На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Кодификация советского права 1922-1923гг

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
СОДЕРЖАНИЕ  
 
 
 

    Введение....……………………………………………………..…………2
    Гражданский кодекс и гражданский процесс..…………..………5
    Уголовный кодекс и уголовный процесс….. ..……………..….. 17
    Кодекс законов о труде РСФСР 1922г…………………………..21
    Земельный кодекс РСФСР 1922г……………. …...………..……27
    Заключение  …………………………………………………..……… …30
    Список  литературы …………………………………………………….31 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

Введение 

     Необходимость кодификации права всегда имеет место тогда, когда происходят значительные/кардинальные перемены в обществе.
1922-1923 гг. – вошли в историю права России как годы грандиозной кодификации российского законодательства. Развитие права в данный период определялось следующими факторами:  

    переходом страны от чрезвычайных условий гражданской  войны и иностранной военной  интервенции к обычным, мирным условиям;
    осуществлением новой экономической политики;
    многоукладностью экономики страны.
 
      Право должно было способствовать осуществлению поставленных, правящей Коммунистической партией и Советским государством задач: восстановление разрушенного войнами хозяйства страны, построение социализма, укрепление Советской власти и социалистической законности. Кроме того, образование СССР (30 декабря 1922 года РСФСР вместе с Украиной (УССР), Белоруссией (БССР) и республи-ками Закавказья (ЗСФСР) образовали Союз Советских Социалистических Республик (СССР). Каждая из республик считалась независимой1.) привело к появлению общесоюзного законодательства, которое действовало и на территории РСФСР. 2 К тому же,  накопился значительный нормативный материал - более 4 тысяч опубликованных в Собрании Узаконений нормативных актов, и чтобы сделать эти нормы доступными, необходимо было их систематизировать, ликвидировать пробелы и противоречия.
    Предстояла важная задача по кодификации норм советского права. В это время были приняты и вступили в действие Гражданский, Уголовный, Земельный, Гражданский процессуальный, Уголовно-процессуальный кодексы, Кодекс законов о труде. Разработаны проекты Хозяйственного, Торгового, Промышленного, Кооперативного, Административного кодексов.
     Тема данной курсовой работы «Кодификация советского права 1922-1923гг.»  была выбрана не случайно. Она является тематическим продолжением темы, освещенной в моей контрольной работе «Гражданский кодекс 1922г.», и более масштабным охватом основных отраслей советского  права, которые в 1922-23гг. подверглись значительной кодификации.
Это:
    гражданское право и гражданский процесс;
    уголовное право и уголовный процесс;
    трудовое право;
    земельное право.
Гражданский кодекс 1923 года кодифицировал значительную часть гражданского законодательства РСФСР предшествующих лет, но его можно назвать актом кодификации условно, т.к. основное его содержание, если иметь ввиду количественную сторону дела, составили нормы, которых до этого в советском законодательстве не было3.
Уголовный кодекс был принят раньше (01.06.1922г.), чем гражданский кодекс (01.01.1923г.), что говорит о важности данной отрасли и необходимости определения в это время перемен, общественно опасных преступлений  и установление наказания к правонарушителям.
Результатом существенных отличий Кодекса законов о труде (КЗоТ) РСФСР 1922г. от КЗоТ 1918г. является переход к нэпу и установление рыночных отношений, когда отменяется трудовая повинность. Трудовые отношения согласно КЗоТ 1922г., возникали в результате заключения трудового договора на основе принципа добровольности.
Земельный кодекс РСФСР 1922 г. уделил основное внимание правовому режиму сельскохозяйственных земель. Он подтвердил, что право частной собственности на землю, недра, воды и леса в пределах РСФСР "отменено навсегда". Запрещалась покупка, продажа, завещание, дарение, залог земли. Такие сделки признавались недействительными, а виновные наказывались в уголовном порядке. Право пользования землей из единого государственного земельного фонда предоставлялось: трудовым земледельцам и их объединениям, городским поселениям, государственным учреждениям и предприятиям. Право на пользование землей для ведения сельского хозяйства имели все граждане РСФСР, желавшие обрабатывать ее своим трудом.
      Таким образом, кодификация советского права в 1922-23 гг. – стало отправной точкой в становлении советского права, основополагающие моменты которого имеют место и являются основой для законодательства в современное время. 
 
