На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Судебные доктрины

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 13.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Содержание.
Введение                                                                                       стр.3-5
    Источники налогового права и судебные доктрины в Российской Федерации                                                                                стр.6-7
    История возникновения судебных доктрин                           стр.8-10
    Категории судебных доктрин стр.11  
    3.1. Доктрина «существо над формой»          стр.11-12 
    3.2. Доктрина «разумная деловая цель»                                   стр.12-15
Заключение стр.16-19 
Список используемой литературы                                            стр.20-21
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
      Введение
Ученые и специалисты  в сфере налогообложения еще долго будут ломать умы, пытаясь найти ответы на такие вопросы, как: где же границы налоговой оптимизации, и каковы критерии недобросовестности плательщиков? На сегодняшний день нет конкретного запрета на использование налоговых схем, однако налоговые и правоохранительные органы ведут активную борьбу с ними. Под налоговой схемой подразумевают некоторую последовательность действий налогоплательщика, каждое из которых в отдельности законно, тогда как совокупность  данных действий  может привести к предъявлению налоговых претензий и к уголовному преследованию за уклонение от уплаты налогов1.
Несмотря на то, что государство  разработало новую политику по вопросу  о борьбе с недобросовестностью  налогоплательщиков, оно так и не выработало конкретных и всем понятных механизмов для реализации этой политики. Поэтому для этого приходится искать ответы в практике, как и во многих сложных ситуациях, несущих похожий характер, когда теория оказывается малополезной, и в этом уже нет ничего удивительного – это всего лишь чисто философские начала. В случае разрешения вопроса о добросовестной уплате налогов ответы эти можно и нужно искать в судебно-арбитражной практике.
Наибольший интерес в  качестве критериев определения  пределов налоговой оптимизации  вызывают, так называемые, судебные доктрины, часть из которых пришла к нам из других стран, а часть  была выработана российскими судами в ходе многолетней правоприменительной  практики.
Также специальные судебные доктрины относятся к методам, позволяющим предотвращать уклонение от уплаты налогов посредством использования различных недобросовестных схем и методик. Это очень действенное оружие в условиях, когда нет законодательных преград на пути налогоплательщиков, злоупотребляющих своими правами и стремящимися обогатиться за счет бюджета.
Поэтому тема, раскрываемая в данной работе, очень актуальна и требует своего более внимательного и углубленного изучения, так как достаточно мало людей ознакомлено с вопросом о роли судебных доктрин в налоговом праве нашей страны. И особенно полезно раскрытие этого материала будет полезно аудитории, которые представляют будущие специалисты по налогообложению, потому что подобное знание составляет немаловажную часть всей их будущей работы.
Цель и задачи исследования. Целью курсовой работы являются выявление, описание и анализ судебных доктрин, сформированных Конституционным Судом Российской Федерации в процессе разрешения дел о проверке конституционности актов законодательства о налогах и сборах, в особенности таких как:  доктрина «существо над формой» и доктрина  «разумная деловая цель» (далее – «деловая цель»).
В соответствии с целью  работы решаются следующие задачи:
- обоснование возможности  применения понятия «судебная  доктрина» к практике Конституционного  Суда Российской Федерации; 
-    решение такого  вопроса, как: являются ли судебные  доктрины одним из источников  налогового права;
-   анализ решений  Конституционного Суда Российской  Федерации по вопросам налогообложения  (правовых позиций и юридической  аргументации, лежащих в их основе);
- анализ статьи 57 Конституции  Российской Федерации и определение  конституционных критериев для  группировки данных решений для  целей выявления доктрин в  сфере налогообложения;
-   выявление, анализ и критика конкретных судебных доктрин в сфере налогообложения;
- сравнение доктрин Конституционного  Суда Российской Федерации и  зарубежных судебных доктрин  в сфере налогообложения;
-   анализ решений  Конституционного Суда Российской  Федерации и выявление конституционно-правовой  аргументации, свидетельствующей о  предпосылках к формированию  новых судебных доктрин Конституционного  Суда Российской Федерации.
Объектом исследования, проводимого  в данной курсовой работе, являются общественные отношения, которые складываются непосредственно в области формирования, понимания и применения судебных доктрин в странах общего права (например, в США) и доктрин Конституционного Суда Российской Федерации в сфере  налогообложения.
