На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Французская литература эпохи Просвещения

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 03.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Содержание:
    ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………2
    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА………………………………….3
    РОМАН РАННЕГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. ТВОРЧЕСТВО МОНТЕСКЬЁ………………………………………………..…..10
 
    ТВОРЧЕСТВО ВОЛЬТЕРА……………………………………14
 
    ДИДРО И ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ……………………………...18
 
    РУССО И РУССОИЗМ………………………………………….20
 
    ТВОРЧЕСТВО БОМАРШЕ……………………………………..24
    ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ…………………………………26
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    ВВЕДЕНИЕ
Французская литература эпохи  Просвещения развивалась в условиях нарастающего кризиса феодально-абсолютистского  строя, который завершился Великой  французской революцией 1789 — 1794 гг. Все аспекты политической, социальной, духовной жизни Франции XVIII в. прямо  или косвенно явились подготовкой  революции.
Последние годы правления  Людовика XIV были отмечены экономическим  упадком, катастрофическим дефицитом  королевской казны, все более  попадавшей в зависимость от ростовщиков  крупного масштаба.
Разорительные войны, продиктованные династическими амбициями «короля-солнце» (война за Испанское наследство, 1701 — 1713), закончились поражением Франции  и заметно подорвали ее внешнеполитический престиж. В области внутренней политики явственно обозначилось усиление полицейского режима и произвола властей. Непроверенного доноса, клеветнического навета, а  порою и просто сведения личных счетов (при наличии влиятельных покровителей) было достаточно, чтобы без суда и следствия навсегда упрятать невинного  человека в Бастилию. Усилилась Церковная  реакция, преследование людей, подозреваемых  в вольнодумстве, атеизме, а также  лиц некатолического вероисповедания. Гонения против протестантов, насильственное обращение их в католичество, вызвавшие  массовую эмиграцию протестантского  населения, привели в некоторых  провинциях к восстаниям; самое крупное  из них — восстание в Севеннах (1704) — было жестоко подавлено  королевскими войсками.
Обострилась социальная поляризация  общества, контраст между безудержной  роскошью праздной верхушки — аристократов, придворной знати, финансовых воротил  — и нищетой низов, прежде всего  крестьянства, изнемогавшего под  бременем бесчисленных налогов и  феодальных повинностей.
Смерть Людовика XIV, на протяжении более полувека проводившего в жизнь  свой девиз: «Государство — это я», не принесла ожидаемого обновления. Разве  что официальное ханжество и  принудительное соблюдение внешнего этикета, насаждаемое прежним монархом, сменилось  откровенно циничным развратом. Эпоха  Регентства при малолетнем Людовике XV (1715 — 1723) вошла в историю как  синоним величайшей разнузданности нравов, культа примитивных чувственных  наслаждений, выставляемых напоказ  пороков. При этом вольность нравов, санкционированная личным примером регента Филиппа Орлеанского, отнюдь не означала терпимого отношения  к истинному вольномыслию — в  этом на собственном опыте пришлось убедиться многим поэтам, преждевременно уверовавшим в наступление более  либеральных времен (в их числе  был и молодой Вольтер).
Однако уже в первые десятилетия XVIII в. в духовной атмосфере  французского общества обозначились признаки острокритического отношения к  религии, произволу королевской  власти, господству фаворитов и фавориток, продажности вельмож и министров. Эти настроения первоначально проникали  в литературу в форме остроумных эпиграмм, дерзких памфлетов и  других сатирических выступлений. Затем, постепенно нарастая, они вылились в обобщающие труды по вопросам теории права, государственного устройства (Монтескьё), философии истории (Вольтер), критики  церкви и религиозной догмы (Вольтер, Дидро, Гельвеции, Гольбах).
 
 
 
2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
Эпоху Просвещения во Франции  обычно разделяют на три этапа. Первый условно открывается смертью  Людовика XIV (1715), обозначившей конец  «классического» XVII века, второй датируется выходом первого тома Энциклопедии (1751), третий отчасти хронологически накладывается на второй, внося в  него существенные качественные отличия: он отмечен распространением идей Жан-Жака Руссо (в 1760 — 1770-е гг.) и связанного с ним сентиментализма и завершается  Великой французской революцией.
Для первого этапа характерны борьба с церковью и религиозной  нетерпимостью, с деспотизмом и  произволом, провозглашение основой  нравственности естественного стремления человека к счастью, постановка проблемы разумного государственного устройства. Однако предлагаемые решения этих вопросов носят гораздо более умеренный  характер, чем критика действительности. Главные фигуры первого этапа  — Монтескьё и Вольтер.
Второй этап отличается большей  остротой и радикальностью как политических, так и философских идей. В этот период на первый план выдвигаются  философы-материалисты Дидро, Гельвеции, Гольбах. Активизация передовой  «партии философов» вызывает ответное наступление политической и церковной  реакции. Запреты обрушились на Энциклопедию, на сочинения Гельвеция и других авторов. Опасаясь растущего недовольства режимом Людовика XV (в 1757 г. на него было совершено покушение), церковь пытается отвлечь внимание масс разжиганием  религиозного фанатизма и инспирирует  в 1760-е гг. серию изуверских судебных процессов над протестантами  и вольнодумцами (подробнее см. гл. 10). Однако авторитет «философов»  в общественном мнении Франции и  всей Европы стоял уже настолько  высоко, что никакие преследования  не могли его поколебать. Их идеи завоевывают множество сторонников  в разных слоях общества — от аристократов до мелкобуржуазных интеллигентов. В преддверии революции наследие просветителей было прочно усвоено  и в дальнейшем практически претворено на разных ее этапах.
Эпо?ха Просвеще?ния — одна из ключевых эпох в истории европейской  культуры, связанная с развитием  научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального  движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы. Особенно влиятельными были французские  просветители, ставшие «властителями  дум». Принципы Просвещения были положены в основу американской Декларации независимости  и французской Декларации прав человека и гражданина. Интеллектуальное и  философское движение этой эпохи  оказало большое влияние на последовавшие  изменения в этике и социальной жизни Европы и Америки, борьбу за национальную независимость американских колоний европейских стран, отмену рабства, формирование прав человека. Кроме того, оно поколебало авторитет  аристократии и влияние церкви на социальную, интеллектуальную и культурную жизнь
Собственно термин просвещение  пришёл в русский язык, как и  в английский (The Enlightenment) и немецкий (Zeitalter der Aufklarung) из французского (siecle des lumieres) и преимущественно относится  к философскому течению XVIII века. Вместе с тем, он не является названием некой  философской школы, поскольку взгляды  философов Просвещения нередко  существенно различались между  собой и противоречили друг другу. Поэтому просвещение считают  не столько комплексом идей, сколько  определенным направлением философской  мысли. В основе философии Просвещения  лежала критика существовавших в  то время традиционных институтов, обычаев и морали
Франция дала миру много великих  мыслителей.
Эпоха Просвещения явилась важнейшим  поворотным пунктом в духовном развитии Европы, повлиявшим практически на все сферы жизни. Просвещение  выразило себя в особом умонастроении, интеллектуальных склонностях и  предпочтениях. Это прежде всего  цели и идеалы Просвещения — свобода, благосостояние и счастье людей, мир, ненасилие, веротерпимость и др., а также знаменитое вольнодумство, критическое отношение к авторитетам  всякого рода, неприятие догм —  как политических, так и религиозных. Просветители происходили из разных классов и сословий: аристократии, дворян, духовенства, служащих, представителей торгово-промышленных кругов. Просвещение  во Франции связано с именами  Вольтера, Жан-Жака Руссо, Дени Дидро, Шарля  Луи Монтескье, Поля Анри Гольбаха и  др.
Французский просветитель, правовед и философ Монтескье (1689 — 1755) страстно выступал против абсолютизма, стремился  вскрыть причины возникновения  того или иного государственного строя, анализировал различные формы  государства и формы правления. Его теория «разделения властей» оказала большое влияние на развитие конституционной мысли XVIII — XX веков. Монтескье – не просто барон и  один из вице–президентов суда, но и  знаменитый писатель, автор философского романа “Персидские письма”, сочинитель поэм в прозе, работ по эстетике, не говоря уже о его выдающихся трудах философа и правоведа “О духе законов” и “Размышления о  причинах величия и падения римлян”.
Великий французский мыслитель, писатель и публицист Вольтер (1694— 1778) выступал против абсолютной монархии и феодально-клерикального  мировоззрения, его идеи сыграли  большую роль в подготовке умов к  Великой французской революции. Его роль в Просвещении определялась не столько политическими взглядами, сколько духом сомнения и скептицизма, который способствовал формированию молодого поколения вольнодумцев. На литературном поприще Вольтер проявил  себя во всех жанрах — в трагедии, стихах, исторических сочинениях, философских  романах, сатирических поэмах, политических трактатах и статьях. Вольтер  – писатель и драматург, автор  трагедий, эпических поэм, философских  повестей, член Института Франции  – учреждения, объединявшего основные французские академии. Он – философ  и историк, перу которого принадлежат  европейски знаменитые труды “Век Людовика XIV”, “Опыт о правах и  духе законов”, “История Российской империи  в царствование Петра Великого”.
Целый этап просветительского движения Франции связан с именем великого французского писателя и философа Ж.-Ж. Руссо (1712—1778). В «Рассуждениях о  науках и искусствах» Руссо впервые  сформулировал главную тему своей  социальной философии — конфликт между современным обществом  и человеческой природой. Он утверждал, что хорошие манеры не исключают  расчетливого эгоизма, а науки и  искусства удовлетворяют не коренные потребности людей, но их гордыню  и тщеславие. В педагогическом романе «Эмиль, или о Воспитании» Руссо  обрушился на современную систему  воспитания, упрекая ее за недостаток внимания к внутреннему миру человека, пренебрежение к его естественным потребностям. В форме философского романа Руссо изложил теорию врожденных нравственных чувств, главным из которых  он считал внутреннее сознание добра. Задачей воспитания он провозгласил защиту нравственных чувств от разлагающего влияния общества.
 