 
 
 

    ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС.
 
      ГК один из самых больших кодексов не только по количеству статей (435), но и по кругу регулируемых отношений, т.к. регулировал сложные и массовые правоотношения – личные и имущественные.
Гражданский кодекс РСФС открывался Общей частью, содержавшей главы: «Общие положения», «Субъекты прав (лица)», «Объекты прав (вещи) », «Сделки» и «Исковая давность». Раздел «Вещное право» включал главы, посвященные праву собственности, праву застройки и залогу имущества. В разделе «Обязательственное  право» содержались главы: «Общие положения», «Обязательства, возникающие из договоров», а также главы, посвященные:
    отдельным видам договоров - имущественному найму, купле-продаже, мене, займу, подряду, поручительству, поручению и страхования;
    различным видам товарищества - простому, полному, на вере, с ограниченной ответственностью, акционерному обществу;
    доверенности, а также обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения и вследствие причинения другому лицу вреда.
В особый раздел кодекса выделялось наследственное право4.
При формировании особой отрасли гражданского права  в 1921—1923 гг. законодатели стремились, по возможности упростить систему норм, регламентировавших хозяйственную жизнь. Перед разработчиками нового Гражданского кодекса ставилась задача практически невыполнимая: требовался нормативный акт, в котором сочетались бы достижения новейшей цивилистики и нормы советского гражданского права, действующие на момент выработки проекта.
     При разработке ГК предполагалось выделить в кодексе группу основных статей, непосредственно выражающих социально-экономические задачи нового гражданского права. Такими декларативными статьями ГК стали ст. 1- «О применении гражданского законодательства на практике» и ст. 4- «О нормировании общего порядка разрешения гражданских споров». В эти статьи были введены неправовые критерии (так, ст. 1 устанавливала порядок защиты имущественных прав только в случае их соответствия «социально-хозяйственному назначению»). Это давало судьям большой простор для толкования закона, не связывая их четкими правовыми нормами.
     В истолковании многих правоведов ГК не следовало рассматривать как полный и окончательный набор правил. Даже не закрепленные в законе имущественные права, если на практике они осуществлялись в противоречии с их «социально-хозяйственным назначением» (что определял суд), на основании ст. 1 ГК могли быть аннулированы. 

Были установлены 3 формы собственности:
    государственная,
    кооперативная,
    частная.
      Кодекс  стимулировал  развитие  первых  двух  (неограниченное   право истребования, неограниченная исковая  давность,  презумпция государственной собственности), и ограничивал частную собственность.
      Статья 58 ГК РСФСР указывала, что собственнику принадлежит в пределах, установленных законом, право владения, пользования и распоряжения имуществом. Недра, леса, горы, железные дороги, их передвижной состав и летательные аппараты могли быть исключительно собственностью государства (ст.53 ГК).
      Гражданский кодекс РСФСР 1922 года рассматривал кооперативную собственность как особую форму, отличную от частной собственности. В отношении этой собственности не действовали ограничения, устанавливаемые для частной собственности. Собственностью кооперативных организаций могло быть всякого рода имущество наравне с частными лицами, а также кооперативным организациям могли принадлежать предприятия с неограниченным числом работающих на них в отличие от частных предприятий (ст.57 ГК). В соответствии с общей задачей реализации ленинского кооперативного плана советское гражданское право создало юридический режим для кооперативной собственности и стимулировало её рост. Гражданское право разработало юридические формы, посредством которых кооперативная собственность ближе связывалась с государственной.
    Наряду с государственной и кооперативной собственностью закон выделял частную собственность, имевшую три формы: единоличную собственность физических лиц; собственность нескольких лиц, не составлявших объединения (общая собственность); собственность частных юридических лиц. Предметом частной собственности в соответствии со ст.54 ГК  могли быть: немуниципализированные строения, торговые предприятия, предприятия промышленные с числом работающих,  не  более  10, при наличии двигателя и не более 20 при ручном производстве, орудия производства, ценности, не воспрещенные законом к продаже товары, предметы хозяйства и домашнего обихода и всякое имущество, не изъятое из частного оборота. Собственнику принадлежало в пределах, установленных законом, право владения, пользования и распоряжения имуществом. 

