На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Возмещение НДС как способ незаконного обогощения

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Содержание.
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………...3
СОДЕРЖАНИЕ………………………………………………………………….4
I. ВОЗМЕЩЕНИЕ НДС КАК СПОСОБ НЕЗАКОННОГО ОБОГАЩЕНИЯ
1.1.                 Уплата НДС и его возмещение из бюджета…………………………..4
1.2.                 Когда экспортеры на подозрении……………………………………...5
II.                       ЭКСПОРТНЫЕ СХЕМЫ………………………………………………7
2.1.                 Фиктивная «экспортная» деятельность……………………………….7
2.1.1.           Создание оснований для возмещения «экспортного» НДС…………7
2.1.2.           Как строятся налоговые схемы по фиктивному экспорту…………...8
2.1.3.           Разоблачение схемы по фиктивному экспорту…………….................9
2.1.4.           Ситуация……………………………………………………………….10
2.2.                 Завышение цены экспортного товара………………………………..12
2.2.1.           Налоговая выгода от завышения цены экспортного товара………..12
2.2.2.           Искусственное наращивание цены товара, отправляемого на экспорт…………………………………………………………………13
2.2.3.           Опасности завышения «экспортного» НДС…………………............14
2.2.4.           Ситуация……………………………………………………………….15
III.                    ТРУДНОСТИ ВЫЯВЛЕНИЯ НЕПРАВРМЕРНОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ НДС…………………………………………………………………….17
IV.                    СПОСОБЫ БОРЬБЫ С НЕЗАКОННЫМ ВОЗМЕШЕНИЕМ НДС…………………………………………………………………….20
V.                      ДИНАМИКА  ВОЗМЕЩЕНИЯ НДС………………………………..21
VI.                    ПРАКТИКА ВОЗВРАТА НДС В МИРЕ…………………………….25
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..26
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………………..…..27
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ.
     Существенная доля хищений путем мошенничества, приходится на различного рода правонарушения, связанные с уплатой и возмещением налога на добавленную стоимость (НДС), в частности, с хищением денежных средств путем необоснованного возвращения НДС.
      Возврат из бюджета якобы уплаченного поставщикам экспортного НДС – излюбленный мошенниками способ «увода» бюджетных денег. Чиновники стараются ему воспрепятствовать. На основании уже разоблаченных схем они формулируют признаки, которые помогут инспекторам выявить незаконное возмещение налога. Однако эти меры усложняют работу законопослушных экспортеров.
     По законодательству, когда товар вывозят с территории России в таможенном режиме экспорта, ставка НДС равна нулю (п. 1 ст. 164 НК). Но право на налоговый вычет у экспортера сохраняется (п. 3 ст. 172 НК). Сумма возмещаемого налога может быть выплачена непосредственно из бюджета (ст. 176 НК) либо погашена (п. 1 ст. 173 НК).
     Такая простая схема оказалась весьма привлекательна для мошенников. Для того чтобы незаконно получить от государства деньги (в виде возвращенного налога на добавленную стоимость), недобросовестные предприниматели разрабатывают различные «серые» схемы.
     Именно поэтому цель работы заключается в  попытке разоблачения некоторых экспортных схем.
     Достижение указанной цели определило необходимость решения следующих задач:
- исследовать действующее  налоговое законодательство РФ;
- проанализировать  незаконные схемы возмещения НДС;
- выявить трудности, с которыми сталкиваются налоговые органы при выявлении неправомерного возмещения НДС;
- ознакомиться с практикой возврата НДС в мире.
I.                    ВОЗМЕЩЕНИЕ НДС КАК СПОСОБ НЕЗАКОННОГО ОБОГАЩЕНИЯ.
1.1.         Уплата НДС и его возмещение из бюджета.
     Дело в том, что любой продавец товара (в том числе, экспортер), который сам этот товар не производит, а закупает его у производителей (поставщиков), вынужден уплачивать НДС дважды: один раз – в стоимости приобретаемого товара, а второй раз – при его реализации. Поэтому в целях избежания двойного налогообложения одной и той же операции законодатель предусмотрел возможность применения налоговых вычетов (п. 1 ст. 171 НК РФ).  Вычет представляет собой часть суммы налога, на которую уменьшается общая сумма налога, подлежащая перечислению в бюджетную систему Российской Федерации. Вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении им товаров (работ, услуг), когда они приобретаются для перепродажи.
     Если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения, в соответствии с п. 1 ст. 176 НК РФ полученная разница подлежит возмещению (зачету или возврату).  
     Такая ситуация у экспортеров возникает постоянно. Дело в том, что, приобретая товары (работы, услуги) на территории России, им приходится вместе со стоимостью этих товаров платить также НДС, как правило, по ставке 18 %. В то же время к экспортным сделкам применяется ставка НДС 0% (п. 1 ст. 164 НК РФ).  Получается, что сумма налога, которую надо уплатить в бюджет с экспортных операций, равна нулю. При этом в случае соблюдения условий, содержащихся в ст. 171 НК РФ, экспортер получает также право на налоговый вычет по НДС. В результате налогоплательщик вправе потребовать возмещения этой суммы уплаченного им НДС из бюджетной системы России, т.е. государство остается «должно» экспортеру.     В этом-то и состоит привлекательность экспортных операций.
