельностью патриарха Никона (1605—1681). В Никоновской летописи в высоком стиле прославлялось царствование великого князя Ивана Васильевича, особо отмечалось овладение Казанским ханством. Церковная реформа Никона (1653—1656), наряду с гонениями на староверов в самой России, характеризовалась навязыванием унификации украинцам, усилением христианизации мусульман. В результате в XVII в. появилась значительная группа новокрещенных татар. Среди них были не только крестьяне, но и служилые татары, которые получали положение, перейдя в православие. Складывается своеобразный татарский православный образ жизни. При крещении человек получал православное имя. Духовная его жизнь раздваивалась. По вере он становился православным — принимал многие православные традиции: посещение церкви, молитвы, религиозные праздники, обряды венчания, крещения, похорон и др. Многое в складе жизни и психологии у него оставалось татарским. Сохранялся татарский язык. Пристав к русскому берегу, он не порывал с татарским. 

В 1708 году была образована Казанская губерния и началось промышленное развитие края с возникновением суконных, судостроительных, кожевенных, мыловаренных и медеплавильных мануфактур. В 1773 - 1775 гг. население губернии участвовало в Крестьянской войне под предводительством Е. И. Пугачева. При отмене крепостного права в 1861 году произошло Бездненское выступление крестьян и студентов, а в 1863 году был раскрыт организованный народниками заговор. В середине XIX века в Казанской губернии началось формирование татарской буржуазии и многонационального пролетариата; усиливалось революционное движение. Советская власть была установлена 26 октября (8 ноября) 1917 года.  

Книга: История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье) (Р.Г.Фахрутдинов) 

Политическая  обстановка в ханстве в этот период зависела главным образом от его  отношений с Русским государством. Более того, проведение всей внешней, а то и внутренней политики Казани нередко определялось желанием московских великих князей и подчинялось большой политике Русского государства.
 Следует  сказать, что отношения между  Москвой и Казанью особенно  с конца 60-х годов XV столетия были натянутыми. Часто они решались с помощью военных походов, организованных в основном московскими правителями. Не оставались в долгу и казанцы. Это были сложные отношения, порой весьма драматические, которые в итоге привели к падению Казанского ханства, потере государственности татарского народа.
 Первый  период существования Казанского ханства, время 20-летнего царствования Махмутека (1445 – 1465), было мирным и созидательным. В источниках нет ни одного сообщения, свидетельствующего о военных столкновениях между Москвой и Казанью. Напротив, их отношения были довольно добрососедскими. С тех лет сохранился один документ – письмо московского митрополита Ионы влиятельному казанскому сановнику Шаптяку, в котором глава русской православной церкви в униженном тоне просил своего «приятеля», как он назвал казанца, оказать содействие перед ханом двум своим доверенным, которых он послал с подарками. Этот документ 1455 года показывает, как высок был тогда престиж Казани перед московским руководством.
 Более  того, в это время Москва платила  Казани «выход», т.е. дань. Факт  уплаты русскими дани не только Большой Орде, но и новому государству на севере, т.е. Казанскому ханству, приводил в недоумение многих русских историков. В своей известной работе «Очерки по истории Казанского ханства» (Казань, 1923) М.Г.Худяков назвал этот «выход» той контрибуцией, которую должна была платить Москва за освобождение из плена великого князя Василия II после известного сражения под Суздалем летом 1445 года. Тогда был составлен обоюдный договор. Правда, он не был официально доведен до московской общественности, но в русских летописях нашел определенное отражение. К сожалению, объем этой контрибуции, вернее, выкупа, точно не указан – в одних источниках сказано «сколько может», в других названа сумма от 30 до 100 тысяч рублей.
 Согласно  этому же договору, вместе с великим князем прибыло тогда в Москву 500 татар, которые были назначены на различные административные должности в столице и в других городах. Некоторые из них были определены даже правителями отдельных городов. Тогда, и позднее татарские царевичи и князья управляли такими русскими городами, как Серпухов, Звенигород, Кашира, Юрьев, Сурожик, а второму сыну Улу-Мухаммеда Касиму в 1452 году был подарен т.н. Мещерский городок на Оке, переименованный в его честь в Касимов.
