На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Перевод каламбура на примере произведения "Гарри Поттере"

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 08.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление
 
Введение
        Общая теория каламбура
1.1     Этимология слова  «каламбур»
1.2     Определения  каламбура и  его стилистическая  характеристика
1.3     Основные  классификации каламбура
1.4     Фоновый компонент  при изучении игры слов
         Перевод игры слов
      Трудности при переводе игры слов
      Способы передачи игры слов
       Практическая часть. Игра слов в произведениях Джоан Роулинг о Гарри Поттере
3.1 О переводе  книг
3.2 Примеры и анализ переводов игры слов в произведениях Джоан Роулинг о Гарри Поттере
Заключение
Список литературы 

I. Введение

Перевод является одним из древнейших видов человеческой деятельности, это сложный и многогранный процесс. Обычно говорят о переводе «с одного языка на другой», но, в действительности, в процессе перевода происходит не просто замена одного языка другим. В переводе сталкиваются различные  культуры и традиции, разные склады мышления, разные литературы, разные эпохи  и разные уровни развития.
Цель любого перевода – это передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и то, как это выражено в нем. И основная задача переводчика – помнить про все сложности перевода и постараться как можно точнее выразить мысль автора, при этом, не забывая передавать различные авторские художественные приемы.
 Данная работа посвящена наиболее сложному элементу для перевода художественного текста - игре слов. Материалом исследования является текст произведений Джоан К. Роулинг о Гарри Поттере в оригинале и на русском языке.
Актуальность данного исследования определяется тем, что в нашей стране можно найти не один перевод этого произведения. Помимо так называемого «народного» перевода и  официального, выполненного издательством «РОСМЭН», отдельные переводчики тоже предпринимали попытки его перевести на русский язык, но часто эти попытки приводили к искажению смысла.
Основная цель данной работы - изучить явление игры слов на примере одного произведения и установить наиболее адекватное соответствие из имеющихся вариантов передачи этого приема на русский язык.
Объектом данного исследования является оригинальный текст произведений о Гарри Поттере на английском языке и его переводы на русском. Предмет исследования - игра слов и варианты ее перевода, предлагаемые различными переводчиками.
Задачи исследования таковы:
    Проанализировать имеющийся теоретический материал по теме
    Описать информативную структуру английского каламбура и установить набор ее постоянных и переменных компонентов
    Выявить существующие сложности при переводе игры слов
    Определить пути поиска оптимальных соответствий и вариантов передачи этого приема в переводе
    Проанализировать примеры игры слов в переводах произведений о Гарри Поттере
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Общая теория каламбура
1.1 Этимология слова «каламбур»
К сожалению, в лингвистике до сих пор нет единого понимания сущности каламбура, что отражается и в терминологическом разнобое. Этот прием еще часто называют “игрой слов’, “словесной остротой’, “двойным смыслом’ и т.д. Причем содержание этих понятий и их соотношение часто трактуют по-разному.
    Происхождение слова  «каламбур» (фр. calembour) не выяснено до конца. Однако существует ряд предположений. Некоторые исследователи связывают это слово то с названием города Калемберга (в котором будто бы жил во времена Лютера немецкий пастор Вейганд фон Тебен, славившийся шутками), то с различными анекдотическими личностями. Высказывается мнение, что словом «каламбур» мы обязаны вестфальскому барону  Каленбергу, прославившемуся при дворе Людовика 15 постоянными двусмысленными, невольными остротами: не владея в достаточной мере языком, он безбожно коверкал французскую речь. Французы жестоко отомстили барону, исковеркав  его фамилию и завещав в таком виде поколениям. Существует также предположение, что слово каламбур произошло от итальянского выражения "calamo burlare", что в переводе на русский означает «шутить пером». 
 
1.2. Определения  каламбура и  его стилистическая  характеристика
Ниже мы приводим определения каламбура, взятых из различных словарей.
