На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Правовое регулирование договора пожертвования

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 08.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                               Введение
Ежедневно в своей жизни  мы становимся участниками отношений, регулируемых гражданским правом, порой  даже не подозревая об этом. Приобретая товары, потребляя электричество  и тепло, прибегая к услугам парикмахера, открывая банковский счет, оформляя кредит, мы вступаем в отношения, регулируемые гражданским законодательством.
В связи с ростом роли права  в современном обществе очевидна необходимость в повышении правовой культуры граждан, формировании правосознания, соответствующего произошедшим изменениям. Сегодня каждый должен обладать необходимым  запасом правовых знаний, что в  конечном итоге не может не отражаться на качестве жизни.
Основное назначение гражданского законодательства - правовое регулирование, упорядочение гражданского оборота, а  преобладание в нем эквивалентно-возмездных отношений не исключает существования  безвозмездных имущественных связей. Договор пожертвования представляет собой одну из возможных сделок, при совершении которых происходит переход права собственности на имущество и имущественных прав. Естественно, что при таких условиях закон не мог оставить без внимания совершение такого рода сделок.1
У многих может вызвать  недоумение тот факт, что такое, казалось бы, обычное дело, как вручение пожертвования, может иметь правовую основу. Однако отношения, возникающие в связи с пожертвованием, намного шире и разнообразнее, чем это может показаться на первый взгляд.
Сегодня предметом пожертвования может оказаться, например, жилое помещение, автомобиль и другое имущество, имеющее значительную стоимость. В этом случае уже очевидна необходимость правовых норм, регулирующих порядок заключения такой сделки, ее форму, момент перехода права собственности к новому владельцу и др.
Цель данной работы - изучение правовой природы договора пожертвования, определение понятия договора пожертвования, его элементов и содержания. Освещение этих вопросов необходимо для общего повышения правовой культуры граждан.
При подготовке данной работы автор столкнулся с тем, что на сегодняшний день еще нет достаточного объема материалов судебной практики по данному вопросу. Автор считает, что, прежде всего это связано  с тем, что до принятия части второй Гражданского кодекса в 1995 году прежний  кодекс 1964 года содержал всего две  статьи, посвященные договору пожертвования. Таким образом, детальное регулирование договора пожертвования осуществляется всего чуть более 10 лет, а потому не сложилось еще у граждан понимания того, что такое обычное дело как получение пожертвования может детально регулироваться гражданским законодательством. 2
На вопрос о природе  пожертвования и месте этого института в системе гражданского права ответ может быть дан только на основе анализа существа самого юридического действия, из которого возникают свойственные пожертвованию правовые отношения. Раскрытие понятия договора пожертвования, его элементов и содержания требует использования положений науки дореволюционного и современного российского гражданского права, классического римского права, норм гражданского законодательства о договоре пожертвования, а также материалов судебной практики.
При написании работы автор  использовал труды известных  русских ученых в области права: русского цивилиста профессора Казанского и Московского университетов  Гавриила Феликсовича Шершеневича (1863 - 1912), Олимпиада Соломоновича Иоффе (1920 - 2005) - автора фундаментального курса  гражданского права и монографических  исследований (несмотря на то, что расцвет  его научной и педагогической деятельности в нашей стране пришелся на 50 - 70-е гг. прошлого столетия, О.С. Иоффе и ныне остается одним из наиболее авторитетных и часто цитируемых отечественных цивилистов); Дмитрия  Ивановича Мейера (1819 - 1856) - первопроходца  российской цивилистики (в курсе  прочитанных полтора века назад  в Казанском университете лекций, которые подготовили к изданию  после безвременной кончины профессора его ученики и последователи, он дает первую в истории правоведения России стройную систему предмета и  задач гражданского права); а также  российских юристов: Александра Львовича Маковского - специалиста по международному частному и гражданскому праву, одного из авторов Гражданского кодекса  Российской Федерации; Брагинского  Михаила Исааковича - специалиста  в области гражданского права, заслуженного деятеля науки РФ, автора около 550 статей и книг.
 
