На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Судебная система ФРГ

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 13.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?2
 
CoolReferat.com
 

СУДЕБНАЯ СИСТЕМА ФРГ

1. Конституционные основы правосудия
Особое место судов ФРГ в политической системе и механизме го­сударственной власти отражается уже в том факте, что юстиция имеет здесь больший удельный вес в структуре политических уч­реждений и повседневной практике общественной жизни. На один миллион жителей в ФРГ приходится более 200 судей (в Англии — 51, Италии — 101, Швеции — 100) Из средств, расходуемых на поддержание правопорядка, в ФРГ на суды расходуется примерно две трети, в то время как в других европейских странах примерно одна треть.
Еще более важны не количественные, а качественные характе­ристики западногерманской юстиции. Желающие извлечь из ее ис­тории уроки, полезные для развития демократических институтов, в том числе институтов правосудия, должны отдавать себе отчет в том, что именно суды являлись здесь важнейшим средством сдерживания демократических процессов и движений.
Один из самых больших знатоков западногерманской юстиции, сам долгое время занимавший посты в судебной системе ФРГ, Е. Вассерман, характеризуя западногерманское правосудие, писал:
«В случае сомнения судья склоняется скорее к поддержанию суще­ствующего, чем к его изменению».
Западногерманская конституция говорит о законе и праве как двух различных по содержанию понятиях, а западногерманское правоведение трактует это конституционное начало как основание для признания обязательными неписаных правовых норм.
Закрепляя в п. 2 ст. 20 положение о разделении властей, где правосудие рассматривается как один из трех видов государственной власти, Основной закон в следующем пункте той же статьи установил, что правосудие связано «законом и правом». Эта лаконичная формула стала конституционной основой широкого усмотрения западногерманских судов, равно как п. 3 ст. 1 Основного закона, который подчеркивает, что закрепленный в Конституции пе­речень основных прав и свобод граждан обязывает правосудие как «непосредственно действующее право».
Важный теоретический и практический вывод из этих положений — придание особых функций судебной власти, которой доверено вынесение суждения о, том, что есть право. Признание за судебной властью таких полномочий — господствующая точка зрения в западногерманской науке и судебной практике. И хотя многие авторы (Г. Ляйбхольц, К. Штерн, И. Мюнх и др.) не хотят относить к ФРГ термин «государство судей», или «государство юсти­ции», все же они согласны с трактовкой, согласно которой юстиция должна быть важнейшей опорой «правовой государственности».
Вслед за Р. Марчичем, утверждающим, что только в «государстве судей могут быть гарантированы свобода, демократия и право»,
О. Бахоф подвергает сомнению способность парламента обеспечить реальную силу права и возлагает эту задачу на юстицию и в соответствии с основной идеей концепции «государства судей», видит гарантом права именно судью.
Откликом правовой доктрины ФРГ на акцентирование значения судебной власти в правовом государстве были тревожные голоса (К. Бадер, В. Вебер, Г. Навяски, В. Греве и др.), отмечавшие слишком решительное подчеркивание роли этой власти в конституционной системе ФРГ, которое может отрицательно сказаться на принципе разделения властей. Так оно и случилось. Модернизированная теория разделения властей предлагает, в числе прочих, такую классификацию, которая подчеркивает особую роль именно судебной власти. Автор специальной монографии о правосудии ФРГ В. Хайде утверждает: «В системе разделения властей правового государства на одной стороне находится правосудие, а на другой — противостоящие ему законодательная и исполнительная власть».
Распространенные представления о существовании надзаконного права имеют прямой выход на теорию разделения властей, огра­ничивая ее в ущерб законодательной власти в пользу власти судеб­ной, которой отводится роль истолкователя и даже создателя пра­ва, противостоящего праву, формулируемому законодателем. Оце­нивая роль судов в отношениях с законодательной властью, Р. Сменд писал: «Позитивное право придает им определенный об­лик, ставит задачи, регулирует ход процессов. Но в этих границах юстиция живет своей жизнью, по своим собственным законам, ко­торые не может изменить ни один законодатель».
Основной закон ФРГ отвел чрезвычайно значительное место проблемам правосудия. Вместо семи статей Веймарской конститу­ции в Основной закон включен специальный разд. IX «Правосу­дие». Особенность конституционного регулирования правосудия в ФРГ состоит в том, что Основной закон сконцентрировал в этом разделе как принципы организации и деятельности судов, так и права граждан в их отношениях с юстицией.   За пределы этого раздела, освещающего важные стороны орга­низации и деятельности юстиции в их взаимной связи, вынесены два принципиальных положения. Одно из них, выходящее за рамки проблем правосудия, провозглашает равенство всех граждан пе­ред законом (п. 1 ст. 3 Основного закона). Другое —закрепляет за гражданином право на судебную защиту своих прав (д. 4 ст. 19). Эта конституционная формула говорит только о случаях, когда «права какого-либо лица нарушены государственной властью». Од­нако в доктрине и судебной практике эта конституционная норма рассматривается как закрепление основополагающего принципа су­дебной защиты интересов граждан вообще, а его буквальное выра­жение в ст. 19 дополнительно подчеркивает защищенность лица от произвола государственной власти.
В разделе «Правосудие» Основной закон, защищая интересы гражданина в его отношениях с органами судебной власти, фикси­рует право! каждого быть выслушанным в суде, а также правила, согласно которым закон не имеет обратной силы и никто не может :
наказываться многократно за одно и то же деяние (ст. 103). Под­робно устанавливаются непосредственно в конституционном тексте гарантии свободы личности: возможность ее ограничения только на основе закона, принятие решения о допустимости содержания под арестом только судьей (ст. 104).
