На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Эпигенетическая теория развития личности Эрика Эриксона

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 12.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Эпигенетическая теория развития личности Эрика Эриксона
 
Л. Обухова
По мнению Э. Эриксона, каждой стадии развития присущи ожидания общества, которые индивид может оправдать  или не оправдать, и тогда он либо включается в общество, либо отвергается  им. я им. Эта идея Э. Эриксона легла  в основу выделения им ступеней, стадий жизненного пути. Для каждой стадии жизненного цикла характерна специфическая задача, которая выдвигается  обществом. Однако решение задачи, согласно Э. Эриксону, зависит как от уже  достигнутого уровня развития человека, так и от общей духовной атмосферы  общества, в котором этот индивид  живет.
Задача раннего возраста - борьба против чувства стыда и  сильного сомнения в своих действиях  за собственную независимость и  самостоятельность.
Задача игрового возраста - развитие активной инициативы и в  то же время переживание чувства  вины и моральной ответственности  за свои желания.
В период обучения в школе  встает новая задача - формирование трудолюбия и умения обращаться с  орудиями труда, чему противостоит осознание  собственной неумелости и бесполезности.
В подростковом и раннем юношеском возрасте появляется задача первого цельного осознания себя и своего места в мире; отрицательный  полюс в решении этой задачи - неуверенность в понимании собственного "Я" ("диффузия идентичности").
Задача конца юности и  начала зрелости - поиск спутника жизни  и установление близких дружеских  связей, преодолевающих чувство одиночества.
Задача зрелого периода - борьба творческих сил человека против косности и застоя.
Период старости характеризуется  становлением окончательного цельного представления о себе, своем жизненном  пути в противовес возможному разочарованию  в жизни и нарастающему отчаянию.
Стадии жизненного пути личности по Э. Эриксону Младенчество: Доверие - недоверие Ранний возраст: Автономия - сомнение, стыд Школьный возраст: Достижение - неполноценность Подростковый возраст: Идентичность - диффузия идентичности Молодость: Интимность - изоляция Зрелость: Творчество - застои застои Старость: Интеграция - разочарование в жизни Решение  каждой из этих задач, по Э. Эриксону, сводится к установлению определенного динамического  соотношения между двумя крайними полюсами. Развитие личности -- результат  борьбы этих крайних возможностей, которая не затухает при переходе на следующую стадию развития. Эта  борьба на новой стадии развития подавляется  решением новой, более актуальной задачи, но незавершенность дает о себе знать  в периоды жизненных неудач. Достигаемое  на каждой стадии равновесие знаменует  собой приобретение новой формы  эгоидентичности и открывает  возможность включения субъекта в более широкое социальное окружение.
Переход от одной формы  эгоидентичности к другой вызывает кризисы идентичности. Кризисы, по Э.Эриксону, -- это не болезнь личности, не проявление невротического расстройства, а "поворотные пункты", "моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой".
Психоаналитическая практика убедила Э. Эриксона в том, что  освоение жизненного опыта осуществляется на основе телесных впечатлений ребенка. Именно поэтому такое большое  значение он придавал понятиям "модус  органа" и "модальность поведения". Понятие "модус органа" определяется Э. Эриксоном вслед за 3. Фрейдом  как зона концентрации сексуальной  энергии.
Орган, с которым на конкретной стадии развития связана сексуальная  энергия, создает определенный модус  развития, то есть формирование доминирующего  качества личности. Зоны и их модусы, подчеркивает Э. Эриксон, находятся  в центре внимания любой культурной системы воспитания детей, которая  придает значение раннему телесному  опыту ребенка. В отличие от 3. Фрейда, для Э. Эриксона модус органа - лишь первичная точка, толчок для  психического развития. Когда общество через различные свои институты (семья, школа и др.) придает особый смысл данному модусу, то происходит "отчуждение" его значения, отрыв  от органа и превращение в модальность  поведения. Таким образом, через  модусы осуществляется связь между  психосексуальным и психосоциальным  развитием.
Особенность модусов, обусловленная  разумом природы, состоит в том, что для их функционирования необходим  другой, объект или человек. Так, в  первые дни жизни ребенок (младенчество) "живет и любит через рот", а мать "живет и любит через  свою грудь". В акте кормления  ребенок получает первый опыт взаимности: его способность "получать через  рот" встречает ответ со стороны  матери.
Для Э. Эриксона рот - фокус  отношения ребенка к миру лишь на самых первых ступенях его развития. Модус органа - "получать" отрывается от зоны своего происхождения и распространяется на другие сенсорные ощущения (тактильные, зрительные, слуховые и др.), и в  результате этого формируется психическая  модальность поведения - "вбирать".
Подобно 3. Фрейду, вторую фазу младенческого возраста Э.Эриксон  связывает с прорезыванием зубов. С этого момента способность "вбирать" становится более активной и направленной. Отчуждаясь, модус проявляется во всех видах активности ребенка, вытесняя собой пассивное получение.
Формирование этой первой формы эгоидентичности, как и  всех последующих, сопровождается кризисом развития. Его показатели к концу  первого года жизни: общее напряжение из-за прорезывания зубов, возросшее  осознание себя как отдельного индивида, ослабление диады "мать - ребенок" в результате возвращения матери к профессиональным занятиям и личным интересам 
Этот кризис преодолевается легче, если к концу первого года жизни соотношение между базовым  доверием ребенка к миру и базовым  недоверием складывается в пользу первого. рвого. Признаки социального доверия  у младенца проявляются в легком кормлении, глубоком сне, нормальной работе кишечника. К первым социальным достижениям, согласно Э. Эриксону, относится также  готовность ребенка позволить матери исчезнуть из виду без чрезмерной тревожности или гнева, так как  ее существование стало внутренней уверенностью, а ее новое появление  предсказуемым. Именно это постоянство, непрерывность и тождественность  жизненного опыта формирует у маленького ребенка зачаточное чувство собственной идентичности.
