На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Предпосылки государственности у восточных славян и основные этапы её становления, нормандская и антинормандская концепция

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 13.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?22
 
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права»
Юридический институт предпринимательства и агробизнеса.
 
 
 
 
 
                                                                                           Заочный факультет.
 
 
 
 
 
 
 
 
КОНТРОЛЬНАЯ   РАБОТА
 
По «Истории отечества»
Тема №2:
Предпосылки государственности у восточных славян и основные этапы её становления. Нормандская и антинормандская концепция.
 
 
 
 
 
 
 
 
Выполнил:
Слушатель группы
                                                                             К
Зачётная книжка №
 
 
 
Саратов 2008г.
План.
 
1. План. ……………………………………………………………………….2
 
2. Введение. ………………………………………………………………….3
 
3.  Предпосылки государственности у восточных славян и основные   этапы её становления. ………………………………………………………4
 
4. Нормандская и антинормандская теории. ………………………………7
 
5. Заключение. ……………………………………………………………..18
 
6. Список литературы. …………………………………………………….19
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение.
 
Во времена радикальной общественной ломки, на крутых поворотах истории особенно обостренно внимание к истории. В ней хотят найти ответ на вопросы, поставленные жизнью сегодня. А иные проблемы и сегодня звучат также актуально, как и много десятилетий назад. Видимо потому, что решены были не лучшим способом или вовсе не решались. Одним из таких трудных и сложных вопросов является вопрос о государстве.
        Который уже раз Россия за тысячелетнюю историю заново создает свою государственность. Каким оно должно быть - наше российское государство? На каких принципах должно строиться? Должны ли мы на российскую почву переносить западный опыт или можно обойтись своим национальным? И сможем ли мы, сами, без «заморских» идей и зарубежных деятелей создать свое российское государство? Эти вопросы волнуют и правительство, и политиков, и простых людей.
        Целью данной работы является - разобраться в вопросе об истоках российской государственности, а также рассмотреть различные теории происхождения русского государства и государственности.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Предпосылки государственности у восточных славян и основные этапы её становления.
 
