На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Бюджет России 19 в.

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 07.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 

Введение                                                                                                    3 1 Сущность, структура бюджета 19в.                                                     5
1.1 Государственный  бюджет России 19в.                                                   5
1.2 Кризис  бюджета 19в.                                                                          9
2 Роль реформы Витте в 19в.                                                                16
2.1 Предпосылки  и подготовительные меры
 к  проведению реформы                                                                        16
2.2 Хронология  и суть реформы                                                          25 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
Экономическое развитие России в первой половине XIX в. можно охарактеризовать как  предкризисное, поскольку в экономике  переплелись самым сложным образом  старые, феодальные формы хозяйства  и новые, рыночные отношения. В эти  годы стало ясно, что страна не может  двигаться вперед с тяжелыми кандалами  крепостного права, но сделать радикальные  шаги в этом направлении оказалось  очень трудно. Этим обусловлена противоречивость многих мероприятий в период правления  Александра I и Николая I. 
К началу XIX века Россия занимала огромную территорию от Прибалтики до Дальнего Востока. Население страны к середине века составило около 74 млн. человек. Оно состояло из многочисленных народов, проживавших на бескрайних землях, и это также накладывало отпечаток на состояние экономики. 
Актуальность исследуемой проблемы обусловлена тем, что в это время капиталистические производственные отношения начинают проникают во все сферы экономики, углубляется общественное разделение труда, вырисовывается специализация промышленных и аграрных районов, что приводит к оживлению хозяйственных связей. Хотя рост промышленности и городов требовал увеличения сельскохозяйственного производства и повышения его товарности, сельское хозяйство - главная отрасль экономики России - развивалось по-прежнему крайне медленно.  
В 30-40-е годы XIX века в России начинается промышленный переворот - переход от мануфактур к фабрикам, основанным на машинной технике. Этот период занял примерно полстолетия. Промышленный переворот в России начался в эпоху крепостного права, а завершился уже в эпоху капитализма. В первую очередь он произошел в тех отраслях, где преобладал вольнонаемный труд. 
Естественно, что промышленный переворот имел свои социально-экономические последствия. Повысилась производительность труда, увеличился выпуск продукции, возникли первые машиностроительные. Однако техническая база, основанная на крепостном труде, была слаба.  
Что касается крупного капитала, то он сконцентрировался в основном в торговле и ростовщичестве. Капиталистические отношения охватили и сферу обращения; происходит смена форм внутренней торговли. Так, в городах ярмарки заменяются магазинами и лавками.  
Финансово-кредитная система и денежное обращение в первой половине XIX в. испытывают постоянные трудности из-за дефицита бюджета, увеличения государственного долга, нарастания инфляционных процессов.  
В начале XIX в. М.М. Сперанским был разработан проект финансовых реформ, намечавший широкий спектр мероприятий - образование частных банков, введение протекционистского тарифа, переход от подушного обложения к поземельному, замена винного откупа акцизом. Однако проект не был реализован, его идеи использовались в последующих преобразованиях. 
Главную роль в осуществлении реформ сыграла экономическая исчерпанность крепостничества - незаинтересованность крестьян в результатах труда, жестокая эксплуатация и деградация аграрного сектора производства. Все это привело к росту социальной нестабильности и активности низов общества и радикально настроенных общественных деятелей. Для того чтобы сложившаяся ситуация не привела к революции, правительство было вынуждено пойти на проведение реформ. 
Отечественная историография и источниковая база исследуемой проблемы очень велика, поэтому имеет смысл оставаться лишь на основных направлениях в этой области. 
Отечественная историография XIX века отражает проблемы общества в переломные периоды развития нашей страны. В середине XIX в. в России начало формироваться новое, индустриальное общество. Это сопровождалось изменением господствующего мировоззрения. Взгляды Татищева, Карамзина, Погодина стали восприниматься как архаичные. Появились труды Н.И.Костомарова, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского. 
В начале ХХ в. произошла очередная смена общественного строя. В этот переходный период в отечественную историческую науку пришли выдающиеся историки - представители разных исторических школ: государственник С.Ф.Платонов, создатель "пролетарско-интернационалистской" школы М.Н.Покровский, весьма оригинальный философ (склонный, впрочем, к позитивизму) Р.Ю.Виппер. 
В советский период исторические школы последовательно сменяли друг друга: "школу Покровского" в середине 1930-х гг. сменила "патриотическая школа", на смену которой пришла "новая советская историческая школа" (с конца 1950-х гг.), в числе приверженцев которой можно упомянуть А.А.Зимина, В.Б.Кобрина, Р.Г.Скрынникова. 
Большой вклад в изучение России 19 века внес академик А.П. Погребинский (1905-1979). Работы А. П. Погребинского посвящены исследованию проблемы взаимодействия общих закономерностей капиталистического развития и специфических экономических, социальных и исторических особенностей, их проявления в России.

