На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Саморегулирование, механизмы саморегулирования

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
  
 

Курсовая работа
На тему: «Саморегулирование, механизмы саморегулирования». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Владимир 2009 
 
 
 
 
 
 
 
 

Содержание:
Введение…………………………………………………………………………………….……3
1.Саморегулирование  ……………………………………………………………………….…..7
1.1.Саморегулирование  как особый экономический институт……………………………….7
1.2.Саморегулироваемые организации …………………………………………………….....10
1.3. Условия саморегулирования общественного производства…………………………….17
1.4.Саморегулирование и государственное регулирование: недостатки и преимуществ………………………………………………………………………………….…21
1.5. Саморегулирование  в природе……………………………………………………………24
2.Рыночное саморегулирование  и механизмы рыночного саморегулирования…………....25
2.1.Саморегулирование  хозяйственной деятельности и  методы саморегулирования в рыночных  условиях…………………………………………………………………….………25
2.2. Рыночное  саморегулирование………………………………………………………….…29
2.3. Механизмы  рыночного саморегулирования……………………………………………..33
3.Саморегулироваемые организации в строительстве Владимирской области ...................41
Заключение………………………………………………………………………………..…….44 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
Споры о саморегулировании, сама позиция  противников широкого распространения  саморегулирования по существу зиждется на единственном предположении. И это  предположение выглядит следующим  образом: саморегулирование означает сокращение государственной власти или ослабления мощи государства.
 Сторонники  концепции «шаг вперед в саморегулировании  – шаг назад власти» полагают  по умолчанию, что сама власть  не претерпевает с течением  времени не только количественных, но и качественных изменений. Тем не менее, трудно оспаривать тот факт, что власть все же изменяется, и изменения эти носят принципиально качественный характер.  Саморегулирование не только не противоречит совершенствованию государства, но такое совершенствование государства невозможно без саморегулирования. Под таким совершенствованием государства понимается возрастание силы государства при одновременном сокращении сферы действия его функций там, где они могут быть заменены саморегулированием. Причем в смысле экономической эффективности сила государства более важна, чем сфера действия.  Так, в книге «Сильное государство» Фрэнсис Фукуяма анализирует необходимость возрастания силы государства при одновременном сокращении сферы действия его функций там, где они могут быть заменены саморегулированием, и завершает труд главой с программным названием «Меньше, но сильнее».  Некогда сама власть возникла как узурпация немногими тех функции, которые изначально появились в системе саморегулирования первых несемейных объединений в истории человечества.
Саморегулирование существует, развивается и успешно  заменяет государственное регулирование  в развитых странах. Принципиальное различие между развитием саморегулирования  в развитых странах и в России состоит не в природе саморегулирования как такового, а в источнике возникновения: в развитых странах саморегулирование возникало, как правило, в отсутствии государственного регулирования, тогда как в России государственное регулирование присутствует практически везде и речь идет о его замещении.  История создания саморегулируемых организаций берет свое начало в Америке. В 1792 году, стремясь к установлению ответственности и доверия на рынке ценных бумаг, 24 брокера подписали соглашение о едином уровне комиссионных и предоставлении друг другу льгот во время переговоров, связанных с продажей ценных бумаг. Государственные рычаги управления и контроля над профессиональными участниками рынка ценных бумаг появятся гораздо позже — в начале XX века.  Институт саморегулирования в России не является заимствованием из англо-американского права. История саморегулирования и самоуправления насчитывает в России по крайней мере около 140 лет (не считая времени существования российского общинного самоуправления). Самоуправление лежало в основе такого правового института, как адвокатура и коллегии адвокатов. В ходе правовой реформы 1864 года адвокатура создавалась как самоуправляющаяся организация. Через 10 лет была разрешена деятельность частных поверенных лиц, способных оказывать правовую помощь в частном порядке (без обязательного членства в адвокатуре), но только в гражданском, а не в уголовном судопроизводстве. Прообразом саморегулируемой организации как союза предпринимателей является созданная в 1870 году Московская биржа, уставом которой на ее представительный орган -биржевой комитет - возлагалась защита интересов биржевого общества перед государственными и общественными организациями.
Большая эффективность саморегулирования  достигается при следующих условиях: 
    Обязательность членства в саморегулируемой организации для функционирования в соответствующем сегменте рынка обеспечение саморегулированием высоких стандартов функционирования бизнеса, что подразумевает наличие кодекса правил, систему контроля за их соблюдением и систему адекватных санкций за нарушение правил.
    Исключение в рамках саморегулирования механизмов противодействия эффективной конкуренции. Наличие в рамках саморегулирования механизмов исключения преимущественного соблюдения интересов членов саморегулируемой организации в ущерб интересам общества.
Саморегулирование понимается как легитимное регулирование установленных рынков и сфер деятельности непосредственно экономическими агентами без вмешательства государства в сам процесс регулирования. Саморегулирование имеет следующие предпосылки:
    Полной эффективностью не обладает ни одна схема регулирования. Есть комплекс проблем, которые решаются только формальным контролем со стороны государства. Саморегулирование как схема наиболее оптимальна в тех отраслях, которые не порождают значительных негативных социальных затрат. Решаемые вопросы аполитичны (имеют преимущественно технический характер)
    В отрасли существуют сильные стимулы следить за собой. С нашей точки зрения принципиальными моментами отношений государственного регулирования и саморегулирования являются следующие:
    Саморегулирование реализуется в пределах законодательства РФ и является легитимным;
    Саморегулирование конституционно способно замещать государственное регулирование в установленных законом сегментах рынка;
    Нормы саморегулирования могут развивать законодательство, приобретая его силу, а также могут ужесточать требования к участникам рынка по сравнению с требованиями законодательства.
Идея  саморегулирования достаточно тесно  перекликается с политикой дерегулирования. Природа административных барьеров в России совсем не такая, как в других странах.  Большое количество административных барьеров создано для реализации частных интересов. Законов о дерегулировании недостаточно для слома подобной системы. Однако субъектов, которые будут жестко настаивать на соблюдении «правильных» законов, решительным образом не хватает, из-за чего эффективность уже принятых законов по дебюрократизации очень низка. Медленное и постепенное формирование организаций саморегулирования не решит проблему постоянно совершенствующихся и расширяющихся административных барьеров с массированной тенденцией дальнейшей экспансии. Не случайно в российском законодательстве отсутствует даже общая норма, позволяющая госорганам делегировать полномочия по надзору и контролю организациям саморегулирования.
