Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Расследование карманных краж

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 07.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?

Содержание

 
Содержание
Введение
Глава I. История развития и современное состояние совершения карманных краж в России.
§ 1. Исторический генезис карманных краж в России
§ 2. Современное состояние карманных краж.
Глава II. Криминалистическая характеристика карманных краж и личности воров-карманников.
§ 1. Криминалистическая характеристика карманных краж
§ 2. Криминалистическая характеристика воров-карманников.
Глава III Расследование карманных краж
§ 1. Первоначальные следственные действия
§ 2. Последующие следственные действия.
Заключение.
Список литературы.
Приложения.              73
 


Введение

Актуальность темы исследования. Личная собственность людей охраняется всей системой общественных отношений, в том числе и нормами уголовного права.
Одна из форм посягательства на личную собственность – тайное хищение чужого имущества (кража, ст. 158 УК РФ). Уголовная статистика последних трех лет свидетельствуют о тенденции увеличения количества имущественных преступлений, особенно краж личного имущества граждан. В структуре общей преступности по стране в период с 2008 по 2010 год кража занимает главенствующее место.
Разновидностью тайного похищения имущества являются кражи из одежды, сумок или другой ручной клади, а также срезывание часов, фотоаппаратов, мобильных телефонов и др., объединяемые в практике расследования понятием карманные кражи. Они представляют собой «нечто иное как атавизм профессиональной преступности в наших условиях»[1]. Именно в этом, прежде всего, заключается их общественная опасность. Карманные воры причиняют не только материальный ущерб отдельным гражданам. Являясь своеобразными хранителями преступных традиций еще времен царской России, они передают их части неустойчивой молодежи, заражая идеями «легкой жизни».
Карманники нередко способствуют переходу особо опасных преступников на нелегальное положение, снабжая их краденными документами. Некоторая часть воров специализируется на совершении краж у иностранцев, тем самым дискредитируется наше государство, вызывая нежелательный резонанс за рубежом.
Следует учитывать, что количество зарегистрированных карманных краж не всегда полностью отражает действительную картину, поскольку многие потерпевшие не замечают действий карманного вора, а обнаружив пропажу денег или кошелька, ошибочно полагают, что потеряли их. Лица, обратившиеся в милицию по поводу исчезновения у них из карманов или из сумок денег либо вещей, нередко не могут точно и убедительно указать обстоятельства преступления и приметы преступников. Поэтому отдельные работники милиции подчас ставят по сомнение факт кражи и незаконно отказывают в возбуждении уголовного дела либо вообще не принимают заявления. Как правило, регистрируются лишь те случаи, когда карманный вор пойман с поличным. Вместе с тем опыт работы лучших следователей убедительно доказывает, что правильное и умелое использование приемов расследования, разработанных криминалистикой, возможностей уголовного розыска и других служб органов внутренних дел обеспечивает успешное раскрытие карманных краж.
Анализ статистических данных по городу Рязани и Рязанской области за период с 2007 года по 2010 год, подтверждает, что проблема борьбы с карманными кражами приобрела актуальный характер. С каждым годом процент раскрытия данного вида преступления снижается. И если в 2008 году по Рязанской области этот показатель составил 54,5%, то в 2010 году процент раскрытия снизился до 8,5%, притом, что количество карманных краж из года в год увеличивается. 
Это объясняется тем, что борьба с карманными кражами сопряжена со значительными трудностями. Длительное совершенствование одних и тех же преступлений закономерно вырабатывает у этой категории преступников специальные воровские приемы, устойчивые профессиональные навыки. Поэтому борьба с кражами из карманов является делом довольно сложным, требующим особых форм и методов, особого организационного подхода, специфических приемов, а также специальной подготовленности личного состава.
Борьба с преступлением против личной собственности составляет важную задачу органов внутренних дел. Однако еще не всегда она осуществляется на должном уровне. И связано это, по нашему мнению, не только с трудностью расследования, но и слабым знанием отдельными следователями методики раскрытия этих преступлений; слабой организацией и технической обеспеченностью деятельности органов внутренних дел. В связи с этим ежегодно множество уголовных дел не находят разрешения.
Степень разработанности темы исследования. Вопросам изучения методики расследования карманных краж было посвящено значительное количество трудов таких ученых-юристов, как Алексеев А.М.. Болкин Р.С., Вайнгардт А., Владимиров В.А., Герасимов И.Ф., Голикова Л., Гуров А.И., Карпец И.И., Макаренко Е.И., Осин В.В., Ратинов А.Д., Романов С., Самуйлов В.П., Утесовский Б.С., Федоров Ю.Д., Якимов И.Н.
Несмотря на это, проблема карманных краж требует своего дальнейшего научного осмысления и практического разрешения. Тот опыт расследования карманных краж, который обобщен в имеющихся литературных источниках, в некоторой мере устарел. Ведь вместе с изменениями, произошедшими во всех сферах общества, изменяются и совершенствуются методы воровской тактики.
Целью настоящей дипломной работы является, систематизация, закрепление и расширение теоретических знаний автора в сфере борьбе с преступностью, в частности, по раскрытию карманных краж, а также разработка научно обоснованных рекомендаций по организации и тактике раскрытия и расследования карманных краж.
Содержание указанной цели обусловило постановку и решение следующих основных задач:
- определить истоки возникновения карманных краж;
- сформировать по статическим данным современное состояние таких категорий краж;
- изучить механизм совершения краж из карманов и на основе этого сформировать их криминалистическую характеристику;
- изучить личность воров-карманников и на этой основе сформировать их криминалистическую характеристику;
- исследовать теорию и практику производства следственных действий, направленных на формирование доказательственной базы по данной категории дел, выделить их особенности.
Объектом исследования является преступная деятельность карманного вора и деятельность следователя и иных уполномоченных лиц по расследованию данного вида преступлений.
Предмет исследования составляют – закономерности механизма совершения карманных краж и их расследования.
Методологическую основу составляют: общенаучные и конкретно-прикладные методы познания. В процессе исследования использовались научные достижения в области оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, криминологии, юридической психологии и других отраслей права.
Методика исследования данной темы построена на основе изучения и анализа положительного опыта борьбы с преступностью, действующих нормативно-правовых актов, специальных и других литературных источников, в которых рассматриваются вопросы раскрытия и расследования карманных краж.
Источниковедческая основа исследования. Настоящее исследование основывается на изучении и использовании научно-монографического материала, а также на анализе соответствующих источников права, а именно: Конституции, законов, действующего уголовного, уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и иного нормативного материала, относящегося к предмету исследования.
При подготовке дипломной работы были использованы материалы следственной практики по делам о карманных кражах, статистические данные информационного центра УВД Рязанской области, а также опросы сотрудников полиции.
Надо заметить, что, несмотря на перечень имеющихся литературных источников по проблемам расследования карманных краж, теоретического материала явно не хватает.
Объем работы и ее структура. Работа состоит из введения, трех глав, шести параграфов, списка литературы, приложений.
Общий объем работы составляет 74 страницы машинописного текста.


Глава I. История развития и современное состояние совершения карманных краж в России.