 
 
 
 
 
1.Понятие,предмет,специфика  договора пожертвования.
1.1Понятие договора пожертвования.
 
Договор пожертвования выделяется в отдельный вид дарения исходя из наличия у него такого основного  признака, как совершение дарения  в общеполезных целях. В современной  юридической литературе встречаются  различные трактовки понятия  «общеполезные цели», что не может  не вызывать сожаления, поскольку именно этот признак позволяет квалифицировать  договор дарения как пожертвование  и, следовательно, применять к нему специальные правила, предусмотренные ГК.3
Например, М.Г. Масевич считает, что  «от договора дарения пожертвование  отличает назначение дара, который  должен быть использован по специальному назначению. При отсутствии такого условия безвозмездная передача имущества считается обычным дарением»4. Видимо, автором осталась незамеченной норма, содержащаяся в п. 3 ст. 582 ГК, согласно которой пожертвование имущества гражданину должно быть, а юридическим лицам может быть обусловлено жертвователем использованием этого имущества по определенному назначению. При отсутствии такого условия пожертвование имущества гражданину считается обычным дарением, а в остальных случаях пожертвованное имущество используется одаряемым в соответствии с назначением имущества. Следовательно, договор пожертвования юридическим лицам не теряет своих качеств от того, что он не содержит условия о назначении дара, и не превращается в этом случае в обычный договор дарения.
И.В. Елисеев, напротив, в случаях, когда  в роли одаряемого выступает государство, вовсе лишает жертвователя права  обусловить использование пожертвованного  имущества по определенному назначению. Он пишет: «...законодатель в ряде случаев  предоставляет дарителю право указать  конкретное назначение, по которому будет  использоваться имущество, пожертвованное на общее благо. Это допустимо, если одаряемым по договору пожертвования  является юридическое лицо или гражданин... и невозможно, если имущество жертвуется государству». Особо примечательна  аргументация этого вывода, которая  состоит в том, что государство  «всегда действует не в своих  собственных, а в общих интересах. Значит, даритель может быть уверен в том, что любой дар в адрес  государства будет использован  на общее благо; иначе он просто не может быть использован. Более того, предполагается, что государство  лучше других субъектов знает, в  чем состоит это общее благо, и лучше других может действовать  в общеполезных целях. Поэтому даритель некомпетентен обязывать государство  к определенному способу использования  пожертвованного имущества»5
Первое наше замечание к данным рассуждениям состоит в том, что  их результатом (при серьезном к  ним отношении) может стать лишь исчезновение у «некомпетентных» дарителей (российских и иностранных граждан  и организаций) всякой охоты жертвовать что-либо нашему такому «всезнающему»  и лучше других понимающему, «в чем  состоит общее благо», государству. Если же рассмотреть данное суждение с правовых позиций, то прежде всего  необходимо обратить внимание на то, что  законодатель в п. 1 ст. 582 ГК говорит  о пожертвовании «государству и  другим субъектам гражданского права, указанным в статье 124 настоящего Кодекса». Стало быть, речь идет не только о Российской Федерации, но и о  субъектах Российской Федерации, и  о муниципальных образованиях. При  этих условиях очень трудно согласиться с утверждением И.В. Елисеева о том, что указанные субъекты всегда действуют не в своих собственных, а в общих интересах, и с его уверенностью в том, что дар в адрес указанных субъектов будет использован обязательно на общее благо. Нам каждый день приходится наблюдать сюжеты противоположного свойства, героями которых выступают не только муниципальные образования, но и субъекты Российской Федерации. Да и собственно государство, если под ним понимать в целом Российскую Федерацию, в лице своих органов многократно демонстрировало свое «понимание общего блага» и «общественно полезных целей», когда лишало собственных граждан (выступающих не в роли дарителей, а кредиторов!) их денежных сбережений, помещенных во вклады в подконтрольном государству Сбербанке.
Кроме того, следуя воле законодателя, отсылающего нас к ст. 124 ГК, мы можем убедиться, что к названным  субъектам гражданского права (Российская Федерации и ее субъектам, муниципальным  образованиям) подлежат применению нормы, определяющие участие юридических  лиц в отношениях, регулируемых гражданским  законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данного  субъекта.6 Образ компетентного государства, лучше понимающего смысл общественного блага, «нарисованный» И.В. Елисеевым, на наш взгляд, никак не свидетельствует о таких особенностях данного субъекта, которые исключали бы возможность распространять на него законоположения о пожертвовании юридическим лицам, в том числе и с определением жертвователем условия об использовании пожертвованного имущества по определенному назначению.
Нам представляется, что наиболее полная оптимальная характеристика основного особого признака договора пожертвования дана А.Л. Маковским: «В отличие от прежнего ГК в новом  Кодексе под пожертвованием понимается дарение не в «общественно полезных», а в общеполезных целях (п. 1 ст. 582). Ими могут быть как цели, полезные для общества в целом, так и цели, достижение которых представляет пользу для более узкого круга лиц - лиц определенной профессии, определенного возраста, жителей определенной местности, членов (участников) определенной организации и т.п. Пожертвование имущества гражданину без указания цели его использования, которую можно считать общеполезной, превращает этот договор в «обычное дарение». Напротив, имущество, подаренное без такого условия юридическому лицу, должно использоваться одаряемым «в соответствии с назначением имущества» (п. 3 ст. 582) и, что само собой разумеется, в соответствии с целями деятельности этого юридического лица». (ст. 49)7
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.2Предмет и специфика договора пожертвования.
 