Каламбур (фр. calembour) – игра слов, основанная на нарочитой или невольной двусмысленности, порожденной омонимией или сходством звучания и вызывающая комический эффект.[7, 448]
Каламбур – шутка, основанная на комическом использовании сходно звучащих, но разных по значению слов. [8, 140]
Каламбур (англ., фр. calembour) – фигура речи, состоящая в юмористическом (пародийном) использовании различных значений одного и того же слова или двух, сходно звучащих слов. [9, 328]
Каламбур – остроумная шутка, основанная на использовании слов, сходных по звучанию, но разных по значению, или  на использовании разных значений одного и того же слова; игра слов. [10, 438]
Итак, каламбур – это игра слов, построенная на столкновении привычного звучания с непривычным и неожиданным  значением.
Сущность каламбура  заключается в столкновении, или, напротив, в неожиданном объединении  двух несовместимых значений в одной  фонетической (графической) форме. То есть основными элементами каламбура  являются, с одной стороны, одинаковое или близкое до омонимии звучание (в том числе и звуковая форма  многозначного слова в его  разных значениях), а с другой –  несоответствие до антонимии между  двумя значениями, компонентов фразеологических единиц и «свободных слов», слова  и его компонентов, слова и  произвольных кусков его, типа шарад, слова  и его ложной, произвольной, «народной» этимологии, а также устойчивого  и омонимического ему словосочетания.
    Известно, что игра слов (каламбур) создается благодаря умелому использованию в целях достижения комического эффекта различных созвучий, полных и частичных омонимов, паронимов и таких языковых феноменов, как полисемия и видоизменение устойчивых лексических оборотов.
    Стилистическая  цель каламбура – создание  комического эффекта, сосредоточения  внимания читателя на определенном  пункте текста – должна получить  полноценное отражение и в  переводе; при этом переводчик  обязан держаться строго в  рамках соответствующего  «комического  жанра» – от безобидной шутки  до острой иронии и едкой  сатиры. Замысел автора будет  в корне разрушен, если вместо  грубого зубоскальства в переводе  появится изящная ирония, вместо  искрометного остроумия – клоунада  дурного вкуса.
    Учитывая современное значение каламбура как фигуры речи, обладающей определенной стилистической направленностью, нужно подчеркнуть, что «случайными», как исключение, можно бы считать каламбуры, например, в речевой характеристике, но это автор намеренно сделал их случайными, воспроизводя самоцельную игру слов, раскрывающую образ мышления, привычную речь, ту или иную черту персонажа.
    Элементом, обеспечивающим каламбуру успех, является непредсказуемость того или иного звена в цепи речи. Речь идет о так называемом эффекте неожиданности. Появление каждого элемента речевой цепи как бы предопределяется всеми предшествующими элементами и предопределяет все последующие элементы: одновременно или последовательно читатель воспринимает два значения, одно из которых не ожидал.
Кстати, сказанное объясняет особенно ясно, почему авторы так охотно кладут в основу каламбуров фразеологизмы, то есть такие сочетания слов, которые  не создаются в момент говорения  или писания, а воспроизводятся  в готовом виде:  читатель знает  точно, какой компонент за каким  надо ожидать, а это делает особенно острым эффект обмана его ожиданий.
Из сказанного выше можно получить общее представление о сущности каламбура, но еще трудно точно очертить его границы, указать, где находятся  рубежи между понятиями острота  – игра слов – каламбур (в отличие  от авторов, считающих термины «каламбур» и «игра слов» синонимами, мы склонны  придавать последнему более широкое  значение: на наш взгляд, каламбур –  это вид игры слов), где кончаются  говорящие имена и начинается построенный на их основе каламбур; в какой момент авторизация фразеологизма  перерастает в каламбурное его  обыгрывание, сколько и каких  признаков достаточно для осуществления  этих метаморфоз.
Ответа на эти вопросы нет, но если бы и был, он имел бы значение главным  образом для теории перевода.
1.3. Основные классификации  каламбура
    Существует  множество классификаций каламбура.  В их основу могут быть положены  следующие критерии:
    структура каламбура
    функционирование в тексте
    информативность
    Далее  данные классификации рассматриваются  подробнее.