§ 1. Исторический генезис карманных краж в России

Историю развития карманных краж мы хотели бы начать с истории возникновения карманов.
Встретились как-то два знакомых карманника, и один, увидев у другого целую пачку новеньких журналов мод, спрашивает: «Вась, а зачем тебе столько журналов мод? Неужто решил приодеться по последнему крику?» Второй, наставительно: «Да мне вся эта мода вообще не интересна! Но должен я знать, какие в следующем сезоне у людей карманы будут?»
«Некоторые историки и модельеры склонны считать, что первые карманы на мужской одежде появились в период XV-XVI веков. А модными они стали по прихоти французов. И не какой-нибудь придворный модельер, а сам король Людовик XIV приказал портным нашить эти детали на полы своего кафтана. Карманы в то время выполняли чисто декоративную функцию…
Что касается сумочек, которые также с незапамятных времен притягивали взоры уголовного элемента, то они были изобретены гораздо раньше, чем карманы. По одной из версий, тевтонские рыцари, возвращаясь из крестовых походов, дарили своим дамам сердца красивые мешочки, напоминающие не то сумочки, не то кошельки…
В России мода на карманы приходила, уходила и снова возвращалась. На страницах газет, посвященных моде, журналисты не забывали информировать читателей, где рекомендуется в новом сезоне носить мелкие вещи и деньги. Иногда это были карманы, иногда – сумки, портмоне, миниатюрные мешочки – котомочки (нынешние барсетки).
Что касается нашего времени, то оно карманы отнюдь не упразднило, наоборот, придало этим деталям одежды большое значение, помещая их не только на традиционных местах – на жакетах, пальто, по бокам брюк, но и украшая ими штанины, рукава и юбки – снизу доверху. И надо заметить, что появление огромного количества карманов радовало не один отъявленных модников, а и преступников, мастеров «карманной тяги». Конечно, модельеры тут же спохватились и, чтобы хоть немного обезопасить деньги и ценные вещи потребителей от посягательства криминального элемента, рекомендовали карманы на «молниях» и кнопках, конструировали их в самых потайных местах одежды. Но тщетно… Каким бы ни был карман, внутренним или внешним, с кнопками или на завязках, он всегда притягивал к себе охотников за его содержимым. Это среди обывателей карман называется только карманом и ничем другим. А у воров он имеет добрую дюжину названий. И «ширма» - самое распространенное. Воры из центральных регионов России могут назвать карман – «зеп». Старый вор-профессионал употребит слово «кишеня»[2].
Об истории карманного воровства стоит поговорить более подробно. И если со временем возникновения карманов и сумок все более-менее ясно, то сказать, когда появилась мода чистить чужие карманы, мы не беремся. В конце концов у нас появилась версия, что профессионально опустошать чужие карманы стали задолго до того, как были изобретены деньги. «Достаточно вспомнить, как библейский царь Иаков примерно таким нехитрым способом приобрел себе в молодости первородство у своего брата Исава. И пошло – поехало. Карманников, как и тараканов, не смогла вывести ни одна эпоха.
Можно также предположить, что «карманное движение» как вид преступной деятельности в России стало активизироваться с возведением новых и расширением старых городов. Развитие торговли, транспорта и разных промыслов не только подстегивало активность карманников, но и способствовало разделению воров на специализации. Одни промышляли на торгах и ярмарках, другие на улицах, третьи кормились от пассажиров и путешественников.
По дорогам между селами и городами ходили не только отъявленные разбойники, но и, казалось бы, безобидные скоморохи.
Большие ватаги – от десятка до сотни человек – плясали, шутили, увеселяли народ. Но ремесло их процветало вовсе не из-за пожертвований на самодеятельность. Увеселять-то они увеселяли, но и при каждом удобном случаи норовили стянуть со двора то, что плохо лежит.
Особо усердствовали блуждающие музыканты и песенники во время городских праздников. Местами для представлений становились улицы и рынки. И пока стар и млад наблюдали за скоморохами, многие оставались без узелков и кошельков. Уж не скоморохи ли стали первыми карманниками на Руси?»[3].
Термин «карманные кражи» в русской юридической литературе появился сравнительно недавно – в середине XIX столетия. До этого времени в отечественном уголовном праве тайное похищение именовалось «татьбой». Термином «воровство» тогда обозначалось всякое преступление, подобно тому, как в «Русской правде» родовым названием всех правонарушений была «обида». Более того, противоправное изъятие денег, ценностей и других предметов из карманов не относилось к краже, а квалифицировалось как мошенничество. В основе же квалифицирующего признака лежал не обман, а ловкость. «Есть основания думать, - писал видный русский правовед Л. Белгориц-Котляревский, - что ловкая кража, главным образом карманная, в народных и юридических воззрениях XVII отмечалась именем мошенничества»[4].
От других представителей преступного мира дореволюционной России карманных воров отличало своеобразие и глубина асоциальных традиций, уходящих в прошлое, жесткая кастовость и воровской профессионализм.
Начиная с XVIII века, для занятия преступным ремеслом, которое было для них либо основным, либо побочным источником существования, воры-карманники объединялись в преступные организации (шайки), имеющие общую кассу («котел») и главаря («пахана»). Гораздо реже воры действовали в одиночку. Воровские сообщества характеризовались сплоченностью, кастовостью, имели свои «законы», мораль, обычаи, специальный жаргон, знание которого было неотъемлемым признаком принадлежности к преступному миру.
Карманные воры, как правило, специализировались на своем «ремесле» и поэтому редко совершали другие преступления. Исследуя в начале века обычаи и нравы сахалинской каторги и ее обитателей, известный журналист того времени В.М. Дорошевич приводит слова одного мастистого карманного вора, незаконно обвиненного в убийстве: «Помилуйте! Зачем я стану убивать, когда я прирожденный карманник! Вы всю Россию насквозь пройдите, спросите, может ли карманник человека убить… Да вам всякий в глаза расхохочется»[5].
Кражи в основном совершались в трамваях, железнодорожных вагонах, на рынках, вокзалах, в церквях, а также в толпе во время похоронных процессов и публичных казней.
Наиболее распространенными способами их совершения являлись порез карманов и кража при помощи прикрытия («ширмы»). В качестве орудий преступлений воры использовали щипчики для среза цепочек и часов, пинцеты, крючки, крошечные лезвия, вставленные в кольца или браслеты. Ширмой служили плащи, газеты, цветы, портфели и т.п.
Методика совершения краж была самой разнообразной. Наибольшей изобретательностью отличались «щипачи», в арсенале которых, например, встречались методы «фальшивой руки» и «уличения в измене». Первый заключался в том, что преступник освобождал рукав пиджака, набивал его чем-нибудь упругим и прикреплял перчатку. На бутафорию обычно вешался плащ. Свободной же рукой движением из-под пиджака он совершал кражу. Во втором случае орудовала пара, причем первую скрипку в спектакле, который преступники разыгрывали прямо на улице, играла женщина. Сценарий этого спектакля разворачивался обычно по такой схеме: преступница под различными благовидными предлогами (например, обращаясь с просьбой показать улицу) знакомилась с прилично одетым мужчиной и затем делала все для того, чтобы оказаться в его объятиях (падала в обморок, бросалась ему на шею с благодарностями и т.п.); как только это получалось, тут же появлялся сообщник воровки, изображающий ревнивого и разгневанного мужа. Преступника «в страхе» убегала, унося с собой то, что успела вытянуть из кармана доверчивого прохожего.