Предметом исследования являются нормативно-правовые акты Российской Федерации, США, решения судов США  и Конституционного Суда Российской Федерации,  научные разработки, связанные с проблемами судебной интерпретации конституционных  положений и ее результатов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.Источники налогового права и судебные доктрины в Российской Федерации
Во введении упоминался и  раскрывался термин «налоговые схемы». Говоря о нем более подробно, стоит отметить, что очень часто налоговые схемы называют не иначе, как «схемы уклонения от налогообложения». Данный термин, как и термин «судебные доктрины», появился где-то в судебных кабинетах, поэтому для рассмотрения поднятой в данной курсовой работе темы лучше обращаться именно к понятию «судебные доктрины».
Судебные доктрины не являются официальным источником права в  Российской Федерации, однако добросовестно  играют его роль, являясь очень  важной базой в налоговом праве стране.  С одной стороны, на сегодняшний день они ограничивают свободу действий налогоплательщиков по налоговой оптимизации, а с другой стороны - являются единственным правовым источником, на основании которого налоговые органы могут предъявить налоговые претензии к "уклонистам". И так как все доказательство схем уклонения от налогообложения держится на судебных доктринах, необходимо понять, что относиться к источникам налогового права в России и почему судебные доктрины, не являясь источниками права, фактически "играют" их роль.
Источниками налогового права  Российской Федерации являются:
- Конституция Российской  Федерации;
- законодательство о налогах сборах (Налоговый Кодекс РФ и федеральные законы);
- Законодательство субъектов  РФ о налогах и сборах;
- нормативно-правовые акты  органов местного самоуправления;
-   международные договоры  об избежание двойного налогообложения  (международное налоговое право).
Эдаким «особняком» стоят нормативно-правовые акты органов исполнительной власти, которые издаются в случаях, непосредственно предусмотренных налоговым законодательством, и не могут дополнять его или изменять.
Так как Россия не является страной прецедентного права, формально  судебные акты Высшего арбитражного суда, Верховного Суда, Федеральных  арбитражных судов регионов не являются самостоятельными источниками права. Тем не менее "судебные источники права" - судебные акты Федеральных арбитражных судов округов, Высшего арбитражного суда, Верховного Суда и Конституционного Суда - имеют иногда решающее значение  в регулировании налоговых отношений и разрешении налоговых споров. Это связано со следующими нюансами:
Решения Конституционного Суда обязательны на всей территории РФ для всех правоприменителей;
Постановления Пленумов Верховного арбитражного суда и Верховного Суда обязательны не для всех правоприменителей, а  только для нижестоящих судов. То есть фактически они имеют силу обязательного прецедента;
Постановления Президиумов  Верховного арбитражного суда и Верховного Суда, а так же постановления Федеральных  арбитражных судов округов по конкретным делам являются своего рода ориентирами, убеждающими прецедентами при рассмотрении налоговых споров.
Российской практикой  выработаны специальные судебные доктрины, применяемые судами для признания  сделок не соответствующими требованиям  законодательства по мотивам их заключения с целью уклонения от уплаты налогов  или незаконного обхода налогов.
Поэтому судебные доктрины - это типовые подходы и методы разрешения определенных (типовых) судебных споров. Которые выработались в ходе накопления и последующего обобщения  судебной практики.
 
 
2.История возникновения судебных доктрин
Понятие «судебная доктрина»  зародилось в США, в районе 1957 года, когда США, Великобритания и другие участники НАТО объединили свои усилия для решения проблем коллективной обороны. Само их появление именно в этой стране носит закономерный характер, так как ее суды утопают в огромном, накопленном столетиями массиве прецедентов. В одном штате Нью-Йорк на 1982 год было издано более 900 толстых томов сборников судебных решений и ежегодно выходит в свет 12 - 15 новых2.  В процессе разрешения множества сходных судебных дел значение собственно первого прецедента (первоисточника) постепенно утрачивается, и последний, благодаря многократному применению, воспринимается как существующий сам по себе - в виде судебной доктрины. Именно поэтому судебные доктрины исполняли и исполняют в США роль эффективного средства обобщения судебной практики.