 Первая попытка создать обобщенную схему принадлежит  
В.С. Виноградову. По его мнению, каламбуры состоят из двух компонентов, каждый из которых может быть словом или словосочетанием. Согласно его схеме, данный прием состоит из двух компонентов: лексического основания (опорный компонент, стимулятор), позволяющего начать игру, и “перевертыша” (результат, результирующий компонент), завершающего каламбур. Эта схема нам кажется привлекательной своей простотой и наглядностью, но, как каждая схема, она дает лишь приблизительное представление о каламбуре как единице перевода; вероятно, усложненных форм, о которых также упоминает автор, больше, чем основных, двухкомпонентных.
Несколько смущает и термин «стимулятор», так как опорный компонент  играет, пожалуй, пассивную роль, являясь  лишь посылкой в своеобразной «предкаламбурной ситуации», где роль стимулятора  принадлежит скорее второму компоненту, действующему наподобие пускового  механизма, который активизирует опорный  компонент, выводя его из состояния  нейтральности. И еще один момент, на наш взгляд очень важный: роль второго компонента нередко играет не одна точно определенная языковая единица, а контекст, и даже больше того – его подразумеваемые элементы.
    Первый  компонент такого двучленного  образования является своеобразным  лексическим основанием каламбура,  опорным элементом, стимулятором  начинающей игры слов, ведущей  иногда к индивидуальному словотворчеству. Опорный компонент (стимулятор, основание) можно также рассматривать в качестве лексического эталона «игровой инструкции», который всегда соответствует существующим орфографическим, орфоэпическим и словоупотребительным нормам языка.
    Второй  член конструкции – слово (или  словосочетание) – «перевертыш», результирующий  компонент, или результанта, представляющая  собой как бы вершину каламбура.  Лишь после реализации в речи  второго компонента и мысленного  соотнесения его со словом-эталоном  возникает комический эффект, игра  слов.
    Следует  предупредить, что опорный компонент  (стимулятор) каламбура необязательно  находится в непосредственной  близости от результирующего  компонента. Он также может появляться в более широком контексте, занимать постпозицию по отношению к результанте или подразумеваться.
    Однако  в данной схеме, по справедливому мнению С.Н. Флорина и С.К. Влахова, неточно определена роль обыгрываемых элементов каламбура и полностью игнорируется роль контекста. Они приводят классификацию каламбура по функционированию в тексте.
Каламбур может  быть:
    оборотом речи, т.е. элементом данного текста. В данном случае он является частью целого, тесно связан с контекстом и напрямую зависит от него. С одной стороны, это может облегчить его перевод, так как связанность с узким контекстом делает значение более ясным, а с другой, создает иногда труднопреодолимые препятствия в связи со скудностью вариантов решения. Возможна и связь с широким контекстом “усложненного” каламбура, существенно затрудняющего перевод внеконтекстными иллюзиями, неожиданными смещениями значений.
    самостоятельным произведением, миниатюрой, родственной эпиграмме.       Каламбур – миниатюра переводится как законченное целое, без учета иных соображений. Это расширяет возможности претворения, предоставляя переводчику больше средств, поскольку дело сводится не к собственно переводу, а к созданию на основе оригинального – нового, своего каламбура.
    Игра слов используется ещё в качестве заголовков (в особенности газетных заметок, фельетонов, юмористических рассказов). В каламбуре – заголовке, как в фокусе, собрано все идейное содержание данного произведения, выражен максимально точный замысел автора, а это, за отсутствием узкого контекста, чрезвычайно трудно передать при переводе. А также может содержаться в подписях к рисункам и карикатурам. Успех перевода подписи к карикатуре зависит от умения переводчика найти и передать связь между кистью и пером.
 
    Во  многих теоретических работах  встречаются разные классификации  каламбуров. Перевод же их удобно  рассматривать в общих чертах на трех уровнях: фонетическом, лексическом и фразеологическом.