В XVIII-XIX века карманников, пойманных на месте преступления, не тащили сию же минуту в тюрьму, а затем в суд, как было ранее. Теперь всякий городовой, не покидая места преступления, был уполномочен куском мела нарисовать круг с крестом на спине вора, выдать ему метлу и заставить мести мостовую в том же месте, где обнаруживалась кража.
«Таких метельщиков особенно много скапливалось в праздничные дни, когда обыватели толпами осаждали торговые заведения; тогда между ними шныряли воры – мужчины и женщины, иногда шикарно одетые. И вот эти-то франты и шикарные дамы с метлами в руках и с крестами, намеленными на спинах дорогих бурнусов, под которыми они прятали украденный товар, особенно вызывали остроты и шутки простолюдинов. Вокруг воров устаивалось целое гулянье, и это всенародное позорище обыкновенно длилось до сумерек, после чего воров, если их в одном месте оказывалось несколько, за руки связывали одной веревкой, за конец которой держался городовой и вел их в часть. Там они ночевали в кутузках, а на утро им снова давали метлы, и они уже мели мостовую у казенных учреждений данной части, а по окончании этой работы заносились в списки воров и отпускались по домам»[6].
Особые трудности для полиции царской Росси представляло разоблачение так называемых «марвихеров» - международных карманных воров, считавшихся элитой преступного мира.  Воры этой категории  имели, как правило, несколько фамилий, свободно объяснялись на многих языках и крали исключительно у богатеев. Именно поэтому полиция разных стран вела с ними активную борьбу, объединяя свои усилия, создавая специальные дактилоскопические картотеки на «марвихеров».
Однако в те дореволюционные времена среди общественности складывалось мнение, что карманники – далеко не самая уважаемая и престижная в воровской среде «профессия». Много ли положишь в карман? То ли дело «домушник» или «медвежатник», которые за один «скок» могли взять несметное богатство. Но сами карманники и сыщики, которым по долгу службы приходилось с ними «общаться», так не считали. Наоборот «щипачей» и «марвихеров», «съемщиков» и «бачкистов» в негласных списках относили к высшей аристократии преступного мира.
Секреты воровского ремесла передавались преступниками из поколения в поколение. Причем в России «преподавание» воровского ремесла отличалось практическим уклоном. Например, в Англии и Франции основал карманного дела обучались на специальных манекенах, в одежде которых было множество разнообразных карманов, а также маленькие колокольчики. Верхом мастерства считалось умение расстегнуть и застегнуть одежду с молниеносной быстротой и так, чтобы ни она, ни манекен не пошевелились, а колокольчики не зазвенели. И если небезызвестный Картуш, оставивший яркий след в истории преступного мира Франции, пользовался только манекенами в обучении своих учеников[7], «профессора» воровского мира России показывали «тут же на площади, с какой ловкостью надо это сделать: вынимали у проходящих из карманов табакерку, нюхали табак и клали ее снова в карман проходящего, а тот шел, ничего не замечая»[8].
На начальном этапе своего существования Советскому государству пришлось выдержать бешеный натиск не только со стороны своих внешних и внутренних политических врагов, но и со стороны во много раз разросшегося за счет недобитых банд, беспризорности, а также амнистированных Керенским в марте 1917 года уголовников преступного мира. Значительную часть представляли карманные воры.
В начале 20-х годов распространенность карманных краж достигла значительных размеров. Однако до 1925 года организованной, целенаправленной борьбы с карманниками практически не велось – у государства на это не хватало ни времени, ни сил. «Карманные краж раскрываются тогда, - писал И.Н. Якишов, - когда потерпевший сам удерживает вора»[9].
Следует отметить, что с большим размахом действовали карманные воры в условиях НЭПА, пополнив свой арсенал новыми видами и способами краж. В частности, появилась совершенно новая категория карманников – «банковские воры», действовавшие группой в два-три человека. Изысканно одетые, они приходили в помещение банка, высматривая получателя кредитов и начинали «работу»[10]. Кража обычно совершалась с помощью разреза дна портфеля бритвой.
Другая категория воров («хевра»), тоже действуя группой, орудовали в многолюдных местах. Эти преступники искусно организовали имитированные скандалы или драки («понты»). Пока часть воров делала «понт», их сообщники очищали карманы любопытных.
Третья – занималась кражами с помощью дрессированных собак, которые по сигналу вора набрасывались на прохожего и сбивали его с ног. Поднимая его, вор одновременно совершал у перепуганного человека кражу.
Карманных воров классифицировали тогда как по способу совершения преступлений, так и по занимаемому в воровской среде положению. Например, московским уголовным розыском воры подразделялись:
а) «стрелки» - нищие воры;
б) «хламидники» - базарные воры;
в) «ширмачи» - крадущие под ширмой;
г) «гастролеры» - опытные воры, действующие в разных местах;
д) «марвихеры» - воры наивысшей квалификации;
е) «хипесников» - воры, действующие с помощью напарниц;
ж) «морушников» - крадущие в толпе во время похорон.
Однако, как отмечал М.Н. Гернет, эта установленная уголовным розыском классификация воровского преступного мира не имела исчерпывающего значения. Сами воры-профессионалы «дифференцируют» себя значительно подробнее и кроме перечисленных групп знают еще и многие другие[11].
С построением социализма в нашей стране произошли заметные изменения в структуре преступности. Не минули они и карманных краж. Во-первых, сократилось количество самих преступлений. Во-вторых, под воздействием социально-экономических факторов и, безусловно, благодаря активизации работы набирающих силу и опыт аппаратов уголовного розыска стали распадаться наиболее устойчивые и опасные воровские сообщества, ликвидироваться возможные притоны и «малины». Утратили значение центров преступного мира такие традиционно подвластные влиянию уголовщины места, как московские Хитров и Сенной рынки, Марьина Роща и др. Напрочь исчезли наиболее изощренные разновидности карманных краж: «уличение в измене», «банковские покупки», кражи с использованием дрессированных собак и т.п.
В тоже время кражи с помощью технических средств и «под ширмой» оставались неизменными. По-прежнему сохранялась воровская иерархия с самыми разнообразными разновидностями групп. Правда, они вынуждены были приспосабливаться к реальной обстановке, действовать более конспиративно. Впрочем, это же явление отмечается по отношению к другим видам профессиональных преступников.
В конце Отечественной войны и особенно в первые послевоенные годы уровень карманных краж вновь резко возрос[12]. Карманники, оказавшись в условиях, характерных для восстановительного периода, как бы ожили. Однако былого размаха, присущего их деятельности в 20-30-х годах, достичь было им уже не суждено.


