На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Уголовно-правовая характеристика преступления против здоровья, совершенного в состоянии аффекта

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 12.11.2012. Сдан: 2011. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание 
 

 

      

Глава 1 Преступления против жизни и здоровья, совершенные в  состоянии аффекта, в историческом аспекте.

     1.2 Преступления против здоровья, совершенные в состоянии аффекта, по действующему уголовному закону

 
   Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 108 УК, выступают общественные отношения, обеспечивающие сохранность здоровья человека.
   В Большой Медицинской Энциклопедии здоровье определяется как состояние человеческого организма, «когда функции всех его органов и систем уравновешены с внешней средой и отсутствуют какие-либо болезненные изменения», в понятие здоровья входит и «социальная полноценность человека», так как социальные факторы играют важную роль в понятии здоровья человека.
   Здоровье человека как определенное физиологическое состояние организма, при котором его системы, части и органы нормально функционируют, является важнейшим социальным благом и охраняется государством (ст. 29 Конституции РК).
В преамбуле Основ законодательства Республики Казахстан об охране здоровья граждан оно провозглашается неотъемлемым условием жизни общества, а ст. 12 Основ закрепляет право граждан на охрану здоровья и устанавливает необходимые для этого гарантии. Учитывая, что жизнь и здоровье граждан являются высшей социальной ценностью нашего общества, охрана этих благ от преступных посягательств составляет одну из важнейших задач государственных органов.
   Уголовное законодательство всегда уделяло большое внимание охране здоровья человека.
Следует отметить, что в дореволюционной уголовно-правовой литературе и в литературе советского периода не было единообразия в понимании телесного повреждения. Так, Н.С. Таганцев писал, что «телесное повреждение должно охватывать все случаи причинения физической боли или страдания...».
Аналогичные определения телесных повреждений давали С.В. Познышев, И.Я. Фойницкий и др. Однако А.А. Жижиленко к телесным повреждениям относил лишь те, которые посягают на телесную неприкосновенность посредством нарушения целостности тела человека, а насилие над личностью он относил к посягательствам на телесную неприкосновенность посредством причинения физической боли.
П.А. Дубовец в монографии, посвященной анализу телесных повреждений, пишет, что удары, побои и иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли, так же как и все другие телесные повреждения, наносят вред здоровью человека. В этом определении видна позиция А.А. Жижиленко, которая заслуживает всяческой поддержки, так как отражает в большей степени стремление к охране здоровья человека, обеспечение права человека на физическую (телесную) неприкосновенность, а, в конечном счете, - безопасность здоровья человека.
Несколько ранее аналогичная точка зрения была высказана в работах А.А. Пионтковского. Однако немало было и критических замечаний по поводу такого понимания телесных повреждений. Еще М.М. Гродзинский писал, что «... вызывает сомнение сама возможность существования такого телесного повреждения, которое не было бы связано с расстройством здоровья,.., всякое телесное повреждение всегда непременно будет связано с расстройством здоровья. Позже против расширительного определения понятия телесного повреждения выступили И.А. Исмаилов, Д.С. Читлов и др.
Представляется, что телесные повреждения (как родовое понятие) можно определить следующим образом. Это, прежде всего последствия деяния, нарушающие анатомическую целостность органов и тканей или их физиологических функций, а также посягающие на физическую (телесную) неприкосновенность, на безопасность здоровья граждан.
Конечно же, деяния, которые нарушают анатомическую целостность органов и тканей и т.д., должны быть уголовно наказуемы. Между тем в зависимости от конкретной обстановки они могут быть способом защиты интересов личности при необходимой обороне, следствием действий невменяемого поведения.
Иногда в определении понятия телесного повреждения включают также общественную опасность и виновность. Конечно, это обусловлено общим определением преступления, которое содержится в ст. 9 УК РК. Однако указание в определении понятия телесного повреждения на общественную опасность является, на наш взгляд, излишним. Во-первых, противоправность является юридическим выражением общественной опасности деяния. А, во-вторых, указание на общественную опасность как бы обусловливает отсутствие противоправности, создается впечатление, что и действия невменяемых, причинивших вред здоровью, являются телесным повреждением.
«Вред здоровью» охватывает не только телесные повреждения, это понятие включает и тот причиняемый вред здоровью, который не связан с нарушением анатомической целостности или физиологических функций органов и тканей. Доктор медицинских наук В.В. Козлов пишет, что к понятию «повреждение здоровья» относятся, например, такие болезненные расстройства, как реактивные психические и невротические состояния, возникшие вследствие неблагоприятного психического воздействия на потерпевшего, либо инфекционные заболевания от заражения одного человека другим культурой патогенных микробов и т.п.
   Эти преступления относятся к привилегированным составам. Смягчение ответственности за эти посягательства обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, виновный действует в особом психическом состоянии - в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или аффекта (закон употребляет эти понятия как равнозначные). Аффект - психическое расстройство, возникающее в ответ на острую психотравмирующую ситуацию, исключительно сильное, бурно протекающее (масштаб времени - секунды, минуты), которое проявляется во временной дезорганизации, «сужении» сознания, существенно ограничивает, изменяет, но не обрывает течение интеллектуальных, эмоциональных и волевых процессов, сопровождается импульсивными действиями, соматовегетативными нарушениями, приводит к постаффективной астении. Он не только нарушает целостность восприятия окружающего, понимание сложившейся ситуации в полной мере, но и снижает возможность руководить своими действиями. Аффективное состояние выборочно тормозит высшие функции человека, не оказывая при этом тормозного воздействия на примитивные, низшие функции, прежде всего, агрессию и разрушение. Поведение при аффекте регулируется не заранее обдуманной целью, а тем чувством, которое полностью захватывает личность и вызывает импульсивные действия.
Ключевое понятие указанных привилегированных составов - состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения - сформулировано по-разному в старом и новом уголовном законе.
   Думается, стоит поддержать И.А. Кудрявцева, полагающего, что «аффект» как психологическое понятие, использованное в законе для раскрытия и конкретизации юридического понятия «состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения», не может быть установлен у обвиняемых, эмоциональное состояние которых возможно описать через общепсихологические понятия стресс, фрустрация или тревожность».  