1.2.         Когда экспортеры на подозрении.
     Глава Федеральной налоговой службы Михаил Мокрецов подписал приказ "Об утверждении Регламента формирования и использования программно-информационного комплекса "НДС" при осуществлении контроля за возмещением из бюджета сумм налога на добавленную стоимость при экспорте товаров". В этом документе со сложным названием были сформулированы критерии, по которым налоговики смогут выявить неблагонадежных экспортеров. Всего таких признаков в регламенте названо 36. Как рассказал "Российской бизнес-газете" главный редактор издания "Учет. Налоги. Право" Алексей Стариков, с точки зрения налоговиков каждый из них в отдельности, сам по себе еще не свидетельствует о попытке незаконного возмещения НДС. Но если есть сразу пять, шесть, десять и так далее, то инспектор должен задаться вопросом, все ли чисто.    
     Сформулированные ФНС признаки неблагонадежности теоретически должны стать основанием для отказа в возмещении налога недобросовестным компаниям. Однако эксперты высказывают опасения, что и добросовестные налогоплательщики могут попасть в зону риска из-за нечестных поставщиков или из-за незначительных объемов экспорта.
     Итак, в каких же случаях налоговики могут заподозрить экспортера в незаконном возмещении НДС. Как рассказал Алексей Стариков, всего было выделено четыре блока критериев. Во-первых, признаки, связанные с регистрацией экспортера и его контрагентов. Например, регистрация экспортера или поставщиков по адресам массовой регистрации юридических лиц, то есть таких, по которым "прописано" десять и более компаний. Или отсутствие налогоплательщика по адресу, заявленному в учредительных документах. Или незначительная численность сотрудников организации экспортера (1-3 человека) при предъявлении к возмещению значительных сумм.
      Во-вторых, признаки, касающиеся движения денежных средств по оплате товара. В частности, подозрения налоговиков может вызвать движение денежных средств экспортера и его контрагентов по сделке по расчетным счетам, открытым в одном банке. Или если расчеты между всеми участниками цепочки перепродажи товаров осуществляются в пределах одного-трех банковских дней. Еще один признак - осуществление расчетов через российский или иностранные банки, которые ранее использовались при попытках неправомерного возмещения НДС.
     В-третьих, признаки, связанные со спецификой экспортируемого товара.    Речь идет о том, что экспортер осуществляет реализацию товаров, используемых в схемах неправомерного возмещения НДС. Таких, как лом черных и цветных металлов, вторичный алюминий, станки и оборудование.
     И, наконец, признаки, касающиеся движения товара. Например, низкая рентабельность либо убыточность экспортной сделки.
     Все сведения будут заноситься налоговиками, проводящими камеральную проверку в ПИК "НДС". Эта система автоматизирует проверку экспортных деклараций и позволит выявлять признаки недобросовестности в автоматическом режиме. А в случае выявления признаков недобросовестности это станет основанием для отказа в возмещении НДС и назначения проведения выездной налоговой проверки.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
II.                ЭКСПОРТНЫЕ СХЕМЫ.
2.1.         Фиктивная «экспортная» деятельность.
     К числу нашумевших относятся схемы по фиктивной экспортной деятельности. Они выделяются на фоне других экспортных схем благодаря своей запутанности и продуманности.
2.1.1. Создание оснований для возмещения НДС.
     Суть схем по фиктивной экспортной деятельности состоит в том, что налогоплательщиками создаются условия для признания деятельности экспортной с соответствующим применением ставки НДС 0 процентов и правом возмещения НДС. При этом вовсе не обязательно осуществлять экспортную деятельность в реальности: достаточно создать видимость ее осуществления, зафиксировав это документально, и уже можно вести речь о возмещении налога из бюджета.
     Казалось бы, что может быть проще: экспортер приобретает товар, который на самом деле не существует или существует, но в совершенно ином качестве, и «отправляет» его на экспорт – в итоге товар якобы за границей, а у экспортера появляется право на возмещение экспортного НДС.
     Иным вариантом данной налоговой схемы является оказание фиктивных услуг, сопутствующих экспорту, которые также как и экспортируемые товары облагается по налоговой ставке 0 %. В таком случае экспортер делает вид, что оказывает какие-либо услуги по перевозке, погрузке экспортируемого товара, а на самом деле либо вовсе не оказывает никаких подобных услуг, либо такие услуги оказываются совершенно другим лицом.
    И в том и в другом случае экспортная операция носит фиктивный характер, то есть в реальности либо вовсе не осуществляется, либо осуществляется в ином виде, чем это заявляется налогоплательщиком, но при этом экспортер все равно получает налоговую выгоду в виде незаконно возмещенного НДС.