§ 2. Современное состояние карманных краж.

Говоря о состоянии современной преступности, следует отметить, что прослеживается тенденция возрастания количества преступлений. Согласно Сведениям о преступлениях, предварительное следствие по которым не обязательно за 2008 год было зарегистрировано всего  1522432 преступлений, причем краж – 701253; из них краж из одежды, сумки и другой ручной клади, находившихся при потерпевшем составило 33891 преступлений. Уже к 2010 году количество зарегистрированных преступлений возросло до 2176903. Из них краж – 1220485, причем карманные кражи составили 94057 преступлений. Таким образом, произошел рост количества совершения карманных краж. Причем раскрываемость данного вида преступления уменьшается. Если в 2008 году было раскрыто 49% карманных краж, то в 2010 году – 21,6% преступления.
Мы хотели бы рассмотреть статистику карманных краж по Рязанской области за период 2007-2010 года.
За 2007 год всего Рязанской области было зарегистрировано 14 карманных краж. Из них: по городу Рязани – 10 преступлений, причем по Московскому району только 1 карманная кража; по сельской зоне – 4 преступления. Разрешено было 6 карманных краж по области и все в городе Рязани; % раскрытия составил 54,5.
В 2008 году было зарегистрировано по области 50 карманных краж. По городу Рязани – 26, причем больше всего в железнодорожном районе (13); по сельской зоне – 24 преступления. Всего по области было разрешено 15 преступлений. Из них 6 – по городу Рязани и 9 – по сельской зоне. Процент раскрытия преступлений составил 31,9.
За 2009 год по области было зарегистрировано 56 карманных краж. Из них в городе Рязани – 25 преступлений, причем меньше всего в советском районе; по сельской зоне – 31 карманная кража (больше всего в сасовском районе-6 преступлений). Всего по области разрешено 14 карманных краж: по Рязани -7, по сельской зоне-7. Процент раскрытия таких преступлений - 26,9.
За 2010год зарегистрировано по области 471 карманная кража: по городу Рязани-397 преступлений, причем в московском районе-168 карманных краж, по сельской зоне -74 преступления (больше всего так же в сасовском районе-12 карманных краж). Разрешено было 31 преступление: по Рязани- 14, по сельской зоне-17. Процент раскрытия составил 8,5.
Таким образом, из вышесказанного можно сделать вывод:
- с каждым годом количество карманных краж увеличивается; особенно с 2007 годом таких краж в 33,6раз стало больше;
-в городе таких краж совершается большее количество, чем в сельской зоне. Специфические условия городов, связанные с наличием коммунального транспорта, мест большого скопления людей, крупных торговых предприятий, облегчают возможность совершения карманных краж»,- отмечает И.И. Карпец[13].
-раскрываемость карманных резко падает; по сравнению с 2007 годом в 2010 году процент раскрытия таких преступлений в 6,4раз меньше.
Надо заметить, что карманные кражи отличаются высокой степенью латентности, которая создается как естественно, так и искусственно. В первом случае – за счет того, что потерпевший не обращается в органы внутренних дел, полагая, что утерял деньги, во втором – в силу того, что сотрудники милиции, не располагая достаточными данными, свидетельствующими о факте преступления, либо вообще не регистрируют заявление, либо отказывают в возбуждении уголовного дела, порой необоснованно.
Современные карманные воры не объединяются, за небольшим исключением, в устойчивые шайки и организации. Анализ практики свидетельствует, что они чаще действуют в одиночку, реже орудуют в составе небольших, по два-три человека, групп. Правда, встречаются так называемые воровские «бригады», объединяющие до 6 преступников. Наиболее устойчивые группы – это те, члены которых связаны родственными узами (брат с сестрой, жена с мужем, мать с дочерью и т.п.). Особенно это ярко выражено у лиц цыганской национальности, которые, как показывает практика, иногда воруют целыми семьями.
Некоторой спецификой характеризуются воровские группы, руководимые рецидивистами. Во-первых, члены таких групп, как правило, скрывают свои связи, действуют очень тонко, соблюдают глубокую конспирацию. Они хорошо осведомлены о приемах личного сыска и, прежде всего, чем начинать «работу», изучают окружающих, стараясь выявить среди них работников милиции. Во-вторых, преступления ими готовятся заранее (выбор места, времени, жертвы), роли каждого распределяются в зависимости от способностей того или иного члена шайки. Сами рецидивисты стараются не быть в роли непосредственных исполнителей кражи, они определяют себе обязанности побезопаснее (например, прием похищенного), чтобы в случае неудачи не попасть в руки милиции с поличным.
Практика показывает, что некоторые рецидивисты формируют свои преступные группы из несовершеннолетних, а также из людей, страдающих психическими заболеваниями, - т.е. из тех, кого проще прельстить рассказами о «красивой жизни» вора-карманника, о его привилегированном положении в преступном мире.
Для того, чтобы можно было более эффективно использовать силы и средства в борьбе с карманными кражами, надо четко представить, где, когда и какими способами они совершаются наиболее часто.
К традиционным местам совершения карманных краж относятся рынки, крупные магазины, особенно универмаги, супермаркеты и т.п. – в них происходит свыше половины карманных краж.
В крупных городах в последние годы наметилась тенденция перехода карманных воров на городской транспорт. Это подтверждается нашими опросами работников милиции. Однако процент разоблачения карманных воров на городском транспорте низкий. Это объясняется такими трудностями: перегруженность, недостаточная обеспеченность сотрудников милиции автотранспортными средствами и средствами маскировки.
Кроме того, в ходе опроса выяснили, что по времени совершения карманные кражи распределяются примерно так: с 7 до 12 часов – 25%; с 15 до 21 часа – 50%. Остальные кражи – с 12 до 15 часов и так называемые «ночные».
По дням недели распределение карманных краж выглядит следующим образом: больше всего такие кражи совершаются в будни, особенно в четверг и пятницу; на выходные приходится мало таких преступлений: суббота – ? 10%; воскресенье – ? 5%. В годовом календаре преступлений «основная масса их падает на летние месяцы. Вышенаписанные также подтверждается опросом сотрудников милиции.
По способу совершения карманные кражи подразделяются на квалифицированные и простые. К первым относятся кражи, совершаемые с применением технических средств – опасных и безопасных бритв, ножниц, медицинских пинцетов (специально приспособленных), крючков, щипчиков и т.п. Ко вторым относятся все виды краж, совершаемых под ширмой и без таковой – «свободным» доступом.
Правда, за последнее время, воры, приспосабливаясь к современным условиям, сами начали отказываться от своих инструментов, которые при задержании могут служить дополнительными уликами, помогать следствию успешно закончить дело. Кроме того, на сокращение числа квалифицированных краж несомненно повлияло значительное увеличение парка городского транспорта: в метро, автобусах, троллейбусах стало свободнее, появилось большое количество маршрутных такси, а применение используемых карманниками технических средств, особенно для разреза одежды, возможно лишь большой скученности людей.
Говоря об изменениях в структуре преступности, еще И.Н. Якимов отмечал: «даже карманные воры и магазинные «городушники» и те не довольствуются более старыми способами и прибегают к трюкам»[14]. Современные карманные воры также «не отстают от времени». Они постоянно применяют методы воровской тактики, учитывая психологию отдельных слоев населения, все больше прибегая к сращиванию способов тайного похищения с элементами обмана.
В последние годы, например, получил определенное распространение так называемый метод комбинированной кражи, характеризующийся сочетанием разнообразных воровских и мошеннических приемов.
Обычно группа воров, действующих этим методом, состоит из четырех-пяти человек. Несколько участников группы выезжают в другую местность, где подыскивают состоятельного человека, желающего купить что-то из дорогостоящих товаров. Один из преступников знакомится с таким человеком, заводит с ним доверительные отношения и затем предлагает свое содействие в приобретении товара (может предложить, например, за более низкую цену и т.п.). Для этого вор дает своему новому знакомому иногородний адрес «нужного» человека, а то и «рекомендательное» письмо. Оказывается, что для совершения покупки ехать надо немедля. Преступник провожает покупателя до вокзала и там передает его «под опеку» своим сообщником. Дальнейшее зависит от их ловкости. Обычно покупателя обирают еще в дороге. Но иногда воры сопровождают свою жертву вплоть до магазина, где якобы можно купить нужный товар.
Изучение уголовных дел, опросы сотрудников милиции показали, что очень часты случаи кражи сотовых телефонов. Крадут их как из карманов, так и из сумочек. Основную категорию потерпевших (? 80%) составляют женщины. И это понятно. Во-первых, они не так опасны для вора и именно у них в большинстве случаев хранятся деньги, причем в сумочках, доступ в которые менее сложен, чем в карманы.