     В нормах Гражданского кодекса юридически закреплялась основа общества – государственная  социалистическая собственность5.
     ГК  своими нормами закреплял в руках  социалистического государства  командные высоты в экономике. К  числу этих норм относились ст.17 о монополии внешней торговли, статьи, определявшие круг важнейших объектов права государственной собственности (ст.21,22,53), положения, обеспечивавшие особую защиту этого права (ст.76), направленные на обеспечение сохранности государственного имущества (ст.159, 164), на защиту государственных интересов (ст.101,407 и др.).
     С первых же лет установления Советской  власти основной формой собственности  являлась государственная социалистическая собственность. Право государственной социалистической собственности стало основным и ведущим институтом советского гражданского права. Как правовой институт оно регулировало, с одной стороны, вопросы, возникавшие при соприкосновении государственной социалистической собственности с иными формами собственности, и, с другой стороны, вопросы, возникавшие внутри системы отношений государственной собственности.
     Регулируя первую группу вопросов, советское  гражданское право юридически обеспечило ведущее положение государственной  социалистической собственности по сравнению со всеми другими формами собственности. Стремление законодателя обеспечить государственный договорный интерес ясно проявилось в статьях ГК об убыточных для государствах договорах (ст. 30). При установлении факта «убыточности» договор расторгался. В качестве гарантии интересов стороны-государства вводился институт неустойки. Ряд других статей (ст. 1, 19, 364) также обеспечивал гарантии для государства.
     Закон непосредственно регламентировал  размеры договорных сумм (ст. 236 ГК), сроки договоров (ст. 153 ГК) и другие элементы обязательства. Многие объекты были изъяты из гражданского оборота (земля, леса, крупные предприятия и др.).
      Вторая  группа вопросов возникла главным образом  в связи с переводом государственных  предприятий на хозрасчет. ГК РСФСР закрепил начало их обособленности от государства и других государственных органов, установив, что эти предприятия выступают как самостоятельные юридические лица. Обособленность выразилась в вещном праве, поскольку государственным хозрасчетным предприятиям выделялось определенное имущество.
      Нормы права исходили из того, что государство – единый и единственный собственник всего своего имущества, включая и то, которое предоставлялось хозрасчетным предприятиям. Последние, не будучи собственниками, находились в особом роде правовом отношении с государством по поводу этого имущества. Правовое регулирование этой сферы исходило из принципа всемерного обеспечения стабильности таких отношений. Существование их не ограничивалось каким-либо сроком. Был установлен принцип, по которому ни один орган государства не был вправе прекратить эти отношения и изъять имущество. Данное право предоставлялось лишь вышестоящим административным органам.
      Поскольку хозрасчетное предприятие получало известную самостоятельность в распоряжении предоставленным ему имуществом (например, продавать свою продукцию), закон исходил их того, что само предприятие в определённых случаях могло односторонне прекратить эти отношения посредством акта отчуждения.
      Перевод государственных предприятий на хозрасчет составил основные условия для развития договорных обязательств. Договор стал основной формой обязательственно-правового опосредствования хозрасчета, нашедшей широкое применение во взаимоотношениях между государственными хозяйственными органами. Важнейшей стороной отношений между двумя хозрасчетными организациями стало сочетание плана и договора.
     Вещно-правовая основа деятельности хозрасчетного предприятия определила основные черты внутренней структуры государственной собственности. Они сохранились и на дальнейших этапах развития государственной  социалистической собственности. 

