Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Сравнительный анализ института прокуратуры в России и в зарубежных странах

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?ОГЛАВЛЕНИЕ
 
ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………… 5
              Глава 1. История прокуратуры Российской Федерации ……………….. 7
Глава 2. Место прокуратуры в системе государственных органов
2.1. Место прокуратуры в системе государственных органов Франции и США ……………………………………………………………………... 21
2.2. Место прокуратуры в системе государственных органов Испании и Греции ……………………………………………………………………. 30
2.3. Прокуратура как отдельная система и подчинена парламенту (на примере социалистических стран) …………………………………….  31
Глава 3. Страны, где институт прокуратуры отсутствует ……………. 34
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………….. 38
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ………………………………………... 40
 
 
 
             
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
Многие законодательные принципы, постулаты  и  основы государственно-правых явлений были восприняты из практики зарубежных стран большинством государств современного мира, и  примером того является римская юриспруденция, положения которой приемлемы и  поныне. Это свидетельствует о том, что при создании внутригосударственной системы законодательства необходимо учитывать  и зарубежный опыт.               Избранная тема актуальна, поскольку проведение сравнительного анализа института поддержания публичного обвинения в РФ  и  в зарубежных странах имеет существенную перспективу  обмена опытом.
Обращение к особенностям института поддержания государственного обвинения наиболее развитых стран позволит усовершенствовать отечественное законодательство, регламентирующее указанную деятельность. По данному поводу Н.П. Кириллова отмечает, что процессуальное положение и эффективность деятельности государственного обвинителя зависит от формы уголовного процесса и правовых традиций. Институт прокуратуры существует почти во всех прогрессивных странах мира, но не во всех из них статус данного органа одинаков. Думается, такое положение объяснимо с учетом занимаемого места прокуратуры в системе механизма того или иного государства.              
Так, в науке уголовно-процессуального права России и зарубежных стран выделяют различные модели прокуратур: прокуратура  в составе министерства юстиции,  прокуратура в составе судебной системы, прокуратура  как самостоятельная система .
              Цель данной работы – провести сравнительный анализ института прокуратуры в России и в зарубежных странах. Для достижения обозначенной цели, необходимо последовательно решить ряд задач:
              - ознакомиться с  историей прокуратуры в России;
              -  определить  место прокуратуры в системе государственных органов в различных зарубежных странах.
Последовательное решение названных задач позволит говорить о проведенном сравнительном анализе института прокуратуры в России и за рубежом.
В работе автором использованы нормативные правовые акты России и зарубежных стран, научная литература, представленная  в  библиографичес - ком  списке.
5
 


Глава 1. История прокуратуры Российской Федерации.
Основателем органов прокуратуры и прокурорского надзора в России считается Петр I. Общая централизация и бюрократизация системы власти, характерная для становления абсолютной монархии в период его правления, привела, во-первых, к потребности в создании органа по контролю и надзору за состоянием законности, а во-вторых, к необходимости пресечения и предупреждения возросшей преступности среди должностных лиц.
Первым в России специализированным контрольным ведомством с отдельными надзорными полномочиями была учрежденная указом от 2 марта 1711 г. фискальная служба. За образец этой службы Петр I взял государственные органы Германии, а модель такой должности была заимствована в Швеции. Назначение ее состояло в том, чтобы «... над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также сбор казны и прочего»[1]. При Сенате учреждается должность обер-фискала, назначаемого государем, получавшего возможность осуществлять надзор за деятельностью государственного аппарата, используя систему фискалов. В их основную обязанность входило «тайно проведывать, доносить и  обличать» о всех нарушениях закона, злоупотреблениях и воровстве  и всем прочем, что «во вред государственному интересу может быть». С этой  целью они принимали «доносы» от частных лиц, имели  право входить в  присутственные места, требовать для просмотра дела и документы, и  объяснения чиновников. Должности фискалов учреждались при всех центральных и местных органах: коллегиях, канцеляриях, судах и др., при губернских правлениях, провинциях, городах. Фискальная служба являлась секретной, к фискалам предъявлялись высокие моральные требования.