Глава II. Криминалистическая характеристика карманных краж и личности воров-карманников.

§ 1. Криминалистическая характеристика карманных краж

Кражей (ст. 159 УК РФ) признается тайное хищение чужого имущества. Особенности расследования краж определяются криминалистической характеристикой преступлений. Она представляет собой систему наиболее существенных, типичных особенностей, свойств и отношений, служащих ориентиром в выяснении характера, механизма и условий образования следов конкретного преступления, выборе направления расследования, а также в установлении обстоятельств происшедшего.
Другими словами – «это совокупность сведений о таких общих признаках, обстоятельствах и иных характерных чертах определенного вида (группы) преступного деяния, которые имеют важное организационное и тактическое значение для расследования»[15].
Содержание криминалистической характеристики карманных краж определяют:
- распространенность и общественная опасность этого вида преступлений;
- типологические особенности личности карманных воров;
- характерная обстановка совершения преступления;
- способ совершения кражи;
- временной и пространственный факторы, связанные с преступными действиями;
- типичные следственные ситуации, возникающие при расследовании.
Карманные кражи – один из наиболее распространенных способов преступного завладения личным имуществом граждан. Его общественная опасность обусловливается тем, что, во-первых, кражи причиняют людям материальный и моральный ущерб; во-вторых, они осуществляются лицами, стремящимися жить за счет труда других.
Важным элементом криминалистической характеристики карманных краж, влияющим на содержание первоначальных следственных действий и тактику их проведения, являются типологические особенности личности преступника. Значительное число карманных воров имеет относительно низкий образовательный и культурный уровень. Большая часть из них, как правило, нигде не работают, другие, чтобы не вызывать подозрений по поводу источников существования, время от времени устраиваются на работу. Характерно, что среди этой категории преступников преобладают мужчины.
Квалифицированные карманные воры наблюдательны, хладнокровны, дерзки и ловки. Перед совершением краж они не употребляют спиртных напитков, чтобы не привлекать к себе внимание окружающих запахом алкоголя.
Кражи они совершают обычно в местах скопления граждан (возле касс, в зрелищных предприятиях и магазинах, на городском транспорте, вещевых и продуктовых рынках и т.п.). Нередко преступники искусственно создают ситуацию, облегчающую совершение кражи: подталкивают людей при посадке в городской транспорт, толкаются возле прилавки, чтобы отвлечь их на необходимое время. Иногда, пользуясь произошедшим скандалом или дракой, они подобным образом действуют в толпе собравшихся людей. Нам известны случаи карманных краж, совершенных во время примерки гражданами одежды в магазинах. На городском транспорте кражи обычно совершаются на передних или задних площадках, где наблюдается наибольшее скопление пассажиров, во время посадки и уплаты ими денег за проезд (совершение кражи облегчает также то обстоятельство, что вор видит содержимое кошельков и где они хранятся).
Обычно карманные воры «специализируются» - одни на совершении краж возле касс, - другие – у прилавков магазинов, третьи -  в городском либо пригородном транспорте и т.д. Карманных воров можно подразделить на  местных и воров – гастролеров. Местные воры, как правило, воруют на определенной территории города, либо маршрутах общественного транспорта той местности, где проживают.
Гастролеры – чаще всего квалифицированные преступники – рецидивисты. Обычно они не задерживаются подолгу в одном пункте, а, пользуясь подложными документами, переезжают из города в город. Вместе с тем наиболее квалифицированные воры могут совершать кражи в одиночку.
Анализ практики показывает, что многие карманные воры применяют привычные приемы, направленные на подготовку, совершение и сокрытие кражи, осуществляемые «в определенное время, в определенном месте, а иногда с использованием необходимых орудий и средств». Этот комплекс действий получил в криминалистике понятие способа совершения преступления[16].
Наиболее распространены следующие способы совершения карманных краж.
Кража с прикрытием руки. Чтобы сделать незаметными для потерпевшего или окружающих его лиц момент совершения кражи, преступники прикрывают свою руку каким-то предметом (газетой, книгой, плащом и т.п.).
Кража с предварительным разрезанием верхней одежды, сумки, дипломата и т.п. Разрезы делаются небольшими острорежущими предметами 0 лезвием безопасной бритвы, монетой с остро отточенными краями, небольшим ножом и т.п. Некоторые преступники с такой целью впаивают в перстень кусочек лезвия безопасной бритвы. Часы, фотоаппараты, сотовые телефоны срезаются обычно ножницами либо кусочками.
Простая кража. В этом случае вор приближается к человеку в плотную и незаметно ощупывает его карманы для того, чтобы узнать, где находится кошелек или бумажник. Затем, оттянув материал кармана снаружи, вынимает содержимое.
Чтобы кошелек или бумажник в момент кражи не выскользнул из руки, опытные воры иногда натирают пальцы порошком канифоли. Некоторые из них для извлечения кошельков из глубоких карманов успешно применяют медицинские и фотографические пинцеты. Украв деньги или какой-либо предмет, вор стремится тотчас же отойти от потерпевшего либо незаметно передать похищенное своему сообщнику, затем быстро покинуть место кражи.
Великий криминалист Ганс Гросс писал: «Прочитывая о деяниях знаменитых карманных воров всех времен и стран, например Луи Доминика Картуша, Дугласа, Джина Галя, Реба Шасселя, Тома Тейлора, Иосифа Вейсмана, Симона Флетчера…, и, быть может, еще более выдающихся: Лизеля Гасснера, Мари Гоукинса, Анны Голландии, Анны Днбушь… (у денщин более развито чувство осязания; они более осторожны и более ловки, кроме того, они обладают руками меньшего размера) и многих других, мы приходим к убеждению, что каждым из них новый прием применялся только раз и во всяком случае до той поры, как только он стал известен почему – либо другим. Конечно, общая обстановка при совершении карманной кражи всегда бывает одна и та же: вор придает себе изящную или вообще неподозрительную внешность, производит в нужной степени наблюдения за своей жертвой, главным образом за тем, где находится бумажник с деньгами, - а это легко выяснить, если следить за тем, как намеченное лицо совершает покупки где-либо в магазине. Затем уже подстерегается надлежащий момент: если возможно, участник становится в назначенное место и старается сделать так, чтобы доступ к карману с бумажником был открыт, и этот последний тогда извлекается двумя пальцами (исключительно этим способом), которыми делаются как бы «ножницы».