В России фактически отсутствуют традиции легального внесудебного урегулирования споров между  формально равноправными участниками  экономической деятельности. В силу этого для создания, а тем более активного функционирования организациям саморегулирования требуется внешний толчок. Обычно стимулами к саморегулированию становятся чрезмерное давление на бизнес со стороны государства или потребителей и стремление предпринимателей вырабатывать правила и наказывать нарушителей, которые могут спровоцировать новую волну вмешательства в дела бизнеса (под предлогом, что бизнес плохо себя ведет). Именно в таком ключе (из потребности самостоятельно регулировать отношения с потребителями) возникло в США Better Business Bureau, выработавшее кодексы и правила в области рекламы на таком уровне, что законодательное регулирование этой сферы оказалось фактически не нужным. В Англии General Medical Council следит как за качеством оказываемых медицинских услуг, так и ведет реестр врачей, имеющих право заниматься медицинской практикой. Нарушение внутренних правил ведет к исключению допустившего нарушения врача из реестра и, как следствие, к лишению его возможности иметь врачебную практику. 
Саморегулирование имеет несколько преимуществ перед государственным регулированием. Нормы саморегулирования гибче, они легче адаптируются к изменяющимся обстоятельствам. У организаций саморегулирования лучше экспертные возможности и обратная связь с рынком. Участники рынка получают легальные возможности влиять на нормотворчество, а государство снижает свои расходы на регулирование
 Чтобы  возникла сильная организация  саморегулирования, способная взять  на себя часть государственных  полномочий, необходимы добровольное  решение собственников, предпринимателей и четкое понимание, зачем им нужно, чтобы кто-то их бил бамбуковой палкой. Пока предприниматель не сталкивается либо с внешней (от государства или потребительских организаций), либо с внутренней угрозой (недобросовестная конкуренция), саморегулирование ему ни к чему. Когда же угроза возникает, избавлением от нее становится добровольное согласие на коллективное создание и поддержание жесткой системы правил.  В системе отношений между субъектами рынка саморегулирование должно занимать место посредника между органами государственной власти, профессиональными участниками и их клиентами. С одной стороны, саморегулируемая организация-представитель и выразитель интересов профучастников перед государством, с другой - квалифицированный агент государства как выразителя общих интересов в среде профессиональных участников. Объективно такая позиция позволяет использовать саморегулируемые организации как инструмент согласования воли и интересов всех субъектов рынка с волей государства.  Ряд негативных тенденции, сопровождающих процесс развития саморегулирования, необходимо отметить. В силу того, что саморегулирование в нашей стране находится еще на стадии становления, данный общественный институт зачастую пытаются подменить усилением государственного регулирования. В связи с этим необходимо поставить и в кратчайшие сроки найти оптимальное для существующих условий решение задачи по законодательному установлению соотношения между государственным регулированием и контролем за определенными сферами профессиональной деятельности со стороны общественных институтов. При этом определение границ между государственным надзором и общественным контролем не должно привести к двойному регулированию.  Следует отметить и встречающиеся попытки, осуществляемые с использованием «административных рычагов» различного уровня, заменить естественный процесс развития института саморегулирования «снизу вверх», от гражданина к общественной организации, формированием саморегулируемых организаций «сверху вниз», что безусловно может привести к таким негативным последствиям, как регионализация процессов саморегулирования, ограничение конкуренции и монополизация профессиональных рынков, навязывание контроля со стороны структур, которым участники саморегулируемых организаций и сами саморегулируемые организации таких функций на основе свободного волеизъявления не делегировали.
Преодолению указанных негативных тенденций, а  также успешному решению задачи установления оптимального соотношения  между государственным регулированием и саморегулированием должно способствовать разработка и принятие Федерального закона «О саморегулируемых организациях», который бы установил общие принципы саморегулирования в России. При этом представляется целесообразным в дополнение к данному закону одновременно и параллельно разработать и принять специальные, более детальные законы о саморегулировании в различных сферах профессиональной деятельности, учитывающие специфику данных видов деятельности.  Данный общий закон должен базироваться на общих принципах экстерриториальности в вопросах саморегулирования на территории Российской Федерации. Субъекты правоотношений должны быть равны в своей правоспособности реализовывать свои профессиональные услуги независимо от местонахождения.  Законодательство о саморегулировании должно базироваться на принципе недопущения навязывания контроля «сверху» от любой из структур, которым это не делегировалось. Осуществление контрольных и дисциплинарных функций в саморегулируемых организациях и объединениях должно реализовываться исключительно через механизм делегирования полномочий «снизу вверх».  Законодательное установление границ между государственным регулированием и саморегулированием в Российской Федерации должно базироваться на реализации принципа последовательности в функционирования двух данных уровней регулирования. Посредством саморегулирования определяются взаимоотношения, взаимодействие, взаимоответственность и правила поведения членов профессиональных сообществ, к сфере государственного надзора должно быть отнесено установление соответствия фактической деятельности профессиональных сообществ законодательно установленным нормам и правилам их функционирования. При наличии существенных отклонений от заданных законодательством критериев, выявлении фактических нарушений в текущей деятельности саморегулируемых организаций, соответствующий государственный надзорный орган должен иметь право на лишение данного профессионального сообщества статуса саморегулируемой организации в судебном порядке. Однако надзорные функции государства не могут быть распространены на участников саморегулируемых организаций, поскольку это нарушает основные принципы саморегулирования.  Необходим общий закон о саморегулировании, который в России пока еще не принят. Ввиду этого большинство профессиональных ассоциаций действуют пока только на правах общественных объединений в рамках отраслевого законодательства, что не только не способствует общему процессу развития саморегулирования, но в некоторых случаях тормозит его распространение.  В заключении нельзя не отметить, что распространение саморегулирования имеет значение не только в изложенном «узком» смысле, но и в «широком» смысле. А именно в создании важнейших элементов гражданского общества, в производстве «общественного капитала». Мы не склонны придерживаться исповедуемой многими теории возможного создания гражданского общества in vitro. Саморегулирование профессиональной деятельности порождает такие элементы гражданского общества, которые не носят политических, религиозных, региональных, национальных и иных конфликтообразующих признаков и в силу этого в этом смысле могут быть названы оптимальными. При этом, учитывая огромный масштаб специализации как в индустриальном, так и в постиндустриальном (информационном) обществе, они способны охватить значительную часть граждан России.  В известном труде «Великий разрыв» Фрэнсис Фукуяма заметил, что «изучение того, как возникает порядок - в том случае, если он появляется не в результате указа сверху, рожденного иерархической властью, политической или религиозной, но как результат самоорганизации независимых индивидов, - является одним из наиболее интересных и важных интеллектуальных процессов нашего времени». Важность этого Фукуяма связывает с переходом от индустриального к постиндустриальному обществу, именно – к информационному обществу, в котором острая потребность воспроизводства социальных норм потребует распределения властных полномочий, и в этом широком смысле невозможно обойтись без саморегулирования.  В сущности, для реализации саморегулирования как в узком, так и в широком смысле, кардинально важным является скорейшее отражение в законодательстве России, по крайней мере в виде федерального закона «О саморегулировании». 
 

