На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Германская экономическая политика на территоии Беларуси

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Германская  экономическая политика на оккупированной территории Беларуси (1941—1944 гг.)
Военно-экономические расчеты  восточной кампании проводились  «Штабом по руководству экономикой «Восток» (Wi Fue Stab Ost), находившемся в  подчинении уполномоченного по четырехлетнему плану рейхсмаршала Г. Геринга и  другими государственными учреждениями рейха. Планируя операцию по захвату  «лебенсраума на востоке», военно-экономическое  руководство Третьего рейха исходило из указаний Гитлера о «немедленном и полном использовании» восточных  территорий в интересах рейха, в  «первую очередь при получении  продовольствия и нефти». Первоочередной задачей должно было стать продовольственное  обеспечение «всех вооруженных  сил Германии за счет России» (СССР. — С. Н.).
В начале мая 1941 г. на совещании  членов штаба «Ольденбург» с участием государственных секретарей правительства  Германии были определены основные методы для достижения поставленных военно-экономических  целей: «если мы сумеем выкачать из страны все, что нам необходимо, то десятки миллионов человек будут обречены на голод». Беларусь виделась в первоначальных военно-экономических расчетах рейха как источник сельскохозяйственной продукции и технических культур. Конкретные задачи по использованию ресурсов определялись «Общими политико-экономическими директивами для экономической организации «Восток» 23 мая 1941 г.: с белорусской территории, входившей в «лесную зону», планировалось получать «значительные мясные запасы».
С Беларуси Германия планировала постоянно получать такие виды сельхозпродукции, как картофель, рожь, лен, коноплю, шерсть, а также материалы деревообработки. К тому же в сферу деятельности гражданской администрации входили вопросы общего ведения хозяйства, в том числе планирования и хозяйственного обновления производства, организации переработки сельскохозяйственного сырья, поставок продукции для вермахта, использования местной рабочей силы.
На оккупированной территории Беларуси исполнителями «директив  по ведению хозяйства» являлись разные хозяйственные службы, принимавшие  соответствующие приказы, распоряжения, планы и т. п., нацеленные: частично на «восстановление экономики в  генеральном округе Беларусь», выполнение «первого экономического плана для  Беларуси», обеспечение «тотальной мобилизации промышленности Беларуси», а также «введение нового аграрного  порядка», «повышения рационализации производства и результативности труда».
Таким образом, уже в ходе подготовки и проведения военной  агрессии против СССР руководством нацистской Германии были разработаны директивные  документы, соединявшие в себе, с  одной стороны, военно-стратегические и военно-экономические расчеты, а с другой — методы преступной идеологии войны на уничтожение  мирного населения на восточных  территориях. Имеющиеся материалы  позволяют прийти к выводу: Беларусь с ее хозяйственными и людским  ресурсами оказалась в военно-экономических  расчетах Третьего рейха и оставалась одним из объектов экономической  эксплуатации для целого ряда германских оккупационных служб, команд и отделов  до освобождения летом 1944 г.
 
Фактически через три  недели после начала операции «Барбаросса» территория Беларуси с ее оставшимся экономическим потенциалом и  людскими ресурсами оказалась главным  объектом для целого ряда военно-хозяйственных  органов, среди которых: 3 хозяйственных  отделов при главнокомандующих  армиями; 7 хозяйственных групп при  полевых комендатурах, а также 4 хозяйственных  команд с тремя филиалами при хозяйственной инспекции «Центр» .Штаб последней размещался в Ново-Борисове почти до конца 1943 г., обеспечивая ее функционирование в тылу группы армий «Центр».
Следуя директивным указаниям, хозяйственная инспекция с подчиненными ей службами группы армий «Центр», были обязаны оперативно наладить продовольственное  снабжение воинских частей вермахта, общее количество которого только на этой территории в конце лета 1941 г. превышало 1,5 млн чел. Хозяйственные команды отвечали за использование рабочей силы, восстановление промышленности, заготовку сырья и обработку материалов, ведение лесного хозяйства и деревообработку, организацию банковского дела и торговли.
Первой хозяйственной  командой, с июля 1941 г. начавшей выполнять  «директивы по ведению хозяйства» на оккупированной территории Беларуси, была команда «Белгард — Минск»
После разгрома под  Москвой, когда потерпела крах стратегия  «молниеносной войны», военно-экономическое  руководство Третьего рейха вносит «принципиальные» изменения в экономическую  политику в отношении всех восточных  территорий, где с этого времени  «главным является производство (выделено мной. — С. Н.) продовольствия и добыча сырья»11. Начиная с 1942 г. восточная  часть Беларуси (восточнее Борисова. — С. Н.) оказывается в сфере  прямых интересов 14 исполнительных военно-хозяйственных  субъектов экономической инспекции  «Центр».
 