Ст. 97 Основного закона ФРГ с полной определенностью фик­сирует принцип независимости судей и подчинения их только за­кону. В качестве гарантий независимости судей здесь же устанав­ливается, что судьи, назначенные в законном порядке, могут быть против их желания уволены в отставку до истечения срока, осво­бождены от должности или перемещены только на основании и с соблюдением формальных процедур, определенных законом. При изменениях в системе судов перевод судей или их освобождение от должности могут быть произведены только с сохранением полного содержания. В целом конституционные положения о судьях лако­ничны, и ст. 98 прямо предусматривает регулирование всего комп­лекса связанных с этим вопросов в федеральных и земельных зако­нах.
В большинстве западногерманских земель судьи назначаются правительством по представлению министра юстиции. В тех зем­лях, где их назначение происходит при участии особых комитетов, в состав которых включены парламентарии, последнее слово оста­ется за министерствами юстиции федерации и земель. Министра юстиции решающим образом влияют на перевод или повышение судьи в должности. Формирование высших судов страны происхо­дит на основе прямого соглашения между руководителями главных политических партий, федерального правительства и правительств земель.
Большая часть объема конституционного раздела «Правосудие» посвящена судоустройству, но и здесь Основной закон не дал сколько-нибудь полного описания судебной системы ФРГ, указав  лишь, что правосудие осуществляется федеральными и земельными судами (ст. 92), и упомянув в связи с перечислением высших фе­деральных судов о существовании судов специальной подсудности (ст. 95).
Аналогичный подход характерен и для конституций земель: они также не дают описания судебной системы на, уровне земель, ос­тавляя это обычному законодательству. Например, в Конституции земли Рейнлянд-Пфальц регламентируется лишь существование административных судов и конституционной юстиции (ст. 124, 130 Конституции земли).
Основной закон изменил своему лаконизму при определении основ правосудия, лишь обратившись к Федеральному конституци­онному суду, которому посвящена почти половина объема всего IX раздела. Здесь подробно определен состав ФКС, его компетенция и некоторые важные случаи разрешения конституционных споров (ст. 93, 94, 99, 100). Кроме того, в п. 2 ст. 21 закреплено право ФКС на решение вопроса о конституционности политических партий. Таким образом, как по существу, так и по самой форме регу­лирования (подробность, деталировка прав и организации) Основ­ной закон выделил Федеральный конституционный суд как особый по важности орган правосудия.
Основной груз правового регулирования, определяющего орга­низацию и деятельность юстиции, возложен в ФРГ на обычное (не конституционное) законодательство. Обращают на себя внима­ние две особенности: высокая централизация регулирования и дробность его по содержанию в том, что касается отдельных видов судов и других институтов, действующих в сфере правосудия. Несмотря на деление ФРГ на земли, основная часть проблем судоустройства решается федеральными законами. В то же время нет еди­ного или хотя бы одного-двух законодательных актов, которые комплексно определяли бы всю судебную систему.
Первым по времени федеральным законом по вопросам судоуст­ройства был Закон 1950 г. о восстановлении правового единства в сфере судоустройства, гражданского правосудия и уголовного про­цесса. Закон преследовал цель очищения законодательства от сле­дов нацизма и унификации судопроизводства, раздробленного до 1949 г. по оккупационным зонам. В нем была выражена важная принципиальная идея предпочтения реставрации судебных форм, существовавших до 1933 г., поиску и созданию новых структур. Эта идея в значительной мере определила все состояние судебной системы ФРГ.
Наиболее важный из законов, относящихся к этой проблемати­ке,— Закон о судоустройстве 1877 г., действующий в редакции 1975 г. Он определяет некоторые общие начала деятельности юстиции, регламентирует организацию судов общей подсудности. Специальными законами или нормативными актами регулируется работа социальных, трудовых, административных судов, Федерального конституционного суда. Отдельный закон регулирует статус судей. Такое дробное регулирование позволяет тоньше нормировать детали работы отдельных органов юстиции и более оперативно реагировать на их новые нужды, но затрудняет определение общих  начал и взаимосвязей в их деятельности.
Особенности судоустройства ФРГ решающим образом определя­ются двумя факторами: федеративным устройством государства и наличием? наряду с судами общей подсудности судов специальной компетенции — трудовых, социальных, административных, финан­совых, дисциплинарных и др.
Система судов низшей инстанции и судов земельных, в сущно­сти, соответствует общепринятому инстанционному делению, одна­ко число инстанций, как правило, увеличивается за счет высших земельных судов. В системе общих судов четыре инстанции: участ­ковый суд, земельный, высший земельный и Федеральная судебная палата как высшая инстанция. В сфере специальных судов, как правило, три инстанции, например — трудовой суд, земельный трудовой суд и федеральный трудовой суд. Особую систему образу­ют конституционные суды во главе с Федеральным конституцион­ным судом.
Не слишком ли много в ФРГ судов? Этот вопрос часто задают себе немецкие ученые-юристы и практики. Нередко на него отве­чают утвердительно, хотя тут же всплывает утешительный и не лишенный основания довод, что именно для правосудия особенно важна возможность работать без перегрузки судов делами, неиз­бежной при этом спешке, недостаточно всестороннем рассмотре­нии дел.