1.Саморегулирование
1.1.Саморегулирование как особый экономический институт
Саморегулирование – это институт, в рамках которого группой экономических агентов создаются и изменяются легитимные (не противоречащие формальным, установленным государством) правила, регулирующие хозяйственную деятельность этих агентов, объекты контроля имеют возможность легитимно управлять поведением контролера (регулятора).  
 

            

  


 
 

Рис 1. Замкнутый контур в системе саморегулирования 

В этом случае возникает замкнутый контур (замкнутая система с положительной  обратной связью) из двух экономических  субъектов (организации саморегулирования и члена организации), каждый из которых по одному кругу отношений выступает в качестве исполнителя, а по другому — в качестве поручителя (рис. 1). Однако система не является полностью симметричной: собственно механизмы управления и санкции за отклонение от установленных правил (условий контракта) различаются по направлениям I и II.
Для сравнения: в системе государственного регулирования  легитимно существует только связь  II. Связь I может существовать либо нелегитимно («захват регулятора»), либо опосредовано  через цепочку других агентов (воздействие через механизм представительной демократии наряду с агентами, не являющимися непосредственными объектами контроля).
Саморегулирование в общем случае осуществляется через  организации. Организация саморегулирования, во-первых, выполняет функцию контролера, а во-вторых, центрального агента, с которым заключают контракты участники организации. Участники рынка создают/присоединяются к организации саморегулирования в том случае, если издержки, связанные с таким присоединением (как прямые – уплачиваемые членские взносы, так и косвенные – издержки, связанные с соблюдением правил организации), ниже выгод, получаемых от участия в подобной организации.
Исходя  из приведенного выше определения, саморегулирования можно выделить следующие необходимые функции, право на выполнение которых делегируют организации саморегулирования ее участники:
    установление и/или адаптация правил ведения ее членами хозяйственной деятельности;
    установление санкций за нарушение установленных правил;
    осуществление контроля за соблюдением правил организации;
    применение санкций в случае обнаружения нарушения правил;
    разработка и реализация процедуры внесудебного (частного) разрешения спорных вопросов между членами организации и организацией и ее членами;
     Необходимо  также выделить две дополнительные функции организации саморегулирования:
    рассмотрение жалоб аутсайдеров на деятельность членов организации (на нарушение ими правил организации);
    внесудебное разрешение споров аутсайдеров (прежде всего потребителей) с членами организации.
     Функции 1)-5) являются функциями контролера (регулятора). Отсутствие какой-либо из указанных пяти функций свидетельствует  о том, что ассоциация бизнеса  не является организацией саморегулирования.
     Отдельного внимания заслуживают функции 6) и 7). Достаточно часто эти функции рассматривают как отличительный признак организаций саморегулирования по сравнению с другими формами объединения бизнеса.
     Однако  если рассматривать управление поведением контролера как ключевую черту саморегулирования, то взаимоотношения с аутсайдерами не являются обязательным элементом этой схемы. Выполнение этих функций носит производный характер и, вообще говоря, они могут отсутствовать в институте саморегулирования. В то же время они, как правило, присутствуют в действующих организациях саморегулирования. Этому есть несколько причин:
    рассмотрение жалоб аутсайдеров позволяет экономить на издержках осуществления мониторинга за деятельностью членов организации саморегулирования;
    принуждение к выполнению требований аутсайдеров, в частности, к выплате компенсаций в случае нарушения правил саморегулирования, может являться разновидностью санкций за нарушение правил;
    внесудебное разрешение споров может являться клубным благом для членов организации саморегулирования, если альтернативные издержки разрешения споров больше;
    рассмотрение жалоб и разрешение споров может являться общественным благом, «платой» обществу за возможность существования института саморегулирования, доказательством общественной полезности этого института.
     Остановимся поподробнее на последней причине. По своей экономической природе  организация саморегулирования  должна, прежде всего, отвечать интересам  собственных членов в рамках заданных внешних ограничений. Таким внешним ограничением может быть требование к обеспечению более высокого уровня общественного благосостояния по сравнению с другими институциональными альтернативами (рыночным механизмом и государственным регулированием). Индикатором этого может служить реализация функции рассмотрения жалоб аутсайдеров и внесудебного разрешения споров. Наличие таких систем является для общества сигналом того, что институт саморегулирования направлен не только на обеспечение интересов его участников, но и на обеспечение общественного интереса. Именно поэтому требование к наличию систем разрешения споров с аутсайдерами присутствует фактически во всех нормативных актах и других документах, определяющих требования к системам саморегулирования. Таким образом, мы можем говорить о том, что система саморегулирования, приемлемая с общественной точки зрения, должна включать в себя все 7 описанных выше функций.
Для развития саморегулирования важным вопросом является инструментарий саморегулирования,  то есть, какие именно параметры  деятельности регламентируются   правилами саморегулирования, и каковы возможные санкции за нарушение правил.
     Поскольку саморегулирование есть явление  легитимное, то в рамках этого института используются лишь инструменты, применение которых не запрещено законодательством соответствующих стран. Поскольку юридические системы могут серьезно различаться, различается и набор инструментов, который может использоваться в рамках института саморегулирования. Более того, в рамках одной страны набор разрешенных инструментов может варьироваться в зависимости от отрасли.
     В общем виде, в рамках института  саморегулирования правила определяют:
    требования, которым должен соответствовать претендент на вступление в организацию саморегулирования (требования к образованию, квалификации, опыту работы претендента или его сотрудников, если претендентом является юридическое лицо, наличию определенного оборудования, технологий и т.п.);
    общие технические требования к ведению деятельности в какой-либо сфере (параметры качества товаров или услуг, требования к методам, формам и объемам подачи информации о товарах или услугах, требования к взаимоотношениям с контрагентами и конкурентами, требования к технологии и т.п.);