1 Сущность,  структура бюджета 19в.
1.1Государственный  бюджет России 19 века. 
Бюджет, как сбалансированный финансовый план доходов и расходов государства на ближайший год, стал формироваться в России лишь в начале XIX столетия. К тому времени финансовая и эмиссионная политика правительства под давлением внешних обстоятельств приобрела явно авантюрный характер. Дело в том, что бумажные деньги одновременно обслуживают две относительно обособленные, но все же связанные между собой сферы: рынок и бюджет. На рынке они используются в основном как средства обращения, меры стоимости и платежа. В сфере государственных финансов они применяются не только в качестве платежного средства, но и как инструмент реализации принудительных займов или налогов, в зависимости от того, намеренно ли правительство изъять излишние деньги из обращения или девальвирует их. 
В сфере государственных финансов после 1786 г. фискальная функция бумажных денег приобрела главное значение. Их эмиссия стала основным источником покрытия растущего разрыва между расходами и доходами государства. Рынок был переполнен ассигнациями. В 1802 г. обмен ассигнациями даже на медные деньги был окончательно приостановлен. Но, эмиссия их продолжалась, поскольку войны с Наполеоном требовали все новых, растущих расходов. Кстати, французы "помогали" в этом деле: они завезли в Россию большое количество фальшивых ассигнаций. 
Государственные расходы выросли за одиннадцать лет больше, чем в четыре раза, а обыкновенные доходы - только в три. Дефицит пришлось покрывать в основном за счет эмиссии ассигнаций и внутренних займов среди различных кредитных учреждений. В 1814-1815 гг. курс акций на петербургской бирже упал до самого низкого уровня - 20 копеек серебром. Возникла реальная угроза полного расстройства денежной системы страны. Правительство давно уже лихорадочно искало выход из создавшегося положения. Чтобы повысить спрос на бумажные деньги, еще в 1812 г. ассигнации были официально объявлены основным платежным средством. Все расчеты между казной и частными лицами должны производиться на основе ассигнаций. При этом устанавливался их принудительный курс: 1 бумажный рубль приравнивался к 50 коп. серебром. Такие меры не остановили продолжающегося обесценения ассигнаций. Только после окончания войны их рыночный курс поднялся до 25.3, а еще через год - 26.4 копейки. Главным направлением дальнейшего укрепления денежной системы, по мнению министра финансов Д. Гурьева, должно было стать сокращение на половину или хотя бы на одну треть общего объема ассигнаций, находящихся в обращении. Для того, чтобы получить деньги для их выкупа, пришлось выпустить несколько внутренних займов. За пять лет удалось с немалым трудом "вытащить" из оборота бумажных денег на 240 млн. руб. За это же время их курс повысился менее, чем на 1 копейку. 
Весной 1823 г. новым министром финансов был назначен Е. Ф. Канкрин. Ученый по призванию и опытный хозяйственник-практик Егор Францевич соединял в себе гибкий ум, огромное трудолюбие, честность, энергию и упрямство человека, который мог спорить и даже не соглашаться с Николаем I, если считал, что этого требуют интересы дела. 
В своей деятельности как министр финансов он опирался на выработанную им общую концепцию подъема российской экономики, в том числе, торговли, промышленности, сельского хозяйства, а также науки и образования. Исходная предпосылка - наведение порядка в государственных финансах, прежде всего, установление равновесия бюджета. В этой связи он постоянно требовал и добивался рационального, бережливого отношения к расходованию финансовых ресурсов. 
Государственные расходы и доходы в период работы Е. Канкрина 
(1823, 1833 гг. млн. руб. в ассигнациях, 1843 г. - серебряных)2 
1823 1833 1843 Расходы, всего: 479.1 495 740.3 в том числе: Военное и Морское мин-ва 222.3 208.1 287 платежи по госдолгу 66.3 73.6 94.5 Доходы, всего: 463.4 501.7 777.7 в том числе: обыкновенные 407.2 471.8 690.6 из них: прямые налоги 133.2 121.0 161.7 Питейные 131.2 116.9 190.8 Займы 51.3 27.0 78.7  
Конкретные данные подтверждают, что линия на сдерживание государственных расходов, особенно в первое десятилетие деятельности Е. Канкрина, дала заметные результаты. Их общий объем в 1833 году по сравнению с 1823 годом увеличился всего на 3.3%. Военные расходы даже снизились. Удалось стабилизировать бюджеты Министерства иностранных дел, МВД, императорского двора и других.  
В то же время возросли затраты на народное образование, строительство дорог, а также платежи по государственному долгу. За первое десятилетие снизились подушные и другие прямые налоги. В то же время вдвое возросли таможенные сборы, что не только увеличило поступление денег в казну, но и защищало молодую еще национальную промышленность. 
