Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат 10 Октябрь 1917 и мировой революционный процесс

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 16.11.2012. Сдан: 2012. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?10
Октябрь 1917 и мировой революционный процесс

 

Оглавление
Введение
1.Всемирно-историческое значение Октябрьской революции
2. Рабочие движения в Европе и США в 1917-1920.
3. Социалистические республики в Венгрии и Баварии
4. Национально-освободительное движение в Азии
Выводы
Список литературы

 


Введение

 
Ещё каких-то 20 лет назад понятие «Великая Октябрьская социалистическая революция» как в отечественной (советской) историографии, так и в общественном сознании было окутано ореолом святости, революционной романтики, провозглашалось «главным событием ХХ века», а потому и не могло быть предметом критики.
Однако с конца 1980-х гг. всё чётче проступала тенденция к пересмотру роли и места данного феномена нашей истории
Это сопровождалось и переоценкой значения самого события, случившегося в октябре 1917-го года, - от однозначно прогрессивного к почти полностью негативному (вроде «национальной катастрофы» и т. п.).
Следует отметить, что эта кардинальная переоценка сущности, значения и последствий октябрьских событий 1917-го произошла не в результате появления новых фундаментальных теоретических работ или серьёзных научных дискуссий, где бы переосмысливалось данное историческое явление, а главным образом вследствие изменений, произошедших в общественных настроениях под влиянием политической борьбы, развернувшейся в Советском Союзе в конце 1980-х – в начале 1990-х гг. и особенно после его развала.
Как известно, сущность революции, как общественного явления, заключается в глубоком, качественном изменении состояния общества, в резком, скачкообразном переходе к новой стадии его развития.
Настоящая революция резко поляризует общество, втягивая в водоворот политической борьбы (часто доходящей до гражданской войны) большие массы народа, приводит к власти новые классы или социальные группы, меняет форму собственности, то есть осуществляет сущностное преобразование социума, фактически изменяя его базовые характеристики. Во времена перестройки и до настоящего времени муссируется вопрос, что дала Октябрьская революция народу, трагедию или благо? Конечно, отвечать на поставленный вопрос так однозначно, как ставят его сегодня на телевидении и в прессе невозможно, да и ненужно. Нет, и не может быть в истории ни одного события, которое было бы для всех катастрофой или благом.
Всегда надо ставить этот вопрос несколько по иному, трагедия или благо для кого конкретно, какого класса или сословия или личности.
 

1.Всемирно-историческое значение Октябрьской революции

 
Октябрьская революция была закономерным этапом, подготовленным множеством предпосылок. Первая альтернатива -военная диктатура Корнилова была погублена Временным правительством, не желавшим допустить реставрацию монархии или правление одного лидера. Вторая альтернатива, представленная медленным демократическим развитием в рамках политики Временного правительства, была невозможна по причине невыполнения им важнейших требований и задач (выход из войны, выход их экономического и политического кризиса, решение земельного и продовольственного вопросов). Победе большевиков способствовали такие факторы, как умело налаженная агитация, проводимая ими политика по дискредитации Временного правительства, радикализация масс, возрастание авторитета большевиков, позволили им использовать наиболее благоприятную ситуацию для захвата власти. Основная масса населения поддержала новую власть, так как первыми шагами стало объявление о немедленной передаче земли в пользование крестьянам, о прекращении войны и созыве Учредительного собрания
Чтобы сегодня не писали про Октябрьскую революцию, но остаётся фактом, что именно благодаря ей народ впервые почувствовал себя хозяином собственной судьбы, субъектом политической жизни страны, ощутил свою силу и, главное, поверил в осуществимость вековечной мечты о возможности построения общества на принципах равенства и социальной справедливости. Именно поэтому, невзирая на неслыханные страдания и жертвы, выпавшие на его долю в ХХ в., он сумел осуществить в удивительно краткий отрезок времени грандиозные преобразования в сфере социальных отношений, экономики, культуры.