Довольно скоро оказалось, что в деятельности самой фискальной службы  множество недостатков. Пользуясь весьма широкими полномочиями и не  чувствуя должной ответственности, многие фискалы не прочь были поживиться  за счет   тех   мест,   при   которых   они  состояли, погрязнув в
лихоимстве и  злоупотреблениях. Они не получали материального обеспечения от казны, что провоцировало взяточничество. Их стали почти открыто ненавидеть, так что само слово  «фискал» люди относили к таким же бранным, как, например, «шпион»,  «доноситель».  Сам император вынужден был признать, что чин фискала «тяжел и ненавидим».
Кроме того, оставался без контроля и присмотра высшей государственный орган  - Правительствующий сенат. Предпринятые в 1715-1721 гг. усилия по организации действенного контроля за высшей властью оказались неудачными. В то же время такой контроль был особенно актуален в условиях невиданной прежде интенсификации законодательного процесса. Правда, иногда  император поручал контролировать сенатскую деятельность своим наиболее доверенным лицам, таким, как  генерал-ревизор Зотов и обер-секретарь Сената Щукин, и даже отдельным  офицерам гвардии. Но эти функции они выполняли временно, эпизодически, что  не устраивало Петра I. 
Император понимал, что нужно создать новое учреждение, стоящее как бы над Сенатом и над всеми другими  государственными учреждениями. Из сочетания названных потребностей в январе 1722 г. и возникла российская прокуратура.
Как название, так и исходный замысел нового государственного учреждения был заимствован, в первую очередь, из Франции, где прокуратура как государственный институт возникла впервые - 25 марта 1302 г. Но в итоге за отечественными прокурорами не были закреплены присущие соответствующему французскому институту уголовно-процессуальные полномочия. Российская прокуратура начинала складываться как ведомство, подчиненное непосредственно верховной власти и призванное осуществлять надзор за деятельностью правительственных учреждений.
12 января 1722 года оказалось знаменательной датой в истории Российского  государства. В тот день царь  подписал указ, направленный на
улучшение  деятельности всех органов государства. В нем определялись обязанности  сенаторов, предписывалось присутствовать президентам некоторых коллегий в  Сенате, устанавливалась ревизион-коллегия и учреждались при Сенате  должности генерал-прокурора,  рекетмейстера, экзекутора и герольдмейстера.  Петр I предложил представить ему кандидатов на эти должности. 
В Именном Высочайшем Указе Петра I Правительствующему Сенату отмечалось: «Надлежит быть при  Сенате Генерал-Прокурору и Обер-Прокурору, а также во всякой Коллегии по Прокурору, которые должны  будут рапортовать Генерал-Прокурору». Спустя несколько дней были введены должности прокуроров и при надворных судах. Уже 18 января 1722 года он назначает на должность генерал-прокурора графа П.И. Ягужинского генерал-аншефа, обер-шталмейстера, кабинет-министра и дипломата, кавалера всех  высших орденов  Российской империи.
При создании прокуратуры Петром I перед ней ставилась задача «уничтожить или  ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония». В этом же указе Петр I писал: «Ныне ни в чем так надлежит трудиться, чтобы выбрать и мне представить кандидатов на вышеписанные чины, а буде за краткостью времени всех нельзя, то чтобы в президенты коллегий и в генерал и обер-прокуроры выбрать; что необходимая есть нужда до наступающего карнавала учинить, дабы потом исправиться в делах было можно; в сии чины дается воля выбирать изо всяких чинов, а особливо в прокуроры, понеже дело нужное есть».
На прокуратуру была возложена обязанность осуществлять наблюдение за соблюдением законов поднадзорными ей государственными органами. В случае установления нарушений законов прокуратура предлагала соответствующим лицам и учреждениям устранять эти нарушения, опротестовывала незаконные решения. Важным участком работы прокуроров был надзор за соблюдением законов в арестантских домах и тюрьмах.
