На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Внешнеполитическая доктрина неоконсерваторов

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 12.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Федеральное агентство по образованию
 
 
НОВОСИБИРСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ
 
 
Кафедра международных отношений
 
 
 
 
 
 
КУРСОВАЯ РАБОТА
 
По учебному курсу
«История и теория международных отношений»
 
 
на тему: Внешнеполитическая доктрина
неоконсерваторов
 
 
 
                                                                                
 
 
                                                                               Исполнитель:
                                                                                студентка гр. Р-61
                                               Разумова В.
 
 
                                                                            Научный руководитель работы:
                                                        Полиновская Е. А.
 
 
 
 
 
 
 
Новосибирск, 2009 г.
32
 


Оглавление
Введение
Глава 1. «Неоконсервативная волна» 70-х – 80-х гг.
Неоконсерватизм как политическая идеология
Приход к власти неоконсервативных партий
Глава 2. Внешнеполитические установки «тэтчеризма»
«Особые» отношения с США
Великобритания и европейская интеграция
Советско-британские отношения
Великобритания и развивающиеся страны
Фолклендская война
Глава 3. Неоконсервативная доктрина в США
Истоки американского неоконсерватизма
Внешнеполитическая доктрина Р. Рейгана
Возрождение «холодной войны»
США и развивающиеся страны
Заключение
Библиографический список

32
 


Введение

 
В современной публицистике термин «неоконсерватизм» используется по отношению к неофициальной идеологии правящей элиты США, обосновывающей идею «благожелательной гегемонии». В 2004 г. в журнале "Комментари" появилась статья Нормана Подгорца, признанного идеолога этого политического течения, под названием "Четвертая мировая война: как она началась, что она означает и почему мы должны в ней победить". Четвертая мировая война, согласно Подгорцу, началась 11 сентября 2001 г. с террористической атаки на Нью-Йорк. По мнению многих политологов, расцвет неоконсервативной идеологии пришелся именно на первые годы XXI столетия. О причастности неоконсерваторов к разработке современных внешнеполитических доктрин (концепции «превентивной войны», «смены режимов») говорится нередко, однако зачастую это понятие отождествляется с антикоммунизмом, политическим реализмом, рассматривается с позиций антисемитизма и т.п. Поэтому мне представляется актуальным изучение исторических корней этого движения.
Объект исследования – неоконсервативное направление политической мысли. Вопрос о политической ориентации ряда партий в европейских государствах периода «неоконсервативной революции» является спорным. Что касается международных отношений после распада двуполярной системы, эта тема заслуживает отдельного исследования. Наиболее общепризнанной является точка зрения, что неоконсервативная модель получила воплощение в преобразованиях, осуществленных в США республиканской администрацией президента Р. Рейгана и в Великобритании консервативным кабинетом М. Тэтчер. Вследствие этого я выбрала деятельность указанных политических сил в качестве предмета своего исследования. Таким образом, цель моей курсовой работы – выявить основные черты внешнеполитической доктрины неоконсерватизма и их воплощение в политическом курсе Великобритании и США с конца 70-х и до середины 80-х гг. Задачи: дать краткую характеристику неоконсерватизма как нового мировоззренческого направления; определить исторические условия распространения «неоконсервативной волны»; рассмотреть истоки американского неоконсерватизма; проследить внешнеполитическую линию правительств США и Великобритании в отношениях друг с другом, с Европой и развивающимися странами, а также неоконсервативные тенденции в отношениях с СССР. Хронологические рамки исследования – с конца 70-х гг. XX века (победа               консервативной партии Великобритании на всеобщих выборах) по середину 80-х гг. (поражение республиканской администрации Р. Рейгана на выборах 1986 г.).
При написании курсовой работы использовались следующие источники: фрагменты выступлений Рональда Рейгана, высказывания других американских и британских политиков (М. Тэтчер, П. Бьюкенен), сборник лекций Лео Штрауса (еврейский культуролог, основатель философии неоконсерватизма) «Естественное право и история[1]», работы представителей неоконсервативного направления – Ирвинга Кристола[2] и Нормана Подгорца[3]. Также следует отметить научный труд М. Тэтчер «Искусство управления государством. Стратегии для меняющегося мира»[4], в котором последовательно изложена система ее политических взглядов.
В ходе работы я использовала исследования как советских авторов, так и современных американских ученых. Советский ученый А. Ю. Мельвиль в монографии «США – сдвиг вправо? Консерватизм в идейно-политической жизни США[5]» подробно разобрал консервативные обоснования рейганизма и его идеологическую стратегию. Конфронтационные особенности внешней политики США и СССР в 70-е – 80-е гг. – наиболее изученный аспект данной проблемы в трудах советских ученых (в частности, В.С. Михеев «США, Франция и европейская безопасность[6]»). Также некоторые теоретические основы внешнеполитической доктрины Рейгана выделены в коллективной работе «Консерватизм в прошлом и настоящем[7]». С. П. Перегудов несколько своих исследований посвящает причинам зарождения неоконсерватизма в Европе и Японии и внутренней политике неоконсервативных партий разных стран[8]. В книге В. М. Матвеева «Великобритания: итоги политики консерваторов» отдельная глава посвящена внешнеполитическому курсу и дипломатии кабинета М. Тэтчер[9]. В работе А. Лебедева «Очерки британской внешней политики» представлены позиции английских партий по ключевым международным вопросам[10]. Американский социолог, философ и политолог Фрэнсис Фукуяма, причисляющий себя к неоконсерваторам, в книге «Америка на распутье» излагает критику самого движения и американской внешнеполитической стратегии начала XXI в[11]. Кроме того, использовались материалы статей А. Громыко и С. Хантингтона, затрагивающих тему модификаций современного американского неоконсерватизма[12].
Помимо всего прочего, я обращалась к Интернет-ресурсам, посвященным проблемам международных отношений XX-XI вв. На сайте www.coldwar.ru размещены тексты выступлений советских, американских и английских политических деятелей. Интернет-ресурс www.humanities.edu.ru содержит статьи, учебные и научные материалы по теме «История международных отношений и внешней политики». На сайте www.moldova.ru опубликована статья «Отходная по неоконсерватизму. Иракский пример. Неоконсервативная революция», в которой анализируются работы Ф. Фукуямы.
32
 