Впервые не только в истории Российского государства, но и в истории человечества были реализованы – пусть и не совсем последовательно и, как оказалось, временно – принципы справедливости и равноправия граждан в обществе. В истории прежде не было общества, в котором для нескольких поколений людей (то есть для десятков миллионов советских граждан) деньги не являлись наиважнейшей общественной ценностью. Это уже в ходе Гражданской войны большевики создали централизованный партийный аппарат, который вскоре начал контролировать все сферы жизни страны, а сама партия, всё больше подминая под себя государственный аппарат, постепенно отошла от одного из наиболее привлекательных лозунгов Октябрьской революции – установления действительного народовластия, то есть демократии более высокого уровня, чем в капиталистических странах[1].
Через какое-то время, как известно, началась ускоренная индустриализация страны (в значительной степени за счёт крестьянства), преимущественно насильственными методами осуществлена коллективизация сельского хозяйства, развёрнута кампания масштабных политических репрессий. Но всё это было потом, и отнюдь не «программировалось» большевиками и теми, кто за ними пошёл, осенью 1917 г. Кстати, в таком повороте событий, точнее внутреннем развитии Октябрьской революции, – с точки зрения общей теории революций – ничего экстраординарного нет, ибо фактически в каждой революции есть свой «термидор», своя нисходящая линия, когда утрачивается немало достижений революции, завоёванных на её восходящей линии развития.
К сожалению, не стала исключением в этом отношении и Октябрьская революция в России, что, однако, не умаляет её огромного исторического значения.
За рубежом во многих научных исследованиях и университетских учебниках по истории, в общих работах по всемирной истории или по истории западной цивилизации (западного общества) событиям Октябрьской революции и Гражданской войны в России, впрочем как и построению нового общества в СССР, всегда уделялось и уделяется должное внимание
Любому непредвзятому западному историку понятно, какое огромное влияние оказала Октябрьская революция на ход мировой истории в ХХ в. вообще и на судьбу западной цивилизации в частности. Авторы книги «Мировые цивилизации. Их история и культура», рассказывая о «революции 1917 г. в России», признают: «Результаты Советской революции были глубокими».
Американские авторы К. Финдли и Д. Ротни в своей интересно составленной книге «Мир двадцатого века», в начале четвертой главы называют её «наиболее важной революцией начала ХХ в.», которая воздействовала как на историю Россию, так и на мировую историю, а через несколько страниц уточняют «самая влиятельная среди революций ХХ века»[2]
Нельзя забывать, что это событие подорвало вековые устои царской России и кардинально изменило вектор её исторического развития, положив начало созданию совершенно нового общества.
Октябрьская революция положила начало глубоким, всеохватывающим социальным переменам во всем мире. Бесплатно была передана помещичья земля в руки трудового крестьянства, а фабрики, заводы, шахты, железные дороги – в руки рабочих, сделав их общенародным достоянием.
 

2. Рабочие движения в Европе и США в 1917-1920.

 
Драматические изменения произошли в послевоенные годы в рабочем и социалистическом движении. До войны оно было организационно единым в национальном и международном масштабах. В каждой европейской стране были социалистические или социал-демократические партии, объединенные в Рабочем (Втором) Интернационале. Война расколола рабочее движение. Поскольку социал-демократы большинства воюющих стран поддержали свои правительства и оказались разделенными линиями фронтов, их международное единство стало невозможным. Второй Интернационал перестал функционировать. Стали углубляться разногласия и внутри социал-демократических партий.
Первая мировая война со всей беспощадностью обнажила идейно-политическое банкротство II Интернационала. Он практически прекратил существование. Лидеры большинства социал-демократических партий Европы, игнорируя империалистический характер войны со стороны обеих воюющих коалиций, перешли на позиции шовинизма и буржуазного национализма. В их защиту, прикрываясь «...лицемерными, пошлыми и самодовольными софизмами», выступили и центристы во главе с К. Каутским[3].