По структуре петровская прокуратура делилась на две части - сенатскую и синодальную, а те, в свою очередь, на два уровня. Высший уровень составили независимые друг от друга генерал-прокуратура Правительствующего Сената и  обер-прокуратура Святейшего Синода. Генерал-прокурору и обер-прокурору подчинялись прокуроры при коллегиях Сената. Генерал-прокурор и обер-прокурор могли быть назначены и отстранены только монархом. Низший уровень составляли подчиненные им прокуратуры коллегий, Главного магистрата, надворных судов и Монастырского приказа. В то же время должности прокуроров не предусматривались в единолично управлявшихся центральных ведомствах  - канцеляриях. По замыслу Петра I прокуратура не финансировалась как отдельное ведомство, ее должностные лица должны были получать жалованье из бюджетов поднадзорных учреждений.[2]
По первоначальному замыслу Петра I, генерал-прокурор должен был выступать в роли высшего  должностного лица в государственном аппарате, в руках которого сосредоточивался бы надзор за правильным и законным ходом управления страной, и прежде всего ее центральными учреждениями. Предполагалось, что генерал-прокурор должен стоять на страже интересов государя, государства, церкви и всех граждан, которые не могут сами защитить свои интересы.  Однако в ходе дальнейшей работы над указом о функциях прокуратуры Петр I отказался от таких всеобъемлющих обязанностей генерал-прокурорской должности. Центр тяжести переносился
исключительно на надзирающую роль генерал-прокурора за деятельностью всех государственных органов, и прежде всего Сената.
С первых же дней образования прокуратуры Петр I дал понять всем  сенаторам, какое место он намерен отвести прокурору в государственных делах.  Представляя сенаторам первого генерал-прокурора, он сказал: «Вот мое око,  коим я буду все видеть. Он знает мои намерения и желания; что он  заблагорассудит, то вы делайте; а хотя бы вам показалось, что он поступает  противно моим и государственным выгодам, вы однако ж то выполняйте и,  уведомив меня о том, ожидайте моего  повеления»[3].
Эта же мысль Петра I нашла отражение и в указе от 27 апреля 1722 года «О должности генерал-прокурора». Этот указ устанавливал основные обязанности  прокурора, его полномочия по надзору за Сенатом, руководству подчиненными органами прокуратуры. Указ предписывал, что «генерал-прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во  всех делах, которые к сенатскому рассмотрению и решению подлежат, истинно,  ревностно и порядочно, без потери времени, по регламентам и указам  отправлял, разве какая законная причина к отправлению ему помешает, что все  записывать повинен в свой журнал». Прокурору вменялось в обязанность наблюдать также за тем, чтобы в Сенате «не на столе только дела вершились, но самым действом по указам исполнялись», а также «накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал». Если генерал-прокурор обнаруживал, что Сенат нарушает законы, то он обязан был предложить Сенату исправить ошибку, а если не послушает - «протестовать и оное дело остановить». В указе отмечено: «И понеже сей чин - яко око наше и стряпчий о делах государственных, того ради надлежит верно поступать, ибо первое на нем взыскано будет». Прокуроры имели назначение выполнять роль «взыскателей наказания» и одновременно «защитников невинности».
Положение первого генерал-прокурора было непростым. Основное внимание в своей прокурорской деятельности Ягужинский сосредоточил на контроле за повседневной работой Сената, за правильностью и законностью разрешения дел, их своевременным прохождением, порядком в Сенате и т.п. Первое время генерал-прокурор прилагал немало усилий, чтобы навести в Сенате элементарный порядок. Коллегиальные решения были еще чужды сознанию самолюбивых сановников. Сенаторы не привыкли считаться с чужим мнением и уважать его, поэтому в сенатском собрании зачастую возникали ссоры, крики и брань, а иногда и драки. В связи с этим 16 октября 1722 года Ягужинский написал особое «предложение» Сенату, в котором просил сенаторов воздержаться от ссор и споров, «ибо прежде всего это неприлично для такого учреждения, как Сенат».