Глава 1. «Неоконсервативная волна» 70-х – 80-х гг.

 

Неоконсерватизм как политическая идеология

Крах социальной идеологии "государства всеобщего благосостояния" в период структурного экономического кризиса 70-х - начала 80-х гг. вызвал качественную перестройку всего производственного механизма западного общества, а также привел к переосмыслению важнейших идеологических постулатов неолиберализма. События кризисного десятилетия 70-х гг. не только наглядно доказали ряд серьезных просчетов кейнсианской модели, но и выявили тревожные тенденции в области социальной психологии, рост настроений иждивенчества, утрату былой динамики общественного развития. В качестве альтернативы стало формироваться новое мировоззренческое направление – неоконсерватизм.
Символом "нового выбора" западного общества стало неоконсервативное направление экономической науки, вернувшееся к идеям либеральной доктрины рыночного саморегулирования экономики[13]. Декларативный отказ от любых форм вмешательства государства в экономику сменился у неоконсерваторов стремлением выработать конкретные рекомендации по комплексной корректировке государственной политики. Необходимость государственного регулирования, причем в весьма жестких и решительных формах, сомнению не подвергалась. Концептуальной основой неоконсервативной экономической теории стали монетаризм и теория предложения.
Основой политической философии неоконсерваторов был отказ от философии "распределительного равенства", которую неоконсерваторы приписывали сторонникам "государства благосостояния". По их мнению, принцип социальной справедливости является сам по себе вполне эффективным, разрушительна лишь его эгалитаристская трактовка. Важно обеспечить не равенство результатов человеческой деятельности, а равенство шансов в борьбе за эти результаты. Считалось,что увеличение благосостояния всех слоев общества сделает собственников и налогоплательщиков менее уязвимыми для эгалитарных иллюзий и демагогических призывов[14]. Неоконсерваторы полагали, что новый расцвет рынка не может рассматриваться вне контекста более широкой проблемы - возвращения к "первоосновам", базовым морально-нравственным императивам. Причем к таким "первоосновам" были отнесены как ценности, ставшие символом именно западного образа жизни (личный динамизм, предприимчивость, ответственность за собственный выбор, гражданские свободы, независимость мнения, плюрализм общественной жизни), так и свойственные любой прочной общественной модели, гарантирующие стабильное самовоспроизводство общества (семейные ценности, религиозная вера, солидарность в защите человеческого достоинства и жизни).