Основными видами дарения являются реальный договор (непосредственное дарение) и консенсуальный договор дарения (царственное обещание). В качестве классификационного критерия здесь выступает момент заключения договора. Но возможна и другая классификация, в основу которой положена цель дарения. Так, различаются дарение в собственном  смысле слова, т.е. действие, совершаемое  в интересах одного одаряемого лица, и пожертвование – дарение, совершаемое  в общих интересах неопределенного  круга лиц, преследующее общеполезные цели (ст. 582 ГК РФ). Обе приведенные  классификации не пересекаются между  собой, поэтому пожертвование может  выступать и как реальный договор, и как консенсуальный (обещание пожертвовать).
Предмет договора пожертвования уже, нежели собственно дарения. Он охватывает только вещи и права, но не включает освобождения от обязанности. Причина этого очевидна: освобождение одаряемого от обязанности  всегда производится в его непосредственных интересах, а не на общее благо. Возможный  перечень общеполезных целей пожертвования  чрезвычайно велик, а их достижение может вестись самыми различными путями, поэтому Гражданский кодекс Российской Федерации воздерживается здесь от каких-либо перечислений. Вместо этого законодатель в ряде случаев  предоставляет дарителю право указать  конкретное назначение, по которому будет  использоваться имущество, пожертвованное на общее благо. Это допустимо, если одаряемым по договору пожертвования  является юридическое лицо или гражданин (п. 3 ст. 582 ГК РФ), и невозможно, если имущество жертвуется государству. Более того, в отношении граждан  указание конкретного направления  использования дара не только возможно, но и абсолютно необходимо, в противном  случае пожертвование превратится  в обычное дарение. Законодатель, вероятно, исходит из того, что соблазн  утаить дар от общества, использовав  его на собственные нужды, у среднестатистического  гражданина непреодолимо велик. Специфика договора пожертвования как вида договора дарения не исчерпывается его общеполезными целями, ему присущи и некоторые другие особенности. Во-первых, договор пожертвования может совершаться как путем передачи одаряемому дара, так и посредством обещания дарения, что лишний раз подтверждает, что указанные виды договора дарения не имеют единого классификационного критерия.
Во-вторых, предметом договора дарения  признаются лишь передача вещи или  передача имущественного права. Следовательно, пожертвование не может осуществляться путем освобождения одаряемого от его  обязательств. Данную особенность пожертвования  И.В. Елисеев объясняет тем, что  «освобождение одаряемого от обязанности  производится в его непосредственных интересах, а не на общее благо».8 Чтобы понять поверхностность данного суждения, достаточно поставить на место одаряемого больницу или школу, которые освобождаются энергоснабжающей организацией от обязанности по выплате задолженности за использованную электроэнергию, или государство, которому кредиторы прощают долги по кредитам и государственным облигациям.
Думается, причина сужения предмета договора пожертвования по сравнению  с обычным дарением заключается  в другом: жертвователь традиционно  должен располагать правом обусловить свое пожертвование использованием дара по определенному назначению. Дарение путем освобождения от обязанностей (при сегодняшнем строе правового  регулирования) исключает такую  возможность, хотя, по-видимому, было бы целесообразно предусмотреть такой  способ пожертвования, изменив соответствующим  образом правовое регулирование.