 Постепенно генерал-прокурор занимает ключевое положение в государственном управлении. В.О.Ключевский писал по этому поводу: «Генерал-прокурор, а не Сенат, становился маховым колесом всего управления; не входя в его состав, не имея сенаторского голоса, был, однако, настоящим его президентом, смотрел за порядком его заседаний, возбуждал в нем законодательные вопросы, судил, когда Сенат поступал право или неправо, посредством своих песочных часов руководил его рассуждениями и превращал его в политическое сооружение на песке»[4]. Генерал-прокурор оглашал в Сенате именные указы, выступал с законодательными инициативами, вносил в Правительствующий Сенат кандидатуры прокуроров и руководил нижестоящими прокурорами, осуществлял надзор за фискальной службой, отслеживал исполнение высочайших предписаний, осуществлял общенадзорную деятельность, мог ставить вопрос перед Сенатом  о ликвидации пробелов в законодательстве. Собственно надзорная деятельность генерал-прокуратуры проявилась в описываемое время весьма слабо. Эпизодов официального обращения генерал-прокурора с протестами к Петру I не обнаружилось ни одного. В то же время генерал-прокуратура вела
следственную деятельность, которая формально для должности генерал-прокурора предусмотрена не была. На основе следственной канцелярии генерал-прокуратуры  в начале 1723 г. возникает Розыскная контора Вышнего суда[5]. 
Указом от 11 мая 1722 г. была создана своего рода специализированная прокуратура во главе со светским чиновником - обер-прокурором центрального органа управления государственной православной церковью - Святейшего синода. В епархиях православной церкви, которые управлялись духовными консисториями, прокурорские надзорные функции возлагались на секретарей консисторий. Они назначались и увольнялись с должности Синодом по предложению обер-прокурора, находились в его непосредственном подчинении «как блюстителя законных постановлений по духовному ведомству» и были обязаны исполнять его предписания[6].
При императрице Екатерине I и императоре Петре II роль и значение прокуратуры существенно снизились из-за проводимой ими политики, усиления роли других институтов власти, которые видели в прокуратуре ограничение своих полномочий. Прокуратура была самым бюрократическим элементом в правительственных коллегиальных учреждениях была прокуратура с генерал-прокурором при Сенате во главе; прокуратура была «оком государя», блюстительницей законов. Понятно, что она стесняла чиновную аристократию. Вследствие этого, как отмечает В.О. Ключевский,  вскоре по смерти Петра случилось нечто неожиданное: в 1730 г. вдруг не оказалось ни генерал-прокурора, ни прокурора при Сенате, ни простых прокуроров при коллегиях, и никто не знал, куда они девались, хотя еще живы были люди, занимавшие эти должности; тогда, например, еще жив был бывший генерал-прокурор Ягужинский[7].
Впоследствии, в период правления Анны Иоанновны, манифестом от 2 октября 1730 г. прокуратура была восстановлена. Произошло существенное развитие вертикали прокурорской власти - была усилена власть губернских прокуроров, на деле осуществлявших роль «ока государева» в регионах России. Однако вторично прокуратура была упразднена в регентство Анны Леопольдовны, когда в центральном управлении начал усиливаться чиновный элемент.
Екатерина II придавала должности генерал-прокурора исключительно важное значение. В 1764 году, при вступлении в должность генерал-прокурора, князь Александр Алексеевич Вяземский получил от императрицы собственноручно написанное ею «секретнейшее наставление», в котором не очерчивались какие-либо границы его служебных обязанностей, а давались принципиальные установки его взаимоотношений с Сенатом и сенаторами, обращалось внимание на те вопросы, которым он должен был уделить внимание в первую очередь. Так, например, императрица предложила тщательно следить за «циркуляцией денег» в государстве, досконально вникнуть в дело о «выписывании серебра», продумать вопрос об ограничении корчемства, в котором, по ее словам, столько виноватых, что пришлось бы наказывать целые провинции.