    требования к юридической стороне деятельности участника системы (типовые формы контрактов, обязательные условия, которые должны включаться в договоры с контрагентами или наоборот, не могут быть включены, требования к организационно-правовой форме ведения деятельности, требование наличия третейской оговорки в договорах и т.п.);
    финансовые условия ведения деятельности и взаимоотношений с организацией саморегулирования (требования и/или ограничения на условия оплаты товаров или услуг, требование страхования профессиональной ответственности, размеры и порядок уплаты членских взносов, иных платежей организации, выплат компенсации третьим лицам и т.п.);
    условия и порядок разрешения споров между организацией и ее членами, между конкурентами, между членами организации и контрагентами – потребителями, поставщиками и т.п.
     Естественно, набор используемых инструментов различается в зависимости от характера деятельности, правил конкретной организации и т.п.
     Главное ограничение саморегулирования  по сравнению с государственным  регулированием состоит в наборе санкций, которые могут быть применены  к нарушителям установленных правил. В случае «чистого» саморегулирования, то есть отсутствия прямого законодательного требования соблюдать правила саморегулирования, в рамках этого института остаются лишь те рычаги, которые не являются исключительной прерогативой государства. Иными словами, механизмы административной, уголовной и гражданско-правовой ответственности за нарушение правил в рамках организаций саморегулирования не действуют. Еще раз подчеркнем, что это верно для случаев, когда в правовой системе отсутствует в явной форме требование соблюдать правила саморегулирования. Подобное смешение государственного регулирования и саморегулирования может существовать в рамках «делегированных» систем, но в любом случае подобного рода вмешательство носит достаточно ограниченный характер. Что же остается в качестве санкций в рамках систем саморегулирования? Фактически, многообразие санкций может быть сведено к следующим:
    различные формы осуждения со стороны сообщества (участников системы саморегулирования), которые, в случае их эффективности, могут оказывать негативное воздействие на репутацию экономического агента и таким образом отражаться на его доходах;
    финансовые формы наказания нарушителей (системы штрафов, невозврата залогов и т.п.), если такие формы не противоречат законодательству;
    исключение из числа членов организации как основная санкция. Значение этой санкции зависит от дополнительных условий: значимости членства в организации саморегулирования как рыночного сигнала, наличия в рамках организации дополнительных избирательных стимулов (клубных благ), доступ к которым прекращается вместе с членством, возможности заниматься профессиональной деятельностью, не будучи членом соответствующей организации.
     Таким образом, набор санкций в рамках института саморегулирования достаточно ограничен. Подобная ограниченность, безусловно, влияет на условия возникновения и устойчивости этого института и в большей степени, чем содержание правил, отличает его от государственного регулирования. Поэтому при выборе оптимальной формы регулирования определенного рынка (если в принципе доказана необходимость регулирования) следует учитывать не просто способность бизнеса создать правила, отвечающие общественным интересам, но и способность эффективно контролировать соблюдение этих правил1.
1.2.Саморегулированые организации
  Саморегулируемая организация — некоммерческая организация, созданная в целях саморегулирования, основанная на членстве, объединяющая субъектов предпринимательской деятельности исходя из единства отрасли производства товаров (работ, услуг) или рынка произведенных товаров (работ, услуг) либо объединяющая субъектов профессиональной деятельности определенного вида.
В России порядок образования и деятельности саморегулируемой организации, основные цели и задачи регулируются Законом N 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях», а также федеральными законами, регулирующими соответствующий вид деятельности.
Главным идеологом создания СРО в России является Виктор Плескачевский. Основная идея СРО - переложить контрольные и  надзорные функции за деятельностью  субъектов в определенной сфере  с государства на самих участников рынка. При этом с государства  снимались бы явно избыточные функции и как следствие снижались бы бюджетные расходы, а фокус собственно государственного надзора смещался бы с надзора за деятельностью в сторону надзора за результатом деятельности. В связи с внедрением института СРО постепенно будет отменяться лицензирование отдельных видов деятельности
Саморегулируемая  организация осуществляет следующие основные функции:
    разрабатывает и устанавливает требования к членству субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности в саморегулируемой организации, в том числе требования к вступлению в саморегулируемую организацию;
    применяет меры дисциплинарного воздействия, предусмотренные настоящим Федеральным законом и внутренними документами саморегулируемой организации, в отношении своих членов;
    образует третейские суды для разрешения споров, возникающих между членами саморегулируемой организации, а также между ними и потребителями произведенных членами саморегулируемой организации товаров (работ, услуг), иными лицами, в соответствии с законодательством о третейских судах;
    осуществляет анализ деятельности своих членов на основании информации, предоставляемой ими в саморегулируемую организацию в форме отчетов в порядке, установленном уставом саморегулируемой организации или иным документом, утвержденными решением общего собрания членов саморегулируемой организации;
    представляет интересы членов саморегулируемой организации в их отношениях с органами государственной власти и органами местного самоуправления;
    организует профессиональное обучение, аттестацию работников членов саморегулируемой организации или сертификацию произведенных членами саморегулируемой организации товаров (работ, услуг), если иное не установлено федеральными законами;
    обеспечивает информационную открытость деятельности своих членов, опубликовывает информацию об этой деятельности в порядке, установленном настоящим Федеральными законами и внутренними документами саморегулируемой организации.
Источниками формирования имущества  саморегулируемой организации  являются:
    регулярные и единовременные поступления от членов саморегулируемой организации (вступительные, членские и целевые взносы);
    добровольные имущественные взносы и пожертвования;
    доходы от оказания услуг по предоставлению информации, раскрытие которой может осуществляться на платной основе;
    доходы от оказания образовательных услуг, связанных с предпринимательской деятельностью, коммерческими или профессиональными интересами членов саморегулируемой организации;
    доходы от продажи информационных материалов, связанных с предпринимательской деятельностью, коммерческими или профессиональными интересами членов саморегулируемой организации;