 Однако  Москва платила «выход» не только Казани, но и Крыму, Астрахани, даже Касимову, находившемуся фактически на правах удельного княжества России, хотя официально он и назывался ханством («царством»). Более того, плата дани касимовским ханам продолжалась даже после падения Казани. Это пока трудно объяснить, но об этом говорят документы. А в названных выше русских городах, которыми правили выходцы из Казани и Касимова, начали уже возникать мечети. В целом, наметился явный рост татарского влияния на политическую жизнь Русского государства.
 Все  это вызвало крайнее недовольство  в тогдашнем русском обществе. В 1446 году возник антиправительственный  заговор во главе с влиятельными  боярами Дмитрием Шемяко и  Василием Косым. Великого князя  обвинили в том, что он привел  на Русь татар и отдал им города «на кормление». Василий II был низложен и ослеплен (отчего и прозвище его «Темный»). Однако в его защиту двинулось татарское войско во главе с Касимом и Якубом, и в 1447 году великий князь был восстановлен на троне.
 Упомянутый  договор 1445 года давал только что образованному Казанскому ханству мир на ближайшее будущее и большие возможности для укрепления экономики и военного могущества. За 20-летний период своего существования к концу правления Махмутека оно превратилось в одно из сильнейших государств тогдашней Центральной Евразии. Расширились география и объем международной торговли, укрепилась политическая власть, окончательно оформилась государственная структура, были заложены прочные основы для дальнейшего развития материальной и духовной культуры.
 Махмутек  оставил после себя двух сыновей  – Халила и Ибрагима. Старший,  Халил, правил всего два года. Детей у него не было и  после его внезапной смерти  на трон сел Ибрагим (1467 –  1479). Это был один из самых  могущественных ханов Казани, и  период его правления ознаменован дальнейшим развитием экономики и военной мощи государства. Ибрагим-хан был практически последним главой этого государства в смысле развития страны по восходящей линии. В целом, 35-летний период существования Казанского ханства при Махмутеке и Ибрагиме остается в истории татарского народа и его государственности одним из самых ярких периодов. При Ибрагиме началась уже новая политика Русского государства в отношении Казанского ханства, проявившаяся в прямых военных вмешательствах. Но хан всегда давал этому достойный отпор.
 Если  Василий II был пленником, а потом и данником татар, к тому же, очевидно, человеком довольно мягким, не без определенных демократических взглядов, то полную противоположность ему составлял его сын – великий князь «всея Руси» Иван III (1462 – 1505). 42-летнее правление этого человека – жестокого, властного, но в то же время талантливого политика и крупнейшего государственного деятеля – дало возможность Руси окончательно объединиться вокруг одного центра, т.е. Москвы. Именно в этот период были заложены основы внутреннего устройства нового, уже более мощного Русского государства и его внешней политики, развивавшейся при явном вмешательстве во внутренние дела других стран. Это ярко проявилось в первую очередь в отношениях к Казанскому ханству.
 Иван  III организовал семь походов на Казань: в 1467, 1469, 1478, 1482, 1484, 1485 и 1487 годах (последний завершился взятием города). С этими походами связан в сущности весь спектр взаимоотношений Русского государства и Казанского ханства в последней четверти XV века.
 Для  вмешательства в дела Казанского  ханства, мощь которого крепла  на глазах московского правительства,  был найден хороший повод: небольшая  оппозиция казанцев против хана  Ибрагима, возглавляемая князем  Абул-Мумином, тайно пригласила к себе в ханы Касима. Тот обрадовался открывшейся перспективе завладеть престолом более мощного государства, чем его вотчина, но отлично понимал, что с его небольшими силами из «городецких», т.е. касимовских, татар ему не одолеть Ибрагима и обратился за помощью к Ивану III. Это было на руку великому князю, и в сентябре 1467 года был организован поход касимовцев в сопровождении сильного русского войска. Однако казанцы не позволили им даже перейти Волгу, и те повернули назад, испытав на обратном пути много лишений. Зимой того же года Ибрагим сделал ответный ход, послав войско на Галич близ Костромы, но казанцы не смогли взять город и вернулись домой. В свою очередь Иван III направил карательную экспедицию на Волгу, которая, побывав на марийской земле, произвела там разбои и убийства мирных жителей, что зафиксировано в большинстве русских летописей.