2.1.2.       Как строятся налоговые схемы по фиктивному экспорту.

       Все подобные схемы базируются на следующем: для получения права на налоговый вычет (возмещение налога) необходимо его документальное подтверждение, поэтому главное представить документы, свидетельствующие об осуществлении экспортной операции (том числе с отметкой таможенных органов о пересечении товара границы). И неважно, что сама экспортная операция фактически не осуществлялась или осуществлялась в ином виде.

       Для того, чтобы иметь такие «надлежаще оформленные документы» недобросовестными экспортерами используются различные способы: во-первых, можно «договориться» с таможенными органами и фактически просто подделать документы, не заботясь об упаковке, транспортировке, погрузке товара и о пересечении таким товаром границы, тем более если самого товара на самом деле не существует.
       Во-вторых, можно сделать вид о том, что товар действительно пересекает границу и убедить в этом таможенников, которые проставят на документах соответствующие отметки. Способов пустить пыль в глаза таможенников достаточно много, например, можно собрать ближайший к таможенной границе мусор со свалки, упаковать его и сказать, что это дорогостоящие варисторы или микросхемы, или любые иные наукоемкие нанотехнологии, стоимость которых превышает все мыслимые пределы, а соответственно и НДС по таким «дорогостоящим» товарам составляет ощутимую сумму.
       Получив подтверждение того, что товар границу пересек, экспортер заявляет о своем праве получить налоговый вычет и предоставляет налоговым органам документы на экспортированный товар. Понятно, что такие документы, скорее всего, окажутся подделкой, а в результате окажется, что указанный в документах поставщик экспортера либо является фирмой-однодневкой либо с незапамятных времен не производит никаких варисторов.
      С фиктивными услугами еще проще. Поскольку услуги сами по себе не имеют овеществленного результата, довольно сложно доказать видимость предоставления тех или иных экспортных услуг. Тем не менее, положительный опыт налоговые органы имеют и в этом случае.
       Следует учитывать, что срабатывает схема с фиктивными экспортными операциями только при условии, что экспортер и иностранный контрагент являются «родственными» организациями, поскольку «уговорить» добропорядочное иностранное лицо купить воздух достаточно сложно. На практике налоговики выявляют, что в реальности экспортер и иностранный покупатель имеют общих учредителей, участвуют друг в друге либо иным образом взаимосвязанными. Зачастую выясняется, что финансирование всей экспортной операции производится за счет именно иностранного контрагента, который таким образом пополняет свой собственный карман, благодаря значительному навару, получаемому экспортером в результате возмещения НДС из российского бюджета.