Э. Эриксон обнаружил в  разных культурах разные "схемы  доверия" и традиции ухода за ребенком. В одних культурах мать проявляет  нежность очень эмоционально, кормит младенца всегда, когда он плачет или  капризничает, не пеленает его. В других же культурах, напротив, принято туго пеленать, дать ребенку покричать  и поплакать, "чтобы его легкие были сильнее". Последний способ ухода, по мнению Э. Эриксона, характерен для русской культуры. Им объясняется, как считает Э. Эриксон, особая выразительность  глаз русских людей. Туго запеленатый  ребенок, как это было принято  в крестьянских семьях, имеет основной способ связи с миром - через взгляд. В этих традициях Э. Эриксон обнаруживает глубокую связь с тем, каким общество хочет видеть своего члена.
Вторая стадия развития личности, по Э. Эриксону, состоит в формировании и отстаивании ребенком своей  автономии и независимости. Она  начинается с того момента, как ребенок  начинает ходить. На этой стадии зона получения  удовольствия связана с анусом. Анальная зона создает два противоположных  модуса - модус удержания и модус  расслабления. Общество, придавая особое значение приучению ребенка к  опрятности, создает условия для  доминирования этих модусов, их отрыва от своего органа и преобразования в такие модальности поведения, как сохранение и уничтожение. Борьба за "сфинктерный контроль" в  результате придаваемого ему значения со стороны общества преобразуется  в борьбу за овладение своими двигательными  возможностями, за утверждение своего нового, автономного "Я". Возрастающее чувство самостоятельности не должно подрывать сложившегося базового доверия  к миру.
Контроль со стороны родителей  позволяет сохранить это чувство  через ограничение растущих желаний  ребенка требовать, присваивать, разрушать, когда он как бы проверяет силу своих новых возможностей. Эти  ограничения, в свою очередь, создают  основу для негативного чувства  стыда и сомнения. Появление чувства  стыда, по мнению Э. Эриксона, связано  с возникновением самосознания, ибо  стыд предполагает, что субъект полностью  выставлен на общее обозрение, и  он понимает свое положение. Борьба чувства  независимости против стыда и  сомнения приводит к установлению соотношения  между способностью сотрудничать с  другими людьми и настаивать на своем, между свободой самовыражения и  ее ограничением. В конце стадии складывается подвижное равновесие между этими противоположностями. Оно будет положительным, если родители и близкие взрослые не будут, управляя ребенком чрезмерно, подавлять его  стремление к автономии.
Модусы вторжения и  включения создают новые модальности  поведения на третьей, инфантильно-генитальной  стадии развития личности. У З.Фрейда эта стадия носит название фаллической, или Эдиповой. По мнению Э. Эриксона, интерес ребенка к своим гениталиям, осознание своей половой принадлежности и стремление занять место отца (матери) в отношениях с родителями противоположного пола - лишь частный момент развития ребенка в этот период. Ребенок  жадно и активно познает окружающий мир; в игре, создавая воображаемые, моделирующие ситуации, ребенок совместно  со сверстниками осваивает систему  отношений между людьми в процессе производства
В результате этого у ребенка  формируется желание включиться в реальную совместную со взрослыми  деятельность, выйти из роли маленького. кого. Но взрослые остаются для ребенка  всемогущими и непостижимыми, они  могут пристыживать и наказывать. В этом клубке противоречий должны сформироваться качества активной предприимчивости и инициативы.
Агрессивное поведение ребенка  неизбежно влечет за собой ограничение  инициативы и появление чувства  вины и тревожности. Так, по Э. Эриксону, акладываются новые внутренние инстанции  поведения - совесть и моральная  ответственность за свои мысли и  действия. Именно на этой стадии развития, как ни на какой другой, ребенок  готов быстро и жадно учиться.
Четвертую стадию развития личности, которую психоанализ называет "латентным" периодом, а Э. Эриксон - временем "психосексуального моратория", характеризует определенная дремотность  инфантильной сексуальности и отсрочка генитальной зрелости, необходимая  для того, чтобы будущий взрослый человек научился техническим и  социальным основам трудовой деятельности. Школа в систематическом виде приобщает ребенка к знаниям  о будущей трудовой деятельности, передает в специально организованной форме "технологический это с" культуры, формирует трудолюбие.
Опасность, подстерегающая ребенка на этой стадии, состоит  в чувствах неадекватности и неполноценности. По мнению Э. Эриксона, "ребенок в  этом случае переживает отчаяние от своей  неумелости в мире орудий и видит  себя обреченным на посредственность или неадекватность". Если в благоприятных  случаях фигуры отца и матери, их значимость для ребенка отходят  на второй план, то при появлении  чувства своего несоответствия требованиям  школы семья вновь становится убежищем для ребенка.
Э. Эриксон подчеркивает, что на каждой стадии развивающийся  человек должен приходить к жизненно важному для него чувству собственной  состоятельности, и его не должна удовлетворять безответственная похвала  или снисходительное одобрение. Его эгоидентичность достигает  реальной силы только тогда, когда он понимает, что его достижения проявляются  в тех сферах жизни, которые значимы  для данной культуры.
Пятую стадию в развитии личности характеризует самый глубокий жизненный кризис. Детство подходит к концу. Завершение этого большого этапа жизненного пути характеризуется  формированием первой цельной формы  эгоидентичности. Три линии развития приводят к этому кризису: это  бурный физический рост и половое  созревание ("физиологическая революция"); озабоченность тем, "как я выгляжу  в глазах других", "что я собой  представляю"; необходимость найти  свое профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и требованиям общества. В подростковом кризисе идентичности заново встают все пройденные критические  моменты развития. Подросток теперь должен решить все старые задачи сознательно  и с внутренней убежденностью, что  именно такой выбор значим для  него и для общества. Тогда социальное доверие к миру, самостоятельность, инициативность, освоенные умения создадут новую целостность личности.
Юношеский возраст - наиболее важный период развития, на который  приходится основной кризис идентичности. За ним следует либо обретение "взрослой идентичности", либо задержка в развитии, то есть "диффузия идентичности".