По итогам переписи (1 июля 1942 г.), на территории экономической  инспекции «Центр» (территория восточной  части Беларуси и западной от Орла части России. — С. Н.) общее число  занятых в сферах промышленности, лесного хозяйства и деревообработки, в организации Тодта, на железной дороге и на транспорте, в ремесленном  производстве и других отраслях, временно восстановленных на оккупированной территории, составляло более 500 тыс. чел., или 1/5 часть от всех тех, кто был  занят в сельском хозяйстве в 1942/1943 хозяйственном году. При этом почти две трети общей численности  местной рабочей силы, занятой  на территории экономической инспекции  «Центр», выполняло «директивы по ведению  хозяйства» на территории Беларуси12.
 
Следуя документальным материалам, можно констатировать: с первых дней операции «Барбаросса» территория Беларуси являлась объектом действий армейских  хозяйственных отделов, хозяйственных  команд и их филиалов, а также  заготовительных служб, хозяйственных  отделов главного квартирмейстера, охранных дивизий и полевых комендатур. По оценке советских исследователей М. М. Загорулько и А. Ф. Юденкова, на временно оккупированной территории СССР была установлена «целая система» экономического порабощения13. Если восточная часть  территории Беларуси общей площадью около 110 тыс. км2 находилась под контролем 9 хозяйственных команд и 5 филиалов, то на остальных (западной, центральной и южной) частях Беларуси, территория которой в течение августа-октября 1941 г. оказалась под управлением гражданской администрации, начали свою работу более 20 хозяйственных отделов или т. н. рефератов.
 
Имеющиеся материалы позволяют  определить количественный и качественный состав главных исполнительных органов  гражданской администрации —  хозяйственных отделов: основные силы концентрировались в отделах  «сельское хозяйство и продовольствие»  гебитскомиссариатов, а также в  окружных, уездных и районных земельных  управлениях. На местном уровне главной  опорой гражданских хозяйственных  структур были, — как отмечает белорусский  историк А. А. Факторович, — сельские, волостные и районные управы как  низовые исполнительные звенья в  управлении каждым из гебитскомиссариатов14.
 
Для решения задач, связанных  с продовольственным обеспечением вермахта, высшим военно-экономическим  руководством Германии была создана  особая исполнительская структура  — Центральное торговое общество «Восток» по заготовке и сбыту  сельскохозяйственной продукции (ЦТО  «Восток» с ограниченной ответственностью). Следуя указу уполномоченного по четырехлетнему плану Г. Геринга  от 27 июля 1941 г., государственно-монополистическое  объединение предназначалось для  работы на всей оккупированной территории, исключая только зону оперативного армейского тыла. Руководству ЦТО ставилась  главная цель по «использованию занятых  территорий для гарантированного обеспечения (продовольствием. — С. Н.) действующих  частей»15.
 
Пути решения вопросов использования рабочей силы, заготовки  продовольствия, организации транспорта руководство ЦТО «Восток» видело в тесном сотрудничестве с гражданской  и военной администрациями, а  также с хозяйственными командами, службами и отделами. Более того, на территории рейхскомиссариатов «Остланд»  и «Украина», а также в области  глубокого армейского тыла были созданы  главные и коммерческие конторы  ЦТО «Восток». Одна из главных контор размещалась в Ново-Борисове. Планировалось, если «блицкриг» удастся, переместить  ее в Москву, но до мая 1944 г. она оставалась в Беларуси. Борисовская же контора  руководила коммерческими конторами  в Орше, Бобруйске, Витебске, Смоленске  и Орле. Рижская — в Каунасе, Таллинне (Ревеле), Минске и Пскове. Каждая коммерческая контора имела  филиалы и отделения. К примеру, минская контора включала 9 филиалов и 61 отделение.
 