 

Глава 2 Уголовно-правовая характеристика преступления против здоровья, совершенного в состоянии аффекта 

2.1 Объект преступления против здоровья, совершенного в состоянии аффекта 

Непосредственными объектами рассматриваемых преступлений признаются здоровье другого человека.
В связи с анализом объекта рассматриваемых преступлений необходимо указать на важность всестороннего исследования личности потерпевшего как обязательного признака объекта деяний, предусмотренных ст. 108 УК РК. Потерпевший сам провоцирует виновного на совершение преступления своим отрицательным поведением. К нему закон относит: насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, иные противоправные действия (бездействие) потерпевшего, аморальные действия (бездействие) потерпевшего, систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Для инкриминирования ст. 108 УК достаточно установить хотя бы одно из названных обстоятельств.
Непосредственным поводом возникновения у виновного аффекта в большинстве случаев (в 69% от всего количества изученных Т.В. Сысоевой уголовных дел) выступает насилие.
Многие ученые понимают под этим термином как физическое насилие (умышленные действия, выражающиеся в воздействии на жизнь и здоровье человека, его права и свободы), так и психическое.
В то же время имеется и противоположная позиция. Например, Н.И. Загородников ограничивает понятие «насилие» только физическим воздействием.
Аналогичный вывод делает В.И. Ткаченко. Он указывает, что если «аффект возник в результате угрозы насилием, которая сама по себе не является противозаконным действием, например, угрозы причинить менее тяжкое или легкое телесное повреждение, либо в результате угрозы совершить изнасилование, кражу, уничтожение или повреждение имущества не путем поджога, то совершенное под его влиянием преступление нельзя квалифицировать по названным нормам».
В литературе высказывается и такое суждение: «Угроза, как и насилие, является самостоятельным признаком составов преступлений. Они не объединяются в одно понятие. Стало быть, психическое насилие — научная категория и как таковая не имеет юридического значения. Исходя из сказанного и применяя буквальное толкование нормы, следует сделать вывод, что насилие как признак названных выше составов предполагает только физическое воздействие на человека».
Вряд ли можно согласиться с тем, что психическое насилие - это только научная абстракция, не имеющая юридического значения, в то время как во многих составах преступлений в качестве конструктивного признака названа угроза, например, в ст. 112 УК.
Представляется, что применительно к преступлениям, совершенным в состоянии аффекта, более обоснованной является позиция сторонников узкого подхода. Действительно, понятие «психическое насилие» включает в себя любые виды противоправного психического воздействия на потерпевшего. В том числе и угрозы распространения позорящих сведений, и угрозу повредить или уничтожить имущество. Однако дело в том, что в ст. 108 УК наряду с понятием «насилие» употреблены другие понятия, которые характеризуют основания, могущие вызвать состояние аффекта, в частности, «иные противоправные действия». Поэтому правильнее относить угрозу применения физического насилия к понятию «насилие», а другие виды угроз к понятию «иные противоправные действия».
Думается, стоит согласиться в данном вопросе с Л.А. Андреевой, которая считает, что встречающееся в юридической литературе утверждение, что под понятие психического насилия подпадает и угроза распространения позорящих сведений, представляется неверным. По ее мнению, угроза распространения позорящих сведений, как и угроза уничтожения имущества, может рассматриваться как иные противоправные действия.
Вторым поводом, могущим вызвать аффект, является тяжкое оскорбление. В судебной практике оно встречается значительно реже, чем насилие.
Под тяжким оскорблением, которое может вызвать состояние аффекта, понимается грубое, циничное, глубокое унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Законодатель не называет критерии его степени тяжести, поэтому тяжкое оскорбление является оценочной категорией. Вопрос о том, какое оскорбление считать тяжким - это вопрос факта, решаемый в каждом отдельном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела.
Таково, например, оскорбление родственных, национальных, религиозных чувств, необоснованное обвинение в совершении тяжкого преступления и глубоко аморальном поступке, циничное оскорбление женщины, надругательство над родительской любовью, «любые слова и действия, которые с точки зрения правосознания считаются особо оскорбительными».
В ст. 108 УК РК, в отличие от аналогичной нормы в УК РСФСР 1960 г. (ст. 104), в качестве самостоятельного основания, способного вызвать аффект, названо издевательство. В юридической литературе встречаются определения понятия издевательства без проведения различий с насилием и тяжким оскорблением. Так, Н.А. Громов пишет, что издевательство — это те же насильственные действия, но носящие циничный характер, либо совершенные в течение более или менее продолжительного времени1.
А.В. Наумов считает, что издевательство над потерпевшим имеет место тогда, когда действия виновного совершены в грубой, циничной форме и направлены на причинение потерпевшему нравственных, психических страданий, унижающих его человеческое достоинство2.
А.Н. Красиков не согласен с определением издевательства как физического или психического насилия. Он обращает внимание на то, что закон не случайно расширил перечень оснований, могущих вызвать состояние аффекта. По мнению А.Н. Красикова, издевательство — это социально-отрицательное психическое воздействие на личность, разновидность психического насилия в отношении человека, но не в форме уголовно наказуемых угроз (убийства и т.д.), а в особой, изощренной форме. Например, злая усмешка, глумление, незаслуженное систематическое порицание человека, неадекватная поступку критика, травля, иронизирование как завуалированная форма насмешки и т.д.3
Общим для этих определений является то, что все связывают издевательство с причинением потерпевшему нравственных, психических страданий. Отличия касаются формы проявления издевательства.
Аффект может возникнуть под влиянием иных противозаконных действий (бездействий) потерпевшего. Данные поведенческие акты хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновных или других лиц.
Этот повод возникновения аффекта встречается в судебной практике сравнительно редко: по данным проведенного исследования лишь в 5% случаев совершения рассматриваемых преступлений. К таковым можно отнести: дерзкое самоуправство, шантаж, клевету, повреждение или уничтожение имущества, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, невозвращение крупной суммы долга, заражение венерическим заболеванием, надругательство над могилой, кражу, мошенничество и пр.
Полагаю принципиально важным, является положение о том, что аффект может быть спровоцирован не только отрицательными действиями потерпевшего, но и бездействием. Бездействие по своей социальной значимости может быть равносильным действию, способному произвести такие же изменения в окружающем мире, в том числе в психике другого человека4. К формам бездействия можно отнести случаи, когда, например, должностное лицо не выполняет законных требований виновного (невыплата длительное время заработной платы, неоказание помощи больному лицом, обязанным ее оказывать, оставление в опасности и т.д.).
Таким образом, под иными противоправными действиями следует понимать деяния как предусмотренные статьями УК, но не подпадающие под признаки насилия, издевательства или оскорбления, так и не предусмотренные ими, но связанные с нарушением требований норм иных отраслей права.
Существенным, на наш взгляд, дополнением в ст. 107 УК РФ, по сравнению с предыдущим законом, явилось понятие «аморальное действие (бездействие) со стороны потерпевшего». Вопрос моральной оценки поступка человека являлся всегда сложным, а особенно в настоящее время, когда идет переоценка моральных ценностей.
После того, как государство отказалось от социализма, его идеологии (морали), возникла острая духовная необходимость разобраться в содержании новых ценностей и формах их выражения. Несмотря на такую ситуацию, были, есть и останутся непреходящие общечеловеческие нравственные ценности5, такие, как верность, честность, порядочность, добросовестность и др. В сознании большинства членов общества всегда были аморальными предательство, обман, разврат и др. В связи с этим аффект может быть вызван, например, очевидным фактом супружеской измены.
Психотравмирующая ситуация — это новое основание аффекта, впервые предусмотренное в уголовном законе. В диспозиции ст. 113 УК РФ говорится не просто о психотравмирующей ситуации, как в ст. 106 УК РФ, а, во-первых, о длительной психотравмирующей ситуации и, во-вторых, о ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Тем самым закон подчеркивает два обстоятельства, при которых психотравмирующая ситуация будет юридически признаваться основанием возникновения аффекта: длительность существования психотравмирующей ситуации, а также то, что психотравмирующая ситуация вызвана систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.
В контексте изложенного можно сделать вывод, что необходимо взаимосвязанное изучение личности преступника и потерпевшего как субъектов криминального взаимодействия в процессе их межличностного общения. Это поможет не только проанализировать неправомерное поведение потерпевшего, но и разработать некоторые рекомендации по своевременному устранению конфликтных ситуаций, играющих роль непосредственного повода. 