Интервал между юностью  и взрослым состоянием, когда молодой  человек стремится (путем проб и  ошибок) найти свое место в обществе, Э. Эриксон назвал "психическим  мораторием". Острота этого кризиса  зависит как от степени разрешенности  более ранних кризисов (доверия, независимости, активности и др.), так и от всей духовной атмосферы общества. Непреодоленный кризис ведет к состоянию острой диффузии идентичности, составляет основу социальной патологии юношеского возраста.
Становление эго-идентичности позволяет молодому человеку перейти  на шестую стадию развития, содержание которой - поиск спутника жизни, желание  тесного сотрудничества с другими, стремление к близким дружеским  связям с членами своей социальной группы. Молодой человек не боится теперь утраты своего "Я" и обезличивания 
Достижения предыдущей стадии позволяют ему, как пишет Э. Эриксон, "с готовностью и желанием смешивать  свою идентичность с другими". ими". Основой стремления к сближению  с окружающими служит полное овладение  главными модальностями поведения. Уже не модус какого-то органа диктует  содержание развития, а все рассмотренные  модусы подчинены новому, целостному образованию эгоидентичности, появившемуся на предшествующей стадии. Молодой  человек готов к близости, он способен отдать себя сотрудничеству с другими  в конкретных социальных группах  и обладает достаточной этической  силой, чтобы твердо придерживаться такой групповой принадлежности, даже если это требует значительных жертв компромиссов.
Опасность же этой стадии представляет одиночество, избегание контактов, требующих полной близости. Такое  нарушение, по мнению Э. Эриксона, может  вести к острым "проблемам характера", к психопатологии. Если психический  мораторий продолжается и на этой стадии, то вместо чувства близости возникает стремление сохранить  дистанцию, не пускать на свою "территорию", в свой внутренний мир. Существует опасность, что эти стремления могут превратиться в личностные качества - в чувство  изоляции и одиночества. Преодолеть эти негативные стороны идентичности помогает любовь. Э. Эриксон считает, что именно по отношению к молодому человеку, а не к юноше и тем  более к подростку, можно говорить об "истинной генитальности". Э. Эриксон  напоминает, что любовь не должна пониматься только как сексуальное влечение, ссылаясь на фрейдовское различение "генитальной любви" и "генитальной  любви". Э. Эриксон указывает, что  появление зрелого чувства любви  и установление творческой атмосферы  сотрудничества в трудовой деятельности подготавливают переход на следующую  стадию развития.
Седьмая стадия рассматривается  как центральная на взрослом этапе  жизненного пути человека. По Э. Эриксону, развитие личности продолжается в течение  всей жизни. Развитие личности продолжается благодаря влиянию со стороны  детей, которое подтверждает субъективное ощущение своей нужности другим. Производительность и порождение (продолжение рода) как главные положительные характеристики личности на этой стадии реализуются  в заботе о воспитании нового поколения, в продуктивной трудовой деятельности и в творчестве. Во все, что делает человек, он вкладывает частицу своего "Я", и это приводит к личностному  обогащению. "Зрелый человек, - пишет  Э. Эриксон, - нуждается в том, чтобы  быть нужным, и зрелость нуждается  в руководстве и поощрении  со стороны своих отпрысков, о  которых необходимо заботиться". При этом речь необязательно идет только о собственных детях.
Напротив, в том случае, если складывается неблагоприятная  ситуация развития, появляется чрезмерная сосредоточенность на себе, которая  приводит к косности и застою, к  личностному опустошению. Такие  люди часто рассматривают себя как  свое собственное и единственное дитя. Если условия благоприятствуют такой тенденции, то наступает физическая и психологическая инвалидизация  личности. Она подготовлена всеми  предшествующими стадиями, если соотношения  сил в их течении складывалось в пользу неуспешного выбора. Стремление к заботе о другом, творческий потенциал, желание творить вещи, в которые вложена частица неповторимой индивидуальности, помогает преодолеть возможное формирование самопоглощенности и личностное оскудевание.
Восьмая стадия жизненного пути характеризуется достижением  новой завершенной формы эгоидентичности. Только в человеке, который каким-то образом проявил заботу в отношении  людей и вещей и приспособился  к успехам и разочарованиям, неотъемлемым от жизни, в родителе детей и создателе  вещей и идей - только в нем  постепенно созревает плод всех семи стадий - целостность личности. Э. Эриксон  отмечает несколько составляющих такого состояния души: это все возрастающая личностная уверенность в своей  приверженности к порядку и осмысленности; это постнарциссическая любовь человеческой личности как переживание мирового порядка и духовного смысла прожитой жизни, независимо от того, какой ценой  они достигаются; это принятие своего жизненного пути как единственно  должного и не нуждающегося в замене; это новая, отличная от прежней, любовь к своим родителям; это приязненное  отношение к принципам прошлых  времен и различной деятельности в том виде, как они проявлялись  в человеческой культуре. Обладатель такой личности понимает, что жизнь  отдельного человека есть лишь случайное  совпадение единственного жизненного цикла с единственным отрезком истории, и перед лицом этого факта  смерть теряет свою силу. Мудрый индеец, истинный джентльмен и добросовестный крестьянин в полной мере разделяют  это итоговое состояние личностной целостности и узнают его друг у друга 
На этой стадии развития возникает мудрость, которую Э.Эриксон  определяет как отстраненный интерес  к жизни как таковой перед  лицом смерти. мерти. Напротив, отсутствие этой личностной интеграции ведет к  страху смерти. Возникает отчаяние, ибо слишком мало осталось времени, чтобы начать жизнь сначала и  по-новому, чтобы попытаться достичь  личностной целостности иным путем. Это состояние можно передать словами русского поэта В. С. Высоцкого: "Вам вечным холодом и льдом  сковало кровь от страха жить и  от предчувствия кончины".
В результате борьбы положительных  и отрицательных тенденций в  решении основных задач на протяжении эпигенеза формируются основные "добродетели" личности. Но поскольку  позитивные чувства всегда существуют и противостоят негативным, то и "добродетели" имеют два полюса.