Древнерусское государство начало распадаться в конце XI в. Возникло множество суверенных земель – княжеств, и их число увеличивалось. К середине XIII в. их было около 50. Древнерусское государство исчезало. Процесс раздробления большого раннесредневекового государства был естественным. Европа также пережила полосу распада раннесредневековых государств, раздробленности, локальных войн, чтобы затем развился процесс образования национальных государств светского типа, которые существуют до сих пор. Можно сделать вывод: Древняя Русь, пройдя полосу распада, могла прийти к аналогичному. Здесь в перспективе могло возникнуть национальное государство, мог сформироваться единый народ. Однако этого не случилось. Развитие на территории Руси пошло иначе. Переломным в истории Древней Руси, как и в Европе, стал XIII в. Но если Европа с этого времени активно продвигалась по пути внедрения прогрессивного типа развития, то перед Русью стала другая проблема. В 1237 г. в русских пределах появились монголо - татары. Они несли массовую гибель людей, разрушение городов, уничтожение того, что создавалось столетиями. Однако опасность шла не только с Востока, но и с Запада. Усиливающаяся Литва наступала на русские земли, а также – шведы, немцы и ливонские рыцари. Раздробленная Древняя Русь столкнулась с труднейшей проблемой: как самосохраниться, как выжить? Она оказалась как бы между жерновов Востока и Запада. Причем характерно: с Востока, от татар шло разорение, а Запад требовал смены веры, принятия католичества. В связи с этим русские князья для спасения населения могли пойти на поклон татарам, соглашались на тяжелую дань и унижение, но нашествию с Запада сопротивлялись.                                                                                                           Монголы-татары как смерч пронеслись по русским землям, объявились в Венгрии, Польше, затем ушли в низовья Волги, совершая оттуда сокрушительные набеги на русские земли и собирая тяжелую дань. Среди русских историков была распространена точка зрения о том, что с распадом Киевского государства, а затем и потерей независимости многими княжествами, история в юго-западных и западных землях как бы замерла и жизнь переместилась на Северо-восток, где возникали новые центры исторического развития. Это – промосковская традиция, утвердившаяся в историографии. На самом деле история в юго-западных землях не прерывалась. Она шла своим путем. Галицко-Волынское княжество оказалось в составе сначала Великого княжества Литовского, а затем Польши, Минск, Гомель, а затем Киев, другие города втягивались под власть языческой Литвы для спасения от монголо-татарского разорения, сохранения своего типа развития.
Рассмотрим проблемы наиболее ранних институтов власти у наших далеких предков.                                                                                                                                     Иногда из летописного сообщения делается вывод, что государственность была занесена на Русь извне. Какие же социальные органы Древней Руси можно рассматривать в качестве прообразов государственных институтов?                                                                                                                    Во-первых, это собрание представителей племен. Можно предположить, что речь идет об организации, близкой к той, которая позднее стала известна нам как вече. Во-вторых, это князь. Именно он “владеет и судит”, хотя должность его была, видимо, выборной.                                                                                              В-третьих, это дружина - вооруженный отряд, сопровождающий приглашенного и помогающий ему выполнять свои новые обязанности.                                         Некоторую информацию о перечисленных властных институтах мы можем получить, исходя из их названий.                                                                                                   В частности, князь брал на себя справедливое распределение средств, добытых им совместно с дружиной. Дружина, в свою очередь, должна была поддерживать и защищать своего князя. Нарушение одной из сторон условий такого договора (неизвестно, заключался ли он формально; скорее всего, на Руси все основывалось на нормах традиции, обычного права) влекло за собой его расторжение: князь снимал с себя обязательства выделять часть полученной дани и защищать своего бывшего дружинника, а тот соответственно прекращал служить прежнему государю. Дружина являлась гарантом реализации решений князя и соблюдения достигнутых при его участии договоренностей.                                                                                               Такая система личных связей напоминала вассально-сюзеренные отношения Западной Европы. Однако поначалу дружинно-княжеские связи принципиально отличались от них. Личная преданность древнерусских дружинников не закреплялась временными земельными владениями (ленами, фьефами), что было характерно для западноевропейского средневековья. Древнерусский дружинник не получал за свою службу земельного надела, который мог бы обеспечить  всем необходимым.                                                                                         