Делать пальцами «ножницы», как еще объяснено Авэ-Лялеманом, значит или вытянуть всю руку и раздвинуть в одну сторону средний и указательный и в другую сторону – 4-й палец и мизинец или протянуть вперед указательный и средний пальцы, причем остальные, как ненужные, плотно прижимаются к ладони, затем рука вора, обращенная тыльной частью к телу потерпевшего, просовывается в карман таким образом, что карман отодвигается от тела для предупреждения всяческого прикосновения. Дотронувшись до бумажника, вор концами 3-го и 4-го или 2-го и 3-го пальцев схватывает его, и все искусство вора при этом заключается в том, чтобы схватить предмет «ножницами», то есть кончиками названных пальцев именно в момент, когда он находится между кончиками их так как дальнейшее проникновение в карман опасно даже на один сантиметр, ввиду увеличивающейся ширины руки. С другой стороны, вор не должен приступать к извлечению бумажника слишком рано, так как бумажник легко может выскользнуть из пальцев, и покушение будет открыто. Именно эта «ухватка» требует много подготовки, но зато опытный вор может схватить тяжелый бумажник столь же крепко, как и лист бумаги. Вот почему старый карманный вор только в том случае советует начинающему избрать эту специальность, если у него длинные и тонкие руки и в особенности если указательный палец его достигает длины среднего, так как в этом случае при изображении «ножниц» средний палец приходится сгибать лишь немного. Так, по крайней мере, разъяснял мне один замечательно ловкий карманный вор из Будапешта, который утверждал, что человек, не обладающий вышеуказанными качествами, никогда не сделается «хороший» карманным вором и лучше пусть даже не берется за это дело»[17].
Теперь мы хотели бы поговорить о временном факторе. Его следует учитывать при проведении профилактической работы. Анализ практики позволяет сделать вывод, что большинство карманных краж совершается в субботу и воскресенье, поскольку в эти дни, как правило, делаются закупки на рынках, в магазинах и т.п.
В рабочие дни недели большинство краж приходится на часы «пик», с 8 до 10 и с 17 до 20 часов, когда основная масса граждан пользуется городским и пригородным транспортом. То есть кражи совершаются при большом скоплении людей. Это позволяет преступникам, свободно передвигаясь с одного места на другое, использовать любой подходящий момент для совершения кражи.
В содержании криминалистической характеристики преступлений входит также следственная ситуация, под которой понимается конкретная обстановка, характеризующаяся совокупностью известных на данный момент расследования криминалистических черт и признаков расследуемого преступления. В результате ее оценки у следователя формируется представление о сущности происшедшего события и вытекающих из него следственных задачах.
Можно выделить несколько типичных ситуаций, которые определяют основные направления деятельности следователя по конкретному делу.
Ситуация 1. Возникает при наличии информации о краже и лице, ее совершившем, которое задержано на месте происшествия с поличным, либо вскоре после совершения преступления (например, при бегстве с места происшествия, при реализации похищенного), а также тогда, когда потерпевшие или свидетели узнают преступника.
Исходные данные о краже обычно не вызывают сомнений в наличии преступного события и позволяют следователю принять обоснованное решение. Поэтому его деятельность здесь направлена в основном на собирание и процессуальное закрепление имеющихся доказательств о причастности лица к совершению кражи (установление конкретных обстоятельств события, их исследование, оценку с целью получения новых данныхости лица к совершению кражи ()аправлена в основном на собирание и процессуальное закрепление имеющихся доказательств о причаст).
Ситуация 2. Она имеет место при совершении кражи, когда личность преступника установлена, но последний скрылся от следствия, в этой ситуации значительные усилия следователя направлены на сбор данных, наиболее полно характеризующих личность разыскиваемого, выявление его связей, установление возможного местонахождения либо появления преступника, принятие мер к задержанию разыскиваемого и доставлению его к месту ведения следствия.
Ситуация 3. Она возникает при отсутствии данных о лице совершившем кражу. На начальном этапе расследования в этом случае имеется очень мало информации, которой можно было бы оперировать для поиска преступника. В этой ситуации следователь должен прежде всего определить круг лиц, среди которых следует вести поиск преступника. Выдвигаются версии о круге лиц, среди которых может находиться преступник:
а) лицо, ранее судимое за аналогичные преступления;
б) ранее совершал преступления таким же способом;
в) является несовершеннолетним;
г) не имеет постоянного места жительства и работы;
д) принадлежит к какой-либо другой социальной группе.
При выдвижении этих версий следует учитывать способ совершения кражи, место, время, предмет преступного посягательства и другие обстоятельства.
Важную роль в расследовании краж играют косвенные доказательства. Применительно к предмету доказывания их можно условно разбить на три группы:
- событие преступления;
- субъективная сторона преступления (причастность подозреваемого к совершенной краже, формы вины, мотив преступления и др.);
- иные обстоятельства преступления (например, последствия кражи, причины и условия ее совершения и др.).
Значение доказательств третьей группы очевидно, и их установление, как правило, не вызывает существенных трудностей. Обнаружение же первых двух групп косвенных доказательств находится в прямой зависимости от знания следователем криминалистической характеристики карманных краж.