В-третьих, особенностью договора пожертвования  является ограничение круга субъектов  на стороне одаряемого. В качестве таковых могут выступать граждане, лечебные, воспитательные учреждения, организации социальной защиты и другие аналогичные учреждения; благотворительные, научные и учебные организации, фонды, музеи и другие учреждения культуры, общественные и религиозные организации, а также государство (Российская Федерация и ее субъекты) и муниципальные образования.
В-четвертых, как уже отмечалось, пожертвование может быть обусловлено  жертвователем использованием дара по определенному назначению. Данное отличие договора пожертвования  от обычного договора дарения характеризуется  А.Л. Маковским следующим образом: «Если при обычном дарении  после перехода дара в собственность  одаряемого возможности дарителя влиять на осуществление новым собственником  своих правомочий в отношении  полученного имущества практически  равны нулю (исключение составляют права, вытекающие из п. 2 ст. 578), то в  обращении с пожертвованным имуществом принявшее его лицо должно следовать  указаниям собственника о цели использования  этого имущества. Возможные нарушения  этой обязанности дают право не только самому жертвователю, но и его правопреемнику (наследнику или образовавшемуся  в результате реорганизации юридическому лицу) потребовать отмены пожертвования (п. 5 ст. 582)».9
Действительно, ГК (пп. 3-5 ст. 582) не только наделяет жертвователя правом обусловить свое пожертвование использованием дара по определенному целевому назначению, но и предусматривает положения, направленные на обеспечение контроля за целевым использованием пожертвованного  имущества со стороны жертвователя, а также последствия нарушения  одаряемым воли жертвователя, определившего целевое назначение пожертвованного имущества. Для надлежащей организации контроля со стороны жертвователя одаряемым (юридическим лицам), принявшим пожертвование, для использования которого установлено определенное назначение, вменено в обязанность вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества. Если же вследствие изменившихся обстоятельств использование пожертвованного имущества в соответствии с указанным жертвователем назначением становится невозможным, данное имущество может быть использовано по другому назначению лишь с согласия жертвователя. В случаях, когда жертвователя-гражданина уже нет в живых, а жертвователь - юридическое лицо ликвидировано, использование пожертвования по иному целевому назначению возможно только по решению суда.
В-пятых, еще одна любопытная особенность  договора пожертвования заключается  в том, что на принятие пожертвования  не требуется чьего-либо разрешения или согласия (п. 2 ст. 582 ГК). В юридической  литературе данное положение иногда истолковывается таким образом, что в отличие от обычного договора дарения при пожертвовании вовсе  не требуется согласия одаряемого. А поскольку такой подход ставит под сомнение договорную природу  пожертвования, появляются не совсем понятные доводы в пользу того, что пожертвование  все же остается договором. Так, М.Г. Масевич пишет: «В п. 2 ст. 582 ГК установлено, что на принятие пожертвования не требуется чьего-то согласия. Однако на этом основании пожертвование  нельзя определять односторонней сделкой. Ведь передача имущества является ответом  на предложение делать пожертвование, а договор заключается передачей имущества». 10Тем самым из круга пожертвований исключается договор обещания дарения!
 