 

2.2 Объективная сторона преступления против здоровья, совершенного в состоянии аффекта 

Рассмотрим объективную сторону умышленного причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК).
Преступное деяние является важнейшим элементом объективной стороны преступления, так как только оно «порождает последующие звенья объективной стороны: причинную связь и преступный результат»6.
Теоретически умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Однако на практике нам не пришлось встретить ни одного случая совершения этих преступлений путем бездействия.
Уголовное право изучает поведение человека как внешнее проявление воли человека. Лишь активное (действие) или пассивное (бездействие) поведение человека может быть отнесено к преступлению. Это следует из ст. 5 и ст. 14 УК РФ. Основанием уголовной ответственности может быть только преступное поведение, выразившееся в конкретном деянии лица, а не в антиобщественных свойствах личности, в ее помыслах, убеждениях, настроениях.
Любое преступление является волевым актом, свободно, осознанно избираемым человеком с учетом условий, времени, места, обстановки. Лицо можно привлечь к уголовной ответственности, если оно осознавало смысл и значимость совершаемых деяний.
Внешнее проявление действия выражается в виде движения, преступное действие проявляется посредством отдельных телодвижений, подчиненных естественным законам механики и вызывающих изменения во внешнем мире7.
В умышленных преступлениях, к коим относится и рассматриваемое нами, начальным моментом преступного действия являются телодвижения, направленные на создание условий для совершения преступления либо непосредственно на причинение вреда субъекту социальной связи.
«Конечный момент действия определяется наступлением преступного результата» - пишет академик В.Н. Кудрявцев. Таким образом, в соответствии со ст. 113 УК РФ конечным моментом преступного действия следует признать наступление тяжкого или средней тяжести вреда здоровью.
Например, Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело К., признал, что убийство им было совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения в ответ на тяжкое оскорбление, выразившееся в супружеской измене, несмотря на то, что с момента возникновения сильного душевного волнения и до момента преступления прошло около пяти минут. За это время К. взял заряженное ружье, проник в дом и произвел выстрелы8.
В теории уголовного права в зависимости от отношения преступного действия к течению времени принято различать одномоментные преступления, разномоментные, продолжаемые, длящиеся и преступления с отдаленным результатом. В одномоментных преступлениях начало, и конец деяний совпадают. К таким преступлениям относятся, например, оскорбление, клевета, убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и т.д. Если наступление преступных последствий незамедлительно следует за действием и длительность таких действий мала, то такое преступление можно назвать мгновенным или одномоментньм. Чаще всего вред здоровью причиняется именно одномоментными преступлениями (почти до 90% случаев9.
В разномоментных преступлениях начало действий отдалено по времени от его окончания. Действие в этих случаях имеет протяженный во времени характер, например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего10.
В продолжаемых преступлениях началом действий будет первый преступный акт из общей совокупности телодвижений, образующих преступное действие, а последний - его концом. Причинить тяжкий вред здоровью можно в результате нескольких действий, если они будут адресованы одному потерпевшему, если они будут совершены одним способом (или однородным), если они будут объединены единой преступной целью. Например, виновный причиняет многократно и длительно боль потерпевшему, глумится над жертвой. Все эти эпизоды характеризуют единое сложное преступление, состоящее из различных преступных актов и содеянное должно квалифицироваться лишь по ст. 111 УК РФ, если в результате содеянного был причинен тяжкий вред здоровью.
Например, Саймуллова была осуждена по «в» ч. 2 ст. 111 УК РФ за причинение мужа, когда он заведомо для нее находился в беспомощном состоянии. 21 февраля 2008 г, узнав от старшей дочери о том, что десять лет назад муж попытался ее изнасиловать, а пять лет назад изнасиловал младшую дочь, 1990 года рождения, она схватила топор, находившийся в прихожей, и нанесла мужу, лежавшему на кровати лицом к стене, несколько ударов по телу, после чего попросила вызвать милицию.
В кассационной жалобе осужденная Саймуллова просила смягчить ей наказание до пределов, не связанных с лишением свободы в связи с тем, что телесные повреждения она совершила в состоянии аффекта.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, указав следующее. Систематические противоправные и аморальные поступки потерпевшего (систематически пьянствовал, устраивал в доме скандалы и драки, плохо относился к детям, оскорблял их и избивал, в 2007 г. довел до самоубийства сына) обусловили длительную психотравмирующую ситуацию в семье, где постепенно накапливалась психическая напряженность во взаимоотношениях в результате поведения потерпевшего, и последнее известие о совершенном им изнасиловании младшей дочери переполнило «чашу терпения» Саймулловой и внезапно вызвало у нее сильное душевное волнение11.