 
 
 

Основные положения теории Эрика Эриксона

Суммируя 15 лет  практической и теоретической работы, Эрик Эриксон выдвинул три новых  положения, ставшие тремя важными  вкладами в изучение человеческого  «Я»:
    Наряду с описанными Фрейдом фазами психосексуального развития (оральной, анальной, фаллической и генитальной), в ходе которого меняется направленность влечения (от аутоэротизма до влечения к внешнему объекту), существуют и психологические стадии развития «Я», в ходе которого индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде.
    Становление личности не заканчивается в подростковом возрасте, но растягивается на весь жизненный цикл.
    Каждой стадии присущи свои собственные параметры развития, способные принимать положительные и отрицательные значения.

Основные стадии развития личности по Эрику Эриксону

1. Доверие и недоверие

Первая стадия развития человека соответствует оральной фазе классического психоанализа и обычно охватывает первый год жизни. В этот период, считает Эриксон, развивается параметр социального взаимодействия, положительным полюсом которого служит доверие, а отрицательным — недоверие.
Степень доверия, которым  ребенок проникается к окружающему  миру, к другим людям и к самому себе, в значительной степени зависит  от проявляемой к нему заботы. Младенец, который получает все, что хочет, потребности которого быстро удовлетворяются, который никогда долго не испытывает недомогания, которого баюкают и ласкают, с которым играют и разговаривают, чувствует, что мир, в общем, место уютное, а люди—существа отзывчивые и услужливые. Если же ребенок не получает должного ухода, не встречает любовной заботы, то в нем вырабатывается недоверие - боязливость и подозрительность по отношению к миру вообще, к людям в частности, и недоверие это он несет с собой в другие стадии его развития.
Необходимо подчеркнуть, однако, что вопрос о том, какое  начало одержит верх, не решается раз  и навсегда в первый год жизни, но возникает заново на каждой последующей стадии развития. Это и несет надежду и таит угрозу. Ребенок, который приходит в школу с чувством настороженности, может постепенно проникнуться доверием к какой-нибудь учительнице, не допускающей несправедливости по отношению к детям. При этом он может преодолеть первоначальную недоверчивость. Но зато и ребенок, выработавший в младенчестве доверчивый подход к жизни, может проникнуться к ней недоверием на последующих стадиях развития, если, скажем, в случае развода родителей в семье создается обстановка, переполненная взаимными обвинениями и скандалами.
Благоприятное разрешение этого конфликта - надежда.