 
Правовое регулирование договора пожертвования законодательством России.
2.1.Общие положения.
 
Договору пожертвования посвящены нормы ст. ст. 572 - 582 главы 32 ГК и  Федеральный закон от 11 августа 1995 г № 135-ФЗ О благотворительной деятельности и благотворительных организациях (по состоянию на 10.01.2009 в ред. фз № 276-ФЗ от 30.12.2006; № 309-ФЗ от 30.12.2008).Ряд специальных норм о пожертвовании закреплен в Федеральных законах "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изменениями на 25 июля 2011 года) и « О политических партиях» (с изменениями на 8 декабря 2011 года).
   Многие субъекты Российской Федерации приняли законы о благотворительной деятельности, например, Закон Волгоградской области «О государственной поддержке благотворительной деятельности в Волгоградской области» от 24 ноября 1998 г. N 224-ОД, Закон Краснодарского края «О благотворительной деятельности» от 30 апреля 2002 г. N 473-КЗ, которые регулируют отношения по поддержке благотворительной деятельности органами государственной власти и органами местного самоуправления, созданию и деятельности благотворительных советов, контроля за осуществлением благотворительной деятельности.
Договор пожертвования выделяется в отдельный вид дарения исходя из наличия у него такого основного  признака, как совершение дарения  в общеполезных целях. В современной  юридической литературе встречаются  различные трактовки понятия  «общеполезные цели», что не может  не вызывать сожаления, поскольку именно этот признак позволяет квалифицировать  договор дарения как пожертвование  и, следовательно, применять к нему специальные правила, предусмотренные  ГК (ст. 582).
Законодатель в п. 1 ст. 582 ГК говорит о пожертвовании «государству и другим субъектам гражданского права, указанным в статье 124 настоящего Кодекса». субъектам гражданского права, указанным в статье 124 настоящего Кодекса». Значит, речь идет не только о Российской Федерации, но и о субъектах Российской Федерации, и о муниципальных образованиях.
Специфика договора пожертвования  как вида договора дарения не исчерпывается  его общеполезными целями, ему  присущи и некоторые другие особенности.
Во-первых, договор пожертвования  может совершаться как путем  передачи одаряемому дара, так и  посредством обещания дарения, что  лишний раз подтверждает, что указанные  виды договора дарения не имеют единого  классификационного критерия.
Во-вторых, предметом договора дарения признаются лишь передача вещи или передача имущественного права. Следовательно, пожертвование не может  осуществляться путем освобождения одаряемого от его обязательств. Очевидно, что освободить от какой-либо имущественной  обязанности можно только конкретное лицо, и при этом вряд ли можно  достичь каких-либо общеполезных целей  или удовлетворить общеполезные интересы. Именно поэтому освобождение от имущественной обязанности не может являться предметом пожертвования.
В-третьих, особенностью договора пожертвования является ограничение  круга субъектов на стороне одаряемого. В качестве таковых могут выступать  граждане, лечебные, воспитательные учреждения, организации социальной защиты и  другие аналогичные учреждения; благотворительные, научные и учебные организации, фонды, музеи и другие учреждения культуры, общественные и религиозные  организации, а также государство (Российская Федерация и ее субъекты) и муниципальные образования. По договору дарения выгодоприобретателем является конкретное лицо, интересы которого удовлетворяются посредством передачи дара. Пожертвование также поступает в адрес конкретных лиц, однако используется оно в общеполезных целях. Общеполезными следует считать цели, связанные с удовлетворением материальных и духовных потребностей социальных групп, социальных слоев, общественных движений, с научным, культурным, образовательным развитием граждан и др. Например, когда книги безвозмездно передаются в библиотеку, чтобы в дальнейшем они использовались всеми читателями. Пожертвование представляет собой целевое дарение. Если при обычном дарении, как законодателю, так и дарителю безразлично, в каких целях одаряемый будет использовать дар (для удовлетворения личных, семейных интересов, для ведения предпринимательской деятельности и так далее), то при пожертвовании данные цели заранее определены, и именно они являются побуждающим мотивом к сделке.
В-четвертых, как уже отмечалось, пожертвование может быть обусловлено  жертвователем использованием дара по определенному назначению. Действительно, ГК (пп. 3 - 5 ст. 582) не только наделяет жертвователя правом обусловить свое пожертвование  использованием дара по определенному  целевому назначению, но и предусматривает  положения, направленные на обеспечение  контроля за целевым использованием пожертвованного имущества со стороны  жертвователя, а также последствия  нарушения одаряемым воли жертвователя, определившего целевое назначение пожертвованного имущества. Для  надлежащей организации контроля со стороны жертвователя одаряемым (юридическим  лицам), принявшим пожертвование, для  использования которого установлено  определенное назначение, вменено в  обязанность вести обособленный учет всех операций по использованию  пожертвованного имущества.
На принятие пожертвования  не требуется чьего-либо разрешения или согласия (ст. 582 ГК). Данное правило  особенно актуально для государственных  и муниципальных организаций. На это необходима только воля самого одаряемого.
Следует отметить, что выделение  средств из государственного или  местного бюджета, в том числе  для общеполезных целей, не является пожертвованием, так как в этом случае нет дарения: средства используются по прямому назначению.
Как уже было сказано, пожертвование  направлено на достижение общеполезных целей. Поэтому в том случае, когда  по договору пожертвования приобретателем является гражданин, закон требует, чтобы жертвователь определил: по какому назначению должно использоваться передаваемое имущество или право. Естественно, что такое назначение должно отвечать не личным, а общеполезным целям. При  отсутствии указаний о целях использования  имущества пожертвование имущества  гражданину считается обычным дарением.
При совершении пожертвования  другим лицам жертвователь вправе, но не обязан устанавливать правило  об использовании имущества по определенному  назначению. Это объясняется тем, что деятельность некоммерческих организаций, государственных и муниципальных  образований по своей сути и в  силу закона направлена на обеспечение  общих потребностей. Если при пожертвовании  имущества указанным лицам жертвователем  не будет определено конкретное направление  его использования, то такое имущество  используется одаряемыми в соответствии с его назначением.
 