 Казань  решила отомстить за это: в  сторону русских пограничных  городов были направлены войска  в нескольких направлениях, которые  провели свою кампанию с переменным успехом – удачно на севере и с потерями на юге. В это время вятские ушкуйники напали на восточные районы ханства, грабя одновременно купеческие суда на Вятке и Каме. Туда было послано другое войско казанцев, которое взяло Хлынов, центр Вятской земли, подчиненной Руси. Там был посажен татарский наместник.
 В  1469 году Москва организовала свой, т.е. без касимовцев, поход на  Казань и вновь потерпела неудачу.  Намерения русских двумя группами  войск – от Нижнего Новгорода  по Волге и от Устюга северным путем по Молоке, Вятке и Каме с выходом на Волгу – подойти к Казани и окружить ее потерпели провал. Войска не смогли подойти одновременно, и татары разбили их поодиночке. Это произошло в мае и июне. Встретившись на обратном пути в Нижнем и значительно пополнив свои силы, две эти группы в сентябре снова пошли на Казань. Однако дело до битвы не дошло – был заключен мирный договор. Он нужен был не столько для Казани, сколько для Москвы: к тому времени обострились отношения с суверенной Новгородской республикой, а на юге возник весьма нежелательный для Руси литовско-ордынский (большеордынский) союз.
 В  1478 году Иван III совершил несколько походов на Новгород и присоединил его к Русскому государству, тем самым развязав себе руки для дальнейших действий против Казани. Татары еще зимой ходили на Хлынов, начавший проявлять свою самостоятельность, и вернулись оттуда с пленниками. Это послужило поводом для начала новой серии наступлений на Казань. Небольшой поход весной того же года окончился для них безрезультатно, хотя и был продлен прежний договор 9-летней давности. К сожалению, источники молчат о его условиях, за исключением того, что еще в 1469 году было получено согласие казанского правительства освободить русских пленников.
 В  1479 году умер Ибрагим-хан, оставив пятерых сыновей от двух жен: Ильгама, Худай-Кула и Мелик-Тагира – от первой жены Фатимы, Мухаммед-Амина и Абдул-Латифа – от второй, Нур-Салтан. К этому времени уже сформировались две партии, сыгравшие большую роль в определении внешнеполитического курса Казанского ханства. Одна из них под руководством Фатимы держала курс на Восток – Ногайскую Орду и через нее на Среднюю Азию. Вторая, нур-салтановская, была сторонницей союза с Москвой, притом она делала это в целях сохранения самостоятельности государства, поддерживая мирные отношения с русскими.
 Победила  восточная партия, и на трон  сел Ильгам, к тому же он  являлся законным наследником.  Нур-Салтан вышла замуж за крымского  хана Менгли-Гирея, взяв с собой  в Бахчисарай малолетнего сына  Абдул-Латифа. Старший же, 10-летний Мухаммед-Амин, был отправлен в Москву и вскоре ему был дан на управление удельный город Кашира.
 Ильгам  повел политику своей матери, что, естественно, не пришлось  по нраву Ивану III. В 1482 году он послал .войско на Казань, кстати, впервые вооруженное пушками, под начальством немецкого инженера греческого происхождения Аристотеля. Правительство Ильгама, узнав о приходе этого войска в Нижний, запросило мира, что было принято Москвой на выгодных ей условиях.