Измена II Интернационала собственным решениям нанесла тяжелый удар по международному рабочему движению. Политика «защиты отечества» разделила социалистов стран Антанты и германского блока на два враждебных лагеря. В каждой из национальных партий шла острая внутрипартийная борьба. В социалистических партиях оформилось три течения: социал-шовинистское, центристское и революционно-интернационалистское.
Уже в первые месяцы войны В. И. Ленин поставил вопрос о создании III Интернационала, о разрыве революционно-интернационалистских сил с открытыми и замаскированными оппортунистами. В отличие от первых, «законченных оппортунистов», провозгласивших «классовый мир» со «своей буржуазией», центризм, используя антивоенную и оппозиционную фразеологию, лозунги «единства партий», спасал социал-шовинистов от полного морально-политического банкротства.
Особенно опасен был центризм в период послевоенного революционного подъема. Его теория «золотой середины, оправдывающая марксистскими словечками оппортунистическую практику» , тормозила переход масс на позиции коммунистических партий. Каутский разработал платформу и «аргументы» идейно-политической дискредитации опыта большевиков и Октябрьской революции. В брошюре «Диктатура пролетариата» (1918) он извратил марксистское учение о диктатуре пролетариата, изобразил Советскую власть источником народных бедствий. В. И. Ленин разоблачил эти инсинуации в блестящем памфлете «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Он вскрыл подлинный смысл его теоретических упражнений: парализовать сознание и волю рабочих к борьбе, укрепить их реформистские иллюзии.
В этой ситуации Ленин считал актуальным ускорить создание революционного Интернационала. Важной основой его являлось ядро левых сил в Циммервальдском движении, в котором, однако, преобладало влияние центристов. Прибыв в Россию, Ленин в первых же выступлениях в апреле 1917 г. поставил вопрос о разрыве с «циммервальдским болотом». Решающее значение в консолидации революционных сил имела Октябрьская социалистическая революция. Пример Октября стимулировал формирование и укрепление позиций революционно-интернационалистических тенденций в социалистических партиях и за их пределами.
Важной особенностью революционного подъема явилось усиление анархистских и анархо-синдикалистских тенденций, в том числе в таких развитых странах, как Германия, где ранее они не играли заметной роли. Взлет анархо-синдикализма и ультралевых настроений имел несколько причин. Во-первых, за годы войны изменился состав рабочего класса — ослабло его классово-сознательное пролетарское ядро. Во-вторых, послевоенный подъем втянул в активную борьбу миллионы людей, ранее инертных и аполитичных, в том числе из средних слоев, мелкобуржуазной интеллигенции, т. е. людей, не прошедших школы классово-политического воспитания. В-третьих, в условиях, когда компартии только начали создаваться и не могли охватить своим влиянием все пласты рабочего класса, а социал-реформисты игнорировали его насущные интересы, создавалась благоприятная почва для распространения всякого рода «левых» течений анархизма и анархо-синдикализма. Ленин справедливо отмечал, что анархизм – своего рода наказание за оппортунистические грехи рабочего движения .
Следует отметить еще одно важное обстоятельство. Социал-реформистские теоретики II Интернационала, прежде всего Каутский, нередко давали вульгарное, позитивистское истолкование марксизма. Учение Маркса трактовалось в духе фатализма и эволюционизма. Развитие общества представлялось автоматическим процессом, предопределенным степенью развития производительных сил, техники и науки. Марксизм превращался в теорию, которая в лучшем случае могла лишь претендовать на объяснение, но не на изменение мира. Из марксизма была изъята творческая практика, активность субъекта. Ленин в своих трудах дал последовательную критику фальсификации оппортунистами учения Маркса и Энгельса. Однако большинство его работ в первые послевоенные годы еще не были известны на Западе. В этой связи некоторые представители западноевропейского коммунистического движения (Г. Лукач и др.) ставили проблему социальной активности субъекта, которая уже нашла свое решение в работах В. И. Ленина. Но абсолютизируя субъективный фактор, они переходили на позиции ультралевых и представителей анархо-синдикализма. Аналогичная тенденция, имевшая, однако, собственные социальные корни, была сильна и в рабочем движении Франции, Испании, Латинской Америки. В этих странах анархо-синдикалистское направление находилось под значительным влиянием идей Ж. Сореля, проповедовавшего «стихийный активизм». Он призывал к «всеобщей забастовке» — тотальной войне пролетариата против всех классов, даже если она завершится «всемирной катастрофой»[4].