По словам И.Я.               Фроянова, в период зарождения древнерусской государственности военная сила и общественная власть еще не оторвались друг от друга, составляя единое целое. Власть принадлежала тому, кто представлял собой военную мощь. Видимо, в рассматриваемый момент существовало более или менее устойчивое равновесие сил между властью князя, опиравшегося на силу дружины, и властью веча, за которым стояла военная организация горожан.                                                             Пока ограничимся этими предварительными замечаниями. Их, вероятно, вполне достаточно для первого знакомства и истоками властных структур Древней Руси. Тем более что нам еще не раз придется возвращаться к рассмотрению последних. Остается лишь добавить, что при анализе древнейших властных структур следует помнить об одной особенности человеческого мышления, на которую указывали                  О.М. Фрейденберг и П.П Ахиезер, а именно:                                                                                 “Догосударственное общество, которое можно рассматривать как множество локальных миров, испытывало возрастающее дискомфортное состояние из-за усложнения жизни, внешних конфликтов, роста междоусобиц. Это рождало поиск выхода, который мог иметь место на основе исторически сложившейся культуры. Естественным выходом в этой ситуации виделось поглощение факторов, вызывающих, или казавшихся вызывающими, дискомфортное состояние, т.е. превращение внешних, негативных явлений во внутренние и, следовательно, подконтрольные. Это, однако, требовало развития определенных логических форм, позволяющих осмыслить и воплотить эту идею в некоторый воспроизводственный процесс. Такую возможность открывала присущая любой культуре экстраполяция. Она выступает, как способность людей истолковывать нечто новое в представлениях, понятиях старого, уже известного, в формах сложившейся культуры. Например, индейцы Америки, впервые увидевшие лошадь, осмыслили ее как большую свинью, т.е. перенесли исторически сложившиеся представления на новое осмысляемое явление.                           
Вот уже в течение двух с лишним веков идут споры между представителями норманнской и славянской школ в истории. Многие из них строят свои гипотезы насчёт образования государства на Руси. В основном все эти гипотезы строятся на разном толковании летописей. Также историки спорят о том, в каком городе зародилось это государство.                                                                                                               Рыбаков в своей книге представляет такую гипотезу. «В старом земледельческом районе лесостепи на берегах реки Роси существовало племя рос, или рус. Племя в основном было славянским. Центром племени был город Родень в устье р. Роси. В VI в., когда славяне оправились от гуннского разгрома, а в степях появился новый враг – обры, племена лесостепи сплотились в большой союз под гегемонией наиболее южного, близкого к степям, приднестровского племени росов, или руссов. В пределах этого союза сложилась своеобразная культура, отличавшая вошедшие в союз племена от других славянских племён. Союз племён VI – VII вв. получил наименование Руси, или Русской земли. Ядром союза были земли по р. Роси с городом Роднем.                                                                                   Несколько позднее первенствующее положение в союзе племён Приднестровья перешло к северному соседу руссов Поросья – к Полянам, с центром в Киеве, на самом севере лесостепной полосы. Но поляне не передали своего имени другим племенам.                                                                                                                 Когда в IX в. сформировалось первое феодальное государство у восточных славян, оно по давней 300-летней традиции продолжало именоваться Русью.                                                                                                                                              В глазах иноземцев «русом», «русским» был каждый житель государства Руси, каждый подданный киевского князя, правившего Русью. Даже варяги, приезжавшие в Киевскую Русь в качестве наёмных воинов или купцов и жившие в Киеве, получали наряду с другими наименование руссов». Как мы видим, данный автор выбирает Киев центром формирования государства на Руси.
 