В начале 80-х годов в ФРГ было 557 участковых судов, 93 зе­мельных суда, 20 высших земельных судов. К этим цифрам сле­дует прибавить значительное число административных, трудовых, социальных, финансовых судебных инстанций.
Имеющиеся данные свидетельствуют о значительном сокраще­нии за два десятилетия количества судов общей подсудности и тру­довых. Это результат концентрации усилий в сфере правосудия, который в некоторой степени отражает цели реформы судоустрой­ства. Вместе с тем за то же время резко возросло число палат и се­натов с целью ускорения разбирательства, а в некоторых случаях и более тонкой специализации судов.
Особое звено в судебной системе образуют суды по делам моло­дежи, существующие на уровне участковых и земельных судов об­щей подсудности, а также аналогичные по их месту в судебной си­стеме суды по делам семейным.
Сложность западногерманского судоустройства обусловлена не только множественностью видов судов и их инстанций, но и отсут­ствием четкого регулирования подсудности. В уголовном процессе в качестве суда первой инстанции в зависимости от тяжести и обще­ственной опасности преступления могут действовать: единоличный участковый судья, коллегиальный суд при участковом суде (1 судья и 2 заседателя), расширенный суд с участием заседателей (2 судьи и 2 заседателя), большая уголовная палата при земельном суде (3 судьи и 2 заседателя), уголовный сенат при вы­сшем земельном суде (5 судей), уголовный сенат при Федеральной судебной палате.
В качестве судов первой инстанции могут выступать единолич­ный участковый судья по делам о несовершеннолетних, суд с уча­стием заседателей по этим делам при участковом суде, а также па­лата по делам о несовершеннолетних при земельном суде. Подсуд­ность тому или иному суду в принципе определяется законом, од­нако значительные возможности выбора суда сохраняются при этом за прокуратурой. В участковых судах рассматривается около 90 % всех гражданских и уголовных дел. Для остальных в качест­ве первой инстанции могут выступать суды более высокой ступени, что должно быть предусмотрено законом.
Обжалование осуществляется в форме апелляции или кассаци­онной жалобы. По общему правилу суд, стоящий непосредственно над судом, вынесшим решение или приговор, является апелляцион­ным судом, а следующий по рангу суд — кассационной инстан­цией, рассматривающей решение апелляционного суда.
Согласно закону, обжалованы могут быть все приговоры судов первой инстанции по уголовным делам, а также решения по тем гражданским делам, в которых сумма иска превышает 500 марок. Практически обжалуется около трети приговоров и решений судов первой инстанции. Конкретное решение может обжаловаться в двух и даже в трех вышестоящих инстанциях. С 1975 г. граждан­ские дела рассматриваются в кассационном производстве только в тех случаях, когда решения по ним могут иметь принципиальное значение для правосудия.
Существование специальных — административных, трудовых, социальных и иных — судов привлекательно с точки зрения воз­можности учитывать специфические особенности правовых конф­ликтов при рассмотрении конкретных дел. Вместе с тем такая структура судебной системы в определенной мере подрывает прин­цип единства правосудия. Дело не только в том, что гражданин, заинтересованный в защите своего права, с трудом ориентируется в системе судебных учреждений, которые не только специализирова­ны по компетенции, но чаще всего находятся даже в различных го­родах. Между самими судами существует определенная борьба за приоритетное положение в судебной системе, осложняется комп­лектование и управление ими. Сами западногерманские судьи не­редко скептически оценивают преимущества такой специализации, но дискуссия об ином устройстве именно этой сферы судебной дея­тельности отступает на второй план во всей совокупности проблем судебной реформы.
Одной из особенностей организации судебной системы ФРГ яв­ляется существование вопреки прямому запрету п. 1 ст. 101 Основ­ного закона органов чрезвычайной юстиции.
Это система политических уголовных судов, представляющая собой
компактный, замкнутый и оперативно действующий судебный аппарат. Если все другие уголовные дела в ФРГ рассматрива­ются в первой инстанции в сотнях участковых судов и многочис­ленных уголовных палатах при земельных судах, то дела о поли­тических преступлениях подсудны лишь 17 чрезвычайным судам первой инстанции и особому сенату федеральной судебной палаты. Из 16 с лишним тысяч судей, действующих в ФРГ, лишь около 60 (по 3 в каждом суде первой инстанции и 5 в федеральной судебной палате) специализируются на политических преступлениях.
Таким образом, политическая уголовная юстиция в стране с 60-миллионным населением доверена всего нескольким десяткам судей. Пять судей особого сената федеральной судебной палаты яв­ляются высшими авторитетами в этой отрасли юстиции. Они могут вынести окончательное решение как в первой, так и во второй инс­танции. Их решения являются правовыми директивами для всех других чрезвычайных судов и не подлежат никакому обжалова­нию. Эти 5 судей заправляют всей «политической» частью юсти­ции ФРГ.
Особенно интенсивно политические уголовные суды действова­ли в 50—60-е годы. В 70-х лидерство в преследовании инакомыс­лящих перешло к административным судам, где сосредоточилась основная часть дел по «запретам на профессии». Но система чрез­вычайных судов осталась резервом политической юстиции.
Западногерманские суды действуют главным образом коллеги­ально. В уголовном процессе судья рассматривает единолично толь­ко дела частного обвинения и случаи, не представляющие сущест­венной общественной опасности, признаки которых указаны в за­коне. Единолично рассматриваются судьей гражданские дела в пер­вой инстанции.