Однако при всем многообразии оттенков, весьма широкой палитре политических тенденций в международном рабочем движении наиболее отчетливо проявилось противоборство двух основных сил, двух курсов в рабочем движении: социал-реформизма и марксизма-ленинизма. Уже в 1918—1919 гг. правосоциалистические лидеры предприняли попытки восстановления II Интернационала, чтобы противодействовать развитию революционного процесса. Они стремились не допустить повторения Октября в странах Центральной и Западной Европы. Пытаясь воскресить II Интернационал, бывший председатель Международного социалистического бюро Э. Вандервельде созвал 3 февраля 1919 г. в Берне представителей некоторых социалистических партий. Прибыло около 100 делегатов из 26 стран.
Центральное место на конференции занимал вопрос «О демократии и диктатуре». Его обсуждение свелось к осуждению большевизма, «диктатуры» и восхвалению «чистой», т. е. буржуазно-парламентской, демократии. Диктатура пролетариата противопоставлялась демократии. Как социал-шовинисты, так и центристы оказались неспособны подойти к анализу ситуации 1917—1919 гг. и коренных проблем рабочего движения с классовых позиций. В принятой резолюции содержались нападки на большевизм, отвергалась диктатура пролетариата. Участники конференции даже не отважились на протест против антисоветской интервенции. Однако попытки восстановления II Интернационала на Бернской конференции не увенчались успехом. Против подобной поспешности выступили и центристы, рассчитывая на объединение в «едином Интернационале» революционных сил, бойкотировавших конференцию в Берне. Кроме того, между лидерами партий стран Антанты и Германии были разногласия по вопросу об ответственности за развязывание войны, в оценке Лиги Наций и др. Удалось лишь создать Исполнительную комиссию для подготовки восстановления Интернационала. Было решено также возродить Международную федерацию профсоюзов (МФП).
 

3. Социалистические республики в Венгрии и Баварии

 
Венгрия
31 октября 1918 года император Австро-Венгрии и одновременно король Венгрии Карл IV поручил венгерскому графу М. Каройи сформировать правительство из демократических партий. Это правительство ориентировалось на Антанту и пыталось сохранить Венгрию в довоенных границах. 16 ноября 1918 года Венгрия была провозглашена республикой. Но укрепиться демократии в Венгрии не удалось. Венгерские коммунисты (а это были в основном военнопленные, принявшие участие в революции в России, вступившие там в РКП(б) и после Брестского мира вернувшиеся домой) призвали к революции и начали создавать по всей стране Советы по российскому образцу. Придти к власти им «помогла» Антанта. В ультимативной форме ее представитель потребовал освободить территории, которые должны были быть переданы соседям Венгрии. Речь шла о Словакии, Хорватии, ставшей частью Королевства сербов, хорватов и словенцев, а также Трансильвании, передаваемой Румынии.
Ультиматум был воспринят в стране как национальная катастрофа. Антанта превращала Венгрию в небольшое государство, не имеющее выхода к морю. Правительство и сам Каройи ушли в отставку. Казалось, что выход из этого кризиса один — попытаться опереться на помощь Советской России в попытке отстоять территориальную целостность страны. Этот шаг нельзя было осуществить без коммунистов.
21 марта 1919 года они и социал-демократы объединились и бескровно провозгласили Венгерскую Советскую республику. Были национализированы банки, промышленность, транспорт, крупные земельные владения. Лидер коммунистов Бела Кун стал наркомом иностранных дел и предложил «вооруженный союз» с Россией. Этот призыв был поддержан в Москве. Две Красные Армии пытались пробиться друг к другу, при этом венгерская оттеснила чехословацкие войска и вошла в Закарпатскую Украину. Но соединение так и не произошло. 24 июля началось наступление чехословацкой и румынской армий.