В сочинениях «Рассуждение о начале и основаниях неравенства...» , «Об  общественном договоре» Руссо выступал против социального неравенства  и деспотизма властей.. Идеи Руссо  оказали влияние на общественную мысль и литературу многих стран. Руссо знаменит не только политическими  трактатами “Об общественном договоре”, “Рассуждения о начале и основании  неравенства между людьми”, но и  философско-педагогическими романами “Эмиль”, “Новая Элоиза”, “Исповедь”. Он же –поэт, комедиограф, композитор.
Основатель и редактор знаменитой «Энциклопедии, или Толкового словаря  наук, искусств и ремесел» (1751—1780), философ-материалист  Дени Дидро (1713— 1784), как и Руссо, был неординарной личностью. В юности он был религиозен, часто постился и носил власяницу, а в 1726 году даже стал аббатом. В 1732 году он получил  магистерскую степень на факультете искусств Парижского университета, подумывал  сделаться адвокатом, но предпочел  свободный образ жизни. Первое время  Дидро зарабатывал переводами. Знакомство с исторической и философской  литературой сделало его деистом, а затем убежденным атеистом и  материалистом. Вольнодумные сочинения  Дидро послужили причиной его  ареста и заключения в Венсеннский  замок (1749). Главным делом его жизни  стала «Энциклопедия», которая считается  манифестом эпохи Просвещения.
 