Только за первый год работы ЦТО «Восток» значительно выросли  его штаты. Причем сделано это  было за счет привлечения местных  служащих из бывших советских заготовительных  контор «заготзерно», «заготскот», «заготптицепродукт». В генеральном округе «Беларусь» и в районе тыла группы армий «Центр»  действовал 21 филиал ЦТО «Восток» и  «Восток-Центр» с 146 отделениями, а также  около 5,5 тыс. баз, складов, магазинов  и пунктов приема сельхозпродуктов и фуража. С осени 1941 г. ЦТО отвечало и за ряд перерабатывающих производств мясной продукции в Минске, Гомеле, Барановичах и Борисове. С декабря полномочия монопольного объединения расширяются практически на предприятия по переработке шерсти, льна, конопли, кожи, меха и др. В зоне оперативного армейского тыла и на территории округа «Белосток» конторы ЦТО не вводились16. В проведении производственно-хозяйственных мероприятий в «Остланде» и на «Украине» кроме ЦТО «Восток» участвовали другие монополии, например: по заготовке шкур, меха и других материалов животного происхождения; волокна; торфа; деревообработки.
 
Оккупационная администрация  не исключала возможности введения экономических методов хозяйствования, прежде всего на основе создания банковской сети. Так, до лета 1942 г. для финансового  обеспечения хозяйственной деятельности на территории инспекции «Центр»  и генерального округа «Беларусь» была создана сеть из 72 банковских отделений  и кредитных касс, 25 сентября 1942 г. в Минске открывается филиал объединенного  банка «Остланда». В 1943 г. их количество увеличивается до 100. Банками и  их отделениями на оккупированной территории Беларуси проводилось кредитование важнейших отраслей экономики, прежде всего сельского хозяйства, строительства, деревообработки, а также отдельных  промышленных и торговых предприятий.
 
Однако только бесповоротный  крах германского вермахта на восточном  фронте летом 1943 г. явился для нацистского  руководства причиной ликвидации хозяйственных  команд и хозяйственной инспекции  «Центр» (31. 10. 1943. — С. Н.). С освобождением  Беларуси летом 1944 г. был полностью  ликвидирован германский военно-хозяйственный  аппарат насилия, грабежа и эксплуатации.
 
Таким образом, на значительной территории Беларуси, которая с 22 июня 1941 по 28 июля 1944 г. находилась под контролем  германской оккупационной власти, был  создан мобильный военно-хозяйственный  аппарат, бессистемно эксплуатировавший  людской потенциал, непрерывно грабивший, разорявший и уничтожавший экономические  ресурсы белорусской земли.
 
Аграрная политика оккупантов. Наиболее последовательную политику оккупанты  проводили в области сельского  хозяйства, которое являлось единственным источником «снабжения войск из ресурсов страны». Исходной позицией для всех хозяйственных органов, с первых недель оккупации начавших заготовительную  деятельность на территории Беларуси, являлись директивные указания о  продовольственном обеспечении  группы армий «Центр» общей численностью более 1,5 млн чел.: ежедневные поставки для которой (по состоянию на конец  августа 1941 г.) составляли 1200 голов крупного рогатого скота (+20 %), 7500 ц зерна (+20 %), 24 000 ц картофеля, 9600 ц масла и  жиров, 24 000 ц овса и 20 000 ц сена17.
 
При этом, если военно-экономическое  руководство германского рейха  первоначально требовало от заготовительных  служб обеспечить 2/3 потребностей вермахта в сельхозпродукции, получаемой из оккупированных территорий, то с середины сентября 1941 г. — на 100 %18. Определенность в этом вопросе не привела военно-экономическое  руководство рейха к решению  другой проблемы: для всего населения  до конца года вводить обязательства  по «тотальным» поставкам или  же для каждой белорусской семьи  определять твердые нормы сдачи  продовольственных продуктов.
 
После проведенного учета  наличия рабочей силы на оккупированной территории экономическим штабом «Восток» определялся общий объем поставок сельхозпродукции. При этом учитывалось, что в генеральном округе «Беларусь» был один из самых высоких показателей  по степени концентрации рабочей  силы на 100 га всех сельхозугодий — 40,9 % (в «Центре» — 28,4), при средней  величине в 26,3 % на всей оккупированной восточной территории. К тому же в округе «Беларусь» оказался самый  высокий показатель по использованию  рабочей силы на 100 га пахотной земли  — 78,0 % (на территории инспекции «Центр»  — 49,2), при среднем показателе 39,5 %. По результатам 1942 г. этот показатель составлял 72 % в генеральном округе «Беларусь» (470 тыс. чел.)19, в рейхскомиссариате  «Украина» — 33,8 %.
 
