На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Источники и редакции Русской Правды

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 14.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?26
 

Содержание

 
 
 
 
1. Источники и редакции Русской Правды                                                        3
2. Правовое положение населения                                                                                    8
3. Основные черты частного права                                                                      14
4. Преступления и наказания                                                                                    15
5. Судопроизводство                                                                                                                 22
6. Заключение                                                                                                                                            25
7. Список использованной литературы                                                        26
 
 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Источники и редакции Русской Правды

 
Крупнейшим памятником древнерусского права и основным правовым документом Древнерусского государства был сборник правовых норм, получивший название Русской Правды, сохранивший свое значение и в более поздние периоды истории. На протяжении  нескольких веков Русская Правда  служила  основным руководством  при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников 1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649 г. Долгое  применение  Русской Правды  в  судебных  делах  объясняет появление  таких  видов   пространной  редакции  Русской  Правды, которые  подвергались переделкам и дополнениям еще в XIV-XVI вв.
Русская Правда сохранилась в большом количестве (свыше  110) списков  XIII–XVIII  вв.  Все тексты Правды находятся в составе каких-либо сборников или летописей. По своим особенностям списки Правды могут быть разделены   на три основных памятника: 1) Краткую, 2) Пространную и 3) Сокращенную Правду (их принято обозначать в литературе, как КП, ПП и СП соответственно).
Списки первой, или Краткой, редакции немногочисленны, известно только два древних списка, относящихся к половине XV века. Краткая Русская  Правда  находится  в  составе  Новгородской 1-й летописи младшего извода, где она помещена под 1016 г. Оба списка Краткой Правды (Академический  и  Археографический)[1] по своему тексту чрезвычайно близки друг к другу и, по-видимому, произошли от общего  источника  или  протографа.  Сохранилось  и  несколько списков Краткой Правды, переписанных в XVIII в., которые, впрочем, восходят к тексту, приготовленному к печати  В.Н. Татищевым  в 1738г., и дают мало дополнительных сведений о древнем тексте Правды. В  списках  Краткой  Правды  текст  написан  сплошь без разделения на статьи.   Однако вторая  часть Правды выделена начальной буквой П («Правда  оуставлена»  и т.д.),  написанной красной киноварью[2]. И.А. Исаев в своём учебнике разделяет Краткую правду на Правду Ярослава (ст. 1-17), Правду Ярославичей (ст. 18-41), Покон вирный (ст. 42), Урок мостников (ст. 43).
Характерными особенностями первой части (ст. 1-17) Русской Правды  являются: действие обычая кровной мести и отсутствие четкой  дифференциации размеров штрафов в зависимости от социальной принадлежности  потерпевшего.
Вторая часть  Русской  Правды отражает  процесс   развития  феодальных  отношений:  замена кровной мести денежной компенсацией (хотя на практике смертная казнь, несомненно, имела место), защита  жизни  и имущества феодалов  повышенными мерами   наказания. Большая часть статей Краткой Правды содержит нормы уголовного права и  судебного  процесса .
Списки Пространной Правды сохранились в наибольшем количестве (свыше 100). Пространные списки в несколько раз по тексту длиннее кратких и заключают большое количество новых статей. Кроме  того,  текст  Пространной  Правды разбит в них киноварными заголовками и заглавными буквами.  Впрочем, заголовки не покрывают содержания всех статей, следующих за ними.
Пространная Правда была составлена после подавления восстания в  Киеве, 1113 год. Она состояла из двух частей – Суда Ярослава и Устава   Владимира Мономаха.
Пространная Правда – это более развитый кодекс феодального права, в  котором закреплялись привилегии феодалов, зависимое положение смердов, закупов, бесправие холопов. Пространная Правда свидетельствовала о  процессе дальнейшего развития феодального землевладения, уделяя много  внимания охране права собственности на землю и другое имущество. Отдельные нормы Пространной Правды определяли порядок передачи   имущества по наследству, заключения договоров. Большинство же статей  относятся  к уголовному  праву  и  судебному  процессу.
К третьей  редакции  Русской Правды относятся два списка так называемой Сокращенной Правды. Оба они помещены в Кормчей особого состава, сохранившейся в списках XVII в. “Кормчая, или Номоканон,  представляет собой собрание церковных правил и гражданских законов. Самое слово «кормчая» значит руководящая или направляющая. Слово «Номоканон» происходит от греческого «nomos» (закон) и «kanon» (правило). Кормчая была важнейшим юридическим пособием в древней Руси и сохранилась во множестве списков разного состава”[3].  Однако Кормчая подобного состава возникла значительно раньше,  вероятнее всего в XV в., и, по-видимому, в Пермской земле. Списки Сокращенной Правды близки по тексту к Пространной,  но многие статьи  в  ней  пропущены, а сохранившиеся статьи  большей  частью короче и иногда напоминают как бы выдержки из Пространной.  Почти все исследователи на  этом основании считают   Сокращенную  Правду  простой  выдержкой  из какого-то списка   Пространной. Однако такое заключение преждевременно, так как текст Сокращенной Правды не может быть целиком выведен из какого-либо списка  Пространной.  Так,  помимо других особенностей  текста,  Сокращенная Правда имеет статьи (о кровавом муже), отсутствующие во всех списках Пространной Правды. По мнению М.Н. Тихомирова Сокращенная Правда должна быть признана третьей особой редакцией Русской Правды.
 