2.      Нормандская и антинормандская теории.
 
        Проблема варягов - проблема общеевропейская. Время от времени со Скандинавии выкатывались людские волны. Шли они в двух направлениях. Одни направлялись по Днепру, другие огибали Западную Европу, и оба встречались в Константинополе, варяжский круг земель замыкался.
              История средневекового Запада неотделима от норманнских захватов, грабежей и дани. Грабители нередко превращались в купцов или наемников. Норманны завоевывали в Европе целые области. Принято называть Нормандию, Англию и Королевство обоих Сицилий.
              Наемные рыцарские отряды из Нормандии (а среди них были не только викинги) вмешались в распри южной Италии. Используя покровительство германских императоров Конрода II и Генриха VII, а также покровительство римских пап Николая II и Григория VII, рыцари захватили итальянские территории. Роберт Гюискар овладел югом Италии, после него была захвачена Сицилия, и в 1130 г. образовалось Королевство обеих Сицилий. Следует иметь в виду, что во всех этих захватах дело происходило на небольших по размерам территориях. Это говорит о том, что силы самих норманнов были невелики, а сплотить вокруг себя силы больших западных воителей, способных завоевать крупные территории, норманны оказались не в состоянии.
        Появление викингов на Западе произошло при полном свете истории, посему ни в западной, ни в русской историографии не возникло вопроса ни о характере норманнских завоеваний, ни об их последствиях.
        Общепризнанно, что, будучи народом отсталым, норманны не принесли с собой государства ни одному народу на Западе. Зато много столетий спустя западные историки создали варяжский вопрос в России, и с тех пор он не сходит со страниц мировой историографии. Общепризнанно, что довольно быстро норманны “растворились” среди местного населения, завоеванные ими государства не становились норманнскими, а вскоре их след и вовсе исчезал - Нормандия стала частью Франции и населена французами, Англия осталась Англией, Королевство обеих Сицилий исчезло в составе Италии и живут там итальянцы. Норманны были слишком малочисленны, чтобы повлиять на этнический состав коренного населения. Такое в истории случалось не только с норманнами.
        В отличие от Запада встреча норманнов с восточными славянами и их финскими союзниками произошла в те времена, когда ни у кого из этих трех народов не было хронистов. Советские историки[1] доказали, что начало летописания на Руси приходится на конец X века, а первая летопись древней Руси «Повесть Временных Лет» писалась на рубеже XI- XII веков, т.е. она складывалась через 2,5 столетия после легендарного Рюрика.
        Картина, нарисованная летописцем, оказалась настолько неясной, что на помощь историографии пришли другие научные дисциплины: во второй половине 19 века в решении варяжской проблемы включились археологи, экономисты, лингвисты, этнографы, литературоведы.
        Уже третье столетие исследователи всматриваются в несколько летописных строчек, повествующих о том, каким образом очутились варяги на земле славян и финнов. Строчки эти до крайности противоречивы. С чего начинается рассказ?
        “Варяги из заморья взимали дань с чуни и со словен, и с мери, и со всех кривичей... Изгнали варяг за море и не дали им дани, и начали сами собою владеть”[2].
        Как видим, речь идет о победоносном восстании славян и финнов против варягов, взимавших с них дань.
        Всё это не вызывает сомнения, что речь идет о полной драматизма войне славян и финнов против варягов. Но вдруг в летописи этот мотив, едва прозвучав, умолкает и неожиданно врывается рассказ о том, что славяне и финны, одумавшись, решили призвать варягов себе в князья, чтобы он судил ими по праву. “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами”[3].
        Чем объяснить подобные противоречия?
        Историки дают только один ответ: во времена летописцев на киевском престоле действительно сидела варяжская династия, а летописцы княжеской власти задним числом славили ее приход на русскую землю. В самом тезисе о добровольном призвании нет ничего невероятного. Ведь речь идет о Новгороде, где сложилась многовековая традиция приглашать князя со стороны. Известно, что в Новгороде шла как обостренная социальная борьба, так и борьба разных местных интересов, край шел на край, а побоища на волховском мосту вошли в историю как привычное явление.
        Обращение к варягам тоже не случайно. Известны ранние торговые связи Новгорода со Скандинавией и практика использовать наемные варяжские дружины против Киева. Версия о призвании варягов, скорее всего, сложилась в Новгороде. И она преследовала цель поставить Новгород выше Киева: Русское государство пошло от Новгорода! (Эту версию развивает Рыбаков Б.А.). Не исключено, что рассказ о призвании добровольном князей был создан самими варягами. Историки не могут точно сказать, с какого хронологического рубежа берет начало практика новгородцев приглашать князей со стороны.