С начала осени 1941 г. ответственность  за решение задачи по продовольственному обеспечению воинских частей наряду с хозяйственными службами вермахта и гражданской администрации  возлагалась на конторы ЦТО «Восток»: им было предписано проведение работ  по централизованной заготовке сельскохозяйственной продукции на основе закупок у  местного населения зерна, скота, мяса, масла, жиров. Однако на практике всё  было иначе. Как утверждает немецкий историк Х. Герлах, был введен неадекватный обменный курс рубля и рейхсмарки, действовали нереальные цены на сельскохозяйственную продукцию, проводились постоянные реквизиции готовой продукции у  крестьян без соответствующих выплат.
 
Для белорусского крестьянина  устанавливались обязательные нормы  сдачи сельхозпродукции, которые  не являлись постоянными. Например, первоначально  средняя норма по зерну для  районов Минска и Бреста составляла 3 ц с га, в районе хозяйственной  инспекции «Центр» — от 100 до 180 кг, по картофелю — от 2 до 12 ц с  га20. В районе Бобруйска нужно  было сдать 4 ц зерна и 15 ц картофеля  с гектара, а также 80 кг мяса и 400 л  молока с одного двора. В 1943/1944 хозяйственном  году эти цифры для генерального округа «Беларусь» составляли: 85 кг зерна  с га, 160 кг картофеля, 6—7 кг мяса на каждый гектар посевных площадей. Сдача  сельхозпродукции проводилась с  учетом графика выполнения годовых  заданий: например, сдача зерна начиналась с 1 августа, мяса — с 1 октября, но при  этом за первые три месяца нужно  было сдать 60 % зерна и 40 % мяса.
 
Жесткие требования, предъявляемые  хозяйственными органами к белорусским  крестьянам в связи с выполнением  последними твердых норм сдачи зерна, мяса, молока, жиров, приводили к  катастрофическому положению на селе, оставляя сельских жителей без  продуктов питания21. Невыполнение военных  поставок вели к штрафным санкциям с использованием денежных штрафов, реквизицией скота и инвентаря, выселения из деревни, привлечения  к принудительным работам или  аресту.
 
Неспособность хозяйственных  органов решать проблемы, обращаясь  при этом только к административным или принудительным мерам, привела  германское руководство к изменению  экономической политики в отношении  крестьянства. С целью повышения  производительности его труда с  февраля 1942 г. вводится «новый аграрный порядок» землепользования.
 
В «Директивах по практическому  проведению мероприятий с целью  введения нового землепользования»  объявлялось о роспуске колхозов и создании единоличных хозяйств. Новый порядок землепользования предполагал реформирование колхозов и совхозов в земледельческие  товарищества, земельные кооперативы  и хуторские хозяйства. Вместо традиционного  трехполья вводилась шестипольная система. При этом для каждого  хозяйства предварительно доводились конкретные нормы обязательных поставок сельхозпродукции22.
 
Особенностью реформирования сельского хозяйства на территории Беларуси было то, что полностью  «новый порядок» землепользования вводился только в районах действия военной  администрации и лишь частично в  генеральном округе «Беларусь» (за исключением районов Минска, Слуцка и Борисова). При хозяйственной  инспекции «Центр» для координации  и проведения запланированных мероприятий  был создан специальный штаб23. В  генеральном комиссариате Беларусь эти задачи решались отделами «продовольствия  и сельского хозяйства». На местах организаторы использовали старый советский  сельскохозяйственный аппарат, прежде всего землемеров и агрономов.
 
Как видно из документов экономического штаба «Восток», на территории хозяйственной  инспекции «Центр» и генерального округа «Беларусь» (только в округах  Минск-район, Слуцк и Борисов) и  хозяйственной инспекции «Центр»  были реформированы 100 % колхозов и совхозов (на Украине — только 10—20 %). При  этом каждому общинному хозяйству  предписывалось до начала апреля (даты нового сельскохозяйственного года. — С. Н.) выполнить обязательные военные  поставки, которые включали в себя: по животной продукции — мясо, птицу, рыбу, яйца, мед, шерсть, молоко, по растительной — зерно, фураж, гречку, овес, просо, бобовые, семена масличных культур, лен, коноплю, сено, солому, картофель, овощи24.
 