    Для фонетического уровня характерно преобладания звуковой стороны над смысловой и иногда настолько, что становится сомнительным отнесение оборота к категории каламбура. В связи с этим С. Влахов и С. Флорин предпочитают говорить о переводе каламбуров только двух типов: лексических и фразеологических.
    В составе  группы лексических каламбуров рассматриваются единицы, построенные на основных лексических категориях: обыгрывание многозначных слов, омонимов, антонимов, каламбуры построенные на частях слов, а также некоторые особые случаи, такие как термины, имена собственные и аббревиатуры.
    На  многозначности слова строятся  наиболее типичные и многочисленные  из лексических каламбуров. Основой  для подобной игры нередко  бывают не многозначные слова  в прямом смысле, а единицы,  содержащие один и тот же  корень.
    Лексический  каламбур может быть осложнен  введением авторского неологизма  – действительно нового слова,  окказионализма, подходящего и употребленного  только в данном случае, - или  же приданием нового значения  существующему слову на основе  лишь близости созвучий. Иногда  игру слов переводят калькированием.
    Об  омонимичном каламбуре (в отличие  от игры на многозначности) говорят  в тех случаях, когда не существует (или оборвана) семантическая связь  между значениями, связь, которую  автор теми или иными средствами  намеренно создает (или восстанавливает)  для данного текста.
    Нередко  каламбуры строят на “частях  слов”, точнее – на осмыслении  немотивированно расчлененных, “состыкованных”  или измененных слов. Лексическая  единица расщепляется (без учета  ее морфологической структуры)  и “щепки” осмысляются на  подобие шарад; или в слово  вклиниваются слоги или буквы  (также морфологически не мотивированно)  с тем, чтобы придать ему  новое значение, не лишив первоначального;  или лексема видоизменяется при  помощи неприсущих ей суффиксов  или иными средствами, чтобы придать  ей значение, присущее другим  словам и т.п. Таким образом  строго в каламбурных целях  создаются своеобразные “неологизмы”, нередко обремененные ассоциациями  и намеками.
    На  основе антонимии, обычно в  сочетании с омонимическими элементами  и семантическими сдвигами, многие  авторы строят весьма удачные  каламбуры. Для переводчика этот  вид игры слов представляет  особый интерес: она воспроизводится  относительно легко и удобна  в качестве замены других, труднее  поддающихся переводу единиц  – где не придумывается ничего  другого, можно ввести (если контекст  позволяет) антонимический каламбур, по мере возможности с добавлением  фонетических средств (рифмы и  т.п.).
Впрочем, одной антонимии для  каламбура обычно недостаточно. Наблюдения показали, что требуются и некоторые  дополнительные элементы: игра на многозначности, «звуковые эффекты», чередование или смешивание стилей и т.п.
    К лексическим  относятся и каламбуры, построенные  на особых лексических единицах, таких как термины, имена собственные  и аббревиатуры.
    Говоря  о терминах, было отмечено, что  многие созданы на основе общеязыковых  слов, откуда, с одной стороны,  смешение терминологического значения  с нетерминологическим, а с  другой – возможность их каламбурного  обыгрывания. Но, в общем, перевод  каламбуров, основанных на терминологии, ничем существенным не отличается  от перевода обычного каламбура  на основе многозначного слова.  Важно не упускать из виду  возможность натолкнуться на  такую игру слов.
    Имена  собственные, в первую очередь  антропонимы и топонимы, которые  причисляются к говорящим (значащим, смысловым) именам, представляют группу чрезвычайно активных и своеобразных компонентов игры слов. В принципе, каждое говорящее имя можно считать если не выраженным, оформленным каламбуром, то потенциальным каламбуром или заготовкой для него.