 Ильгам  не обладал теми качествами  политика и государственного деятеля, которые были присущи его отцу. Именно в период его правления начались смуты, и Казанское ханство вошло в полосу своего падения. Конечно, впоследствии были и периоды подъема, определенного возрождения могущества государства. Но оно уже не смогло вернуть себе ту былую мощь, которой характеризовалась эпоха Махмутека и Ибрагима. Вмешательства Москвы в казанские дела стали все более ощутимыми. Так, военные отряды побывали в Казани в 1484 и 1485 годах, поочередно поменяв на престоле Мухаммед-Амина и Ильгама. Наконец, в 1487 году состоялся очередной, большой поход на Казань. После почти двухмесячной осады, 9 июля русское войско вошло в город, а промосковская партия низложила Ильгама и передала его в руки московских воевод.
 Хан  вместе со своей матерью, двумя женами, братьями и сестрами был увезен в Москву. Самого Ильгама сослали в Вологду, где он впоследствии умер, остальных отправили в Карголом на Белоозеро – древнерусский город на вологодской земле. Судьба их также оказалась печальной. Царица Фатима и один из ее сыновей, Мелик-Тагир, умерли в скором времени. Два сына Мелик-Тагира были крещены и впоследствии оказали различные услуги Русскому государству. Был крещен и второй брат Ильгама Худай-Кул под именем Петра Ибрагимовича; вскоре он был освобожден из-под ареста и женился на родной сестре Ивана III. Умер царевич в 1523 году, и его гробница находится в Архангельском соборе Московского Кремля среди саркофагов русских царей и великих князей.
 На  казанский престол был посажен  Мухаммед-Амин, правивший ханством до 1496 года в качестве ставленника Москвы. Русский протекторат, начавшийся после взятия Казани в 1487 году, еще более усилился. Москва открыто начала диктовать Казани свою волю, решая даже вопрос, кого назначить ее ханом. Восточная партия сделала было небезуспешную попытку положить конец подобной зависимости, пригласив в ханы сибирского царевича Мамука, но тот не нашел дальнейшей поддержки в той же партии: ее руководитель, глава казанского правительства Кель-Ахмед, изменив своим принципам, принял московскую ориентацию. Воспользовавшись временным отсутствием Мамука в Казани, перед ним закрыли городские ворота, и он со своей свитой уехал обратно в Сибирь (по какой-то причине умер в пути).
 Руководство  Казани решило восстановить династию Улу-Мухаммеда, но не в пользу Мухаммед-Амина, с которым были разногласия у того же Кель-Ахмеда, а пригласили его младшего брата Абдул-Латифа, управлявшего в то время Звенигородом близ Москвы. Однако до этого молодой царевич воспитывался в Крыму, у своей матери Нур-Салтан, что сыграло решающую роль в формировании его взглядов, в проведении своей политики в пользу независимости Казанского ханства. Правил он чуть более пяти лет (1497 – 1502) и был низложен русским посольством, которое было направлено в Казань Иваном III при содействии Кель-Ахмеда.
 Выше  несколько раз упоминалась Нур-Салтан, мать двух последних казанских  ханов из рода Улу-Мухаммеда.  Она сыграла выдающуюся роль  в истории Казанского ханства,  и сорокалетний период с 1480 по 1520 годы называют даже эпохой Нур-Салтан. С ее именем связаны крупнейшие события казанско-крымско-русских взаимоотношений и сложного периода существования Казанского ханства. В трудную эпоху московского протектората она проявила большую силу воли и твердость характера в постановке и решении ряда принципиальных проблем русско-татарских отношений. Благодаря своей мудрости и настойчивости, даже личной дружбы с Софьей Палеолог, женой Ивана III, она внесла неоценимый вклад в сохранение Казанского ханства, как государства, в эпоху «собирания русских земель», начала новой, ярко выраженной великодержавной политики Московского государства. 

Политическая  история. Первая половина XVI века
Книга: История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье) (Р.Г.Фахрутдинов) 

В 1502 году Абдул-Латиф был арестован, увезен в Москву и сослан на Белоозеро, подобно тому, как в свое время поступили с Ильгамом. На казанский престол вновь был посажен Мухаммед-Амин, бывший до этого правителем Каширы и Серпухова. К этому времени он достиг 30-летнего возраста, в одно время, по причине своего высокого сана, был даже, пусть номинально, главнокомандующим русской армии в литовской войне.