В отдельные периоды  генерал-прокурор выступал не только как блюститель законов, но и как  министр  финансов, юстиции, внутренних дел. Особенно наглядно это проявилось во  времена царствований Екатерины II и Павла I. Начиная же с 1802 года генерал-прокурор стал одновременно и министром юстиции.
В период царствования Екатерины II в значительной степени был усилен прокурорский надзор в провинции. Это связывают с принятием в 1775 г. «Учреждение о губерниях». Надзор за правильным применением законов всеми официальными учреждениями - присутственными местами, как судебными, так и административными осуществляли губернские прокуроры,
а также губернские стряпчие (в уезде те же задачи решал уездный стряпчий). Прокуроры и стряпчие, назначаемые Сенатом, состояли при судах[8].
В 1862 г., Государственный Совет Российской Империи принял «Основные положения о прокуратуре», в которых определялось государственное назначение прокурорского надзора - «наблюдение за точным и единообразным исполнением законов в Российской Империи», определялись функции, полномочия и задачи прокуратуры. К их числу относятся: единство и строжайшая централизация органов прокурорского надзора; осуществление прокурорами возложенных на них полномочий от имени всей системы органов прокуратуры; осуществление «верховного» надзора в Империи Генерал-прокурором (он же министр юстиции); строгая подчиненность нижестоящих прокуроров вышестоящим; несменяемость прокуроров; независимость прокуроров от «местных» влияний при принятии ими любого решения[9].
Судебная реформа 1864 года установила «Основные начала судебных преобразований», которые в части, касающейся судоустройства, определяли, что «при судебных местах необходимы особые прокуроры, которые по множеству и трудности возлагаемых на них занятий, должны иметь товарищей», а также констатировали, что «власть обвинительная отделяется от судебной». Данная реформа, проведенная Александром II, привела к выполнению одной основной функции - обеспечению уголовного преследования на следствии и в суде. К полномочиям прокуроров было отнесено наблюдение за работой судебных следователей, присутствие при производстве отдельных следственных действий, право давать необходимые указания об их проведении, контроль за обоснованностью ареста обвиняемых и некоторые другие функции - обеспечение уголовного преследования на следствии и в суде («обличения обвиняемого перед судом»).
Таким образом, судебная реформа 1864 года подвергает правовой статус прокуратуры существенному изменению, фактически создав две системы органов прокуратуры с несколько различающимися полномочиями:
1) прокуратуры судов;
2) губернских прокуроров, которые не обладали функциями обвинительной власти, но имели полномочия по осуществлению общего надзора.
Период с 1864 по 1917 гг. не внес существенных изменений в организацию и деятельность российской прокуратуры, хотя неоднократно поднимались вопросы о необходимости усиления надзорной деятельности прокурора. Должность генерал-прокурора в этот период занимали Д.М. Замятин, С.Н. Урусов, К.И. Пален, Д.Н. Набоков, Н.А. Манассейн, Н.В. Муравьев, С.С. Манухин, М.Г. Акимов.
24 ноября 1917 года высшим органом власти в стране - Советом Народных Комиссаров - был принят Декрет о суде № 1, согласно которому упразднялись существовавшие до революции суды, институты судебных следователей, прокурорского надзора, а также присяжной и частной адвокатуры. Их функции взяли на себя вновь созданные народные суды, а также революционные трибуналы. Для производства предварительного следствия были образованы особые следственные комиссии[10].
В мае 1922 года постановлением ВЦИК было принято первое «Положение о прокурорском надзоре», согласно которому в составе Народного комиссариата юстиции была учреждена Государственная Прокуратура. При этом на прокуратуру были возложены следующие функции:
- осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных, частных организаций и частных лиц путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования нарушающих закон постановлений;
- непосредственное наблюдение за деятельностью следственных органов дознания в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью органов государственного политического управления;
- поддержание обвинения в суде;
- наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей.