    доходы, полученные от размещения денежных средств на банковских депозитах;
    другие не запрещенные законом источники.2
Основная  идея введения саморегулирования различных  сфер хозяйственной деятельности –  провести разграничение между государственным  регулированием и регулированием со стороны профессиональных и предпринимательских объединений, создать условия для формирования таких предпринимательских объединений, которые смогли бы реально противостоять административному давлению на бизнес и произволу бюрократии, создавать эффективные механизмы финансовой ответственности перед потребителем.
Ориентация  делается на реализацию этими объединениями  не столько лоббистских функций  и представительства участников рынка перед госрегулятором, сколько  на регулирование деятельности самими участниками рынка, разработку и введение профессиональных норм, стандартов, требований, правил поведения (в т.ч. корпоративного), механизмов коллективной ответственности.
Разработчики  проекта Федерального Закона РФ о  СРО, исходят из того, что в настоящее время в нашей стране практически отсутствует масштабное отраслевое саморегулирование. Существуют лишь отдельные СРО в области арбитражного управления, рынка ценных бумаг, адвокатуры, нотариата и др. Поэтому, разработчики Закона считают, что введение в действие рамочного закона о СРО, создаст: законодательные условия для развития этого вида регулирования в различных отраслях экономики; позволит значительно сократить количество лицензируемых видов деятельности, сохраняя при этом высокое качество производимых участниками рынка товаров и услуг. А главное - введение этого механизма позволит сократить функции государственного аппарата, который в условиях госрегулирования все равно не несет никакой ответственности и, прежде всего финансовой, за выдаваемые лицензии (допуск на рынок). Поэтому СРО рассматривается как один из самых действенных институтов, консолидирующий мнение профессионального сообщества, несущий реальную ответственность за своих членов. Кроме этого, во многих странах мира считается, что в рыночной экономике механизмы саморегулирования предпринимательской деятельности гораздо эффективнее и объективнее прямого чиновничьего регулирования.
Такое мнение базируется на следующих основных преимуществах  саморегулирования:
    правила и нормы саморегулирования, как правило, гибче норм, устанавливаемых государством, легче адаптируются к изменяющимся условиям;
    участники рынка (члены СРО) имеют больше легальных возможностей воздействовать на нормотворчество и на политику организаций саморегулирования, чем на политику государственных органов, в том числе путем выборов руководящих органов организаций саморегулирования;
    наличие органов контроля за деятельностью членов СРО создает действенные механизмы профессионального воздействия и применения к членам СРО административных и экономических санкций, вызывающих меньшее отторжение среди участников рынка, чем санкции, применяемые государством;
    формируемые в СРО механизмы досудебного разрешения споров между потребителями и производителями товаров/услуг обычно дешевле для сторон и занимают меньше времени, чем судебное разбирательство. Процедуры разрешения споров лучше адаптированы к условиям конкретной сферы деятельности и особенностям взаимоотношений между участниками рынка, чем стандартные судебные процедуры;
    для государства возможна экономия бюджетных средств на регулирование и снижение коррупции среди чиновников, если определенные функции государственных органов передаются органам саморегулирования, финансируемым самим бизнесом;
    создание организаций саморегулирования может позитивно сказываться на отношении общества к бизнесу, в том числе благодаря повышению открытости бизнеса и его социальной ориентации.
В тоже время  необходимо учитывать возможные  недостатки саморегулирования, заложенные в его природе:
    требования, предъявляемые к членам СРО, как правило, достаточно серьезные и могут не распространяться на аутсайдеров рынка (за исключением специального регулирования через обязательное членство в СРО);
    создание дополнительных входных барьеров в отрасль (высокие членские взносы, заданный уровень страхования профессиональной или гражданской ответственности, высокий уровень взносов в компенсационные фонды и др.) может привести к повышению цен на товары/услуги членов СРО;
    велика вероятность авторитарности руководства и неформального подхода к контролю за деятельностью членов СРО;
    недоверие со стороны общества к способности бизнеса или профессиональных объединений самостоятельно обеспечить регулирование определенной сферы и контроль за соблюдением установленных стандартов и правил;
    возможное возникновение противоречия между задачей защитить интересы собственных членов и бизнеса в целом и необходимостью действовать в интересах всего общества.
Но надо учитывать, что на практике некоторые  преимущества могут остаться нереализованными, равно как ряд недостатков  вполне преодолим путем разработки специальных процедур и механизмов в рамках СРО.
Рассмотрим  основные принципы саморегулирования, соответствующие мировой практике и требованиям Всемирной торговой организации (ВТО):
    независимость саморегулируемых организаций от государственных структур, наличие собственных органов и механизмов контроля;
    прозрачность процессов саморегулирования, ориентация на потребителя, социальная ориентация;
    независимое и стабильное финансовое обеспечение процессов саморегулирования, в том числе на базе передовых инвестиционных стандартов;
    повышение компетентности при аккредитации и сертификации организаций, аттестации и сертификации персонала;
    солидарная ответственность (прежде всего финансовая) членов СРО перед потребителями услуг. Корпоративное страхование и компенсационные фонды;
    гармонизации стандартов и правил осуществления предпринимательской деятельности, в том числе технических регламентов с международными стандартами;
    наличие систем регулирования предпринимательских и профессиональных рисков;
    наличие механизмов защиты членов СРО, в том числе в международных судах.
Кроме этого можно сформулировать ряд  дополнительных принципов, при которых  саморегулирование становится более  эффективным, чем государственное  регулирование:
    саморегулирование должно создавать условия для свободной конкуренции на рынке;
    саморегулирование должно обеспечивать соблюдение интересов не только членов организации, но и общественные интересы, создавать защитные механизмы от возможных картельных соглашений.
    Соблюдение этих принципов требует государственного участия в надзоре за СРО и контроля со стороны общества.
Таким образом, задачи СРО можно определить следующим образом:
    нормативное регулирование и контроль за деятельностью членов СРО, разработка стандартов и правил, кодексов этичного поведения на рынке;
    защита профессиональных интересов членов СРО в спорах с органами власти и потребителями, а также перед иностранными конкурентами, в том числе и в международных судах;