Заседатели участвуют в уголовном процессе в первом и втором инстанционных звеньях. В двух вышестоящих инстанциях уголов­ного суда действуют только профессиональные судьи. В социаль­ных и трудовых судах заседатели представлены во всех инстанци­ях, в административных судах — во всех, кроме высшей.
Состав судебной коллегии определяется законом. В низших ин­станциях число заседателей может быть больше числа профессио­нальных судей (2:1). В более высоких инстанциях это соотношение обычно 2:3 в пользу профессиональных судей.
Заседатель — почетная выборная должность. Раз в четыре года они избираются из числа лиц, включенных в список, представляе­мый в суд органами местного самоуправления. Выборы производят­ся комитетом, в который входят судья, представитель исполнитель­ной власти земли и 10 доверенных лиц. Количество заседателей определяется председателем земельного суда с таким расчетом, чтобы каждый из них заседал не более 12 дней в году. Аналогич­ная процедура применяется для судов специальной подсудности, где заседателями должны быть лица, обладающие специальными знаниями или представляющие определенные социальные силы: в трудовых судах, например, рабочих и предпринимателей.
В ходе судебного разбирательства заседатели приравнены к судьям. Они участвуют в вынесении приговора или принятии су­дебного решения наравне с профессиональными судьями, причем голос заседателя равен голосу судьи.
Суда присяжных в его традиционной форме в ФРГ сейчас не существует. Единственная судебная инстанция, сохранившая такое название, это уголовная палата земельных судов, рассматриваю­щая дела по обвинению в особо тяжких преступлениях. С 1975 г. она состоит из трех профессиональных судей и двух заседателей. До этого в нее входили три профессиональных судьи и шесть засе­дателей. Заседатели такого суда не выполняют функций жюри, а являются равноправными участниками судебной коллегии.
Прокуратура ФРГ организационно-связана с судами различных инстанций: федеральная прокуратура во главе с генеральным про­курором федерации состоит при высшем федеральном суде, гене­ральные прокуратуры во главе с генеральными прокурорами — при каждом высшем земельном суде, прокуратуры с оберпрокурорами — при всех земельных судах. Генеральный прокурор федера­ции подчиняется указаниям министра юстиции ФРГ, а генераль­ные прокуроры в землях — министрам юстиции земель.
Принцип гласности правосудия законодательно закреплен в § 169 Закона о судоустройстве, § 52 Закона о трудовых судах, § 55 Положения об административных судах и в других норма­тивных актах. В принципе открытым (гласным) является всякое судебное разбирательство. Однако возможны ограничения. Таковы, в частности, случаи, когда может быть нанесен ущерб общественному порядку, в особенности безопасности государства, затрагива­ются важные общественные или производственные секреты или мо­жет пострадать общественная нравственность.
Гласность по закону исключается при рассмотрении бракораз­водных и семейных дел, а также дел об усыновлении и лишении дееспособности. Доступ в судебное заседание может быть запрещен отдельным лицам мотивированным решением суда. Во всех случа­ях не допускается отстранение общественности при объявлении приговора или решения.
Права органов печати и других средств массовой информации на освещение судебных дел и процессов защищены ст. 5 Основного закона, провозглашающей принцип свободы печати и свободы ин­формации, а также законами о печати, действующими во всех зем­лях ФРГ. Запрещены радио- и телевизионные передачи из зала су­дебного заседания, а также киносъемки в зале.
В течение десятилетий в ФРГ дебатируется проблема реоргани­зации судебной системы в целях ее совершенствования. Каких-ли­бо существенных результатов эти дебаты не принесли. Единствен­ным заметным новшеством в 70-е годы явилось подчинение адми­нистративных и финансовых судов министерствам юстиции феде­рации и земель. В  результате был сделан шаг к централизации управления юстицией и, как отметил министр юстиции ФРГ, к пре­вращению этого ведомства в «министерство правосудия», т. е. центр, в котором сходятся все нити управления юстицией и руко­водства судебной политикой.  
Объединение двух германских государств привело к последова­тельному распространению принципов построения судебной систе­мы ФРГ на пять земель, восстановленных на территории бывшей ГДР.
 
 
2. Судейский корпус
Судья — центральная фигура в системе правосудия. В ФРГ такой статус судьи определен самой Конституцией, которая в ст. 92 установила, что «судебная власть вверяется судьям». Число профессиональных судей в ФРГ в три раза больше, чем в США, при меньшем в три с лишним раза населении. Отчасти это объясняется отсутствием в ФРГ примирительных форм решения правовых конфликтов без участия профессиональных судей, а также тем, что гражданские суды выполняют разнообразные административные функции (например, ведут поземельные книги или торговые реестры).
 
Следующие данные характеризуют количество судей в ФРГ. Одновременно приводятся сведения о количестве прокуроров и ад­вокатов:
 
                                                                             1961 г.                                1981 г.
Судьи                                                                             11609                                 16657
Количество жителей на
одного судью                                                                4839                                 3659
Прокуроры                                                 2174                         3596
Адвокаты                                                  13787                       30510             


2
 
Численность судей выросла почти в полтора раза за два десяти­летия. В Веймарской республике при примерно равном числе жи­телей было в 1925 г. 9361 судьи и на одного судью приходилось 6680 жителей.
Положение судей в главных чертах урегулировано Федераль­ным законом о судьях, вступившим в силу в 1962 г. и действую­щим в редакции 1972 г. Разрабатывавшийся почти 12 лет Закон о судьях не внес вклада ни в разработку реформы юстиции ФРГ, ни в разрешение других, ждущих своего решения проблем юстиции. Он, в сущности, просто обобщил уже действовавшие нормы и пра­вила, создав своего рода свод основных правил формирования су­дейского корпуса, а также прав и обязанностей судьи.