Главным плодом своих свершений на посту министра финансов Е. Канкрин считал успешно проведенную денежную реформу, позволившую восстановить серебряное обращение в России. К достижению этой цели он приближался поэтапно, хотя определенные сбои в ритм такого движения внесли: война с Турцией (1828-1829 гг.), восстание в Польше, неурожаи хлебов. На начальном этапе, в 1827 г., было официально разрешено при взносах в казну некоторых налоговых платежей принимать от населения серебро по биржевому курсу 1: 3.7 или 27 копеек серебром за рубль ассигнациями. Формально это означало девальвацию бумажных денег, но фактически население уже несколько десятилетий использовало примерно такой курс в хозяйственной практике.  
Эксперимент прошел удачно, и в 1830 г. в 27 губерниях разрешили принимать металлические деньги при платежах за все подати и сборы по чуть уточненному курсу 27.4 копейки. Благодаря этому предприятию резко увеличился приток в казну звонкой монеты. Люди привыкли к забытой уже форме металлических денег, которые начали обращаться на рынке наравне с ассигнациями. Последние постепенно стали превращаться как бы во вспомогательные деньги. Тем не менее спрос на них возрос, поскольку и продавцы, и покупатели убедились на практике в устойчивом характере курсовой стоимости ассигнаций.  
1839 год принято считать началом денежной реформы Е. Канкрина серебряный рубль объявили базовой монетной единицей и установили его твердый курс по отношению к ассигнациям. С 1 января 1940 г. при государственном коммерческом банке открылись депозитные кассы для привлечения вкладов населения в звонкой монете. В обмен вкладчик получал специальные депозитные билеты достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 рублей серебром. Такие билеты имели хождение наравне с серебряной монетой по всей стране. Очень быстро население привыкло к тому, что: 
в качестве платежного средства везде можно использовать и звонкую монету, и бумажные деньги; 
курс ассигнаций в течение длительного времени остается практически стабильным; 
при совершении крупных платежей использование денежных купюр предпочтительнее по сравнению с металлическими монетами3. 
В конце 1841 г. депозитные билеты были заменены кредитными билетами. Еще через два года оставшиеся в обращении ассигнации были выкуплены по курсу 3.5 рубля ассигнациями = 1 серебряному рублю или 1 рубль ассигнациями приравнивался к 28.6 копейкам серебром.  
Несмотря на то, что стабилизация денежного обращения и была достигнута, она имела кратковременный характер
 

1.2 Кризис бюджета 19в.
 
В предшествующем великим реформам тридцатилетии  государственные финансы крепостной России находились в состоянии глубокого  упадка. Две основные черты финансовой системы дореформенной России - секретность  и бесконтрольность - порождали произвол и невероятную расточительность в расходовании государственных  средств, казнокрадство и всевозможные должностные преступления. Все это приводило к перерасходованию установленных смет, усиливало потребность во внесметных расходах.
Созданные в 1802 г. в России восемь министерств  должны были в октябре представлять министерству финансов свои сметы на будущий год. Все ведомственные  сметы сводились министерством  финансов в единую роспись, а затем  рассматривались в кабинете министров  и представлялись царю на утверждение. Однако ведомственные сметы составлялись без необходимого обоснования и  в большинстве случаев носили огульный характер. Создание обособленных внебюджетных капиталов развивалось  в двух направлениях. В первом случае некоторые ведомства были наделены правом полной автономии, они имели  собственные источники доходов и самостоятельно распоряжались принадлежащими им средствами. Финансы таких ведомств общегосударственной бюджетной росписью совершенно не учитывались (финансы удельного ведомства, доходы от так называемых кабинетных имуществ, воспитательных домов и др.) Во втором случае бюджетная политика середины XIX в. характеризовалась стремлением многих ведомств к децентрализации. Почти все министерства имели свои собственные капиталы, которые можно было расходовать вне всяких сметных предположений бюджетной росписи. Многочисленные бюджетные изъятия усиливали бесконтрольность и путаницу, царившие в области дореволюционных финансов. Они приняли настолько распространенный характер, что иногда само министерство финансов проявляло инициативу в выделении внутри ведомств специальных бюджетных капиталов. Так, в военном министерстве был создан особый запасной фонд, который оставался неприкосновенным вплоть до начала войны. К тому же каждое ведомство и министерство могло в середине года испросить у царя разрешения на дополнительные кредиты без предварительного согласования с министерством финансов. Такой порядок сверхсметных ассигнований мотивировался требованиями секретности или быстроты. Кроме того, государственным учреждениям разрешалось расходовать средства, установленные бюджетными сметами, в любом случае все время и даже по окончании бюджетного года. Все это привело к невероятной путанице и неразберихе.