              Утвердившись в Новгороде варяги двинулись вниз по Днепру. Захватили Смоленск, Любич, Киев. (Речь идет об Олеге). Наложили на них дань. Иными словами, перед нами те же захваты, те же насилия, та же дань, о которых рассказывал летописец до призвания варягов. И та же борьба с пришельцами. Летописи так же сообщают, что в последующие времена варяги не раз были участниками княжеских междоусобиц в качестве наемников. К их помощи прибегал удельный князь Владимир против Ярополка, Ярослав против Болеслава польского. На содержание наемных варяжских дружин собиралась дань.
        Русь испытала немало военных вторжений, завоеваний, набегов. Вряд ли можно говорить о завоевании варягами Руси. Дело в том, что норманны встретились здесь с огромными просторами (территория Руси почти равнялась всей Западной Европе). Для завоевания их викинги не располагали военными силами, они могли лишь ограничиться захватом отдельных прибрежных районов. Да и в них они встречали сопротивление. Так, родимичи были покорены только Владимиром в 984 г. А о вторжении армии на Русь в этот период нет никаких свидетельств. Неосвоенность огромных территорий восточных славян говорит об отсутствии здесь норманнской колонизации. Хотя следы викингов находят по всей территории Руси. На Западе норманны растворились (ассимилировались) среди коренного населения.
        На западе норманны не приняли государственной организации. А у нас?
        Именно в этом и состоит суть варяжского вопроса: все споры между норманнистами и антинорманнистами в конечном счете вращаются вокруг этой злосчастной проблемы. Если применительно к Западу, этот вопрос всегда решался отрицательно и никогда не был дискуссионным как в зарубежной, так и в русской историографии, то у нас дело обстояло сложнее. Главный письменный источник, на котором держится вся средневековая история Руси - “Повесть Временных Лет” - решает вопрос однозначно: варяжский князь Рюрик аттестован как создатель русского государства, и на протяжении столетий - вплоть до Татищева - это считалось непреложной истиной. Поэтому первая проблема - происхождение летописного рассказа о призвании варягов.
        Повесть Временных Лет складывалась на рубеже 11-12 веков. Это был период, когда Киевская Русь, некогда сильное государство, стало рушиться. Владимир Мономах и его единомышленники пытались остановить этот развал. Летописцы были в числе тех, кто отстаивал идею единого государства, идею о едином князе на единой земле. Эта идея красной нитью проходит по всей Повести Временных Лет. Летописцы не только обличали князей за их междоусобья, но и апеллировали к истории. Они ставили перед собой задачу показать, чтобы блюсти порядок и судить по праву. История для летописцев началась с государства, а государство с первого князя. Вопрос о династии и вопрос, о государстве сливались для них в одну проблему. Вот почему для них решающей была проблема, кто стал первым княжить. Русские летописцы были первыми государственниками. Вопрос о начале русской государственности и русской истории для них был задачей сугубо практической. Летописец должен был рассказать, каким образом и в какой ипостаси появилась на Руси династия Рюриковичей. В её норманнском происхождении они не сомневались.
        Для летописцев Рюриковичи явились той династией, которая была призвана в великую и обильную землю, но страдавшую от беспорядка, для установления гражданской тишины. В период междоусобицы концепция законного происхождения единой власти и единого государства несла и идейную нагрузку. Дело в том, что в 11-12 в.в. вопрос о законности княжеской власти обострился.[4]
        Не последнюю роль в складывании летописных концепций и происхождении русского государства играл и внешнеполитический фактор. Летописцы были современниками той поры, когда шла борьба с Византией за независимость Руси и русской церкви. И варяжское происхождение русских князей имело и ярко выраженную антивизантийскую направленность. Такова была та общественно-политическая и идейная атмосфера, в которой складывалась историческая концепция летописцев.
        Русские книжники совершенно сознательно ставили себе задачу исторически обосновать современный им и наиболее острый для них тезис о едином государстве на единой земле. Олицетворением такого государя был для них Рюрик.
        Их летописец наделяет собственной династией трех братьев: Кий, Щека, Хорив. Старший Кий выступал родоначальником династии.[5] Но вот приходят три брата - варяга, и все единым творческим актом. Синеус и Трувор как по команде, умирают. И всею властью овладевает Рюрик. Создаётся впечатление, что этот единовременный акт по сотворению русского государства уже состоялся в Новгороде. Вопрос о рождении русского государства, казалось бы, можно считать решённым. Оставалось лишь включить в состав его остальные территории, что и делает вскоре, согласно летописи, Олег.