Древнейшим источником права является обычай. Когда обычай санкционируется государственной властью (а не просто мнением, традицией), он становится нормой обычного права. Эти нормы могут существовать как в устной, так и в письменной форме.
Бесспорно то, что как и любой другой  правовой  акт,  Русская  Правда  не могла возникнуть на пустом месте, не имея под собой основы в виде   источников  права. Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся прежде всего положения о кровной мести (ст. 1 КП) и круговой поруке (ст. 19 КП). Законодатель по-разному относится к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом - вирой (наблюдается сходство с «Салической правдой» франков, где кровная месть также была заменена денежным штрафом). Круговая порука, напротив, сохраняется им как политическая мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступление («дикая вира» налагалась на всю общину).[4]
Ещё одним из источников Русской Правды был Закон Русский (нормы уголовного, наследственного, семейного, процессуального права). До сих пор не прекращаются споры о его сущности. В истории русского права нет единого мнения об этом документе. Известно, что он частично отражён в договорах Руси с Византией в 911 и 944 годах и в Русской Правде. Например, в договоре 911 года записано: «Аще ли ударить мечем или бьеть кацем либо сосудом, за то ударение или бьенье да вдасть литр 5 сребра по закону Рускому».
Ссылки договоров на закон молодого Русского государства, используемый как источник права наряду с законами Византийской империи, стали темой оживлённой дискуссии в исторической и юридической литературе. Так, например, сторонники норманской теории происхождения Древнерусского государства считали Закон Русский скандинавским правом. В.О. Ключевский считал, что Закон Русский являлся «юридическим обычаем», а в качестве источника Русской Правды представляет собой «не первобытный юридический обычай восточных славян, а право городской Руси, сложившееся из довольно разнообразных элементов в IX - XI веках». По мнению В.В. Мавродина, закон Русский являлся обычным правом, создававшимся на Руси в течение веков. Л.В. Черепнин предположил, что между 882 годом и 911 годом был создан княжеский правовой кодекс, необходимый для проведения княжеской политики в присоединённых славянских и неславянских землях. По его мнению, кодекс отражал отношения социального неравенства. Это было «право раннефеодального общества, находящегося на более низкой стадии процесса феодализации, чем та, на которой возникла Древнейшая Правда». А.А. Зимин также допускал складывание в конце IX - начале X века раннефеодального права. Он считал, что при Олеге существовало ещё обычное право, а при Игоре появляются княжеские законы - «уставы», «поконы», которые вводили денежную кару за нарушение права собственности и нанесение увечий, ограничивали кровную месть, заменяли её в отдельных случаях денежной компенсацией, начали использовать институты свидетелей - «видоков», свода, поединков, присяги. Эти нормы вошли позднее в КП. Хотя некоторые выводы А.А.Зимина и Л.В.Черепнина остаются дискуссионными (о развитии раннефеодального древнерусского права в IX - X веках от правового обычая и обычного права), их наблюдения доказывают, что Русская Правда - это не просто запись обычного права отдельного племени. Не являясь сторонником норманской теории происхождения Древнерусского государства, я поддерживаю точку зрения А.А.Зимина. Во второй половине IX века в среднем Поднепровье произошла унификация близких по составу и социальной природе Правд славянских племён в Закон Русский, юрисдикция которого распространялась на территорию государственного образования славян с центром в Киеве. Закон Русский представляет собой качественно новый этап развития русского устного права в условиях существования государства. К числу древнейших источников права относятся также церковные уставы князей Владимира Святославовича и Ярослава Владимировича (X-XI вв.), содержащие нормы о брачно-семейных отношениях, преступлениях против церкви, нравственности и семьи. В уставах определялась юрисдикция церковных органов и судов.[5] Также в Русской Правде присутствуют многочисленные нормы, выработанные княжеской судебной практикой.
 
