На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Христианство и язычество в современном православии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 11.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное  учреждение высшего профессионального  образования
«ИВАНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ  ТЕКСТИЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ»
(ИГТА)
Факультет дизайна и культурного  сервиса
Кафедра социально-культурного  сервиса и туризма
 
КУРСОВАЯ РАБОТА ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ
 
на тему:
 
«Христианство и  язычество в современном православии»
 
        
 
 
Автор работы …………………………………………………………..……..Арефьева И.Е.
 
Код работы………………………………………………. Группа … (3д1)
 
Специальность 230500 Социально-культурный сервис и туризм
 
Руководитель работы ……………………………………….……………….……Каган Ф.И.
 
Иваново 2010
Содержание
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
Природа, великая  и непредсказуемая, ласковая и непознаваемая, была главным божеством славян. Всё  в ней было священным для них  – молнии, гром, дождь, затмение солнца, землетрясения и засухи. Религиозный  мир славян, фантастический и поэтичный, отражал все стороны окружающего  мира. Это оказало большое влияние  на развитие страны, как духовное, так  и культурное. Позже когда на Русь принесли православие, язычество не исчезло, а смешалось с христианством.
Сейчас большинство  языческих праздников совпадает  с православными. Например, праздник коляды – совпадает с Рождеством. Мы до сих пор празднуем масленицу, отмечаем день Ивана Купалы. В воображение  наших предков леса и озера  населяли водяные. И до сих пор  некоторые из нас верят в их существование, рассказывают сказки, в  которых эти персонажи занимают далеко не последнюю роль. И сейчас остались приверженцы язычества: музыкальные  группы восславляют Перуна, снимаются  фильмы и пишутся книги на славянскую тему. Так что же это? Возвращение  к корням, или дань прошлому? 
Своей целью мы поставили доказать что язычество в наши дни ни куда не исчезло а перетекло в православие. 
Исходя из этой цели, мы поставили следующие задачи: первое – исследование языческих празднеств и их соотношение с православными, также соотношение между языческими богами и святыми в православии. Второе – проследить синкритизацию язычества и православия.
 

 
Язычество
 
Термин богословского  происхождения, применяемый по отношению к первобытным и дохристианским верованиям, а также к многобожию.
 
Язычество — термин, обозначающий предшествующие теизму формы религий многобожия. Считается, что он происходит от слав. «языцы» — нехристианские «народы», враждебные православию. На Западе его синонимом является лат. «paganus». Т.о., это понятие изначально носило обличительный характер: Я. — ложные верования неразвитых примитивных племен, практикующих идолопоклонство, а потому подлежащие искоренению в ходе миссионерской деятельности по обращению в истинную веру. В научном религиоведении Я. обычно заменяется более однозначным и оценочно нейтральным термином — «политеизм» («многобожие»).
 
Одной из наиболее ранних форм религии был фетишизм, основанный на представлении, что физические предметы, природные стихии обладают сверхъестественными силами, которые люди при помощи особых магических ритуалов способны использовать для того, чтобы предотвратить катастрофическое воздействие окружающей среды. В рамках той же тенденции выделяют и анимизм — веру в самостоятельное существование души человека, время от времени покидающей его тело, а также духов отдельных сил природы, растений, животных, умерших предков. Древнейшей формой религии является и тотемизм — представление о мистической связи между человеческим родом и конкретным видом животных или растений — его могущественных предков, требующих особого почитания.
 
 
Политеистические религии  возникают в рамках мифологии и наследуют характерные для нее особенности. Здесь образ мира также складывается в результате переноса на природу связей и зависимостей, характерных для первобытного общества, т.е. путем ее одушевления, олицетворения. В результате отсутствует четкое разделение субъекта и объекта, личности и окружающей среды, сверхъестественных существ и природных явлений.
 
Языческие боги не стоят над природой, они действуют внутри равновесного космоса как олицетворения многочисленных природных и социальных стихий, как действующие лица вечного круговорота умирания и возрождения, обеспечивая раз и навсегда установленный порядок мироздания, неподвластный усилиям ни людей, ни богов. Тем самым достигается как бы снятие напряженности в отношениях природного хаоса и целенаправленной человеческой деятельности, определенная предсказуемость результатов последней.
 