В США термин «судебная  доктрина» означает принцип, лежащий  в основе выводов, принятых в судебной практике.3 Однако судебная доктрина представляет собой не просто принцип (правовой принцип), потому что в этом случае можно было бы использовать данные понятия как синонимы. Судебная доктрина является одновременно и правовым принципом, и принципом (методом) решения судебных дел, то есть типовым подходом.
В качестве основных черт судебных доктрин стран общего права можно  выделить следующие:
источником судебных доктрин  является судебная практика;
судебные доктрины формируются  на основе принципа прецедента в результате принятия серии однотипных судебных решений и носят нормативный  характер;
судебные доктрины служат типовым методом разрешения сходных  по характеру дел.
И, конечно же, при рассмотрении понятия "судебная доктрина" возникает  вопрос о применимости данного понятия  к российской правовой системе. По мнению Г.А. Гаджиева, российские суды путем  постепенного наполнения содержанием  правовых принципов должны вырабатывать то, что в американской системе  права называется судебной доктриной.4 Судебные доктрины возникают благодаря принципу прецедента, между тем российская правовая система относится к романо-германской правовой семье. Как отмечают исследователи, правотворческая деятельность судов в правовой системе России формально (официально) не признается, в доктрине интерпретируется противоречиво, но реально существует и через высшие судебные инстанции влияет на развитие права, так же как это имеет место и в ряде других стран Европейского континента (Греция, Италия, Нидерланды, ФРГ и др.)5.  В частности, многие специалисты сходятся во мнении, что решения Конституционного Суда Российской Федерации приобретают характер прецедента, хотя таковыми по своей природе не являются6.
Действительно, анализ Федерального конституционного закона "О Конституционном  Суде Российской Федерации" и решений  Конституционного Суда Российской Федерации  показывает, что Конституционный  Суд Российской Федерации не создает  прецедентов в том их значении, которое они имеют в странах  общего права. Прецедентное право предполагает:
формулирование судами (независимо от парламента либо на основе интерпретации  писаного закона) в конкретном деле норм права, которые излагаются в  мотивировочной части решения - ratio decidendi;
придание данной норме  общеобязательного характера и  распространение ее действия на последующие  сходные дела. В рамках прецедентной модели судебная власть творит право  самостоятельно, осуществляя правосудие "с помощью здравого смысла, как  между людьми".7
При этом общеобязательность решений проистекает не из парламентского закона, а основывается на признаваемом в силу традиции принципе stare decisis.8 Между тем общеобязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации как суда континентальной системы права возникает не сама по себе, а предопределяется нормами позитивного права, т.е. Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации". Данный Закон указывает на обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (статья 6). При этом имеется в виду обязательность не только резолютивной части решения, но и мотивировочной ее части.
 
 
 
 
 
 
    Категории судебных доктрин
  Конституционным Судом Российской Федерации выделены следующие судебные доктрины:
- доктрина «существо над  формой»
- доктрина «экономическая  целесообразность»
- доктрина «должная осмотрительность»
- доктрина «деловая цель».
Также можно выделить еще  больше доктрин, так или иначе  связанных с налоговым правом Российской федерации, однако вышеуказанные  доктрины наиболее распространены в  практике, оттого более освещены.
В ходе данной работы подробнее  рассмотрим две доктрины, а именно: доктрину «существо над формой»  и доктрину «разумная деловая  цель».
3.1. Доктрина «существо над формой»
Концепция, лежащая в основе этой доктрины, состоит в том, что  юридические последствия, вытекающие из сделки, определяются в большей  степени ее существом, нежели формой. То есть если форма сделки не соответствует  отношениям, которые фактически реализуются  между сторонами по сделке, то налоговые  последствия определяются в соответствии с реально возникшими между сторонами  отношениями (существо сделки).
В качестве примера можно  привести ситуацию, которая сложилась  в 1996 г. со страховыми взносами в Пенсионный фонд. В данный период страховые  взносы не начислялись по договорам  возмездного оказания услуг, в то время как на договоры подряда  взносы начислялись в установленном  порядке. Предприятия, не желая платить  взносы, стали вместо договоров подряда  заключать договоры возмездного  оказания услуг, в то время, когда  оказываемые услуги фактически носили подрядный характер (например, договор  на «оказание услуг» по ремонту помещений). Контролирующие органы при проверках  абсолютно обоснованно признавали такие договоры договорами подряда и применяли к предприятиям соответствующие финансовые санкции.