 Став  казанским ханом второй раз  (1502 – 1518), Мухаммед-Амин изменил  свои взгляды, начал оценивать  политическую ситуацию с другой точки зрения – с позиций дальнейшего развития своего государства по самостоятельному пути. В источниках утверждается, что в этом большую роль сыграла его новая жена – бывшая супруга покойного Ильгам-хана (тогда существовал такой обычай: вдову умершего монарха выдавали за его брата, нового главу государства. Так поступили, например, с вдовой Касима, выдав ее за Махмутека, жену Халила Нур-Салтан сосватали за Ибрагима. Вдова хана выходила замуж во второй, в иных случаях даже в третий раз только за хана, а если братьев покойного мужа не было, то за правителя другого ханства. Поэтому наличие двух или даже нескольких жен у татарских ханов не должно удивлять современного читателя. Впрочем, подобный обычай существовал в целом в средневековом мире). Вдова Ильгама, патриотка казанской земли и вынесшая вместе со своим первым мужем унижения ссылки, бесспорно, оказала большое влияние на пробуждение национальных чувств Мухаммед-Амина. Не пропали даром и плоды материнского воспитания – хотя Нур-Салтан жила уже в Крыму, но время от времени навещала своих детей в Казани и России.
 Мухаммед-Амин, будучи умным и хитрым политиком,  готовился к войне тайно, так  что этого не заметили ни  московские правители, ни его  злейший враг в Казани Кель-Ахмед.  Кстати, последний – виновник низложения Мухаммед-Амина и Абдул-Латифа и сыгравший весьма негативную роль в политической жизни Казанского ханства, – был арестован и казнен в 1506 году.
 Хан  отлично понимал, что дни дряхлого  Ивана III сочтены, что этот некогда всемогущий монарх уже не представлял для него грозной силы, а его сын и преемник Василий III не обладал способностями своего отца. Мухаммед-Амин снарядил 60-тысячное войско в сторону Нижнего Новгорода. До великого князя дошла весть о переправе татар через пограничную Суру, и он направил против них большое войско. Однако казанцы в это время осаждали уже Нижний – город взять не удалось, и они воротились назад, не встретившись с русскими.
 В  октябре 1505 года умер Иван III, а в апреле 1506 года Василий III послал против Казанского ханства целую армию из двух больших соединений – судового и конного. 22 мая Мухаммед-Амин разбил недалеко от Казани пришедшую раньше судовую рать, а через месяц, 25 июня, когда уже подошли и конные части, вся объединенная русская армия потерпела жестокое поражение. Русское войско, по сведениям некоторых русских источников, состояло из 100000 человек. К. Маркс в своих конспектах по истории России писал про эту войну, что «московитов... так разбили под Казанью, что спаслись только 7000».
 Словом, это было крупнейшее сражение. Русь еще никогда после Чингиз-и Бату-ханов не знала такого поражения. Современники сравнивали эту битву с Куликовской. Татары, несомненно, на сей раз взяли реванш за свое поражение 125 лет назад. Василий III вынужден был составить с Мухаммед-Амином договор – «мир по старине и дружбу». Как писал чуть позднее С. Герберштейн, «казанцы отложились от государя московского».
 Мухаммед-Амин  согласился на договор и вся  его дальнейшая политическая  деятельность не отличалась какой-либо  активностью. Оценивая этот период его правления, М.Г.Худяков отметил, что, одержав блестящую победу над русскими, Мухаммед-Амин получил оправдание перед татарской общественностью за свою прежнюю деятельность в угоду Москве и дальнейшая его жизнь текла спокойно. В последние годы он заболел какой-то тяжелой болезнью и умер в 1518 году в возрасте около 48 лет.