Вместе с тем постепенно выявлялось и существенное отличие ранних форм религии от мифологии, а именно, наличие в них особой технологии целенаправленного воздействия на потусторонние силы — того, что называется религиозным культом. Впоследствии облики сверхъестественных существ усложняются, им приписываются черты антропоморфных богов и героев, наделенных всеми человеческими переживаниями и страстями. Происходит размежевание мифологических и религиозных персонажей: все более жесткое противопоставление тела и духа, плоти и души, священного и профанного, земного и небесного, формируется представление о едином, стоящем над миром всемогущем трансцендентном Боге. Примером может служить древняя религия иранских народов — зороастризм (I тыс. до н.э.), своим культом высшего благого начала и дуалистической картиной мира оказавший существенное воздействие на формирование теизма. Специфические комбинации языческих и теистических элементов так или иначе характерны для всех религий
Все попытки апологетов теизма (иудаизм, христианство, ислам) до конца искоренить Я. оказывались безуспешными. Новые вероисповедные и культовые формы были вынуждены ассимилировать древние языческие представления и сюжеты, воплотившиеся в обычаях, праздниках, в самом образе жизни. На бытовом уровне доминировал своеобразный синкретизм, отчетливо выступающий в современной России, где многие православные представления по-прежнему толкуются в рамках языческих образов, традиционных для данного региона — вопреки жесткой догматической вертикали. Одновременно повсеместно возрождаются древние языческие культы — но не в изначальном «чистом», а в модернизированном виде, с использованием ритуалов и форм коллективистской деятельности, заимствованные у теизма (неоязычество). В современной России эти «природные» культы часто рекламируются как проявления истинно «народной» духовности, санкционирующие местнические политические амбиции.
Язычество в современной России 
В настоящее время в  России действует целый ряд языческих  движений и общин, ставящих своей  целью возрождение исконной русской  веры. Несмотря на то, что общая численность  их членов значительно меньше числа  последователей различных христианских и иных религиозных движений, их ряды постоянно пополняются новыми членами - истинными русскими патриотами.
Вместе с тем необходимо указать на ряд явлений, препятствующих подлинному возрождению языческого духа в современной России. Помимо внешних причин (социально-политических), существует целый ряд внутренних причин (духовно-психологических) медленного и порой весьма противоречивого  по форме возрождения Традиционной русской духовности.
Печально наблюдать, что  многие наши современники, формально  причисляющие себя к язычникам (родолюбам, родноверам, традиционалистам), на деле уделяют очень мало внимания собственно религиозным аспектам язычества. Порой политические, экономические, экологические и иные цели выдвигаются ими на первый план, заслоняя собой САМО- и БОГО- познание, а чрезмерная увлеченность внешней атрибутной становится препятствием для получения и углубления внутреннего - духовного опыта.
Язычество (Родолюбие, Традиционализм), будучи системой миросозерцания, рассматривающей жизнь человека во всей ее целостности, указывает на важность неразделяющего взгляда на действительность. Согласно Родо-любию, современный язычник должен не уклоняться от решения политических, экономических, экологических и иных проблем, которые ставит перед ним реальность, а рассматривать их преодоление как своеобразное религиозное действо, как метод познания мира и Природы, как средство для САМО- и БОГО-познания. Преодолевая всякую двойственность внутри себя. Язычник должен вырабатывать целостный взгляд на действительность, видя божественное во всем, и все как проявление божественного. При этом всякое действие, совершаемое язычником, должно опираться на его духовный опыт и не вступать в противоречие с Мировой Гармонией.