 
 
 

Правовое положение населения

 
Все феодальные общества были строго стратифицированы, то есть  состояли из сословий, права и обязанности, которых четко определялись   законом, как неравные по отношению друг к другу и к государству. Иными  словами,  каждое сословие имело свой юридический статус. Было бы большим  упрощением рассматривать феодальное общество с точки зрения  эксплуататоров  и  эксплуатируемых. Сословие феодалов, составляя боевую  силу княжеских дружин, несмотря на все свои материальные выгоды, могло  потерять жизнь – самое ценное – проще и вероятнее, нежели бедное сословие  крестьян. Класс феодалов формировался постепенно. В него входили князья,  бояре, дружина, местная знать, посадники, тиуны. Феодалы осуществляли    гражданское управление и отвечали за профессиональную военную   организацию. Они были взаимно связаны системой вассалитета,  регулирующей права  и обязанности друг перед другом и перед государством. Для  обеспечения функций управления население платило дань и судебные штрафы. Материальные потребности военной организации обеспечивались земельной  собственностью.
Феодальное общество было религиозно-статичным, не склонным к  резкой эволюции. Стремясь закрепить эту статичность, государство  консервировало отношения с сословиями в законодательном порядке.
В Русской Правде содержится ряд норм, определяющих правовое  положение отдельных групп населения. Особое место занимает личность князя.  Он рассматривается в качестве физического лица, что свидетельствует о его  высоком положении и привилегиях. Но дальше по ее тексту достаточно трудно  провести грань, разделяющую правовой статус правящего слоя и остальной  массы населения. Мы находим лишь два юридических критерия, особо  выделяющих эти группы в составе общества: нормы о повышенной (двойной)  уголовной  ответственности – двойная вира (80 гривен) за убийство представителя привилегированного слоя (ст. 1 ПП) княжеских слуг, конюхов, тиунов, огнищан. Но о самих боярах и дружинниках кодекс молчит. Вероятно, за посягательство на них применялась смертная казнь. В летописях  неоднократно описывается применение казни во время народных волнений. Второй критерий это нормы об особом порядке наследования недвижимости (земли) для представителей этого слоя (ст. 91 ПП)[6]. В феодальной прослойке раннее всего произошла отмена ограничений на женское наследование. В церковных уставах за насилие над боярскими женами и дочерьми  устанавливаются высокие штрафы от 1 до 5 гривен серебра. Также ряд статей  защищает собственность феодалов. Устанавливается штраф в 12 гривен за  нарушение земельной межи, также штрафы взимаются за разорение  пчельников, боярских угодий, за кражу ловчих соколов и ястребов.
Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых людей,    существовали также промежуточные и переходные категории. Городское  население делилось на ряд социальных групп: боярство, духовенство,  купечество, «низы» (ремесленники, мелкие торговцы, рабочие и пр.) В науке  вопрос о его правовом положении в должной мере не решен из-за недостатка  источников. Трудно определить, в какой степени население русских городов  пользовалось городскими вольностями, аналогичными европейским,  способствующим и в дальнейшем развитию капитализма в городах. По подсчетам историка М.Н. Тихомирова, на Руси в до монгольский период существовало до 300 городов. Городская жизнь была настолько развита, что это позволило В.О.Ключевскому выступить с теорией «торгового капитализма» в Древней Руси. Тихомиров полагал, что на Руси «воздух города делал человека свободным», и в городах скрывалось множество беглых холопов.
Свободные жители городов пользовались правовой защитой Русской Правды, на них распространялись все статьи о защите чести, достоинства и жизни. Особую роль играло купечество. Оно рано начало объединяться в корпорации (гильдии), называвшиеся сотнями. Обычно «купеческое сто» действовало при какой-либо церкви. «Ивановское сто» в Новгороде было одной из первых купеческих организаций Европы.
Юридически и экономически независимой группой были также смерды – общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу  государства).
В науке существует ряд мнений о смердах,  их  считают  свободными  крестьянами, феодально-зависимыми, лицами рабского состояния,  крепостными и даже категорией сходной с мелким  рыцарством. Б.Д. Греков в своём учебнике даже пишет, что: «Смерд», с точки зрения … киевских господ, - это вроде как бы и не человек», « … смерд равен зверю». Но основная  полемика ведется по линии: свободные или зависимые (рабы). Многие    историки, например С.А Покровский, рассматривают смердов, как  простолюдинов, рядовых граждан, везде выставляемых Русской Правдой,  свободным неограниченным в своей правоспособности человеком. Так, С.В.  Юшков видел в смердах особый разряд закрепощенного сельского населения, а  Б.Д. Греков считал, что были смерды зависимые и смерды свободные. А.А.  Зимин отстаивал идею о происхождении смердов от холопов.