Приход к власти неоконсервативных партий

Начиная с середины 70-х почти повсюду на Западе начинает набирать силу «неоконсервативная волна», и неоконсерваторы заявляют о себе, что называется, в полный голос. В Великобритании, где в силу особо тяжелой экономической ситуации, превратившей ее в «больного человека» Западной Европы, социально-политические противоречия достигли особой остроты, в партии консерваторов происходит подлинный переворот, своего рода мини-революция, в результате которой на смену старому консервативному истеблишменту приходит группа деятелей новой формации во главе с М. Тэтчер.
              Победа Тэтчер и последующее превращение «тетчеризма» в доминирующее политическое движение в партии тори развязали своего рода цепную реакцию в ряде других ведущих партий стран Запада. В некоторых из них также произошли, хотя и не в столь драматической форме смена лидеров и обновление руководящей верхушки. В республиканской партии США, как известно, «неоконсервативное обновление» было связано с выдвижением в 1979-1980 гг. Р. Рейгана кандидатом в президенты и последующей его победой на выборах. В Японии поворот к неоконсерватизму совпал с приходом к руководству правящей либерально-демократической партии Я. Накасонэ. В голлистской  партии Франции неоконсервативная ориентация пробила себе дорогу после того, как ее лидером стал в 1976 г. Ж. Ширак. Более сложным оказалось развитие блока христианско-демократических партий ХДС/ХСС в ФРГ. При Г. Коле обе партии достаточно определенно сдвинулись вправо и приняли основные постулаты неоконсерватизма, сочетавшиеся с элементами традиционного подхода. С еще более серьезными трудностями столкнулась попытка осуществить поворот вправо в партии христианских демократов Италии. Не остались вне влияния неоконсервативных доктрин по ряду вопросов и многие либеральные партии (Социал-демократическая партия ФРГ, Республиканская партия Италии, французские республиканцы и другие)[15].
Основной пик неоконсервативных реформ пришелся на первую половину 80-х гг. Результаты их в экономической сфере оказались достаточно позитивны. Однако резкий поворот экономической стратегии, глубокая ломка сложившейся системы социального обеспечения, трансформация всего механизма государственного регулирования оказались слишком болезненны. Политика неоконсерваторов вызвала особенно большое недовольство в тех слоях населения, которые привыкли к системе государственных социальных гарантий, к стабильному росту уровня жизни. Практически во всех ведущих странах Запада в конце 80-х - первой половине 90-х гг. произошла радикальная смена политической элиты. Приход к власти демократической администрации Б. Клинтона в США, социалистического правительства Л. Жоспена во Франции, лейбористского кабинета Э. Блэра в Великобритании, социал-демократического правительства Г. Шредера в ФРГ свидетельствовал об отказе от расхожего в 80-е гг. тезиса о неоконсерватизме как "идеологии третьего тысячелетия"[16].
32
 


Глава 2. Внешнеполитические установки «тэтчеризма»