§ 2. Криминалистическая характеристика воров-карманников.

Карманные кражи совершаются самыми различными по возрасту людьми.
Мы возьмем статистические данные карманных краж по Рязанской области за 2007 – 2010 года[18].
В 2007 году по области было зарегистрировано 7 лиц, совершивших такие кражи. Причем в Рязани – 6 карманников, из них 4 лица ранее совершавших карманные кражи; в сельской зоне – 1 вор. Все они являются местными жителями. В основном кражи были совершены в возрасте от 18 до 49 лет.
В 2008 году по области зарегистрированы 12 лиц, совершивших карманные кражи: по городу Рязани – 5 (все местные жители), из них 3 вора ранее совершали такие кражи; по сельской зоне – 7 карманников (местных жителей всего 4 человека), 1 вор несовершеннолетний. Большинство преступлений было совершено в возрасте от 18 до 24 лет (3 лица) и от 30 до 49 лет (5 лиц). Также в городе Рязани одним карманником совершена кража в возрасте 50 лет и старше.
В 2009 году было зарегистрировано 20 воров-карманников: по Рязани – 12 лиц (все местные жители), из них 5 воров ранее совершали кражи такого рода; также было 3 несовершеннолетних вора; по сельской зоне – 8 карманников, из них 7 – местные жители, а также 4 лица, ранее совершавшие кражи; был 1 несовершеннолетний. Возраст воров в основном составил: 18-24 года (9 карманников); остальные лица распределены по другим возрастам. Также было 2 карманника старше 50 лет.
В 2010 году зарегистрировано 27 воров-карманников: по Рязани – 13 лиц (все местные жители); ранее совершивших – 9 воров, несовершеннолетних – 2 лица; по сельской зоне – 14 карманников (местных жителей – 13 лиц), ранее совершивших – 5 воров, причем несовершеннолетних было 2 лица. В основном кражи совершены в возрасте: от 18 до 24 (9 лиц) и от 30 до 49 (9 лиц); одно лицо старше 50 лет (по сельской зоне).
Из вышенаписанного сделаем вывод:
- с каждым годом число карманников растет;
- больше половины воров являются местными жителями, особенно в Рязани, все зарегистрированные лица – жители этого города;
- также большое число карманников, ранее совершивших кражи;
- возраст совершения карманных краж в основном распределяется от 18 до 49 лет. И это не случайно. Ведь с 18 лет, как утверждается психологами, происходит полное социальное становление личности. Возраст 25-49 лет – это период бури, натиска, работоспособности.
Можно заметить из вышенаписанного, что карманников старше 50 лет очень мало. Теоретики права давно заметили, что 50 лет – это рубеж, когда человек прекращает преступную деятельность.
Если разделять по половому признаку, то в процессе опроса сотрудников милиции, мы выяснили, что среди карманников преобладают мужчины. Женщины среди них меньше (? 20%), но говоря о них, следует иметь в виду одну особенность. Женщины – воровки делятся на две категории – на активных и на «тихушек». Последние могут заниматься кражами на протяжении длительного времени и не попадать в поле зрения милиции. К «тихушкам» в основном относятся вышедшие замуж и в связи с этим порвавшие преступные связи воровки. Прекратив активную антиобщественную деятельность, они тем не менее периодически воруют – причем преимущественно тогда, когда срочно требуются деньги на приобретение чего-либо из товаров дамского обихода. У мужчин подобная разновидность воров также встречается, но реже.
Также, судя по опросу работников милиции, среди карманных воров сравнительно большое количество инвалидов II и III групп. Для них характерны такие заболевания, как туберкулез (наиболее часто) венерические болезни.
Однако необходимо отметить, что указанные качества – это не врожденные, генетически заданные особенности физиологической структуры личности. Субтильность и различные заболевания у воров приобретаются в ранней юности, с началом преступной деятельности и всеми вытекающими из этого последствиями, так или иначе отрицательно влияющими на нормальное психофизиологическое развитие личности: пристрастие к спиртному и наркотикам, беспорядочные половые контакты, длительное пребывание в местах лишения свободы, частые нервные перенапряжения при совершении краж, доходящие порой до депрессии и т.п.
Постоянная потребность к наркотикам и спиртному является для многих воров причиной, побуждающей к совершению преступлений. Самые активные воры – это наркоманы. Однако, мы хотим заметить, что разгульный образ жизни, как показывает практика, притупляет реакцию преступника и снижает бдительность. А курение и переедание сказываются на чувствительности пальцев.
Еще одной отличительной чертой карманных воров является их небольшой по сравнению с другими категориями преступников рост. «Среди карманных воров не встретишь ни одного человека, имеющего рост свыше 180 см»[19].
Данное обстоятельство объясняется спецификой воровского ремесла, при котором любая броская черта внешности, в том числе и высокий рост, - непозволительная роскошь, мешающая «работать».
Интересно отметить, что и среди сотрудников милиции, специализирующихся на борьбе с карманными кражами, редко встретишь высокого человека. Сказывается специфика работы личным сыском.
В ходе нашего исследования материалов уголовных дел, и опроса работников милиции, из преступников высшего образования не имел никто, среднее специальное – 1,7%, среднее – 30%, незаконченное среднее – 12,9%, 9-летнее – 24,4%, начальное (5 классов) – 14,6% и низшее (1-4 класса) – 16,4%.
Приводя здесь эти цифры, хотелось бы отметить следующее обстоятельство. Некоторые криминологи в числе других причин, влияющих на активность преступного поведения, называют низкий уровень образования. И если по отношению к другим категориям преступников это бесспорно, то в отношении карманных воров, как видно, такие утверждения вряд ли имеют под собой твердую почву.
Воры-карманники, занимающиеся своим ремеслом постоянно. Редко заводят семьи. Влияет и длительное пребывание в местах лишения свободы.
Однако, мы хотим заметить, что карманник – не грабитель и уж тем более не убийца – мокрушник. Профессионал не представляет особой угрозы для жизни или здоровья человека.
Современный городской карманник – это не беспризорник в лохмотьях и рваной шапке, каких показывают в фильмах о Гражданской или Отечественной войне. И даже не виртуозный карманник по кличке Кирпич в приличном пиджаке и военной фуражке, которого многие могли видеть в фильме «Место встречи изменить нельзя». «Прикид» Кирпича по тем временам был если не модный, то весьма обыкновенный, не выделявший его из основной массы советских граждан.
Кстати, прототип Кирпича, вор-щипач Александр Прокофьев, скончался в Москве в начале 2000-х годов на 74-м году жизни. В преступных кругах его больше знали под кличкой Шорин. Именно деятельность этого карманника использовали братья Вайнеры при создании образа Кирпича в сценарии легендарного фильма. По данным Главного управления по борьбе с организованной преступностью, Прокофьев за карманные кражи был судим восемь раз. В общей сложности он провел в лагерях и тюрьмах более 20 лет. В последнее время считался лидером сокольнической преступной группировки. Скончался Прокофьев от хронических заболеваний. Попрощаться с великим карманником приехали многие авторитеты преступного мира России.
Нынешний городской карманник–профессионал может даже выгодно отличаться от окружающих граждан. Он модно одет, аккуратно подстрижен, умыт, матом не ругается, вежлив с будущей жертвой.
Одного лишь будущие жертвы не замечают: как лихорадочно блестят глаза у благодетеля, как они бегают из стороны в сторону, как нервозно подергиваются руки. К тому же карманник отличается излишней подвижностью, суетливыми жестами. Это результат нервного напряжения, которое испытывает каждый, даже опытный преступник.
Слухи о благородстве карманных воров-профессионалов сильно преувеличены. История не знает случаев «справедливого» отъема частной собственности. Воры вытаскивали хлебные карточки во времена голода, похищали талоны на молоко у матерей-одиночек, сегодня они могут при удобном случае лишить старушку последних грошей.
Но вот что интересно: большинство карманников – люди верующие. По крайней мере, носят крестики на золотых цепочках и на допросах всегда божатся, матерью и всеми святыми клянутся, что к украденному бумажнику, часам или ювелирному изделию не имеют никакого отношения.
При внимательном наблюдении карманников совсем не сложно выделить из толпы. Просто надо обратить особое внимание на бесцельно слоняющихся людей, которые бросают настороженные взгляды, постоянно оборачиваются, косо смотрят на сумки, на одежду. Насторожить должен человек, который долгое время стоит на месте и пристально разглядывает окружающих.
В карманном деле чуткость пальцев должна быть не хуже, чем у скрипача, плюс своего рода чутье на «клиента». Карманники – хорошие психологи. По внешности и по одежде они без особого труда определят сумму, имеющуюся у человека, наличности и ее местонахождение. Внимательно разглядывая людей, ненавязчиво следуя за ними, через некоторое время они видят, где у кого находятся деньги.
Часто у карманников бывают уставшие, изможденные лица, мутный или отрешенный взгляд, а также длинные изнеженные пальцы: с разбитыми кулаками в этом деле не преуспеть.