До какой  степени была распространена практика внесметных расходов, можно видеть из того, что в течение всей второй четверти XIX в. не было ни одного года, чтобы  действительно произведенные государственные  расходы не превышали предположений  бюджетной росписи. Министерство финансов признавало, что отсутствие бюджетного единства не дает возможности установить общую картину государственных  доходов и расходов. Государственные  чиновники отмечали, что "составить  смету, хотя бы приблизительную, всех собственных  доходов и расходов по государству  не только трудно, но даже невозможно". Но положение оставалось неизменным.
Сохранившиеся данные о бюджете России в предреформенный  период отражают лишь централизованную часть государственных финансов и не дают никакого представления  об отдельных, обособленных капиталах  и сметах, существовавших помимо общей  росписи. Это обуславливалось тем, что многие ведомства дореформенной  России пользовались правом самостоятельно получать доходы и расходовать эти  средства вне всякой связи с общегосударственной  бюджетной росписью.
Логическим  следствием множественности и неупорядоченности  бюджетного дела было отсутствие кассового  единства. Каждое ведомство могло  хранить любые суммы капиталов  и средств в своих кассах неограниченное время, сужая возможности министерства финансов в манипулировании наличностью.
Весьма  характерно было и то, что в ряде законодательных актов специально подчеркивалась сугубая секретность  бюджетных росписей, которые не подлежали  рассмотрению даже высших государственных  учреждений. Вплоть до финансовой реформы 1862 г. государственный бюджет нигде  не публиковался и утверждался царем  в секретном порядке. "До 1862 г., - писал в своем дневнике А. Н. Куломзин, - финансы, т. е. бюджет, его размер и положение, доходность налогов и монополий казны - все это составляло предмет непроницаемой государственной тайны". Когда для занятий с Александром II, в бытность его наследником, потребовалась роспись, то министр финансов Канкрин выдал ее только со специального разрешения царя.
Николай I был непреклонно убежден в  необходимости полной секретности  бюджета, также как и в том, что бесконтрольное расходование государственных  средств - неоспоримое преимущественное право государственной власти. Когда  в 1850 г. бюджет страны был сведен с  дефицитом в 33,5 млн. руб., Николай I приказал скрыть создавшееся положение даже от государственного совета. По приказанию царя министерство финансов в графе  расходов по военному ведомству показало на 38 млн. руб. меньше, чем предполагалось. Таким образом, на 1850 г. существовали две бюджетные росписи: одна - фальсифицированная , утвержденная государственным советом, и вторая - действующая, утвержденная царем. Секретность бюджета усиливала  произвол и казнокрадство, господствовавшие в государственном аппарате. Этому  также способствовала и полная бесконтрольность расходования государственных средств. Организованный во времена Александра I Особый государственный контроль не имел никакого серьезного значения. Вплоть до финансовой реформы 1862 г. органы государственного контроля не пользовались правом документальной ревизии по подлинным  книгам, а производили лишь поверхностную  проверку генеральных отчетов ведомств. Государственный контролер В. А. Татаринов в своем отчете царю за 1865 г. так характеризовал состояние  контрольного дела в дореформенной  России. Действовавшая в империи  до настоящего времени система отчетности состояла преимущественно в том, что кассы ревизовались по книгам и документам и притом окончательно самими управляющими, при коих они  состояли, а государственный контроль проверял действия распорядителей не по документам, а по генеральным  отчетам, составленным высшими распорядительными учреждениями из местных отчетов подведомственных губернских учреждений.
Все попытки  либеральных представителей царской  администрации расширить права  государственного контроля и превратить его в орган, способный бороться с преступлениями и произволом в  области расходования государственных  средств, были неудачными. Так, выдвинутый генералом Киселевым проект представления  государственному контролю права документальной ревизии вызвал резкий протест со стороны чиновников. Министр финансов Канкрин утверждал, что "всякая совершенно посторонняя ревизия будет более вредна, нежели полезна".
Кризисное состояние финансовой системы России определялась и несовершенством  налоговой системы. Основная тяжесть  налогов падала на крестьянство, составлявшее подавляющую часть производящего  населения, в то время как дворянство, в руках которого находилась большая  часть земельной собственности, прямых налогов не платило вообще. Выплата подушной подати, а также  земских и натуральных повинностей  была непосильной для значительной части крестьянства. Миллионы крестьянских хозяйств были не только не рентабельны, но лишь с трудом позволяли крестьянам существовать на грани нищеты. В  отчете департамента полиции за 1844 г. отмечалось, что одной из главных  причин народных восстаний было чрезмерное обременение крестьянства денежными  поборами со стороны помещиков и  государства. Итогом такой налоговой  политики стало накопление и рост недоимок при сборе налогов. Так, в 1848 г. подушная подать была собрана  полностью только по одной пятой  всех губерний страны, в остальных  же недоимки составили до 40% оклада. Нищее крестьянство было неспособно оплатить весь объем налогов. Созданные специальные воинские команды, которые с помощью розог и продажи жалких крестьянских пожитков с торгов выколачивали из крепостного населения последнее имущество, реальных результатов не дали.