 
              В 1968 г. лидер лейбористского правительства Г. Вильсон объявил об отказе от британского военного присутствия «к востоку от Суэца». Тем самым правящие круги фактически отказались от идеи ведения глобальной мировой политики. На международной арене было решено действовать с позиций «великой державы второго ранга». В 1972 г. Э. Хит подписал договор о присоединении Англии к Европейским сообществам, ознаменовавший вступление в западноевропейскую группировку на правах равного партнера и соответственно отказ от роли лидера.
              Пришедшее к власти неоконсервативное правительство М. Тэтчер встало на путь ревизии внешнеполитических установок 60-70-х гг. Оно выступило с призывами «снова сделать Британию великой», «взять новый старт», «вновь стать лидером». В выступлениях руководителей тори слышались отголоски черчиллевской доктрины «трех великих кругов» английской внешней политики, включавших «особые» англо-американские отношения, Британскую империю и западноевропейский регион с доминирующей в нем ролью Англии[17]. Следует добавить, что доктрина Черчилля предусматривала курс на конфронтацию с СССР и социалистическими странами, на обострение международной напряженности и гонку вооружений. На страницах печати участились выступления ветеранов английской политики и дипломатии с требованиями поднять на более высокую ступень отношения с США, вернуть лидирующую роль в Западной Европе, эффективнее использовать связи с развивающимися странами, теснее увязывать интересы английского бизнеса с политическими отношениями. Первые шаги нового кабинета на международной арене свидетельствовали о том, что правительство готово было прислушаться к такого рода рекомендациям.
              Отправной точкой внешнеполитического подхода неоконсерваторов явилась гонка вооружений, усиление сотрудничества с Соединенными Штатами в военно-политической области, повышение активности в натовской военной деятельности. При правительстве М. Тэтчер увеличилось влияние военных на внешнюю политику. В одном из выступлений в 1978 г. будущий премьер-министр подчеркивала, что военная политика и внешняя должны быть взаимосвязаны и при этом первая обуславливает вторую. В первой Белой книге правительства по вопросам обороны, опубликованной в начале 1980 г., утверждалось «Пришло, наконец, время придать больший вес обороне – как нам, так и нашим союзникам»[18]. За 6 лет правительство удвоило военный бюджет страны, который в 1984/85 финансовом году составил 17 млрд. фунтов стерлингов. В своем научном труде «Искусство управления государством» бывший британский премьер-министр пишет: «Внешняя политика – это прежде всего использование силы и могущества для достижения собственных целей в отношениях с другими государствами»[19]. Англия оставалась единственной страной-членом организации НАТО, кроме США, обладающей стратегическим ядерным потенциалом. Правительство взяло курс на строительство таких стратегических ядерных сил, которые были бы не просто «символом статуса великой державы», но и обладали бы реальным потенциалом «устрашения» по отношению к советскому ядерному арсеналу. В 1980 г. правительство приняло решение о переоснащении ядерного подводного флота новой американской системой «Трайдент», а в 1982 г. – о принятии на вооружение усовершенствованной системы «Трайдент-2».