Ограничения частной собственности  и реализации частного предпринимательства 

     В.И. Ленин на четвертой сессии ВЦИК девятого созыва 31.10.1922 г., говоря о принятом Гражданском кодексе, указывал: «…мы и здесь старались соблюсти грань между тем, что является законным удовлетворением любого гражданина, связанным с современным экономическим оборотом, и тем, что представляет собой злоупотребления нэпом, которые во всех государствах легальны и которые мы легализовать не хотим». Ленин предлагал «расширить применение государственного вмешательства в «частноправовые» отношения»6.
     Чертой, характеризующей советское гражданское  право как новое, социалистическое право, должна была стать, по указанию В.И. Ленина, направленность против злоупотребления. Закон ограничивал объем и размеры права частной собственности (определение круга объектов, допускаемых в частную собственность, установление предельного размера частного предприятия, размера наследственной массы, получаемой частным лицом, размеров домовладения, торгового предприятия и т.п.).
      С отменой частной собственности  на землю, деление имущества на движимое и недвижимое упразднялось (ст.21 ГК).
      Точное  определение рамок, в которых допускается частнопредпринимательская деятельность, установление допустимых пределов частнокапиталистического оборота составляло одну из важнейших и специфических именно для советского гражданского законодательства особенностей первого ГК. Это проявлялось уже в том определении объема гражданской правоспособности, содержащегося в Кодексе, в ст.5 которого говорилось о возможности приобретать и отчуждать имущества «с ограничениями, указанными в законе», о праве организовывать промышленные и торговые предприятия «с соблюдением всех постановлений, регулирующих промышленную и торговую деятельность и охраняющих применение труда». В развитие этого принципа ст.54 ограничивала размеры предприятий, которые могли находиться в частной собственности, количеством наёмных рабочих, «не превышающим предусмотренного особыми законами», а ст.15 ставила под строгий контроль государства возникновение частных учреждений. Ряд правил, ограничивающих сферу деятельности частных предприятий, содержался и в иных нормах Кодекса (ст.ст. 18, 320 и др.).
      Весьма  существенно был ограничен Кодексом круг предметов, могущих быть объектами  частного оборота. Этому по сути дела были посвящены почти все правила  ГК об объектах прав (ст.ст. 20-24). Фактически эти правила изымали из частного оборота все важнейшие с народнохозяйственной точки зрения имущества. Было сказано, что они «не могут быть предметом частного оборота» (ст.21) либо «являются изъятыми из частного оборота и не могут быть отчуждаемы» (ст.22).
      В ГК были предусмотрены основания возникновения и прекращения обязательств. Кодекс строго определял порядок, условия и формы заключения договорных обязательств и последствия их нарушения. Эти условия определялись для каждого вида договоров: имущественного найма, мены, купли-продажи, подряда, дарения и др. При этом ограничивались возможности расширения частной собственности. Например, немуниципализированные жилые строения могли быть предметом купли-продажи при обязательном условии, чтобы в руках покупателя (и его супруга и несовершеннолетних детей) не оказалось более одного владения, а продавец и его семья могли отчуждать не более одного строения в три года (ст. 182 ГК). По договору займа взимание процентов допускалось не свыше 6% годовых, а начисление процентов на проценты запрещалось (ст.213 КГ) .
     Закон ограничивал также право частного собственника распоряжаться своей собственностью. Право сдачи в аренду собственником своего имущества до мая 1922 г. запрещалось или, во всяком случае, носило спорный характер. Домовладение, полученное по наследству, не могло отчуждаться, им можно было только пользоваться ( до 1923 г.). Пользование домовладением (сдача его внаем) также ограничивалось законом — были установлены нормы жилой площади, тарифы сдаточных цен, сроки сдачи. Закон использовал специальный термин «обладание» (ст. 56 ГК), означавший, что предмет, находящийся в частной собственности, не может вливаться в гражданский оборот, его нельзя продать или купить. 