Публицистическая острота, тесная связь с насущными вопросами  общественной жизни, нарастание революционного накала составляют национальное своеобразие  французской литературы по сравнению  с английской и немецкой. В этом заключается также ее отличие  от литературы предшествующего столетия с более опосредованным, абстрактно-обобщенным воплощением нравственных и политических проблем. Злободневность литературы XVIII в. отвечала потребностям ее аудитории, социальный диапазон которой заметно  расширился. Прямой контакт жизни  и литературы, характерный для  накаленной общественной атмосферы  тех лет, особенно сильно ощущался на театральных подмостках. Чрезвычайно  активизировалась и деятельность прессы, заметно возросло число журналов и газет; на их страницах велась острая литературная и идеологическая полемика.
Другой характерной особенностью культуры французского Просвещения  был ее универсализм, энциклопедичность, проявившиеся уже на раннем этапе, задолго  до создания знаменитой Энциклопедии. Взаимопроникновение наук и литературы, с одной стороны, наложило свой отпечаток  на стиль научных сочинений -изящный, гибкий, остроумный, с другой стороны, придало теоретическую глубину  и масштабность научного обобщения  произведениям художественным. Большинство  писателей эпохи Просвещения  были прекрасно осведомлены не только в гуманитарных, но и в естественных науках, а некоторые сказали в  них свое новое слово. Ученые же (например, выдающийся математик Даламбер) часто  обращались к проблемам эстетики, литературной критики, изложению моральных  вопросов, которые издавна считались  достоянием литературы художественной. Но объединяющим звеном этих сторон духовной культуры была, разумеется, философия. Само слово это приобрело в XVIII в. — и именно во Франции —  ключевое значение. Оно стало синонимом  передовых взглядов во всех областях -научной, политической, художественной, синонимом вольномыслия в вопросах религии и потому — бранным  словом, своего рода общественным клеймом  в устах политических реакционеров и церковников. «Партия философов», «век философов» — эти формулы  постоянно встречаются в литературе и публицистике того времени.
Философское мышление французских  просветителей усвоило достижения рационализма XVII в. (прежде всего Рене Декарта), но сочетало их с сенсуалистической  философией, почерпнутой из сочинений Локка (см. гл. 1), и опиралось также на национальную традицию сенсуалистического и материалистического понимания мира, на учение Пьера Гассенди и в особенности Пьера Бейля, философа и публициста, эмигрировавшего в период религиозных гонений в Голландию, где он выпустил ряд сочинений материалистического и атеистического направления. П. Бейль проповедовал веротерпимость, говорил о несовместимости религии и знания, призывал следовать естественному разуму. Вольтер, который не раз обращался к нему в своих сочинениях, подчеркивал, что не будучи неверующим, Пьер Бейль делает неверующими других. Оценки Бейля и его взглядов, близкие к приведенной, мы находим у Вольтера, который не раз обращался к нему в своих сочинениях. Главный труд Бейля «Исторический и критический словарь» (1695 — 1697) послужил прообразом «Философского словаря» Вольтера и отчасти Энциклопедии.
Если в основных философских  вопросах — о Боге и мироздании, о месте в нем человека, о  бессмертии души — просветители придерживались сенсуалистических и материалистических взглядов, то в сфере общественных явлений они стояли на идеалистических  позициях; именно в этих вопросах явственно  прослеживается их связь с философским  рационализмом. Разум выступает  у них как решающий критерий в  оценке государственного устройства, законов, религиозных установлений. Несоответствие требованиям разума лежало в основе просветительской критики  общества и его институтов, которые  сатирическая литература Франции XVIII в. изображала как нелепые и абсурдные.
Принципиальный пересмотр  прямолинейно толкуемого понимания  прогресса происходит лишь на завершающем  этапе Просвещения во Франции  — в творчестве Жан-Жака Руссо. Отрицание  благотворных результатов цивилизации, более глубокое и сложное понимание  социальных предпосылок и последствий  прогресса явилось одним из главных  пунктов расхождения между Руссо  и просветителями из круга Энциклопедии.
Исключительная роль разума и просвещения поставила в  центре внимания писателей и мыслителей XVIII в. проблему воспитания — человека, гражданина, правителя, народа. С этой идеей связаны и политические концепции раннего этапа Просвещения: теория «просвещенного абсолютизма», т. е. просвещенного монарха, окруженного  философами и учеными, мудрыми советниками  и министрами. Такой идеал прилагался то к государственным деятелям прошлого (например, к Генриху IV или римскому императору Марку Аврелию), то к современным  правителям (Петру I, Екатерине II, Фридриху II Прусскому), пока более близкое  соприкосновение с реальной действительностью, а иногда и горький личный опыт не опровергали эти наивные представления.
С другой стороны, возникала  и своего рода «обратная связь»: именно под влиянием сочинений французских  просветителей среди коронованных особ Европы крупного и мелкого масштаба (но неизменно за пределами самой  Франции) укореняется представление  об обязательности «просвещения» или  хотя бы его видимости. Многие из них  завязывают переписку с философами (так, Екатерина II переписывалась с  Вольтером и Дидро, Фридрих II —  с Вольтером), приглашают их к своему двору, поручают воспитание наследников  — будущих правителей — известным  писателям и ученым. Чаще всего  эти жесты были всего лишь данью  моде или внешнеполитической конъюнктуре  и не имели сколько-нибудь значительных последствий для государственной  жизни страны, но в культурной жизни  они сыграли известную роль.
К середине XVIII в. политическая иллюзия «просвещенного абсолютизма» явно исчерпала себя, и следующее  поколение просветителей (в основном участники Энциклопедии, группировавшиеся вокруг Дидро) обращается к идеям  более «разумного» и справедливого  государственного устройства — конституционной  монархии английского образца или республике наподобие Древнего Рима, а из современных государств — Голландии и Женевской республики.
Просветительские установки  непосредственно сказались на характере  литературы. Возникший в конце XVII в. «спор древних и новых» выдвинул на первый план значение позитивных эмпирических знаний — о мире в общем прогрессе  целостной человеческой культуры и  цивилизации. Сторонники новой литературы на этом основании настаивали на включении  научных знаний в сферу художественной литературы и даже поэзии, которая  в эстетической теории классицизма  рассматривалась как обособленная от других форм духовной деятельности. Отныне литература наряду с нравственными  и общественными проблемами должна была обратиться к естественным наукам. Один из активных участников «спора», сторонник «новых» Бернар де Фонтенель (1657 — 1757) написал немало сочинений, в которых в изящной и доступной  форме популяризировал астрономические, физические и другие естественнонаучные теории своего времени. Позднее этой традиции отдал дань и Вольтер, изложивший в популярной форме теорию Ньютона. Для него, как и для просветителей  второго поколения, пропаганда естественнонаучных знаний была могучим оружием в  борьбе с религиозными догмами и  предрассудками.
Популяризация эмпирических знаний проникает и в собственно поэтическое творчество. Именно в  эпоху Просвещения возникает  так называемая «научная поэзия»  — большие стихотворения и  целые поэмы описательно-дидактического характера, разрабатывающие темы из географии, ботаники, астрономии, воспевающие  технические изобретения. Однако, несмотря на широкое распространение такого рода «научной поэзии», она не оставила сколько-нибудь серьезного и долговременного  следа в литературе. Значительно  более важную роль сыграла поэма  философская — подлинное детище эпохи Просвещения, ставившая основные проблемы бытия человека, его отношения  к Богу и мирозданию. Эти новые  жанры складываются внутри старой классицистской системы, раздвигая ее жесткие рамки  и постепенно трансформируя ее.
Художественные направления  французской литературы XVIII в. отличаются большим разнообразием. С одной  стороны, сохраняется преемственность  по отношению к минувшему столетию, прежде всего к литературе классицизма. Высокие образцы трагедии и комедии, ставшие в известном смысле эталоном для европейской литературы, сохраняют  свое значение, но в новых общественных условиях меняют характер. Трагедия в  начале XVIII в. переживает период упадка. Эпигоны Расина на разные лады безуспешно варьируют схему любовно-психологического конфликта его пьес. Кратковременный  успех имели трагедии
Клода-Проспера-Жолио де Кребийона-старшего (1674 — 1762), пытавшегося  с помощью нагнетания ужасов и  неистовых жестоких страстей возродить  интерес к высокой трагедии. Однако ему не удалось вывести этот жанр из тупика. Только дебют молодого Вольтера и его последующая многолетняя  театральная деятельность составили  новый этап в развитии французской  драматургии и создали трагедию просветительского классицизма. Сохраняя канонизованные в XVII в. общие принципы и правила классицистской трагедии — строгую композицию, лаконизм действия, высокую патетику и стилистическую монолитность, Вольтер вложил в эту  традиционную форму остроактуальное  содержание, насытил ее общественной и философской проблематикой. В  таком же духе он переосмыслил и  трансформировал и другие традиционные классицистские жанры — героическую  эпопею, оду, послание и др. (см. гл. 10). Изменения происходят здесь внутри старой поэтической системы, призванной воплотить новое, современное содержание.