В ноябре 1923 года была образована Прокуратура Верховного суда СССР, которой предоставили широкие полномочия - право законодательной инициативы и совещательного голоса в заседаниях высших органов власти страны, а также право приостанавливать решения и приговоры коллегий Верховного суда СССР.
В июне 1933 года Постановлением ЦИК и СНК СССР принято решение об учреждении прокуратуры СССР, на которую возлагались, в том числе, дополнительные функции:
- надзор за соответствием постановлений и распоряжений отдельных ведомств СССР и союзных республик и местных органов власти Конституции и постановлениям правительства СССР;
- наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями союзных республик с правом истребования любого дела в любой стадии производства, опротестования приговоров и решений судов в вышестоящие судебные инстанции и приостановления их исполнения;
- возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения во всех судебных инстанциях на территории СССР;
- надзор на основе особого положения за законностью и правильностью действий ОГПУ, милиции, уголовного розыска и исправительно-трудовых учреждений;
- общее руководство деятельностью прокуратуры союзных республик.
Утвержденное в декабре 1933 года «Положение о Прокуратуре СССР» определило правовой статус Прокуратуры СССР как самостоятельного государственного органа[11]. Прокуратура Верховного Суда СССР была упразднена. Прокурор СССР назначался ЦИК СССР и был подотчетен ему, а также его Президиуму. Помимо этого Прокурор СССР был подотчетен и СНК СССР. Это обеспечивало независимость Прокурора СССР от каких-либо государственных органов и должностных лиц.
Первым прокурором СССР был назначен Иван Алексеевич Акулов. В «Положении о Прокуратуре СССР»[12] были определены отрасли прокурорского надзора, ставшие традиционными: общий надзор, надзор за правильным и единообразным исполнением законов судебными органами; надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия; надзор за законностью и, правильностью действий ОГПУ, милиции, исправительно-трудовых учреждений. В Положении были определены система и структура органов прокуратуры. В качестве структурных подразделений в Прокуратуру входили военная и транспортная прокуратуры. Весьма обстоятельно были сформулированы функции центрального аппарата Прокуратуры СССР. Его главное предназначение заключалось в осуществлении руководства нижестоящими прокуратурами путем издания различного рода указаний и распоряжений, созыва совещаний подчиненных прокуроров и следователей, проведение проверок деятельности нижестоящих прокуратур, получение регулярных отчетов об их деятельности[13]. На Прокуратуру СССР возлагались функции по подбору, расстановке и воспитанию кадров прокуроров и следователей.
Проведение в жизнь «Положения о Прокуратуре СССР» в существенной мере способствовало укреплению единства и строгой централизации органов прокурорского надзора. Конституция СССР, принятая в декабре 1936 г., впервые в истории конституционного законодательства вводит понятие высшего надзора за точным исполнением законов. Причем, эта прерогатива была отнесена к полномочиям только Прокурора СССР (ст. 113).
Таким образом, в 1936 г. произошло окончательное выделение органов прокуратуры из системы юстиции в самостоятельную единую централизованную систему[14].
В годы Великой Отечественной войны деятельность органов Прокуратуры была подчинена общей задаче - победе советского народа над немецким фашизмом. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении», работа органов прокуратуры, как военных, так и территориальных, была перестроена на военный лад.
С целью укрепления трудовой и исполнительской дисциплины Указом Президиума Верховного Совета СССР в сентябре 1943 г. прокурорско-следственным работникам устанавливаются классные чины с выдачей форменного обмундирования. Одновременно вводится сравнительная градация классных чинов прокуроров и следователей, приравненных к воинским званиям.
Учитывая важное государственное и политическое значение деятельности органов прокуратуры и в целях повышения престижа, авторитета и влияния органов прокуратуры на обеспечение законности в государстве, Верховный Совет СССР в марте 1946 г. принимает Закон СССР «О присвоении Прокурору СССР наименования Генерального прокурора СССР».