Язычество, являясь универсальной  и всеобъемлющей философией, остается при этом глубоко национальным явлением. Это Традиция, проявляющаяся через  совокупность традиций каждого конкретного  народа, изложенная понятным и характерным  для него языком, учитывающая всю  специфику национального мировосприятия. В связи с вышеизложенным, необходимо указать на опасность абсолютизации  национального начала, способного превратить здоровый патриотизм (то есть естественную для человека любовь к родному  народу) в анти- Природный нацизм, характеризующийся не столько любовью к своему народу, сколько ненавистью ко всем остальным народам (иудаизм с его догматически прописанной неприязнью к иным народам, а также квазирелигия фашизма, преведшая в недавнем прошлом немецкий народ к войне и поражению).
Любовь к родному народу ни в коем случае не должна измеряться степенью ненависти к людям иных национальностей (тем более, что отрицательные эмоции - ненависть в том числе - попросту неконструктивны; в первую очередь для того, кто их испытывает). Бездумный нацизм некоторых современных язычников противоречит принципам Язычества (Родолюбия) и является прискорбным фактом нашей современной действительности. Всякий язычник, проявляющий ненависть ко всем инородцам, сам становится проводником анти-языческих идей и анти-языческой философии, попирая тем самым Законы Прави Небесной и бросая оскорбление Родным Богам.
Одной из характерных черт современной России является наличие  известных различий между городским  и сельским образом жизни. Эти  различия так или иначе проявляются и в особенностях мировосприятия городских и сельских язычников. Особенно хорошо это заметно при сравнении программных принципов, исповедуемых языческими движениями и общинами, основанными в крупных городах, и принятых сельскими языческими объединениями.
Современные городские Язычники, как правило, больше внимания уделяют  концепциям, философско-историческим разработкам, литературно-научной деятельности и т.п., в то время как сельские Язычники отдают предпочтение преимущественно  практической стороне дела (обрядности, обустройству капищ, сопутствующей  ремесленной деятельности и т.п.). И тот, и другой подход имеют свои преимущества, но ни один из них не может  претендовать на полноту религиозной  практики.
Современные люди в большинстве  своем утеряли ощущение своей  целостности, развивая какую-либо одну сторону своей природы за счет всех остальных. Это их состояние  усугубляется деятельностью многочисленных современных религиозных движений, анти-языческих по сути. Жесткая специализация людей мешает им воспринимать мир во всей его полноте, видеть божественное во всем многообразии форм. Помочь им восстановить утраченную гармонию целостности может лишь приобщение к Традиции, обладающей всеобъемлющим Знанием и имеющей целостный взгляд на мир.
Человек, воспринимающий действительность преимущественно как совокупность идей, постигаемых разумом, равно  как и тот, кто во всем привык доверять одним лишь свои чувствам и инстинктам - в равной степени далеки от целостного восприятия мира. Человек, для которого религия есть всего лишь свод догматов, равно как и тот, кто увлечен одной лишь внешней обрядностью - в равной степени далеки от получения целостного религиозного опыта.
Лишь язычество, лишенное каких-либо жестких систем догм и  предписаний, обязательных для выполнения всеми людьми без учета их личных свойств, способно вернуть современному человеку целостный взгляд на мир, стимулируя его личный духовный поиск и не подгоняя его под узкие догматические  рамки. Лишь язычество способно, не разделяя единое Знание на фрагменты (как  это делают все упа-дхармы), использовать его во всей полноте на благо человека, не превознося какую-либо одну его часть посредством принижения значимости всех остальных.
Перед нами, современными русскими язычниками (родолюбами, родноверами, традиционалистами), сейчас как никогда остро стоит проблема возрождения искалеченной многовековым засилием чужебесия духа нашего народа. Начать это поистине священное дело каждый из нас должен с возрождения и очищения собственной души, с преодоления внутренней двойственности и восстановления изначальной гармонии, утерянной современным "цивилизованным человеком", с разрушения того внутреннего барьера, которым мы отгораживаемся от лучей света не-смертного духа - Природы Рода, составляющей нашу истинную Суть. Воистину, наше будущее и будущее России - в наших руках.