 Перед  татарами снова встал вопрос  о хозяине трона, ибо род  Улу-Мухаммеда на этом прекратился:  Ильгама и Мелик-Тагира уже  не было в живых, Худай-Кул  стал христианином, а вот Абдул-Латифа, находившегося в ссылке на Белоозере, за год до смерти Мухаммед-Амина, убили. Правда, у Ибрагим-хана было еще несколько дочерей, среди них наиболее известной была Гаухаршад (Ковгаршад, по русским летописям), она же дочь Нур-Салтан, будущая активная участница борьбы за национальную независимость Казанского ханства. Однако вопрос о ней как о правопреемнице своего брата не ставился, ибо в те времена женщины еще не имели права на трон. Тогда можно было бы говорить и о самой Нур-Салтан, муж которой, т.е. крымский хан Менгли-Гирей, скончался в 1515 году.
 Однако  у Нур-Салтан было двое сыновей  от Менгли-Гирея, т.е. братья  Мухаммед-Амина и Абдул-Латифа  – это Мухаммед-Гирей и Сахиб-Гирей.  Мухаммед-Гирей после смерти отца  стал ханом Крыма и он предложил Василию III на казанский трон своего брата. Москва отказала – она не желала будущей сильной крымско-казанской оппозиции. У Василия III была своя кандидатура и он сообщил о ней казанскому правительству – это был старший сын касимовского хана Шейх-Аулияра Шах-Али (Шигалей, по русским летописям). Великий князь не случайно подобрал его – вырос Шах-Али в Москве и соответственно получил великорусское воспитание, что сыграло свою роль в его последующей антитатарской деятельности.
 Еще  перед своим отъездом в Казань Шах-Али в Москве дал присягу на верность России и сел на казанский престол в 1519 году 13-летним юношей. По описанию русского летописца, он «зело был взору страшного и мерского лица и корпуса, имел уши долгия на плечах висящия, лице женское, толстое и надменное чрево (живот), короткие ноги, ступени долгия, скотское сидалище». Примерно так же описал его и С.Герберштейн, увидев Шах-Али в Москве в 1526 году. И не зря тот же летописец язвительно заметил: «Такого им, татарам, нарочно изобраша царя в поругание и посмеяние им».
 Шах-Али  был трижды посажен Москвой  на казанский трон и фактически  трижды выгнан оттуда – настолько  он был омерзителен и ненужен  казанцам. Не любили его даже  сторонники промосковской ориентации  – просто терпели потому, что дала им его сама Москва. Ненавистен он был и крымцам: род гиреев и род болыпеордынского Ахмата, откуда был Шах-Али, давно враждовали между собой, к тому же Василий III, изменив своему слову, данному им крымцам не сажать на казанский престол этого человека, именно его и сделал новым главой Казанского ханства. Терпение крымцев лопнуло: ведь всего несколько лет назад Мухаммед-Гирей, выполняя союзнический договор с Россией, разгромил враждебную ей польскую армию. Таким образом великий князь основательно подвел Крым.
 И  вот весной 1521 года в сопровождении  всего 300 воинов из Крыма в  Казань прибыл Сахиб-Гирей. Это  произошло настолько неожиданно, что он совершенно беспрепятственно  вошел в город. Были арестованы  русский посол и воевода, конфисковано  имущество всех русских и касимовских купцов, почти перебита личная гвардия Шах-Али. Тот чудом спасся и во главе небольшого отряда сумел убежать в Москву. Закончился русский протекторат, длившийся почти 35 лет (1487 – 1520). Начался новый период в истории Казанского ханства, период подъема национального самосознания, активной борьбы населения Казани и казанской земли против интервенции.