Первым Генеральным прокурором СССР стал Константин Петрович Горшенин. В мае 1955 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР утвержден такой важный законодательный акт как «Положение о прокурорском надзоре в СССР». Статья 1 Положения возлагает на Генерального прокурора СССР осуществление высшего надзора за точным исполнением законов всеми министерствами и подведомственными им учреждениями, а также гражданами СССР.
После того, как в 1977 году была принята новая Конституция СССР, Прокуратура СССР приступила к разработке на ее основе Закона о Прокуратуре СССР, которому предстояло заменить утвержденное в 1955 году Положение о прокурорском надзоре в СССР. В соответствии с принятым в ноябре 1979 года Законом СССР «О Прокуратуре» к основным направлениям деятельности прокуратуры было отнесено, во-первых, высший надзор за точным и единообразным исполнением законов, и, во-вторых, борьба с нарушениями законов об охране социалистической собственности; борьба с преступностью и другими правонарушениями; расследование преступлений; привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление; обеспечение неотвратимости ответственности за преступление; разработку совместно с другими государственными органами мер предупреждения преступлений и иных правонарушений; координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступлениями и иными правонарушениями и участие в совершенствовании законодательства и пропаганде советских законов. Законном устанавливалось право законодательной инициативы Генерального прокурора СССР и его ответственность и подотчетность перед Верховным Советом СССР, а в период между его сессиями - Президиуму Верховного Совета СССР.
В Законе также закреплялось, что органы прокуратуры составляют единую и централизованную систему - прокуратуру СССР, возглавляемую Генеральным прокурором СССР, с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим.
После распада СССР, в январе 1992 г., был принят новый Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». В дальнейшем в Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 г., в статье 129 был закреплен принцип единства и централизации системы органов прокуратуры.
В результате законодательных преобразований прокуратура Российской Федерации окончательно сформировалась структурно и функционально в самостоятельный государственный орган, не входящий ни в одну из ветвей власти[15].
В принятом Законе был упразднен надзор за исполнением законов гражданами, установлен запрет на вмешательство прокуратуры в хозяйственную деятельность, совсем иным стало содержание прокурорского надзора. Утвержден и последовательно проводится в жизнь приоритет надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.
5
 


Глава 2. Место прокуратуры в системе государственных органов.
2.1. Место прокуратуры в системе государственных органов Франции и США.
Органы прокуратуры во Франции входят в систему Министерства юстиции и осуществляют функции, связанные, главным образом, с обеспечением соблюдения уголовных законов. На французскую прокуратуру возложено возбуждение уголовного преследования, надзор за органами расследования и руководство ими, поддержание обвинения в суде при рассмотрении уголовных дел, контроль за законностью судебных актов, обеспечение исполнения приговоров и решений судебных органов. При рассмотрении в суде гражданских споров прокурор может выступать в качестве так называемой присоединенной стороны, давая заключение по поводу законности заявленного в суде иска[16].
В организационном отношении прокуратура строится применительно к структуре судебных органов.
Прокуроры республики при трибуналах большой инстанции, помимо выполнения прокурорских функций, связанных с рассмотрением гражданских дел, лично или через своих заместителей (помощников) поддерживают обвинение в трибунале большой инстанции (исправительном трибунале) и в суде присяжных. На прокуроров республики при трибуналах большой инстанции возложено осуществление прокурорских функций в трибуналах малой инстанции[17]. Прокуроры республики вправе приносить апелляцию на приговоры и решения трибуналов обеих категорий. Одной из важных их функций является руководство органами расследования, действующими на подведомственной им территории, а также надзор за содержанием заключенных в местах лишения свободы. Генеральные прокуроры при апелляционных судах дают свои заключения по поводу рассматриваемых в апелляционном порядке гражданских дел, поддерживают обвинение в апелляционном суде, а также в суде присяжных, действующем в месте нахождения апелляционного суда. Они наделены правом принесения апелляции на приговоры полицейских и исправительных трибуналов. На них возложен надзор за применением уголовных законов в пределах района их компетенции, надзор за судебной полицией и содержанием заключенных в местах лишения свободы. Генеральные прокуроры имеют заместителей и помощн
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.