    В.С.  Виноградов считает, что когда  основанием каламбура является  имя собственное, называющее одного  из действующих лиц переводимого  произведения, историческую личность, мифологический или литературный  персонаж, географическое название  и т.п., у переводчика, передающего  такой каламбур, возникает зависимость  не только от функционально-смыслового  содержания игры слов, но и  от формы, от созвучия опорного  компонента, который уже задан,  и который в большинстве случаев  изменить нельзя. В русском каламбуре  место стимулятора оказывается  заранее замещенным именем собственным  иностранного происхождения или  транскрибированным именем, очень  часто появляющимся в русском  написании впервые именно в  данном переводном произведении. Второй компонент игровой конструкции  перевода, естественно, оказывается  в парадоксальной зависимости от чужеродной, иноязычной формы, что, конечно, делает решение переводческой задачи особенно трудным. Именно как зависимость от иноязычной формы опорного компонента и следует понимать формальную обусловленность перевода подобной игры слов, а не как зависимость от формы стимулятора вообще.
    Рассматриваемый  вид каламбуров начинается с  имени собственного, и результирующий  компонент часто (но не всегда) бывает созвучным ему именем  собственным, которое найдено  или придумано автором с таким  расчетом, чтобы внутренняя форма  этого слова содержала комический  намек на сущность, облик, положение  или поступок названного опорным  компонентом персонажа. Часто  подыскивается не целое слово,  а какой-либо русский корень (или  основа, тема). Он может быть созвучен  стимулятору или же нет, но  обязательно  семантическое значение  этого корня должно ясно осознаваться, т.к. оно составит содержание (смысл)  внутренней формы создаваемого  переводчиком слова. Затем придумывается  конечный формант (суффикс и  окончание), рифмующийся с опорным  компонентом. Функции частей нового  слова разграничены: основа, – прежде  всего для смысловой игры, а  конечный элемент для каламбурного  созвучия.
    Любой  фразеологический каламбур строится  на основе трансформаций, заключающихся  в разрушении формы и/или содержания  исходной фразеологических единиц, причем достигается параллельное  восприятие как фразеологического  значения фразеологических единиц, так и прямого значения компонентов  или двойная актуализация. Показателями  фразеологического каламбура можно  считать двуплановое его восприятие  и возникновение юмористического  эффекта, обычно связанного с  эффектом неожиданности. Именно  это должен переводчик довести  до сознания читателя при переводе  фразеологических каламбуров. Что  касается переводов фразеологических  каламбуров, то наиболее общим  положением, связанным, впрочем,  с переводом каламбуров вообще, будет консультация, что теоретически  идеалом можно считать буквальный  перевод, даже кальку – калькирование содержания и формы соответствующей трансформированной единицы, то есть, в принципе приём, которым воспользовался автор подлинника. Прием копирования подлинника возможен только в тех случаях, когда в языке, на который происходит перевод, имеются полные эквиваленты-фразеологизмы, позволяющие калькировать словосочетание, передавая максимально близко к оригиналу и отдельные компоненты.
    Каламбур, как и любой стилистический  прием, является носителем определенной  информации. Его информативная структура  представляет собой сложное образование.  В состав каламбура входят, по  крайней мере, две языковые единицы,  имеющие в свою очередь сложную  семантическую структуру, элементы  которой в определенной степени  влияют на формирование содержания  всего приема.   
    В семантической структуре  каламбура выделяется четыре  постоянных и два переменных  компонента:
а) предметно-логическая;
б) экспрессивно-стилистическая;
в) ассоциативно-образная;
г) функциональная;
д) фоновая
е) социально-локальная.
    В основе создания  любого каламбура лежит предметно-логическая  информация, в качестве которой  могут служить:
а) экстралингвистическая действительность;
б) языковой материал.
    Предметно-логическая информация  – это фактическая тема каламбура,  события, факты, которые легли  в основу создания этого приема  и явились толчком к его  появлению.
    В любом языке имеется  определенный набор языковых  средств для создания каламбуров. В том случае, когда этот прием  создается не для описания  экстралингвистической ситуации, его  предметно-логической основой является  сам языковой материал.
    Использование каламбура,  как и любого стилистического  приема, имеет конкретное назначение  и подчинено определенной цели. Сведения о назначении этого  приема и составляют основу  его функциональной информации.