Механизмом реализации доктрины "существо над формой" являются нормы ГК РФ (ст. 169, 170), предусматривающие  ничтожность мнимых и притворных сделок, а также сделок противоречащим основам правопорядка и нравственности.
Кроме того, на помощь налоговым  органам пришла ст. 45 НК РФ, пункт 1 которой  позволяет переквалифицировать  сделку налогоплательщика, если ее содержание, цели и динамика исполнения выходят  за рамки ее правовой формы. Чаще всего  «неправильная» форма соответствующей  сделке придается налогоплательщиком умышленно, для завуалирования истинных целей сделки. Например, обычная  купля-продажа или аренда скрывается под видом договора простого товарищества.
Суд указал, что в силу ст. 45 НК РФ налоговая инспекция вправе менять юридическую квалификацию сделок, заключенных налогоплательщиком с  третьими лицами, и применять вытекающие из этого налоговые последствия. Обращения в суд с иском  о признании сделки недействительной не требуется.
Постановление ФАС СКО  от 26.04.02 по делу № Ф08-1304/2002-482А.
3.2. Доктрина «разумная деловая цель»
Суть доктрины состоит  в том, что сделка, направленная исключительно  на уменьшение налогов, но не имеющая  под собой разумной, экономически обоснованной, необходимой и достаточной  деловой (хозяйственной) цели, может  быть признана недействительной. При  этом для предупреждения уклонения  от уплаты налогов получаемая налоговая  экономия не признается деловой целью  сделки.
Например, согласно ст. 11 Директивы  ЕЭС «О слияниях» налоговые преимущества, предусмотренные для компаний, участвующих  в слияниях, поглощениях или иных преобразованиях, не предоставляются, если установлено, что основной целью  или даже одной из них, преследуемых сторонами при реорганизации, было уклонение от уплаты налогов или избежание (обход) налогов. Если налоговый орган продемонстрирует, что действия, предпринимаемые сторонами, не обусловлены разумными соображениями (valid commercial reasons), такими, как рационализация коммерческой деятельности, приближение производства к рынку сырья или рабочей силы и т.п., то презюмируется, что данная сделка имела своей основной целью уклонение от уплаты налогов или избежание налогов. Бремя доказывания обратного возлагается на участников сделки.
Отдельные идеи данной доктрины можно увидеть в действующем  законодательстве РФ.
«При выделении из состава  юридического лица одного или нескольких юридических лиц правопреемства по отношению к реорганизованному  юридическому лицу в части исполнения его обязанностей по уплате налогов  не возникает. Если в результате выделения  из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц  налогоплательщик не имеет возможности  исполнить в полном объеме обязанность  по уплате налогов, и такая реорганизация  была направлена на неисполнение обязанности  по уплате налогов, то по решению суда выделившиеся юридические лица могут солидарно исполнять обязанность по уплате налогов реорганизованного лица» (п. 8 ст. 50 НК РФ).
Очевидно, что данная норма  НК РФ направлена на предупреждение уклонения  от уплаты налогов при реорганизации  предприятий. При этом налоговые  органы не оспаривают саму реорганизацию: при доказанности в суде умысла реорганизованного  налогоплательщика последний будет  нести налоговые последствия  своих недобросовестных действий.
Судебная практика выявила  еще один яркий пример недобросовестных действий налогоплательщиков при реорганизации. По общему правилу к фирме, возникшей  в результате реорганизации, финансовые санкции за правонарушения, допущенные прежним налогоплательщиком, не применяются (принцип личной ответственности). Однако судебная практика допускает исключения из этого правила. Так, если реорганизация была проведена в столь короткий срок, что налоговый орган не мог выявить допущенные нарушения налогового законодательства, и есть основания полагать, что быстрой реорганизацией налогоплательщик стремился избежать ответственности за допущенные нарушения, судебная практика признает реорганизованное предприятие подлежащим ответственности за правонарушения прежнего налогоплательщика .