Частнопредпринимательская деятельность разрешалась в строго определённых государством рамках, выход за пределы которых влёк за собой применение санкций ГК (недействительность сделок, возврат имущества и т.п.).
      Законодатель всячески подчеркивал, что имущественные права частных лиц (как физических, так и юридических) являются уступкой во имя развития производительных сил страны и должны быть подчинены общей идее о «господствующей роли социалистической собственности». В общей системе народного хозяйства относительно автономные частные хозяйства рассматривались не как замкнутые и обособленные единицы, а как части единого комплекса.
      С лета 1921 г. государство начало осуществлять меры по денационализации ранее экспроприированной у частных лиц собственности. В мае 1922 г. была приостановлена национализация частных предприятий. В июне 1924 г. ВСНХ дал разъяснение о допустимом числе рабочих, труд которых мог использоваться на одном частном предприятии (20 человек). Денационализация не получила широких масштабов. В ходе ее восстанавливались правовые институты, а не индивидуальные права бывших собственников. Создавались гарантии для вновь приобретенных прав, но запрещалось восстанавливать отмененные в ходе революции имущественные права.
      Закон и судебная практика признавали длительное фактическое владение имуществом более «законным», чем ссылки бывших собственников на их право собственности. Вместе с тем владение не рассматривалось как источник права собственности — во всех случаях для возникновения права собственности требовалось волеизъявление государства.
      Определенные льготы предоставлялись кооперативам, кустарям и арендаторам государственного имущества. Изъятия из общих правил распоряжения имуществом распространялись также на концессионные предприятия.
      В июне 1926 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «Об отчуждении государственного имущества», согласно которому бездействующие государственные предприятия могли отчуждаться кооперативным и частным организациям и лицам (размеры предприятий, отчуждаемых частным лицам, ограничивались).
      В период нэпа широкое распространение  получили договоры аренды и концессии, на основании которых государственное имущество передавалось в пользование частных лиц. ГК РСФСР ввел понятие концессии как разрешения, особого исключения из общего порядка. Предприятия, где число рабочих превышало установленное законом, а также сооружения общегосударственного значения могли стать предметом частной собственности лишь на  основе концессии. Частные предприятия в промышленности и торговле подлежали регистрации и действовали под контролем государства7.
   В это понятие включалось единство двух разнородных моментов: акта публичной власти (законодательной или административной), предоставляющего концессионеру особое право, и договорного соглашения государства с концессионером о праве пользования государственным имуществом. Договор возлагал на концессионера ряд обязанностей: вкладывать в предприятие определенный капитал, поддерживать предприятия на современном техническом уровне. Договор предусматривал преимущественную продажу продукции государству по обусловленным ценам, ограничивал право концессионера распоряжаться концессионным имуществом.
      Близким по характеру к договору о концессии был арендный договор на государственные промышленные предприятия. В июле 1921 г. постановление СНК регламентировало порядок сдачи в аренду и запретило одностороннее расторжение договора вне судебного порядка рассмотрения споров. Арендатору предоставлялось право сбывать продукцию предприятия на вольный рынок, договор мог предусматривать снабжение предприятия государственным сырьем. Вместе с тем на арендатора возлагался ряд обязанностей: договор определял, какие изделия и в каком количестве должен вырабатывать арендатор; определялась доля продукции, обязательная для сдачи государству; на арендатора возлагалась обязанность поддерживать предприятие на должном техническом уровне. Сроки жестко регламентировались, как и другие условия аренды (ст. 416 ГК).
      Общие условия, на которых заключались договоры, также регламентировались ГК. Статья 33 ГК признавала любой договор недействительным, если он заключался одной из сторон под влиянием «крайней нужды» и на невыгодных для нее условиях. Инициатива расторжения договора могла исходить не только от заинтересованной стороны, но и от госорганов и общественных организаций. Очевидна социальная направленность этой нормы.
На практике трудовые отношения в частном секторе хозяйства нередко маскировались в форму договора подряда или купли-продажи (с целью уклониться от норм КЗоТ, облегчить налоговое давление и т.п.). Судебная практика пошла по пути презюмирования трудового соглашения там, где разграничение трудовых и гражданско-правовых отношений представляло особую трудность. Это мотивировалось защитой прав трудящихся. Закон предусматривал ответственность частных лиц перед государством за некоторые действия, понимаемые как незаконные. Статья 129 ГК предусматривала ответственность арендатора государственного имущества за его «расточительство», ст. 130 карала частного контрагента за невыполнение условий договора; ст. 132 и 133 предусматривали ответственность нанимателя в случае нарушения им трудового или коллективного договора.
      Одной из особенностей обязательственного права стало применение статей Уголовного кодекса в качестве санкций за нарушение гражданских договорных отношений. В ряде случаев несоблюдение установленной законом формы влекло признание сделки недействительной. О последствиях несоблюдения договорных форм говорили ст. 71—84,101,137,153,162 ГК. Добросовестному контрагенту ГК гарантировал судебную защиту его имущественных прав (ст. 1, 2, 6 ГК). 