 
 
 
2.2.Прекращение  договора пожертвования.
 
По общему правилу договор  дарения прекращается исполнением, которое связывают с возникновением права собственности одаряемого на вещь, переходом имущественного права требования к одаряемому или  с освобождением одаряемого от обязанности.
Есть основание предположить, что договор пожертвования не прекращается с передачей дара. Это  объясняется тем, что в таком  договоре исполнение состоит не только в передаче дара, но и в надлежащем исполнении порядка использования  дара.
При таком подходе обоснована реализация после передачи дара указанных  в законе обязанностей одаряемого (использовать дар по обусловленному назначению, вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного  имущества для одаряемого - юридического лица, испрашивать согласие жертвователя использовать имущество по новому назначению вследствие изменившихся обстоятельств) и права жертвователя требовать  отмены пожертвования при использовании  пожертвованного имущества не в  соответствии с указанным назначением  или изменения назначения без  согласия жертвователя или без решения  суда.
Согласно примерной форме  договора пожертвования, приведенной  в Справочнике руководителя учреждения культуры (№6 июнь 2012) «средства, полученные Благополучателем и неиспользованные на реализацию прилагаемой программы в оговоренные сроки должны быть возвращены Благотворителю (п. II.8)»11 Таким образом, наряду с предусмотренными в п. 5 ст. 582 ГК РФ основаниями для отмены пожертвования-нецелевое использование и изменение назначения с нарушением правил- Е.А. Абросимова предлагает ввести дополнительное основание-неиспользование пожертвования по определенному назначению в установленные сроки. Такое положение не противоречит закону, так как п. 2 ст. 450 ГК допускает расторжение договора по требованию одной стороны по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.
Жертвователь не вправе отменить дарение по основаниям и в порядке, предусмотренным для обычного дарения (ст. 578 ГК). Это можно объяснить  тем, что совершение одним из благополучателей действий, указанных в ст. 578 ГК (покушение  на жизнь дарителя и пр.), не должно лишать возможности использовать дар  другими благополучателями.12
 
 
 
 
 
 
 
 
 
3.Правовое регулирование  договора пожертвования законодательством  других государств.
 