Статья 90 Пространной Правды гласит: «Аже смердъ оумреть, то задницю князю; аже будуть дщери оу него дома, то даяти часть на не; аже будуть за мужемь, то не даяти части имъ.» Некоторые  исследователи  трактуют  ее в том смысле, что после смерти смерда его имущество переходило целиком  к князю и он человек «мертвой руки», то есть не способный передавать  наследство. Но дальнейшие статьи разъясняют ситуацию – речь идет лишь о  тех смердах, которые умерли, не имея сыновей, а отстранение женщин от  наследства свойственно на определенном этапе всем народам Европы. Из  этого    мы видим, что смерд вместе семьей вел хозяйство.
Однако трудности определения статуса смерда на этом не кончаются. Смерд по другим источникам, выступает, как крестьянин, владеющий домом,  имуществом, лошадью. За кражу его коня закон устанавливает штраф 2  гривны. За  «муку» смерда устанавливается штраф в 3 гривны. Русская Правда  нигде конкретно не указывает на ограничение правоспособности смердов, есть  указания на то, что они выплачивают штрафы (продажу)  характерные для  свободных граждан. Закон защищал личность и имущество смерда. За  совершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность, за долги смерду  грозило превращение в феодально-зависимого закупа, в судебном процессе, смерд  выступал  полноправным  участником.
Русская Правда всегда указывает при необходимости на принадлежность  к конкретной социальной группе (дружинник, холоп и т.д.) В массе статей о  свободных людях, именно свободные подразумеваются, о смердах, речь  заходит лишь там, где их статус необходимо выделить.
Дани, полюдье и прочие поборы подрывали устои общины, и многие ее члены, чтобы уплатить дань сполна и самим как-нибудь просуществовать были вынуждены иди в долговую кабалу к своим богатым соседям. Долговая кабала стала важнейшим источником формирования экономически зависимых людей.  Они превращались в челядь и холопов, гнувших спины на своих хозяев и не  имевших практических никаких прав Одной из таких категорий были рядовичи (от слова «ряд» – договор) – те кто заключает договор о своем временном  холопском положении, а жизнь его оценивалась в 5 гривен. Быть рядовичем  было не всегда плохо, он мог оказаться ключником или распорядителем.
Более сложной юридической фигурой является закуп. И.А Исаев в своём учебнике говорит, что Краткая Правда не упоминает закупа и только в Пространной Правде помещен специальный устав о закупах. Однако есть и другое мнение. Краткая Правда не упоминает в своём тексте закупа, зато в нескольких статьях говориться о челяди. Б.Д. Греков пишет: «Челядин – наймит, по-моему, это не кто иной, как хорошо известный нам закуп, о чём и говорит ст. 29 «Правосудия Митрополичьего», называя челядина – наймита закупным наймитом».[7] Самое старое мнение о закупах, высказанное ещё И.Н. Болтиным, поддержанное потом Эверсом и Рейцом, сводится к тому, что закуп – это временно «служащий по кабале» человек. Это состояние, близкое к тому, которое позднее стали называть кабальным. Эверс показывает закупа «наёмником», «на время закабалённым человеком»; ролейного закупа он считает «наёмным земледельцем», «наёмным слугой».
Рейц такого же мнения; он только прибавляет, что «служба по условию была вроде неволи, хотя не полной». Он допускает, что закуп заключал условие о работе на всю жизнь и сравнивает с «кабальными людьми», которые служили до смерти господина. Автор только не учитывает, что прежде чем наступал этот момент в истории кабальных людей, т.е. до 80-х годов XVI века, кабала была срочной, обычно заключаемой на год. Срок продлевался в зависимости от возможности кабального человека вернуть хозяину сумму, взятую при договоре. 
Первое юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами было произведено в Уставе Владимира Мономаха после  восстания закупов в 1113 г. Устанавливались предельные размеры процентов за долг. Закон охранял личность и имущество закупа, запрещая господину беспричинно наказывать и отнимать имущество. Если сам закуп совершал правонарушение, ответственность была двоякой: господин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть выдан головой, т.е. превращен в  полного холопа и его правовой статус  резко  менялся. За попытку уйти от  господина не расплатившись закуп также обращался в холопа. В качестве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только в особых случаях:  по малозначительным делам («в малых исках») или в случае отсутствия других  свидетелей («по нужде»). Закуп был той юридической фигурой, которая  наиболее ярко иллюстрировала процесс «феодализации», закабаления,  закрепощения  бывших  свободных  общинников. 
В Русской Правде «ролейный» (пахотный) закуп, работавший на чужой  земле, по своему правовому статусу не отличался от закупа «неролейного». От наемных работников те и другие отличались, в частности тем, что получали  плату за работу впрок, а не после выполнения. Ролейные закупы, работая на  чужой земле, обрабатывали ее частью на господина, частью на себя. Неролейные закупы оказывали личные услуги господину в его доме.
 