По-иному складывалась судьба классицистской комедии. Следуя первоначально  традициям Мольера, его преемники (Реньяр, Лесаж) сосредоточили внимание на животрепещущих нравственных и социальных вопросах. Временами они поднимались  до подлинного сатирического обличения действительности (комедия «Тюркаре» Лесажа, в которой нарисована зловещая фигура откупщика). При этом они сохраняли основные структурно-композиционные принципы комедии классицизма — правило трех единств, веселый остроумный диалог, динамичную компактность действия, в котором любовная интрига заметно отступает на второй план перед основной социально-сатирической темой.
Однако уже в 1730-х годах  намечаются и новые тенденции  в развитии комедии: усиление нравоучительных  и «трогательных» мотивов и тем, рассчитанных в основном на буржуазную аудиторию. Возникает жанр «серьезной комедии» и его разновидность -«слезная комедия», в которой полностью  исчезает элемент смешного. От старой классицистской комедии она сохраняет  внешние композиционные приемы и  обращение к повседневному житейскому материалу, к судьбам и чувствам «средних» людей. Эта трансформация  комедийных жанров отчасти подготавливает драматическую реформу Дидро (см. гл. 11). Созданная и теоретически осмысленная им буржуазная драма  строится уже на новых художественных принципах, во многом идущих вразрез  с классицистской поэтикой — прежде всего с иерархическим пониманием жанров и действующих в них  персонажей. Отказ от классицистской абстрагированности, снятие социальной дистанции между героями драмы  и зрителями в театре, сближение  с их чувствами и ситуациями повседневной жизни (при этом осмысленными в их серьезном, порою трогательном значении) составляют основу эстетики нового направления  — просветительского реализма. Эти  эстетические принципы получают развитие и конкретизацию (хотя и с некоторым  сужением общей перспективы) в теоретическом  трактате Луи-Себастьяна Мерсье «Новый опыт о драматическом искусстве», 1773 (см. гл. 12).
Начиная с 1750-х годов буржуазная драма заметно отодвинула комедию, но не вытеснила ее полностью с  театральных подмостков. Во второй половине века комедия нередко выступает  в функции злободневного сатирического  памфлета, в том числе и у  реакционных наемных литераторов (например, комедия Палиссо «Философы», 1760, издевательски изображающая Даламбера, Дидро и Руссо). Подлинное возрождение  веселой, искрящейся юмором и вместе с тем социально заостренной  комедии, затрагивающей самые жгучие вопросы современности, происходит уже в последней четверти века в творчестве Бомарше (см. гл. 13). Сохраняя внешнюю структуру комедии классицизма, его пьесы в трактовке характеров, социальных типов и в самом  отборе ситуаций отходят от привычных  условностей и шаблонов и делают шаг в сторону непосредственного  сближения с реальной жизнью.
Принципы классицизма  оказались наиболее устойчивыми  в традиционно «высоких» жанрах — трагедии, эпической поэме, оде. Жанры «средние» и «низкие», а  также повествовательная проза  крупных и малых форм (роман, повесть, сказка), не входившая в классицистскую систему жанров, более чутко реагировали  на новые художественные веяния. В  конце XVII — начале XVIII в. в изобразительных  искусствах — живописи, пластике, архитектуре, в прикладном, садово-парковом искусстве  и, конечно, в литературе формируется  новое течение, получившее название рококо. Оно сохраняет исходные рационалистические предпосылки классицизма и его  социальную ориентацию на высшее общество, но существенно меняются видение  и оценка окружающего мира: они  становятся шутливыми, ироничными, «игровыми». Наблюдается явное тяготение  к малым формам — миниатюрным  павильонам и беседкам, интимным уголкам  в садах, к небольшим интерьерам — будуарам и кабинетам, мелким безделушкам  и т. п. В поэзии это эпиграммы, небольшие стихотворения галантного содержания, шуточные послания. Более  пространные произведения — поэмы  — не ставят больших и серьезных  проблем, не обращаются к героическим  сюжетам; они охотно разрабатывают  эротические, порою фривольные мотивы, нередко пользуясь этой развлекательной  оболочкой для антиклерикальной сатиры,.- в этом смысле поэты XVIII в. следуют  традиции Ренессанса. Вольнодумная, сначала  антицерковная, а потом в полном смысле слова антирелигиозная поэзия проходит сквозь всю французскую литературу XVIII в. Она начинается с поверхностно-игривых стихотворений поэтов-эпикурейцев, собиравшихся в аристократических салонах и кружках, потом достигает высокого масштаба и убийственной сатирической силы в поэме Вольтера «Орлеанская девственница» и завершается в последние годы века в антирелигиозной поэме Эвариста Парни «Война богов» (1799). Эта блестящая, остроумная и дерзкая поэзия с увлечением читалась и за пределами Франции, в частности в России. Ей многим обязан и молодой Пушкин.
В драматургии рококо особенно явственно проявляется в комедиях Мариво (1688 — 1763). Они отмечены пристальным  вниманием к тончайшим переливам  любовных чувств. Действие, внешне скупое, развертывается в камерной атмосфере  светского салона или будуара. Сужение  сценического пространства отражает и  сужение социального круга персонажей — светских кавалеров и дам; точно  так же сужен и язык, на котором  они изъясняются: он строится на изящных  иносказаниях, недомолвках, полунамеках, оставляющих возможность двойного истолкования, а следовательно, и  двойной реакции со стороны партнера. Здесь особенно проявляется «игровой»  подход к любви, но порою он мстит  за себя неожиданно прорвавшимся серьезным  чувством и непредвиденной развязкой. Показательны уже сами названия комедий  Мариво: «Неожиданности любви», «Непредвиденная  развязка», «Двойное непостоянство» и  т. п.
Наиболее ярким примером течения рококо во Франции может  служить повествовательная проза  — волшебные сказки, стилизованные  под арабские сказки «Тысяча и  одной ночи» (их французский перевод  появился в 1707 — 1714 гг.), небольшие повести  и романы. Их тематический диапазон довольно разнообразен и охватывает философские, естественнонаучные, этнографические, религиозные и нравственные проблемы, которые преподносятся в иронически-шутливой, изящной форме. В целом расцвет  рококо падает преимущественно на начало и середину века.
В литературе сентиментализм заявляет о себе прежде всего усилением  элемента чувствительности, трогательности, неприятием рассудочного подхода к  нравственным проблемам. Отчетливо  проступает и повышенное внимание к  индивидуально-неповторимому переживанию, психологии отдельного человека, непохожего на других, не обезличенного условностями и обязательны ми правилами воспитания и этикета. Носителем индивидуального  в человеке выступает чувство, сердце, тогда как разум представляется выразителем общего, стертого, безликого. Этим определяется и противостояние эстетики сентиментализма и классицизма  с его требованием обобщенно-абстрактного типизированного воплощения «вечных» и универсальных свойств человеческой натуры. Наиболее ярко сентиментализм проявил себя в прозе (романы Руссо  и его последователей — Бернардена де Сен-Пьера, Ретифа де ла Бретона) и  в драматургии (Мерсье). Отчасти он затронул и поэзию, но здесь сказалась  гораздо большая устойчивость традиций классицизма и рококо.
Заключительный этап литературы Просвещения во Франции приходится на годы революции, когда на первый план выдвигаются публицистика и  драма. Последний взлет трагедия переживает в творчестве Мари-Жозефа Шенье (1764 — 1811), наиболее ярко представляющего  направление «революционного классицизма». Для этого направления, сохраняющего преемственную связь с просветительским классицизмом, характерно обращение  к актуальной политической проблематике, тираноборче<жий пафос, отвечавший революционным интересам дня.
В жанре комедии периода  революции следует выделить комедию  создателя революционного календаря  Фабра д’Эглантина (1755 — 1794) «Филинт  Мольера», представляющую своеобразное продолжение мольеровского «Мизантропа». Два антагониста мольеровской комедии  Альсест и Филинт получают здесь  прямолинейную соотнесенность с  политическими партиями современности: Альсест — республиканец, Филинт — роялист. В плане нравственном Фабр д’Эглантин развивает интерпретацию  этих характеров, данную еще Жан-Жаком Руссо: альтруист Альсест противостоит эгоисту Филинту.
Если драматическое творчество Шенье и Фабра д’Эглантина  в жанровом отношении продолжает традиции старой классицистской поэтики, то совершенно особое место, вне привычной  системы жанров, занимает пьеса Сильвена Марешаля «Страшный суд над королями. Пророчество в одном действии» (1793), в которой всеевропейский Конвент (после победы революции в Европе) осуждает к изгнанию на необитаемый  остров всех монархов Европы.
Публицистика заявила  о себе в начале революции пламенными выступлениями Мирабо, Шамфора, знаменитой брошюрой Сийеса «Что такое третье сословие?». За ними по мере развития революции  последовали памфлеты Марата, речи Робеспьера и Сен-Жюста. Они представляли принципиально новый тип ораторского  и публицистического искусства, рассчитанный на непосредственное воздействие  на широкую «непросвещенную» аудиторию. Соответственно обновился и расширился и словарь, которым пользовались авторы.
Наконец, существенным пластом  революционной литературы явились  песни, возникшие как непосредственный отклик на события революции, — в  том числе знаменитая «Марсельеза» Руже де Лиля (1792), ставшая впоследствии национальным французским гимном и  своего рода «моделью» будущих революционных  гимнов. Таким образом, конец XVIII столетия, литература французской революции  достойно завершали славный для  Франции и богатый высокими художественными  свершениями век Просвещения
 