Установление начального и конечного момента преступного действия имеет значение для правильной квалификации содеянного, а следовательно для дифференциации ответственности (особенно когда речь идет о неоконченной преступной деятельности) и индивидуализации ответственности, для применения или неприменения уголовного закона, применения амнистии и давности уголовного преследования.
Медицинскими критериями квалифицирующих признаков в отношении тяжкого вреда здоровью являются:
Вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния.
Вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни:
Вред здоровью, опасный для жизни человека, вызвавший расстройство жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью
Потеря зрения - полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже.
Потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.
Посттравматическое удаление одного глазного яблока, обладавшего зрением до травмы, также оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.
Определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, в результате потери слепого глаза проводится по признаку длительности расстройства здоровья.
Потеря речи - необратимая потеря способности выражать мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.
Потеря слуха - полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда человек не слышит разговорную речь на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.
Потеря какого-либо органа или утрата органом его функций:
потеря руки или ноги, т.е. отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их функции); потеря кисти или стопы приравнивается к потере руки или ноги;
потеря производительной способности, выражающаяся у мужчин в способности к совокуплению или оплодотворению, у женщин - в способности к совокуплению или зачатию, или вынашиванию, или деторождению;
потеря одного яичка.
Прерывание беременности - прекращение течения беременности независимо от срока, вызванное причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившее необходимость медицинского вмешательства.
Прерывание беременности в результате заболеваний матери и плода должно находиться в прямой причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью и не должно быть обусловлено индивидуальными особенностями организма женщины и плода (заболеваниями, патологическими состояниями), которые имелись до причинения вреда здоровью.
Если внешние причины обусловили необходимость прерывания беременности путем медицинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и прочее), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к прерыванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью.
Психическое расстройство, возникновение которого должно находиться в причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью, т.е. быть его последствием.
Заболевание наркоманией либо токсикоманией.
Неизгладимое обезображивание лица. Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Производство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь установлением неизгладимости данного повреждения, а также его медицинских последствий в соответствии с Медицинскими критериями.
Под неизгладимыми изменениями следует понимать такие повреждения лица, которые с течением времени не исчезают самостоятельно (без хирургического устранения рубцов, деформаций, нарушений мимики и прочее, либо под влиянием нехирургических методов) и для их устранения требуется оперативное вмешательство (например, косметическая операция).
Значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30 процентов).
Полная утрата профессиональной трудоспособности. Профессиональная трудоспособность связана с возможностью выполнения определенного объема и качества работы по конкретной профессии (специальности), по которой осуществляется основная трудовая деятельность.
Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. № 78912.
Средней тяжести вред здоровью описывается в законе с помощью двух групп признаков: а) негативных - вред здоровью, не опасный для жизни и не повлекший последствий, указанных в ст. 111 УК; б) позитивных - медицинских критериев.
Временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня).
Значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть - стойкая утрата общей трудоспособности от 10 до 30 процентов включительно.
Обращаясь к конструкции ст. 113 УК РФ, можно заметить, что она не содержит квалифицированного состава, в то время как предусматривает причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, причиненного в состоянии аффекта, то есть преступление обладает довольно высокой степенью опасности. Легко представить, что виновный в состоянии аффекта причиняет тяжкий или средней тяжести вред здоровью сразу нескольким потерпевшим, однако это никак не отражается на квалификации его действий и суровости наказания. Конструкция уголовного закона такова, что за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью одного потерпевшего виновный может получить более суровое наказание, чем за причинение тяжкого вреда здоровью нескольких лиц13.
Исходя из изученной следственно-судебной практики и опроса экспертов, предлагается дифференцировать ответственность за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии физиологического аффекта в двух направлениях.
Во-первых, разделить причинение тяжкого вреда здоровью и вреда здоровью средней тяжести, поскольку по степени общественной опасности они существенно различаются.
Во-вторых, ввести два квалифицированных состава, предусматривающих ответственность за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам.

2.3 Субъективные признаки преступления против здоровья, совершенного в состоянии аффекта 