Проблемы современного язычества.  Языческие культы.
Современные языческие общины Евразии — пример того, как по-разному  языческая религия может развиваться  в самом различном конфессиональном окружении. Известно, что крупных  “языческих” территорий в Евразии  нет — практически в каждом регионе есть та или иная преобладающая  религия из числа так называемых “мировых”.
Так, славянское язычество  в России и на Украине развивается  в контексте православной культуры; викканство и одинизм существуют в поликонфессиональной, преимущественно протестантско-католической, Западной и Северной Европе; литовская “Рамува” и латвийская “Диевтуриба” развиваются на лютеранской почве, но в условиях противостояния православию и русской культуре; тенгрианство — пример языческой религии в мусульманском окружении. Своеобразна ситуация на Горном Алтае: там язычество (бурханизм) исторически развивалось в условиях противостояния даже двум религиям — православию и буддизму.
То, что язычники на протяжении веков находились в контакте с  преобладающими численно христианскими, мусульманскими, буддийскими общинами, то, что современная культура большинства  стран евразийского континента оформилась при значительном участии тех  или иных неязыческих религий, конечно, влияет на отношение язычников ко многим религиозным и общественно-политическим вопросам, в том числе и к  глобализации. Во многих отношениях язычники каждой страны перенимают черты той религии, которая в этой стране преобладает.
* Язычество на Западе  многое взяло у либеральной  христианской культуры. Проблема  борьбы с язычеством была решена  там еще в средние века, фактически  — язычество было уничтожено, отсюда и нынешняя терпимость  западноевропейского христианского  общества к немногочисленным  нарождающимся язычникам — в  них не видят реальной опасности.  Язычники отвечают тем же, делаются  либеральными, терпимыми и во  многом похожими на своих христианских  “соседей”. Так, западноевропейские и североевропейские “Асатру” и “Викка” на фоне всех языческих движений являются наиболее демократичными по своей структуре,— женщины в них пользуются равными правами с мужчинами, кроме того, в них практически отсутствует национализм, они активно заявляют о разрыве всяких отношений с нацизмом и гитлеризмом, а в политической жизни они участвуют исключительно в качестве общественных организаций, изредка предлагающих правозащитные и экологические проекты местным парламентам.
* Восточноевропейское славянское  язычество (особенно украинское) по многим совим характеристикам обнаруживает немало сходства с “черносотенной” линией в РПЦ и с советским государственным православием в целом. Православие, особенно в России и на Украине, с одной стороны, тотально нетерпимо к иноверцам, с другой стороны, предельно терпимо к родному, то есть, местному “прирученному” язычеству. Язычество во многих своих элементах успешно интегрировалось в православную жизнь, что сказывается на характере обоих. Язычники-славяне ихз всех являются наиболее ярыми почвенниками, от чего им русское православие зачастую ближе скандинавского одинизма. Славянское “родноверие” (а именно так себя обычно называют славянские язычники) и внешне похоже на РПЦ: оно чаще всех прочих направлений язычества создает централизованные организации, больше других тянется в политическую жизнь, создает (хотя и малочисленные и маргинальные) политические партии в основном радикальной фашистской ориентации, активно занимается геополитическими штудиями, наиболее склонно к радикальному национализму и антисемитским выпадам; да и женщин большинство славянских общин содержит в относительно подчиненном положении.
* Язычество балтского варианта в Литве и Латвии, представляет собой промежуточный вариант между двумя описанными: оно также существует в виде практически полностью автономных братств, общин и клубов, большинство из которых занимается преимущственно религиозной деятельностью и фольклорными изысканиями и довольно демократично по своей идеологии[17]; однако есть и радикалы (например, латышская община “Сидабрене”), которые также активно строят геополитические концепции и мечтают о политической власти[18]. Налицо здесь чередование влияний либерального лютеранства и того же “черносотенного” православия, издавна боровшегося с католической “экспасией” в Прибалтику;