Ярким примером применения доктрины «деловая цель» может служить  еще один пример из судебно-арбитражной  практики:
Предприятие заключало договор  займа с другим предприятием и  с заемных средств не уплачивало налог на добавленную стоимость. В счет погашения этого займа  предприятие поставляло свою продукцию  займодателю. При налоговой проверке займополучателя налоговые органы посчитали займы предоплатой за продукцию и доначислили НДС с полученных авансов (займов). При рассмотрении данного дела суд встал на сторону налоговых органов и указал, что, так как деловая цель у фирмы была не предоставление займа, а получение продукции, то заем нужно рассматривать как аванс в счет поставляемой продукции и с него необходимо уплачивать НДС.
Судебная доктрина «Деловая цель» в настоящее время является наиболее перспективной для признания  сделок недействительными и заключенными исключительно с целью уклонения  от уплаты налогов (их обхода) без намерения  создать соответствующие правовые последствия. Именно она, по мнению Правительства  РФ, должна быть положена в основу критериев  разграничения законных способов налоговой  экономии от противоправных, умышленных деяний, имеющих цель уклониться от уплаты налогов.
Можно выделить два основных варианта применения доктрины «деловая цель»:
1) доказывание умысла  на уклонение от уплаты налогов  и отсутствие разумной, экономически  обоснованной хозяйственной цели, следствием чего является применение  налоговых последствий, которых  стороны стремились избежать, без  признания недействительности сделок;
2) признание сделки недействительной  или изменение ее юридической  квалификации в судебном порядке.
В настоящее время налоговые  органы в практической деятельности применяют в основном первый вариант, как наиболее простой и «быстродействующий».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Заключение
В заключение отметим, что  представленные выше судебные доктрины, в чистом виде на практике применяются  редко. Как правило, они встречаются  в совокупности, образуя некий  симбиоз доводов и аргументов суда, убедительно доказывающих факт уклонения налогоплательщика от уплаты налогов посредством различных  хитроумно завуалированных схем.
Судебные доктрины, не являясь  позитивным правом (нормой, закрепленной в законе), исходя из науки и теории права, так или иначе составляют часть правовой системы России. Ведь право – это не только и не столько закон, сколько его дух, базирующийся на общеправовых и философских категориях, таких как справедливость, добросовестность, разумность! Эти категории первичны по отношению к норме права, в силу чего имеют негласный приоритет. Это ярко прослеживается в многочисленных Постановлениях и Определениях Конституционного Суда РФ.
По «рангу» судебные доктрины фактически стоят в одном ряду с судебными прецедентами, устойчивой судебной практикой. Конечно, взыскательный  читатель может заметить, что последние  не являются источниками права и  будет прав. Однако, в силу многократного  правоприменения при рассмотрении налоговых споров они постепенно превращаются в общий подход, концепцию, в конечном итоге «дорастая» до правовой доктрины, которая в свою очередь заставляет законодателя в большинстве случаев придавать ей силу нормы права.
Судебные доктрины – это  как обычаи в гражданском праве, которые несмотря на отсутствие фиксации в нормативных актах, являются неписаным правилом в силу многократного и широкого применения на практике. Причем особый вес придает им тот факт, что выработаны они очень авторитетным и компетентным правоприменителем – арбитражными судами.
Да, судебные доктрины не обязательны  для суда, рассматривающего конкретный налоговый спор, ибо даже не являются официальными разъяснениями высших судебных инстанций. В то же время неоднократно проверенные на практике, они показали свою состоятельность, эффективность и необходимость дальнейшего использования и модернизации.
В отличие от судебных доктрин  американских судов, которые фактически могут формулировать общеобязательную норму права независимо от законодателя, доктрины Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам налогообложения носят интерпретационный характер, т.е. содержат правила конституционно-правового истолкования наличных норм налогового законодательства. В силу Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данные правила становятся общеобязательными.
В этом обнаруживается тесная связь судебных доктрин Конституционного Суда Российской Федерации с нормами  позитивного права — налогового законодательства — в рамках осуществляемой государством правовой политики в сфере  налогообложения. По существу, как судебные доктрины, так и нормы налогового законбдательства представляют собой общие меры правовой политики государства в сфере налогообложения. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации не является простым проводником правовой политики в сфере налогообложения, изначально заданной законодателем и исполнительной властью. Посредством формирования судебных доктрин Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет конституционализацию налогового законодательства, тем самым самостоятельно корректируя государственную налоговую политику с точки зрения положений Конституции Российской Федерации.