Холоп – наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особенное – всё, чем он обладал, являлось собственностью господина. Все последствия, вытекающие из договоров и обязательств, которые заключал холоп ( с ведома хозяина), также ложились на господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом. За его убийство взимался штраф, как за уничтожение имущества, либо господину передавался в качестве компенсации другой холоп. Самого холопа, совершившего преступление, следовало выдать потерпевшему ( в более ранний период его можно было просто убить на месте преступления). Штрафную ответственность за холопа всегда нёс господин. В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве стороны (истца, ответчика, свидетеля). Ссылаясь на его показания в суде, свободный человек должен был оговориться, что ссылается на «слова холопа».
Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусматривала следующие случаи: самопродажа в рабство (одного человека либо всей семьи), рождение от раба, женитьба на рабе, «ключничество» – поступление в услужение к господину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также совершение преступления ( такое наказание, как «поток и разграбление», предусматривало выдачу преступника «головой», превращение в холопа), бегство закупа от господина, злостное банкротство ( купец проигрывает или транжирит чужое имущество). Наиболее распространённым источником холопства, не упомянутым, однако, в Русской Правде, был плен. Но если холоп был  пленным – “от рати взят”, то соплеменники могли выкупить его. Цена за пленного была высока- 10 златников, полновесных золотых монет русской или византийской чеканки, и не каждый надеялся, что заплатят за него такой выкуп.
Из всего выше изложенного я думаю можно получить представление о правовом положении отдельных групп населения проживавшего на Руси в то время.
 
 

Основные черты частного права

 
Русскую Правду можно определить как кодекс частного права – все её субъекты являются физическими  лицами,  понятие  юридического  лица закон еще не знает. С этим связаны некоторые особенности кодификации, среди  видов  преступлений,  предусмотренных  Русской   Правдой,   нет преступлений  против государства. Личность самого князя, как объект преступного посягательства, рассматривалась в качестве физического лица, отличавшегося от  других  только  более  высоким  положением и привилегиями.
С конкретными субъектами связывалось содержание права собственности;  оно могло быть различным в зависимости и от объекта собственности. Русская   Правда еще не знает абстрактных понятий: "собственность","владение",   "преступление". Кодекс строился по казуальной системе, законодатель стремится предусмотреть все возможные жизненные ситуации.
Эти юридические особенности обусловлены источниками Русской Правды.  Включенные в него нормы  и  принципы обычного права несовместимы с абстрактным понятием юридического лица.  Для обычая все субъекты равны, и все они могут быть только физическими лицами.
Другой источник – княжеская судебная практика – вносит субъективный элемент в определение круга лиц и  в  оценку  юридических действий. Для  княжеской  судебной  практики  наиболее  значительными субъектами являются такие,  которые ближе  всего  стоят  к  княжескому двору.  Поэтому  правовые  привилегии распространяются прежде всего на приближенных лиц.
Нормы Русской  Правды  защищают частную собственность (движимую и недвижимую),  регламентируют порядок ее  передачи  по  наследству,  по обязательствам и договорам.
Обязательственные могли возникать  из  причинения  вреда  или  из договоров.  За невыполнение обязательств должник отвечал имуществом, а иногда и своей свободой.  Форма заключения договоров было устной,  они заключались при свидетелях, на торгу или в присутствии мытника.
В Русской  Правде  упоминаются  договоры:  купли-продажи ( людей,      вещей,  коней,  самопродажи),  займа ( денег, вещей), кредитования ( под проценты или без), личного найма (в услужение для выполнения      определенной работы ), хранения, поручения.
 