* Тенгрианство — тюркская “доисламская” религия — интересно тем, что оно сильно зависит от окружающего его ислама. Ислам в целом известен своей тотальной нетерпимостью к язычеству, языческое возрождение вызывает резкое неприятие в исламской среде — более резкое, чем протестантские миссионеры. Отчасти поэтому тенгрианство на евразийском фоне — пока самое слабое языческое движение. С другой стороны, оно и одно из самых агрессивных в смысле анти-мусульманства и антихристианства. Собственно религиозные общины тенгрианцев — единичны, в основном существуют только тенгрианские “историко-культурные” кружки и общества, которые по-разному ведут себя в разных регионах. В Дагестане, среди кумыкского народа, тенгрианство выступает главным образом в роли национальной символики, подчеркивающей своеобразие кумыкской культуры, при этом оно мирно уживается с исламом; в Татарстане и Кыргызстане оно принимает формы довольно радикального этнополитического течения антимусульманского характера. Отличие тенгрианства от перечисленных вариантов язычества — в устойчивом сочетании радикальной критики мировых религий (ислама, христианства), что сближает его со “славянским” вариантом язычества, и радикальной критики характерных, по мнению тенгрианцев, авторитаризма, духа государственничества и подчинения, в чем оно гораздо ближе к западноевропейскому варианту, чем славянское язычество. В тенгрианстве много от современного ислама — с одной стороны, полицентричность, внешне демократичная структура, экологизм (наиболее выраженный на фоне всех прочих современных языческих течений), с другой — наиболее радикальное антизападничество, ощущение единства между всеми братьями по вере вне зависимости от страны проживания и принадлежности к конкретному тюркскому народу. Тенгрианцы любят говорить о великом прошлом тюркской цивилизации, частичными наследниками которой являются сегодня все тюркские народы.
* Есть свои особенности  и у язычества в буддистском  окружении. Буддизм очень терпим  к местным религиозным традициям,  исторически в нем всегда присутствовали  элементы синкретизма, из всех  мировых религий он легче всех  “вживается” в любые формы  культуры. Буддизм легко допускает  и собственное сосуществование  с язычеством. Язычество в какой-то  форме сохранилось во всех  буддистских культурах, и современное  развертывание язычества в буддийской  среде вызывает минимальные конфликты.  Весь буддистский антиглобализм  концентрируется на призывах  к ненасилию, буддизм преимущественно  миролюбив и охотно соседствует  с индуизмом, даосизмом, синто.  Последние сегодня немало подверглись его влиянию. Они заимствуют от него эту своеобразную терпимость, установку на создание мягких альтернатив глобализму — через разработку этической и экологической проблематики (среди таких альтернатив на сегодняшний день наиболее четко вырисовывается уже упомянутая синтоистская альтернатива). Подобно самому буддизму эти религии стали одновременно национальными и транснациональными (самыми транснациональными во всем язычестве). В целом, наряду с западноевропейскими одинизмом и викканством, языческие религии, происходящие из “буддистских” стран, являются сегодня одними из наиболее динамично развивающихся по всему свету.
В завершении — о наиболее “проблемных” сторонах теоретического осмысления современного язычества.
Во-первых, с учетом сказанного о прогрессирующем “вливании” язычества  в современные глобализационные процессы, существенный вопрос на сегодняшний день (касающийся в принципе всех религий): останется ли в будущем мире язычество в качестве именно религии, или оно приобретет статус одной из “альтернативных культур”? Насколько сильны секулярные тенденции в язычестве, связаны ли они также с глобализацией? Не трансформируется ли языческая религия в так называемый этнофутуризм — то есть, общественно-политическое по сути течение, берущее от этнических религий только “светский”, “культурный” компонент?