2.1.3. Разоблачение схемы по фиктивному экспорту.

       Как бы то ни было, раскрываются подобные схемы достаточно просто. Основным доводом налоговых органов становится то, что товар, заявленный в декларации, не существовал и не мог существовать, а все действия, осуществляемые налогоплательщиком в рамках договора об оказании услуг, никогда не производились. Доказать то, что товар фактически не существовал, по крайней мере в тех объемах, о которых заявил налогоплательщик помогают различные факты, начиная от норм потребления электричества и, заканчивая данными журнала охраны.
       Отсутствие факта оказания услуг также доказуемо, например, при отсутствии у налогоплательщика персонала, необходимой квалификации, или технических средств, включая транспорт и иную погрузочно-разгрузочную технику. Несмотря на то, что все это косвенным образом свидетельствует о фиктивности деятельности, в совокупности с иными доказательствами, например, если будет доказано, что все действия налогоплательщика в действительности не преследуют никакой иной цели, кроме как получение налоговой выгоды, о чем может свидетельствовать, в том числе и взаимосвязанность лиц, участвующих в экспорте, отстоять свое право на налоговые вычеты налогоплательщику будет трудно.
2.1.4.     Ситуация.
     7 августа 2003 года Южная оперативная таможня направила в органы прокуратуры для проведения проверки в порядке ст.144 УПК РФ материалы по признакам преступления ст.159 УК РФ (мошенничество). По заключению специалистов, под видом ангиогенина человека за рубеж направлялся иной белковый раствор. Возврат 18 процентов НДС из бюджета России принес бы «коммерсантам» более 8 млн. долларов.
     30 мая в Адыгейской таможне ООО «Фишт М.Д.» (г.Майкоп) оформило таможенную декларацию на вывоз 500 пробирок, которые по контракту ЗАО «ПКФ Фаримпэкс» (г.Казань) с американским партнером предназначались для турецкого грузополучателя. Содержащееся в пробирках вещество было заявлено как «рекомбинантный ангиогенин человека», произведенный в НИИ молекулярной биологии и биофизики Сибирского отделения АН РФ. Стоимость 10-граммового груза в контракте и спецификации была оценена в 56,92 миллиона долларов. Соответственно, возврат НДС из федерального бюджета должен составлять более 8 миллионов долларов.
     Таможенники имели веские основания для сомнений в добросовестности этой экспортной операции. При мировой цене на ангиогенин 7-7,5 миллионов долларов за один грамм она выглядела либо демпингом, либо поставкой некачественного товара. Кроме того, в случае отказа в оформлении, пришлось бы из государственных средств возмещать стоимость «сорванного контракта», поскольку его срок истекал.
      Вся операция была хорошо продумана, однако ее организаторы недооценили профессионализм специалистов таможни. Одним из основных условий выпуска товара стало изъятие образцов для последующего исследования. Проведенное в одном из академических институтов Москвы молекулярное исследование показало, что представленное вещество имеет ряд физико-химических отличий от ангиогенина. В частности, содержащийся в пробирках белок имеет иную последовательность аминокислот. Таким образом, под видом ангиогенина произведен экспорт иного вещества, который не имеет столь высокой стоимости и не соответствует требованиям рынка.
      На основании данного заключения 1 августа т.г. Южная оперативная таможня возбудила дело об административном правонарушении по ч.2 16.2 КоАП РФ по факту недостоверного декларирования – несоответствия заявленных в таможенной декларации сведений фактическому грузу. Эта статья предусматривает наложение административного штрафа в размере от половинной до двукратной стоимости товаров, явившихся предметом правонарушения. Кроме того, материалы направлены в органы прокуратуры для проведения проверки  на предмет наличия или отсутствия признаков преступления, предусмотренных ст. 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество). Направлены соответствующие письма в налоговые органы по месту нахождения фирм-экспортеров.
     Взаимодействие правоохранительных и налоговых органов по этим вопросам определено совместным приказом Генеральной прокуратуры РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Министерства по налогам и сборам РФ, ГТК РФ от 4 апреля 2003 г. № 16/226/219/БГ-3-06/166/370. Им утвержден «Порядок взаимодействия налоговых и правоохранительных органов по противодействию неправомерному возвращению налога на добавленную стоимость из федерального бюджета в отношении товаров, вывозимых за пределы таможенной территории Российской Федерации».
 