Почти 10 лет назад, когда о частных  благотворительных фондах и корпоративных  благотворительных программах знали  только на Западе, некий российский бизнесмен -- владелец добывающего предприятия  в одном из северных регионов -- решил  сделать крупное благотворительное  пожертвование. Он подарил городу, в  котором находилось принадлежавшее ему предприятие, современный, прекрасно  укомплектованный автомобиль скорой помощи, купленный за несколько сотен  тысяч долларов в Европе. Город  ликовал, мэр благодарил, медики осваивали  новую технику. Но радость была недолгой: ударили невиданные в Европе морозы, и автомобиль замерз насмерть.
История умалчивает о том, что было дальше с дорогой машиной и  с маленьким северным городом. Нам  же этот анекдот представляется метафорой  российской благотворительности: в  нем как в зеркале отразились практически все ее характерные  и неповторимые особенности.
В России государство -- «наше все». Представители власти принимают  решения в том числе и в  такой по определению частной  сфере, как благотворительность. Думаю, мы не ошибемся, предположив, что больше половины благотворительных расходов российского бизнеса, не только корпораций, но и их владельцев -- частных лиц, так или иначе инициировано властями различных уровней -- от мэров маленьких городов до администрации президента. В определенном смысле благотворительность дает власти и бизнесу счастливую возможность прийти к компромиссу, она становится точкой объединения их усилий во имя национальных (городских, региональных) интересов. В чем состоят эти интересы, решают, конечно, представители власти, а вовсе не население. А представления власти и населения совпадают, к сожалению, не всегда.
Ориентация на местную власть или  на администрацию субъекта Федерации  как на главного заказчика благотворительной  деятельности -- самая яркая особенность  российской филантропии. В странах  западной демократии все наоборот. Там заказчиком и главным адресатом  благотворительности является общество, т. е. люди -- с их проблемами, представлениями  о своих правах, об обязанностях государства по отношению к гражданам  и о том, какой должна быть жизнь. Там человек или корпорация, решив  заняться благотворительностью, даже не столь масштабной, как герой  нашей истории, в первую очередь  будет озабочен тем, чтобы выяснить, какие проблемы больше всего волнуют  общество (или местное сообщество) и как можно эффективнее и  доступнее решить эти проблемы -- конечно, соразмеряя с их масштабом  свои амбиции и ресурсы. 13
Но хотя наши благотворители творят добро в полном согласии с государственными и муниципальными интересами, нередко  по прямому указанию или просьбе  представителей власти, они в отличие  от своих западных коллег не получают за это ни копейки налоговых льгот, а зачастую и ни слова благодарности. Нешуточные цифры благотворительных  пожертвований россиян (по экспертным оценкам, более 1,5 млрд долл. в год) -- это, можно сказать, чистый эксперимент, незамутненный меркантильными соображениями. Западные показатели впечатляют не меньше, но они в значительной степени  обусловлены налоговыми льготами и  вычетами.
Конечно, можем и дальше демонстрировать  миру широту русской души. Хотя оценить  ее трудновато даже нам самим -- ведь точные цифры, характеризующие рынок  благотворительности, на Западе получают именно из налоговой статистики. У нас же благотворительность и налоги никак не связаны, а потому узнать, сколько потрачено на благотворительность, нет никакой возможности. Вот и приходится пользоваться экспертными оценками.
Но дело не только и не столько  в статистике. Ожидать сколь бы то ни было серьезного роста благотворительного сектора (да-да, благотворительность -- большой сектор экономики, в России по обороту превосходящий, например, легкую промышленность) без встречного движения в налоговой сфере со стороны государства не приходится. Крупные компании в России и так  тратят на социальные программы до 12% своей прибыли в отличие  от западных коллег, которые гордятся свой социальной ответственностью, если у них аналогичные статьи бюджета  составляют 1-2
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.