2. Самостоятельность (автономия) и нерешительность (стыд и сомнения)

Вторая стадия охватывает второй и третий год жизни, совпадая с анальной фазой фрейдизма. В этот период, считает Эриксон, у ребенка развивается самостоятельность на основе развития его моторных и психических способностей. На этой стадии ребенок осваивает различные движения, учится не только ходить, но и лазать, открывать и закрывать, толкать и тянуть, держать, отпускать и бросать. Малыши наслаждаются и гордятся своими новыми способностями и стремятся все делать сами: разворачивать леденцы, доставать витамины из пузырька, спускать в туалете воду и т.д. Если родители предоставляют ребенку делать то, на что он способен, а не торопят его, у ребенка вырабатывается ощущение, что он владеет своими мышцами, своими побуждениями, самим собой и в значительной мере своей средой — то есть у него появляется самостоятельность.
Но если воспитатели  проявляют нетерпение и спешат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, у него развивается стыдливость и нерешительность. Конечно, не бывает родителей, которые ни при каких условиях не торопят ребенка, но не так уж неустойчива детская психика, чтобы реагировать на редкие события. Только в том случае, если в стремлении оградить ребенка от усилий родители проявляют постоянное усердие, неразумно и неустанно браня его за «несчастные случаи», будь то мокрая постель, запачканные штанишки, разбитая чашка или пролитое молоко, у ребенка закрепляется чувство стыда перед другими людьми и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением.
Если из этой стадии ребенок выйдет с большой долей неуверенности, то это неблагоприятно отзовется в дальнейшем на самостоятельности и подростка, и взрослого человека. И наоборот, ребенок, вынесший из этой стадии гораздо больше самостоятельности, чем стыда и нерешительности, окажется хорошо подготовлен к развитию самостоятельности в дальнейшем. И опять-таки соотношение между самостоятельностью, с одной стороны и стыдливостью и неуверенностью - с другой, установившееся на этой стадии, может быть изменено в ту или другую сторону последующими событиями.
Благоприятное разрешение этого конфликта - воля.

3. Предприимчивость и чувство вины (в другом переводе - неадекватность).

Третья стадия обычно приходится на возраст от четырех  до пяти лет. Дошкольник уже приобрел множество физических навыков, он умеет и на трехколесном велосипеде ездить, и бегать, и резать ножом, и камни швырять. Он начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия других детей или подражать им. Изобретательность его проявляет себя и в речи, и в способности фантазировать. Социальный параметр этой стадии, говорит Эриксон, развивается между предприимчивостью на одном полюсе и чувством вины на другом. От того, как в этой стадии реагируют родители на затеи ребенка, во многом зависит, какое из этих качеств перевесит в его характере. Дети, которым предоставлена инициатива в выборе моторной деятельности, которые по своему желанию бегают, борются, возятся, катаются на велосипеде, на санках, на коньках, вырабатывают и закрепляют предприимчивость. Закрепляет ее и готовность родителей отвечать на вопросы ребенка (интеллектуальная предприимчивость) и не мешать ему фантазировать и затевать игры. Но если родители показывают ребенку, что его моторная деятельность вредна и нежелательна, что вопросы его назойливы, а игры бестолковы, он начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины в дальнейшие стадии жизни.
Благоприятное разрешение этого конфликта - цель.

4. Умелость и неполноценность. (Творчество и комплекс неполноценности)

Четвертая стадия — возраст от шести до одиннадцати  лет, годы начальной школы. Классический психоанализ называет их латентной фазой. В этот период любовь сына к матери и ревность к отцу (у девочек наоборот) еще находится в скрытом состоянии. В этот период у ребенка развивается способность к дедукции, к организованным играм и регламентированным занятиям. Только теперь, например, дети как следует учатся играть в камешки и другие игры, где надо соблюдать очередность. Эриксон говорит, что психосоциальный параметр этой стадии характеризуется умелостью с одной стороны и чувством неполноценности - с другой.
В этот период у  ребенка обостряется интерес  к тому, как вещи устроены, как  их можно освоить, приспособить к  чему-нибудь. Этому возрасту понятен  и близок Робинзон Крузо; в особенности отвечает пробуждающемуся интересу ребенка к трудовым навыкам энтузиазм, с которым Робинзон описывает во всех подробностях свои занятия. Когда детей поощряют мастерить что угодно, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и рукодельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят и награждают за результаты, тогда у ребенка вырабатывается умелость и способности к техническому творчеству. Напротив, родители, которые видят в трудовой деятельности детей одно «баловство» и «пачкотню», способствуют развитию у них чувства неполноценности.
В этом возрасте, однако, окружение ребенка уже не ограничивается домом. Наряду с семьей важную роль в его возрастных кризисах начинают играть и другие общественные институты. Здесь Эриксон снова расширяет рамки психоанализа, до сих пор учитывавшего лишь влияние родителей на развитие ребенка. Пребывание ребенка в школе и. отношение, которое он там встречает, оказывает большое влияние на уравновешенность его психики. Ребенок, не отличающийся сметливостью, в особенности может быть травмирован школой, даже если его усердие и поощряется дома. Он не так туп, чтобы попасть в школу для умственно отсталых детей, но он усваивает учебный материал медленнее, чем сверстники, и не может с ними соревноваться. Непрерывное отставание в классе несоразмерно развивает у него чувство неполноценности.
Зато ребенок, склонность которого мастерить что-нибудь заглохла из-за вечных насмешек дома, может оживить ее в школе благодаря советам и помощи чуткого и опытного учителя. Таким образом, развитие этого параметра зависит не только от родителей, но и от отношения других взрослых.
Благоприятное разрешение этого конфликта - уверенность.