«Особые» отношения с США

              С приходом в Белый дом президента Р. Рейгана обнаружилась схожесть политической философии президента США и премьер-министра Великобритании, их почти идентичные точки зрения по социально-экономическим проблемам. Необходимость укрепления «особых» отношений обосновывалась лидерами нового британского правительства ссылками на «коммунистическую угрозу». Стремление поставить заслон на пути «экспансии коммунизма» при одновременной направленности на проведение более самостоятельной политики в рамках Европейского сообщества побудили Тэтчер с самого начала существенно усилить акцент на укрепление отношений с США как с ведущей страной Атлантического союза. Так, во второй Белой книге по вопросам обороны, изданной в апреле 1981 г., утверждалось: «…Мы не можем быть уверены в том, что Советский Союз удовлетворится мирным соревнованием»[20]. М. Тэтчер и тогдашний министр иностранных дел лорд Каррингтон первыми из иностранных лидеров нанесли визит в Вашингтон президенту Рейгану. Тогда же, как бы подтверждая солидарность, премьер-министр дала согласие на участие в планировавшихся Вашингтоном силах быстрого развертывания. Односторонняя ориентация на США в военной политике, в отношении к основным проблемам разрядки и разоружения, оставалась стержнем внешней политики консервативного правительства. Из числа наиболее важных договоренностей особое значение имели такие, как сделка о закупке Британией США партии новейших ядерных ракет (Трандейт) для оснащения второго поколения подводных лодок, а также согласие британской стороны на размещение американских ракет среднего радиуса действия в качестве ответного шага на размещение в странах Варшавского пакта СС-20.
              Хотя англо-американский товарооборот достиг в 1983 г. внушительной суммы в 16 млрд. фунтов стерлингов, в экономических отношениях не все было гладко. Высокие банковские ставки, установленные администрацией Рейгана, способствовали оттоку британских капиталов в США и подрывали монетаристский эксперимент, ранее восхищавший президента. В 1981 г. в ответ на объявление генералом Ярузельским чрезвычайного положения в Польше администрация президента Рейгана ввела эмбарго на поставку в Восточную Европу и Советский Союз обширного списка техники, материалов и лицензий, что непосредственно затронуло интересы британского бизнеса[21]. Неудивительно, что Тэтчер резко отрицательно прореагировала на действия администрации Рейгана. Но, как сказал британский представитель в ООН, «наши столкновения с США – это размолвки двух влюбленных»[22].

Великобритания и европейская интеграция

Линия поведения английских представителей в «Общем рынке» стала активнее и жестче. Проанализировав ситуацию с распределением бюджета, правительство пришло к выводу, что Англия вносила прежде в кассу ЕЭС значительно больше средств, чем получала. Несоразмерные суммы выделялись на финансирование сельскохозяйственной политики, что было выгодно прежде всего Франции, в то время как Англия практически не добилась средств на программы помощи своим менее развитым районам. В течение нескольких последующих лет бескомпромиссная позиция британского правительства по валютно-финансовым вопросам не раз ставила ЕЭС на грань катастрофы. Лишь в июле 1984 г. на встрече в Фонтенбло этот вопрос был улажен[23].
Одной из задач английской внешней политики являлось использование «коллективного веса» ЕЭС для реализации собственных внешнеполитических целей. Так, англичанам удалось заручиться поддержкой «десятки», правда, не единодушной, во время Фолклендских событий, протолкнуть через политический механизм ЕЭС ряд резолюций, в частности, по польскому и афганскому вопросам. Велика была доля британского участия в разработке Ломейской конвенции ЕЭС, заключенной с 64 странами Африки, бассейна Тихого океана и Карибского бассейна. Одним из условий сотрудничества являлось сохранение в этих странах «социальной стабильности», то есть капиталистического строя.
Будучи сторонницей участия Британии в Сообществе, она в то же время явно с неодобрением относилась к идеям и планам создания «Федеральной Европы». Акцент на «меркантилизм» формировал имидж Великобритании как страны, ищущей в ЕС прежде всего собственного интереса, и тем самым «работал» против федеративного, основанного на приоритете общей выгоды Сообщества[24]. Колебания британской политики между европейской интеграцией и «атлантизмом» способствовали подозрениям партнеров по «Общему рынку» о том, что Англия играет в группировке роль американского «троянского коня»[25].