Аффект не является элементом психического отношения к общественно опасному деянию. Он представляет определенное психическое состояние действующего лица14, вызванное неблагоприятными внешними обстоятельствами, и имеет весьма ограниченное юридическое значение (при убийстве и умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью). Следует отметить, что в уголовно-правовой науке существовало мнение, согласно которому аффект считался одним из факультативных признаков субъективной стороны преступления15.
Аффект определяется как «бурный и кратковременный эмоциональный процесс, оказывающий влияние на сознание и деятельность человека и сопровождающийся изменениями в деятельности двигательной, эндокринной, сердечно - сосудистой и других систем организма»16. Хотя аффект, снижая возможности человека осознавать фактический характер и, что более важно, социальное значение своих действий (или) руководить ими, и накладывает определенную окраску на интеллектуальные и волевые процессы, протекающие в психике виновного, но элементом этих процессов, образующих вину, не является. Как писал в свое время известный русский психиатр А.Я. Боткин, «с научной точки зрения преступный аффект, будь он физиологический или патологический, должен составлять условие невменяемости, если доказано, что человек, находившийся в состоянии такого аффекта, не мог руководить своими поступками»17. Точно так же как патологический аффект исключает вменяемость, т. е. признак субъекта преступления, физиологический аффект, свидетельствуя о пониженных интеллектуальных и волевых возможностях человека, характеризует субъекта, а не субъективную сторону преступления18.
Аффекты возникают в критических условиях при неспособности субъекта найти быстрый и разумный выход из опасной ситуации. Одно из существенных проявлений аффекта состоит в том, что он, «навязывая субъекту «стереотипные действия, представляет собой определенный закрепившийся в эволюции способ аварийного» разрешения ситуаций: бегство, агрессию и т.п.». «Отрицательное влияние чувствований на наши восприятия и суждения... усиливается в том случае, когда чувства достигают значительной интенсивности, а это бывает именно при аффекте» 19.
Аффект - это резко выраженная, стремительно развивающаяся эмоция, которая характеризуется силой и глубиной переживания, диффузным характером влияния на психику, бурным внешним выражением, кратковременностью20. Аффективные состояния непродолжительны. Это именно эмоциональные вспышки, редко продолжающиеся часами, и тем более сутками. Человеку трудно было бы перенести продолжительный аффект, и потому он сравнительно скоро изживается21.
В судебной практике человека, совершившего преступление под влиянием аффекта, рассматривают как невменяемого (при патологическом аффекте), или, по крайней мере, как заслуживающего снисхождения, признавая, что аффект резко изменяет течение психических процессов. Аффекты, как правило, препятствуют нормальной организации поведения, его разумности. Они способны оставлять сильные и устойчивые следы в долговременной памяти. «Эмоциональная напряженность, накапливаемая в результате возникновения аффектогенных ситуаций, может суммироваться и, рано или поздно, если ей вовремя не дать выхода, привести к сильной эмоциональной разрядке, которая, снимая напряжение, часто влечет за собой ощущение усталости, подавленности, депрессии»22.
Основное в аффекте - это неожиданно для лица быстро наступающее потрясение, которое отличается глубиной и силой переживания, так: как приобретает для человека большую значимость и захватывает его сознание настолько, что составляет доминирующее содержание. В типичных случаях развития аффекта процесс переживания сопровождается стремительным ростом эмоциональной напряженности, заканчивающейся аффективным взрывом. Но процесс переживания может носить и волнообразный характер, спонтанно усиливаться в определенный период под влиянием непроизвольных представлений перенесенного насилия, осознанием новых личностных слепков оскорбления, при повторной встрече с травмирующими элементами той, же конфликтной ситуации. В этих случаях возможен «отставленный» аффективный взрыв23. Действительно, аффекту практически всегда свойственна внезапность возникновения, но субъективно и объективно аффективная реакция протекает по-разному. Во многом это зависит от остроты конфликтной ситуации, тяжести провоцирующего повода, психофизиологических качеств личности виновного. Поэтому однозначное для всех случаев определение конкретного промежутка времени между поводом и ответной реакцией не представляется возможным24. Возможность разрыва во времени между неправомерным поведением потерпевшего и возникновением аффекта, который обусловлен совершением убийства или причинением тяжкого вреда здоровью, признается большинством ученых-криминалистов25 и судебной практикой.
Аффект проявляется в виде бурной эмоциональной вспышки (достаточно короткой), в которой различаются три этапа.
Первый — возникновение своеобразного эмоционального импульса в ответ на внешний раздражитель, который резко взвинчивает всю психику человека, нарушает его нормальное состояние и правильную ориентацию в окружающем мире. Иногда этот этап может возникнуть внезапно, как вспышка, и быстро достичь своей крайней интенсивности. В других случаях наблюдается постепенное нарастание интенсивности эмоционального переживания: внимание привлекается к объектам, вызывающим эмоцию, нарастает возбуждение в одних и соответственно торможение в других центрах коры, подкорка активизируется и начинает влиять на корковые процессы; в результате всего этого человек постепенно терять самообладание и, наконец, полностью отдается охватившему его сильному чувству26.
Второй, или как его еще называют, основной этап, начинается, когда процесс сужения достигает наивысшей силы, особенно в подкорковых центрах. На данном этапе человека захватывает яркое и острое переживание, при котором вся его деятельность плохо контролируется. Глубокое торможение охватывает важнейшие центры коры, функции которых угнетаются, расстраивается деятельность мышления и речи.
Третий этап - заключительный. Он выражается в изживании аффекта, который переходит в подавленное настроение. «Очень интенсивная трата энергии в момент аффективного взрыва определяет характерный симптом постаффективной стадии - наличие глубокой психической и физической астении с переживанием тяжелого потрясения, внутреннего опустошения, крайней усталости, растерянности, раскаяния, жалости к потерпевшему»27. Виновные, находясь в постаффективном состоянии, не могут совершать активных действий, в частности, по сокрытию следов преступления, или иных усилий, требующих большого физического и нервного напряжения.
Аффект, как правило, возникает при воздействии сильного внешнего раздражителя, при острых жизненных ситуациях (в экстремальных условиях). «Физиологический аффект - чрезвычайная для личности реакция на исключительные обстоятельства»28.