Таким образом, государство само разорило себя, так как налоги не соответствовали  реальным возможностям налогоплательщиков и не оставляли им достаточно средств  для развития хозяйства. С этим соглашался и Канкрин. "Богатый народ может  давать и большой доход, а вымогать оный у бедного - значит срубать дерево для получения плодов", - писал  он.
Крымская  война гибельно отразилась на положении  основной массы налогоплательщиков крестьян, ускорила и усугубила процесс  их разорения. Значительная часть трудоспособного  мужского населения была оторвана от производительного труда. Кроме  того, крестьянское хозяйство должно было нести тяжесть поставки лошадей (во время войны у крестьян было мобилизовано 150 тыс. лошадей). Усилилась  и подворная повинность, так как  средства передвижения для перевозки  войск должны были поставляться крестьянами. Крепостные крестьяне погибали не только на полях сражений, но также от холерной эпидемии, распространившейся в стране в военные годы. Само собой разумеется, что все это сократило и  без того ничтожную податную способность  крестьян и привело к росту  недоимочности. Если в 1851 г. сумма недоимок по подушной подати составляла 110 млн. руб., то в 1855 г. она выросла уже до 140 млн. руб.
Крымская  война еще более ухудшила состояние  финансов страны и вызвала полное расстройство денежной системы. Дефицитность бюджета, существовавшая и до войны, усугубилась в этот период еще  и тем, что расходные сметы, установленные  в бюджетной росписи, вовсе не были обязательными для ведомств, большинство которых в середине бюджетного года испрашивало и получало дополнительные ассигнования. Благодаря  этому расходная часть бюджета  намного превысила суммы, предусмотренные  государственной росписью.
Одним из источников, за счет которого покрывалась  дефицитность бюджета, были "позаимствования" казны из привлеченных средств государственных  кредитных учреждений. За период с 1850 по 1860 г. казна заняла в дореволюционных банках 296 млн. руб. Кроме того, в течение этого десятилетия правительство выпустило кредитных билетов на 400 млн. руб.; за 1854 и 1855 гг. заключило два иностранных займа на 100 млн. руб. и, наконец, в 1859 г. выпустило 5% банковские билеты на сумму в 277 млн. руб.
Платежи по государственному долгу (проценты и  погашения) составляли значительную статью расходной части государственного бюджета. Накануне отмены крепостного  права на это затрачивалось около 50 млн. руб. Другим наиболее крупным и непрерывно возраставшим источником поступления денег в казну был так называемый "питейный доход". С 1832 г. по 1862 г. этот вид государственного дохода увеличился почти в 4 раза: с 34 до 127 млн. руб. Накануне финансовых реформ он составлял около 40 % всей доходной части государственного бюджета.
"Питейный  доход" находился на откупе  у нескольких крупнейших купцов  и впоследствии стал важнейшим  источником первоначального накопления  капитала в России - Бенардаки,  Кокарев, Мамонтов, Гинзбург и  многие другие винные откупщики  нажили миллионные состояния.  Из их среды вышли впоследствии  крупнейшие предприниматели, железнодорожные  концессионеры и банкиры. Однако  в целом откупная система имела  отрицательное воздействие на  экономику страны.
Известный русский статистик А. Арсеньев писал  в 1817 г., что винный откуп "от беднейшей  части народа вытягивал последнюю  копейку, не токмо многие семейства  оставляет без пищи, одежды и самонужнейшего содержания, но есть виной великого числа недоимок в податях государственных, которые, будучи пропиты в кабаках, в казну не поступают". Накануне реформы даже министерство финансов признавало вред откупной системы, отмечая, что она разоряет широкие слои населения и таким образом способствует созданию недоимок по другим видам налогов. Важнейшим следствием слабости и неустойчивости государственных финансов было расстройство денежной системы. Проведенная в 1839 - 1843 гг. денежная реформа, основывавшаяся на началах биметаллизма, в ходе которой доходы и расходы страны начали производить в серебряном исчислении (3 р. 50 коп. приравнивались к одному серебряному рублю), а выпущенные новые кредитные билеты разменивались как на золото, так и на серебро, только на короткое время восстановила размен и нормальное денежное обращение в стране.
Начавшаяся  через 10 лет Крымская война вновь  заставила правительство прибегнуть к бумажно-денежной эмиссии как  к важнейшему источнику покрытия военных расходов и послевоенных дефицитов. Начиная с этой войны  вплоть до конца XIX в., в России господствовало неустойчивое бумажно-денежное обращение.
Таким образом, и бюджет, и финансовая политика, и денежное обращение явно не соответствовали  тем задачам, которые стояли перед  страной в предреформенный период. Буржуазное преобразование финансов стало  уже назревшей необходимостью.