1 августа Советское правительство в Венгрии ушло в отставку. Вскоре в Будапешт вошли румынские войска. Власть в Венгрии перешла к антикоммунистическим группировкам, выступившим за восстановление монархии. В этих условиях в 1920 году были проведены выборы в парламент. До окончательного решения вопроса о монархии регентом Венгрии был избран бывший вице-адмирал Миклош Хорти.
Став регентом, Хорти сосредоточил в своих руках значительную власть, но в стране были сохранены парламент и многопартийность. Была запрещена только деятельность коммунистов, руководящие деятели Советской республики были привлечены к суду. Хорти фактический глава венгерского государства в 1920–1944 годах. Получил образование в военно-морской академии. Когда Австро-Венгрия запросила перемирия, он был в чине адмирала и командовал австро-венгерским флотом. После падения Венгерской советской республики (1919) установил авторитарный режим. Добивался возвращения Венгрии к довоенным границам.
Ради этого в 1940 году по его инициативе Венгрия присоединилась к Тройственному пакту Германии, Италии и Японии и приняла участие в войне против СССР. Когда стал очевиден проигрыш Германии, попытался подписать перемирие с союзниками. Но в марте 1944 года немецко-фашистcкие войска оккупировали Венгрию и отстранили Хорти от власти. В 1944 году он выехал в Германию, был интернирован в Баварии. С 1949 года жил в Португалии. Летом 1920 года новое правительство подписало мирный договор . По нему Венгрия теряла 2/3 территории, 1/3 населения и выход к морю. 3 миллиона венгров оказались в соседних государствах, а сама Венгрия приняла 400 тысяч беженцев. Австрия. После подписания Австро-Венгрией перемирия это государство распалось, все ненемецкие области страны отделились. В самой Австрии 30 октября 1918 года власть на себя взяли Временное национальное собрание и Государственный совет - коалиционное правительство во главе с социал-демократом Карлом Реннером. Временное национальное собрание упразднило монархию. Большинство политиков считало, что маленькая Австрия не сможет выжить. Было принято решение добиваться вхождения Австрии в состав Германии. Но великие державы в Париже запретили это делать, не желая усиления Германии. Воля австрийцев была проигнорирована. Условия мирного договора, который была вынуждена подписать Австрия, были для нее необыкновенно тяжелыми. Она превратилась в государство «обрубок». Столетиями складывавшиеся экономические связи Австрии с Венгрией и славянскими землями были искусственно разорваны, страна потеряла выход к морю. Вена, бывшая центром громадной империи и соперничавшая по величию и великолепию с Лондоном, Парижем и Санкт-Петербургом, стала столицей небольшого государства. Австрии было запрещено объединение (аншлюсс) с Германией.
Бавария
До войны Бавария была промышленно отсталым регионом Германии. Из 7 миллионов населения, менее 10% были промышленными рабочими, в то время как во всей Германии эта цифра составляла 67%.
Большинство баварского населения были крестьяне среднего достатка. П. Вернер пишет, что они равнодушно относились к социализации земли аристократии и епископов. Баварские крестьяне, в своем большинстве, обладали достаточным количеством земли.
В ходе классовой борьбы в Баварии, крестьяне показали, что они поддерживают социал-демократов большинства, ибо по призыву партии Гофмана они прекратили подвоз еды в Мюнхен.
7 ноября 1918 г. демонстрация социалистических партий и рабочих в Мюнхене переходит в антимонархическое восстание: рабочие захватывают оружие в казармах, из тюрем выпускаются политические заключенные, король Людвиг бежит (13 ноября отрекается от престола). В Баварии создается "совет рабочих и солдатских депутатов" во главе в членом Независимой социал-демократической партии Курт Эйснером.
Политику этого Совета можно назвать половинчатой: социализм на словах, охрану капитализма на деле. Старый государственный аппарат не был разрушен.