2.2.         Завышение цены экспортного товара.
       Искусственное завышение цены экспортируемого товара – одна из самых популярных «экспортных» схем, основывающаяся на том, что налогоплательщику возмещается НДС по экспортному товару, исходя из его фактической стоимости, которая порой может быть завышена.

2.2.1.                 Налоговая выгода от завышения цены экспортного товара.

        Если речь идет об искусственном завышении цены товара, то дело обычно обстоит таким образом, что перед тем как отправиться на экспорт, российский товар нередко проходит через целую цепочку отечественных продавцов. Каждый из них перед перепродажей повышает цену этого товара с целью получения собственного «навара». Таким образом увеличивается его общая стоимость, а также и общая сумма НДС, уплачиваемая в бюджет.     Однако в конце концов организация-экспортер, которая отправит товар за рубеж, получит право на возмещение «входного» НДС в полном объеме.

     Однако если в обычных условиях процесс увеличения цены происходит естественным образом, и существенной налоговой выгоды у его участников, как правило, не возникает, то когда речь идет о схеме, цена товара, напротив, искусственно «раздувается», поскольку единственной целью организаторов данного механизма является именно получение возмещения по НДС.
     Словом, разные схемы по искусственному завышению цены экспортного товара могут иметь свои особенности, но в любом случае все они основаны на принципе: чем больше «входной» НДС по экспортным операциям, тем большая сумма может быть возмещена из бюджетной системы России.

2.2.2.  Искусственное наращивание цены товара, отправляемого на экспорт.

     Для искусственного наращивания цены экспортных товаров в цепочку его поставщиков вовлекаются фирмы-однодневки, подконтрольные организации-экспортеру. Так, по документам товар поступает от производителя к фирме-однодневке по цене немного выше, чем цена приобретения. Затем товары двигаются к следующему звену в цепочке, формально повышая свою стоимость, пока не дойдут до экспортера. Стоимость экспортных товаров также может наращиваться за счет якобы оказанных услуг хранения, перевозки и т.д.
     Каждая однодневка из цепочки поставщиков, получив выручку от реализации товара (вместе с подлежащей уплате в бюджет суммой НДС) и оформив документы, необходимые следующему перепродавцу для зачета сумм НДС по приобретенным товарам, в бюджетную систему России, конечно же, ничего не платит и вскоре «испаряется». Именно поэтому обязательным условием функционирования любой такой схемы выступает необходимость участия в ней одной или нескольких фирм-однодневок, в противном случае никакой налоговой выгоды нет.
      Интересно, что на сколько бы ни завышалась цена перепродаваемого товара и через сколько бы организаций он ни проходил, деньги в конце концов, все равно попадут в один карман. Поэтому «перегонка» денег из одной подконтрольной организации в другую для организатора схемы не связана с возникновением каких-либо реальных затрат.
      После всех этих перипетий товар, наконец, поступает к реально существующей организации-экспортеру, и цепочка поставок прерывается. Товар отправляется за рубеж.
       Причем в действительности передача товара обычно происходит только один раз: от производителя к экспортеру – и сразу на экспорт. К остальным организациям цепочки товар переходит лишь по документам (без фактического движения). Задача этих организаций ограничивается постепенным увеличением стоимости товара, а также размыванием связи экспортера с фирмой-однодневкой.
      Таким образом дополнительные поставщики, в первую очередь, играют роль «прокладок» между «белой и пушистой» организацией-экспортером, которая должна обладать безупречной репутацией для того, чтобы иметь возможность беспрепятственно получить вычет по НДС, и нечистыми на руку фирмами-однодневками, создаваемыми, как правило, для проведения одной-двух операций.
       В итоге экспортер в суде со всей уверенностью сможет заявить, что с недобросовестным поставщиком он сам дел не имел и поэтому не может отвечать за его действия.
       После оплаты товара иностранным покупателем деньги движутся в обратном направлении – от экспортера по цепочке однодневок до существующего производителя, причем в каждой однодневке оседает часть денег, которая впоследствии «обналичивается». А сама однодневка вскоре исчезает, не заплатив в бюджет никаких налогов.