Особенно вредна для человека длительная травмирующая психику обстановка, которая, вызывая соответствующие эмоции и чувства, разрушающе действует на здоровье человека и, ослабляя его нервную систему в силу срабатывания компенсаторных механизмов, рано или поздно, но вызовет аффективную вспышку.
Эмоции нельзя вызвать усилием воли, приказом. Но накоплен материал, который показывает, что при повторении ситуации или путем оживления следов в результате деятельности второй сигнальной системы может вновь возникнуть эмоциональная реакция.
Аффект вызывается конфликтом противоположно направленных тенденций и в, первую очередь, действиями потерпевшего. Неправомерные действия потерпевшего, обстановка в целом выступает здесь в роли своеобразного катализатора, обнажающего в индивидуальном сознании личности виновного те или иные качества, привычки и наклонности, обычно глубоко запрятанные в нем, которые отрицательно сказываются на его поведении. Переживает и возмущается не организм, не биологическое и приспособительное в человеке, а его нравственное сознание, само существо его, как социальной единицы. Конфликтная ситуация, в которой образуется аффект, определяет и стадию, в которой легче всего его преодолеть. Если человек в состоянии аффекта совершает непродуманные поступки, то правильно и обратное, что человек, совершая безответственные действия, не думая о последствиях, сосредотачиваясь лишь на том, что к этому его толкает, этим самым отдает себя во власть аффекта. Не давайте аффекту прорваться в сферу действий, и Вы преодолеете аффект29.
Способность сдерживаться, не потеряв власть над собой, на первой стадии аффекта присуща каждому человеку. На дальнейших стадиях человек нередко утрачивает волевой контроль, совершает безотчетные движения и безрассудные действия.
Анализ психологического содержания аффекта позволяет выделить наиболее характерные для него признаки:
высокая степень эмоционального напряжения и интенсивность внутренних физиологических процессов;
внезапность и неожиданность возникновения;
бурное проявление и интенсивность переживания;
снижение уровня сознания, сужение поля восприятия окружающей действительности;
глубокая захваченность всей психики и организма в целом (диффузность);
кратковременность протекания30.
Необходимо отметить, что аффект следует отличать от распущенного поведения с демонстрацией душевного волнения. Против наличия аффекта говорят такие признаки:
усиление раздражительности по мере нарастания конфликта, когда сила действия соответствует силе противодействия, и происходит «накаливание эмоций»;
колебания в степени выраженности душевного волнения, когда человек от сильного гнева переходит к сравнительно спокойной форме реагирования, а затем вновь демонстрирует свою бурную реакцию;
отвлечение на посторонние детали вне основного направления эмоций, отсутствие «физиологического аккомпанемента» в виде ярко выраженных признаков неконтролируемых эмоциональных реакций;
активная деятельность непосредственно после душевного волнения, направленная на самосохранение, иногда на сокрытие следов содеянного.
Однако следует отметить и то, что состояние аффекта в некоторых случаях приобретает такую форму, при которой лицо признается невменяемым.
Такое состояние называется патологическим аффектом. При патологическом аффекте расстройство психики характеризуется болезненным состоянием, и человек не отдает отчета своим действиям и не может руководить ими. Патологический аффект является временным расстройством психической деятельности человека.
Психотический характер патологического аффекта получил свое выражение главным образом в глубоком расстройстве сознания, в чрезвычайной напряженности аффекта, в полном выключении обычных задержек и последующей прострации, в степени, не свойственной физиологическому аффекту.
При воздействии необычного сверхсильного раздражителя, «запредельно» напрягающего эти процессы, происходит нервный срыв. Срыв проявляется в нарушении нормального взаимодействия между раздражительным и тормозным процессами в коре головного мозга. Возникает запредельно охранительное торможение, как бы охраняющее перенапряженные нервные клетки от полного истощения и создающее условия для их восстановления.
Это торможение хотя и является защитным механизмом организма, но одновременно является и патогенным, вызывая те или иные проявления нарушений высшей нервной деятельности31. Чаще всего таким срывам подвержены люди с неполноценной нервной системой, хотя такое состояние не исключается и у любого человека при достаточно сильном травмирующем раздражителе.
Патологический аффект представляет собой кратковременное психологическое состояние, внезапное возникновение которого связано с психотравмирующими факторами. В данном случае всегда имеются проявления нарушения сознания.
Нет патологического аффекта без нарушения сознания. В развитии и течении патологического аффекта, так же как и физиологического, принято различать три стадии: подготовительная фаза, взрыв, заключительная фаза.
Первая фаза характеризуется тем, что сознание сохранено, но под влиянием травмирующих переживаний нарушается ясность восприятия окружающего. Сознание начинает носить односторонний характер, так как все концентрируется на стремлении осуществить свое намерение.
Длительная психотравмирующая ситуация удлиняет нарастание аффективного напряжения, на фоне которого психогенный повод по механизму «последней капли» может вызвать наступление острой аффективной реакции. Важнейшими условиями, способствующими возникновению аффективной реакции, являются: наличие конфликтной ситуации, чувство физического или психического препятствия к осуществлению своих планов, намерений. Острая психогения может представлять собой неожиданный, сильный субъективно значимый раздражитель (внезапное нападение, грубое оскорбление достоинства личности и др.). Фактор внезапности чрезвычайной психогении для личности имеет решающее значение.
Протрагированные психогении связаны с длительной психотравмирующей ситуацией, стойкими неприязненными отношениями с потерпевшим, длительными систематическими унижениями и издевательствами, повторениями ситуаций, вызывающих аффективную напряженность. Острая аффективная реакция возникает в результате постепенного накопления аффективных переживаний. Факторами, способствующими облегчению возникновения аффективной реакции, являются переутомление, вынужденная бессонница и т.д.
Во второй фазе патологического аффекта возникает кратковременное психотическое состояние, аффективная реакция приобретает качественно иной характер. Это процесс отреагирования. Сознание нарушается, что проявляется в расстройстве поведения и речи, в отсутствии правильной ориентации в окружающем. Психотическая симптоматика, свойственная патологическому аффекту, характеризуется независимостью, малой выраженностью. Она определяется, как правило, кратковременными расстройствами восприятия, отсутствием правильной ориентации в окружающем. Бредовые переживания носят нестойкий характер, и их содержание может отражать реальную конфликтную ситуацию.