Смысл объявления "советской Баварии" в том же, что и "советской Венгрии" (в марте 1919 г.). В то время как в Венгрии социал-демократы пошли к коммунистам в тюрьму чтобы договориться, в Баварии они адаптировали коммунистическую программу, а заодно пригласили коммунистов принять участие в "Советском" правительстве.
В это время велись пагубные для Германии Версальские мирные переговоры (договор подписан 29 июня 1919 г.). Военный союз с Россией означал военную угрозу Антанте. Более того, отсоединение Баварии от Германии означало бы сепаратный мир.
Коммунисты высказываются против создания "Советской" Баварии. Отрицательное отношение к "Советской республике" в Баварии на тот момент они мотивируют так:
1) КПГ выступает против сотрудничества с вождями социал-демократии, которые уже успели показать себя как "буржуазные палачи".
2) КПГ против создания "советской республики" "за зеленым столом". Левинэ в "Мюнхенском Красном Знамени": "Советская республика без фундамента, декретированная сверху парой случайных людей". Советская республика должна создаваться в ходе революционной борьбы масс, а не быть результатом путча.
3) Ситуация в Баварии является незрелой для захвата власти пролетариатом.  "Провозглашение советской республики в настоящий момент я считаю большим несчастьем. У нас здесь еще нет компартии", писал Е. Левинэ, 4 апреля 1919 г. КПГ, будучи очень слабой в городах, вообще не проводила работы на селе.
4) Даже если будет захвачена власть, положение Советской Республики в одной Баварии будет безнадежным "ввиду её экономической отсталости и зависимости от остальной Германии" (И. Застенкер).
7 апреля - публичное объявление о "Советской" республике в Баварии. Правительство социал-демократа Гофмана бежит в Бамберг, маленький городок в Баварии.
9 апреля - Евгений Левинэ, вождь коммунистов, выступая перед собранием революционных старост предприятий и полков говорит, что коммунисты согласны послать своих людей в Исполнительный Комитет Советов. Но для этого "советское" правительство должно добровольно уйти от власти, так как иначе в среде самих рабочих возникла бы борьба, виновниками которой коммунисты быть не хотят.
Это неверно. Как раз перед лицом внешней угрозы революционеры обостряют борьбу. Пример подобного мы видим во Франции в 1791-93 гг., когда страну атаковали монархисты Австрии и Пруссии, а внутри страны шла борьба между жирондистами и якобинцами. Другой пример мы видим в революционной России: когда страну атаковала кайзеровская Германия, большевики обострили борьбу против внутренних врагов. Отрицательным примером может послужить Париж 1870 г.: Бланки призывал к сотрудничеству с буржуазным правительством Тьера которое предало защиту Парижа ради того, чтобы оружие не попало в руки революционных масс.
Баварская Советская Республика (БСР) обращается с воззванием к Советской России и Советской Венгрии, где объявляет о создании действительной советской республики в Баварии. В ответ, Ленин дает телеграмму (датируется 27 апреля 1919 г.):
"Очень просим вас сообщать чаще и конкретнее, какие меры вы провели для борьбы с буржуазными палачами Шейдеманами и Ко., создали ли Советы рабочих и прислуги по участкам города, вооружили ли рабочих, разоружили ли буржуазию, использовали ли склады одежды и др. продуктов для немедленной и широкой помощи рабочим, а особенно батракам и мелким крестьянам, экспроприировали ли фабрики и богатства капиталистов в Мюнхене, а равно и капиталистические земледельческие хозяйства в его окрестностях, отменили ли ипотеки и арендную плату для мелких крестьян, удвоили или утроили плату батракам и чернорабочим, конфисковали ли всю бумагу и все типографии для печатания популярных листовок и газет для массы, ввели ли 6-ти часовой рабочий день с двух или трехчасовыми занятиями по управлению государством, уплотнили ли буржуазию в Мюнхене для немедленного вселения рабочих в богатые квартиры, взяли ли в свои руки все банки, взяли ли заложников из буржуазии, ввели ли более высокий продуктовый паек для рабочих, чем для буржуазии, мобилизовали ли рабочих поголовно и для обороны и для идейной пропаганды в окрестных деревнях? Самое спешное и широкое проведение таких и подобных мер при самодеятельности рабочих, батрацких и особо мелкокрестьянских Советов должно укрепить ваше положение. Необходимо обложить буржуазию чрезвычайным налогом и дать рабочим, батракам и мелким крестьянам сразу - во что бы то ни стало фактическое улучшение их положения"[5].