2.2.3. Опасности завышения «экспортного» НДС.

       Описанный механизм уклонения от уплаты налогов небезупречен. Напротив, на основании совокупности предоставляемых инспекторами «признаков недобросовестности» суды очень часто выносят решения не в пользу налогоплательщиков.
       Основным доводом налогового органа становится наличие фирм-однодневок среди поставщиков экспортера, заявившего о возмещении НДС. Ведь по результатам встречных проверок поставщиков экспортера обычно выясняется, что они не находятся по своим юридическим адресам, отчетность не предоставляют, налоги не уплачивают, а за всю свою историю совершили всего одну-две сделки…
      Другой аргумент – в действиях всех организаций ясно прослеживается согласованность действий. Так, суд нетрудно будет убедить в том, что участники схемы являются взаимозависимыми лицами. И, хотя этот факт сам по себе и не может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщиков, его установление будет играть важную роль на пути «раскручивания» схемы. Не в пользу налогоплательщиков также могут сыграть такие обстоятельства, как осуществление расчетов по всем операциям в одном банке, в течение непродолжительного времени, и т.п.
      Еще более подозрительно будет выглядеть факт нахождения товара на одном и том же складе во время его неоднократной перепродажи.
     В общем, чем больше сомнительных фактов сможет «откопать» налоговый орган и донести до суда, тем меньше будет у налогоплательщика шансов оправдаться.
2.2.4. Ситуация.
№1.   Создание цепочки из "проблемных" посредников или перепродавцов и направленность операций на искусственное удорожание товаров, работ или услуг.
      Так, ФАС Московского округа рассматривал следующую ситуацию. Лизингодатель А приобрел у продавца Б станок для передачи в лизинг и претендовал на немалый вычет НДС. Налоговики при проверке выяснили, что Б купил этот станок у В, а В - у импортера Г. При этом все три участника цепочки движения товара к лизингодателю (Б, В, Г) являются "проблемными", их руководители от дачи объяснений уклоняются. В и Г учреждены одним и тем же лицом. Все операции: ввоз станка, три перепродажи и передача станка в лизинг - проведены и оформлены документально одной датой. Но этого хватило, чтобы во время "движения" станка от Г к А его цена выросла в 2 раза относительно таможенной стоимости и в 72 раза относительно стоимости, указанной в товаросопроводительных документах при оформлении ввоза станка импортером Г.
№2.  Компания получила выручку в сумме 1 180 000 руб. (в том числе НДС -180 000 руб.). Затраты организации составили 200 000 руб. (без НДС). Сумма НДС по данным затратам, перечисленная поставщикам, равна 36 000 руб. В результате фирма должна заплатить в бюджет НДС в сумме:
180 000 - 36 000 = 144 000 руб.
Сумма налога на прибыль составит:
(1 180 000 - 180 000 - 200 000) х 24% = 192 000 руб.
Общая сумма платежей по этим налогам будет равна:
144 000 + 192 000 = 336 000 руб.
Предположим, компания решила заключить договор с фирмой-"однодневкой" на оказание консультационных услуг. Сумма договора составила 700 000 руб. (без НДС). Сумма НДС, перечисленная "однодневке", составила 126 000 руб. За услуги по обналичиванию денег было удержано 5% от суммы договора (то есть 41 300 руб.).
Итак, в данном случае сумма НДС, которую надо заплатить в бюджет, составит:
180 000 - 36 000 - 126 000 = 18 000 руб.
Сумма налога на прибыль составит:
(1 180 000 - 180 000 - 200 000 - 700 000) х 24% = 24 000 руб.
Итого общая сумма налогов:
18 000 + 24 000 = 42 000 руб.
Это на 294 000 руб. (336 000 - 42 000) меньше, чем в том случае, если бы компания работала без применения схемы. При этом, используя схему, фирма теряет дополнительно 41 300 руб. при обналичивании. Однако в любом случае денежная экономия представляет довольно внушительную сумму. Она составит:
294 000 - 41 300 = 252 700 руб.
№3.   Экспортер купил товар на сумму 100 руб. плюс 18 руб. НДС. Продал российскому покупателю за 150 руб. плюс 27 руб. НДС. Финансовый результат от реализации 50 руб. (150 – 100), то есть рентабельность экспортной операции составила 33 % ((50,0 р. / 150,0 р.) х100 %).
Но, вот, покупателем выступает зарубежная организация. Она купит тот же товар без НДС за 150 руб., экспортер же при отсутствии возмещения получит доход только 32 руб. (150 – 118). Рентабельность составит лишь 21 % ((32,0 р. / 150 р.) х 100 %).
Мы видим, что прибыль экспортера при отсутствии возмещения НДС меньше прибыли от экспортной операции, при которой применяется механизм возмещения НДС, на 18 руб. (50 – 32).
 