   В произведениях для детей  обязательным компонентом функциональной  информации является образовательный, так как каламбур для ребенка - своеобразная умственная гимнастика, развивающая его мыслительные способности, культуру речи, воспитывающая чутье языка.
   Помимо этого, функция  каламбура — привлечь читателя к описываемым событиям и заставить его не только посмеяться над ними, но и изменить их ход. Социолокальная информация, содержащаяся в каламбуре, может указывать на социальную, территориальную, профессиональную, возрастную и прочие коммуникации. Носителем этого вида информации являются элементы ядра каламбура. Они могут включать единицы разных словарных пластов английского языка: американизмы, диалектизмы, термины, просторечия, профессионализмы и т.д.
   Каламбур может  нести также социолокальную информацию  об отправителе и получателе  речи (то есть об авторе и  потенциальных читателях).
Известно, что при создании произведения писатель должен учитывать  обобщенные социальные характеристики будущего реципиента.
    Следовательно,  можно утверждать, что и при  создании каламбура в него  заранее закладывается информация, обусловленная многими историческими  и социальными факторами.
 
1.4 Фоновый компонент  при изучении игры слов
В последнее десятилетие внимание лингвистов привлекает так называемый фоновый компонент семантической  структуры языковых единиц. Наличие  такого компонента в семантической  структуре одного из элементов ядра каламбура вносит фоновую информацию, получили широкое распространение  в английском языке, особенно в газетном стиле, где они составляют 60% общей  выборки.
   С точки зрения принадлежности  фонового компонента к той  или иной категории культурных  сведений каламбуры подразделяются  на два вида:
а) каламбуры, опирающиеся на факты, составляющие основной фонд сведения социальной культуры общества;
б) каламбуры, содержание которых связано  с текущими событиями и явлениями  массовой культуры.
   Вторая категория фоновых  каламбуров отличается недолговечностью  фоновых знаний, входящих в их  информативную структуру.
   Каламбуры подобного рода  строятся на именах государственных  и общественных деятелей разного ранга и содержат фоновые знания, долговечность которых зависит от той роли, которую эти лица играли в общественной текучести политической жизни страны, и важности событий, отраженных в каламбуре.
Для  нынешнего  читателя,  интересующегося  политическими событиями, понимание  подобных каламбуров не составляет труда. Однако с течением времени фоновые  знания, необходимые для их адекватного  декодирования, могут сохраниться  лишь в памяти узкого круга читателей.
Так, в связи с уходом министра обороны Великобритании Нотта в  отставку вовремя фолклендкского конфликта  в газете "Morning star" была напечатана карикатура с каламбурной надписью: "Falkland Debate. Good grief. Does that mean not guilty or Nott guilty?"
   Учитывая характер взаимосвязи каламбура и текста произведения, а также роль этого приема в развитии структурно-семантической организации произведения, контекстуальные каламбуры можно подразделить на два основных вида:
а) доминантные,
б) ограниченного действия.
   В зависимости от того, вводят ли каламбуры последующий  за ними контекст   или   резюмируют   содержание   предшествующего,   они подразделяются на интродуктивные  и резюмирующие.
    Доминантные каламбуры  играют ведущую роль в формировании  главенствующей темы произведения. Они служат ключом к пониманию  авторского замысла и в предельно  сжатой форме отражают ведущий  мотив произведения.
Сфера  семантико-стилистического  распространения  каламбура ограниченного  действия может варьироваться от базисного контекста до субъекта (глава, параграф).
Так, содержание следующего каламбура  Шекспира легко выводится из  его  микроконтекста,  а сфера  его  семантико-стилистического  распространения этим окружением и  ограничивается: «Angelo... Elbow is your name? Why dost thou not speak, Elbow? - Pompey. He cannot, sir; he's out at elbow."
 
 
 
 
 
 
2. Перевод игры слов
«С моей точки зрения, “непереводимой
игры слов” почти не существует. Дело
мастера боится»
Н.А. Любимов.