На поставленные Лениным вопросы можно дать в общем отрицательный ответ.
Ленин предлагал создать советы рабочих и прислуги, чтобы дать новому правительству твердую основу, но это не было сделано.
Правительство Гофмана организовало продуктовую блокаду Мюнхена. До блокады, в город доставлялось 150 тыс. литров молока в день, а в ходе блокады эта цифра упала до 17 тыс. литров.
Что касается социализации предприятий, то был сделан шаг в эту сторону в виде контроля над предприятиями со стороны фабзавкомов.
Основные задачи революционной власти это:
1) создание собственных вооруженных сил, уничтожение вооруженных сил контрреволюции.
2) закрытие вражеских СМИ, создание собственного аппарата пропаганды.
Разоружение буржуазии и вооружение трудящихся путем образования Красной армии рабочих и крестьян - первейшее средство обеспечить всю полноту власти за трудящимися массами. Следует заметить, что Баварская Советская Республика провела меры по изъятия оружия у буржуазии. 14 апреля был издан приказ нового коменданта Мюнхена: "Все граждане города Мюнхена должны сдать в течении 12-ти часов всякого рода оружие в комендатуру города. Кто в течении этого времени оружия не сдаст, будет расстрелян." Таким образом было "найдено" 20 тыс. винтовок. Однако, есть основания сомневаться, что новое правительство создавало новую армию.
15-18 апреля красные добиваются военных успехов в направлении Дахау. Во главе "Красной армии" стоит независимый социал-демократ Толлер. 
В это время, социал-демократы большинства, во главе с Носке и Шнеппенгорстом, собирают до 100 тыс. солдат на поход против "советской" Баварии.
В Мюнхене, в Комитете Действия, происходят трения между коммунистами и независимыми социал-демократами. Независимые хотят начать переговоры с правительством в Бамберге, в то время как лидер коммунистов Евгений Левинэ высказывается против таких переговоров. Левинэ высказывается за проведение активных военных действий, надеясь на революционную волну в Германии, России и Венгрии.
"Независимцы" опираются на фабричные-заводские комитеты. Эти фабзавкомы выдвигают обвинение против Комитета Действия, что в нем засилье "небаварских элементов" которые "не могут понять баварского духа и баварской политики". Эти националистические обвинения нацелены в первую очередь против Левинэ, еврея из России.
Подобных "независимых", а на самом деле представителей общества "Тулэ", т.е. будущих фашистов, надо было сразу расстреливать. Однако, КПГ ставит вопрос по "парламентски": "либо коммунистическая политика Комитета действия", подразумевая под этим нет переговорам, "либо политика независимых, и коммунисты немедленно выходят из Комитета действия".
27 апреля "в целях создания правительства из коренных баварцев" происходят перевыборы в Комитет действия, и таким образом коммунисты отстраняются от власти. Во главе правительства поставлены рабочие без политического опыта. Они делают попытку вести переговоры с Гофманом, но тот отказывается. 
29-30 апреля происходят бои между войсками правительства в Бамберге и правительства в Мюнхене. "Бамберг мобилизовал против Мюнхена огромную армию численностью более 100000 человек". На стороне Мюнхена - около 30-40 тыс.
30 апреля вожди независимых "Толлер и Клингельгофер отдали приказ снять с дахауского фронта крупные воинские части и направить их в Мюнхен... Прибывшие в Мюнхен красноармейцы были распущены. Противнику открылась свободная дорога в Мюнхен". В войсках советской республики происходит быстрая деморализация.
1 мая армия правительства в Бамберге входят в Мюнхен и начинается белый террор. По официальным сводкам, было убито 557 человек.