  2 Роль реформы Витте в 19в.
  2.1 Предпосылки и подготовительные меры к проведению реформы.
Окончание ХIХ века охарактеризовалось в России проведением крупнейшей финансовой реформы, качественно изменившей положение  русской денежной единицы. Рубль  стал одной из стабильнейших валют  мира. Преобразования 1895-1897 гг. явились  составной частью широкой программы  экономических нововведений 90-х гг. Они ускорили индустриальную модернизацию России и в последующем помогли народнохозяйственному организму выдержать тотальные потрясения русско-японской войны и революции 1905-1907гг. Реформа отразила острую потребность государства преодолеть очевидную архаическую замкнутость, рыхлость и неэластичность многих основополагающих финансовых структур и в первую очередь самого рубля. Она способствовала интеграции России в систему мирового рынка.
  Развиваясь  в русле мировых тенденций  экономического развития, российский капитализм в последней четверти XIX - начале XX веков вступил в империалистическую стадию. Этому способствовал промышленный подъем 90-х гг. XIX века, который наблюдался в большинстве развитых государств того времени. Для империалистического этапа развития были характерны высокая ступень концентрации производства и капитала и возникновение монополистических объединений, которые играли решающую роль в экономическом развитии; слияние банковского и промышленного капитала и возникновение на их основе финансового капитала; значительный вывоз капитала за границу, хотя для экономики вывоз товаров по-прежнему преобладал. В 90-е гг. XIX века в экономике России занимают прочные позиции монополистические объединения - картели и синдикаты, возникает много акционерных коммерческих банков.
  Для обеспечения устойчивого развития экономики российской буржуазии  жизненно необходима была стабильная валюта, которая препятствовала бы обесцениванию денежных капиталов. Провал попыток укрепления кредитного рубля в 60-е-80-е гг. XIX века заставил правительство полностью отойти от дефляционной политики, то есть отказаться от восстановления прежней покупательной способности рубля путем изъятия «лишних» бумажных денег из обращения. С начала 80-х гг. XIX века в России все более настойчиво звучали голоса сторонников перехода к золотой валюте.
  XIX век вошел в историю мирового  денежного хозяйства как время  перехода от биметаллического  денежного обращения к золотому  монометаллизму, более широко известному  под названием «золотой стандарт».  Под «золотым стандартом» понимается  такая денежная система, когда  золото официально признается  и используется в качестве  единственного денежного товара  и всеобщего эквивалента ценностей.  Исторически золотой стандарт  осуществлялся в трех формах - золотомонетной, золотослитковой и золотодевизной (две последние формы существовали в XX веке).
  Золотомонетный  стандарт представлял собой классическую форму золотого стандарта, при которой  в неограниченном количестве чеканятся  полноценные золотые монеты не только для государственных организаций, но и для частных лиц, т.е. любой  человек мог сдать на монетный двор золото в изделиях или сыром  виде и получить соответствующее  количество золотых монет за вычетом  расходов на их изготовление. Золотые  монеты реально циркулировали во внутреннем денежном обращении и  беспрепятственно разменивались на различные денежные заменители - бумажные деньги, векселя, банковские чеки и  иные обязательства по фиксированным  ценам. Золотые монеты и банкноты свободно, без ограничений вывозились за границу и ввозились обратно, что значительно упрощало оплату внешнеэкономических сделок и способствовало развитию мировой торговли.
  Для владельцев денег обеспечивалась максимально  возможная свобода выбора и действий при операциях на внутреннем рынке  и за рубежом, включая автоматический и эквивалентный обмен национальных денежных единиц друг на друга. По некоторым  оценкам, удельный вес полноценных  металлических денег - золотых и  серебряных - в общем объеме денежного  обращения стран мира на протяжении двадцатилетнего периода 1891-1910 гг. колебался в диапазоне 69-86%.
  Столь же свободно совершались международные  расчеты с помощью различных  денежных документов, разменных на золото. Должник мог приобрести на валютном рынке вексель, банковский чек или какое-либо иное обязательство, выписанное в валюте кредитора, и, отослав  его последнему, совершить таким  образом требуемый платеж. Долг можно  было погасить аналогичным документом в национальной валюте должника, в  этом случае кредитор получал необходимые  ему законные платежные средства, реализуя полученное обязательство  на валютном рынке у себя в стране или за границей.
  Режим золотомонетного стандарта по сути дела был не подвержен инфляции, что представляло собой уникальное явление в истории мировой  экономики. В случае падения деловой  активности и сокращения потребности  в наличных деньгах золотые монеты уходили из обращения и оседали  на руках у населения в виде сокровищ, а при расширении потребности  в деньгах золото вновь пускалось  в обращение. При этом в отличие  от предыдущих веков государство  не занималось порчей монет и золотые  деньги сохраняли свою нарицательную  стоимость.