Советско-британские отношения

              Тандем Рейган-Тэтчер способствовал занятию всеми странами НАТО более жесткой, бескомпромиссной позиции в отношении СССР. Стержнем так называемой «мегафонной дипломатии» было обличение экспансионистского курса советских лидеров, прикрываемого разговорами о разрядке и миролюбивыми жестами. В октябре-ноябре 1979 г. М. Тэтчер выступила с призывом вести дела с Советским Союзом «с позиции силы». В октябре она произнесла речь в Люксембурге, призвав членов НАТО принять на своей территории американские «першинги» и крылатые ракеты. Однако для ликвидации политики разрядки и резкого обострения отношений, что могло бы обеспечить размещение на английской территории нового американского ядерного оружия, консерваторам не хватало какого-то серьезного повода, который оправдал бы антисоветские действия. И такой шанс представился в декабре 1979 г., когда в нарушение Советской Конституции были введены советские войска в Афганистан. Английское правительство резко отреагировало на афганскую ситуацию, поставив под сомнение законность ввода войск. СМИ начали массированную антисоветскую кампанию. Был принят ряд решений, которые имели целью воспрепятствовать участию английских спортсменов в Олимпийских Играх и ограничить поездки англичан в Союз летом 1980 г[26]. Другим водоразделом в советско-английских отношениях были события в Польше. Правые силы выступали за свободу польских профсоюзов и деятельности антикоммунистического объединения «Солидарность». Английские СМИ даже распространяли слухи о предстоящем введении советских войск в Польшу. Новый момент, определявший характер советско-английских отношений, заключался в политике «довооружения», которую начала вместе с американской проводить британская сторона. Правительство твердо придерживалось решения НАТО о ежегодном увеличении военных расходов стран-участниц на 3%.
С началом перестройки конфигурация англо-советских отношений стала существенно меняться. Главный вывод, который Тэтчер сделала в ходе переговоров с М. С. Горбачевым в 1984 г., - это вывод о том, что с такими людьми «можно иметь дело»[27].

Великобритания и развивающиеся страны

При Тэтчер британской дипломатии были также поставлены задачи активнее использовать связи в развивающихся странах и особенно в Содружестве, где в 60-70-х гг. британский авторитет заметно упал. Большинство членов Сотрудничества стояло на платформе неприсоединения, что доставляло британским политикам беспокойство. Используя языковое единство, Англия осуществляла в этих странах культурную экспансию. Активно развивалось международное образование, направленное на подготовку в Англии национальных кадров для развивающихся стран с долгосрочными политическими целями.
В уже упоминавшейся Белой книге по вопросам обороны 1981 г. недвусмысленно ставилась задача вовлечения развивающегося мира в «оборонные усилия» Запада. В этих целях предусматривалось значительно увеличить военную помощь развивающимся странам, периодически размещать вооруженные контингенты Запада в стратегически важных районах, проводить там военные учения, готовить национальные военные кадры, а также развертывать там силы для упреждающего удара или для обороны, «если того потребуют чрезвычайные обстоятельства»[28]. В 1980 г. консерваторы дали согласие на расширение военной базы США на острове Диего-Гарсия, в свое время отторгнутом Англией у государства Маврикий. На конференции глав государств и правительств Содружества в Нассау (Багамские острова) в октябре 1985 г. британский премьер-министр выступила единственным противником обязательных и всеобъемлющих экономических санкций против режима апартеида в ЮАР. Перед английской внешней политикой ставилась задача-максимум – усилить применение неоколониалистских форм давления на развивающиеся страны. В тронной речи королевы на открытии очередной сессии парламента в ноябре 1984 г. «продвижение интересов западной обороны за пределы района НАТО» было выделено в качестве приоритетной задачи неоконсервативного правительства[29].