Ко второй фазе относятся такие реакции, которые свойственны аффективному напряжению и взрыву. В некоторых случаях данные реакции сопровождаются особой жестокостью, агрессией, которая не соответствует по содержанию и силе поводу возникновения.
Моторные действия при патологическом аффекте продолжаются и после того, как жертва перестает подавать признаки сопротивления или жизни, без какой-либо обратной связи с ситуацией.
О нарушении сознания и патологическом характере аффекта свидетельствует также чрезвычайно резкий переход интенсивного двигательного возбуждения, свойственного второй фазе, в психомоторную заторможенность.
Взрыв сменяется, когда наступает истощение физических и психических сил, отсутствием на заключительной стадии какой-либо реакции на содеянное. Аффект связан с огромной тратой сил, большим внутренним напряжением, поэтому он приводит к истощению нервной системы. Если после взрыва аффекта не наступает полная прострация, то поведение такого убийцы в первое время после убийства носит особый характер возмутительно отталкивающей холодности и бессердечия. Прежде всего, данное отличие заключается не в силе аффекта, хотя при патологии чаще всего реакция сильнее, а в его воздействии на сознание.
Если при физиологическом аффекте происходит незначительное изменение сознания, то при патологическом аффекте, как правило, сознание помрачается настолько, что временно почти «приостанавливается психическая деятельность, или резко нарушается течение ассоциативных процессов, возникают отдельные отрывочные представления без всяких внутренних связей, наступает интеллектуальная атарксия, заканчивающаяся глубоким сном»32. При патологическом аффекте происходит «несоответствие между силой раздражителя и степенью аффективной реакции»33. Бурное и быстрое развитие патологического аффекта вызывается порой незначительными раздражителями, в результате которых эмоциональная реакция бывает весьма сильной. Большая стойкость и резкая выраженность сосудистой реакции служит важным диагностическим признаком при патологическом аффекте, так же как и наступающее после него полное истощение физических сил и амнезия содеянного.
Фаза взрыва при физиологическом аффекте протекает с меньшим нарушением воспоминаний, а в фазе спада на передний план выступает не только чувство упадка, сколько субъективное чувство облегчения и раскаяния.
Патологический аффект почти исключается у здоровых людей, так как для него необходима та или иная патологическая почва, т.е. отклонение от нормы, особенно в эмоциональной сфере, а также понижение сопротивляемости мозга, что может быть результатом болезни, травм, отравления и т.д.
Несмотря на глубокое изменение сознания, патологический аффект не всегда ведет к общественно опасным действиям и может встречаться в каждодневной жизни, тогда как физиологическому аффекту свойственно причинение общественно опасного результата.
Причинение вреда здоровью, совершенное лицом, находящимся в состоянии патологического аффекта, не могут считаться уголовно-наказуемыми. Поэтому когда в материалах уголовного дела имеются данные, что виновное лицо могло на момент убийства или причинения вреда здоровью находиться в состоянии аффекта, необходимо назначить специальные экспертизы (судебно-психологическую или комплексную психолого-психиатрическую). Представляется, что целесообразнее назначать комплексную экспертизу. Назначение такой экспертизы позволит наилучшим образом решить ряд сложных вопросов, относящихся как к области психиатрии, так и психологии. В частности, ограничение физиологического аффекта от патологического, а также отличие аффекта от других эмоциональных состояний (стресса, фрустрации и т.д.) и ряд других вопросов.
Однако следует заметить, что заключение экспертов должно критически оцениваться судьями и следственными работниками в совокупности с другими доказательствами, имеющимися по уголовному делу.
Субъектом рассматриваемых преступлений может быть любое физическое лицо, вменяемое, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста, находящееся в состоянии аффекта.
Проведенные исследования позволили распределить по возрастным категориям осужденных за совершение убийств в состоянии аффекта следующим образом: до 16 лет - 6%;16-18 лет - 10%; 19-24 - 21,5%; 25-29 -23%; 30-49 - 33%; 50 и более - 17,5%34.
Основной процент осужденных приходится на возрастную категорию от 25 до 50 лет. В подавляющем большинстве потерпевшие и осужденные являлись супругами, сожителями либо родственниками. Поэтому при разработке и осуществлении системы профилактических мер больше внимания следует обращать именно на указанные возрастные группы в семейно-бытовой сфере.
Как видно из приведенных данных, 16% убийств в состоянии аффекта совершаются несовершеннолетними, из них 6% подростками, не достигшими 16-летнего возраста.
Это свидетельствует о сравнительной распространенности подобных преступлений среди несовершеннолетних. Поэтому Т.В. Сысоева предлагает установить минимальный возраст уголовной ответственности при совершении преступлений, предусмотренных ст. 107 УК РФ, в 14 лет. Нет сомнений, указывает она, что в возрасте от 14 до 16 лет несовершеннолетний уже располагает возможностью в достаточной мере осознавать опасность своего противоправного поведения, может сообразовать свое поведение с требованиями, предусмотренными обществом35. Сложно согласиться с этим предложением по следующим основаниям. Теория уголовного права придерживается мнения, нашедшего отражение в ч. 2 ст. 20 УК, что привлекать 14 летних к уголовной ответственности следует только за умышленные преступления высокой степени общественной опасности. В анализируемых случаях, степень общественной опасности не является таковой, что следует из анализа размера наказания, поскольку это преступления, совершаемые при смягчающих обстоятельствах.
Любое преступление, как социальное явление, реально проявляется в действиях, поведении людей. Поэтому любой поведенческий акт индивида должен быть осознан им и руководим.
Состояние физиологического аффекта сохраняет способность осознания оценки значения собственного поведения и руководства им в границах нормального течения эмоциональных процессов здорового человека. Проявляясь внешне как импульсивные, автоматизированные движения, аффективные действия сохраняют свою сознательно-волевую основу и с полным основанием могут быть отнесены к разряду волевых поведенческих актов36.
Таким образом, состояние аффекта не лишает лицо, совершившее убийство, вменяемости. Оно способно осознавать характер совершаемых действий и руководить ими. Поэтому уголовно-правовое значение физиологического аффекта следует отличать от патологического. Последний отличается от физиологического аффекта глубоким помрачнением сознания, что лишает виновного возможности осознавать свои действия и руководить ими и, соответственно, исключает уголовную ответственность.