  Первой  золотомонетный стандарт ввела Великобритания в 1816 г, остальные европейские страны перешли от биметаллизма или серебряного монометаллизма к золотому в последней трети XIX века.
  Вхождение России в мировой рынок вызывало настоятельную потребность в  создании денежной системы того же типа, что и в промышленно развитых странах. Неразменность кредитного рубля была причиной очень резких колебаний его валютного курса. Несмотря на то, что рубль был  полностью конвертируемой валютой, продажа иностранной валюты за рубли  внутри страны была свободной, и разрешался неограниченный вывоз кредитных  рублей за границу, - эти колебания  препятствовали интенсивному развитию внешней торговли и соответственно уменьшали доходы бюджета. Кроме  того, они мешали притоку в страну иностранного капитала, так как делали будущие прибыли (в золотой валюте) неопределенными, а сами инвестиции - рискованными. В связи с этим основными причинами денежной реформы 1895-1898 гг. стали фискальные интересы, заинтересованность правительства  в развитии внешнеэкономических  связей России.
  Поэтому с 80-х гг. XIX в. министр финансов Н.Х. Бунге и его преемник И.А. Вышнеградский  начали постепенную подготовку к  денежной реформе, главной целью  которой была замена инфляционного  обращения неразменных бумажных денежных знаков системой золотого стандарта.
  Длительность  подготовительного периода была обусловлена, прежде всего, необычностью и сложностью цели реформы. России предстояло не просто вернуться к металлическому обращению и восстановить размен бумажных денег на металл: требовалось принципиально изменить основу денежно-валютного устройства, перейдя от серебряного стандарта к золотому.
  Другой  причиной торможения, если не считать  обычных для бюрократически-чиновничьего аппарата медлительности и осторожности, являлась довольно активная оппозиция  реформе со стороны дворянско-помещичьих кругов. В отличие от набиравшей сипу отечественной торгово-промышленной буржуазии и зарубежных капиталистов, для которых стабильная и современная  денежная система давала возможность  широкого развития торговых связей и  приток иностранных капиталов, представителей крупного землевладения больше устраивали неустойчивые, падающие деньги, которые  позволяли увеличивать свои доходы от экспорта хлеба, одновременно снижая реальную сумму задолженности по ипотечному кредиту за заложенные имения.
  Сторонники  перехода к золотому стандарту столкнулись  с возражениями многочисленных критиков. Одни противники реформы считали, что  необходимо сохранить существующие неразменные на металл бумажные кредитные  деньги, так как, по их мнению, ценность благородных металлов определяется только их количеством, то есть зависит  от случая, а кредитная валюта подлежит воздействию финансовой политики, может  быть управляема волей человека. Другие считали, что необходимо восстановить металлическое обращение, но на базе серебра, а не золота или, в крайнем  случае, на биметаллической основе.
  Подготовка  к реформе шла по трем основным направлениям: достижение положительного сальдо платежного баланса и накопление золотого запаса, ликвидация бюджетного дефицита и стабилизация валютного  курса с помощью девизной политики.
  Первая  задача решалась за счет увеличения экспорта, в первую очередь хлеба, ограничения  импорта, а также заключения внешних  займов. Для стимулирования экспорта правительство снижало цены на хлеб в периоды реализации урожая. Железнодорожные тарифы были изменены так, чтобы наиболее выгодно было везти хлеб к портам и к западной границе, а не к промышленным центрам и потребляющим губерниям. Поощрялся экспорт и других продуктов. Например, вывоз продукции хлопчатобумажной промышленности поощрялся экспортной премией, установленной под видом возврата таможенной пошлины с хлопка.
  Основным  методом ограничения импорта  служила протекционистская тарифная политика. Если в начале 70-х гг. тарифы составляли 12-13% стоимости импорта, то к середине 90-х гг. они достигли 32%. Повышая таможенные тарифы, правительство  преследовало три цели: ограничение  импорта, прямое увеличение доходов  бюджета и золотого запаса (с 1877 г. таможенные пошлины взимались золотом  или золотой иностранной валютой) и поощрение отечественной промышленности.
  Ограничение импорта наряду с форсированием  экспорта позволило улучшить торговый баланс. Начиная с 1892 г. он стал активным, в 1882-1895 гг. его положительное сальдо достигало в среднем 171,5 млн. руб. в год. Но положительного сальдо торгового  баланса не хватало для покрытия пассивного сальдо по другим текущим  статьям платежного баланса, составлявшего  в тот период 240 млн. руб. в год. Дефицит покрывался притоком иностранного капитала в различных формах государственных  займов, гарантированных государством займов железнодорожных и других компаний, прямыми и портфельными инвестициями в промышленность и  другие отрасли хозяйства. Наиболее активно правительство заимствовало на зарубежных денежных рынках в 1889-1891 гг., когда за границей было размещено 5 займов на сумму 563,3 млн. золотых рублей. За 1881-1897 гг. поступления от реализации государственных займов на внешнем  рынке составили 700 млн. золотых рублей.