Фолклендская война

Летом 1982 г., за два года до очередных парламентских выборов, ряд городов страны потрясли беспорядки, связанные с ограничением прав профсоюзов, с жесткой политикой по отношению к национальным меньшинствам; обострилось положение в Северной Ирландии. Именно в такой социально-политической обстановке разразилась фолклендская война[30].
К 1982 г. спор из-за Фолклендских (Мальвинских) островов между Великобританией и Аргентиной продолжался более 150 лет. В 1963 г. Генеральная Ассамблея ООН включила острова в число территорий, подлежащих деколонизации, а затем приняла резолюцию, призывавшую обе стороны решить спор о суверенитете над Фолклендами мирным путем. При этом министерство иностранных дел рекомендовало искать мирные пути решения проблемы, однако правительство вело дело к обострению ситуации. В начале апреля Аргентина высадила на островах военный гарнизон. При посредничестве США и ООН между соперниками вновь начались переговоры, в которых английская сторона требовала безусловного возврата к ранее существующему статусу, не соглашаясь на отказ от суверенитета британской короны над островами. Одновременно к южноамериканским берегам вышла английская военно-морская эскадра. В результате боевых действий, начатых в мае, 15 июня аргентинский гарнизон капитулировал.
По истечении времени становился очевидным тот факт, что фолклендская война использовалась в интересах восстановления пошатнувшегося авторитета правой группировки тори. За 120 лет до этих событий Карл Маркс, внимательно следивший за тактикой английских партий, отмечал: «…Промышленным рабовладельцам Ланкашира нужна внешняя политика, которая могла бы отвлечь внимание от внутренних вопросов»[31]. В день захвата Порт-Стэнли перед толпой англичан, собравшихся у резиденции премьер-министра, Тэтчер заявила: «Этот день вернул Британии величие». Шовинистические настроения в стране, поднятый шум вокруг «блистательной победы английского оружия» принесли несомненные выгоды премьер-министру. Популярность лейбористской партии упала, а действия М. Тэтчер в разгар Фолклендской войны одобряли 84% опрошенных[32]. Еще одним следствием фолклендского конфликта стало дальнейшее укрепление связей правительств Англии и США, лично Тэтчер и Рейгана.
32
 


Глава 3. Неоконсервативная доктрина в США

 

Истоки американского неоконсерватизма

              Корни американского неоконсерватизма восходят к деятельности группы интеллектуалов, которые в 30-40-е гг. учились в Городском коллеже Нью-Йорка. В нее входили Ирвинг Кристол, Дэниэл Белл, Сеймур Мартин Липсет, Натан Глейзер и другие. Все эти люди являлись выходцами из рабочего класса, из семей иммигрантов. Примечательно, что многие из них начинали как троцкисты, но к началу Второй мировой войны отошли от марксизма[33]. Первоначально неоконсервативные мыслители группировались вокруг двух журналов - "Комментари" и "Общественный интерес"[34]. Американский философ и социолог Фрэнсис Фукуяма выделяет неоконсерватизм в числе одного из четырех направлений в современной американской внешней политике. Фукуяма ранее причислял к представителям неоконсерватизма и себя, однако в настоящее время критикует данную концепцию как утратившую актуальность. Философские истоки неоконсерватизма ученый возводит к немецкому политологу еврейского происхождения Лео Штраусу. Ключевые моменты философской теории Штрауса – постулат о неравенстве людей и концепция «благородной лжи» как объяснение необходимости манипуляции массами.
              Ф. Фукуяма выделяет фундаментальные принципы неоконсервативной мысли:
?                                          Убеждение, что внутренний характер режима влияет на внешнюю политику, которая должна отражать глубинные ценности либерально-демократических обществ
?                                          Убеждение, что американская мощь уже использовалась и может быть использована в нравственных целях и Соединенным Штатам необходимо по-прежнему активно участвовать в международных делах. США несут особую ответственность в сфере безопасности
?                                          Недоверие к масштабным проектам социального строительства
?                                          Скептицизм в отношении легитимности и эффективности механизмов международного права и международных институтов в обеспечении безопасности или справедливости[35].
Что касается третьего принципа, Фукуяма обвиняет современных представителей неоконсервативного течения в непоследовательности, поскольку доктрина «смены режимов», сформулированная администрацией Дж. Буша, явно противоречит этой идее.