Закон подчеркивает, что судьи не входят в число обычных чи­новников, а находятся в иных, специфических отношениях с госу­дарством. Такой статус в известной степени гарантирует их независимость от чиновников, работающих в государственном аппа­рате.
Судьей в ФРГ может стать только человек, получивший специ­альное юридическое образование и сдавший требуемые государст­венные экзамены.
С точки зрения срока пребывания в должности существует че­тыре вида судей: назначаемые пожизненно, назначаемые на опре­деленный срок, судьи с испытательным сроком, судьи по поруче­нию. Сам этот перечень свидетельствует о том, что пожизненное назначение судей не обязательно (такого принципа нет и в Кон­ституции), но большинство назначается пожизненно, точнее, до пенсионного возраста, различного в разных землях и для разных инстанций, но не превышающего 68 лет. Судьями на время явля­ются, например, судьи Федерального конституционного суда  на 12лет). Судьи с испытательным сроком и по поручению это ли­ца, готовящиеся к занятию судебной  должности.
Большая часть судей ФРГ назначается правительствами земель или министрами юстиции. В четырех из десяти земель судьи изби­раются комитетами по выборам, состоящими из парламентариев и судей, а затем утверждаются правительствами. Судьи высших фе­деральных судов назначаются Президентом ФРГ по предложению министра юстиции и комитета по выборам судей, в который входят все министры юстиции земель и 11 членов комитета, избранных бундестагом. Судьи ФКС избираются бундесратом и комитетом бундестага по выборам, состоящим из 12 депутатов бундестага.
В западногерманской литературе нередко высказывается мнение в пользу выборности судей, которая понимается как избрание их парламентскими комиссиями. Причем проблема выборности связывается не только с техникой формирования судейского корпуса, но и с необходимостью парламентского контроля за судейским право-творчеством.
Отстранение судьи от должности или перевод его на другую должность закон допускает в случаях: организационных изменений, интересов правосудия (например, постоянные конфликты судьи с адвокатурой), неспособности судьи к выполнению служебных обязанностей, а также по решению уголовного, дисциплинарного или конституционного суда, признающего невозможность пребывания судьи в должности. В случаях, когда судья переводится или увольняется без его согласия в связи с реорганизацией, по мотивам неспособности или «в интересах правосудия», он может принести жалобу в специальный дисциплинарный суд, состоящий из назначаемых пожизненно судей и имеющей две инстанции (§ 77 Закона о судьях).
В системе продвижения по службе решающей фигурой является министр юстиции земли, который действует с учетом мнения пре­зидента (т. е. старшего судьи) того суда, где работает претендент на новую должность. В некоторых землях делаются попытки ре­шать вопросы должностного продвижения с помощью комитетов по выборам судей (в них наряду с судьями входят парламентарии,  адвокаты и члены правительства земли). И здесь последнее слово ос­тается за министром юстиции.
Под материальной независимостью в доктрине ФРГ, опирающейся на ст. 97 Конституции, понимается невозможность вторжения в исполнение судьей его обязанностей со стороны лиц (или учреждений), не являющихся по закону участниками судебного разбирательства.
Закон о судьях ( § 39) требует от них такого поведения при исполнении должности, которое «не ставило бы под сомнение их независимость».
Существенной гарантией материальной независимости служит невозможность привлечения судьи к уголовной или дисциплинарной ответственности за содержание его решений, кроме случаев нарушения права, что должно быть доказано в судебном порядке. В такой форме может быть оспорен и ошибочный судебный приго­вор, содержащий суровые санкции. При этом должно быть доказа­но объективное нарушение права и субъективные преступные на­мерения судьи.
Конституция ФРГ в ст. 98 предусматривает возможность от­странения федеральных судей от должности в случаях нарушения ими принципиальных положений Конституции или основ консти­туционного строя. Отстранение от должности в этих случаях может быть произведено Федеральным конституционным судом по хода­тайству бундестага. Пока таких случаев в истории западногерман­ского правосудия не было.
Во всех других случаях судебное решение, принятое с соблюде­нием процессуальных норм, не может быть, по существу, подверг­нуто сомнению никаким формальным решением парламента или правительства. Сделанное однажды правительством ФРГ публич­ное заявление о противоречии решения ФКС закону самим ФКС было квалифицировано как нарушение правительством своей ком­петенции.
Закон о судьях (§ 26) разрешает служебный надзор за дея­тельностью судей, оговаривая, что этот надзор не должен наносить ущерба их независимости. На практике судьи вынуждены считать­ся с указанием президентов судов и тем более министров юстиции. Правда, судья, считающий, что меры служебного надзора посягают на его независимость, может обжаловать их в дисциплинарный суд. Известны случаи обращения судей по такому поводу и в ФКС. Три таких обращения в 1974—1975 гг. успеха не имели.
В высшей степени актуальной является в ФРГ проблема персо­нального комплектования судейского корпуса, социальных связей и политической ориентации судей.
В 1965 г., через 20 лет после разгрома нацизма, в системе юс­тиции ФРГ продолжало работать более 800 судей и прокуроров, причастных к нацистскому террору. Еще через полтора десятиле­тия, когда основная масса судей старшего поколения должны были уйти в отставку хотя бы по возрасту, печать все еще сообщала о нацистах в судебной системе ФРГ.