       Судебные доктрины Конституционного Суда Российской Федерации во многом носят расплывчатый, неопределенный характер; содержащиеся в них толковательные правила (например, по вопросам вступления в силу актов законодательства о налогах и сборах, разграничения налогов и сборов, условий реализации налоговых льгот) нередко применяются Конституционным Судом Российской Федерации непоследовательно и противоречиво. В тоже время подобные свойства доктрин придают им гибкий, легко адаптируемый характер, позволяющий адаптировать их к меняющимся условиям. В этом проявляется совпадение отрицательных и положительных черт доктрин судов США и Конституционного Суда Российской Федерации.
Как показывает обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации, применительно к налоговым отношениям принцип добросовестности не получил  должного конституционно-правового  обоснования. В теории и практике налогообложения возникает множество  вопросов относительно того, является добросовестность принципом или  это презумпция, совместимо ли данное оценочное понятие с налоговым  законодательством, базовой ценностью  которого является определенность, каковы критерии квалификации поведения налогоплательщика  в качестве недобросовестного.
В настоящее время решения  Конституционного Суда Российской Федерации  не дают ответов на указанные вопросы. Очевидно, что для конституционной  разработки принципа добросовестности требуется принятие постановления  по итогам рассмотрения данного вопроса  в публичном заседании, с привлечением экспертов.
Появление в разных странах, практически независимо друг от друга, судебных доктрин, направленных на борьбу с уклонением от уплаты налогов, доказывает их объективный характер. Важность судебных доктрин чрезвычайно высока, поскольку то, какие доктрины будут  применять российские суды, является индикатором инвестиционной привлекательности  российской экономики. Несовременные, консервативные судебные доктрины могут  отпугнуть инвесторов сильнее любых  политических факторов.
В любом случае проанализированные выше судебные доктрины являются отличным ориентиром, позволяющим достаточно точно определить перспективы налогового спора, осложненного элементами недобросовестности налогоплательщика. Кроме того, они позволяют налоговому адвокату выработать адекватную стратегию и тактику защиты прав налогоплательщика в суде по принципу: предупрежден – значит вооружен.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Список используемой литературы
    Конституция РФ.
    НК РФ.
    ГК РФ.
    Карнаухов М.В. Недобросовестность налогоплательщика как судебная доктрина.  Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2006.
    Жидков О. Верховный суд США: право и политика. М.: Наука, 1985.
    Анишина  В.И.  Запрос  суда  в  Конституционный  Суд  Российской  Федерации  о  проверке конституционности закона. Автореф.-.канд. горид. наук. Ростов-на-Дону, 2001.
    Ардашев Владимир Леонидович, Управляющий партнер ООО «Юридическая фирма «Ардашев и партнеры», ведущий специалист по частному праву, налогообложению и ВЭД. Публикации за 2004 год. «Судебные доктрины как метод борьбы с недобросовестными налогоплательщиками».
    Абушенко Д.Б. Судебное усмотрение в гражданском и арбитражном процессе. -М.: Норма. 2002.
    Андреева М.В. Действие налогового законодательства во времени. Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. М., 2004.
    Д.Путилин. " Опасные налоговые схемы", Альпина Паблишер,2-е издание, 2009г.
    www.WordWebOnline.com/en/JUDICIALDOCTRIN
    Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики (Развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации). М.: Юрист, 2002.
    Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004.
    Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель - налогоплательщик - государство. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: Учебное пособие. М.: ФБК-ПРЕСС, 1998.
    Лафитский В.И. Основы конституционного строя США. М.: Норма. 1998.
    Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с фр. В.А. Туманова. М., 2003.
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
1  Д.Путилин. " Опасные налоговые схемы", Альпина Паблишер,2-е издание, 2009г.
2 Загайнова С.К. Указ. соч. С. 53.
3 www.WordWebOnline.com/en/JUDICIALDOCTRIN
4 Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики (Развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации). М.: Юрист, 2002. С. 97.
5 Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12.
6
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.