 Имя  Сахиб-Гирея уже известно учащимся: именно с ним связан единственно  подлинный документ эпохи Казанского  ханства – ханский ярлык. В  отличие от своего предшественника, Сахиб-Гирей был исключительно приятной наружности, и одно это уже произвело на казанцев весьма хорошее впечатление после того, как имел честь «руководить» ими касимовский «красавчик». В том же 1521 году Сахиб-Гирей вместе с Мухаммед-Гиреем начали войну с Россией. Крымские и казанские войска соединились под Коломной (перед этим казанцы взяли Нижний Новгород), вместе подошли к Москве и окружили ее. В городе началась страшная паника, ярко описанная в русских и западноевропейских источниках. Сам великий князь сбежал в Волоколамск, оставив оборону Москвы своему шурину Петру Ибрагимовичу, т.е. Худай-Кулу. Русское правительство запросило мира, и великий князь, вернувшись в Москву, вынужден был подписать унизительный для него договор – признал зависимость от крымского хана, согласившись платить ему прежнюю дань. Казанские татары вернулись с большой добычей и получили полную независимость от Москвы.
 Возвратившись  в Казань, татары устроили погром  русским купцам, многих из них  перебили, убили даже посла Москвы. Это послужило Василию III поводом для новой войны против татар. Сперва была построена крепость Василь-город (Васильсурск) ближе к Казани – ее построили на земле ханства. Этот первый шаг захватнической политики был осужден даже в самой Москве, но православное духовенство поддержало действия правительства, а митрополит Даниил так и заявил: «Тем городом мы всю землю казанскую возьмем».
 Сложилась  неблагоприятная обстановка для  Казани: в Крыму внезапно скончался  Мухаммед-Гирей, брат и союзник Сахиб-Гирея. Новый хан Саадет-Гирей начал переговоры с Москвой, настаивая, чтобы она заключила мир с Казанью. Василий III ответил категорическим отказом, и снова началась кампания против татар. Чувствуя приближение опасности, Сахиб-Гирей вызвал из Крыма своего племянника Сафу-Гирея, а сам отправился в Турцию просить у султана помощи в защите Казани. Так отмечено в некоторых источниках. Однако хан уехал к туркам не столько за помощью для Казани, сколько для получения крымского трона. Через несколько лет он добился отстранения Саадет-Гирея и стал ханом. Крым при правлении Сахиб-Гирея (1532 – 1551) пережил эпоху расцвета. Это был высокообразованный для своего времени человек и крупнейший государственный деятель, достойный преемник могущественных ханов Золотой Орды.
 На  казанский трон сел 13-летний  Сафа-Гирей. Это было трудное  время: приближалась русская армия  численностью, по одним источникам, 150 тысяч воинов, а по другим, –  180 тысяч. Однако различные части  этой армии снова, как и в  1469, 1506 годах, подошли к Казани в разное время. Татары вначале разбили передовой отряд их конного войска, а потом и целую флотилию, 90 судов которой даже попали в руки казанцев. В целом поход снова не удался и снова был составлен мирный договор, согласно которого Василий III признал Сафу-Гирея казанским ханом.
 Мир  был недолгим – в 1530 году  к Казани вновь подошла русская  армия. В помощь Сафе-Гирею  пришли 30 тысяч ногайцев и астраханцы. Русские подожгли посад со  стороны Булака, но город взять  не смогли. Поняв, что так просто им не одолеть татар, московское руководство пустило в ход дипломатию – требовалось заманить на свою сторону влиятельных татарских князей и поднять бунт против хана. Это была довольно неприятная история, и определенный круг казанской верхушки попал на эту удочку. Был низложен Сафа-Гирей, и Москва предложила в ханы все того же Шах-Али, но Казань категорически отвергла его. Остановились на кандидатуре его брата Джан-Али (Еналей, по русским летописям), бывшего до этого, как и Шах-Али в различное время, касимовским ханом.
 Джан-Али  взошел на казанский трон в  1531 году 15-летним юношей, однако ханом  являлся он лишь номинально: страной  управляло правительство во главе  с упомянутой уже Гаухаршад-царевной, дочерью Ибрагим-хана и Нур-Салтан. Через два года молодого хана женили на 15-летней Сююмбике, дочери ногайского князя Юсуфа, для чего потребовалось согласие русского правительства. Это был брак по расчету – Москве нужен был надежный союзник в лице Ногайской Орды. Однако Юсуф, поняв свою ошибку, стал противником союза с Россией.