По данным министерства юстиции ФРГ из 77 тыс. нацистских военных преступников, против которых в ФРГ велось расследова­ние в 1945—1967 гг., понесли наказание менее 8 %. Особой защи­той юстиции пользовалась судейская корпорация. К середине 60-х годов под давлением убедительнейших фактов, представлен­ных западногерманскими гражданами, немецкими или зарубежны­ми организациями, власти ФРГ были вынуждены начать следствие по делу о нацистских судьях и прокурорах в 350 случаях. Но все эти дела, за редчайшими исключениями, были прекращены уже на стадии следствия. Когда дело доходило до судебных процессов, об­виняемые, как правило, оправдывались или отделывались мини­мальными наказаниями,  
Щадящий подход к старым кадрам юстиции отразился в зако­нодательстве и документах высших органов власти ФРГ. Закон о судьях устанавливал, что судьи и прокуроры, работавшие с 1939 по 1945 г. в уголовной юстиции, могли быть выведены на пенсию по их собственной просьбе. По поводу этой формулировки Закона западногерманский парламент принял решение, которое гласило: «Бундестаг ожидает, что каждый судья и прокурор, кото­рый вынужден считаться с обоснованными упреками относительно его прошлого, связанного с участием в смертных приговорах, осоз­нает свою обязанность подать в отставку, чтобы обеспечить прове­дение четкой грани между прошлым и настоящим». Таким обра­зом, судьба денацификации юстиции ставилась в зависимость от чувства долга нацистских судей и прокуроров.
Формирование судьи нового типа, ощущающего свою связь с началами конституционного строя, преданного демократиче­ским идеалам, стало одной из важных общественных про­блем ФРГ.
Сегодня социальное происхождение большинства западногер­манских судей, их обучение, профессиональная подготовка, систе­ма назначения и продвижения по службе создали прочные связи этой профессиональной группы с господствующими общественными силами. Около 80 % судей ФРГ вышли из семей чиновников, зем­левладельцев, предпринимателей, купцов и лишь 1 % из среды ра­бочих. Более 50 % судей выдвигаются из социальных слоев, пред­ставляющих лишь 5 % населения.
Около 13 тыс. судей, т. е. более трех четвертей всего судейского корпуса, входят во влиятельную организацию в целом консерва­тивного направления — Германский союз судей. Всего лишь около 1000 судей и прокуроров являются членами профсоюза государст­венных служащих. Против судей труднее, чем против обычных чиновников, при­менять правительственные постановления 1972 г. «Об антиконсти­туционных силах на государственной службе» (так называемые за­преты на профессии), так как для отстранения судьи от должности должна быть соблюдена процедура разбирательства в дисциплинар­ном суде. Но по отношению к юристам, впервые претендующим на судебную должность, это постановление может быть применено вполне эффективно. В ФРГ действуют некоторые правила, ограни­чивающие возможности государственных учреждений систематиче­ски запрашивать Ведомство по охране Конституции (тайную поли­тическую полицию) о лицах, находящихся у них в штате. Эти ог­раничения не распространяются, наряду с армией и полицией, так­же на юстицию, как сферу, требующую особого внимания с точки зрения государственной безопасности. Недаром в западногерман­ской специальной прессе появляются публикации об «охоте на не­удобных судей».
Консервативный в целом судейский корпус все же не остается в стороне от демократических движений и инициатив. Критически настроенные судьи участвуют во встречах юристов, выступающих против злоупотребления юстицией, поддерживают деятельность де­мократических союзов юристов, создают свои собственные объеди­нения. Таков, например, собирающийся каждые два года (начиная с 1981 г.) форум «Судьи и прокуроры за мир». Форум поддержива­ет около 5 % западногерманских судей и прокуроров.
3. Суды общей и специальной подсудности
Организация судов общей юрисдикции регламентирована в ФРГ Законом о судоустройстве 1879 г., который действует в редакции 1975 г. с некоторыми последующими дополнениями. Система этих судов состоит из четырех инстанций: участковый суд — земельный суд — высший суд земли — Федеральная судебная палата (Вер­ховный суд).
Компетенция судов общей юрисдикции четко делится на две большие ветви — гражданскую и уголовную, в зависимости от че­го варьируются некоторые судоустроительные элементы, в том чис­ле состав судов.
Что касается гражданских дел, то первой инстанции — участ­ковому суду — подведомственны все имущественные споры на сумму до 5 тыс. марок, а также некоторые споры (например, по договору жилищного найма) независимо от цены иска.
Значительное число гражданских дел рассматривается едино­личным судьей. Решения участковых судов могут быть обжалованы в земельный суд, который является в этих случаях последней инс­танцией, причем обжаловаться могут только иски на сумму более 500 марок. Для всех остальных гражданских дел первой инстанцией слу­жат земельные суды, в которых решение принимают как едино­личный судья, так и коллегия из трех судей (по более сложным категориям дел). Апелляционной инстанцией по решениям земель­ного суда выступает высший земельный суд. Дальнейшее обраще­ние в Федеральную земельную палату возможно только по вопро­сам права при сумме иска, превышающей 40 тыс. марок.
В соответствии с первым законом о реформе семейного права от 14 июня 1976 г. в участковых судах созданы особые отделения по делам семейного права. Основные разбираемые в них дела касают­ся разводов, а также отношений по поводу детей между родителя­ми, расторгнувшими брак. Судья участкового суда рассматривает эти дела единолично.