3. РОМАН РАННЕГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. ТВОРЧЕСТВО МОНТЕСКЬЁ
Французский роман первой половины XVIII в. стал важной частью идейного движения и литературного процесса эпохи Просвещения, он был органически  связан с философией и наукой XVIII в., представляя обширный и многосторонний свод передовых знаний. Некоторые  разновидности романа XVII в., видоизменившись, перешли в литературу следующего столетия. Среди произведений первой половины XVIII в. можно обнаружить авантюрный роман, в какой-то мере восходящий к  бытописательному; псевдоисторический, больше тяготевший к роману прециозному; философско-утопический, имевший одним  из истоков роман-утопию XVII в. Однако в первой половине XVIII в. складывались новые типы романа, отличные от традиционных. Это роман нравов, который стремится  к постижению общественных закономерностей  жизни, к ее творческому отражению. Это и роман философский, роман-трактат, главной задачей которого было разрешение философско-научных, общественно-политических проблем. Но подлинным переворотом  в развитии французской литературы стало появление реально-психологического романа, в котором ставились на обсуждение серьезнейшие вопросы человеческого  бытия; правдивость, реальная конкретность бытовых картин сочеталась в нем  с изображением сложных человеческих переживаний.
В «Предисловиях» авторы романов  настойчиво указывают на бесспорную пользу своих сочинений: они рассматривали  роман не как забаву, а как серьезное, полезное и поучительное чтение. Романисты  единодушно утверждали, что их произведения не только полезны, но и абсолютно  правдивы. Стремление доказать достоверность  своих повествований приводило  писателей к использованию определенных художественных форм. Большинство романов  этих лет имеет форму автобиографическую, повествование ведется в них  от первого лица. Это, как правило, романы-мемуары или эпистолярные романы, в которых события разворачиваются  в хронологической последовательности. Главным достоинством романа и залогом  его успеха считалось отражение  в нем жизненной правды. Во французском романе первой половины XVIII в. формировались черты просветительского реализма. Романисты, не ограничиваясь воспроизведением реалий быта, стремились воссоздать жизнь во всем ее разнообразии, уделяя внимание прежде всего фактам, отражающим всеобщность явления, а при изображении человеческих характеров особенно выделяли черты, делающие того или иного человека представителем определенного общественного сословия. Характеры и обстоятельства в романном творчестве начинают соотноситься с объективными национальными и социально-историческими условиями жизни человека и развития общества.
Французский роман первой половины XVIII в. в своей совокупности представлял собой обширный и  многосторонний свод передовых знаний своего времени. Большое внимание в  нем уделялось постижению природы  человека — одной из главных проблем  эпохи Просвещения. Основываясь  на новейших достижениях передовой  философии столетия и на последних  данных естественных наук, авторы романов  материалистически трактовали психологию человека, а в морали видели социальную науку. Проблема зависимости духовной жизни от физиологии, а морали or окружающей среды ставилась и разрешалась  в романах Монтескьё, маркиза  д’Аржана, Мариво, аббага Прево, Кребийона-младшего, Шарля Дюкло и многих других романистов. Роман глубоко и заинтересованно  обсуждает идею «естественного человека»  и «естественного права», мысль о  разумном и справедливом переустройстве общества. Романисты боролись за раскрепощение  человеческого разума, за уничтожение  предрассудков; они отрицали устаревшие догмы и авторитеты. Такого рода тенденции вызвали недовольство и серьезные опасения в правительственных  и церковных кругах. В 1737 г. официальным  декретом роман фактически был поставлен  вне закона: публикация романов во Франции была запрещена (этот запрет не был отменен вплоть до Французской революции). Однако никакие декреты не смогли убить жанр, рожденный самой жизнью; роман существовал, прогрессировал, способствовал формированию просветительской идеологии.
Основоположником романа нравов стал Ален-Рене Лесаж (Alain-Rene Lesage, 1668 — 1747), который от переводов испанских  романов и пьес последовательно  перешел к их вольной обработке, а затем и к оригинальному  творчеству. Глубокая проницательность подлинного писателя, интерес к реальной действительности, ее критическое осмысление привели к тому, что Лесаж в  своем романном и драматургическом творчестве правдиво отразил черты  разложения феодализма, свойственные переходному времени: распад общества на отдельные атомы-индивиды, враждебные и своекорыстные; власть денег и  пагубные последствия их господства, результатом чего стало разложение нравов; разоблачение государственной  машины Франции как системы продажности, плутовства, несправедливости. Лесаж  не был философом, ниспровергателем, но он стремился показать неразумие  царящих порядков и поучениями исправлять нравы. В его творчестве появляется новый герой — смелый и умный  плебей, утверждающий себя в обществе. Герой Лесажа — это завоеватель  жизни, энергичная личность, способная  не только противостоять враждебным обстоятельствам, но и подчинять  их себе. «Ловчайшие среди ловкачей», его герои не безупречны в нравственном отношении, поскольку плутовство является единственным путем их утверждения  в жизни.
Романы Лесажа по общей  направленности, структуре, композиции близки к испанскому плутовскому  роману. Лесаж хорошо знал Испанию, хотя никогда не бывал в этой стране; он пользовался многочисленными  источниками исторического, мемуарного, литературного, географического характера, но все заимствованное подвергал  большой переработке. Интерес Лесажа к опыту испанской литературы определялся не только политическими  отношениями Франции с Испанией, войной за Испанское наследство, поддерживавшими  интерес французов к этой стране, но и осознанием необходимости изменения  эстетических норм: обращение не к  античным образцам, а к образцам испанской литературы расшатывало  каноны классицизма. К тому же обращение  Лесажа к испанской действительности было не просто способом избежать насилия  цензуры, оно имело и философский  смысл — сопоставление двух стран, близких по общественному и политическому  устройству, помогало обнаружить закономерности социального характера, свойственные феодально-абсолютистской монархии.
Большую роль играет в романе политическая сатира. Третья книга  — это обличение правительственных  кругов Франции периода Регентства, когда система управления отличалась произволом, аморальностью, корыстолюбием  при полном невнимании к нуждам народа, о котором Лесаж всегда говорит  с уважением. В четвертой книге  романа получили отражение надежды  французского общества после окончания  правления регента на министерство кардинала Флери, выведенного в  романе в образе благородного министра Оливареса. Но Лесаж показывает, что  никакие старания отдельной личности не смогут искоренить стяжательство, фаворитизм, взяточничество, которые характеризуют  государственную систему. В романе Лесажа представлены различные социальные сословия с типическими чертами, им свойственными. Все это позволяет  характеризовать роман Лесажа как  одно из первых проявлений реалистического  искусства XVIII в.
Этот реалистический метод  обретает просветительские черты в  творчестве Шарля-Луи де Секонда  барона де Монтескьё (Charles-Louis de Secondat, baron de Montesquieu, 1689 — 1755). Писатель, историк, социолог, ученый, юрист, президент парламента в Бордо, Монтескьё разрабатывал общественно-политические и философско-научные  проблемы. Он поставил исторический анализ на научную почву. Не ограничиваясь  изложением исторических фактов и биографий, как это было свойственно предшествующим историкам, Монтескьё объясняет  их. Он доказывает, что историческое развитие общества закономерно и  логично; не рок и не случайность, а естественные причины обусловливают  ход истории, которая является закономерным процессом.
Многие проблемы, которые  Монтескьё разрешал в своих трактатах, были впервые поставлены им в философском  романе «Персидские письма» (1721), написанном в эпистолярной форме. Роман Монтескьё  мало похож на другие романические произведения его времени с их энергичным развитием действия, многочисленными  персонажами, судьбы которых переплетаются  в единый узел. У Монтескьё внешнее  действие сведено к минимуму. Основные герои романа персы Узбек и  Рика, путешествуя по Европе и живя во Франции, пишут письма на родину и получают ответы. Они наблюдают  жизнь во Франции и описывают  ее, подвергая критике. Монтескьё  создал роман на восточную тему, вслед за ним к восточной экзотике обращались многие французские просветители как с целью сатирико-обличительной (критика европейской цивилизации  непредубежденным человеком), так и  философской (сравнение двух цивилизаций  — восточной и западной, что  способствовало развитию историзма  мышления). Роман Монтескьё решал  философские и политические проблемы.
Узбек — это «размышляющий  над миром человек». Он — вельможа при дворе персидского шаха, но от других придворных отличается «добродетельным  сердцем»: он видит порок, хочет его  разоблачить и донести истину до трона. Но получив тайное предостережение, что его ждет опала, а может, и  тюрьма, он вынужден покинуть родину и  стать добровольным изгнанником. В  своих письмах он дает обширную информацию о жизни в Европе, утверждая, что  мир развивается исторически  закономерно. Исходя из этого убеждения, Узбек пишет о типах общественно-политического  устройства, о религии, науке, о разрушительных действиях современных орудий войны  и готовности народов пресечь  возможность мировой катастрофы, о войнах и международных отношениях, о народонаселении мира. Узбек  — это «гражданин Вселенной», пытающийся разрешить основные вопросы, которые  стояли перед общественным сознанием. Говоря о политическом устройстве, Монтескьё сопоставляет и критикует  два типа государства — восточный  деспотизм и европейскую монархию. Монтескьё-Узбек — решительный  противник деспотизма, ибо деспот подавляет всяческие проявления личности, вызывает господство низменных  инстинктов, уродует людей, что противоречит законам природы. Монархия обладает большими преимуществами, но эта форма  власти может легко стать деспотической.
Сопоставляя два мира, две  цивилизации, Монтескьё приходит к  утверждению понятия относительности, которое является одним из принципов  исторического мышления. Персы не только изумляются, возмущаются чуждыми  им французскими обычаями, но они сравнивают их со своими и начинают сомневаться  в незыблемых ранее установлениях  их собственных учреждений, религии, обрядов, быта. Говоря о религиях, деист  Монтескьё считает исторические религии злом и связывает их происхождение  и существование с общественным и государственным устройством. Церковь он воспринимает как политический институт, вместе с государственной системой подавляющий человека. Монтескьё высказывает в романе также свои этические и правовые воззрения. Отрицая религиозные моральные принципы и нормы, основой морали писатель считает следование справедливости, врожденному инстинкту человека, существа социального по своей природе. Понятие справедливости и становится для Монтескьё высшим этическим критерием.
 «Западная» часть романа — описание французской жизни — заключает в себе ее принципиальную критику. Персы приезжают во Францию в последние годы правления Людовика XIV. Они критикуют государственную систему во Франции — абсолютизм и короля, который был классическим образцом абсолютного монарха. Король любит славу, вовсе не считаясь с тем, что бессмысленные войны, которые он ведет, дорого обходятся Франции. Осуждают персы и религиозный фанатизм: после отмены Нантского эдикта нетерпимость стала причиной большого числа преступлений и жертв. Персы приходят к выводу, что французский король бездарен и тщеславен, что он избрал персидский деспотизм примером для подражания. Папа римский, по мнению персов, повелевает умами всех, хотя на самом деле он «всего лишь старый идол, которому кадят по привычке». Персов поражает, что христианское духовенство бесконечно спорит о догматах веры и никак не может достичь согласия, при этом за денежное вознаграждение верующим разрешается нарушать догмы, что свидетельствует о своекорыстии католической церкви. Инквизицию они считают страшным орудием произвола и деспотизма. Автор «Персидских писем» приходит к выводу, что само понятие Бога, возможно, лишь порождение фантазии человека: если бы, говорит он, треугольники умели мыслить, то их Бог был бы также с тремя углами, и неудивительно, что у негров Бог черный, а дьявол — белый.
 