В генеральном комиссариате «Беларусь» основу для планового  выполнения заданий по сельхозпродукции видели во введении системы «общественного управления» производством зерна, мясной и мясо-молочной продукции, картофеля, яиц, шерсти, льна и пеньки. 10 апреля 1942 г. генеральный комиссар В. Кубе издал  соответствующие распоряжения, которыми обязывал гебитскомиссаров, земельные  управления и товарищества, конторы  и пункты ЦТО «Восток» начать в  округе плановое производство сельскохозяйственной продукции. С этой целью ЦТО «Восток» берет под свой контроль все предприятия  по заготовке, переработке или производству сельхозпродукции на территории генерального округа «Беларусь»25.
 
Наиболее крупные производства по переработке сельхозпродукции находились в Минске. Так, летом 1943 г. под контролем  ЦТО «Восток» в городе находилось 11 предприятий, на которых работало 1464 рабочих и служащих. В течение  года на хлебозаводе «Автомат», двух мелькомбинатах, пивзаводе, молокозаводе, птицефабрике, консервной фабрике, дрожжевой  фабрике, скотобойне и холодильнике средняя ежемесячная занятость  колебалась от 1100 до 1200 человек26.
 
Статистические отчеты экономического штаба «Восток» позволяют увидеть  общую картину по выполнению планов на 1941/42, 1942/43 и 1943/44 хозяйственные годы на всей оккупированной территории Беларуси. Так, почти за 3 хозяйственных года в генеральном округе «Беларусь» задание по зерну было выполнено  только на 41 % (в Остланде — на 83, в  Украине — на 106). По нашим подсчетам, за три года оккупации с территории инспекции «Центр» был получен  урожай зерновых в 3888,6 тыс. т, из которых  на долю Беларуси выпадало 58,6 %. При  этом в 1943 г. урожай зерновых составлял  только 28,6 % по отношению к 1942 г. За два  первых хозяйственных года со всей территории инспекции «Центр» было также получено 3696,5 тыс. т картофеля27.
 
Невыполнение обязательных поставок было только одной из сторон общей проблемы в области обеспечения  германских воинских частей с захваченных  территорий. Вторая сторона всё отчетливее давала о себе знать на примере  возрастания потерь уже заготовленной  продукции. Если в 1941/42 хозяйственном  году такие потери были незначительными, то с 1942 г. они увеличивались: главной  причиной этому являлась борьба партизан и местного населения против непосильных  заданий и поставок сельхозпродукции.
 
Кроме того, оккупанты не останавливались в выборе средств  и методов эксплуатации белорусского крестьянства. С помощью военно-полицейских  формирований и частей СС в Беларуси за годы германской оккупации было проведено более 140 крупных карательных  операций, целью которых, — как  показывают документы, — являлись и  ресурсы сельского хозяйства.
 
Общая картина аграрно-производственных отношений на территории оккупированной Беларуси будет неполной, если обойти молчанием «систему поборов», состоящей  из: 1) натуральных и денежных поборов, 2) насильственных реквизиций и 3) принудительных поставок. При этом количество налогов  и страховок не было постоянным и  зависело в основном от местной администрации. Например, с населения Пинского округа в течение почти трех лет оккупации  взималось 19 различных видов страховок  и налогов на общую сумму 98 264 456,37 рублей/карбованцев.
 
Однако ни принудительные меры, ни штрафные санкции, ни попытки  введения нового порядка землепользования, ни поставки селекционных сортов зерна, ни замена племенного скота, ни ввоз сельхозмашин и т. д. — ничто из того, что  использовалось германскими оккупационными органами и их хозяйственными структурами, не привело к полному выполнению «директив по ведению хозяйства» на территории Беларуси. Не дало ожидаемых  результатов и решение германского  правительства о введении с лета 1943 г. собственности на землю. Хотя общие  итоги выполнения плановых заданий  на 1942/43 хозяйственный год с белорусских  территорий инспекции «Центр» и  генерального округа Беларусь составили: по зерну — 40 и 41 % соответственно, по мясу — 36 и 25, по маслу — 45 и 80 и по жирам — 70 % и 69 %28. При этом оккупанты  не дополучили значительную часть изъятых  сельхозпоставок в итоге уничтожения  заготовленной продукции партизанами, подпольщиками и местным населением. В результате активизации деятельности партизанского сопротивления на территории Беларуси резко снизились  сельскохозяйственные площади, находившиеся под контролем оккупантов.
 