5. Идентификация личности и путаница ролей.

При переходе в  пятую стадию (12-18 лет, кризис подросткового  возраста) ребенок сталкивается, как утверждает классический психоанализ, с пробуждением «любви и ревности» к родителям. Успешное решение этой проблемы зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Эриксон не отрицает возникновения этой проблемы у подростков, но указывает, что существуют и другие. Подросток созревает физиологически и психически, и в добавление к новым ощущениям и желаниям, которые появляются в результате этого созревания, у него развиваются и новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Важное место в новых особенностях психики подростка занимает его интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Подростки могут создавать себе мысленный идеал семьи, религии, общества, по сравнению с которым весьма проигрывают далеко несовершенные, но реально существующие семьи, религии и общества. Подросток способен вырабатывать или перенимать теории и мировоззрения, которые сулят примирить все противоречия и создать гармоническое целое. Короче говоря, подросток - это нетерпеливый идеалист, полагающий, что создать идеал на практике не труднее, чем вообразить его в теории.
Эриксон считает, что  возникающий в этот период параметр связи с окружающим колеблется между  положительным полюсом идентификации «Я» и отрицательным полюсом путаницы ролей. Иначе говоря, перед подростком, обретшим способность к обобщениям, встает задача объединить все, что он знает о себе самом как о школьнике, сыне, спортсмене, друге, бойскауте, газетчике и так далее. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить его, связать с прошлым и проецировать в будущее. Если молодой человек успешно справится с этой задачей — психосоциальной идентификацией, то у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет.
В отличие от предыдущих стадий, где родители оказывали более или менее прямое воздействие на исход кризисов развития, влияние их теперь оказывается гораздо более косвенным. Если благодаря родителям подросток уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость и умелость, то шансы его на идентификацию, то есть на опознание собственной индивидуальности, значительно увеличиваются.
Обратное справедливо  для подростка недоверчивого, стыдливого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. Поэтому подготовка к всесторонней психосоциальной идентификации в подростковом возрасте должна начинаться, по сути, с момента рождения.
Если из-за неудачного детства или тяжелого быта подросток  не может решить задачу идентификации  и определить свое «Я», то он начинает проявлять симптомы путаницы ролей и неуверенность в понимании того, кто он такой и к какой среде принадлежит. Такая путаница нередко наблюдается у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные половые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях молодежь стремится к «негативной идентификации», то есть отождествляет свое «Я» с образом, противоположным тому, который хотели бы видеть родители и друзья.
Но иногда лучше  идентифицировать себя с «хиппи», с  «малолетним преступником», даже с  «наркоманом», чем вообще не обрести  своего «Я».
Однако тот, кто  в подростковом возрасте не приобретает ясного представления о своей личности, еще не обречен оставаться неприкаянным до конца жизни. А тот, кто опознал свое «Я» еще подростком, обязательно будет сталкиваться на жизненном пути с фактами, противоречащими или даже угрожающими сложившемуся у него представлению о себе. Пожалуй, Эриксон больше всех других психологов-теоретиков подчеркивает, что жизнь представляет собой непрерывную смену всех ее аспектов и что успешное решение проблем на одной стадии еще не гарантирует человека от возникновения новых проблем на других этапах жизни или появление новых решений для старых, уже решенных, казалось, проблем.
Благоприятное разрешение этого конфликта - верность.

6. Близость и одиночество.

Шестой стадией  жизненного цикла является начало зрелости — иначе говоря, период ухаживания и ранние годы семейной жизни, то есть от конца юности до начало среднего возраста. Об этой стадии и следующей за ней классический психоанализ не говорит ничего нового или, иначе, ничего важного. Но Эриксон, учитывая уже совершившееся на предыдущем этапе опознание «Я» и включение человека в трудовую деятельность, указывает на специфический для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным — одиночества.
Под близостью Эриксон  понимает не только физическую близость. В это понятие он включает способность заботиться о другом человеке и делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родителей, но лишь от того, насколько успешно человек прошел предыдущие стадии. Так же как в случае идентификации, социальные условия могут облегчать или затруднять достижение близости. Это понятие не обязательно связано с сексуальным влечением, но распространяется и на дружбу. Между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых боях, очень часто образуются такие тесные связи, которые могут служить образчиком близости в самом широком смысле этого понятия. Но если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, тогда, по мнению Эриксона, уделом его становится одиночество - состояние человека, которому не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться.
Благоприятное разрешение этого конфликта - любовь.

7. Общечеловечность и самопоглощенность (производительность и застой)

Седьмая стадия —  зрелый возраст, то есть уже тот период, когда дети стали подростками, а  родители прочно связали себя с определенным родом занятий. На этой стадии появляется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью - на другом.
Общечеловечностью Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами  семейного круга, задумываться над  жизнью грядущих поколений, формами  будущего общества и устройством  будущего мира. Такой интерес к  новым поколениям не обязательно  связан с наличием собственных детей  — он может существовать у каждого, кто активно заботится о молодежи и о том, чтобы в будущем  людям легче жилось и работалось. Тот же, у кого это чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточивается  на самом себе и главной его заботой становится удовлетворение своих потребностей и собственный комфорт.
Благоприятное разрешение этого конфликта - забота.