Пишут персы (главным образом, Рика) и о нравах французского общества, которые поначалу вызывают у них  изумление, а потом — негодование. Характерными чертами французов  они считают лицемерие, духовную пустоту. Французы ведут бесполезное  существование, никто из них не выполняет  своих прямых обязанностей; их отличают и праздное любопытство, и тщеславие, вызывающее отвращение, и предельное легкомыслие. Нравы французов плохи, ибо неразумны общественные условия, в которых они живут.
Большой интерес представляет также переписка Узбека с его  племянником Реди, отправившимся  в Венецию изучать науки; в  этих письмах, в частности, обсуждаются  такие темы, как природа гения  и назначение искусства.
Творчество Монтескьё-просветителя, который боролся против феодальных установлений за права и свободу  человека, оказало сильное воздействие  на французских философов и писателей XVII! в., и в частности на дальнейшее развитие жанра романа.
Создателями реально-психологического романа стали Мариво и Прево. Пьер Карле де Шамблен де Мариво (Pierre Carlet de Chamblain de Marivaux, 1688 — 1763), в драматургии  отдавший дань литературе рококо, в  своих романах идет иным путем. Его  романы «Жизнь Марианны, или Приключения  графини де***» (1731 — 1741) и «Удачливый крестьянин, или Мемуары господина  де***» (1735) были написаны в форме воспоминаний. Главное для Мариво — это наблюдения над реальной жизнью, анализ душевной жизни его героев. Изучая природу  человека, Мариво приходит к выводу, что ей свойственно естественное побуждение к доброму и следовать  ему полезно для самого индивида и для окружающих его людей. Мариво реабилитирует чувство: способность  чувствовать оправдывает поведение  героев, нарушающих привычные обычаи и законы, если они неестественны  и основаны на предрассудках. Мариво был убежден в существовании  природного альтруизма в человеке и  зло считал следствием воздействия  на человека дурных общественных условий. Отношения человека с внешним  миром, считает Мариво, устанавливаются  на основе ощущений. Чувство раньше, чем разум, помогает постигнуть законы действительности и характер взаимоотношений  людей. Разумно поступает тот, кто  прислушивается к внутренним побуждениям, к инстинкту, к интуиции. Поэтому  герои Мариво, подчиняясь внутренним побуждениям, познают реальность интуитивно: инстинктивные движения их сердца Мариво приравнивает к советам разума. Природное чутье помогает им понять и оценить обстоятельства и людей, а также поступать справедливо и добродетельно. Достоинства человека кроются в его способности к тонким и добрым чувствам, вложенным природой и ведущим человека по жизни.
Франсуа-Антуан Прево (Francois-Antoine Prevost, 1697 — 1763), прославленный писатель, издатель журнала, переводчик, автор 112 томов сочинений, сыгравших огромную роль в формировании национальной культуры и словесности, остался для читателей  последующих веков прежде всего  автором «Истории кавалера де Гриё и Манон Леско» (1731), реально-психологического романа, который отличался совершенством  стиля и глубиной идейного содержания. В романе рассказывается история  страстной любви молодого дворянина  де Гриё к прекрасной Манон, ради которой  он жертвует семьей, богатством, репутацией, общественным положением. Немалую роль в романе, посвященном любви как  силе непреодолимой, стихийной, до конца  овладевающей человеком и таящей в себе страдания и несчастья, играет социальный фон, реальная бытовая  обстановка. Поклонники Манон —  влиятельные и богатые, пошлые и  распутные, не случайно их имена обозначены лишь инициалами: они были типичны  для эпохи Регентства, времени  действия романа, которое отличалось полным равнодушием к вопросам морали. Полиция, которая, якобы, следит за добродетельным поведением подданных, отличается лицемерием и совершает антигуманные акты. Общество и семья де Гриё не могут принять  любви молодых людей, поскольку  она противоречит сословным предрассудкам (Манон низкого происхождения). В  этом заключались внешние социальные причины несчастья влюбленных, которые  были преодолены естественным чувством, сметающим общественные преграды —  аристократические предрассудки и  феодальные привилегии.
Книга Прево — один из величайших шедевров мировой литературы, убедительное свидетельство того, что  французский роман первой половины XVIII в. становится неотъемлемой частью просветительского движения в стране.