Думается, что определять судьбу язычества как светскую как  минимум поспешно. Напротив, возможно, в мире, измененном глобализацией, язычество (в том числе, маскирующееся под  мировые религии) окажется наиболее успешным видом религии.
Во-первых, языческие религии  зачастую лучше, чем, например, исторические христианские церкви, позволяют современному человеку поддерживать чувство этнической и культурной идентичности, стремительно ускользающее в глобальном мире. Во-вторых, язычество, по-видимому, лучше других религий способно противостоять  тотальной секуляризации, сохранению твердой сексуальной и семейной морали. Далее, язычество (как, впрочем, и буддизм) легче других оказывается способно примириться с господством синкретизма в мировой культуре. Так, уже сегодня язычество обнаруживает способность вбирать в себя символы и идеи самых различных, в том числе мировых, религий, зачастую позволяя им таким образом выживать в более “комфортных” условиях. Так, современное язычество позволяет человеку избирательно принимать ценности буддизма, иудаизма, православия, при этом не заявляя о себе как о чьем-либо последователе, или об адепте какого-либо учения. Язычник может сам определять, каким правилам в религиозной жизни он будет подчиняться, какие обряды будет выполнять; он может участвовать в жизни самых разных общин, даже если их лидеры не согласны между собой по поводу религиозных доктрин, и избежит преследований. Современное язычество в большей степени, нежели христианство, ислам или даже буддизм позволяет человеку без страха относиться к авторитетным членам общин, критически воспринимать любую религиозную проповедь, а также исключить навязывание взглядов одних людей другим. В отличие от христианских церквей и мусульманских таррикатов, язычники меньше конфликтуют между собой, что располагает к ним общественное мнение. Язычеству оказывается легче усвоить идею плюрализма мнений, многообразия мира, — таким образом, оно помогает избежать конфликта, противостояния там, где этого не могут позволить современные мировые религии.
Возможно, это связано  с тем, что, язычество, известное  нам с XX века, исторически никогда  не обладало крупными и жесткими централизованными  структурами (все тайные секты и  военнизированные группировки фашистского типа были немногочисленны и недолговечны, и никогда не делали “погоды” в обществе), и поэтому ему и не приходится тратить усилия на их “перестройку” в новых условиях. Далее, в отличие от мировых религий, языческие культы давно и окончательно утратили фактическую связь с государством (даже опыт первой половины XX века в Германии, Италии и Японии не произвел долговечных плодов — в этих случаях связь была скорее идеологической, нежели организационной). И сельские языческие культы, и интеллигентские языческие кружки на протяжении XX века существовали безо всяких контактов с государственными структурами (в отличие от мировых религий, которые в большинстве стран и по сей день либо поддерживаются, либо преследуются государственными властями, либо, даже в случае условного нейтралитета власти в отношении религии, находятся под той или иной степенью государственного контроля). В эпоху, когда функции государств меняются, усиливается влияние транснациональных и межгосударственных связей, языческим общинам не приходится как-то существенно перестраивать свою идеологию. Государство никогда не было для большинства из них сколь-нибудь центральной идеей и сколь-нибудь важным условием существования, поэтому его “самоустранение” из религиозной жизни в демократически-ориентированных странах никак не сказывается на состоянии язычества. В тех же странах, где слабеющие государственные власти пытаются насильно “повернуть историю вспять” и добиться жесткого управления религиозными процессами (в частности, в РФ, на Украине, в бывших центральноазиатских республиках СССР), с язычеством “совладать” не удается по уже указанным причинам: язычники нигде не обладают единой организацией, фиксированным вероучением, однозначно определимыми лидерами, поэтому никакая местная администрация не способна наладить с ними “продуктивной” работы, и никакие органы госбезопасности не способны держать их под контролем.
 