8. Цельность и безнадежность.

На восьмую и  последнюю стадию в классификации Эриксона приходится период, когда основная pa6oта жизни закончилась и для человека наступает время размышлений и забав с внуками, если они есть. Психосоциальный параметр этого периода заключен между цельностью и безнадежностью. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлетворение. Тот же, кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упущенного не вернуть. Такого человека охватывает отчаяние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь.
Благоприятное разрешение этого конфликта - мудрость.

Обсуждение теории Эрика Эриксона о развитии личности

Эго-идентичность

Как мы видим, смысловым  стержнем концепции Э. Эриксона является понятие личностной идентичности (эго-идентичности). Что это такое?
По формулировке Википедии, эго-идентичность — это  целостность личности; тождественность  и непрерывность нашего Я, несмотря на те изменения, которые происходят с нами в процессе роста и развития (Я — тот же самый).
Как пишет Роберт Бернс,
«Эриксон определяет эго-идентичность как заряжающее человека психической энергией "субъективное чувство непрерывной самотождественности" (1968). Более развернутого определения  он нигде не приводит, хотя и указывает, что эго-идентичность - это не просто сумма принятых индивидом ролей, но также и определенные сочетания  идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также знание о том, как  реагируют на него другие».[1]
По-видимому, у понятия  «личностная идентичность» нет  жестких рамок и внешних, научных, объективных критериев. Как пишет  О.А.Карабанова,
«Идентичность понимается как самотождественность и включает три основных параметра: самотождественность  как внутреннюю тождественность самому себе во времени и в пространстве; признание самотождественности личности значимым социальным окружением; уверенность в том, что внутренняя и внешняя идентичность сохраняются и имеют стабильный характер».
Признание самотождественности  личности значимым социальным окружением – при всей зыбкости, по-видимому, самое устойчивое основание этого  определение. Если здравые, хорошо знающие  меня люди меня узнают как меня, могут  всегда сказать что «ты остаешься  собой» (и им это нравится), то это  как-то проверяемо и объективно.
Если же «внутренняя  тождественность самому себе» понимается как чувство непрерывной тождественности человека самому себе, то эта грань понятия более трудная. Чувство – вещь лукавая. Сегодня чувствуется одно, завтра – другое, а что захочется придумать про себя завтра – не знает иногда никто, тем более если личность имеет истероидные, демонстративные черты… Тем не менее, людям обычно очень важно «себя считать собой», не выходить за рамки, которые они сами считают своими естественными границами.
«Я – женщина, а не мужчина. Я мать, а не равнодушное  к своим детям существо. Я –  честная и любящая…» 
Однако важно  учесть, что, по Э. Эриксону, отождествление себя с собой может и должен протекать в основном в сфере  бессознательного. Эриксон критикует  такие понятия, как "самоконцептуализация", "самооценка", "образ Я", считая их статическими, в то время как, по его мнению, главной чертой этих образований является динамизм, ибо  идентичность никогда не достигает  завершенности, не является чем-то неизменным, что может быть затем использовано как готовый инструмент личности (1968). Формирование идентичности Я - процесс, напоминающий скорее самоактуализацию по Роджерсу, он характеризуется динамизмом кристаллизующихся представлений  о себе, которые служат основой  постоянного расширения самосознания и самопознания. Внезапное осознание  неадекватности существующей идентичности Я, вызванное этим замешательство и  последующее исследование, направленное на поиск новой идентичности, новых  условий личностного существования, - вот характерные черты динамического  процесса развития эго-идентичности. Эриксон  считает, что чувство эго-идентичности является оптимальным, когда человек  имеет внутреннюю уверенность в  направлении своего жизненного пути.[2]

Эпигенез

Теория Эрика  Эриксона — это эпигенетическая  теория. Сам по себе эпигенез, это  наличие целостного врожденного плана, определяющего основные стадии развития. О чем-то похожем пишет и Карл Роджерс, когда уподобляет развитие личности развитию яблони из семечка, но в модели Эрика Эриксона зафиксированы обязательные для каждой личности этапы.
Как к этому относиться? Думается, что, предложенное Э. Эриксоном  описание ступеней в малой степени  относится к действительно врожденным особенностям человека как homo sapiens, и, скорее, является культурным фактом европейской  эпохи близкого Эрику Эриксона времени. Распространенность предложенной Э. Эриксоном  модели говорит о том, что это  работающая и адекватная схема для  здоровой массовой личности, но едва ли предложенная схема как-либо адекватно  описывает этапы жизни православного  монаха либо индийского йога, жизнь  Александра Македонского, Наполеона, матери Терезы либо академика Николая Михайловича  Анохина…
Следующий пункт, о  котором хочется задуматься, это  представление о развитии как  о последовательности психосоциальных  кризисов. Да, на каком-то этапе жизни  человеком оказываются альтернативные пути развития, и в зависимости от его выбора личностное развитие может оказаться как позитивным и гармоничным, так и негативным, с нарушениями развития и расстройствами эмоционально-личностной и познавательной сфер. Позитивное разрешение кризиса способствует формированию позитивного новообразования или сильного свойства личности; негативное — деструктивного новообразования, препятствующего формированию эго-идентичности.
Вопрос, почему наличие  важной альтернативы в развитии следует  называть кризисом?
Согласно Википедии, кризис – это перелом, при котором  неадекватность средств достижения целей рождает непредсказуемые  проблемы. Если в ситуации выбора использовать неадекватные средства достижения целей  и порождать непредсказуемые  проблемы, то, действительно, каждый выбор  будет оказываться кризисом. Возможно, клиенты Эрика Эриксона такими людьми и оказывались. Но формулировать  на этом основании, что для любого человека, в том числе умного и  здорового, строительство нового этапа  его жизни является кризисом –  наверное, оснований недостаточно. Более того, кажется, что подобные формулировки являются патогенными, формирующими необоснованные тревоги по поводу предстоящих  жизненных событий.