        Итак, у истоков русской историографии противостоят друг против друга две исторические теории происхождения русского государства: одна новгородского происхождения, другая - киевского; одна проваряжская, другая славянская. Но в летописях мы видим, что киевская явно заслонена традицией новгородской, при том чувствуется попытка дискредитировать Кия (две версии Кий - простолюдин, и Кий - князь). Летописец киевский защищает киевскую традицию лишь в той мере, в какой она не становилась поперёк другой официальной теории, а она служила династии, сидевшей уже на общерусском престоле в ту пору, когда складывалась летопись. И дело кончается победой новгородско-варяжской концепции происхождения монархии на Руси.
       Смущало ли летописцев внешнее происхождение первого князя?
        Вероятнее всего нет. Иностранное происхождение в средние века считалось более почётным. В последующие века, начиная с 15 века, гуманисты на Западе начнут связывать происхождение своих государей, аристократических фамилий, и основание городов с героями античности, киевляне будут ставить свой город рядом с Троей и уверять, что в их пещерах покоится прах Гектора, Ахилла и других великих троянцев, в Москве начнут вести происхождение своих царей от Августа Кесаря, а новгородские летописцы будут уверять, что Новгород получил власть над территорией “от моря Варяжского до моря Иксвалимского” от самого Александра Македонского. Так что на этом фоне сказ о призвании варяжских князей поражает своей скромностью.
        Какая неволя заставила славян идти на поклон к варягам? Раздоры? Но тогда почему славяне быстро договорились, чтобы идти к варягам? Почему с призванными князьями не было заключено договора, как обычно это делалось?
        Для чего приглашались варяги? Для прекращения раздоров? Но приход их ознаменован разбоем и угнетением, в ответ, на что последовало восстание под руководством Вадима.
        Такова версия о варягах, сплотившаяся, по мнению историков в Новгороде. В 1073 году она появилась в киевском своде игумена Никона. С того времени варяжский сюжет прочно входит в киевское летописание и в составе Повести Временных Лет дошёл до нас. Обращение киевских летописцев к этому народному сюжету объясняется теми целями, которые встали в этот период перед киевскими книжниками. Перед нами два ряда явлений происхождения государства и отражение этого процесса в средневековой исторической мысли Киевской Руси.
       Оказалось, что процесс формирования государственной организации у восточных славян в IX веке зашел достаточно далеко. И внутренний процесс составлял основу социального и политического развития. Варяги не могли стереть этого процесса - они были слишком малочисленны, а территория слишком огромная; кроме того, они сами находились на низком общественном уровне.
              Они ускорили централизацию племён, повлияли на состав господствующего класса, усилили дружинное начало, ухудшили положение народных масс (Игорь погиб, пытаясь взять непомерную дань). Они оказали влияние на внешнюю политику. Есть основание полагать, что походы на Византию были до норманнов, но с приходом варягов они усилились. Но это слишком далеко от того, чтобы быть аттестовано как создание русского государства руками пришлых варягов. Рюрик был всего лишь одним из братьев легендарной троицы.
        Всё, что написали летописцы о Рюрике, скорее свидетельствует о том, что это был викинг, грабитель и собиратель дани. Рыбаков обратил внимание на то, что последующая традиция славословила Олега, как объединителя Новгорода и Киева, а между тем он не был связан ни с тем, ни с другим городом. После похода в Византию он уходит в Ладогу, затем его след теряется. Никто не знает, где находится “основатель” русского государства, где находится его могила.
        Формирование государства - процесс двухсторонний при несомненном преобладании его внутренней стороны. Игнорирование одной из них ведёт к однобокому, неверному решению. Методологический порок норманнистов и антинорманнистов в том и состоял, что они возводили в абсолют одну сторону, недооценивая другую.
        Что же касается другого ряда явлений - отражение объективного исторического процесса в тогдашней литературе (летописи) - то историческая теория о русском государстве, созданная русскими книжниками, является отражением действительности, вовсе не была точной копией этой действительности. Ключевский В.О. пришёл к выводу, что норманнисты и антинорманнисты, начиная свой спор, не обратили внимание на личность самого летописца. “Почему русские книжные люди 2,5 столетия спустя, так представляли себе случившееся?” То был обычный путь создания теории... Тёмные факты старины использовались применительно к современным явлениям. Так родилась легенда о призвании варяжских князей.
        Исследуя эту проблему надо иметь в виду ряд обстоятельств:
        1. Нельзя путать вопрос о происхождении русского государства с вопросом о происхождении династии. Сказ о варягах никак не позднее 9 века. До этого времени славяне прошли тысячелетнюю историю, о которой можно судить, начиная с данных археологии и со свидетельств античных авторов. К 9 веку процесс формирования государства у восточных славян зашёл далеко. Пришлые варяги могли лишь ускорить этот процесс или замедлить, но никак не положить начало. Межплеменное и территориальное формирование древнерусского государства было длительным процессом, растянувшимся на несколько поколений киевских князей. Процесс не имеет ничего общего с мифом о привнесении русского государства варягами извне. Вопрос о появлении династии и вопрос о складывании государства слишком неравны по своему удельному весу в историческом процессе. Династический вопрос есть всего лишь часть, притом весьма не существенная, вопроса о происхождении государства. И только борьба норманнистов и антинорманнистов искусственным образом этот частный вопрос превратила в капитальную проблему русской истории.
        Норманнская идея в русской историографии прошла несколько этапов, и совершенно в разном качестве. У киевского летописца она несла большую идейно- политическую нагрузку, была попыткой спасти Русь от развала. Всё русское средневековье и значит часть нового времени до 18 века, рассказ о варягах спокойно почивал из одного свода в другой, не возбуждая ни чьих страстей. В Рюрике видели, прежде всего, единодержавного государя, блюстителя единого государства. В зарубежной, да и в советской историографии можно встретить утверждение, что первым норманнистом был летописец, автор рассказа о варягах. Но это лишь формальный признак.
              Норманнизм - как особое течение исторической мысли у нас и за рубежом, ставившее себе совершенно иные цели, чем летописец. Норманнизм в современном его значении был нарождён в послепетровское время той ситуацией, в которой сложилась победа России над Шведами в Северной войне. Русский национальный подъём столкнулся с бироновщиной, когда русский патриотизм преследовался как государственное преступление. Затем борьба идей национальных и политических переросла в борьбу идей исторических. Полем их борьбы стала Академия наук, являвшаяся в то время оплотом бироновщины, носителем “Западного” взгляда на полуварварскую Россию, удел которой - повторять зады западной истории.
        Известно сколь трудную борьбу пришлось вести Ломоносову М.В.. Далеко не случайно, что такие русские историки, как Татищев, Щербатов, Карамзин, Болтин вышли не из стен Академии.
      Норманнистами были Карамзин, Куник, Погодин, столпы государственной школы Соловьёв, Чичерин, Кавелин, из позднейших Милбков. К лагерю антинорманнистов примыкали Эверс, Каченовский, Василевский, Пархоменко.
        Норманнисты настаивали на привнесении русского государства извне, недооценивая внутреннюю сторону дела. Антинорманнисты исходили из внутренних самобытных процессов, игнорируя всякую роль варягов.
        Что касается Рюрика, то норманнисты считали его скандинавом. Антинорманнисты - финном (Болтин), хазаром (Эверс), готом (Василевский), литвином (Костомаров). Два крупных порока были присуще и тем и другим. Односторонность в решении проблемы происхождения русского государства. “Русское государство пришло извне!”, - утверждали норманнисты, “Русское государство возникло без всякого участия скандинавов”, - утверждали другие. Эта односторонность и предвзятость были связаны с этническим подходом к проблеме. Обе стороны больше интересовались не тем, как создано государство, а тем, кем было создано.
        Каковы были результаты словесных турниров в русской дореволюционной историографии?
        Всё больше очевиднее становилась бесплодность норманнистов и их оппонентов в решении варяжского вопроса только собственными силами. Всё это породило ещё в дореволюционной русской историографии скептическое отношение как к тем, так и к другим. Убеждённым скептиком был В.О. Ключевский. Он назвал эти два течения - явлением патологии в историческом вопросе. Уж больно много места в спорах занял вопрос об этнической принадлежности Рюрика, а это вопрос сугубо второстепенный, ибо национальности и государственные порядки завязываются не от этнографического состава крови того или другого князя. Не в том ключ к разъяснению начала русской национальной и государственной жизни.
        Подобные голоса не были одиноки в русской историографии. Очень решительно выступил против антинорманнистов В.Г. Белинский, против славянофильского подхода к проблеме. Придавать столь великое значение племенному происхождению Рюрика, значит только дискредитировать русскую науку. Но, увлёкшись борьбой со славянофилами, Белинский проглядел, что варяжский вопрос родился как антирусское явление, совершенно не случайно этот вопрос появился именно в бироновское время (десятилетие). Не заметил Белинский и антинаучной стороны норманнизма, приписывающим варягам роль основателей русского государства.
        Конструируя “западническую” концепцию, Белинский начисто перечеркнул роль Ломоносова в научной работе древнего периода русской истории. Белинский показал полнейшую бесплодность борьбы норманнистов и антинорманнистов в исторической науке. Ломоносов исходил из мирного призвания варягов, считал их славянами. Славянами он считал прибалтийские народы. Столетиями летописный
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.