Необходимо отметить, что 14,5%37 осужденных за преступления в состоянии аффекта, хотя и были признаны вменяемыми, но имели те или иные отклонения психики от нормы и страдали различными психическими заболеваниями: психопатией, олигофренией, эпилепсией и т.п. Такого рода болезненные состояния психики, как показывает исследование, у психически больных лиц зачастую обуславливают возникновение способности к неправильным, неадекватным, ошибочным действиям в силу того, что уровень сознательной регуляции у них намного снижен. Такие лица не могут в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими (ст. 22 УК РФ). Закрепленный в данной статье институт в теории уголовного права получил название «ограниченная вменяемость». Не решая вопроса о преступности или неприступности деяния, она дает более широкие возможности для дифференциации и индивидуализации наказания лиц, страдающих психическими аномалиями.
Некоторые авторы считают целесообразным отнесение физиологического аффекта к указанному институту. Например, А.И. Марцев в своей монографии указывает: являясь структурной частью психики человека, эмоциональное состояние, именуемое в законе аффектом, тоже представляет собой психическое расстройство, не устраняющее вменяемости. Поэтому есть все основания для признания того факта, что лицу, действующему в состоянии аффекта присуща ограниченная вменяемость38.
На наш взгляд, данные доводы не совсем убедительны. Считаем отнесение физиологического аффекта к указанной категории нецелесообразным по следующим причинам. Во-первых, следует иметь в виду, что физиологический аффект - это свойство здоровой психики реагировать соответствующим образом на отрицательный раздражитель. Наличие «вторичных условий» (болезненного состояния организма, психопатии, неврозов и других пограничных состояний психики) лишь увеличивает вероятность возникновения аффекта, но возникают они на нормальной физиологической почве. В этой связи справедливой представляется точка зрения О.Д. Ситковской, согласно которой «оценка аффекта должна зависеть не от того, у кого он возник, а от того, насколько выражены симптомы аффекта, имеются ли нарушения сознания, истощение и иные признаки, характеризующие качественное отличие патологического аффекта от физиологического»39. Автор обоснованно отмечает, что важным является «изучение симптомов психологического состояния субъекта при совершении им противоправных действий, а не почвы, на которой возникает аффект»40. Во-вторых, причиной аффекта являются не психические аномалии, имеющиеся у виновного, а провокационные действия потерпевшего. Это обстоятельство не вписывается в редакцию ст. 22 УК РФ, где говорится, что «лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии ограниченной вменяемости, то есть не могло в полной мере осознавать значение своих действий или руководить ими вследствие болезненного психического расстройства, подлежит уголовной ответственности».
Таким образом, указанные соображения не позволяют нам согласиться с теми авторами, которые высказываются за иное решение вопроса.
Если признаки субъекта (вменяемость, возраст) являются обязательными признаками состава преступления, то признаки личности виновного, не входящие в состав преступления, должны приниматься во внимание при назначении наказания и его исполнении.
В исследуемых составах преступлений субъективная сторона характеризуется определенными особенностями, коренящимися в самом характере этих преступлений. Так как субъект совершает это преступление, находясь в особом эмоциональном состоянии, именуемым аффектом, подлежащему обязательному доказыванию.
Учитывая, что при указанном эмоциональном состоянии сфера сознания (интеллекта) у виновного значительно сужается, затрудняется волевой самоконтроль и критическая оценка сложившийся ситуации. Это накладывает особый отпечаток на все элементы субъективной стороны преступления, и она предстает в некотором «усеченном» виде41.
Прежде всего, это эмоциональное состояние сказывается на формировании и реализации преступного умысла.
Особую позицию в данном вопросе занимает М.И. Дубинина. Она считает, что преступление может быть совершено в состоянии аффекта только с прямым умыслом - определенным или неопределенным. Анализ преступлений, совершаемых в состоянии аффекта, - по мнению М.И. Дубининой, свидетельствует о том, что виновный предвидит (в общем виде) наступление общественно опасных последствий, выражающихся в причинении физического вреда личности, и желает их наступления, так как эти последствия являются целью его действий. Такие психические признаки характерны только для прямого умысла.
Полагаю, что наиболее верной является точка зрения, согласно которой преступления в состоянии аффекта могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.
В силу внезапности, интенсивности аффекта виновный может и не осознавать полностью своих действий, не осмыслить до конца, какой вред жизни или здоровью потерпевшего он желает причинить. Но о том, что он все-таки осознает общественную опасность своего деяния, свидетельствуют его действия перед совершением преступления (хватает бутылку, камень, палку, топор, нож, ружье), а потому он не может не предвидеть наступления тяжких последствий и не желать их, хотя и не представляет отчетливо степень их тяжести.
Как обоснованно отмечает Т.Г. Шавгулидзе, тот, кто убивает в состоянии аффекта, знает не только то, что от выстрела, может умереть человек, но и то, что он убийца, что совершает общественно опасное деяние. Такой именно минимум знаний достаточен, чтобы говорить о сознании общественной опасности как необходимом элементе умысла. При аффектированных преступлениях лицо может осознавать общественно опасный характер своего поведения и предвидеть его общественно опасные последствия, так как в аффекте не исключается сознание фактической и оценочной сторон преступления42.
В подобных случаях виновный часто имеет неопределенное представление об объективных признаках совершенного им преступления, не конкретизирует в сознании ожидаемые последствия, а желает наступления любого из них. Здесь налицо такая разновидность прямого умысла, как неопределенный или неконкретизированный. Субъект осознает общественно опасный характер своих действий, что этими действиями причиняет вред здоровью потерпевшего, желает причинения этого вреда, хотя и не представляет, какой именно вред будет причинен. При прямом умысле, если даже последствия не наступили, уголовная ответственность не исключается, но для установления вины лица, в целях правильной квалификации содеянного необходимо принять во внимание конкретную цель, к которой стремился виновный, совершая преступление.
При этом желание достичь цели (смерти потерпевшего) определяется во многом тяжестью повода, вызвавшего аффект, обстановкой преступления, характером личных взаимоотношений потерпевшего и виновного, психофизиологическими качествами личности последнего. О наличии прямого определенного умысла могут свидетельствовать способ совершения преступления, признание самого виновного, показания свидетелей, некоторые объективные признаки, например, характер применяемых орудий при нанесении ударов, важность пораженного органа.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.