  Эти меры позволили добиться равновесия платежного баланса (за 1889-1894 гг. среднегодовое  положительное сальдо составило 27,7 млн. золотых руб.) и увеличить золотой запас. На 1 января 1896 г. золотой запас достиг 659 млн. руб., на 1 января 1897 г. - 814 млн. руб.
  Следующим направлением подготовки денежной реформы  была ликвидация бюджетного дефицита. В 70-е - начале 80-х гг. XIX в. он составлял  свыше 100 млн. руб. ежегодно. Реорганизация  налоговой системы, проведенная  в период, когда министром финансов был Н.Х. Бунге, значительное повышение  косвенных налогов и умеренный  рост государственных расходов позволили  резко сократить превышение расходов над доходами. В 1889 г. впервые после 1861 г. бюджет был сформирован без  дефицита. Это давало возможность  использовать заграничные займы  на текущие расходы, а в государственной  казне накапливать золото. Кроме  того, баланс государственных доходов  и расходов позволял казне погашать задолженность Государственному банку, образовавшуюся еще во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг.
  Наибольшие  трудности в подготовке реформы  создавали резкие колебания валютного  паритета кредитного рубля. Например, в течение 1888 г. наивысший курс кредитного рубля “в Санкт-Петербурге на Лондон”  превышал низший на 36%, в 1890-м - на 18,5%, в 1891-м - на 28,4%. Такие колебания объяснялись  рядом причин. Во-первых, русский  кредитный рубль не пользовался  доверием биржевых и банковских кругов Запада, так как в России в течение 40 лет были расстроенное денежное обращение  и пассивный платежный баланс. Во-вторых, многомиллионные суммы  в наличных кредитных рублях, привозимые в Европу русскими туристами и  предъявлявшиеся к размену на твердую валюту, давали идеальный  материал для валютной спекуляции на европейских валютных биржах. В-третьих, во второй половине 80-х гг. колебания  курса усилились из-за валютной политики, проводимой министром финансов И.А. Вышнеградским. При нем Министерство финансов, участвуя в валютной спекуляции, добивалось резких падений курса  рубля во время хлебоэкспортной  кампании, чтобы повысить цены на хлеб в кредитных рублях, а затем  в периоды пассивного сальдо платежного баланса оно стремилось поднять  курс.
  Вступивший  в должность министра финансов С.Ю. Витте прекратил практиковавшуюся при И.А. Вышнеградском спекулятивную  биржевую игру на кредитном рубле. В  качестве основного метода воздействия  на курс рубля стала широко применяться  девизная политика. Покупку и продажу  иностранных девиз (тратт, писанных на иностранную золотую валюту) Государственный  банк осуществлял через своих  зарубежных корреспондентов и непосредственно  в Санкт-Петербурге. Суть девизной политики состояла в том, что Государственный  банк за счет своих и казначейских золотовалютных резервов полностью  удовлетворял спрос на иностранную  валюту (тратты) и таким образом  не позволял курсу кредитного рубля  упасть, а также скупал всю сумму  предложения девиз, не допуская резких повышений курса. Если не хватало  имеющегося запаса ранее купленных  тратт, то они давались от имени Государственного банка его заграничными корреспондентами, которые всегда располагали суммами, принадлежавшими банку или Казначейству. С февраля 1893 г. по март 1895 г. количество проданных и купленных тратт  достигло 145 млн. рублей.
  Кроме того, были приняты административные меры против спекуляции на кредитном  рубле. Высочайше утвержденное мнение Государственного совета от 8 июня 1893 г. “О воспрещении некоторых сделок по покупке и продаже золотой  валюты, тратт и тому подобных ценностей, писанных на золотую валюту” запрещало  осуществлять срочные (т.е. спекулятивные) сделки этого вида на биржах страны. Банкам было запрещено участвовать  в подобных операциях и за пределами  России. В случае участия банка  в спекуляции на кредитном рубле  директор-распорядитель и члены  правления могли быть уволены, а  банку грозили арест счетов в  Госбанке и большие штрафы (5-10% от суммы, на которую была заключена  сделка). Для контроля за участием русских  банков и других организаций, а также  частных лиц в спекуляции за рубежом  Высочайше утвержденным мнением  Государственного совета от 29 марта 1893 г. вводилась специальная таможенная пошлина с кредитных билетов, перевозимых через границу, в  размере одной копейки со ста руб. В результате применения административных и экономических мер удалось значительно сократить масштабы спекуляции. Разница между высшим и низшим курсом сократилась до 5,36% в 1893 г., 2,08% в 1894 г. и 1,59% в 1895 году.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.