    организация систем корпоративного страхования гражданской и профессиональной ответственности членов СРО со страховыми суммами достаточными для возмещения возможных ущербов потребителям товаров и услуг;
    профессиональная общественная экспертиза законопроектов и проектов нормативных актов Правительства РФ, министерств и ведомств в своей профессиональной сфере;
    формирование систем подготовки, аттестации и сертификации персонала в соответствии с международными требованиями и стандартами;
    организация международной сертификации предприятий и организаций;
    содействие процессу формирования сетевых организаций в России, способных успешно конкурировать с международными сетевыми структурами.
В соответствии с проектом Закона РФ «О саморегулируемых организациях» СРО юридически оформляются  в виде некоммерческих организаций (партнерств, обществ и др.), предусматривающих  прямое или ассоциированное членство.
Встраивание СРО в систему регулирования  предпринимательской или профессиональной деятельности предусматривает систему  взаимоотношений их с госрегулятором, системами страхования, сертификации и стандартизации, подготовки и переподготовки кадров. Кроме этого СРО должны осуществлять полноценное взаимодействие (в нашем случае с глобальными и) международными организациями саморегулирования в своей сфере деятельности (быть их полноправными членами).
Глобальные  и международные СРО имеют  прямой выход на финансовые потоки, позволяющие им формировать системы финансовой ответственности перед потребителями товаров и услуг. Кроме этого глобальные СРО непосредственно влияют на формирование стандартов и правил предпринимательской и профессиональной деятельности в рамках ВТО и ISO.
Национальные  СРО призваны:
    реализовать все необходимые условия для защиты национального рынка товаров и услуг;
    организовать аттестацию и сертификацию персонала компаний и специалистов по международным стандартам;
    организовать сертификацию компаний по международным и национальным стандартам;
    сформировать национальную систему стандартов и разработать технические регламенты в своей сфере деятельности;
    сформировать эффективные механизмы контроля за членами СРО и воздействия на них;
    сформировать механизмы обеспечения финансовой ответственности перед потребителями услуг.
При этом должная сертификация персонала  и компаний в широко признаваемых органах по сертификации позволит существенно  сократить издержки на страхование  гражданской/профессиональной ответственности, поскольку авторитетные в мире международные органы сертификации принимают на себя часть предпринимательских рисков сертифицированных ими компаний. Информация о сертифицированных компаниях доводится до потребителей, что позволяет им ориентироваться среди множества хозяйствующих субъектов, повышает уверенность в качестве товаров и предоставляемых услуг и мере ответственности перед потребителем.
Главные вопросы, которые возникают при  переходе к саморегулированию –  способны ли будут СРО обеспечить высокое качество услуг предоставляемых их членами и достаточную меру финансовой ответственности перед потребителями услуг, снизить уровень коррупции в соответствующей сфере деятельности?
Ответы  заключаются в целях и задачах  создаваемых СРО, насколько они будут ориентированы на потребителей в своей сфере, на применение международных стандартов, повышение компетентности персонала и др. Поэтому очень важна открытость СРО, широкая информированность потребителей о принятых ими стандартах и правилах, действующих механизмах ответственности.
Если  мы наконец-то научимся грамотно и профессионально  защищать свой национальный рынок, создавать  свои системы аккредитации и сертификации, национальные и корпоративные стандарты, не хуже привносимых к нам из-за рубежа, то иностранные конкуренты и государственные чиновники будут вынуждены считаться с такими профессиональными и предпринимательскими объединениями.
Важным  фактором является взаимоотношение  СРО с государственными структурами. Коррупция и практическая безответственность чиновников существенно тормозят развитие любого вида деятельности, причем просто административными мерами эту проблему не решить. Необходим механизм финансовой ответственности, необходима симметрия прав и обязанностей госрегулирования и саморегулирования. При этом нами на разных уровнях сделано предложение - использовать механизм СРО с его финансовой ответственностью перед потребителями и в сфере государственного управления. Почему бы законодательным порядком, например в Законе РФ «О государственной службе», не обязать чиновников создавать организации саморегулирования со своим Кодексом этики и правилами поведения, с внесением ими личных средств в компенсационный фонд, страхованием их профессиональной ответственности и др.? Тогда могут раскрыться многие преимущества саморегулирования перед государственной системой назначения на государственную службу.
Следующий этап в развитии СРО – переход  к корпоративным сетевым структурам. При этом СРО сохраняют за собой  роль регуляторов на национальном рынке, поддерживая необходимую инфраструктуру, обеспечивающую качество товаров и услуг, одновременно формируя условия для создания крупных национальных, а в перспективе и транснациональных корпораций.
Основным  элементом нетарифного регулирования, защищающим национальный рынок, является национальная система аккредитации и сертификации, которая должна быть аккредитована в Глобальном органе аккредитации, чтобы получить широкое признание в возможно большем количестве стран.
Переход к сетевой структуре потребует консолидации ресурсов и возможностей всех (или основных) ее участников и не просто минимальной ответственности перед потребителями услуг, а солидарной ответственности всех ее членов. При этом средств компенсационных фондов, формируемых за счет взносов членов СРО, окажется уже недостаточно. Необходимо выстраивать механизмы привлечения ресурсов с национального и мирового рынков капитала, с рынка ценных бумаг, путем выпуска корпоративных бумаг, формирования залоговых инструментов на основе международных инвестиционных стандартов FT146/SR02-1-10, управления финансами, для того, чтобы постоянно поддерживать на достаточном уровне и даже увеличивать размеры компенсационных фондов и др. В перспективе размеры компенсационных фондов, развитая система корпоративного страхования и способность эффективного привлечения инвестиционных ресурсов, обеспечивающие полноценную ответственность по финансовым рискам, должны стать существенным конкурентным преимуществом подобных российских сетевых структур.