 
 
 
III.  ТРУДНОСТИ ВЫЯВЛЕНИЯ НЕПРАВОМЕРНОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ НДС.
      Поскольку неправомерное возмещение налога на добавленную стоимость является угрозой экономической безопасности Российской Федерации в сфере внешнеторговой деятельности и имеет ряд особенностей, затрудняющих процесс выявления и доказывания фактов неправомерного возмещения:
      1) зарубежные фирмы — покупатели по указанным в договоре реквизитам не находятся или вообще не существуют либо находятся в офшорных зонах зарубежных государств, что делает получение информации об их деятельности практически невозможным;
      2) затруднительно установить природу поступивших из-за границы (в счет оплаты контрактов) денежных средств;
      3) передача продукции зачастую производится через посредников, которых реально не существует или расположенных в других странах и зарегистрированных, как правило, в офшорных зонах зарубежных государств или реально не существующих, что делает практически невозможным установить местонахождение товара;
     4) российские предприятия — экспортеры, как правило, не являются производителями экспортируемой продукции, а закупают ее у российских фирм, зарегистрированных по утерянным или поддельным документам либо фактическое местонахождение которых  установить не удается;
    5) расчеты за покупаемую продукцию зачастую производятся ликвидными векселями коммерческих банков России либо на расчетные счета предприятий, зарегистрированных по поддельным/утраченным документам, что значительно затрудняет дальнейшее отслеживание движения денежных средств и установление их получателей;
    6) как правило, российские предприятия — экспортеры создаются для осуществления одной-двух подобных сделок и ликвидируются сразу после возмещения НДС либо являются крупными производителями, а подобные схемы «фиктивного экспорта» используют для зачета причитающегося к уплате НДС;
    7) стоимость подобных контрактов исчисляется в миллионах долларов США, соответственно и сумма возмещения имеет значительные размеры, поэтому руководители вышеуказанных предприятий в целях обеспечения «безопасности» возмещения  НДС стремятся избежать каких-либо других нарушений законодательства.
    Вместе с тем документальное оформление экспортных сделок производится с соблюдением всех требований и приложением необходимых документов, дающих право на возмещение НДС из федерального бюджета. В то же время выявление отдельных признаков недобросовестности предприятия-экспортера не может служить основанием для отказа в возмещении НДС без надлежащим образом проведенной проверки и доказывания вышеуказанных признаков незаконного возмещения.
      В целях проверки фирм-импортеров, расположенных на территории зарубежных государств, российская сторона направляет запросы в компетентные органы этих государств. Однако своевременное получение требуемой информации осложнено позицией некоторых стран, в особенности имеющих на своей территории офшорные зоны, которая выражается в привлечении иностранного капитала без проверки природы его происхождения, с обеспечением конфиденциальности информации по экспортным сделкам и сохранением банковской тайны.
 