2.1 Трудности при переводе игры слов
Переводчик, воссоздающий каламбур, подчиняется сверхзадаче, которую хорошо определил Н.М. Любимов: «Если каламбур имеет совершенно определенный социально – политический адрес, если он имеет идейное значение, переводчику надлежит напрячь все  усилия и передать его с художественной точностью. Там, где присутствует чисто  звуковая игра, переводчик вправе отступить  от буквы оригинала, если иначе ему  не создать того самого комического  эффекта, которого добивался автор». Это сложно, но по словам того же Н.М. Любимова “непереводимой  игры слов” почти не существует. Дело мастера боится».[11;245].
В подтверждение  этих слов можно привести мнение по этому же вопросу Н.И. Галь, которая  считает, что подстрочное примечание “непереводимая игра слов”– это “расписка  переводчика в собственном бессилии”. «Конечно, -  пишет она дальше, - порой ты и впрямь бессилен перед какой-то уж очень головоломной задачей. Тогда вернее совсем пожертвовать игрою слов здесь и, может быть, взамен сыграть в другом месте, где у автора ничего и нет, а переводчику что-то придумалось. Но чем меньше потерь, тем, понятно, лучше, и отступать без боя стыдно».
   Одной  из ошибок переводчиков при  переводе каламбура является  нечаянное столкновение или совмещение  в одном тексте слов. Н. Галь  приводит пример: влюбленный говорит  что-то женщине, «целуя ее в  шею и теряя при этом голову».
В отличие от перевода обычного текста, при котором  его содержание (в том числе  образы, контонации, фон, авторский  стиль) нужно влить в новую  языковую форму, здесь, при переводе, каламбура, перевыражению подлежит и сама форма подлинника – фонетическая и/или графическая. Более того, нередко приходится менять содержание в угоду форме – на новое, если невозможно сохранить старое.     Это необходимо потому, что для полноценного перевода художественного или публицистического произведения план выражения может оказаться важнее плана содержания. Нетрудно понять, что добиться при этом стопроцентно верного перевода, т.е. передать неизменным содержание, не меняя при этом и форму, удается сравнительно редко, так как между обыгрываемыми словами/фразеологизмами языком оригинала и соотносительными единицами языка перевода должны существовать не просто эквивалентные отношения, но полная эквивалентность с охватом двух (или более) значений.
   Однако  даже при таком положении не  всегда можно рассчитывать на  стопроцентно удачный перевод:  между эквивалентами часто совсем  неожиданно обнаруживаются незаметные  при других обстоятельствах расхождения, - в сочетаемости. Частности или  употребительности, в стилистической  окрашенности или эмоциональном  заряде, в наборе синонимов или  антонимов, в этимологии или  словообразовательных возможностях, в вызываемых ассоциациях или  коварных намеках и т.п. А  иногда даже незначительного  с виду отличия достаточно, чтобы  помешать правильному воспроизведению  игры слов на язык перевода  и заставить переводчика искать для этого новые пути.
    Следовательно,  можно сделать вывод: буквального  перевода (т.е. передачи не только  содержания, но и формы), к которому  переводчик стремится, как к идеалу, при переводе каламбура, можно добиться скорее в виде исключения; как правило же, здесь не обходится без потерь. Вот почему перед ним всегда стоит основной вопрос: чем пожертвовать? Можно передать содержание, отказавшись от игры слов, или же сохранить каламбур за счет замены образа, отклонения от точного значения, затушевки идейного замысла, даже вообще сосредоточиться только на игре, полностью абстрагировавшись от содержания, надо только решить, что будет меньшим злом.
Решение этого  вопроса зависит от ряда обстоятельств, но в первую очередь от требований контекста, главным образом, широкого контекста, а нередко и всего произведения в целом. И уже во вторую очередь учитываются «каламбурные возможности» языка перевода по сравнению с иностранным языком и лексические данные самих единиц.
    Жертвовать  содержанием при переводе
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.