Предварительно оценивая возможные последствия принятия Закона о саморегулируемых организациях, следует иметь в виду, что закон может как заложить основы для нового витка сокращения необоснованного государственного присутствия в экономике, так и стать очередным инструментом «барьерного» регулирования предпринимательской деятельности. Реализация того или иного сценария зависит от последовательности усилий, направленных на повышение качества госрегулирования, а также от того, насколько успешно удастся преодолеть эффект блокировки институциональных преобразований со стороны операторов неэффективных административных барьеров, возникающих в связи с избыточным госрегулированием. Дальнейшее развитие саморегулируемых секторов экономики в контексте принятого закона требует выявления встроенных рисков, к которым следует отнести:
    возникновение двойного регулирования субъектов предпринимательской либо профессиональной деятельности — со стороны государства и саморегулируемой организации;
    ограничение конкуренции вследствие деятельности саморегулируемой организации;
    перенос «барьерной» активности групп специальных интересов из сферы государственного регулирования в сферу саморегулирования с сохранением возможности извлечения административной ренты в новых институциональных условиях.
От того, насколько последовательно будет обеспечено снятие указанных рисков, напрямую зависит, станет ли Закон о саморегулируемых организациях завершением восьмилетнего цикла государственной политики по оптимизации государственного присутствия в экономике и началом отката к воспроизводству барьерных форм регулирования экономики либо даст начало новому витку регулятивных реформ на качественно новом институциональном уровне.3
1.3.Условия саморегулирования общественного производства
Системы, обладающие способностью к  саморегулированию, обычно называют адаптирующимися системами, т.е. системами способными самостоятельно приспосабливаться к изменениям условий их функционирования. Способность к  адаптации определяется наличием у системы ряда свойств. К важнейшим из них можно отнести следующие.
Во-первых, свойство самонастройки, т.е. самостоятельного извлечения параметров функционирования системы. Простейшим примером для производственных систем может быть увеличение, уменьшение или изменение номенклатуры производимой продукции в соответствии с изменениями спроса.
Во-вторых, свойство самоорганизации, т.е. самостоятельное  преобразование структуры системы (изменения количества составляющих систему элементов и связей между ними) при сохранении присущих данной системе качественных характеристик. Примером для экономических систем может служить возникновение новых отраслей рождённых научно-техническим прогрессом, и соответствующая ликвидация «старых», образования различного рода производственно-экономических подсистем в связи с изменениями в разделениями труда.
В-третьих, свойство самообучения, т.е. самостоятельного отыскания  условий, при которых  система удовлетворяет критериям  качества своего функционирования. Так, если принять за критерий качества функционирования общественного производства оптимизацию удовлетворения совокупной общественной потребности, то способность удовлетворять этому критерию при различных количественных и качественных изменениях этой потребности без вмешательства специально созданных управляющих систем и будет означать способность к самообучению.
Понятно, что большие или меньшие возможности  саморегулирования системы определяются тем, в какой степени ей присущи  указанные свойства. Наличие же этих свойств зависит от того , насколько  соблюдается ряд условий функционирования системы.
Прежде  всего к таким условиям, определяющим возможности саморегулирования  системы относится способность  её элементов к самостоятельному определению траекторий своего движения, установлению связей с другими элементами как внутри, так и за пределами данной системы и изменению своей внутренней структуры. По сути можно сказать, системе в целом присущи свойства самонастройки, самоорганизации, т.е. саморегулирования, постольку, поскольку этими свойствами обладают её элементы. При этом следует отметить ту принципиальную закономерность функционирования целостных систем, согласно которой способность системы к саморегулированию находится  в обратной зависимости от степени регламентации её структуры и программы функционирования.
Таким образом, способность общественного производства  к саморегуляции определяется, прежде всего тем, насколько составляющие его элементы обладают самостоятельностью в своём функционировании.
В этой связи прежде всего необходимо установить критерий, по ту или иную часть общественного производства можно определить в качестве его первичного элемента. В самом общем случае роль элементов любой системы выполняют те её части, которые рассматриваются без дальнейшего членения, как единое целое.
Из товарной организации производства протекает тот факт, что создаваемая общественная потребительная стоимость  служит материальным носителем стоимости. Иначе говоря, потребительные стоимости, образующие вещественное содержание общественного богатства, в своей массе выступают в качестве товаров. Это значит, что определяющим критериальным признакам элемента системы общественного производства является способность производителя создавать потребительную стоимость как товар, т.е. выступать в роле товаропроизводителя.
Приведённые критериальные признаки элемента целостности системы общественного производства позволяют избежать попыток стандартизации той или иной конкретной формы и масштаба её  структурного звена в качестве указанного элемента. Естественно, на каждом этапе становления общественного производства как целостной системы та или иная форма экономического обособления факторов производства в единую производственную ячейку становится преобладающей. Но её преобладание не означает её исключительности. Более того,  в качестве  первичных структурных элементов  системы общественного производства сосуществовать одновременно различные формы  производственных ячеек.
Так, глобальные инфраструктуры, осуществление проектов, связанных с крупномасштабными  изменениями в экосфере или сложившейся  структуре производства, значительная часть фундаментальной науки и т.п., по-видимому, требует непосредственного регулирования со стороны общества как целого.
С другой стороны всегда,  существуют производительные силы, непосредственное регулирование  которых гораздо эффективнее осуществлять на региональном, групповом, а то и индивидуальном  уровнях хозяйствования. При этом не следует считать, что речь идёт о каких-либо «отстающих» от общего уровня развития участках. Небольшие венчурные  фирмы сегодня являются обязательной составной  частью  механизма  освоения в производстве достижений научно-технического прогресса. Электронизация производства ведёт к возрождению в новом качества надомного  труда.
Попытки же единообразить  конкретные   формы элементов общественного производства неизбежно поведут к искусственным формам организации производительных сил и, как следствие, к их нежизнеспособности со всеми вытекающими последствиями для   общественного производства в целом.