 
 
 
Языческая символика. Обереги
Язычество находит выражение в  вещественном мире. Человек чувствовал себя бессильным перед природой и ее стихиями; пытаясь понять их суть, раскрыть механизм влияния на него природы, обезопасить себя от неуправляемой стихии, он составлял целый комплекс взаимодействия с этими силами. Славяне-язычники общались с миром на языке оберегов – предметов, украшений, узоров, которые люди носили с собой и защищали ими свое жилище. 
Языческие символы  викингов и кельтские символы




Рог бога Одина
Трискеле Одина
Узел защиты кельтский
Узел защиты викингов





Символ внушения ужаса
Символ проклятия
Символ Узел защиты
Трицепс Защита павших

Наиболее древними обережными символами были узоры, связанные с тремя стихиями, которым поклонялись славяне: символы земли, воды, огня. Их призывали славяне к себе в охранители. Символы земли – засеянное поле (ромб, разделенный на четыре части с точками внутри каждой), знак плодородия (свастика). Символ воды – хляби небесные (волнистые линии).Символ огня - косой крест (огонь земной), громовный знак (шести- или восьмилучевая звезда). Кроме этих, основных знаков, языческая символика включает изображение солнца, радуги, фигур богини на вершине строения, подковы и многие другие. 
Языческие символы славяне  размещают на «уязвимых» участках жилища и двора. Заклинательным орнаментом они закрывают все проемы, через  которые нечистая сила может проникнуть к человеку: ворота, двери, окна, застрехи. Символ солнца, размещаемый в проемах, должен охранять жилище от ночной нечисти. Солярные знаки находим также на крыше дома – в виде конька (причем конь, как уже говорилось выше, сам по себе символизировал солнце, под крышей – в виде реального изображения солнца или его символа, на фасаде, на наличниках окон. На фасаде дома славяне изображают небо и ход солнца – утром, в полдень и вечером. При этом на центральном полотенце обычно размещают громовой знак (круг, разделенный на шесть секторов) – символ Рода или Перуна, оберегавшим дом от попадания в него молнии. Рядом с символом солнца почти всегда славяне изображают знак земли или засеянного поля, обозначающий единство небесного и земного, явного. Мир яви символизируют и изображения птиц, растений, богинь, переплетающиеся с фантастическими существами. Русалки-берегини защищают дом от нави, упырей. Чаще всего эти изображения находятся на наличниках окон, у входа в дом. Изображения  оберегающих мир в доме Лады (богиня веселья, благополучия и согласия в семье; богиня невест) или Мокоши располагаются также на резных наличниках (они изображаются с поднятыми вверх руками, словно просящими защиты у верховных богов, дающих небесную влагу и свет), а также на хозяйственных постройках (они изображаются с опущенными руками, словно обращаются к матери-сырой земле, дающей урожай).                            
Славяне старались защитить дом не только снаружи, но и изнутри, поэтому обереги располагали  на матице (здесь помещали только коловрат – знак рода), над дверьми (самый распространенный оберег – подкова), на печи, на предметах быта. Причудливым орнаментом старались покрыть всё, через что нечистая сила могла навредить человеку.                                 
Особую магию и особый смысл  у славян имеют обрядовые полотенца. Узоры на них представляют не что иное, как славянский календарь, который образно отражал семейно-родовые события или аграрно-ритуальные торжества, свойственные земледельческой культуре. На всех праздниках первым на полотенце выносили хлеб да соль. 
Соль - символ солнца, любви; хлеб - земля, милость; полотенце - символ жизни человеческой, полоса судьбы, часть чистого космического пространства. Во время обручения руки жениха и невесты соединяли, обернув полотенцем, чтобы молодые жили в достатке; с тем же смыслом во время родов бабка принимала младенца на новое полотенце. Полотенца-обыденники ткали и расшивали несложным оберёжным орнаментом против мора, для испрашивания дождя и т.п., причем, чтобы полотенце имело чудодейственную силу, с работой ткачиха должна была справитьсяза один световой день. На погребальном полотенце изображалисьсимволы души и погребального (жертвенного) костра. Последний знак перекликается с символом земли, но ромб, состоящий из трех пар пересекающихся линий, оставался внутри пустым. Погребальные полотенца и полотенца-обыденники после совершения обряда отдавали в храм, на поминовение души. 
В одежде магическим охранительным  узором покрывались ворот, обшлага рукавов, подол, разрезы, пояса. Сама ткань считалась непроницаемой для злых духов, так как в ее изготовлении участвовали предметы, изобильно снабженные магическим орнаментом (прялки, ткацкий стан).
 Наиболее тесно с жизнью человека связывают славяне пояс и воротник. Считается, что именно через воротник в случае смерти душа покидает тело, поэтому он обязательно оберегается узором. Охранных знаков здесь было такое множество, что со временем ворот превратился в отдельную наплечную часть одежды – «ожерелье». Пояс, опоясывая человека, проходит через пуповину – центр человеческого существа, его жизненное начало, поэтому о
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.