В результате тотальной эксплуатации белорусской деревни, оказавшейся  под германской оккупацией, были катастрофически  сокращены ее производственные ресурсы. Масштабы экономических преступлений германских оккупационных военно-хозяйственных  органов видны из многих документов: в 1941—1944 гг. колхозам в БССР был причинен ущерб на общую сумму в 19 389 943 тыс. рублей29.
 
Однако никакими цифрами  невозможно измерить масштаб человеческой трагедии крестьянства Беларуси, вынесшего  на себе в годы германской оккупации  всю тяжесть хозяйственных реквизиций, грабежа, разрушений, насилия и преступлений. Белорусское крестьянство, оказавшись под германской оккупацией, вынуждено  было пройти испытание не только германским военно-полицейским режимом, но и  нацистской практикой военно-хозяйственного принуждения, грабежа, эксплуатации и  истребления. Но даже в таких фатальных  условиях именно крестьянство Беларуси обеспечивало сельхозпродукцией многотысячную  армию партизан.
 
Политика в сфере промышленного  производства. Промышленный потенциал  на оккупированной территории Беларуси, в отличие от сельскохозяйственного, становится объектом постоянного внимания со стороны военной и гражданской  администраций лишь тогда, когда  московским сражением был окончательно разрушен план захвата СССР. В соответствии с «принципами экономической  политики для новых занятых восточных  территорий», введенными 8 ноября 1941 г., «высшим законом военной экономики» становится максимальное использование  как производственного потенциала, так и людских ресурсов с занятых  советских территорий30.
 
География промышленного  производства, введенного в строй  к лету 1942 г. на всей территории хозяйственной  инспекции «Центр» (включая РСФСР), показывает: количество и концентрация промышленных предприятий возрастали по направлению с востока на запад  и с севера на юг. Так, в области  ведущей хозяйственной команды  «Витебск» находилось около 1/6 всех предприятий с количеством занятых  на них в 5100 человек (11,4 %). На территории команды «Орша» работало 159 предприятий (30 %) с 16 200 рабочими (36,5 %). Наибольшее число  предприятий находилось на территории хозяйственной команды «Бобруйск» — 173 (32,3 %), на которых работало 18 800 чел. (42,3 %). Всего на территории этих команд было занято 40 100 чел., или 90,5 % от общего количества, из которого 1/3 составляли женщины. Характерно, что к концу  августа 1942 г. на территории этих трех ведущих команд находилось свыше 8/10 всех предприятий и более 9/10 всех работающих от общего количества занятых  в промышленном производстве хозяйственной  инспекции «Центр»31.
 
На оккупированной территории Беларуси (хозяйственной инспекции  «Центр» и генеральных округов  «Беларусь», «Волынь-Подолия» и «Житомир») общее число предприятий на конец 1942 г. превышало 800, где было занято более 150 тыс. чел. Однако в отечественной  историографии вопрос о количестве предприятий пока остается открытым. Так, в статистическом отчете ведущей  группы «экономика» экономического штаба «Восток» по состоянию на 31.12.1942 записано: на начало 1943 г. в генеральном  округе Беларусь было 262 предприятия  с общей численностью 9925 рабочих. В белорусской историографии  принята цифра в 60 предприятий. Немецкий историк Х. Герлах приводит данные о  том, что в генеральном округе «Беларусь» на начало 1943 г. было от 100 до 300 цензовых предприятий, на которых  работало от 7 до 12 тыс. чел. В работе «Белорусские остарбайтеры», отмеченной Государственной премией Республики Беларусь за 2002 г., приводятся данные о  том, что «к началу 1943 г. на промышленных предприятиях генерального округа работало более 100 тысяч человек»32. При этом большинство предприятий являлись цензовыми (более 20 чел. — С. Н.).
 