 

Преступления и наказания

 
Уголовное право как совокупность норм, представляющих собой обособившуюся отрасль права, сформировалось на стадии позднего феодализма и продолжало развиваться в буржуазный период. Поэтому для более раннего времени правильнее говорить об уголовном законодательстве, в центре которого стоят две категории – преступление и наказание. В Х-ХV вв. такие понятия как: вина, соучастие, подготовка к совершению преступления, находились в зачаточном состоянии и на протяжении ХVI-ХVII вв. постепенно формировались. Лишь в Уложении 1649 г. они находят более или менее полное отражение.
В арабских источниках, летописях, договорах Руси с Византией имеется достаточно сведений о караемых государством криминальных посягательствах в IХ-Х вв. Речь идет о кражах, убийствах, побоях и т. д., но они не характеризуются какими-либо особыми терминами. Преступные действия в летописях именуются злыми делами. Главный элемент преступного действия –наказуемость. В качестве объекта нарушения могли выступать государственный закон, обычаи, религиозно-нравственные установления. В литературе принято считать, что первая попытка определить преступное сделана в Русской Правде, где нанесение вреда личности именуется «обидой». Например, при нанесении побоев следовало «платить за обиду 12 гривен».
Субъектами преступлений, то есть лицами, способными отвечать за криминальные действия, могли быть свободные люди. Любое преступление подразумевало выплату штрафов и имущественные взыскания, для чего требовалось наличие собственности. Холопы и рабы, сами будучи разновидностью собственности, таковой не имели и имущественную ответственность за них несли хозяева. Очень трудно определить влияние на положение субъекта сословного статуса. Мы не имеем сведений документов о последствиях, например драки дружинника и крестьянина, хотя наиболее правдоподобная версия возникновения Древнейшей Правды связывается именно с побоищем между княжеской дружиной Ярослава Мудрого и новгородскими горожанами. Русская Правда ничего не говорит о совершении преступлений женщинами, о возрасте преступников. С принятием христианства возраст преступника стал определяться на основе церковных установлений.
В Русской Правде отражены только два вида преступлений: против личности  (убийство, телесные повреждения, оскорбления, побои) и против собственности (разбой, кража, нарушение земельных границ, незаконное пользование чужим имуществом). Закон защищал интересы индивидуума, который, выделившись из общинной системы, нуждался в охране как своей личности, таки своего хозяйства. Государственные преступления в Русской Правде не упоминаются, весьма нечетко обрисованы деяния против «княжеской администрации» (например, убийство конюха). На данном этапе еще не существовало абстрактного понимания государства и его интересов, вред государству отождествлялся с вредом князю, и посягательства против князей рассматривались как тяжкие деяния. К участникам восстаний применялась казнь на  месте преступления, часто - массовая. Князья в борьбе за  власть порой прибегали к весьма недостойным приёмам, но вопрос об ответственности решался в их среде. Измена князю так же рассматривалась в княжеском окружении, а ответственность во многом зависела от расстановки политических сил.
В Русской Правде доминируют штрафы, хотя на практике арсенал уголовных кар был довольно велик. Утвержденный вскоре после принятия христианства кодекс, будучи государственным законодательством, порывал с морально нравственными установками язычества, но новые христианские ценности усваивались постепенно. В таких условиях единственным критерием интересов индивидуума мог быть только денежный эквивалент причиненного ущерба, что и закрепляла система штрафов. Сыграло роль и то, что жесткие виды наказаний противоречили христианской доктрине гуманности, они в кодекс не вошли. По этой же причине Русская Правда является сугубо светской, уголовные наказания против интересов церкви устанавливались в церковных уставах.
На практике применялись следующие виды наказаний: кровная месть (ее лишь условно можно отнести к наказаниям), «поток и разграбление», смертная казнь, уголовные штрафы, заключение в темнице, членовредительные кары. Уголовные штрафы за посягательства на личность носят выраженный сословный характер, при посягательстве на имущество это проявляется менее резко.