Гражданский процесс 

Осуществление нэпа, развитие гражданского оборота  настоятельно требовали усиления судебной защиты гражданских прав. НКЮ РСФСР  издает в январе 1923 г. временную инструкцию «Об основных нормах гражданского процесса». 10 июля 1923г. ВЦИК принимает ГПК, который вводился в действие с 1 сентября 1923г. ГПК РСФСР состоял из 5 частей, 36 глав и 316 статей. Гражданский процесс также основывался на началах устности, гласности и публичности производства, ведения дела на языке большинства населения данной местности. В необходимых случаях приглашался переводчик.
      Суд должен был стремиться к выяснению всех обстоятельств дела и не ограничиваться доказательствами, представленными сторонами.  Суд приступал к рассмотрению дела не иначе как по заявлению заинтересованной стороны. Прокурор был вправе как начать дело, так и вступить в дело в любой стадии процесса. Стороны по ходу процесса могли изменять основание иска, увеличивать или уменьшать свои исковые требования, могли вести дело в суде лично или через своих законных представителей.
     От суда зависело признание необходимым участие прокурора, в таком случае его участие являлось обязательным. На решение суда лицами, участвовавшими в процессе, могла быть подана кассационная жалоба в губернский или Верховный суд по принадлежности. Основаниями к отмене решения могли служить нарушение или неправильное применение действующих законов или явное противоречие решения фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. Регулировался порядок исполнения судебных решений и определений8.  
 
 

    УГОЛОВНОЕ ПРАВО И УГОЛОВНЫЙ  ПРОЦЕСС.
 
      Уголовный  кодекс Российской Социалистической  Федеративной Советской Республики 1922 года — первый советский уголовный кодекс, принятый 26 мая 1922 года на 3-й сессии IX съезда Советов. Вступил в силу с 1 июня 1922 года. С изданием УК РСФСР 1922 г. было в основном завершено построение советского социалистического уголовного права, начатое с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции. Многочисленные, и подчас весьма важные, позднейшие дополнения и изменения советского уголовного законодательства как общесоюзного, так и союзных республик можно рассматривать как дальнейшее усовершенствование советского уголовного права.   Действующее советское уголовное право в основном воспроизводит, конечно, с рядом существенных изменений, дополнений и уточнений главнейшие нормы Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. Основными источниками Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. являлись советское уголовное законодательство и судебная практика революционных трибуналов и народных судов 1917 — 1921 гг. Однако Уголовный кодекс 1922 г. не был ни воспроизведением норм декретов или выводом судебной практики, ни даже простой их переработкой.
      Создание Уголовного кодекса было творческим процессом, в котором все предшествующее уголовное законодательство явилось только материалом. В процессе подготовки и издания Уголовного кодекса весь этот материал пересматривался и по существу и с точки зрения юридической его конструкции, причем многое отбрасывалось или вследствие непригодности, или же вследствие того, что норма была связана только с временными обстоятельствами.
      Уголовный кодекс РСФСР 1922г. состоял из введения и двух частей - общей и особенной и имел всего лишь 218 статей, четверть из которых относились к общей части. Это был один из самых коротких уголовных кодексов во всей мировой истории. Общая часть регулировала пределы действия кодекса, общие начала применения наказания, определение меры наказания, роды и виды наказаний и других
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.