Самое большое число действующих  предприятий находилось в Минске. Уже в начале октября 1941 г. команда  по вооружениям «Минск» сообщала, что в городе вновь действует 51 предприятие33. Через год — более 130 при наличии 55 тыс. чел. местного населения, 10 000 евреев минского гетто и 2000 советских  военнопленных. На конец марта 1943 г. в оккупированном городе было 140 промышленных объектов города, где «работало 35 000 чел., к тому же еще 8500 евреев и 3190 военнопленных» (при общей численности населения города 105 тыс. — С. Н.). Однако городу не хватало почти 6 тыс. специалистов и от 2 до 4 тыс. разнорабочих. При этом большая часть предприятий являлись цензовыми. Численность занятых на них колебалась от 20 и до 5 тыс. чел. Последняя цифра занятых была запланирована для выполнения в рамках специальной «программы завода “Даймлер Бенц” по производству транспортных средств». В течение 1942 г. в Минске планировалось ввести одно из «самых больших предприятий Остланда» — ремонтный военный завод «Gross K-Werk», где планировалось ежемесячно ремонтировать 100 танков, другую технику (тягачи, легковые и грузовые автомобили, мотоциклы), разное вооружение34.
 
В октябре 1942 г. на строительстве  было занято более 3500 рабочих (в т. ч. 1050 советских военнопленных) и 2463 гражданских  рабочих (в т. ч. немцев — 878, поляков  — 429, французов и итальянцев — 104, белорусов — 932, из которых 165 женщин и 107 детей). Однако этого количества рабочих не хватало, о чем свидетельствуют  заявки из генерального округа Беларусь на поставку от 500 до 4500 чел.35 Тем не менее в возведенных уже летом 1942 г. цехах были начаты ремонтные  работы, продолжавшиеся практически  до наступления советских войск  летом 1944 г.
 
Рассматривая географию  действующих промышленных предприятий, важно отметить то, что на оккупированной территории Беларуси, кроме Минска, находились, например: «самое крупное  торфопредприятие» — Осинторф (4000 чел.), «крупнейший деревообрабатывающий комбинат» — Бобруйск (до 2000), а  также фанерная фабрика в Пинске (1100), пинская судоверфь (900), металлообрабатывающий  завод в Бобруйске (872), цементный  завод в Кричеве (677), спичечная  фабрика в Гомеле (558), металлокомбинат  в Могилеве (493), канатная мастерская в Ветке (460 чел.)36.
 
К концу 1942 г. на территории Беларуси сложилась отраслевая специфика  промышленного производства. Среди  отраслей ведущей являлись торфозаготовки: если в 1942 г. число занятых на 72 предприятиях составляло более 1/3 (36,3 %), то менее чем  через год — более половины (52,1 %) от общего количества работающих во всех сферах производства на территории инспекции «Центр». За торфодобычей следовало текстильное производство: здесь, при общем росте количества предприятий с 106 до 126, количество занятых  составило 9526 чел. Третью позицию заняло производство стройматериалов, число  предприятий в котором увеличилось  в 2,1 раза (с 67 до 143), а количество работающих — в 1,8 раза (с 2824 до 5126 чел.).
 
В последний год германской оккупации в Беларуси складывается катастрофическое положение в области  использования местной рабочей  силы. Доля занятых по отношению  к общему числу населения на оккупированной территории Беларуси, считает немецкий историк Х. Герлах, составляла в Борисове — 33 %, в Орше — 45 %, в Сураже и Городке  — соответственно 38 и 47,5 %. Положение  городского и сельского населения  в восточной части Беларуси значительно  ухудшилось после того, как 6 февраля 1943 г. начальник штаб сухопутных войск вермахта издал распоряжение о введении обязательной трудовой повинности для всех местных жителей в возрасте от 14 до 65 лет37. Эта ситуация еще более обострилась на рубеже 1943/44 гг., когда армейское командование потребовало тотального «использования рабочей силы без учета возраста и половых различий» для проведения работ в прифронтовой полосе.
 
О количестве неучтенных рабочих  рук, используемых в годы оккупации  на самых разных работах, можно говорить только условно. Лишь в последние  годы появились научные труды  об «огромном количестве мест принудительного  содержания гражданского населения  на оккупированной территории Беларуси в 1941—1944 гг.»38. Однако указание на количество мест принудительного содержания пока не дает точных данных об общем количестве гражданского населения, принудительно  используемого в качестве рабочей  силы на оккупированной территории Беларуси. Из немецких документов известно, что  в конце апреля 1943 г. общее количество местного населения, занятого только в  производственной сфере, составляло от 550 да 580 тыс. чел., тогда как в сельском хозяйстве на территории хозяйственной  инспекции «Центр» трудилось 2,5 млн  чел., среди которых более 60 % составляли женщины39.
 
Наряду с эксплуатацией  местного населения, германские оккупанты  оставляли после себя следы экономических  преступлений: грабились, разорялись или  вывозились с территории Беларуси промыш
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.