 После  смерти Василия III в 1535 году Гаухаршад вместе со знаменитым карача-бием Булат Ширином (в некоторых источниках сказано, что они позднее стали супругами) повели активную борьбу против московского протектората. В Воскресенской летописи – одном из наиболее авторитетных средневековых русских источников – так и сказано: «Ковгаршад-царевна и Булат князь и вся земля казанская великому князю Ивану Василъевичу изменили». Сразу же за этим последовал переворот: 25 сентября 1535 года был убит Джан-Али и ханом вновь пригласили Сафу-Гирея. Одновременно начались успешные военные действия татар против России в направлениях Нижнего Новгорода, Костромы и Мурома.
 Между  тем в руководстве Казани вновь  возникли большие разногласия  – на этот раз между Сафа-Гиреем и Булатом Ширином, который являлся организатором низложения хана в 1531 году. В 1541 году возникла серьезная оппозиция хану, которая обратилась в Москву за помощью в смещении Сафы-Гирея. Россия начала готовиться к войне, однако снова вмешался Крым, и дело до сражения не дошло. Положение Сафы-Гирея укрепилось, и было составлено соглашение между двумя руководящими силами: ханом и оппозицией Ширина. Притом, стороны то находили общий язык, то серьезно расходились.
 В  1545 году, воспользовавшись очередным разногласием между ханом и оппозицией, Москва организовала новый поход на Казань. Как уже не раз бывало, русские подошли двумя путями: по Волге из Нижнего и по Вятке с севера. Встреча с волжским отрядом не принесла удачи казанцам, зато они разбили опоздавшую вятскую рать. Хан обвинил оппозицию в том, что они явились виновниками похода русских на Казань, начались аресты и казни. Сошли с исторической арены Гаухаршад и Булат-князь. Хотя они и боролись за самостоятельность ханства, что особенно проявилось в низложении московского ставленника Джан-Али, добиться единения сил в государстве не смогли.
 Через  год возникла новая оппозиция  хану во главе с князьями  Буюрганом и Чурой Нарыковым.  Сафа-Гирей снова был низложен, при этом устроили погром крымцев.  Хан ушел в Ногайскую Орду, оттуда и в Астрахань; вернулся с новым отрядом, но Казань взять не смог и ушел обратно к ногайцам. Казанским ханом второй раз был приглашен Шах-Али. Однако касимовский марионетка успел «править» всего 1 месяц: со значительным войском из Ногая пришел Сафа-Гирей и беспрепятственно вошел в Казань. Шах-Али и на этот раз смог сбежать. В Казани начались аресты, были казнены Чура Нарыков и его сподвижники. Прорусская партия практически перестала существовать, коалиционное правительство пало. Между Москвой и Казанью были восстановлены мирные отношения
.§ 47. Завоевание Казанского ханства
Книга: История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье) (Р.Г.Фахрутдинов) 
 
 

Страницы: 1  

В марте 1549 года в возрасте 39 лет скоропостижно  скончался Сафа-Гирей, не успев объявить своего преемника. У него было несколько жен и четверо сыновей. Двое взрослых жили тогда в Крыму и один из них, Буляк-Гирей, после смерти отца был приглашен ханом в Казань, но эту кандидатуру отвели сами же казанцы. Еще один сын Сафы-Гирея, от русской жены, не имел права на трон, и остался самый младший сын Утямиш-Гирей, которому было всего два года. Его и выбрали новым казанским ханом, назначив ему регентшей его мать Сююмбике.                           
 Имя  Сююмбике хорошо известно учащимся, но многие еще не знают ее истории. То, что она была дочерью ногайского князя Юсуфа, мы уже говорили выше. Юсуф же происходил из рода, прославленного Идегея: он был правнуком Нуретдина, младшего сына Идегея, следовательно, последний являлся пращуром (отец прадеда) Сююмбике. В этом отношении Сююмбике и Нур-Салтан были даже родственницами: дед Нур-Салтан и прапрадед Сююмбике являлись родными братьями, сыновьями Идегея.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.