Кроме того, среди карманных воров часто встречаются глухонемые. Они хорошо понимаю язык жестов, могут читать по губам на большом расстоянии, благодаря чему обмениваются информацией без страха быть услышанными. Данная категория воров особенно наблюдательна и осторожна.
Анализ практики показывает, что абсолютное большинство карманников специализируется в своем преступном ремесле по способам и месту совершения краж.
По первому признаку различаются следующие виды преступников:
«писаки» - воры, применяющие безопасные бритвы или острые ножи для разрезов карманов и сумок;
«ширмачи» - крадущие с помощью прикрытия («ширм»), в качестве которых служат куртки (пиджаки), газеты, букеты цветов и т.п.;
«щипачи» - орудующие этим способом воры запускают в карман жертвы «вилку» из двух пальцев одной руки, в то время как другими оттягивают одежду от тела; действуют без «ширмы»;
«трясуны» - совершающие кражи путем вытряхивания кошелька из карманов с помощью резких подталкиваний жертвы (обычно этот способ практикуют глухонемые).
«крючочники» (они же «рыболовы») – совершают кражи в основном из сумок и портфелей (барсеток, дипломатов), используя специальный крючок;
«пинцетники» («хирурги») – орудуют пинцетом, с помощью которого кражи чаще всего совершаются из заднего кармана брюк или потайного кармана – пистона. Длина пинцета не меньше 15 сантиметров;
«сумочники» - специализируются на кражах из дамских и хозяйственных сумок;
«верхушечники» (презрительно «дубило») – совершают кражи предметов и кошельков, лежащих сверху хозяйственных сумок.
Самыми квалифицированными и авторитетными среди воров признаются «писаки» («технари»). На второй ступени воровской иерархии стоят «ширмачи» и «щипачи». «Крючочники» встречаются более редко, «сумочники» и «верхушечники» - чаще, но это мелкие воры, обычно либо начинающие, либо из числа неудачников, вроде «хламидников» и «морушников» 20-х годов, кравших на базарах и во время похоронных процессий.
В последней четверти XX века воры взяли на вооружение и достижения современной техники. С появлением в продаже мобильных телефонов, мини-плееров, карманных компьютеров появилась каста воров-мобильщиков.
По месту совершения преступлений карманные воры подразделяются на рыночных, магазинных, железнодорожных, транспортных, орудующих в городском транспорте, воров, крадущих в метро. Мы приведем несколько специализаций воров по этому признаку:
«гонши», «маршрутник» - вор, совершающий кражи в общественном транспорте;
«крот», «мышь» - карманный вор, орудующий в метро;
«шайданщик», «угловорот» - вокзальный, поездной вор;
«городушник» и «меняла» - магазинные воры, только первый совершает кражи под видом покупателя, а второй – при размене крупных купюр у кассы;
«рыбак» - вор, совершающий кражи у отдыхающих на пляже.
Важная деталь: подавляющая часть карманных воров имеет клички. Особенность же воровских кличек заключается в их постоянстве и живучести. Даже в случае смены фамилии вором в преступном мире он по-прежнему останется каким-нибудь Фанерой или Шлеп-ногой. Интересна и другая особенность кличек: они, как правило, производны от физических особенностей и каких-то черт характера человека. Кличка – это не что иное, как своего рода краткая, но очень меткая характеристика преступника. Если это Шлеп-нога, то обязательно хромой или косолапый, если Курчавый – ищи лысого, если Комар – следует искать по схожей фамилии. Практике известно немало случаев, когда преступления быстро раскрывались именно благодаря тому, что были известны клички преступников. К сожалению, во многих органов внутренних дел вопросам выявления и учета кличек преступных элементов не уделяется должного внимания.
Особо следует остановиться на жаргоне карманных воров, представляющем значительный криминалистический интерес.
Примечательно, что и в царское время, и в первые годы Советской власти каждая категория преступников (конокрады, мошенники, «медвежатники» и т.д.) использовала в общении между собой свой, присущий только для данной группы уголовников, жаргон. Ныне положение несколько изменилось – жаргон преступного мира приобрел универсальность. Одни и те же слова, обороты, выражения используют уголовные элементы самых различных категорий. И лишь жаргон карманных воров сохранился, правда, несколько изменившись за счет введения современной терминологии.
Кроме того, интересно было бы посмотреть и на руки карманника. По наколкам на них можно многое узнать о карьере вора, о его ходках и судимостях, о квалификации и даже специализации: в какой сфере карманной деятельности он работает. Например, слово из трех букв «ЖУК», выколотое на кисти или запястье карманника, вовсе не обозначает интерес уголовника в этому насекомому. Аббревиатура служит символичным напутствием успешной деятельности и расшифровывается довольно просто: «желаю удачных краж». Впрочем, если в зоне окажется искусный татушник, он аккуратно сделает на руке изображение маленького ползущего жучка. Символом удачи считается и наколка муравья. В уголовном обиходе карманники частенько называют молодое, но перспективное поколение «муравьями». Таким образом, «муравей» - это карманный вор-подросток.
Понятие «личность карманного вора» объединяет родственную по определенным признакам группу преступников, характеризует их общие черты и свойства. Но в этой группе, как известно, имеются лица совершенно противоположные друг другу по возрасту, стойкости антиобщественных взглядов, ценностным ориентациям, социальному положению и т.п.[20] В этой связи можно выделить среди карманных воров четыре основных типа:
1. Случайные воры. К этой категории относятся лица, не имеющие сильных корыстолюбивых устремлений, паразитических наклонностей и стойких антиобщественных установок. Как правило, они не только сознают асоциальность своих действий, но и раскаиваются в них, оставаясь наедине со своей совестью. Мотивом кражи здесь может выступать ложная романтика, демонстрация ловкости и храбрости перед товарищами, удовлетворение разовых потребностей. Это – начинающие воры, в основном несовершеннолетние.
Сюда же можно отнести и ситуационных воров, совершающих кражи стечении обстоятельств, например, когда они получают свободный и безопасный доступ к деньгам. Однако карманные воры этой категории под воздействием различных объективных и субъективных факторов зачастую приобретают более устойчивые преступные устремления, а затем и воровские навыки.
2. Злостные воры. Это категория лиц, систематически занимающихся кражами, неоднократно судимых, а также тех, кто ворует под руководством рецидивистов более или менее продолжительное время. Здесь могут быть и «ширмачи», и «верхушечники». Злостный вор склонен к совершению иных преступлений. Некоторые из них имеют семьи, работают. Антиобщественные, корыстно-паразитические взгляды злостных воров вполне устойчивы. В некоторой степени рассматриваемый тип вора подвергается исправлению посредством индивидуального воздействия на него. Однако такие случаи очень редки.
3. Профессиональные воры. Это наиболее характерный и распространенный тип карманного вора. Его отличает узкая специализация в способах совершения краж, расчетливость и продуманность своих действий, неоднократные судимости, высокий уровень специального рецидива, стабильные антиобщественные взгляды, причем с преобладанием черт эгоцентризма, паразитической психологии и анархических устремлений.
Профессионализм вора характеризуется не только указанными факторами, но и источниками существования. Распространено мнение, что профессиональный вор тот, кто живет исключительно за счет преступной деятельности. Это не совсем так. Ученые указывают в качестве характеристик преступного профессионализма как постоянный, так и побочный источник существования, разумеется, при наличии вышеназванных признаков, среди которых главным является узкая специализация в воровских приемах[21].
У профессиональных воров отношение к преступлениям выражено их моральным кредо. Нередко от них можно услышать: «Ваше дело ловить, наше воровать» или «Брать за душу, с душой расставаться, брать за карман – жить для души».
При задержании они ведут себя активно, обычно поднимают крик, цель которого – создание видимости избиения, а также запугивание очевидцев, стремление узнать у них, кто что видел, чтобы затем выработать себе линию поведения на следствие и суде. При малейшей возможности стараются создать ситуацию для побега.
На методы индивидуального воспитания профессионалы практически не реагируют. Находясь ИК, нередко являются с «повинной», сообщая о совершении тех карманных краж, которые вменить им в вину невозможно. Однако создается видимость исправления, приводящая нередко к условно-досрочному освобождению.
4. Регрессный тип вора. В большинстве своем к этой категории принадлежат лица без определенного места жительства и рода занятий (бродяги). Среди них большой удельный вес особо опасных рецидивистов. В отличие от профессиональных воров их интересы сводятся лишь к решению проблемы о своем существовании. В среде регрессных воров немало инвалидов, хронических алкоголиков
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.