 
 
 
 
 
 
 
IV.             СПОСОБЫ БОРЬБЫ С НЕЗАКОННЫМ ВОЗМЕЩЕНИЕМ НДС.
     Предложений по борьбе с незаконным возмещением экспортного НДС множество: от законодательного разрешения возмещать НДС только тем фирмам, которые сами производят и экспортируют товар, до полного отказа от возврата налога.
      Еще совсем недавно широко обсуждалась идея ввести специальные счета. Смысл ее заключался в том, что при расчетах компаниям пришлось бы переводить суммы налога на спецсчет. С него можно было бы тратить средства только на уплату НДС в бюджет или партнеру. Однако если ввести такую практику, то большая часть оборотных средств фирм окажется замороженной на спецсчетах. Более того, нет никакой уверенности, что мошенники не придумают другие схемы, а от неудобных спецсчетов пострадают лишь добросовестные экспортеры.
     Были и другие проекты. Например, совсем отменить НДС, введя налог с продаж. Или законодательно обязать экспортеров отвечать за своих поставщиков, и самим доказывать налоговикам, что те НДС в бюджет перечислили.
     Но это еще не все. Для решения проблемы экспортного НДС чиновники предлагают ужесточить борьбу с однодневками, изменив условия регистрации фирм. Они мечтают ввести электронную систему контроля экспортируемых товаров, объединив базы данных налоговиков и таможни.
      Есть и более простые предложения – увеличить срок возмещения НДС с трех месяцев до шести. Налоговики считают, что уж за полгода они успеют разобраться, что к чему.
      Однако на сегодняшний день все эти проекты так и остались проектами. А на вооружении у проверяющих – лишь подробное описание уже разоблаченных махинаций да перечень признаков, которые могут свидетельствовать о том, что «дело нечисто».
     Так, у московских налоговиков есть специальное руководство: обзор схем и способов уклонения от уплаты налогов, направленных на возмещение НДС из бюджета. Этот документ обязаны изучать все сотрудники, имеющие отношение к налоговым проверкам.
 
V.               ДИНАМИКА ВОЗМЕЩЕНИЯ НДС.
     Возмещение НДС растет гигантскими темпами и к 2013 году согласно данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования сравняется с поступлениями налога. Об этом свидетельствует устойчивый рост доли налоговых вычетов и возмещения по экспорту в начисленном НДС. В 2006-м экспортеры возместили 708,3 миллиарда рублей, что в 1,3 раза больше, чем в 2005-м. А в I квартале 2007-го - уже 170,1 миллиарда рублей, что на 12,4 процента больше, чем за первые три месяца 2006 года. Существенная часть налоговых вычетов и возмещений - следствие уклонения от уплаты налога. Сегодня уровень собираемости налога на добавленную стоимость согласно данным, приведенным в докладе Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, составляет около 70 процентов.
    При сохранении сложившейся тенденции ускоренного роста налоговых вычетов и возмещений, считают экономисты, они достигнут общего объема начисленного НДС, что будет означать экономическую бессмысленность налога и необходимость его замены.
     Налоговый орган проверяет представленные документы на предмет достоверности указанных в них сведений и прин
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.