Вместе  с тем указанный подход позволяет  сделать вывод о сложной внутренней структуре элементов общественного производства, которые  зачастую сами выступают как целостные системы, производящие потребительные стоимости. Уже сам процесс труда требует наличие его простых моментов, связуемых в систему конкретным трудом.
Эта элементарная система, пройдя путь от индивидуального  производства к мануфактуре, сама развивалась  в целостность, всё более усложняющуюся  с развитием внутрипроизводственного  разделения труда. Мануфактура, рассматриваемая как самостоятельная целостность, в качестве собственных элементов имеет так называемых «частичных рабочих», каждый из которых выполняет одну из обособившихся частей конкретного труда, направленного на изготовление потребительской стоимости. С точки зрения потребительной стоимости, являющиеся результатом данного мануфактурного производства. Однако с точки зрения общественного производства таким простым элементом является мануфактура в целом.
Исходным  условием, при котором производитель может функционировать в качестве товаропроизводителя, является его экономическая самостоятелность. Это условие производитель получает в той степени, в какой он сам может определять номенклатуру своего производства, устанавливать необходимые ему кооперированные связи и распоряжаться созданным продуктом.
Вместе  с тем экономическая самостоятельность  не является самоцелью. Её задача предоставить производителю возможность самостоятельно определять траекторию своего движения. Однако направленность этой траектории должна соответствовать той или  иной части совокупной общественной потребности. При этом указанное соответствие должно достигаться при минимизации используемых ресурсов.
В условиях товарной организации общественного  производства совокупная общественная потребность  не может проявиться иначе, чем через платёжный спрос. В свою очередь, это означает необходимость установления зависимости между экономическим положением товаропроизводителя и  соответствием его функционирования удовлетворению платёжеспособного спроса. Такая зависимость нашла свое выражение в переводе предприятий на режим самоокупаемости и самофинансирования, т.е. установлении возможностей его функционирования от дохода. Самоокупаемость и самофинансирование вкупе означают экономическую ответственность товаропроизводителя за результаты хозяйствования. В самом деле, если продукт, который произведёт товаропроизводитель, окажется бесполезным, а значит, впустую будут растрачены ресурсы, то товаропроизводителя  не надо приказом снимать с работы. Ведь такой продукт никто не купит, а значит, производительнее сможет возместить затраты на своё производство, удовлетворить свои социальные потребности. Рынок «привлечёт» к ответственности «надёжно и невзирая на лица».
Конечно, возможны отдельные случаи,  когда  средств на самоокупаемость  и  самофинансирование не хватит. Тогда можно будет воспользоваться услугами банка, за которые, как и за всякие услуги, надо платит (процент за кредит). Но если товаропроизводитель систематически не возвращает в срок кредиты, то банк будет вправе сначала ужесточить кредиты, то банк вправе сначала ужесточить  условия кредитования, а затем и прекратить его. И социально справедливо.
Предполагается, что в указанных условиях элемент  системы общественного производства будет активно противостоять  воздействиям возмущающего характера, «сбывающих» его с траектории движения, ведущей к ориентации на платёжеспособный спрос, независимо от источника этих возмущений.
Конечно, необходимо иметь в виду, что платёжеспособный спрос  не адекватно выражает совокупную потребность общества. Ещё К Маркс отмечал, что «пределы, в которых представленная на рынке потребность в товарах – спрос – количественно отклоняется от действительной общественной потребности, конечно, очень различны для различных товаров».
Однако  отклонения платёжеспособного спроса от реальной общественной потребности неизбежно проявляются в тех или иных формах. Так, спрос, превышающий реальную потребность в данном товаре, как правило, связан с избытком денежной массы и порождёнными её инфляционными тенденциями. Реакцией товаропроизводителя на такой спрос являются либо повышение цен и тем самым соответствующие уменьшение избыточного спроса, либо расширение объёма производства, что в конечном счёте дает тот же результат.
Отставание  платёжеспособного спроса от реальной потребности вызывает либо замедление темпов воспроизводства,  его «сбой», либо недопотребление более или менее значительной частью населения. В свою очередь, соответствующие товаропроизводители либо вынуждены снижать цены, что требует и снижение издержек производства, либо спрос начинает субсидироваться через различного рода экономические и социальные механизмы.
Наконец, нельзя  не учитывать и тот  факт, что общий объём платёжеспособного  спроса отражает не только совокупную общественную потребность, но и реальные возможности общества по её удовлетворению и тем самым способствует поддержанию сбалансированности экономике в целом.
Таким образом, можно  сказать, что платёжеспособный спрос, в конечном счете, отразит  динамику совокупной общественной потребности.
Невозможны  реальные самоокупаемость и самофинансирование без права товаропроизводителя самому определять, что, у кого и когда он собирается покупать. А это означает замену централизованного  снабжения по фондам рыночными связями.
Таким образом, экономическая ответственность  и экономическая самостоятельность находится в неразрывном единстве, обуславливая друг друга.
Немаловажен вопрос о носители экономической  самостоятельности. В классической командно-административной системе  вся ответственность за результаты хозяйствования падает на первое лицо. Отсюда ярко выраженное право единоначалия в деятельности предприятий. Это представляется социально справедливым, так как в случае провала вся ответственность падет на первое лицо. При экономической  ответственности результаты хозяйствования скажутся на доходах каждого работника, так как они зависят от денежной выручки предприятия. В этих условиях отстранения работника от принятия хозяйственных решений, сохранения этого права лишь за первом лицом неизбежно создают ситуацию, при котором реальным собственником средств производства выступит руководитель предприятия, а остальные фактически получат статус наемных работников. Соответственно, как всякий наемный работник, они своей главной задачей будут видеть продажу своей  рабочей силы таким образом, чтобы за меньший труд получать большое вознаграждение. По сути в ещё более резкой форме будет воспроизведено то отчуждения труда, которое сегодня снимает интерес работников к развитию производства.
Таким образом, развитие самоуправленческих начал требует основательных изменений в общественном сознании и овладении современным экономическим мышлением самими широкими слоями трудящихся.4 
 

1.4.Саморегулирование и государственное регулирование: соотношение и преимущества
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.