Внешнеполитическая доктрина Р. Рейгана

Выступая на Конференции национального консервативного комитета политического действия в феврале 1983 г., Рейган заявил, что одной из главных заслуг администрации является привнесение консервативных идей, идеологии консерватизма во внешнюю политику США. Со своей стороны представители американского неоконсервативного направления (Н. Подгорец, И. Кристол, С. Хантингтон, Р. Такер, Дж. Кирпатрик, М. Новак и др.) не только не скрывали своего интереса к проблемам внешней политики, но стали претендовать на роль ведущих внешнеполитических стратегов администрации. «У неоконсерваторов нет ключевой теории в сфере внешней политики, способной сыграть такую же роль, как консервативная «теория предложения» в сфере экономической политики, – признавал Кристол… – Мы должны попытаться создать то, чего в нашей стране еще никогда не было: консервативные интеллектуальные основы внешней политики»[36]. И следует подчеркнуть, что именно ведущие идеологи американского неоконсерватизма постарались внести решающий вклад в формирование концептуальных основ внешнеполитической платформы рейганизма. Именно они приложили немало усилий, чтобы внушить общественному мнению представление о периоде разрядки как «стратегическом отступлении» Соединенных Штатов и всего «свободного мира» по всему фронту. «Политики, задающие стратегию действий администрации, признали относительное ослабление могущества США и задались целью обратить его вспять… Они вновь сделали акцент на особый глобальный характер американских интересов и решающей роли США в международном экономическом порядке как оправданиях американского превосходства»[37], – отмечает американский исследователь-международник М. Харрисон. Как раз консерваторы сформулировали более или менее полно разработанное теоретическое обоснование антикоммунистического силового глобализма, который расценивался ими в качестве единственно возможного средства для восстановления роли Америки как мирового бастиона капитализма и который был положен в основу внешней политики рейганизма.
В своем видении окружающего мира и места в нем Америки рейганисты исходили из постулата об «американской исключительности». Они были убеждены, что для преодоления существующих трудностей надлежит вернуться к старым проверенным рецептам консерватизма, занять то положение в мире, которое подобает «великой Америке». Но в то же время рейганисты были вынуждены признать, что силой исторических обстоятельств США оказались в сложных, во многом противоречивых отношениях с окружающим миром. Американское будущее в системе международных отношений того времени трактовалось как пора беспрецедентных трудностей и «вызовов», идущих от разных сил, так или иначе противодействующих США на мировой арене. Кроме того, речь шла о возросшей зависимости экономики от внешних влияний, в том числе зависимости от иностранных источников энергии и ресурсов, сложностях во взаимоотношениях с союзниками, развивающимися странами.
Главным рецептом решения существующих внешнеполитических проблем, возвращения Америки на роль «державы номер один» в мире консерваторы считали восстановление ее военной и экономической мощи и уверенности в собственных силах. Так, например, госсекретарь Дж. Шульц, выступая вместе с президентом на уже упомянутой Конференции национального консервативного комитета, прямо заявил, что военная сила, экономическая сила, сила воли и целеустремленность – основные установки, из которых исходит президент. Этим силовым установкам консервативные идеологи пытались дать теоретическое обоснование, которое они намеревались положить в основу внешнеполитической стратегии. Рассуждая о принципах мировой политической системы, И. Кристол открыто провозгласил кредо неоконсерваторов: «Канонерки столь же необходимы для поддержания международного порядка, как и полицейские машины для порядка внутри страны»[38]. Стратегическая оборонная инициатива Рейгана (программа «звездных войн») провозглашалась выдающимся проектом, способным обеспечить безопасность США.
На страницах «Комментари» (журнал под редакцией Нормана Подгорца) Соединенные Штаты выглядели страной, сделавшейся слишком уязвимой и боящейся продемонстрировать свою мощь, чтобы предотвратить распространение сов
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.