Теория развития личности Эрика Эриксона среди других подходов

Эпигенетическая теория развития личности Э.Эриксона – одна из наиболее авторитетных, зарекомендовавших  себя теорий развития личности. Важно  при этом понять, какой подход она  реализует, на какие вопросы она  отвечает, а на какие – нет.
Развитие личности интересно не только для психологов. Развитие личности важно и для  педагогов, развивающих личность детей  разного возраста, развитие личности важно для бизнесменов, заинтересованных в развитии личности своих сотрудников, развитие личности важно и просто для людей, которые хотят развивать  свою личность.
Важно отметить, что  концепция Э. Эриксона почти полностью  находится в психологическом  поле, в малой степени ориентируясь на педагогические запросы. Как писал  А.В.Петровский,
«Следует различать  собственно психологический подход к развитию личности и строящуюся на его основе периодизацию возрастных этапов и собственно педагогический подход к последовательному вычленению социально обусловленных задач  формирования личности на этапах онтогенеза.
Первый из них  ориентирован на то, что реально  обнаруживает психологическое исследование на ступенях возрастного развития в  соответствующих конкретно-исторических условиях, что есть («здесь и теперь») и что может быть в развивающейся  личности в условиях целенаправленных воспитательных воздействий. Второй —  на то, что и как должно быть сформировано в личности, чтобы она отвечала всем требованиям, которые на данной возрастной стадии предъявляет к  ней общество».[3]
Тем не менее, скрытым  образом модель Эрика Эриксона предлагает некоторые педагогические решения. Перечисляя общие для всех людей, естественные этапы развития личности, Эриксон по факту подсказывает своим  читателям, в каком возрасте следует  принимать какие решения, чтобы  следующий этап его жизни прошел благополучно, а не криво. Поскольку  нет никаких данных, что подобные выборы могут делаться лишь бессознательно и не могут быть сделаны сознательно (действительно, а почему бы и да?), то определенный, замаскированный педагогический смысл в модели Э. Эриксона содержится.
С другой стороны, видимо, нет смысла изучать эту  теорию тому, кто хочет стать Личностью  с большой буквы, кто изучает  пути саморазвития и самосовершенствования  личности. Развитие личности может  быть результатом как естественного, пассивного, - так и активного  личностного роста и развития личности, происходящего вследствие авторских инициатив самого человека.
В пассивном личностном росте интеллект и психологическая  культура растут естественно, так же как растет тело человека. Вместе с  телом потихоньку развивается интеллект, постепенно в процессе жизни естественно  формируется общая и психологическая  культура. Психологическую картину  этого процесса описывают разные психологи по своему, но общая линия  одна: человек проходит свой естественный путь от детства к отрочеству, от юности к зрелости, а далее к  старости.
Концепция Э.Эриксона не является пособием для тех, кто  хочет развивать себя, как личность – концепция развития личности Э.Эриксона описывает естественный, пассивный  рост естественной психологически здоровой личности, фиксируя лишь успешное прохождение  ею важных этапов и отмечая, когда  возможны сбои в психологическом  здоровье и человеку требуется психотерапия.
Клиенты Эриксона не читали А.Н.Леонтьева «Личностью не рождаются, личностью становятся!»  и не ставили задачу «создать себя». К Эрику Эриксону приходили клиенты  с переживанием «потери себя», с  желанием найти себя, почувствовать  собственную идентичность. Эриксону было что им предложить: созданная  им концепция давала понятные для  его клиентов, успокаивающие их объяснения («у вас закономерный для вашего возраста кризис, как у всех»), аккуратно  подсказывая пути выхода по позитивному  сценарию («Благоприятное разрешение вашего конфликта – любовь»).
Концепция Эрика  Эриксона напрямую не ставит перед  собой педагогических, обучающих  или развивающих задач, она констатирует существующее положение как норму  и отмечает неудачные, неадаптивные, нежелательные варианты развития. Концепция  Эрика Эриксона – пособие для  скорее для психотерапевтической деятельности, а не специалистов по развитию личности. При этом эта концепция дала разумную, красивую, педагогически привлекательную картину развития личности и помогла очень многим людям.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.