Причины поражения Баварской Советской Республики
Во-первых, отсутствие крепкой коммунистической партии. В апреле 1919 г. КПГ в Баварии насчитывала менее 6 тыс. человек. П. Вернер пишет: "в организационном смысле партия не была еще достаточно крепкой. В ней тогда не чувствовалось еще такой дисциплины, на которую можно было бы положиться; в массах еще не воплотились тактические принципы партии".  Компартия показала на деле, что у неё нет четкой программы действий. Распоряжения "советского" правительства были хаотичны.
Во-вторых, так как КПГ не была достаточно сильной, коалиция с Независимыми была необходимостью. Это сделало необходимым назначение Независимых на ключевые позиции, как то мы видели в примере с Толлером. Эрнест Майер, ведущий член КПГ в послевоенные период, писал: "социал-демократия и независимая социал-демократия всегда предают, одна - сознательно, другая - по слабости".
В-третьих, отсутствовали объективные предпосылки для создания советской власти в Баварии. П. Леви, руководитель КПГ после убийства Либкнехта и Люксембург, писал в 1919 г.: "Баварская советская республика была 13 апреля совершенно так же невозможна, как и 6-го, и победоносные действия рабочих крупных предприятий Маффей, Круппа и т.д. 13 апреля так же мало являлись достаточным основанием и "существенной предпосылкой для Баварской Советской республики, как и 6-го". Руководство фабзавкомами находилось в руках "Независимых"-националистов. Вначале коммунисты должны были получить поддержку большинства рабочих, а потом думать о том, чтобы взять власть[6].
В-четвертых, сомнительно то, что старый государственный аппарат в Баварии был разрушен. Эрнст Майер, член КПГ, анализируя причины поражения, писал: "советская республика без разрушения буржуазного государственного аппарата - иллюзия". Сохранение старого государственного аппарата закономерно приводит к поражению революции, как то мы видели на примере Чили в 1973 г.
 

4. Национально-освободительное движение в Азии

 
В 1920 г. державы-победительницы потребовали от Турции выполнения принятых ими решений о расчленении ее территории и передачи части ее Греции, а также установлении международного контроля над черноморскими проливами. Принятие этих условий султанским правительством вызвало возмущение в стране и армии. Оно переросло в национально-демократическую революцию. Было создано правительство, которое возглавил генерал М. Кемаль, командовавший в годы мировой войны армией на Кавказском фронте. Он стал первым президентом Турции, в знак его заслуг ему был присвоен почетный титул Ататюрк - отец турок. В начавшейся греко-турецкой войне 1920-1922 гг. Советская Россия оказала военную помощь Турции. В результате ее победы страны Антанты были вынуждены пересмотреть условия мирного договора с Турцией, отказаться от попыток ее раздела на сферы влияния.
Ареной революционного движения стал Иран. В годы войны он был оккупирован российскими и британскими войсками. В 1919 г. Великобритания подписала с шахом Ирана договор, закреплявший его статус зависимой страны. В частности, предполагалось, что английские советники возглавят иранскую армию и правительственные ведомства. Этот договор стал причиной недовольства в самых различных слоях иранского общества, включая духовенство и купечество. Ослабление центральной власти вызвало во многих провинциях Ирана, особенно на севере страны, подъем сепаратистских движений.
В 1921 г. дворец правительства в Тегеране был захвачен воинскими частями, которыми командовал подполковник Реза-хан, впоследствии ставший шахом Ирана. Новое правительство Ирана отказалось ратифицировать договор с Англией, установило дружественные отношения с Советской Россией. В подписанном советско-иранском договоре закреплялся статус Ирана как независимого государства. Иран обязывался не допускать использования своей территории для враждебной России деятельности. В противном случае Россия имела право ввести войска в Иран. Этот пункт гарантировал Ирану защиту от военного вмешательства Великобритании, которая тогда считалась враждебным России государством.
В 1921 г. договор о дружбе с Россией заключил Афганистан. Этому предшествовало вторжение в Афганистан (1919) английских Войск, с
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.