Вообще для гражданского производства в ФРГ характерна дале­ко идущая специализация. Особые, отделения в судах действуют по делам, возникшим в сфере строительства, сельского хозяйства, со­зданы палаты и сенаты по делам о застройке, судоходству, торго­вые палаты (из судьи и двух заседателей), в земельных судах.
Еще одна специальная область — это так называемая добро­вольная подсудность. Сам термин возник еще в прошлом веке (за­кон 1898 г.) и сегодня не передает содержания данной деятельно­сти судов. Речь идет прежде всего о ведении поземельных книг, торговых регистров, залогах, судебном установлении фактов. Эти дела ведут судьи или их помощники.
Распределение компетенции по уголовным делам между судами общей юрисдикции довольно сложно. В качестве судов первой инс­танции в зависимости от возраста подсудимого и общественной опасности деяния могут выступать восемь судов различного соста­ва — от единоличного судьи до палат, заседающих в составе трех профессиональных судей и двух заседателей. Выбор суда во многих случаях зависит от прокуратуры. Единоличный судья рассматрива­ет дела о преступлениях, наказание за которые не может превы­шать одного года лишения свободы. Дела о преступлениях, за ко­торые может быть назначено наказание до трех лет лишения сво­боды, рассматриваются коллегией из профессионального судьи и двух заседателей. Общее правило формирования уголовного суда можно сформулировать следующим образом: чем сложнее дело, тем больше состав суда и тем больше в нем профессиональных су­дей. В высшей судебной инстанции— федеральной судебной пала­те — дела решают пять профессиональных судей без заседателей.
В особое производство выделены дела о молодежи. Ими занима­ются особые отделения участковых и земельных судов. Лица, со­вершившие проступки и преступления, подпадающие под юрисдик­цию молодежных судов, делятся на две возрастные группы: от 14 до 18 лет и от 18. до 21 года. Судьи должны иметь опыт общения с молодежью; если суд действует с участием двух заседателей, то в качестве одного из них должна выступать женщина; едино­лично судья может принимать решения только о воспитательных мерах относительно правонарушителя.
В отношении высших земельных судов следует особо отметить, что они не являются элементом федеральной структуры; высший земельный суд не есть Верховный суд определенной земли в отли­чие, например, от Верховного суда штата в США. В некоторых землях действует несколько высших земельных судов, например в Баварии их четыре. Всего в ФРГ до объединения страны было 20 таких судов. В области гражданских дел эти суды выступают только как апелляционная инстанция; в области уголовной юрис­дикции они рассматривают некоторые наиболее значительные дела по первой инстанции.
Федеральная судебная палата призвана в своем качестве вы­сшего судебного органа страны обеспечить единство судебной прак­тики, хотя ее решения формально не обладают силой прецедента. Это ревизионная инстанция. В ее составе 11 сенатов по граждан­ским делам и пять по уголовным, один из которых постоянно за­седает в Берлине. В среднем ежегодно ВСП рассматривает в по­рядке ревизии 2—2,5 тыс. гражданских и около 3,5 тыс. уголов­ных дел.
Своеобразен порядок формирования ФСП. Судьи назначаются президентом ФРГ по представлению специальной комиссии, в ко­торую входят министры юстиции земель и такое же количество членов, избираемых бундестагом и являющихся его депутатами. Кандидат на пост члена ФСП должен быть старше 35 лет и иметь опыт судебной работы. Всего в составе палаты свыше 100 членов.
       Компетенция федеральной палаты в последнее время расшири­лась. Наделенная в момент создания гражданской и уголовной юрисдикцией, она постепенно охватила в определенной мере также трудовую и социальную сферы.
      Суды по трудовым делам исторически выделились в самостоя­тельную ветвь западногерманской юриспруденции из гражданского судопроизводства. Первый закон о трудовых судах был принят в Германии в 1926 г. В настоящее время действует закон 1958 г. Число дел, рассматриваемых в трудовых судах ФРГ, растет: в 1971 г. их было принято к рассмотрению 218 726, в 1978 г. — 327 27l.
Компетенция трудовых судов подробно определена законом и является, как правило, их исключительной компетенцией. К ней относятся прежде всего споры между профсоюзами и союзами ра­ботодателей, включая противоречия, возникшие в результате заба­стовок или локаутов, в том числе и вопросы возмещения вреда. В трудовые суды попадает большое число споров между отдельными предпринимателями, с одной стороны, рабочими и служащими — с другой. Они касаются размеров заработной платы и жалованья, от­пусков и увольнений, материального возмещения ущерба, причи­ненного рабочим оборудованию, споры между участниками совместно выполненной работы относительно деления между ними об­щей суммы заработка. Особое значение имеют споры, возникающие в связи с действи­ем Закона об организации предприятия. Таковы например, споры о выборах и роспуске наблюдательного совета предприятия, право­мерности того или иного его решения, а также проблемы, возника­ющие в связи с действием Закона об участии в управлении пред­приятием, который регулирует отношения рабочих с собственни­ками предприятия, в особенности пределы их вмешательства в организацию производства. При создании корпораций частного права, например акционерных обществ, в уставах может быть ого­ворено право на обращение в трудовой суд их руководящего пер­сонала.