4. ТВОРЧЕСТВО ВОЛЬТЕРА

В творчестве и в самой  жизни Вольтера ярче всего воплотились  характерные черты эпохи Просвещения, ее проблемы и сам человеческий тип  просветителя: философа, писателя, общественного  деятеля. Именно поэтому его имя  стало как бы символом эпохи, дало название целому умственному течению  европейского масштаба («вольтерьянству»), хотя многие из его современников  существенно опередили его в  области философских, политических и социальных идей.
Франсуа-Мари Аруэ (Francois-Marie Arouet, 1694 — 1778), вошедший в историю  под именем Вольтер (Voltaire), родился  в семье богатого парижского нотариуса. Отцовское состояние, приумноженное  в дальнейшем благодаря его собственным  деловым способностям, обеспечило ему  материальную независимость, которая  позволяла в опасные минуты жизни  менять местожительство, надолго покидать Париж и Францию, не рискуя впасть в нужду. Вольтер обучался в лучшем по тем временам иезуитском коллеже, где кроме традиционного классического  образования (над которым он потом  жестоко смеялся) он приобрел прочные  дружеские связи с отпрысками знатных семей, впоследствии занимавшими  важные государственные посты. Юность Вольтера протекала в аристократических  литературных кружках, оппозиционно настроенных  по отношению к официальному режиму. Там он прошел первую школу вольнодумства  и сумел обратить на себя внимание остроумием, изяществом и дерзостью  своих стихов. Литературный успех  стоил ему кратковременного заключения в Бастилию — его сочли автором  памфлета на регента Филиппа Орлеанского. После освобождения, осенью 1718 г. в  театре Французской Комедии была представлена его трагедия «Эдип», на афише которой впервые появился литературный псевдоним «Вольтер» (в дальнейшем он прибегал к множеству  других псевдонимов, когда хотел  скрыть свое авторство).
 