Об убийствах упоминается в договоре с Византией 911г. (в случае убийства кого-либо убийца должен «умереть на месте». Если же виновный успевал скрыться, вступала в действие имущественная ответственность: имущие лица отдавали свою часть собственности в качестве выкупа, не обладавших собственностью родственники убитого преследовали до отмщения. Статья 1 Правды Ярослава Мудрого также предусматривает месть родственников за убийство, если мстителей «не будет», выплачивается штраф в 40 гривен. В этой статье еще отсутствует социальная дифференциация виновных при выплате штрафа, но убийство признается самым опасным преступлением с него начинаются все редакции Русской Правды. В Правде Ярославичей за убийство огнищан, конюхов князя, тиуна предусмотрен уже повышенный штраф в 80 гривен, за убийство свободного человека выплачивался штраф в 40 гривен.
Нанесение побоев, оскорбления, телесные повреждения карались денежными штрафами. Русская Правда уделяет внимание не характеру нанесённых повреждений, а рассматривает орудия, которыми наносятся побои: батог, жердь, ладонь, чаша, рог, тупая сторона острого орудия. Такой перечень говорит о том, что закон не учитывает степени опасности для здоровья потерпевшего того предмета, которым наносятся побои. Важно не причинённое телесное повреждение, а оскорбление непосредственно нанесённое ударом. В этом случае потерпевший имеет право на немедленную месть. Если же обиженный сразу не отомстил обидчику по той или иной причине (не настиг), то последний подвергается денежному взысканию в размере 12 гривен.
Также об оскорблении гласят ст. 23 ПП (удар мечом, не вынутым из ножен) и ст. КП (вырывание бороды и усов). Обе эти статьи предусматривают наказание за преступление в размере 12 гривен.
Отнятие руки, а также лишение возможности ею пользоваться в древнерусском праве приравнивалось к смерти, поэтому за данное оскорбление назначалось наказание, приравнивавшееся к наказанию за убийство, т.е. налагался штраф в размере 40 гривен. За отрубание пальца выплачивалось 3 гривны. Угроза оружием наказывалась штрафом в 1 гривну. Хотя штрафы дифференцированы в зависимости от тяжести увечья, ясного Понимания степени вреда в Русской Правде нет, поэтому можно говорить о принципе казуальности: в кодексе перечисляются случаи нарушения телесной неприкосновенности с конкретными штрафами, но без попыток обобщения.
Больше всего внимания в Русской Правде уделяется краже. Подробно расписывается, какой штраф обязан уплатить уличенный вор за коня, корову, утку, дрова, сено, холопки т.д. Законодатель, стремясь ничего не упустить, включает в этот список и зерно, и ловчих птиц, и охотничьих собак. Общий принцип таков, что пострадавшему следует полностью компенсировать материальный урон, поэтому виновный должен выплатить стоимость украденного и заплатить штраф. Сословная защита имущества встречается редко. Например, за кражу княжеского коня устанавливался штраф в 3 гривны, за коня смерда - 2 гривны. В Пространной Правде за кражу коней (основной рабочей силы) вор выдавался «на поток и разграбление». Убийство вора, на месте преступления не считалось преступлением и наказания не влекло, но если вора не убили сразу, то потом этого сделать было уже нельзя. Все иные виды посягательств на чужую собственность карались штрафами (нарушение земельных границ, сжигание пчёл, пиков, самовольный захват чужого коня или оружия, поломка чужих вещей) размером до 12 гривен.
Русская Правда не знает смертной казни, но она применялась на практике за антигосударственную деятельность, за участие в восстаниях, разбойничьих шайках. Любопытно, что уже в Х-ХI вв. это наказание регулировались государством.
Сведения, о применении смертной казни правителем Руссов имеются в арабских источниках IХ-Х вв. Там говориться, что разбойника могли лишить жизни через повешение. Применяли варварские казни княгиня Ольга и князь Святослав (до 972 г.) в осажденном городе Доростоле. Согласно арабским союдениям, существовала альтернатива смертной казни: преступника могли «выслать» на окраины государства (вариант изгнания из общины). Примерно в X в. казнь уступила место уголовным штрафам за преступления иму
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.