Трудовые суды имеют три инстанции. Первая из них образует­ся в соответствии с законами земель. При подготовке таких, зако­нов заслушиваются представители профсоюзов и союзов предпри­нимателей. Управление трудовыми судами и служебный надзор за их деятельностью осуществляют министры труда земель по согла­шению с земельными управлениями юстиции. Второй инстанцией служат земельные трудовые суды, третьей — Федеральный трудо­вой суд. Все трудовые суды состоят из профессиональных судей и заседателей. В палатах трудовых судов, в которых действуют два заседателя, один из них представляет трудящихся, другой — рабо­тодателей. В палатах, рассматривающих дела на основе закона о предприятиях (такие палаты формируются в судах первой и второй инстанций), действуют, кроме профессионального судьи, четыре заседателя, по два от профсоюзов и работодателей. Заседатели из­бираются на четыре года и должны обеспечивать интересы каждой из сторон в ходе разбирательства.
Дела в трудовых судах рассматриваются в основном в соответ­ствии с нормами гражданского процесса, однако допускается ряд упрощенных процедур для его ускорения и удешевления. Слуша­ние дела в трудовом суде начинается с попытки примирения сто­рон судьей. В случае неудачи такой попытки оно переносится на рассмотрение коллегии. Существует правило, согласно которому рассмотрение дела и вынесение решения происходят без отклады­вания, в одном заседании. В трудовом суде первой инстанции сто­роны могут выступать сами или быть представлены доверенными лицами от профсоюзов или союзов предпринимателей. Адвокаты в этой инстанции допускаются лишь в виде исключения. В земель­ных трудовых судах стороны должны быть представлены адвоката­ми или доверенными от своих профессиональных организаций. В Федеральном трудовом суде обязательно представительство через адвоката.
Западногерманский законодатель (Закон от 1 июля 1979 г.) проводит различие между приговором и решением суда по трудо­вым делам. Решение оставляет больше, возможностей для его ocпaривания, чем приговор. По делам, рассматриваемым на основе За­кона об организации предприятий и Закона об участии в управле­нии предприятием, а также в спорах по вопросам тарифов могут быть приняты только решения. Решения трудовых судов могут быть обжалованы в земельных трудовых судах только в случаях, когда имущественные интересы стороны оцениваются в сумме выше 800 марок или земельный суд допускает обжалование ввиду принципиальной важности дела сточки зрения права.
Высшей инстанцией по трудовым делам является федеральный трудовой суд. Решения, касающиеся его организации, управления им и служебного надзора за его деятельностью, принимаются Фе­деральным министром труда и социального порядка по согласова­нию с министром юстиции ФРГ. Кассационное производство в Фе­деральном трудовом суде лишь в исключительных случаях может быть начато по ходатайству трудового суда первой инстанции. Обычно оно начинается по разрешению земельного трудового суда. Этот суд может своим специальным решением просить Федераль­ный суд не о кассационном производстве, а о рассмотрении дела по существу.
Социальные суды рассматриваются в специальной литературе ФРГ как особый вид административной юстиции, поскольку разре­шают споры, возникающие в сфере применения публичного права и в подавляющем большинстве случаев рассматривают иски граж­дан к государственным учреждениям. С точки зрения защиты со­циальных ценностей они близки к трудовым судам. В 1971 г. соци­альные суды приняли к рассмотрению 133 892 дела, в 1978 r. — 142 385 дел. Правовой основой их деятельности служит Закон о социальных судах, действующий в редакции 23 сентября 1975 г.
Социальные суды рассматривают дела о социальном страхова­нии по закону: о страховании по болезни, пенсионном страховании и страховании от несчастных случаев рабочих и служащих, страхо­вании безработных. Им подведомственны дела о пособиях 5;а де­тей, пенсиях жертвам войны и лицам, пострадавшим во время службы в бундестаге, или родственникам погибших. В последние годы возросло количество исков по поводу пособий учащимся в сфере профессионального образования. Эти же суды рассматривают споры между врачами и больничными кассами. Особый вид дел — разбирательство исков и возмещении ущерба лицам, пострадавшим от насильственных действий.
Судебному разбирательству в большинстве случаев должно, со­гласно закону, предшествовать рассмотрение жалобы заинтересо­ванного лица в соответствующем ведомстве (например, в бюро по страхованию от безработицы). В случае отказа ведомства дело мо­жет быть передано в социальный суд, который рассматривает его в служебном порядке, не будучи связан заявлениями и доказательст­вами сторон.
        Для облегчения доступа граждан к социальным судам производ­ство в них в принципе бесплатное. Иск или апелляция не обяза­тельно должны подаваться в письменной форме, жалоба может быть продиктована в секретариате суда.
Суд имеет три инстанции, первой из которых выступают соци­альные суды в землях (аналогичные по рангу участковым судам общей компетенции), следующей инстанцией являются земельные социальные суды, а высшей — Федеральный социальный суд. В со­циальных судах действуют специализированные палаты по различ­ным видам дел: по социальному страхованию, страхованию по без­работице, по делам инвалидов войны, больничным кассам и другие.
Во всех инстанциях социальные суды работают коллегиально. В первой инстанции это судья с двумя заседателями. В двух выше­стоящих — по три судьи с двумя заседателями. Как и в трудовых судах, заседатели в социальных судах представляют заинтересо­ванные стороны или социальные группы. В палатах и сенатах, раз­бирающих дела о социальном страховании и пособиях по безрабо­тице, один из заседателей представляет круг застрахованных лиц, другой — предпринимателей; в палатах, рассматривающих иски инвалидов войны, один — из числа лиц, получающих такое стра­хование, другой — из числа лиц, это страхование осуществляю­щих.
Только в Федеральном социальном суде заинтересованное лицо должно иметь своего представителя. Во всех других инстанциях оно может выступать лично или через своих представителей, кото­рыми могут быть члены или служащие профсоюзов, союзов пред­принимателей, о
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.