Литературная работа Вольтера в 1726 г. была прервана новым арестом  — на этот раз в результате ссоры  с надменным аристократом кавалером  де Роган, который приказал своим  лакеям избить Вольтера палками. Этот демонстративный жест аристократа  по отношению к буржуа и позиция  невмешательства, занятая знатными друзьями Вольтера, дали ему ясно почувствовать  свою неполноправность перед лицом  сословных привилегий. Противник  Вольтера, воспользовавшись семейными  связями, упрятал его в Бастилию. Выйдя из заключения, Вольтер по совету друзей уехал в Англию, где  пробыл около двух лет. Там он закончил национально-героическую поэму «Генриада» (1728), начатую еще в 1722 г.
Знакомство с политической, общественной и духовной жизнью Англии имело огромное значение для мировоззрения  и творчества Вольтера. Свои впечатления  он отразил в компактной, публицистически  заостренной форме в «Философских (или Английских) письмах». Изданная во Франции в 1734 г., книга эта сразу  же была запрещена и сожжена рукой  палача как богохульная и крамольная. В ней Вольтер, сохраняя критическое  отношение к английской действительности, подчеркивал ее преимущества перед  французской. Это касалось прежде всего  религиозной терпимости по отношению  к сектам и вероисповеданиям, не принадлежавшим к официальной англиканской церкви, конституционных прав, охраняющих неприкосновенность личности, уважения к людям духовной культуры — ученым, писателям, артистам. Ряд глав книги  посвящен характеристике английской науки, философии (особенно Локку), литературе и театру. Большое впечатление  произвел на Вольтера Шекспир, впервые  увиденный им на сцене и до тех  пор совершенно неизвестный во Франции.
Острокритическая позиция  Вольтера по отношению к церкви и  двору навлекла на него преследования, которые могли обернуться новым  арестом. Он счел разумным укрыться вдали  от Парижа в поместье своей подруги  маркизы дю Шатле, одной из самых  умных и образованных женщин того времени. Пятнадцать лет, проведенные  им в ее замке Сире в Шампани, были наполнены активной и разнообразной  деятельностью. Вольтер писал во всех литературных и научно-публицистических жанрах. За эти годы им написаны десятки  театральных пьес, множество стихотворений, поэма «Орлеанская девственница», исторические труды, популярное изложение  теории Ньютона, философские сочинения («Трактат о метафизике»), полемические статьи. На протяжении всей жизни Вольтер  вел обширную переписку, составившую  десятки томов. Эти письма раскрывают перед нами облик неутомимого  борца за свободу мысли, защитника  жертв фанатизма, мгновенно откликавшегося на проявления общественной несправедливости и беззакония.
В ряде философских вопросов взгляды Вольтера заметно эволюционировали. Так, до 1750 г. он, хотя и с оговорками, разделял оптимистическое миропонимание, свойственное европейскому Просвещению  на раннем этапе (Лейбниц, Шефтсбери, А. Поуп), и связанный с ним детерминизм  — признание причинно-следственной связи, господствующей в мире и создающей  относительный баланс добра и  зла. Эти взгляды отразились в  его ранних философских повестях («Задиг», 1747) и поэмах («Рассуждение о человеке», 1737). В середине 1750-х  годов Вольтер отходит от этой концепции и предпринимает решительную  критику оптимистической философии  Лейбница. Толчком послужил, с одной  стороны, его прусский опыт, с другой — Лиссабонское землетрясение 1755 г., разрушившее не только большой город, но и оптимистическую веру многих современников в мудрость всеблагого высшего Промысла. Этому событию  посвящена философская поэма  Вольтера о гибели Лиссабона, в которой  он прямо выступает против теории мировой гармонии. На более широком  материале эта полемика развита  в философской повести «Кандид, или Оптимизм» (1759) и ряде памфлетов («Невежественный философ» и др.)..
Самым значительным историческим сочинением Вольтера явился его труд по всемирной истории «Опыт о  нравах и духе народов» (1756), представляющий по замыслу и широте охвата известную  аналогию с трудом Монтескьё «О духе законов». В отличие от своих предшественников, начинавших историю рода человеческого  с грехопадения Адама и Евы  и доводивших ее до эпохи переселения  народов, Вольтер начинает историю  человечества с первобытного состояния (о котором отчасти судит по описаниям жизни дикарей на далеких  островах Тихого океана) и доводит  ее до открытия Америки. Здесь особенно отчетливо выступает его философия  истории: мировые события подаются под знаком борьбы идей — разума и суеверий, гуманности и фанатизма. Тем самым историческое исследование подчинено у Вольтера все той же публицистической и идеологической задаче — разоблачению жрецов и священнослужителей, равно как и основателей религиозных учений и институтов.
Гораздо более цельными и  художественно действенными оказались  опыты Вольтера в новом жанре  «философской поэмы», рожденной эпохой Просвещения. В 1722 г. он написал поэму  «За и против», в которой сформулировал  основные положения «естественной  религии» — деизма. В поэме он отвергает саму идею канонической и  догматической религии, представление  о Боге как неумолимой карающей силе, выступает в защиту жертв фанатизма, в частности языческих племен Нового Света. В дальнейшем Вольтер  не раз обращался к жанру «философской поэмы», бессюжетной, сочетающей патетическое красноречие с меткими остроумными  обличениями и парадоксами.
Самой известной поэмой Вольтера является «Орлеанская девственница», вышедшая в середине 1750-х годов  без ведома автора в сильно искаженном виде. Вольтер работал над поэмой с середины 1720-х годов, постоянно  расширяя текст, но публиковать ее опасался. Выход «пиратского» издания вынудил  его выпустить ее в 1762 г. в Женеве, однако без имени автора. Поэма  сразу же была внесена в «Список  запрещенных книг» французской  цензурой.
Задуманная первоначально  как пародия на поэму второстепенного  автора XVII в. Шаплена «Девственница», поэма Вольтера переросла в уничтожающую сатиру на церковь, духовенство, религию. Вольтер развенчивает в ней слащавую и ханжескую легенду о Жанне  д’Арк как избраннице неба. Пародийно  обыгрывая мотив чудодейственной  силы, проистекающей из чистоты и  девственности Жанны, ставшей залогом  и условием ее победы над англичанами, Вольтер доводит эту мысль  до абсурда: сюжет строится на том, что  девичья честь Жанны служит предметом  посягательств и коварных козней со стороны врагов Франции. Следуя традициям  литературы эпохи Возрождения, Вольтер  многократно использует этот эротический  мотив, высмеивая, с одной стороны, ханжескую версию о сверхъестественной сущности подвига Жанны, с другой — показывая целую вереницу развратных, корыстных, лживых и вероломных священнослужителей разного ранга — от архиепископа до простого невежественного монаха. В истинно ренессансном духе описаны  нравы, царящие в монастырях и  при дворе изнеженного и легкомысленного  Карла VII. В этом монархе времен Столетней  войны и в его любовнице  Агнесе Сорель современники без труда  узнавали черты Людовика XV и маркизы  де Помпадур.
Заметное место в художественном творчестве Вольтера занимают драматические  жанры, в особенности трагедии, которых  он за шестьдесят лет написал около  тридцати. Вольтер прекрасно понимал  действенность театрального искусства  в пропаганде передовых просветительских идей. Он сам был превосходным декламатором, постоянно участвовал в домашних представлениях своих пьес. Его часто  навещали актеры из Парижа, он разучивал  с ними роли, составлял план постановки, которой придавал большое значение в достижении зрелищного эффекта. Много  внимания он уделял теории драматического искусства.
В трагедиях Вольтера еще  яснее, чем в поэзии, выступает  трансформация принципов классицизма  в духе новых просветительских задач. По своим эстетическим взглядам Вольтер  был классицистом. Он принимал в  целом систему классицистской трагедии — высокий стиль, компактность композиции, соблюдение единств. Но вместе с тем  его не удовлетворяло состояние  современного трагедийного репертуара — вялость действия, статичность  мизансцен, отсутствие всяких зрелищных  эффектов. Сенсуалист по своим философским  убеждениям, Вольтер стремился воздействовать не только на разум, на сознание зрителей, но и на их чувства — об этом он не раз говорил в предисловиях, письмах, теоретических сочинениях. Этим и привлек его на первых порах  Шекспир. Упрекая английского драматурга за «невежественность» (т.е. незнание правил, почерпнутых у древних), за грубость и непристойности, недопустимые «в порядочном обществе», за совмещение высокого и низкого стиля, сочетание трагического и комического в одной пьесе, Вольтер отдавал должное выразительности, напряженности и динамизму его  драм. В ряде трагедий 1730 — 1740-х годов  чувствуются следы внешнего влияния  Шекспира (сюжетная линия «Отелло» в «Заире», «Гамлета» в «Семирамиде»). Он создает перевод-переделку шекспировского «Юлия Цезаря», рискнув обойтись в этой трагедии без женских ролей (вещь неслыханная на французских подмостках!). Но в последние десятилетия жизни, став свидетелем растущей популярности Шекспира во Франции, Вольтер всерьез встревожился за судьбу французского классического театра, явно отступавшего под натиском пьес английского «варвара», «ярмарочного шута», как он теперь называет Шекспира.
Трагедии Вольтера посвящены  актуальным общественным проблемам, волновавшим  писателя на протяжении всего его  творчества: прежде всего это борьба с религиозной нетерпимостью  и фанатизмом, политический произвол, деспотизм и тирания, которым  противостоят республиканская добродетель  и гражданский долг. Уже в первой трагедии «Эдип» (1718) в рамках традиционного  мифологического сюжета звучит мысль  о беспощадности богов и коварстве  жрецов, толкающих слабых смертных на преступления. В одной из самых  известных трагедий — «Заире» (1732) действие происходит в эпоху крестовых  походов на Ближнем Востоке. Противопоставление христиан и мусульман проведено  явно не в пользу первых. Веротерпимому  и великодушному султану Оросману противостоят нетерпимые рыцари-крестоносцы, требующие от Заиры — христианки, воспитанной в гареме, чтобы она  отказалась от брака с любимым  ею Оросманом и тайком бежала во Францию с отцом и братом. Тайные переговоры Заиры с братом, неверно  истолкованные Оросманом как  любовное свидание, приводят к трагической  развязке — Оросман подстерегает Заиру, убивает ее и, узнав о своей  ошибке, кончает с собой. Это внешнее  сходство фабульной линии «Заиры»  с «Отелло» впоследствии послужило  поводом для резкой критики со стороны Лессинга. Однако Вольтер  совсем не стремился соперничать  с Шекспиром в раскрытии душевного  мира героя. Его задачей было показать трагические последствия религиозной  нетерпимости, препятствующей свободному человеческому чувству.
В драматургии Вольтера нашлось  место и для других жанров: он писал тексты опер, веселые комедии, комедии-памфлеты, отдал дань и серьезной  нравоучительной комедии — «Блудный сын» (1736). Именно в предисловии к  этой пьесе он произнес свое ставшее  крылатым изречение: «Все жанры хороши, кроме скучного». Однако в этих пьесах в гораздо меньшей степени  проявились сильные стороны его  драматического мастерства, тогда как  трагедии Вольтера на протяжении всего XVIII в. занимали прочное место в  европейском театральном репертуаре.
Самым ярким и живым  в художественном наследии Вольтера остаются по сей день его философские  повести. Этот жанр сформировался в  эпоху Просвещения и впитал основные ее проблемы и художественные открытия. В основе каждой такой повести  лежит некий философский тезис, который доказывается или опровергается  всем ходом повествования. Нередко  он намечен уже в самом заглавии: «Задиг, или Судьба» (1747), «Мемнон, или  Благоразумие людское» (1749), «Кандид, или  Оптимизм» (1759).
Обращенность к действительной жизни, к ее острым общественным и  духовным конфликтам пронизывает все  творчество Вольтера — его философию, публицистику, поэзию, прозу, драматургию. При всей своей злободневности оно  глубоко проникает в суть общечеловеческих проблем, выходящих далеко за пределы  той эпохи, когда жил и творил писатель.

5. ДИДРО И ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.